наверх
 
Удмуртская Республика


Архитектура Белоруссии XVII века

Том 6 : Архитектура России, Украины и Белоруссии. XIV — первая половина XIX вв. / Под редакцией П. Н. Максимова (ответственный редактор), А. И. Власюка, А. А. Кипарисовой, Ю. А. Нельговского, М. И. Рзянина, А. Г. Чинякова. — 1968  АРХИТЕКТУРА БЕЛОРУССИИ XVII в.
 
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
  • Том 6 : Архитектура России, Украины и Белоруссии. XIV — первая половина XIX вв. / Под редакцией П. Н. Максимова (ответственный редактор), А. И. Власюка, А. А. Кипарисовой, Ю. А. Нельговского, М. И. Рзянина, А. Г. Чинякова. — 1968. — 568 с., ил.
    • Часть третья. АРХИТЕКТУРА БЕЛОРУССИИ
      • Глава 2. Архитектура XVII вв. / Е. Д. Квитницкая. — С. 469—502.
 
 

АРХИТЕКТУРА БЕЛОРУССИИ XVII в.

 
 
—стр. 469—
 
В XVII в. значительно усиливается польское влияние, так как Белоруссия продолжает входить в состав Речи Посполитой. Крупный феодал-магнат, экспортирующий хлеб за границу, становится центральной политической фигурой. Королевская власть постепенно теряет свое значение. Города лишаются участия в управлении страной. Социальный гнет отягощается гнетом религиозным. Для противодействия католическому наступлению население организуется в православные братства, группирующиеся вокруг монастырей и приходских церквей. В Белоруссию устремляются многочисленные католические ордена, всячески поддерживаемые магнатами и королем. Основными типами монументального строительства становятся католический монастырь и замок магната. Как центры латифундий магнатов развиваются частновладельческие города-крепости. Королевские, или свободные, города останавливаются в своем развитии, приходят в упадок, особенно усилившийся после опустошительных войн 1654—1667 гг.
 
Преимущественное по отношению к цехам положение шляхты ведет к укрупнению цехов, объединивших ремесленников различных профессий. В силу этого в списке цехов ряда городов в XVII в. нельзя найти отдельного цеха каменщиков. Чаще всего самостоятельный цех имеют плотники, так как основным строительным материалом было дерево.
 
До нашего времени дошли некоторые сведения о цехе каменщиков Гродно, существовавшем с XVI в. Во главе цеха стояли ежегодно избираемые старшины. Споры решались на суде в цеховом доме. Мастера могли иметь до трех учеников. Обучение было трехгодичным, по окончании его выдавался аттестат, в котором ученик рекомендовался как «товарищ» (подмастерье). Прием в мастера («мистры») горожан из другого города сопровождался экзаменами: принимаемый изготовлял в определенном масштабе проект какого-либо здания и подсчитывал расход стройматериалов. Количество «товарищей» при каждом мастере было ограниченным для снижения конкуренции.
 
В ряде случаев среди местных мастеров практиковалось строительство зданий по образцам существующих сооружений.
 
Монастыри имели своих архитекторов, часто приглашались монахи-архитекторы из-за границы. При больших монастырях-коллегиумах уже в XVII в. началось обучение основам архитектурного мастерства (иезуитский коллегиум в Полоцке). Многие монастырские архитекторы обучались за границей. Магнаты также имели своих придворных архитекторов, как отечественных, так и иноземных.
 
Плотники достигли высокого мастерства в изготовлении деревянных конструкций. Особенно сложными были стропильные покрытия, имевшие вид многослойной, с вертикальными стенками, крыши. Стены возводились обычно из брусьев-пластин, что позволяло экономно использовать древесину (из одного бревна получалось 2 бруса). Фундаментами под деревянные постройки чаще всего служили отдельно заложенные по углам или связанные раствором валуны.
 
Довольно широкое распространение получили фахверковое строительство («прусский мур») и глинобитные постройки.
 
Кирпичные сооружения возводились как исключение. В зданиях с большой толщиной стен применялась забутовка, для связи по периметру стены прокладывались бревна или металлические связи с анкеровкой снаружи стены.
 
Каменные конструкции характерны большой массивностью. Бут применялся не только для забутовки и фундаментов, но он, как правило, включался и в кладку поверхности кирпичной стены, так как кирпичные здания в отличие от предыдущего периода штукатурились как изнутри, так и снаружи. Профилировка производилась с помощью выпусков околотого кирпича, который зачастую клался не только плашмя, но и на ребро (для получения вала) и даже вертикально (обрамление или откос
 
 
—стр. 470—
 
проема). Продолжает применяться для лучшей связи с раствором бороздчатый кирпич.
 
В зависимости от района строительства применялся кирпич различных размеров, однако его длина и ширина варьируются в сравнительно небольших пределах: 32—25 и 18—15 см. Наибольшие колебания приходятся на толщину кирпича — от 4,5 (Могилев) до 8 см (Гродно). При небольшой толщине кирпича делаются очень толстые швы, достигающие толщины кирпича, что приводит к большой экономии последнего.
 
Кирпичные своды отличаются большим разнообразием форм. Видимые затяжки не применялись. Кровли кирпичных зданий, как правило, гонтовые или из гончарной черепицы. Деревянные здания часто крылись соломой.
 
В каменных зданиях (в храмах и замках) в частые свинцовые переплеты окон вставлялось белое стекло. В деревянных сооружениях переплеты были также из дерева, а в рамы вставлялось зеленое стекло или бумага (в жилых зданиях).
 
Градостроительство. Организация укреплений повлияла на всю структуру города XVII в. Представляется возможным классифицировать города следующим образом.
 
Города, не имеющие наружных укреплений. К этой категории относятся в первую очередь наиболее простые поселения, так называемые местечки. Они принадлежали какому-либо феодалу и назывались владельческими городами.
 
Архитектурным центром города являлись резиденция феодала или монастырь. Местечко отличалось от деревни лишь наличием рынка, и, подобно деревне, оно растягивалось вдоль торговых путей, а рядовые постройки не отличались от курных изб. В случае вражеского нашествия жители прибегали к защите стен замка или монастыря. Планировка таких поселений складывалась стихийно.
 
Известные по летописям с XIII в. Гольшаны представляли собой расположенное вдоль дороги селение, к северо-востоку от которого находился высокий холм с деревянным замком князей Гольшанских. Во второй половине XVI в., когда открытый замок на холме стал уязвимым для пушек, новый владелец Гольшан — Сапега оставляет старую резиденцию и в начале XVII в. возводит новую на равнине. Главная улица городка примыкает к замку. На рынке в 1618 г. основывается укрепленный францисканский монастырь. Таким образом, небольшие Гольшаны оказываются связанными с каменными замком и монастырем.
 
Аналогичные принципы планировки можно проследить в Геранонах, Ляховичах, Картузской Березе. В последнем местечке дома мещан тяготеют к картезианскому монастырю, который был владельцем города и от которого город получил свое название.
 
К менее распространенному типу принадлежат крупные города, в которых оборонными сооружениями являлись укрепленные католические монастыри и замки. Таким городом в XVII в. был Слоним (рис. 1).
 
 
Слоним. План конца XVII в. (реконструкция Е. Д. Квитницкой)
1. Слоним. План конца XVII в. (реконструкция Е. Д. Квитницкой)
1 — замок; 2 — каменный приходский костел (1595 г.); 3 — костел бернардинцев (1639 г.); 4 — костел бенедиктинок (1669 г.); 5 — костел доминиканцев, 1680 г., каменный с 1747 г.; 6 — костел бернардинок, 1670 г.; 7 — костел каноников латеранских, 1635 г.; 8 — Спасская униатская церковь; 9 — синагога, 1642 г.; 10 — рынок
 
 
В XVI в. Слоним быстро развивается; в 1532 г. получает Магдебургское право. Организуются цехи, строится каменный приходский костел. С 1631 г. и почти до конца столетия здесь собирались генеральные сеймы Великого княжества Литовского. В XVII в. Слоним был коронным, или свободным, городом.
 
В XVII в. центром города являлся замок, расположенный на левом берегу р. Щары. Около замка в месте пересечения торговых путей находилась торговая площадь. Кварталы северо-западной части отличаются не только величиной, но и относительно регулярной планировкой, вероятно, возникшей в XVI в.
 
Господствующие на юго-западе высоты делали бесполезным сооружение непрерывных укреплений против артиллерийского обстрела.
 
Система укрепленных монастырей у устья торговых магистралей, кроме оборонного значения, имела также определенное идеологическое воздействие. Расположенные среди городской застройки монастыри с их школами, библиотеками, богадельнями
 
 
—стр. 471—
 
являлись очагами распространения католицизма. Семь православных церквей было закрыто, уцелела лишь одна униатская церковь.
 
Города с внешними укреплениями. Таковыми являлось большинство крупных городов Белоруссии. Во владельческих городах строительство укреплений зачастую было связано с перепланировкой города по единому проекту. В так называемых коронных, или свободных, городах коренная ломка структуры города не проводилась.
 
К владельческим городам-крепостям, подвергшимся частичной или полной перепланировке, могут быть отнесены Старый Быхов, Несвиж, Слуцк и Любча.
 
В 1590 г. владелец Старого Быхова гетман Ходкевич получает грамоту на превращение города в крепость. Основное строительство происходит около 1610—1619 гг. После 1621 г. город перешел в род Сапегов, которые усилили его укрепления. Наружный контур города приближается к полукругу диаметром 800 м. Город стоит на обрывистом берегу, откуда открывается широкий вид на противоположную сторону Днепра, болотистую, изобилующую заливными лугами (рис. 2).
 
 
2. Старый Быхов. План 1781 г. 1 — замок; 2 — Рогачевские ворота; 3 — Могилевские ворота; 4 — Подольные ворота; 5 — синагога
2. Старый Быхов. План 1781 г.
1 — замок; 2 — Рогачевские ворота; 3 — Могилевские ворота; 4 — Подольные ворота; 5 — синагога
 
 
Город был окружен укреплениями из земляных валов, рвов, бастионов и равелинов. Восточную сторону укреплений усиливал замок. Замок располагался на оси симметрии городского плана, перед ним простиралась огромная торговая площадь. Системой взаимно перпендикулярных улиц город делился на кварталы. Главная улица соединяла симметрично расположенные ворота и пересекала площадь в середине ее длинных сторон. Ворота (Могилевские и Рогачевские) связывали Быхов с другими крепостями по Днепру. От Днепра к замку вели особые так называемые Подольные ворота. Вся застройка города, кроме трех ворот, замка и синагоги, была деревянной. Синагога являлась вторым после замка узлом обороны в городе.
 
Отношение к еврейскому населению во владельческих городах было иным, чем в коронных. В коронных городах конкурирующие с евреями торговцы и ремесленники старались всячески ограничить права евреев. Во владельческих городах заинтересованные в повышении благосостояния города владельцы сами привлекали евреев-иммигрантов и наделяли их особыми привилегиями.
 
В 1584—1616 гг. крупнейший магнат Радзивилл Сиротка проводит реорганизацию Несвижа. Имеются сведения, что в перестройке участвовали итальянские мастера. Сохранилась гравюра Несвижа рубежа XVI—XVII вв., которая вместе с планом конца XVIII в. дает возможность представить город в начале XVII в. (рис. 3).
 
Замок заложен в 1583 г. на месте более раннего замка, на искусственном озере. Сообщение с городом осуществлялось по длинному деревянному мосту, разбираемому во время осады.
 
Город имел почти квадратный план. Подобно Старому Быхову, он был окружен системой земляных валов и рвами. За валами тянулись предместья. Каменные ворота с башнями располагались примерно в середине сторон квадрата. Три угла плана занимали каменные культовые сооружения: северный — монастырь бернардинцев (с 1598 г.), южный — монастырь бенедиктинок (с 1590 г.), несколько вынесенный за пределы квадрата (у его подножия расположено болото), западный — снабженный оборонными башнями православный храм (впоследствии упраздненный). Угол, ближайший к замку, был защищен цитаделью и иезуитским монастырем — коллегиумом с огромным храмом (с 1584 г.), расположенным у въезда на плотину.
 
Город получил прямолинейную планировку. Основными артериями были две улицы, направление которых совпадало с ориентацией замка: одна от Замковых ворот к главному фасаду ратуши и другая перпендикулярная ей — от Слуцких до Виленских ворот. Рыночная площадь имела
 
 
—стр. 472—
 
приближающуюся к квадрату форму. Ее центр занимала ратуша.
 
 
Несвиж
 
Несвиж
3. Несвиж. Гравюра рубежа XVI—XVII вв. и план конца XVIII в.
1 — замок; 2 — Замковые ворота; 3 — Слуцкие ворота; 4 — Клецкие ворота; 5 — Виленские ворота; 6 — монастырь бернардинцев; 7 — иезуитский монастырь-коллегиум; 8 — монастырь бенедиктинок; 9 — монастырь доминиканцев, 1672 г.; 10 — ратуша; 11 — синагога
 
 
В прочих частях город получил также регулярную планировку. Магистраль от четвертых, Клецких, ворот была второстепенной. Она вела к улице, отведенной для жительства евреям, и на ночь запиралась по обоим концам.
 
После войны новые города-крепости во второй половине XVII в. не сооружались. Происходило лишь возобновление поврежденных укреплений.
 
Так же как и во владельческих городах, укрепления коронных городов резко отделяют город от предместий.
 
Коронный город Могилев первоначально был рыбацким поселением, тяготеющим к замку при слиянии Днепра и Дубровенки (рис. 4).
 
В XV—XVI вв. происходит быстрый рост города. В 1526 г. на месте старого сооружается новый большой замок, причем ведутся значительные земляные работы.
 
В 1577 г. город получает Магдебургское право. В 1588 г. строится мост через Днепр, по которому проходят дороги из России и Украины.
 
В начале XVII в. укрепления замка состояли из возобновленных после восстания Наливайко (1595) деревянных стен и башен, отделенных от города рвом. Укрепления вокруг Нагорского посада, примыкающего к замку, возобновлены не были. Королевский инженер в 1601 г. разрабаты-
 
 
—стр. 473—
 
вает проект сооружения вокруг Нагорского посада (Старый город) и части ранее не защищенных городских предместий (Новый город) двух цепей укреплений, состоящих из рвов и земляных валов с бастионами, что потребовало сноса некоторого количества жилых домов. Наличие в городе двойной власти — ратуши и королевского замка — привело к тому, что проект был осуществлен на протяжении 1609—1633 гг.
 
 
Могилев. План второй половины XVII в. (реконструкция Е. Д. Квитницкой)
4. Могилев. План второй половины XVII в. (реконструкция Е. Д. Квитницкой)
Ворота Старого города: I — Ветряные; II — Королевские; III — Дубровенские (Малые); IV — Олейные; ворота Нового города: 1 — Курденевские; 2 — Ледвеевы; 3 — Шкловские; 4 — Виленские; 5 — Уструшненские; 6 — Трисненские; 7 — Быховские; 8 — Папинские; монументальные сооружения: А — Спасский монастырь; Б — приходский костел; В — Богоявленский братский монастырь; Г — иезуитский коллегиум; Д — бернардинский монастырь; Е — кармелитский монастырь; Ж — ратуша; 3 — синагога; И — Ильинская церковь; К — Успенская церковь; Л — Борисоглебская церковь и каменный купеческий дом; М — Воскресенская церковь (ближняя); Н — Воскресенская церковь (дальняя); О — Покровская церковь; П — Никольская церковь; Р — Петропавловская церковь; С — Троицкая церковь; Т — дом Антошкевича
 
 
Старый город имел план, приближающийся к треугольнику. Две длинные стороны Кругового, или Ближнего, вала крутыми скатами, неудобными для подъезда, обрывались к Дубровенке и Днепру. Третья более короткая сторона, огражденная глу-
 
 
—стр. 474—
 
боким рвом, служила подъездом со стороны главных торговых путей, ведущих на рынок возле замка. Соответственно этому складываются двулучевая планировка Старого города и размещение городских ворот.
 
Дороги, ведущие из России и Украины, у моста (раньше — перевоза) через Днепр сливались в улицу, приводящую к Ветряным воротам, от которых начиналась одна из двух магистралей Старого города. В XVI в. и ранее улица эта была главной в городе и называлась Великой Княжеской (вела в княжеский замок). Возле городских ворот в Старом городе на ней была построена первая деревянная ратуша (1578). В связи с тем, что в XVII в. основной поток товаров, идущих через Могилев, направляется не на восток, а к Балтийскому морю через Шклов и Литву, Княжеская улица теряет свое значение. Ратуша переносится к самому рынку, ворота улицы сооружаются не из камня, а из дерева, и улица получает название Ветряной по находящейся поблизости мельнице. Главной улицей становится другая, также ведущая на рынок улица — Великая Шкловская. В валах Старого города она получает великолепные каменные так называемые Королевские ворота (1656—1660), земляной вал около ворот облицовывается камнем.
 
Кроме двух упомянутых, Старый город имел еще одни проезжие ворота. Существовала также еще одна — Быховская дорога, связывавшая Могилевскую крепость с другой крепостью на Днепре — Старым Быховым. Она проходила под замковой горой вдоль Днепра и упиралась в мощные каменные ворота у крутого подъема на рынок. Еще двое каменных ворот — Олейные (1646 г.) и Малые — служили пешеходам для прохода с рынка к еврейскому участку и для схода к реке Дубровенке.
 
В Полевой, или Дальний, вал Нового города не вошли предместья, лежащие в низине. Крутые скаты, отделяющие от них Новый город, считались достаточно надежной защитой, и в этих частях Новый город был лишен защитных устройств.
 
Улицы Нового города на ровных местах имеют прямолинейную, приближающуюся к регулярной планировку, сложившуюся в XVI в. Основной магистралью является Шкловская улица.
 
Восемь ворот Полевого вала Нового города были деревянными, основные — Шкловские, Виленские и Быховские располагались на главных дорогах.
 
Горожане тщательно заботились об обороне города. На средства города и волости содержался специальный гарнизон, закупалось оружие (пушки и стенобитные орудия) и боеприпасы. При осаде города вооружалось все мужское население. Особенно тщательно охранялись городские ворота, здесь сторожа («пляцовые») вели круглосуточное дежурство. Во время осады ворота тщательно замуровывались. Ворота были необходимы и для сбора всевозможных пошлин, составлявших важную статью городского дохода. Одной из таких пошлин был так называемый бруковый сбор, на который производилось мощение улиц. В мирное время ночью по валам города ходила специальная противопожарная охрана; начало и конец дня возвещал обходивший валы барабанщик.
 
Ремонт и подсыпка валов составляли постоянную заботу ратуши.
 
Наиболее ярко политика правящих классов нашла выражение в строительстве культовых зданий.
 
В 1588 г. в Старом городе при православном Спасском монастыре, известном с XV в., организуется братство. В ответ на это в Старом городе через улицу возводится приходский (фарный) костел (1592—1604). В 1619 г. после восстания против введения унии все православные церкви были запечатаны, а Спасский монастырь отдан униатам. Однако в том же году православное братство приобретает землю в центре города для построения нового монастыря, но только в 1636 г. происходит закладка каменной Богоявленской церкви и других монастырских построек. В 1632 г. сейм вынужден учредить в Могилеве православную кафедру.
 
После Андрусовского перемирия религиозная борьба возобновляется. В 1667 г. создается младшее братство, объединяющее молодежь. В Новом городе основывается ряд новых православных церквей с братствами. В 1677 г. горожане вытесняют из Спасского монастыря униатов и утверждают здесь православную кафедру. Однако в 1678 г. настоятель приходского костела приглашает в Могилев иезуитов. В дальнейшем иезуиты захватывают около четверти земель в Старом городе, строят каменный коллегиум и костел. С 1692 г. возводится каменный кармелитский костел, в 1698 г. основывается бернардинский монастырь.
 
Старый город был не только религиозным, но и административно-торговым центром Могилева. С 1679 г. на его рыночной площади возводится новая каменная ратуша, а еще раньше — двухэтажный дом купеческого братства и другие цеховые дома.
 
 
—стр. 475—
 
В конце XVII в. (1697) стольник Петра I Петр Толстой, посетивший Могилев, описывает его следующим образом: «Город Могилев велик и около города посады великие, много в посадах садов. Тот город Могилев много больше Смоленска. Кругом посадов город земляной, от реки Днепра зачат и паки к реке Днепру приведен. Верхний город земляной же, зело высок; в городе двое проезжих ворот, да двое деревянных, башен кругом нет... На посаде мещанских богатых домов зело много строения каменного, многие дома деревянного хорошего строения... В том городе улицы вымощены диким камнем, рядов в Могилеве много, в которых зело много для продавания всяких товаров изрядных; в рядах лавки каменные».
 
 
Витебск. «Чертеж» 1664
5. Витебск. «Чертеж» 1664 г. (север — слева чертежа)
1 — Верхний Каменный замок; 2 — Нижний замок; 3 — Взгорье; 4 — р. Витьба; 5 — ратуша
 
 
В другом коронном пограничном с Россией городе — Витебске — в XVII в. целиком сохраняется структура плана XVI в. До нашего времени дошел «чертеж» 1664 г., дающий представление об укреплениях города и его важнейших зданиях (рис. 5). Укрепления были возобновлены по приказу русского правительства местными мастерами после 1655 г. и следуют линиям плана XIV—XVI вв. Витебск, как и многие древнейшие белорусские города, состоял из двух частей: замковой и посада (Взгорье) за рекой Витьбой.
 
Витебск стоял на пересечении торгового пути Смоленск — Полоцк — Рига с перевалом от Днепра к Двине. Кроме того, он был связан с цепью крепостей, возводимых против России. Путь с юга через подъемный мост подходил к большим проезжим Заручьевским воротам Нижнего замка. От них начиналась Великая улица, которая шла мимо каменных стен Верхнего замка, мимо его ворот, называемых Тёмными, сворачивала к мосту через Витьбу у Витебских ворот. Эти ворота связывали торговую и замковые части города. Непосредственно рядом с мостом находился торгово-админи-
 
 
—стр. 476—
 
стративный центр города — гостиный двор и ратуша. Дорога Смоленск — Рига, вливаясь в Великую улицу, на торговой площади сворачивала к переправе через Двину. Главные улицы города имели бревенчатую мостовую.
 
Местоположение церквей определялось торговыми путями. Они ставились у главных ворот или вблизи торговой площади.
 
 
6. Витебск. Суражские ворота на Взгорье. Фрагмент «чертежа» 1664 г.
6. Витебск. Суражские ворота на Взгорье. Фрагмент «чертежа» 1664 г.
 
 
В XVII в. коронные города Белоруссии продолжают развиваться по средневековой схеме, определяемой торговыми путями. Как и в предыдущий период, в городе два центра — резиденция феодала и ратуша. Во вновь реконструируемых городах-крепостях, принадлежащих феодалам, регулярная планировка охватывает весь город, причем здесь также сохраняется два архитектурных центра — замок и торговая площадь.
 
В небольших городах укрепляется только резиденция феодала. В укрепленных городах оборонный пояс резко отделяет собственно город от предместий.
 
Католические монастыри в отличие от монастырей более раннего времени занимают в городе узловые пункты.
 
 
7. Несвиж. Башня Замковых ворот, конец XVI в. Вид со стороны въезда
7. Несвиж. Башня Замковых ворот, конец XVI в. Вид со стороны въезда
 
 
Городские укрепления. Деревянные и дерево-земляные укрепления защищались рвами и водными рубежами. Земля, вынутая из рва, использовалась как основание для стен. Между башнями без соблюдения определенного расстояния тянулись деревянный тын или, чаще, городни. Представление о деревянных и дерево-земляных укреплениях дает «чертеж» Витебска 1664 г.
 
Башни разделялись на глухие и проезжие (рис. 6). Делались еще так называемые «бычки» — прирубы к городням для постановки орудий. В плане башни имели квадратную или восьмигранную форму (некоторые башни в Полоцке были шестигранными). Мостами-перекрытиями башни делились на два-три яруса — «боя» — для постановки пушек. К каждой башне со стороны города был «приделан ганок для пушечного взволоку, крыт тесом». Наиболее мощные башни ставились по углам крепости и над воротами. Проезжие башни делались квадратными. Из них более сложную форму имела башня Витебских ворот, соединяющая обе части города у моста через Вить-
 
 
—стр. 477—
 
бу. Квадратная в основании башня на высоте 17 венцов переходила в восьмигранник — прием, широко распространенный как в деревянном, так и в каменном строительстве.
 
Покрытие башен представляло собой тесовый шатер. На некоторых высоких башнях поверх шатра сооружались «тропила» — фонари, в которых отбывалась караульная служба.
 
Деревянная крепостная архитектура Белоруссии была близка архитектуре деревянных укреплений русских городов и монастырей. Здесь более, чем в каменном зодчестве, питающемся в значительной мере западноевропейскими источниками, сохранились старые связи и традиции. Городни сооружались до 60—70-х гг. XVII в. Посетивший Белоруссию в конце XVII в. П. Толстой нашел здесь только земляные укрепления.
 
Структура земляных укреплений имеет большое сходство со структурой западноевропейских валов и бастионов.
 
Известно, что в начале XVII в. в Литве и Белоруссии работали архитекторы-фортификаторы из Голландии — ван Лаер и Нонхард. В частности, ван Лаер укреплял Смоленск. Известно также, что многие местные мастера обучались строительному делу за границей.
 
В месте пересечения валов дорогами ставились деревянные и каменные ворота.
 
В первой половине века ворота устраивались в крепостных башнях, что было связано с традициями предыдущего столетия, а также с опытом деревянного зодчества. Воротами-башнями были ворота Старого Быхова и Олейные ворота в Могилеве (1646 г.), массивное квадратное в плане сооружение с контрфорсами. Второй этаж, где находилась часовня, был расчленен снаружи плоскими нишами с гирьками, близкими декору башен замка в Мире.
 
На гравюре Несвижа рубежа XVI— XVII вв. (см. рис. 3) можно видеть другой тип ворот — ворота, фланкированные башней. Сохранившаяся башня Замковых ворот (рис. 7) — мощное, кирпичное, почти квадратное сооружение, прорезанное небольшими проемами. Даже арочная галерея третьего яруса, где, вероятно, находился колокол, отличается массивностью столбов.
 
К середине века появляется новый тип безбашенных ворот, отличающихся большой массивностью; так, длина проезжей части Слуцких ворот Несвижа (1700) составляет 10,3 м (рис. 8). Под воротами иногда устраивался склад пороха (Олейные ворота в Могилеве) и тайники к воде.
 
 
Несвиж. Слуцкие ворота, 1700  Несвиж. Слуцкие ворота, 1700
8. Несвиж. Слуцкие ворота, 1700 г. Вид со стороны въезда и план
 
 
В первом ярусе Слуцких ворот в Несвиже находится проезд, каморка сторожа и лестница, во втором — часовня. Здание укрепляют мощные контрфорсы. Неглубокий рельеф декора подчеркивает массивность сооружения.
 
Замки. Деревянные замки не сохранились и известны только по описаниям. Из описи (1623 г.) замка Усвят известно, что его укрепления отличались от укреплений Витебска главным образом протяжением стен и количеством башен. Замок не имел регулярных очертаний: шесть башен отстояли одна от другой на расстоянии 3—13 городен. Кроме проезжих ворот имелись потайные ворота, над которыми был построен деревянный княжеский дом (как и в предыдущий период — прием соединения жилого здания с крепостной стеной). Через ров к проезжей башне вел подъемный мост. Внутри укреплений размещались жилые дома шляхтичей-офицеров, избы гарнизона, церковь, цейхгауз и хозяйственные постройки.
 
Новое в развитии деревянного за́мкового строительства можно обнаружить при сопоставлении описей Могилевского замка от 1604 и 1663 гг. В начале века укрепления замка состояли из располагавшихся по неправильному прямоугольнику семи дере-
 
 
—стр. 478—
 
вянных граненых башен — «кругляков», соединенных городнями (13—26 городен между башнями).
 
Башни имели 3—4 перекрытия-моста. Возле башен были вырыты окопы. От города замок отделялся рвом, через который был перекинут мост к надвратной башне, где помещалась также тюрьма и висел надвратный колокол.
 
Внутри за́мковых укреплений для 12—16 пушкарей и старосты со свитой были построены одноэтажные деревянные дома (наибольший имел 4 комнаты и кладовую). Здесь же находились хозяйственные постройки. В замке стояла ветхая православная Воскресенская церковь.
 
По описи 1663 г. вместо деревянных башен и стен по трем сторонам значатся земляные валы с бастионами (проект 1601 г., осуществлен в 1633 г.). Со стороны города возобновляются деревянные укрепления (без башен) с воротами и деревянным мостом через ров.
 
Повышение требований к вместительности и парадности господского дома находит выражение в строительстве обширного жилища старосты — представителя короля. «Дом большой, в половину замка» стоит против городских ворот,... «перед ним большая галерея на столбах, крытая гонтом». Кроме столовой, в доме имелось шесть комнат и подвалы. Увеличивается количество хозяйственных построек.
 
До начала XVII в. замок, как и русские крепости, имел отдельно стоящую церковь. В последующее время традиция угасает, Могилевский замок по описи 1663 г. утрачивает такую церковь.
 
В сооружении каменных замков первой половины XVII в. обнаруживается две тенденции. Более значительным является строительство, тяготеющее к образцам европейской фортификации (замки в Несвиже, Старом Быхове, Гольшанах). Менее значительно строительство в местных традициях, примером которого является замок Радзивиллов в Любче (рис. 9), перешедший к Радзивиллам в 1606 г., замок начал строиться, вероятно, вскоре после этого.
 
 
9. Любча. Проезжая башня замка, начало XVII в.
9. Любча. Проезжая башня замка, начало XVII в.
 
 
Замок расположен на высоком укрепленном валунной кладкой берегу Немана. Весь комплекс окружен глубоким рвом, сообщающимся с рекой. По углам почти квадратного плана стояли башни. Сохранились проезжая башня и одна из угловых. Расположение и конфигурация башен имеют больше сходства с замками предыдущего столетия, чем с иностранными крепостями.
 
Башни в Любче не связаны с жилым зданием. В противоположность земляным укреплениям с бастионами здесь, как и в деревянных укреплениях, башням отводится основная роль в обороне. Крепостные стены, судя по фундаментам, имели толщину 1,3 м и не были особенно значительными, а башни поражают своей массивностью. Надвратная башня представляет собой мощный куб, несущий примерно равную ему по высоте восьмиугольную призму, — прием, известный по деревянному зодчеству (Витебские ворота в Витебске) и по каменным башням Мирского замка. Небольшие окна второго и третьего
 
 
—стр. 479—
 
этажей предназначались для пушек, круглые отверстия у кровли — для ведения ружейного огня.
 
Другая башня — квадратная в основании, верхний и нижний ярусы предназначались для ружейной стрельбы, средний — для пушечного боя. Гладкие оштукатуренные стены придают сооружению лаконичный, выразительный облик.
 
Наиболее значительным среди замков первой группы является Несвижский замок (заложен в 1583 г.). Замок изменен пристройками XVII и XVIII вв. Его первоначальный вид можно представить по гравюре (см. рис. 3). От замков предыдущего периода его отличают устройство валов и бастионов. Валы закрывают весь первый этаж здания.
 
Укрепления вокруг замка содержали два кольца водных рубежей; уровень воды поддерживался шлюзами. Через внутреннее кольцо был перекинут подъемный мост, приводивший к массивным каменным воротам, за которыми простирался обширный двор, окруженный тремя зданиями. Против ворот находились княжеские покои — главный корпус замка. Восьмигранные башенки по углам здания уже не имели оборонного значения. Центр фасада был выделен сильно выступающим ризалитом.
 
Справа от входа находился массивный трехэтажный корпус с высокой часовой башней — наблюдательным пунктом. Вероятно, в этом корпусе были казармы гарнизона и хозяйственные помещения. Поперечные стены делили сооружение на ряд одинаковых помещений с анфиладным расположением дверей. Первоначально декор был сосредоточен, что характерно и для монастырских построек этого периода, в верхних, видимых над укреплениями частях. Сохранившиеся порталы близки к итальянским образцам.
 
Третьей постройкой был двухэтажный хозяйственный корпус слева от въезда. Сводчатые конюшни были устроены в валах замка, по стороне, ближайшей к мосту, ведущему в Несвиж.
 
Замок в Старом Быхове (рис. 2, 10), сооруженный в начале XVII в., сохранился частично. В отличие от замка в Несвиже он был включен в систему городских валов и, в свою очередь, со стороны города был отделен рвом с водой. Через ров на площадь вел подъемный мост. Как и Несвижский замок, он окружен бастионами и валами, однако фортификационное устройство имело и само здание (две восьмиугольные башни со стороны города).
 
 
10. Старый Быхов. Замок, начало XVII в.
10. Старый Быхов. Замок, начало XVII в.
 
 
Ворота от городской площади приводили на замковый двор. С севера его отделяла каменная стена с проходом к городскому валу. С юга находился двухэтажный корпус со сводчатыми амбарами в первом и жилыми помещениями во втором этажах, а также тянулась стена с проходом на городской вал.
 
На фасаде главного, расположенного против ворот, корпуса основным архитектурным акцентом была двухэтажная галерея, в первом этаже — каменная со сводами, во втором — деревянная. Галереи широко применялись в деревянном строительстве, как жилом, так и крепостном (ганки башен), и эту особенность вряд ли следует считать заимствованной, например, из Италии. Тот же прием строительства существовал и в Польше.
 
Первый сводчатый этаж главного корпуса занимали кладовые и, возможно, мастерские. Второй этаж делился на две половины. Помещения справа от главной лестницы в больших сенях занимала хозяйка. Слева находились апартаменты хозяина. В торце размещалась большая парадная столовая, вход в которую вел через особые сени. За башнями главного корпуса сохранялась лишь роль сторожевых вышек. Их помещения занимали кабинеты владельцев замка, часовня и т. д.
 
Топки печей выводились за стены покоев. Чаще всего печи топились из сеней. Если это было невозможно, делались небольшие пристройки вне основных стен.
 
 
—стр. 480—
 
Во внутренней планировке отсутствует четкая организация вокруг какого-либо центра. Поперечные стены делят здание на помещения одинаковой длины, анфиладно связанные между собой.
 
Архитектурная отделка интерьеров не сохранилась. Окна замка имели частые свинцовые переплеты и были застеклены.
 
Замок не всегда входил в систему городских укреплений; и в то же время он мог не отделяться, как Несвижский, от города. Таким был замок Сапегов в Гольшанах (рис. 11). К настоящему времени сохранились развалины примерно одной четвертой части сооружения. Валы исчезли, частично уцелел только ров с водой. Замок представлял собой прямоугольное (88,6×95,6 м), замкнутое здание с квадратным двором (около 60×60 м). Окружающие двор строения имели три этажа. По одной из длинных сторон располагались въездные ворота. Против них находилась домовая каплица (часовня), в отличие от предыдущего периода стоящая не отдельно, а включенная в здание. Она была почти лишена декора.
 
 
11. Гольшаны. Замок, начало XVII в. Общий вид — рисунок XIX в., план первого этажа сохранившихся частей замка, разрез главного зала и подвала
11. Гольшаны. Замок, начало XVII в. Общий вид — рисунок XIX в., план первого этажа сохранившихся частей замка, разрез главного зала и подвала
 
 
Фасад со стороны ворот отличался монументальной простотой. Гладкие расчлененные узкими поэтажными поясами стены фланкировали стройные шестигранные башни. Арочный портал был обрамлен архивольтом. Сравнение фасада этого замка с фасадом замка в Мире выявляет перемены в архитектуре, происшедшие в течение столетия. Вместо мощных оборонных стен XVI в. здесь — фасад жилого дома. Нет надвратной башни. Башни замка стали меньше и стройнее, в них располагались жилые и хозяйственные помещения. Однако замок не потерял оборонного значения. Башни по-прежнему являются сторожевыми, а разница в величине окон первого этажа дворового и наружного фасадов свидетельствует о том, что сводчатый первый этаж во время осады является убежищем. Сохранившиеся части сооружения лишены декора.
 
Композиция наружного фасада замка в Гольшанах напоминает современные ему западноевропейские замки, например замок Боссенштеен под Антверпеном (XVII в.) или также под Антверпеном замок Клейдаель (1518—1622). Однако замок в Гольшанах отличается другими пропорциями, массивностью, несколько иной планировкой помещений.
 
Ввиду малой сохранности замка трудно судить о его планировке. Можно утверждать только, что сторона справа от входа предназначалась для парадных помещений, так как в угловой части располагался большой квадратный зал, крестовые своды которого опирались на четыре столба (подобный зал в Вавельском замке в Кракове, 1502—1532). Как и в замке Старого Быхова, зал в Гольшанах не занимает центрального положения в композиции замка.
 
Зал в Гольшанах не сохранил внутреннего убранства, судя по описаниям прошлого века, его стены были покрыты живописью. К наружному углу примыкала находящаяся в башне комнатка со сводами, покрытыми лепниной геометрического характера, близкой к лепнине костельных сводов этого периода.
 
На втором этаже в башне сохранился почти в первоначальном виде небольшой кабинет, купол которого покрыт штуковыми кессонами. Штуковая декорация ками-
 
 
—стр. 481—
 
на свидетельствует о своеобразно понятых методах декорировки по гравюрам Фредемана де Фриса (рис. 12).
 
 
12. Гольшаны. Камин на втором этаже в угловой башне замка
12. Гольшаны. Камин на втором этаже в угловой башне замка
 
 
В развалинах замка в Смолянах, вероятно, современника гольшанского замка, на фасаде башни находится штуковое обрамление, детали которого близки деталям камина в Гольшанах (рис. 13) и в еще большей степени свидетельствуют о связях с нидерландской архитектурой.
 
На территории Речи Посполитой городом, где наиболее полно сказались традиции голландской архитектуры, был Гданьск. Здесь в 1602—1605 гг. А. ван Обберген построил арсенал, который явился образцом для зданий многих городов, связанных с Гданьском.
 
Более скромные поместья Белоруссии также сохраняют оборонные черты, как об этом свидетельствует замок в Гойченишках, построенный голландцем Петром Нонхардом в 1611—1612 гг. (рис. 14). Нонхард был шефом королевских фортификаций в Литве, за что ему были пожалованы Гойченишки. Прямоугольное в плане здание окружено водяным рвом и имеет по углам круглые башни с бойницами и ризалит в центре главного фасада. Первый этаж перекрыт сводами, второй имеет плоские деревянные потолки. Главный фасад имеет много общих черт с замками Нидерландов. Однако, несмотря на то что замок в Гойченишках строил архитектор-голландец, зданию присущи те же черты суровой простоты, которые отличают замки Белоруссии.
 
Сравнение белорусских замков с замками соседней Польши не выявляет существенных отличий ни в общей архитектурной композиции, ни в планировке зданий. Такие замки, как замок в Баранове (1579— 1602) и замок в Красичине (1598—1614), подобны по своим планам и размерам замку в Гольшанах. Отличие заключается в основном в обильной декоративной обработке.
 
Во второй половине XVII в. успехи военной техники существенным образом влияют на структуру оборонных сооружений в феодальных поместьях. В «Краткой науке строительства»¹ 1659 г. настоятельно рекомендуется отказаться от строительства замков в виде здания с двором, закрытым с четырех сторон, а строить одно-двух-этажные здания с открытым двором — курдонером. По мнению автора, замки не могут служить крепостями, так как их стены не выдерживают артиллерийского огня и должны целиком скрываться за земляными укреплениями. Кроме того, их возведение нерентабельно из-за больших затрат. В сооружениях второй половины XVII в. оборона сосредоточивается на валах и ба-
____________
¹ Krótka nauka budownicza dworów, pałaców, zamków podług nieba i zwyczaju polskiego. Opracował Adam Miłobędzki, Wrocław, 1957.
 
 
—стр. 482—
 
 
стионах; здание располагается вокруг открытого двора.
 
13. Смоляны. Фрагмент замка, конец XVI — начало XVII в.
13. Смоляны. Фрагмент замка, конец XVI — начало XVII в.
 
 
В послевоенное время усиливается стремление магнатов к роскоши, к подражанию европейскому образу жизни. В композиции внешних объемов и в распределении помещений намечается стремление к симметрии и осевому построению. «Краткая наука» рекомендует группировать помещения дворца вокруг сеней и столовой. Новым является широкое применение декора в интерьере и на фасадах здания.
 
К этому времени относится перестройка Несвижского замка (рис. 15). Перестраивается и надстраивается главный дворцовый корпус, к нему прибавляются новые трехэтажные части. Вместе с двумя другими перестроенными корпусами они образуют открытый двор. Усложняется отделка фасадов, стены членятся пилястрами. Особенно богатую штуковую декорацию получает главный корпус. Его дворовый фасад не имеет башен. Ризалит надстраивается и завершается фронтоном. Тимпан фронтона, поля откосов по бокам ризалита и промежутки между пилястрами украшаются штуковым рельефом.
 
В XVIII в. были перестроены ворота перед замком. По-видимому, в это же время оба крыла дворца соединены двухэтажной галереей. В ансамбле Несвижского замка воплотилось характерное для второй половины XVII в. стремление к созданию больших открытых дворов, окруженных монументальными зданиями.
 
Начатый в 1701 г. замок Вишневецкого в предместье Пинска Каролине, несмотря на то, что он был тогда же окружен бастионами и валами с подземными сводчатыми ходами, имел поблизости обширный регулярный парк. По-видимому, одновременно со строительством замка подвергся регулярной перепланировке Каролин. Весь комплекс свидетельствует о развитии дворцово-усадебного типа поместья.
 
В первой половине XVII в. как в общей конфигурации каменного замка (группировка вокруг внутреннего двора), так и в отдельных его частях (сторожевые башни) видна связь с крепостной архитектурой предыдущего периода. Отличие заключается в вынесении средств защиты за пределы строений замка, в развитии анфиладно связанных помещений парадного назначения.
 
 
14. Гойченишки. Замок, 1611—1612 гг., арх. Петр Нонхард
14. Гойченишки. Замок, 1611—1612 гг., арх. Петр Нонхард
 
 
Во второй половине XVII в. окруженное бастионами здание замка окончательно утрачивает оборонный характер. Двор превращается в открытый курдонер, вблизи замка разбивается сад. Декор здания
 
 
—стр. 483—
 
сводится в основном к регулярной разбивке фасада плоскими пилястрами.
 
 
Несвиж. Замок, с 1583 г.  Несвиж. Замок, с 1583 г.  Несвиж. Замок, с 1583 г.
15. Несвиж. Замок, с 1583 г. Вид со двора, фрагмент и план
 
 
Городское жилое строительство XVII в. было в основном деревянным. Классовая дифференциация населения нашла отражение не только в структуре жилого дома, но и в расположении строений на участке. Дома небогатых мещан состояли из двух помещений и выходили фасадом на красную линию улицы. Небольшие окна выходили на улицу и в огород позади дома. Большое место в избе занимала печь, вдоль стен шли лавки. Перед отапливаемым помещением находились холодные сени. Рядом с уличным фасадом стояли ворота с калиткой.
 
В более развитом типе дома к холодным сеням примыкали хозяйственные помещения. В глубине участка ставилось гумно, часто — баня. На очень узком участке на улицу выходят торцовый фасад дома и ворота рядом с ним (рис. 16, 1, 2). Избы топились по-черному и были крыты соломой или гонтом. Иногда избы ставились на подклете, который использовался в качестве кладовой или холодного хлева.
 
Дома рядовых торговцев являлись развитым типом той же избы (рис. 16, 3). Вход с торца по улице вел в лавку, рядом с которой находилась кладовка и жилая комната с печью, обогревающей также лавку. Дым выходил в отверстие на щипце полувальмовой крыши. В глубине располагался склад. На фасаде устраивалась крытая аркадная галерея, которая использовалась для торговли и выставки товаров.
 
Дома зажиточных горожан строились на участках значительной ширины. Как правило, строение отодвигалось в глубину участка. Здания повернуты к улице длинной стороной; перед домом до ворот тянулся сад, за домом располагался хозяйственный двор.
 
Аналогичные дома строились в помещичьих усадьбах. Таков глинобитный дом в Осташине (1670) с высокой крышей и крыльцом-ганком перед входом.
 
Деревянные дома зажиточных горожан не дошли до нашего времени, но «чертеж» Витебска 1664 г. сохранил изображения двух таких домов. Это дом Горского на подклете и с галереей и дом Шапкина. Последний состоит из двух двухэтажных на подклете корпусов. Входом служит шестигранная башня. Судя по описаниям деревянных жилых домов Могилева, для хранения ценностей строились каменные отдельно стоящие от дома кладовые. Деревянные жилые дома на подклетах известны
 
 
—стр. 484—
 
и по описям помещичьих имений. В подклетах располагались хозяйственные помещения.
 
 
16. Жилые деревянные дома XVII в. 1 — дом из Несвижа; 2 — дом на «чертеже» Витебска 1664 г.; 3 — дом торговца в Мире
16. Жилые деревянные дома XVII в. 1 — дом из Несвижа; 2 — дом на «чертеже» Витебска 1664 г.;
3 — дом торговца в Мире
 
 
В Полоцке и Могилеве сохранились каменные жилые дома зажиточных горожан (конец XVII в.). «Дом Петра I» в Полоцке имеет в плане форму неправильного прямоугольника (рис. 17, 2). Перекрытие верхнего этажа деревянное. Жилой этаж находился над сводчатым полуподвалом.
 
 
17. Жилые каменные дома конца XVII в. 1 — Могилев, дом Антошкевича; 2 — Полоцк, «дом Петра I»; 3 — купеческий дом в Задубровенском предместье. Обрамление окна, планы первого этажа и подвала
17. Жилые каменные дома конца XVII в. 1 — Могилев, дом Антошкевича; 2 — Полоцк, «дом Петра I»; 3 — купеческий дом в Задубровенском предместье. Обрамление окна, планы первого этажа и подвала
 
 
О могилевском доме бургомистра Захария Антошкевича (рис. 17, 1) стольник Петра I Петр Толстой в 1697 г. записал в своем дневнике: «Дом имеет тот мещанин немалый, строение во дворе каменное, строение и уборы у него в палатах хорошие и сосудов серебряных немало». Двухэтажный дом стоит в глубине двора. Под всем зданием находятся глубокие сводчатые подвалы. Первый этаж состоит из перекрытых разнообразными сводами парадных покоев: столовой, гостиной, приемной, симметрично сгруппированных вокруг сеней. Жилым был второй, имеющий деревянные потолки, этаж дома, повторяющий планировку первого этажа. Кухня и склады находились вне дома в отдельных постройках.
 
Четкая структура плана выявлена на фасадах — простых симметричных, поделенных плоскими пилястрами-лопатками. Главный фасад завершен мезонином с лучковым фронтоном.
 
 
—стр. 485—
 
Витебск. Дом Огинского по «чертежу» Витебска 1664 г.  Гродно. Амбар монастыря бригидок, около 1634 г.
18. 1 — Витебск. Дом Огинского по «чертежу» Витебска 1664 г.; 2 — Гродно. Амбар монастыря бригидок, около 1634 г.
 
 
В Могилеве же, в Задубровенском предместье, находится одноэтажный «старинный купеческий дом», названный так на плане XVIII в. и позднее перестроенный в Борисоглебскую церковь. Судя по уцелевшим подвалам дом имел несимметричный план (рис. 17, 3). Он делился на две половины: парадную слева от входа и жилую. Парадная часть состоит из двух довольно больших комнат, одна из которых сохранила цилиндрический свод с распалубками. Дом имеет замечательную наружную обработку. По сырой штукатурке вокруг окон выдавлен палкой узор, напоминающий кружева. Карниз дома украшен таким же выдавленным меандром и перлами. Нехитрое, но изящное украшение сделало нарядным это небольшое, приземистое здание.
 
Описанные дома зажиточных горожан не исчерпывают всех типов каменных жилых домов XVII в. Так, на «чертеже» Витебска 1664 г. показан дом Огинского (рис. 18, 1), единственный тогда каменный дом в Витебске. Здание примечательно сочетанием каменных и деревянных частей. Двухэтажная деревянная башня служит входом; на второй этаж башни ведет открытая лестница. Дом огибает открытая деревянная галерея. К одному из торцов примыкает башнеобразная часть с фигурным завершением. Живописная композиция дома несколько напоминает дворец в Коломенском, в постройке которого участвовали белорусские мастера.
 
Некоторое понятие о хозяйственных постройках при богатом доме дает амбар (около 1634 г.) во дворе гродненского монастыря бригидок. Строение примечательно двухъярусной арочной лоджией (рис. 18, 2). Аналогичные арочные переходы имели жилые дома. По-видимому, подобные переходы имели дворы деревянных монастырей, замков и галереи-брустверы с внутренней стороны укреплений. Традиция сооружения галерей на столбах в дворовых фасадах городских домов и складов сохранилась почти до конца XIX в.
 
Жилые дома XVII в. делятся на две категории. Рядовые жилища горожан тяготеют к крестьянской избе. Дома зажиточных горожан во многом схожи с домами поместий. Вместе с тем в городском деревянном зодчестве применяются иные типы домов, отличающиеся живописностью силуэта, свободой планировки. Крайне ограниченный материал затрудняет исследование этого вопроса.
 
Феодальный город имел большое количество разнообразных общественных сооружений, принадлежавших церковным братствам, ремесленным цехам, купеческим братствам, магистрату: братские школы, цеховые дома, корчмы, купеческие дома,
 
 
—стр. 486—
 
ратуши, гостиные дворы, богадельни — больницы, бани и т. д. Ни одного из перечисленных сооружений, кроме нескольких каменных ратуш, не сохранилось.
 
О деревянных, наиболее многочисленных ратушах можно судить до некоторой степени по изображению на «чертеже» Витебска 1664 г. Здесь представлено двухэтажное здание с высокой четырехскатной крышей с башней в центре (рис. 19).
 
 
19. Ратуша по «чертежу» Витебска 1664 г.
19. Ратуша по «чертежу» Витебска 1664 г.
 
 
К фасадам каменных ратуш примыкала многоярусная часовая башня с колоколом, зачастую превышающая колокольни католических монастырей. Подземелья башни служили тюрьмой.
 
 
20. 1 — Несвиж. Ратуша, с 1596 г. Общий вид, план второго этажа, торговые ряды; 2 — Могилев. Ратуша, 1679—1697 гг. Общий вид, план второго этажа  20. 1 — Несвиж. Ратуша, с 1596 г. Общий вид, план второго этажа, торговые ряды; 2 — Могилев. Ратуша, 1679—1697 гг. Общий вид, план второго этажа
 
20. 1 — Несвиж. Ратуша, с 1596 г. Общий вид, план второго этажа, торговые ряды; 2 — Могилев. Ратуша, 1679—1697 гг. Общий вид, план второго этажа         20. 1 — Несвиж. Ратуша, с 1596 г. Общий вид, план второго этажа, торговые ряды; 2 — Могилев. Ратуша, 1679—1697 гг. Общий вид, план второго этажа
20. 1 — Несвиж. Ратуша, с 1596 г. Общий вид, план второго этажа, торговые ряды; 2 — Могилев. Ратуша, 1679—1697 гг. Общий вид, план второго этажа
 
 
Ратуша в Несвиже (с 1596 г., рис. 20, 1), как и все каменные постройки начала XVII в., отличается массивностью объема, простотой форм, скупостью декоративных деталей. Симметрично скомпонованному наружному объему соответствовала симметричная внутренняя планировка. Одномаршевая лестница вела на второй этаж к большому занимающему всю ширину здания залу для заседаний магистрата, суда и театральных представлений. Первый этаж имел кирпичные своды, второй — плоские деревянные потолки.
 
 
—стр. 487—
 
С трех сторон, оставляя свободным главный фасад, ратушу окружают массивные аркады гостиного двора, также относящегося к XVII в. Весь этот комплекс венчала высокая с фигурным шлемом башня ратуши, сохранившаяся меньше чем в половину своей высоты.
 
Вторая половина XVII в. отличается более развитыми пространственными формами.
 
Могилевскую ратушу (1679—1697, рис. 20, 2) строили белорусские мастера Феска и Игнат. Примыкавший к ратуше двухэтажный с аркадами в каждом ярусе гостиный двор, как и весь ансамбль рыночной площади, не сохранился. Не сохранились и когда-то стоявшие перед ратушей ворота. В отличие от несвижской ратуши башня здесь была значительно вынесена за плоскость фасада. На уровне первого этажа ее огибала широкая лестница.
 
В первом, сводчатом, этаже ратуши размещались харчевня, архивы и канцелярские помещения. Главным этажом был второй, в котором находился большой парадный зал (перегорожен). Организация плана этого этажа восходит к плану жилого дома (дом Антошкевича в Могилеве).
 
Культовые сооружения. Наиболее многочисленными культовыми сооружениями были католические монастыри и костелы. Как правило, они строились на средства того или иного магната. Особенно обширные монастыри строились для приглашенных в Великое княжество Литовское в 1569 г. иезуитов, в руках которых было сосредоточено школьное образование.
 
Каменные костелы первой половины XVII в. можно разделить на две группы: к первой относятся сооружения, развивающие архитектурные традиции каменной белорусской архитектуры, — это монументальные, простые по композиции, лаконичные по декору, однонефные, значительно реже — трехнефные здания. Новые барочные черты можно отметить лишь в декоративных деталях. Ко второй группе относятся купольные иезуитские базилики, знаменующие появление элементов барокко в композиционной структуре сооружений.
 
В первую группу памятников входит большинство сооружений. Костелы, как и замки, имеют в ряде случаев традиционный оборонный характер церквей-крепостей, более отчетливо выраженный в ранних сооружениях. Небольшой крепостью являлся костел в Комаях (1603—1606), сохранивший главный фасад от XVII в. Простой, завершенный треугольным щипцом фасад зажат между двумя круглыми башнями с бойницами (рис. 21). Со стороны алтаря также заметны следы башен. Четыре внутренних столба делили интерьер на три перекрытые сводами нефа.
 
 
21. Комаи. Костел, 1603—1606 гг.
21. Комаи. Костел, 1603—1606 гг.
 
 
Значительно лучше сохранился костел бернардинцев в Слониме (рис. 22), строительство которого было начато в 1639 г. Он имеет ряд характерных для описываемой группы памятников черт: однонефный план, включающий сакристию (две часовни по сторонам костела построены в 1668 и 1750 гг.), пресбитериум, отделенный от нефа и заканчивающийся полукружием, покрытие в виде цилиндрических сводов с распалубками, высоко расположенные арочные окна, скупую наружную декорацию главным образом в верхних частях здания.
 
На фасаде доминирует высокая восьмигранная башня-колокольня, четырехгранная в основании, усиленном мощными контрфорсами. Башня являлась не только сторожевым пунктом, но также и крепостным сооружением, так как в арочных нишах восьмерика имелись круглые бойницы. Декоративным украшением являются, как и на фасадах замков, узкие профилированные пояски ярусов башни. Лишь вход в основании башни имеет обрамление, несколько напоминающее портал башни в Любче. Более тонкое декоративное оформ-
 
 
—стр. 488—
 
ление сосредоточено на двух верхних ярусах башни.
 
Интерьер отличается той же суровой простотой. Широкие простенки членятся воспринимающими распор цилиндрических сводов столбами-пилястрами. Как и стены, свод почти лишен декора, лишь замковая полоса имеет геометрические лепные узоры. Первоначальный алтарь утрачен, существующий относится к XVIII в. Сохранилась органная трибуна.
 
 
23. Столбцы. Доминиканский костел, 1640 г.
23. Столбцы. Доминиканский костел, 1640 г.
 
 
Костел гродненского монастыря бригидок (1642—1651) не имел оборонного значения, несмотря на аналогию в общей структуре с костелом бернардинцев в Слониме. Здесь за воротами оборонной монастырской стены видны очень тонко выполненные с богатой рельефной штуковой декорацией порталы костела; фасад костела имеет более сложный декор в плоском рельефе, что характерно для XVII в. (см. рис. 27).
 
 
22. Слоним. Костел бернардинцев, с 1639 г. Общий вид, портал, план 1 — часовня 1668 г.; 2 — часовня 1750 г.
22. Слоним. Костел бернардинцев, с 1639 г. Общий вид, портал, план
1 — часовня 1668 г.; 2 — часовня 1750 г.
 
 
Необходимо отметить, что некоторые храмы первой половины XVII в. имели своды, богато украшенные штуковым орнаментом, представляющим сочетание геометрических линий (бернардинский костел в Друе, 1646, униатская Успенская церковь в Жировицах, 1650). Своды и арки доми-
 
 
—стр. 489—
 
никанского костела в Столбцах (1640) были украшены сложным переплетением растительного орнамента, включающего картуши (рис. 23). По характеру декоративной обработки костелы Белоруссии имели сходство с костелами Польши так называемой любельской группы. Переход от кирпичных гуртов к лепному орнаменту сводов произошел, по-видимому, в начале XVII в. Так, своды костела бернардинцев в Гродно (1595—1618) еще имеют кирпичные гурты. Декоративные украшения близки к декору итальянской и нидерландской архитектуры.
 
 
24. Несвиж. Костел иезуитов, 1584—1593 гг.  24. Несвиж. Костел иезуитов, 1584—1593 гг.
24. Несвиж. Костел иезуитов, 1584—1593 гг.
 
 
Костелы иезуитов, проекты которых утверждались в Риме, составляют вторую группу. Наиболее ранним памятником на территории не только Белоруссии, но и всей Речи Посполитой, был иезуитский костел в Несвиже (1584—1593, рис. 24) — купольная базилика, сооруженная итальянцем иезуитом Яном Бернардони из Комо (около 1542—1605).
 
 
25. Гродно. Костел иезуитов, 1647—1663 гг. (башни перестроены в XVIII в.)
25. Гродно. Костел иезуитов, 1647—1663 гг.
(башни перестроены в XVIII в.)
 
 
В основу плана костела положен план храма Иль Джезу в Риме (1568). Определяющим композицию масс сооружения становится купол. Главный фасад костела отличается большей простотой, чем прототип. Здание массивно и по-крепостному замкнуто, декор выполнен в плоском рельефе. Фрески интерьеров костела позднее были переписаны заново.
 
По аналогичному плану возводились костелы иезуитов в других городах (Грод-
 
 
—стр. 490—
 
но, Пинске, 1635). В отличие от Несвижского они имели две башни. Верхи башен и купол костела в Гродно (1647—1663, рис. 25) перестроены в XVIII в. Плоские пилястры ярусов фасада отмечают деление здания на три нефа. Типичен фронтон между башнями, имеющийся и на других иезуитских костелах XVII в.
 
Во второй половине XVII в. в культовом зодчестве основной тип сооружений не меняется, но так же как и в гражданских зданиях получают развитие декоративные формы. В этом отношении характерен костел бернардинок в Слониме (окончен в 1670 г., рис. 26). Башня костела по-прежнему массивная, прорезана не бойницами, а окнами. Она не так нераздельно связана с фасадом, а выступает из его плоскости. Костел повернут к площади апсидой, поверхность которой строитель украсил фигурной штуковой рамой, заключавшей, по-видимому, икону.
 
 
26. Слоним. Костел бернардинок, окончен в 1670 г. Общий вид, план, фрагмент фасада, фрагмент печи
26. Слоним. Костел бернардинок, окончен в 1670 г. Общий вид, план, фрагмент фасада, фрагмент печи
 
 
Если башня обращена к улице, она также выносится за фасад (костел францисканцев в Орше, 1680). Двубашенные фасады второй половины XVII в. в основном следуют традиции фасадов иезуитских костелов первой половины века. Их отличает более мелкая деталировка декоративных элементов.
 
Интерьеры костела бернардинок в Слониме отличаются несколько более подробной деталировкой, чем костелы первой половины века, введением раскреповок, богатыми капителями пилястр. Декор сводов повторяет декор сводов костела бернардинцев в Слониме. Во второй половине XVII в. наиболее богато декорированным среди костелов Литовского княжества был интерьер костела св. Петра и Павла на Антоколе в Вильнюсе. На территории Белоруссии пышным содержащим растительные мотивы штуковым декором был украшен интерьер костела в Михалишках (1653).
 
Замечательным памятником малых форм XVII в. является изразцовая печь в одной из ризниц костела бернардинок в Слониме. В XVII в. большое количество
 
 
—стр. 491—
 
белорусских мастеров переселилось в Российское государство, где ими было введено производство многоцветных рельефных изразцов. На территории самой Белоруссии слонимская печь — единственный сохранившийся памятник этого вида искусства, хотя по старым инвентарям и предметам, находимым при раскопках, можно судить, что изразцы применялись в большом количестве.
 
Деревянные монастыри не сохранились.
 
 
Гродно. Монастырь бригидок, начат в 1642 г., освящен в 1651 г.  Гродно. Монастырь бригидок, начат в 1642 г., освящен в 1651 г.
 
Гродно. Монастырь бригидок, начат в 1642 г., освящен в 1651 г.    Гродно. Монастырь бригидок, начат в 1642 г., освящен в 1651 г.
27. Гродно. Монастырь бригидок, начат в 1642 г., освящен в 1651 г. Общий вид, ворота проезжие и пешеходные (фрагмент), план, генплан
 
 
Каменный монастырь бригидок в Гродно (1642—1651) является характерным примером монастырского ансамбля первой половины века. Как и феодальный замок, монастырские корпуса, как правило, организуются вокруг внутреннего двора (рис. 27). Основной ячейкой жилых корпусов служит келья — ее последовательное повторение приводит к ритмичному расчленению фасадов. Двери помещений жилых корпусов выходили в светлые коридоры, обходящие внутренний двор. Как исключение можно упомянуть окруженный аркадами двор иезуитского коллегиума в Несвиже. Весь первый этаж перекрыт сводами. В трехэтажных зданиях сводами перекрывались обычно два первых этажа. В двухэтажном здании обычно во втором этаже сводчатые только коридоры. В углу, ближайшем к хозяйственному
 
 
—стр. 492—
 
двору, на противоположной костелу стороне располагалась выступающая в виде ризалита группа из больших помещений: трапезной с цилиндрическим сводом на первом этаже и библиотекой — на втором. Здание келий примыкало к костелу, причем в женских монастырях ход в костел находился на втором этаже и вел на органную трибуну, изолированную от прихожан. Здание отличается большой простотой. Гладкие, увенчанные небольшим карнизом стены регулярно прорезаны проемами. Само здание лишено фортификационных приспособлений, что не было правилом; так, францисканский монастырь (1618) в Гольшанах имел по углам корпуса крепостные башни.
 
Иногда возвышающиеся над монастырской стеной части здания покрывались несложным декором барочного характера (иезуитский коллегиум в Несвиже). Дворовые фасады не имеют декора.
 
Здания и сад монастыря бригидок в Гродно обнесены высокой (около 5 м) массивной кирпичной стеной. По углам стены находились восьмигранные оборонные башни (верхушки перестроены).
 
Через снабженные огражденными дополнительными стенами ворота прихожанин мог попасть только в костел. Большими художественными достоинствами обладает архитектура ворот, их богатый декор контрастирует с гладью стены. Завершения ворот стены вдоль главного фасада костела близки по общему контуру завершению костела и связывают таким образом растянутую гладкую монастырскую ограду с его высоким фасадом. Только ворота хозяйственного двора были проезжими (см. рис. 27). По декоративному оформлению и, особенно, по очертанию завершения они близки к русскому барокко.
 
Наиболее интересным комплексом второй половины XVII в. является монастырь картезианцев (картузов) в Картузской Березе, основанный в 1648 г. (рис. 28). Для строительства был приглашен итальянский зодчий. Костел был освящен в 1666 г., а все строительство судя по надвратной надписи окончено в 1689 г. Сохранились лишь фрагменты монастырских построек; более подробные сведения о них дают архивные чертежи начала XIX в.
 
Монастырь имел крепостные стены с башнями и был окружен рвом. По сравнению с крепостными сооружениями начала века башни кажутся менее массивными благодаря неглубокому плоскостному рельефу. Главным входом в монастырь служили мощные, во всю ширину подходивших к ним зданий, сводчатые ворота, так же как и башни, снабженные бойницами. На втором этаже ворот находилась традиционная часовня. Ворота украшал богатый декор, весьма близкий к декору костела. Плоскому фасаду костела противопоставлялся круглый завершенный куполом барбакан при входе — прием, широко распространенный в белорусской архитектуре этого периода.
 
Главные ворота приводили во двор, предназначенный для обслуживания посетителей и хозяйственных нужд монастыря, где находились богадельня (шпиталь), аптека, приемные, кельи рядовых монахов, трапезная, библиотека и хозяйственные помещения. Здания, обслуживающие прихожан, располагались ближе к входу.
 
Согласно уставу картезианцев монахи-затворники имели отдельные кельи. Кельи располагались вокруг прямоугольного двора и были связаны с костелом особым проходом, исключающим общение с внешним миром. Костел был разделен на две части. Передняя (при наружном входе) предназначалась для мирян и рядовых монахов, другая, отделенная от передней, — для затворников.
 
На прямоугольный двор выходила огромная башня-колокольня, своего рода донжон, с исключительно мощными стенами и небольшими окнами. Винтовая лестница была устроена в толще стены, на ярусах размещались пушки. Подобно башне Могилевской ратуши колокольню снаружи расчленяют неглубокие ниши.
 
На стене монастыря сохранилась часовня-капличка (рис. 29). Подобные каплички, представляющие собой высокий постамент, завершенный небольшим сооружением со статуей святого, восходят к традиции придорожных поклонных крестов. Это был наиболее распространенный тип часовни, но иногда это были небольшие костелы, как, например, каменная каплица Изидора (1625) в Несвиже (рис. 29), близкая по архитектуре к часовне замка в Гольшанах.
 
Необходимо отметить, что в архитектуре католических каменных костелов ру-
 
 
—стр. 493—
 
28. Картузская Береза. Монастырь картезианцев, 1648—1689 гг.
28. Картузская Береза. Монастырь картезианцев, 1648—1689 гг.
 
 
—стр. 494—
 
бежа XVI и XVII вв. впервые проявляются отчетливые черты барокко в организации пространственной системы сооружения. В Белоруссии оно получает иную, близкую к традиционным монументально-простым формам зодчества трактовку.
 
 
29. Картузская Береза. Монастырь картезианцев. Каплица, вторая половина XVII в. Несвиж. Каплица Изидора, 1625 г.    29. Картузская Береза. Монастырь картезианцев. Каплица, вторая половина XVII в. Несвиж. Каплица Изидора, 1625 г.
29. Картузская Береза. Монастырь картезианцев. Каплица, вторая половина XVII в. Несвиж. Каплица Изидора, 1625 г.
 
 
Вторая половина XVII в. знаменуется дальнейшим развитием баро́чного декора, постепенным сокращением крепостного строительства, стремлением к обособлению отдельных частей здания.
 
Православные деревянные церкви и соборные монастырские храмы как на Украине, так и в Белоруссии близки к русским церквам.
 
Православные храмы возводились как оплот в борьбе против католицизма. Так, оршанский Богоявленский Кутеинский монастырь (лавра) был основан в 1623 г. на средства и по ходатайству Могилевского братства после того, как в Могилеве были закрыты все православные церкви и Спасский монастырь. Братчики Могилева решились на строительство монастыря в Могилеве только в 1636 г. С Могилевским братством была связана целая сеть провинциальных монастырей (оршанские Кутеинские мужской и женский — 1631, Буйницкий Свято-Духовский — 1633, Варкалабовский — 1641, Тупичевский Свято-Духовский около Мстиславля — 1641).
 
Крещатые в плане церкви имеют равные по длине ветви креста (рис. 30). Завершение различных форм: либо над центральной частью и ветвями креста ставятся шатры, увенчанные главами (Ильинская церковь в Витебске, 1643 г., рис. 30, 1), либо кровля имеет скаты по граням, а в центре помещается восьмигранный барабан с главой (соборный храм Богоявленского монастыря в Орше, 1623—1635, рис. 30, 2, холодная церковь Тупичевского монастыря у Мстиславля, 1641). К алтарной части примыкают небольшие пристройки — ризница и пономарская. У западной ветви креста устроена открытая на фигурных столбах галерея или закрытая паперть. В последнем случае (Ильинская церковь в Витебске) к паперти пристроены крыльца, поддерживаемые резными столбиками.
 
Кровли — гонтовые, брусчатые стены снаружи обшиты шелевкой — вертикально поставленными досками. Под крышей их прикрывала горизонтально лежащая доска с вырезанными по нижнему краю арочками. Большие арочные окна располагались высоко над полом. В частые свинцовые и деревянные переплеты были вставлены небольшие стекла. Дверные полотна обшивались досками с помощью специально выкованных гвоздей. Полы делались из прямоугольных и восьмиугольных кирпичных плит или были деревянными.
 
При входе часто устраивались хоры. Стены покрывала живопись. Главным украшением являлся иконостас. Шести-
 
 
—стр. 495—
 
30. Деревянные церкви XVII в. 1 — Витебск. Ильинская церковь, 1643 г.; 2 — Орша. Собор Богоявленского монастыря, 1623—1635 гг.; 3 — Судче, бывш. Минской губ., церковь; 4 — Добровое, около Волковыска, церковь; 5 — Витебск, Троицкая церковь Маркова монастыря, 1689—1691 гг.
30. Деревянные церкви XVII в. 1 — Витебск. Ильинская церковь, 1643 г.; 2 — Орша. Собор Богоявленского монастыря, 1623—1635 гг.; 3 — Судче, бывш. Минской губ., церковь; 4 — Добровое, около Волковыска, церковь; 5 — Витебск, Троицкая церковь Маркова монастыря, 1689—1691 гг.
 
 
—стр. 496—
 
ярусный иконостас Оршанской церкви покрывала замечательно тонкая резьба.
 
Часто под деревянной церковью в каменном подвале со сводами была другая «пещерная» церковь и имелось несколько комнат для хранения казны и ценностей.
 
Более распространенным типом была церковь из трех поставленных по оси срубов с шатровым покрытием. Подобный тип трехчастной церкви был широко распространен на Руси и Украине. Такова церковь в Судче (бывшей Минской губернии), где к основному помещению для молящихся примыкает колокольня, основание которой служит сенями (рис. 30, 3). Колокольню увенчивает традиционная открытая галерея. Церковь срублена из брусьев и обшита шелевкой. Деревянные гвозди составляют характерный узор на поверхности здания.
 
Еще более простым вариантом была церковь, состоящая из сруба с прирубленным хором, завершенным главкой (теплая церковь Тупичевского монастыря, 1641, церковь в с. Добровом, близ Волковыска, рис. 30, 4). Были церкви, представляющие собой сруб, увенчанный главой.
 
Церкви Белоруссии отличаются от украинских более стройными, вытянутыми пропорциями. Они светлее, так как их окна значительно больше. Завершения белорусских церквей лишены сложной замысловатости украинских.
 
Новшества в архитектуре второй половины XVII в. касаются главным образом декоративной обработки здания. Так, деревянная Троицкая церковь Маркова монастыря в Витебске (1689—1691) имела план, аналогичный планам церквей первой половины XVII в. (рис. 30, 5), но была окружена открытой галереей на фигурных столбах. Стремление к декоративности проявилось и в отдельных деталях: входные двери церкви покрыты рельефными изображениями.
 
Строительство деревянных костелов XVII в. было тесно связано со строительством православных церквей (рис. 31). И те, и другие храмы возводились местными плотниками. Костелы близки православным храмам XVII в., имеющим в плане равноконечный крест. Их отличает главным образом прием завершения здания: каждая ветвь крестового в плане костела покрывалась двускатной крышей. Небольшая башенка помещалась над средокрестием. Вероятно, подобно православным церквям существовали костелы, состоящие из трех поставленных по оси срубов и из одного сруба.
 
 
Аннополь около Минска. Костел, XVII в.      Большие Жемки Могилевской обл. Костел, XVII в. (башня над средокрестием разрушена)
31. 1 — Аннополь около Минска. Костел, XVII в.; 2 — Большие Жемки Могилевской обл. Костел, XVII в. (башня над средокрестием разрушена)
 
 
В каменных православных церквах первой половины XVII в. наблюдается, с одной стороны, общая с деревянным зодчеством тенденция к созданию центрической композиции, а с другой — стремление подражать архитектуре западноевропейских храмов и местным костелам. В за-
 
 
—стр. 497—
 
висимости от этого строятся храмы двух типов. Примером первого типа храма является крещатый Успенский соборный храм Кутеинского женского монастыря близ Орши, оконченный в 1635 г. (рис. 32). Ветви креста завершаются щипцами, восьмигранный барабан в средокрестии увенчивается куполом. Наружный декор собора лаконичен и сосредоточен на высоких щипцах.
 
 
32. Орша. Успенский собор Кутеинского женского монастыря близ Орши, 1631—1635 гг.
32. Орша. Успенский собор Кутеинского женского монастыря близ Орши, 1631—1635 гг.
 
 
Ко второму типу зданий относится Петропавловская братская церковь в Минске (с 1612, рис. 33, 1), перестроенная во второй половине XIX в. Церковь представляла собой базилику с граненым хором. С противоположного торца ее фланкировали две башни крепостного типа. Окна церкви высоко подняты над уровнем земли. Декор сведен к плоским пилястрам и тонким горизонтальным тягам.
 
Величественный Богоявленский собор Братского монастыря в Могилеве (с 1636) (не сохранился) также базилика (рис. 33, 2), еще более удлиненная в сравнении с минской церковью (десять внутренних столбов вместо шести). Пространство между столбами и стенами, исключая алтарную часть, было занято хорами. В 1700 г. был надстроен купол, в XVIII в. здание также подверглось некоторым перестройкам. На главном фасаде к XVII в. относятся части, расположенные ниже щипца и башен, хотя первоначально храм имел и щипец, и две башни, но другой конфигурации. Арочные ниши с гирькой на главном фасаде собора свидетельствуют о связи с приемами декора православных церквей предыдущего периода. В целом композиция плоского, поделенного горизонтальными тягами, не связанными с членениями внутреннего пространства, фасада с двумя башнями и щипцом между ними близка к композиции фасадов костелов. Интерьер собора с настенной живописью и золоченым резным иконостасом восхищал современников.
 
Стены богатых белорусских церквей по русской традиции были внутри сплошь покрыты живописью. В рядовых церквах, как деревянных, так и каменных, стены были побелены.
 
Каменные церкви второй половины XVII в. наследуют традиции предыдущего периода. Церкви первого типа сохраняют планы, свойственные деревянному зодчеству,
 
 
—стр. 498—
 
33. 1 — Минск. Петропавловская церковь, 1612 г.; 2 — Могилев. Богоявленский собор братского монастыря, 1636 г.; 3 — Могилев. Успенская церковь, 1670 г.; 4 — Могилев. Никольская церковь, 1669—1672 гг.
33. 1 — Минск. Петропавловская церковь, 1612 г.; 2 — Могилев. Богоявленский собор братского монастыря, 1636 г.; 3 — Могилев. Успенская церковь, 1670 г.; 4 — Могилев. Никольская церковь, 1669—1672 гг.
 
 
—стр. 499—
 
как, например, Покровская (1668—1687) и Успенская (с 1670) в Могилеве (рис. 33, 3). Крестообразный план со сторонами равной величины получил некоторое изменение в Успенской церкви. Ветви креста в направлении север—юг шире остальных. Западная ветвь значительно удлинена по сравнению с восточной. В силу этого все здание церкви вытянулось в продольном к алтарям направлении. Купол, как и в первой половине XVII в., завершает крещатое в плане здание православного храма. Вероятно, эти изменения возникли отчасти под влиянием католических, в частности местных иезуитских, купольных базилик, имеющих осевое направление плана. При этом две ризницы и притвор Успенской церкви имеют вид закругленных пристроек (как, например, сени в костеле Картузской Березы). Декор — более четкий, более насыщенный, чем прежде, подчеркивает основные членения сооружения. Некогда это небольшое, стоящее на пригорке над Днепром здание было очень эффектно, благодаря сочетанию беленых стен с зеленой поливной черепицей, покрывающей купол, крыши и скосы подоконников.
 
Близка к архитектуре костелов представляющая второй тип зданий монастырская Никольская церковь в Могилеве (1669—1672). При традиционном для православного храма плане здание имеет фасад, родственный фасадам католических храмов: деление на ярусы, высокий щипец между башнями. Сравнение с близким по композиции фасадом братского Богоявленского собора в том же Могилеве выявляет разницу декоративной обработки: глухая аркатура более поздней церкви покрыта лепным орнаментом.
 
В интерьере Никольской церкви сохранился иконостас XVII в. с замечательной сквозной резьбой (рис. 34). Резьбой были украшены и сельские церкви (рис. 35).
 
 
34. Могилев. Иконостас Никольской церкви, вторая половина XVII в.
34. Могилев. Иконостас Никольской церкви, вторая половина XVII в.
 
 
В середине XVII в. белорусские мастера были переселены в Россию, где они положили начало объемно-скульптурной деревянной резьбе.
 
Изощренность и многообразие форм деревянной резьбы местных больших церковных иконостасов отчасти объясняется связями с западной архитектурой. Известно, что в XVII в. Гданьск экспортировал резные иконостасы на восток (иконостас церкви в Супрасли).
 
 
35. Ворониловичи близ Ружан. Царские врата, XVII в.
35. Ворониловичи близ Ружан. Царские врата, XVII в.
 
 
Синагоги являлись центром общественной и религиозной жизни еврейской общины. В конце XVI в. усилился темп еврей-
 
 
—стр. 500—
 
ской иммиграции и к началу XVII в. в Речи Посполитой концентрируется половина еврейского населения всей Европы, причем в наибольшей степени в восточной части страны.
 
В XVII в. повышаются требования к вместимости синагоги, изменился характер богослужений, что способствовало возникновению так называемой девятипольной (перекрытие состоит из девяти равнопролетных сводов) синагоги, элементы которой имели общие черты с остальным гражданским и культовым строительством.
 
Деревянные синагоги первой половины XVII в. не сохранились. Среди каменных построек наиболее ранней является синагога в Старом Быхове, возведенная в начале века (рис. 36).
 
 
36. Старый Быхов. Синагога, начало XVII в.    36. Старый Быхов. Синагога, начало XVII в.
36. Старый Быхов. Синагога, начало XVII в.
 
 
Многопольность позволила расширить зал, сделать его более вместительным. Идеи центричности барокко выражаются в размещении в центре обширного квадратного зала бимы — ораторской трибуны — сложного многоярусного сооружения (четыре каменных столба, соединенных арками по высоте). Развитие пространственной формы — купола — исключалось, так как высота синагоги регламентировалась властями. Бима объединяла внутреннее пространство здания, при ночных богослужениях в ней помещался фонарь, льющий свет через арки, что не только дополнительно фиксировало центр, но и создавало особую динамику освещения.
 
В силу системы перекрытия каждая стена в интерьере получила однообразное, подчеркивающее центричность зала расчленение. Пяты сводов опираются, подобно сводам костелов, на пилястры. Между пилястрами стену симметрично прорезают проемы. На восточной стене в центре, между пилястрами, находится алтарь — шкаф для хранения торы. Наиболее выразительным, выпуклым декором обладали алтарь и бима. Пол бимы приподнят на несколько ступеней от пола зала, ее первый ярус перекрыт небольшим куполом, изнутри покрытым штуковым многоцветным орнаментом.
 
Внешний вид синагоги отличался большой сдержанностью. Здание господствовало над рядовой деревянной застройкой благодаря значительным размерам. Синагога в Старом Быхове имеет 20×21 м в плане и высоту 11 м. Главный фасад отличается расположенной на углу башней с лестницей, по которой проходили женщины на галерею вдоль западной стены. Вход для мужчин — в центре западного фасада. Башня имела также и оборонное значение: лестница сообщалась с входом в подвалы и отсюда мимо входа на галерею приводила на чердак. Здесь в аттике, венчающем стену, были прямоугольные и круглые бойницы (заделаны). Помимо этого синагогу защищали толстые (1,75 м) стены. Оконные проемы были подняты высоко над землей.
 
 
37. 1 — Пинск. Синагога, 1640 г. 2 — Слоним. Синагога, 1642 г.
37. 1 — Пинск. Синагога, 1640 г. 2 — Слоним. Синагога, 1642 г.
 
 
Несколько другого типа была не сохранившаяся синагога в Пинске (1640). Она имела более развитый план (рис. 37, 1).
 
 
—стр. 501—
 
Ее центральный зал со всех сторон, кроме алтарной, был обстроен более низкими помещениями. С севера и юга это были освещенные небольшими окнами помещения для женщин. С запада примыкали сени, служившие тамбуром и местом суда.
 
Синагога в Слониме (1642) имеет план, аналогичный предыдущему (рис. 37, 2, 38). Покрытие отличается единством: применены только крестовые своды. Главный фасад подобен фасадам костелов. По сравнению с синагогой Старого Быхова черты оборонного характера здесь выявлены меньше.
 
 
38. Слоним. Синагога, 1642 г. Общий вид, интерьер  38. Слоним. Синагога, 1642 г. Общий вид, интерьер
38. Слоним. Синагога, 1642 г. Общий вид, интерьер
 
 
Каменные синагоги второй половины XVII в. не сохранились. Возможно, что после опустошительных войн середины столетия они вообще не возводились.
 
 
39. Могилев. Синагога, конец XVII в. Роспись интерьера, 1710 г., мастер Хаим сын Исаака Сегала из Слуцка   39. Могилев. Синагога, конец XVII в. Роспись интерьера, 1710 г., мастер Хаим сын Исаака Сегала из Слуцка
39. Могилев. Синагога, конец XVII в. Роспись интерьера, 1710 г., мастер Хаим сын Исаака Сегала из Слуцка
 
 
Некоторое представление о деревянных постройках дает синагога в Могилеве (конец XVII в.). Ее внешний вид определила высокая гонтовая ломаная четырехскатная крыша, скрывающая восьмигранный шатер, изнутри обшитый досками (рис. 39). Вероятно, на подобную форму покрытия, соз-
 
 
—стр. 502—
 
дающую центрический интерьер, повлияли шатры православных храмов.
 
Кроме синагоги, еврейской общиной строились такие здания, как ритуальная баня, пекарня, школа, танцевальный зал, здание кагала, библиотека. Они не сохранились, и какие-либо описания этих сооружений отсутствуют.
 
 
Господство феодальной верхушки наложило определенный отпечаток на белорусскую архитектуру XVII в. Основным типом монументального строительства становится замок и католический монастырь. В начале столетия эти здания строятся как крепостные сооружения, во второй половине века оборонные устройства постепенно исчезают.
 
Массовая жилая застройка состоит из деревянных построек. Стремление городского населения к независимости находит выражение в строительстве ратуш, зданий общественного назначения и культовом строительстве, проводимом цеховыми и религиозными братствами. Испытываемый страной политический и экономический застой приводит к стабилизации типов строительства. Рост коронных городов останавливается. Развитие получают лишь владельческие города — центры магнатских латифундий.
 
В ряде случаев каменное и деревянное зодчество идут различными путями. Деревянные постройки сохраняют старый уклад, особенно рядовое городское и сельское жилище. Каменное строительство в большей степени подвержено влиянию новых форм. Как стиль иезуитской архитектуры, изменивший структуру здания, появляется барокко. В гражданской архитектуре оно касается сначала области декора и лишь во второй половине столетия в связи с изменением средств обороны и повышением требований к комфорту меняются планы дворцов.
 
 

21 ноября 2020, 22:08 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут