наверх
 
Удмуртская Республика


Архитектура Цейлона до середины XIX века

Том 9 : Архитектура Восточной и Юго-Восточной Азии до середины XIX вв. / Под редакцией  А. М. Прибытковой (ответственный редактор), Б. В. Веймарна, О. Н. Глухаревой, Л. И. Думана, А. С. Мухина. — 1971 Архитектура Цейлона / А. А. Короцкая
 
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
  • Том 9 : Архитектура Восточной и Юго-Восточной Азии до середины XIX вв. / Под редакцией  А. М. Прибытковой (ответственный редактор), Б. В. Веймарна, О. Н. Глухаревой, Л. И. Думана, А. С. Мухина. — 1971. — 643 с., ил.
    • Часть первая.
      • Глава 2. Архитектура Цейлона / А. А. Короцкая. — С. 132—146.
 
 

АРХИТЕКТУРА ЦЕЙЛОНА

 
 
—стр. 132—
 
Расположение Цейлона на скрещении важнейших морских путей, издавна соединявших Ближний Восток, а через него Европу со странами Индийского океана и Китаем, исключительно богатые природные ресурсы острова благоприятствовали его процветанию и вместе с тем способствовали проникновению различных культурных влияний и в первую очередь индийских. Существует мнение, что нельзя понять ни одну из сторон жизни Цейлона, не зная особенностей индийской цивилизации, так же как нельзя постичь все величие прошлых эпох Индии, не обратившись к произведениям цейлонской культуры.
 
Цейлон и Индия были связаны с глубокой древности. Ранние обитатели острова — охотничьи племена — ведды, выходцы из Декана. Главную же роль в истории Цейлона сыграли переселенцы из Бенгалии первых веков до н. э. — предки современных сингалезов, принесших с собой искусство поливного земледелия и письменность (брахми). Немалое значение в формировании цейлонской культуры имела миграция из Южной Индии, начавшаяся в III в. до н. э. и усилившаяся во времена царствования Паллавов (V—VIII вв.) и Чола (IX—XI вв.). Классическое наследие Гуптов оказало большое влияние на развитие науки (медицины, математики), художественной литературы (языком образованных сингалезов был санскрит) и, что особенно важно, на формирование светского направления в искусстве Цейлона (например, росписи Сигирии, скульптура в Исурумунии). В результате выработалась та большая общность в экономике, социальном строе, религии и культуре, которая и обусловила наличие многих общих черт в архитектуре и искусстве обеих стран.
 
На Цейлоне, так же как и в Индии, главной отраслью хозяйства было высокоразвитое поливное земледелие со сложными оросительными сооружениями, плотинами, каналами, водоемами, поэтому в хозяйственной жизни страны решающую роль играли замкнутые деревенские общины. Общество в целом делилось на варны и касты. В соответствии с кастовым делением, а также учетом профессиональных занятий и происходило расселение жителей. Из Индии была перенята система строительных корпораций «сени», при которой строительное ремесло передавалось по наследству. Люди, близкие по профессии к искусству (навандана), занимали довольно почетное место, особенно те, кто был связан с архитектурой, скульптурой и живописью (читтакара). Строители назывались ваддхани. Они разделялись по специальностям: каменщики, штукатуры, плотники, мастера по кирпичной кладке и др. Строительство возглавлял хорошо обученный архитектор, овладевший живописью, пластическими и другими видами искусства.
 
Все это во многом определило характерную для Цейлона устойчивость культурных традиций. Так, например, привнесенный на Цейлон из Индии еще в III в. до н. э. буд-
 
 
—стр. 133—
 
дизм в ранней форме хинаяны и связанные с ним типы культовых сооружений (ступа, называемая на Цейлоне дагоба, храм — вихара и др.), художественные принципы, каноны, мотивы декора почти не видоизменялись до позднего средневековья. Не распространился на Цейлоне индуизм, несмотря на постоянный натиск со стороны Южной Индии — оплота индуизма. Уцелевшие отдельные индуистские храмы были воздвигнуты тамильскими феодалами династии Чола в тот кратковременный период, когда почти весь остров в XI в. попал под их владычество.
 
Однако в процессе исторического развития, в своих специфических условиях природы, климата, экономики сингалезская культура приобрела свой неповторимый характер. Особенно ярко проявилось это своеобразие в архитектурных памятниках периода расцвета сингалезских государств.
 
Основные этапы развития архитектуры Цейлона совпадают с важнейшими периодами его истории. Если не считать времени палеолита и неолита, оставившего на острове каменные орудия и пещеры, известная главным образом по литературным памятникам Цейлона (Дипавамса и Махавамса), история острова начинается с ранних поселений бенгальских пришельцев в первых веках до нашей эры, расселившихся на морском побережье и берегам рек северо-западной и затем юго-восточной низменности, в так называемой сухой зоне, ставшей колыбелью сингалезской культуры. Сохранившиеся здесь искусственные водоемы, плотины и надписи на них и на скалах (II в. до н. э.) подтверждают высокий культурный уровень сингалезов. В надписях упоминаются имена тех лиц, на средства которых были созданы эти сооружения и здания общественного пользования.
 
Известно, что ранние поселения, как правило, окружались тремя рядами рвов и высоких стен с воротами, отделанными железом. По-видимому, с этих пор на Цейлоне установилась такая традиция, которая прослеживается, например, в одной из крепостных резиденций Параккамапура первых веков нашей эры, известной лишь по описаниям. Она тоже была окружена тремя рядами стен, сложенных из камня, и тремя рвами, наполнявшимися водой из океана, что наблюдается и в более поздних поселениях.
 
Следующая, более зрелая стадия развития сингалезского общества (IV—VIII вв.) связана с освоением низменностей так называемой засушливой зоны, занимающей две трети поверхности острова, наиболее благоприятной для выращивания зерновых культур (риса) с помощью оросительных сооружений. Это была эпоха расцвета рабовладельческих государств, основу которых составляло преуспевающее зерновое хозяйство. Основным видом поселения, как и прежде, оставалась деревня, но уже появились центры ремесла и торговли — города, называемые нагара или пура.
 
Средневековая деревня, называемая нигама, мало чем отличается от современной. Обычно расположенная среди джунглей деревня со всех сторон ограждена от диких зверей непроходимой высокой стеной колючих кустарников. Глинобитные, оштукатуренные и побеленные домики с прилегающими фруктовыми садами живописно группируются вокруг искусственного или естественного пруда, от которого расходятся по полям оросительные каналы. О крестьянском доме мы можем судить по одному довольно типичному современному деревенскому жилищу (рис. 1), мало чем отличающемуся от средневекового. Дом, предназначенный для отдельной семьи, имеет перистильный двор, окруженный по внутреннему периметру жилыми и хозяйственными помещениями (кухня, кладовая). Зернохранилище стоит особняком и приподнято на столбы для защиты зерна от муравьев. Выступающая цокольная часть здания образует площадку-лежанку, на которой спят и работают. Крестьяне, как правило, сами строят свое жилье. При желании взрослых членов семьи отделиться к старому дому пристраивается новый, со своим собственным внутренним двориком и садом. Мебель в таком доме крестьянина очень простая: низкий столик для еды, кровать для хозяина дома; женщины и дети обычно спят на циновках.
 
С развитием городов остров во всех направлениях стал покрываться сетью благоустроенных дорог, в настоящее время потерявшихся в джунглях или же послуживших основой для современных трасс. Главные пути соединяли между собой города Анурадхапуру, Полоннаруву, морские порты Мантоту (близ современного Маннара), Тринкомали, бывшие важными цент-
 
 
—стр. 134—
 
рами торговли и ремесла. Вдоль торговых путей начиная с IV в. строились амбалам — дома для отдыха странников и купцов. Причем отдельные дороги предусматривались для передвижения на волах, слонах, на легких повозках, а также для пешеходов. Насаждения тенистых деревьев (баньяна) защищали путников от палящего солнца; на столбах, расположенных вдоль дороги, были указатели и поясняющие надписи.
 
 
1. Крестьянское жилище А — разрез; Б — план: 1 — жилые комнаты; 2 — деревянные столбы; 3 — открытый дворик; 4 — зернохранилище; В — деревянный столб; Г — соединение деревянных брусьев
1. Крестьянское жилище
А — разрез; Б — план: 1 — жилые комнаты; 2 — деревянные столбы; 3 — открытый дворик; 4 — зернохранилище; В — деревянный столб; Г — соединение деревянных брусьев
 
 
В IV в. на месте деревни Анурадхагама, расположенной на скалистой гряде у огромного искусственного озера, вырос большой город Анурадхапура, ставший столицей сингалезского царства и важнейшим центром буддийского паломничества. Город оставил огромное количество архитектурных памятников, дошедших до нас в основном в руинах: монастырские комплексы, дворцы, дагобы, общественные сооружения различного назначения, хозяйственные и жилые постройки. Основным строительным материалом в Анурадхапуре, так же как и в других городах сингалезского царства, служил обожженный кирпич¹, а в деревнях — глина и дерево. Это естественно для этой части страны, покрытой густой разветвленной сетью рек (наиболее мощная и протяженная из них Махавели-Ганг) и лесами. Зданий, построенных целиком из камня, на Цейлоне немного. Обычно камень применялся при возведении цоколя и отдельных террасообразных платформ. Столбы и колонны в монументальных сооружениях — обычно из монолитного блока. Для крыш монументальных зданий начиная с IV в. широко применялась кровельная черепица. Каменными плитами выстилались полы террас первых этажей. Чаще всего используется местный камень — гнейс, а иногда очень ценный по своим качествам латерит. Латерит легко добывать и обрабатывать, но, постепенно затвердевая на воздухе, он становится необычайно прочным. В редких случаях камень и даже особую глину, как сообщают хроники, ввозили из Индии.
____________
¹ Различные размеры кирпича являются для исследователей цейлонской архитектуры критерием датировки памятника. Ранние памятники имели меньшие размеры кирпича, чем поздние.
 
Сингалезы показали себя искусными каменщиками, способными обрабатывать огромные каменные плиты, покрывая их поверхность тончайшей резьбой.
 
В Анурадхапуре была регулярная планировка, характерная и для некоторых других цейлонских городов, созданных в соответствии с предписаниями древнеиндийских трактатов. Например, город Деванагара (современное название — Дондра) XI в. (рис. 2), с трех сторон омываемый морем, по всей вероятности, развился в XIII в. как один из транзитных торговых пунктов. Его разделяют почти прямые улицы, ориентированные по странам света, с севера на юг протяженностью около 1,5 км и с запада на восток протяженностью около 1 км. В центре на пересечении главных улиц расположен дворцовый комплекс, почти квадратный в плане (250×240 м).
 
Прямоугольную в плане Анурадхапуру окружали крепостные стены (пакара) и рвы (парикха). К четырем городским укреплен-
 
 
—стр. 135—
 
ным воротам с надвратными башнями «гопурам», ориентированными по странам света, сходились главные улицы. Кроме гопурам были башни «коттхака» со складскими помещениями внизу и башни в виде контрфорсов «атталаки». С этих башен воины сбрасывали камни и горящие стрелы на головы прорвавшихся врагов. Большую часть городской территории занимала царская укрепленная резиденция более 1 км в длину и немного меньше в ширину. Монастыри, храмы, частные дома и торговые лавки располагались внутри городских стен, но некоторые из них размещались за их пределами. И только во время опасности жители их скрывались за городскими стенами.
 
 
2. Деванагара (Дондра). План города, XI в.
2. Деванагара (Дондра). План города, XI в.
 
 
На окраинах Анурадхапуры были поселения арабских купцов — ионов. Отдельно от них селились неприкасаемые чанделла, охотники аборигены и другой люд. По остаткам жилых зданий и описаниям в хрониках можно представить, что анурадхапурский жилой дом (называемый геха, гхара, агара) мало чем отличался от обычного городского современного дома и имел много общего с крестьянским жилищем. Для него характерен открытый внутренний перистильный двор и терраса, приподнятая над землей на 1—1,5 м, на которой сингалезы проводят большую часть своей жизни. На террасе они спят, работают, отдыхают и развлекаются.
 
Жилые двух- и трехэтажные дома богатых горожан и дворцы (например, дворец Лохапасада в Анурадхапуре), нередко строившиеся в семь и выше этажей, назывались пасада. Они имели большое количество террас и балконов. Обычно каменные столбы (из одного монолитного блока) нижних этажей поддерживали верхние. Междуэтажные перекрытия — деревянные. Стены нижних этажей возводились из обожженного кирпича, а стены верхних этажей имели деревянный каркас с глинобитным заполнением сырцовым кирпичом. Открытые террасы, лоджии и балконы (тала) были обращены, как правило, в сторону внутреннего двора. Небольшие помещения спален размещались на верхних этажах. В жилых зданиях часто устраивался верхний летний павильон (хаммия).
 
В Анурадхапуре сохранилось одно из немногих жилых зданий. Оно расположено внутри царской цитадели. Это монументальное дворцовое двухэтажное здание — малигава имеет центрическую композицию (рис. 3). Квадратный зал (32×32 м) окружен узкими коридорами, со всех сторон перекрытыми полуцилиндрическими ложными сводами. Каменные стены (наружные толщиной 1 м, а внутренние 85 см) возвышаются на два этажа (высота здания от пола 4,5 м). Судя по остаткам кирпича, была какая-то надстройка, возможно, в форме павильона из недолговечного материала. Междуэтажные перекрытия были деревянными. В Анурадхапуре часто встречаются постройки в виде четырехколонных залов, сгруппированных вокруг прямоугольного или квадратного открытого двора. Такие постройки могли служить больницей, домом приюта для паломников или купцов, а также помещением для собраний монахов.
 
Другим распространенным типом сооружений в городе был мандапа — открытый павильон или галерея с плоской крышей, покоящейся на столбах. Мандапа служили местом отдыха паломников и молящихся, их часто строили рядом с культовыми сооружениями. Кроме того, они широко использовались во время проведения празднеств. Встречаются мандапа в несколько этажей.
 
В Анурадхапуре, так же как и в других крупных городах этого времени, как сообщают цейлонские хроники, существовали больницы, родильные дома (сутигхара), бес-
 
 
—стр. 136—
 
платные общественные столовые (бхатта) для неимущих слоев населения и монахов. В Анурадхапуре было найдено много своеобразных «кормушек» для бесплатной раздачи риса, наподобие обнаруженной «кормушки» VI в. в городе Магахаме в виде каменного желоба длиной 8 м и шириной 1,8 м.
 
 
Анурадхапура. Дворцовое здание — малигава, IV—VII вв.  Анурадхапура. Дворцовое здание — малигава, IV—VII вв.
3. Анурадхапура. Дворцовое здание — малигава, IV—VII вв. План и разрез
 
 
Больницы, называемые веджджазала, строились иногда в деревнях; например, правитель Буддаса, будучи сам врачом, учредил больницы в каждой деревне и создал в городах специальные больницы для слепых и хромых. В хрониках говорится о строительстве крупных больничных учреждений в V, VIII и X вв. в Анурадхапуре и Полоннаруве, причем правители (Паракамагаху I в Полоннаруве, например) обязали жителей деревень, прилегающих к городам, обеспечить больных продовольствием, медикаментами и организовать необходимый за ними уход. Обычно к больницам примыкали продовольственные склады.
 
В Руванвели сохранилось одно из зданий лечебницы (рис. 4), которое соединялось с другими зданиями при помощи крытых галерей. В центре этого квадратного в плане здания размером 43,5×43,5 м размещался двор, окруженный по внутреннему периметру галереей и другими помещениями. Пролет между колоннами галереи около 5 м, пол заглублен примерно на 20 см. Вдоль одной стены двора установлен каменный желоб — кормушка длиной 14,5 м.
 
 
4. Руванвели. Лечебница. План
4. Руванвели. Лечебница. План
 
 
На главных улицах и площадях Анурадхапуры, согласно цейлонской традиции, в дни празднеств и торжественных случаев воздвигались богато декорированные триумфальные ворота, называемые торана. Более скромные ворота было принято сооружать у входа во двор жилых комплексов.
 
В городе было множество бассейнов, называемых покуна, для общественных омовений. Бассейны, обрамленные со всех сторон каменными лестницами и открытыми колоннадами, сквозь которые просвечивали красочные стенные росписи, скульптура,
 
 
—стр. 137—
 
представляли собой лучшее украшение города.
 
Большой художественностью отличается декоративное убранство интересного комплекса общественной купальни в Тиса-веве близ Анурадхапуры, в состав которого входят бассейны отдельно для детей (2,5×4 м) и взрослых (6×6 м), окруженные цветниками и замечательными, свободно скомпонованными рельефными изображениями слонов на естественном откосе скалы (рис. 5).
 
 
5. Тиса-вева. Общественные купальни. План и разрез
5. Тиса-вева. Общественные купальни. План и разрез
 
 
Великолепные сады и парки Анурадхапуры с фруктовыми и декоративными деревьями, искусственными озерами, бассейнами для плавания, павильонами и беседками, в которых водилось множество ручных животных и птиц, разнообразие видов общественных зданий, их красота и монументальность, общее благоустройство города поразили воображение китайского паломника Фа Сяня, посетившего Анурадхапуру в начале V в.
 
 
6. Панкулия. Монастырский комплекс, XI—XIII вв. План
6. Панкулия. Монастырский комплекс, XI—XIII вв. План
 
 
Большое место среди архитектурных памятников Анурадхапуры занимают многочисленные дагобы и монастырские комплексы. Монастыри были важнейшими центрами общественной и культурной жизни страны. Они строились как самостоятельные хозяйственные комплексы в уединенных местах, поблизости от торговых путей, а иногда в городах. В монастырский комплекс, обычно занимавший большую территорию, огороженную каменными стенами, кроме культовых сооружений и монашеских общежитий и столовых входили школы, лечебницы, мастерские. Представление о таком монастыре дают сохранившиеся постройки Панкулии (рис. 6). Один из характерных и крупных монастырских комплексов — монастырь Абхаягирия. В этом комплексе, так же как и в некоторых городских постройках Анурадхапуры, сохранились санитарные узлы, которые свиде-
 
 
—стр. 138—
 
тельствуют о высоком уровне благоустройства (рис. 7). Сточные воды и отбросы собирались в подземные керамические сосуды и отводились по гончарным трубам далеко за пределы поселения.
 
 
7. Абхаягирия. Уборные в монастырском комплексе, X—XII вв.
7. Абхаягирия. Уборные в монастырском комплексе, X—XII вв.
 
 
Анурадхапура. Полукруглая площадка «Лунный камень».
8. Анурадхапура. Полукруглая площадка «Лунный камень». План и разрез
 
 
Дагобы в Анурадхапуре встречаются самых различных размеров, но одинаковой в основном формы. Дагоба обычно представляет собой монолитное сооружение в форме полусферы (из кирпича, щебня или глины с оштукатуренной либо облицованной камнем поверхностью), покоящейся на круглой или квадратной в плане платформе, которая служит местом церемонии обхода дагобы и преподношения цветов и других даров. Дагобу увенчивает ведика, т. е. реликварий в виде куба, окруженного столбиками. На платформу ведут четыре лестничных входа, ориентированных по странам света. У подножья лестницы, ведущей к дагобе, выстлана из камня полукруглая площадка, называемая «Лунный камень», богато декорированная рельефными изображениями. («Лунный камень» неизменно украшает также подножье лестниц дворцов и других значительных зданий.) О таком «Лунном камне», обнаруженном в Анурадхапуре (диаметром 2 м 16 см), отличавшемся особой изысканностью и богатством декора, было сказано, что «он сто́ит всех драгоценностей Цейлона» (рис. 8). В рельефе, слегка утопленном в поверхность камня концентрическими рядами по полукругу, изображены традиционные священные гуси «хамса», слоны, буйволы, львы и лошади, а также растения и цветы. Напротив входов
 
 
—стр. 139—
 
ставились алтари — каменные плиты с рельефными изображениями, иногда сооружались ворота — торана. В V в. в Анурадхапуре были сооружены торана для трех самых крупных дагоб (рис. 9).
 
 
9. Анурадхапура. Дагоба, IV—VII вв. План
9. Анурадхапура. Дагоба, IV—VII вв. План
 
 
Каменные лестничные ступени в дагобах, так же как и в общественных и дворцовых зданиях, обычно ограничены по обеим сторонам массивным парапетом с изображением чудовища с открытой пастью (знакомый мотив «макара» индийского происхождения) и карликовых фигур стражников — дварапал. Террасы, окружающие дагобу, ограждены балюстрадой. Необычайное своеобразие цейлонской дагобе придает окружающая ее в два или три ряда колоннада без антаблемента. На отдельно стоящие столбы такой колоннады иногда целыми гирляндами подвешивались лампы и факелы.
 
Отдельно стоящие столбы, на которых укрепляли светильники, было принято устанавливать в общественных местах, около больниц, бассейнов, домов приюта, дворцов. Очень часто такие столбы специально вводились в композицию отдельных комплексов дворцов, монастырей и культовых сооружений, придавая им торжественность и нарядность. Столбы, как правило, имели гладкий, квадратный в плане ствол с резными капителями.
 
Самая ранняя из уцелевших дагоб в Анурадхапуре Тхупара-дагоба (244 г. до н. э.) была перестроена в XIII и XIX вв. Руанвели-дагоба (I в. до н. э.), сильно реконструированная в XIX в., сохранила замечательную скульптуру сидящего Будды (IV в.) и «Лунный камень» (V в.) с рельефным изображением мудреца Капиллы (VII в.)
 
Письменные источники сообщают, что здания в Анурадхапуре (и других городах) снаружи и внутри покрывались штукатуркой, с нанесенным на нее слоем каолина и магнезита, придающего поверхностям белизну и блеск. Широко применялись стенные росписи по штукатурке (которая для этих целей смачивалась на ночь), а также по дереву, которое покрывалось для сохранности лаком. Скульптурные изваяния и рельефы (чаще всего из камня, иногда из штука или из кирпича и глины, покрытых штуком) раскрашивались.
 
В пластическом декоре и стенной живописи дворцовых и культовых зданий применялись одни и те же мотивы: в растительный орнамент часто вплетались изображения птиц и животных, а также стилизованные изображения, имеющие символическое значение, например, солнца, колеса (колеса закона жизни вселенной, вращаемого Буддой), кувшина с водой (символа изобилия).
 
Исключительно самобытный архитектурный памятник Цейлона — Сигирия-Нувара, поселение V в., открытое археологами в джунглях в 1895—1897 гг. (рис. 10). В живописный ландшафт с причудливыми по формам скальными громадами, возвышающимися над равниной, с необычайным мастерством вписались монастырские ансамбли, храмы, дворцовые комплексы и другие различные сооружения Сигирии-Нувары, сгруппировавшиеся вокруг огромного водоема (шириной 400 м). Высокие каменные стены ограждали поселение, раскинувшееся на 1,5 км в длину и на 1 км в ширину. Один из монастырских ансамблей располагался на острове, окруженном четырьмя искусственными водоемами. Весьма удачно буддийские монахи выбрали место для своих молитв — на высокой скале, в которой вырубили лестницы, скамьи, лоджии, окруженные цветниками. В одной из скал была устроена тюрьма.
 
 
—стр. 140—
 
10. Сигирия-Нувара. Дворцово-крепостной ансамбль, V—XI вв. Общий вид. План комплекса. Вход
10. Сигирия-Нувара. Дворцово-крепостной ансамбль, V—XI вв. Общий вид. План комплекса. Вход
 
 
—стр. 141—
 
Снаружи виден ряд мелких отверстий, прорубленных в монолите скалы. Это — световые проемы в кельях заключенных. Со стороны входа скалу подпирают мощные гранитные столбы из монолитного блока.
 
Над всеми этими сооружениями возвышается огромная отвесная скала, на вершине которой разместилась царская резиденция— Сигирия-Гала. Здесь царь Касаппа I (V в.) вынужден был искать убежища от своих врагов.
 
Эту высокую недоступную скалу (высота 300 м, площадь примерно 100×150 м) с крутыми откосами сингалезские зодчие превратили в необычайный по своей красоте дворец-крепость, в котором почти невозможно отделить творчество человеческих рук от природы. Со ступенчатых террас, вырубленных на уступе вершины скалы, и видовых площадок с мраморными скамьями (асана) для отдыха и размышлений открываются необозримые живописные дали. На этих террасах, затененных зеленой кроной декоративных деревьев, возвышаются красивые павильоны, галереи, колоннады дворцового комплекса, отражающиеся в зеркале лазурных вод искусственных и естественных озер. На одной из скал, нависшей над обрывом, находится площадка, огражденная отвесной стеной соседних скал. На ней уютно расположен зал аудиенций под открытым небом в тени гигантских развесистых деревьев.
 
Резервуарами воды для Сигирии-Галы служили, кроме естественных водоемов, пересыхающих в летнюю жару, вырубленные в скалах специальные цистерны, в которые собиралась дождевая вода. Поразительными в этом необычном комплексе являются монументальные росписи (напоминающие росписи Аджанты, Индия) на поверхностях отвесных скал, расположенных вдоль лестничных спусков. Зодчие, по-видимому, намеревались подбодрить поднимающихся по крутым ступеням утомленных путников изображениями обольстительных небесных красавиц.
 
Новый этап в истории Цейлона начинается с конца VIII в., когда сингалезы под натиском тамильцев были вынуждены оставить Анурадхапуру и перенести свою столицу в город Пулаттхинагару (современное название Полоннарува), основанный на месте более древней крепости Виджитапура I в. до н. э. С этого времени на Цейлоне усиленно развиваются феодальные отношения. Большое влияние на развитие Цейлона оказывает Южная Индия.
 
 
Полоннарува. Жилое здание — раджамалигава  Полоннарува. Жилое здание — раджамалигава
11. Полоннарува. Жилое здание — раджамалигава. План, фасад, разрез
 
 
Замечательные памятники архитектуры и скульптуры этой эпохи, отражающие зрелость цейлонской средневековой художественной культуры, были построены в Полоннаруве. В одних памятниках очень ярко проявилась самобытность культуры Цейлона, в других же — взаимодействие цейлонской культуры с иноземной. Это не удивительно: Полоннарува дважды завоевывалась тамильцами — в XI и XIII вв., будучи их приграничной столицей в течение полутора веков.
 
Полоннарува живописно расположена на скалистой гряде, вокруг огромного искусственного озера Тупавева. Еще в VIII в. Полоннарува превосходила по своим размерам город Анурадхапуру. Она имела 14 ворот в самих городских стенах и в стенах, окружавших окраины города, который разделялся на четыре квартала двумя главными улицами, ориентированными по странам света. Кроме них существовало еще
 
 
—стр. 142—
 
более сотни различных улочек, отдельно предназначенных для пешеходов и передвижения на слонах и лошадях. Внутри цитадели (раджангана) уцелели руины различных по назначению дворцовых построек. Как сообщают хроники, в «Мандаламандире» читались рассказы джатаки и другие художественные произведения, в «Сарасватимандапа», открытом колонном павильоне, устраивались музыкальные и танцевальные представления, «Адхара-нитхара» предназначалась для магических заклинаний.
 
 
Полоннарува. Буддийское культовое сооружение Вата-да-ге, XII в.
 
Полоннарува. Буддийское культовое сооружение Вата-да-ге, XII в. 12. Полоннарува. Буддийское культовое сооружение Вата-да-ге, XII в. Общий вид, фрагмент стены, разрез
 
 
На крыше многих зданий Полоннарувы и на стенах, наподобие эркера, выделяется открытый павильон с ажурной решеткой «Львиная клетка». Ажурная решетка заполняла также все оконные проемы.
 
Наиболее оригинальное и значительное среди уцелевших дворцовых зданий — здание раджамалигава — зал аудиенций (рис. 11). Открытый прямоугольный в плане зал (18×5,2 м) с тремя входами, обнесенный одним рядом колонн (высотой 2,5 м), стоит на высоко приподнятой от земли (на 3,6 м) каменной платформе. К трону, стоящему в глубине террасы, ведет богато декорированная лестница с полукруглой площадкой «Лунного камня» у подножья. Стены постамента (или цоколя) по вертикали расчленены сильно профилированными тягами на три горизонтальных пояса с рельефными изображениями процессии слонов и людей-карликов. В целом это небольшое сооружение выглядит внушительно и торжественно.
 
Во второй половине XI в. во время правления Паракрама Баху I (1059—1114) Цейлон был освобожден от тамильских завоевателей. Развернулось большое строительство. Было создано гигантское водохранилище Паракрама (площадью 3700 га), в которое по многочисленным каналам отводились воды Махавели-Ганга. Как гласит хроника, строители этого водоема были приглашены в Китай и Кашмир. В это же время почти полностью была восстановлена сильно разрушенная Анурадхапура. Самое же крупное строительство сосредоточилось в Полоннаруве. Город был обнесен новой высокой каменной стеной, были реставрированы старые культовые постройки и воздвигнуто много новых монументальных сооружений, бассейнов, разбито много новых парков и садов. Полоннарува представляет великолепный образец садово-паркового искусства. В городе насчитывалось 29 садов и парков. Из них один сад примыкал к
 
 
—стр. 143—
 
царской резиденции, но оставался доступным для всего населения.
 
Исключительный интерес представляет композиция небольшого острова-сада («Дилюяна»), расположенного среди озер и искусственных бассейнов для купания, окруженных каменными лестничными спусками и украшенных рельефами.
 
Полоннарувские скульпторы увековечили своего выдающегося правителя Паракрама Баху I, воздвигнув из гранитного монолита статую. Статуя возвышается на скале Полоннарувской гряды прочных кристаллических пород, послуживших незаменимым строительным материалом для каменных сооружений Полоннарувы. В этой же гряде скал, протянувшихся за пределы города, были выдолблены знаменитые пещерные буддийские храмы. Один из лучших — известный Гал-Вихара XII в. — прекрасный образец синтеза монументальной архитектуры и скульптуры. У входа в храм высечены из того же монолита гранитной скалы колоссальные статуи (сидящего Будды высотой 5 м и Будды, погруженного в нирвану, длиной 15 м, и ученика Будды — Ананды высотой 7 м).
 
В Полоннаруве находятся самые крупные на Цейлоне дагобы. Это Ранкот-дагоба (высотой 60 м) и Кири-дагоба. Обе сильно разрушены. Замечательные барельефные изображения 344 слонов (головы слонов выступают из плоскости стены на 90 см) уцелели на квадратной платформе дагобы Махатхупа, стоящей в центре двора, окруженного кирпичными стенами. Монументальные ворота—торана, стоявшие перед четырьмя входами во двор, не сохранились.
 
От самого крупного на Цейлоне буддийского комплекса Джетавана в Полоннаруве уцелели руины храма Ланкатилака и стоящая в его глубине статуя Будды высотой 12 м, сложенная, как это принято на Цейлоне, из кирпича и покрытая штуком.
 
Выдающимся памятником архитектуры в Полоннаруве является сооружение Вата-да-ге (рис. 12). Как предполагают, это хранилище одной из величайших буддийских реликвий — зуба Будды. В отличие от традиционной монолитной полусферы, дагоба Вата-да-ге имеет форму полого цилиндра, внутри которого стоит маленькая дагоба. Цилиндрический объем приподнят на невысокую круглую террасу (диаметром 31 м) с четырьмя поднимающимися с разных сторон лестницами, ведущими к четырем входным проемам сооружения. Напротив каждой лестницы возвышается на постаменте статуя сидящего Будды.
 
 
13. Полоннарува. Храм Сат-Махал-пасада, XII в. Фасад
13. Полоннарува. Храм Сат-Махал-пасада, XII в. Фасад
 
 
Все богатство пластического декора сосредоточено на основании цилиндра, которое опоясано в три ряда сплошной лентой горельефных изображений животных и фантастических существ, чередующихся с низенькими пилястрами. Благодаря центрической композиции и пластичности простых форм, несмотря на небольшие размеры сооружения, достигается впечатление большой монументальности и величия. Особую торжественность и красоту придают Вата-да-ге отдельно стоящие колонны — светильники с резными капителями, окружающие его метрическим рядом и выделяющиеся на фоне его гладких стен¹.
____________
¹ В Медиригирвие сохранилось подобное Вата-да-ге сооружение меньших размеров и иных пропорций.
 
На той же территории монастырского комплекса, где стоит Вата-да-ге, находится
 
 
—стр. 144—
 
небольшой буддийский храм Сат-Махал-пасада XII в. (рис. 13), удивительно похожий на известный храм в Будх-Гайе (Индия). Храм построен в виде квадратной в плане ступенчатой пирамиды в семь ярусов. По всем сторонам каждого яруса, в полукруглых нишах, помещены статуи Будды.
 
 
14. Полоннарува. Храм Шивы-Девале. Фасад, разрез, дверной портал, план
14. Полоннарува. Храм Шивы-Девале. Фасад, разрез, дверной портал, план
 
 
Вихара — храм Хетадаге в Полоннаруве имеет необычное довольно просторное, освещенное четырьмя оконными проемами прямоугольное в плане святилище со стоящими внутри столбами и статуями. К святилищу со стороны входа примыкает вестибюль, пол которого устлан крупными плитами. Горизонтальные профилированные тяги и скульптурные фризы опоясывают это невысокое здание поверху и понизу со всех сторон, подчеркивая его приземистость. Здание окружено низкой каменной оградой.
 
Храмы, построенные на Цейлоне правившими в XII в. тамильскими феодалами
 
 
—стр. 145—
 
династии Чола при участии индийских строителей, мало чем отличаются от тех, которые они строили в Индии, — те же композиция, формы и декор. Материалом чаще всего служил кирпич. Снаружи и изнутри храмы были оштукатурены. Наиболее типичным из них является храм Шива-Девале (рис. 14) и похожий на него храм Тупарама (XII в.) в Полоннаруве. В интерьере храма Тупарама, покрытого росписями, помещена статуя Будды. В формах шикхары, пилястрах и нишах, профилировке и других деталях нетрудно проследить формы паллавской южноиндийской архитектуры VIII в.
 
 
15. Канди. План города
15. Канди. План города
 
 
В XIII в. вследствие участившихся феодальных междоусобиц и военных вторжений намечается упадок сингалезской культуры. Под натиском иноземцев население вынуждено было покинуть плодородные долины и занять центральное нагорье, самую высокую, недоступную для врагов часть страны, поросшую густыми непроходимыми лесами, с дождливым прохладным климатом. Здесь на склонах гор сингалезы развили искусство террасированного возделывания риса, ставшее основой хозяйства, образовавшегося в этой горной стране Кандийского царства. При выборе места для поселений кандийцы исходили в первую очередь из интересов обороны.
 
Первоначально столицей Кандийского царства (в 1272 г.) была Япухава, расположенная высоко в горах. На одной из скал был создан дворцово-крепостной ансамбль, подобный Сигирии-Гале, но далеко уступающий по мастерству исполнения своему предшественнику. Вскоре был сооружен другой подобный комплекс на скалах в Дамбадении.
 
 
16. Дамбадения. Храм, XIII в.
16. Дамбадения. Храм, XIII в.
 
 
Применившись к новым условиям этой части страны, кандийцы создали самобытную культуру. Основным строительным материалом служило дерево, которым они овладели в совершенстве, оставив великолепные памятники деревянного зодчества в Дамбадении, Гамполе (называвшейся Гангашрипура) — столице кандийцев в 1347—1397 гг., Канди — бывшей столицей с конца XVI до XIX в. (рис. 15) и Бадуле. Эти три города очень близки по характеру своего расположения в горной долине, опоясанной излучиной Махавели-Ганга с одной стороны и защищенной горами с другой. Уцелевшие в Канди оборонительные каменные стены с 18 башнями относятся ко времени правления Дхармы I (1592—1604 гг.). Тревожное время вынуждало кандийцев строить свои жилые дома — валува, похожие на небольшую крепость. На улицу выходили редкие небольшие проемы. Своеобразие и красоту суровому облику зданий придают необыкновенные крыши с крутыми скатами, иногда в несколько ярусов, поддерживаемые сложными стропильными конструкциями. Эти кандийские крыши, невольно вызывающие ассоциации с крышами непальских и китайских пагод, удивительно гармонируют с окружающим горным пейзажем. О характере кандийских
 
 
—стр. 146—
 
жилых зданий можно судить по сохранившемуся буддийскому храму в городе Дамбадения XIII в., мало чем отличающемуся по внешнему виду от обычного современного жилого дома (рис. 16).
 
Остатки укрепленной дворцовой резиденции XIII в. сохранились в Канди. Дворцовый комплекс со служебными и хозяйственными постройками был окружен толстыми глинобитными стенами. Многочисленные крытые колоннады, павильоны, двухэтажные дома с висячими балконами и глубокими лоджиями, балюстрадами, с красивой орнаментальной резьбой живописно сгруппировались вокруг водного зеркала бассейна. Среди зданий на земле стояли высокие керамические вазы с цветами и растениями. Особняком стояли постройки зернохранилища на низких каменных столбиках.
 
Большинство зданий комплекса было одноэтажными, покрытыми соломой. Двухэтажные постройки с галереями и террасами имели черепичную кровлю. Интерьеры отличались богатством отделки деталей: изящная резьба покрывала капители каменных столбов, особенное внимание уделялось гравировке металлических замков, болтов, дверных петель. Дверные и оконные обрамления из эбонитового дерева были отделаны серебром. Насколько большое значение придавали декоративному убранству зданий, можно судить по тому, что даже стены зернохранилища были украшены росписями.
 
В начале XVI в. Цейлон, распавшийся на ряд мелких феодальных княжеств, стал легкой добычей европейских колонизаторов. С 1500 г. до середины XVII в. властвовали португальцы, оставившие свои крепости главным образом на юго-западном побережье — в Ханвелле, Руанвелле, Коломбо и других городах. Затем островом завладели голландцы. В конце XVIII в. Цейлон перешел во владения Великобритании.
 
С начала европейской колонизации основа экономики сингалезского хозяйства — поливное земледелие — пришло в упадок, и центр экономической и культурной жизни переместился в необжитую влажную зону, заросшую тропическими лесами, где до XI в. еще не было значительных поселений. Некогда цветущие плодородные долины засушливой зоны с богатыми городами, покинутые населением, были отданы на сотни лет во власть джунглей и находятся в этом состоянии и по сей день. На юго-западе Цейлона, не пригодном для произрастания зерновых культур, европейцы развили плантационное хозяйство экспортных культур (каучука, какао и др.). С этих пор большое значение приобретают портовые города Негомбо, Коломбо, Галле и др., необходимые для усиленно развивающейся внутренней и внешней торговли.
 
В начале XIX в. страна покрывается сетью железных и шоссейных дорог. Город Коломбо, впервые упоминаемый лишь в XIV в., вырастает в крупнейший порт мирового значения, важнейший административный, торговый и промышленный центр, столицу современного Цейлона.
 
О былом величии культуры сингалезов свидетельствуют теперь лишь скрытые в дебрях тропических джунглей руины архитектурных ансамблей, остатки скульптуры и живописи, запущенные ирригационные сооружения, а также сохранившиеся литературные памятники, высокохудожественные произведения современного народного творчества сингалезов, придерживающихся своих высоких культурных традиций.
 
 

21 апреля 2020, 9:26 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут