наверх
 
Удмуртская Республика


Архитектура Китая VI—X вв.

Том 9 : Архитектура Восточной и Юго-Восточной Азии до середины XIX вв. / Под редакцией  А. М. Прибытковой (ответственный редактор), Б. В. Веймарна, О. Н. Глухаревой, Л. И. Думана, А. С. Мухина. — 1971  Архитектура Китая VI—X вв. / О. Н. Глухарева
 
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
  • Том 9 : Архитектура Восточной и Юго-Восточной Азии до середины XIX вв. / Под редакцией  А. М. Прибытковой (ответственный редактор), Б. В. Веймарна, О. Н. Глухаревой, Л. И. Думана, А. С. Мухина. — 1971. — 643 с., ил.
    • Часть вторая.
      • Глава 1. Архитектура Китая.
        • Архитектура Китая VI—X вв. / О. Н. Глухарева. — С. 345—361.
 
 
 

АРХИТЕКТУРА КИТАЯ VI—X вв.

 
—стр. 345—
 
Столкновения отдельных государств, сложившихся на севере и юге Китая, а также постоянные вторжения кочевников ослабляли страну. Однако дальнейшее развитие сельского хозяйства и возросшее значение городов, являвшихся в этот период центрами торговли и культуры, подготовили почву для нового объединения страны.
 
В 581 г. полководец государства Северный Чжоу — Ян Цзянь — захватил власть и провозгласил себя императором династии
 
 
—стр. 346—
 
Суй (581—618). В 589 г. им было уничтожено южное царство Чэн и завершено объединение всей страны.
 
В течение 40 лет правления династии Суй в Китае наблюдался неуклонный подъем производительных сил. Несмотря на захват земель крупными феодалами, в связи с возросшей культурой земледелия и орошением полей площадь пахотных земель возросла в три раза.
 
В конце VI в. началось сооружение Великого канала, который соединил реки Бэйхэ и Хуанхэ с Янцзы и заливом Ханчжоувань. В строительстве канала протяжением 1800 км участвовали миллионы людей.
 
Великий канал еще более способствовал развитию экономических и культурных связей между севером и югом страны.
 
 
Провинция Хэбэй. Мост Аньцзицяо, 581—618 гг.
 
Провинция Хэбэй. Мост Аньцзицяо, 581—618 гг.  Провинция Хэбэй. Мост Аньцзицяо, 581—618 гг.
11. Провинция Хэбэй. Мост Аньцзицяо, 581—618 гг. Общий вид. Фасад. Деталь ограждения
 
 
Продолжали развиваться и внешние связи Китая со странами Средней Азии, Индией и Японией. Из Китая караванными путями вывозили шелковые ткани, бумагу, железо и керамику.
 
Столицей государства становится Дасинчен — «Город великого процветания» (позже Чанъань), а с 605 г. — Лоян, в восстановлении которого участвовало множество строителей. Лоян становится крупным торговым центром, куда стекаются многочисленные товары. Только для сдачи зерна
 
 
—стр. 347—
 
в городе было сооружено 3 тыс. кладовых-погребов.
 
После образования единой империи началось большое строительство. Была укреплена Великая китайская стена, которая находилась в запущенном состоянии, для чего были призваны сотни тысяч мужчин. Началось восстановление разрушенных городов. В Лояне были сооружены дворец и богатые резиденции сановной знати, которые соперничали в пышности и роскоши убранства. Золоченные крыши парадных зданий императорского дворца украшались драгоценными камнями.
 
От периода Суй сохранился знаменитый мост Аньцзицяо, перекинутый через р.Сяохэ, находящийся в провинции Хэбэй за южными воротами г. Чжаосянь (рис. 11). Мост был построен известным зодчим Ли Чунем и является свидетельством большого развития строительной техники. Мост сооружен в виде большой, плавно изогнутой арки, состоящей из 28 отдельных, параллельно установленных арок, каждая из которых имеет ширину 34 см. Арка моста возвышалась над уровнем реки приблизительно на 6,5 м. Длина проезжей части моста 54 м, ширина 9,6 м. С обоих концов под проезжей частью расположены по две небольшие арки для пропуска воды во время паводка и предохранения моста от подмыва. Такое конструктивное решение значительно облегчило нагрузку на основную арку пролетом 37,47 м. Возведение подобных устоев в условиях аллювиальных почв Китая составляло сложную задачу для того времени, но она была решена с высоким инженерным искусством.
 
В 1954 г. во время реставрации моста на дне реки были обнаружены фрагменты первоначальных каменных перил, богато украшенных рельефами с изображением драконов. Динамичная композиция рельефов указывает на высокое художественное мастерство и творческую фантазию мастеров, сумевших передать в изображениях фантастических животных народный юмор. В настоящее время по найденным фрагментам полностью восстановлены перила моста.
 
Мост Аньцзицяо находился на важном торговом пути с юга на север. В последующие века он играл большую роль при обороне страны. Многие прославленные поэты воспели красоту этого моста. На севере Китая до настоящего времени сохранились еще семь каменных мостов подобной конструкции, построенных примерно в то же время, что и мост Аньцзицяо.
 
Письменные источники сохранили сведения о выдающихся зодчих периода Суй, среди которых выделялись Ян Су, принимавший участие в планировке и строительстве нового Лояна, и Юй Вэнь-кай, который руководил строительством гидравлических сооружений и построил для развлечения императора большой вращающийся павильон. Как военный инженер в этот период прославился Хо Тяо. Он руководил также работами по декоративному оформлению «ян-ди» — торжественных прогулок императора по Великому каналу. Не менее известен был и Янь Би — отец знаменитого художника Янь Ли-бэня, принимавшей участие как в строительстве увеселительного дворца, так и в реставрации Великой китайской стены. Он же руководил сооружением канала для переброски войск на Корейский полуостров.
 
Короткий период правления династии Суй был весьма значительным в истории китайской архитектуры, так как в это время были созданы условия для ее расцвета в последующие века, когда были окончательно развиты строительные традиции, сложившиеся в древний период. Объединение севера и юга страны способствовало созданию единого стиля китайской архитектуры, ее основных конструктивных форм, которые с небольшими изменениями сохранялись вплоть до конца XIX в.
 
Династия Суй вела продолжительные и изнурительные для народа войны. В 605 г. был совершен поход против Вьетнама, а в 612—614 гг. — ряд походов против государства Когурё (Корея). Продолжались войны и с кочевыми народами на севере и западе страны.
 
В начале VII в. не прекращавшийся захват земель богатыми феодальными домами и непосильные налоги привели крестьянство к разорению. В 610—611 гг. в провинции Шаньдун вспыхнуло народное восстание, которое захватило и южные области. В 618 г. под ударами восставших империя распалась.
 
Крупный феодал из провинции Шаньси Ли Юань захватил столицу (современный Сиань) и, низложив династию Суй, провозгласил себя императором новой династии Тан (618—907), которая вновь объединила страну в единую империю.
 
 
—стр. 348—
 
В VII—VIII вв. Китай становится наиболее могущественным государством средневековья. Его границы простирались от восточного побережья до современного Синьцзяна, от Великой китайской стены до Индокитая.
 
Танская империя проводила завоевательную политику, присоединяя к себе новые области. Развиваются торговые и культурные связи со странами Средней Азии, Индией, Индокитаем, Японией, Ираном, а через персов и арабов с Византией. В южном порту Гуанчжоу в этот период существовали колонии иностранных купцов (среди них были арабы, корейцы, персы и купцы с острова Борнео), которые постоянно приезжали в Китай и даже имели в городе свои дома и храмы.
 
Административное управление в VII—VIII вв. превратилось в сложную систему с многочисленным аппаратом чиновничества. В начальный период правления династии Тан укрепляется собственность государства на землю и надельная система, что способствует подъему экономики.
 
Большое оживление наблюдается в городах, в которых еще больше сосредоточиваются торговля и ремесло. Развиваются внутренние торговые связи, благодаря чему возникают новые города на скрещении торговых путей и по берегам рек.
 
 
12. Конструкции кровли
12. Конструкции кровли
 
 
В период Тан культура достигла высокого уровня. Процветали науки и искусство. Большое значение получили природоведение и география. В VII в. буддийский монах Сюань Цзан совершает путешествие в Индию и по возвращении создает труд «Описание западного края», где содержатся ценные сведения о многих народах Азии. Развивается книгопечатание с досок, в столице создаются библиотеки, появляется придворный театр и выпускается газета «Столичный вестник». В школы Чанъаня приезжают получать образование знатные юноши из всех областей Китая и из других стран. В столице Чанъань жили и работали писатели, поэты и художники, произведения которых высоко ценятся до настоящего времени.
 
В VII—VIII вв. буддизм и даосизм были наиболее распространенными религиями. Буддийские монастыри благодаря правительственным льготам стали владельцами больших поместий и быстро богатели.
 
В VI—VIII вв. архитектура Китая испытывала некоторые иноземные влияния, которые, однако, не имели большого значения. Вместе с тем архитектура Китая оказывала в это время большое влияние на архитектуру Японии, Кореи и Индокитая.
 
В VI—VII вв. окончательно складываются характер китайской деревянной архитектуры и основные типы построек. Главным типом был одноэтажный павильон «дянь», прямоугольный в плане, сооруженный на каменной платформе, часто с открытой обходной галереей или галереей только со стороны главного фасада. Второй тип — многоэтажное здание «лоу» или «гэ», изображение которого сохранилось в стенописи пещерного храма Дуньхуан. К третьему типу относится деревянный павильон «тай», стоящий на высоком каменном основании. Обычно этот тип построек применялся для надвратных башен. Четвертый тип — садовые постройки: беседки «тин» и открытые галереи «лан», соединяющие большие павильоны.
 
Деревянные конструкции в Китае использовались с древнейших времен. Основой структуры зданий служил деревянный каркас, представляющий особую стоечно-балочную систему. Столбы внутри, в большинстве случаев прямоугольного здания, в продольном направлении образовывали несколько нефов. Вверху стойки в продольном и поперечном направлении связывались балками, а промежутки между наружными стойками заполнялись в нижней части деревянными панелями, а выше — деревянными решетками. На севере страны торцовые, а иногда и все стены здания выкладывались из кирпича и включали в свою толщину стойки каркаса.
 
 
—стр. 349—
 
Стропила в европейском понимании этой конструкции, т. е. состоящие из наклонных стропильных ног, подкосов и т. д., в китайских постройках не применялись. Конструкция крыш состояла из горизонтальных и вертикальных элементов. На поперечных балках ближе к опорам устанавливались невысокие стойки, на них укладывались следующие поперечные балки, на которые близ опор опять устанавливались стойки и т. д. Постепенное укорачивание балок создавало нужные скаты кровли. Подобная конструкция не вызывала распора, но отличалась большим весом (рис. 12).
 
Характерная особенность китайской крыши — большой вынос карниза, для поддержания которого над колоннами, а позже и в промежутках между ними, в несколько ярусов устанавливались кронштейны, так называемые доугуны. Они состояли из повторяющихся в определенном сочетании двух элементов: «доу» — кубовидного бруска со скошенными внизу гранями и «гун» — продолговатого бруска. Такие кронштейны выступали и во внутрь здания, поддерживая поперечные балки. Таким образом связывались кронштейны и балки внутренней части сооружения с наружными кронштейнами и опирающимся на них карнизом (см. рис. 84).
 
В Китае существовало несколько форм крыш: двускатная (сюаньшань), вальмовая (удянь), щипцовая с карнизом под ним (сешань) и пирамидальная (чуань-цзянь).
 
На сохранившихся изображениях парадных зданий и храмов в живописи и на каменных рельефах можно видеть, что крыши в этот период уже получают красивый плавный изгиб со слегка поднимающимися кверху углами. Поднятые углы крыши, так называемые «летящие карнизы», позволяли создавать широкие выносы, защищающие стены здания от дождя и не лишающие его интерьер естественного света. Кроме того, такая конструкция зрительно облегчала тяжелую массу крыши, которая как бы парила над легким деревянным зданием. Крыши заканчивались массивным коньком с возвышающимися по его концам изогнутыми выступами «хвост совы» (род акротерия). Массивные кронштейны, несущие крышу, размещались главным образом над столбами. Хотя доугуны возникли в народном творчестве, но в этот период использование этих конструкций в народном жилище не разрешалось.
 
 

ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

 
В период Тан большое значение получают города. Особое место среди них занимают столицы империи — Чанъань и Лоян. Наиболее крупным экономическим и культурным центром становится Чанъань (в прошлом Дасинчэн), строительство которого началось еще в период Суй в 583 г. под руководством знаменитого архитектора Юй Вэнь-кая. Город был расположен в 2 км юго-восточнее Чанъаня — столицы государства Хань.
 
Прямоугольный в плане Чанъань (рис. 13) имел по периметру 36 км и занимал площадь 8410 га. Выросший впоследствии на его месте современный город Сиань занимает только шестую часть площади танской столицы. Как и другие древние города Китая, Чанъань был ориентирован строго по странам света и окружен высокими глинобитными стенами. В город вели по трое ворот с южной, западной и восточной сторон и шесть с северной, из которых трое вели во дворец Дамингун, примыкавший к северной стене города.
 
Внутренняя структура города создавалась согласно древней традиционной схеме. С востока на запад 14 широких магистралей длиной по 9 км пересекались под прямым углом пятью широкими и шестью узкими улицами длиной около 7,5 км каждая, образовывая прямоугольные, замкнутые высокими глинобитными стенами кварталы «фан», которые связывались между собой, кроме улиц, также и сетью переулков. Всего в Чанъане было 108 кварталов, по площади в 2—3 раза превышающих ханьские «ли».
 
По планировочной композиции город разделялся на три основные части: в одной северной части находились кварталы Императорского города, замкнутые стеной с восточной, западной и южной сторон, где были расположены административные здания и резиденции высших сановников. В другой части, отделенной от первой широкой прямоугольной площадью, примыкая к северной городской стене, размещался прямоугольный в плане Запретный или Дворцовый город с парком, в центре которого
 
 
—стр. 350—
 
находился ансамбль императорского дворца Тайцзигун, также обнесенный прямоугольником высоких стен шириной 18 м у основания, простирающихся на 2820 м с востока на запад и на 1492 м с юга на север. В целом Императорский и Запретный города занимали 2/5 всей площади столицы. Третью часть Чанъаня составляли собственно наружный город с торговыми кварталами. Главная магистраль шириной 150—155 м, проходившая от южных городских ворот до южных ворот Императорского города, разделяла Чанъань на западную и восточную части, в центре которых были симметрично расположены кварталы рынков. Таким образом, при строительстве Чанъаня была впервые нарушена древняя традиция градостроительства располагать рынки сзади дворцов, что окончательно отделило дворцовую часть от жилых кварталов. Каждый рынок двумя парами пересекающихся улиц делился на девять кварталов. По сторонам главной магистрали располагались дворцы знати. В восточной стороне города находился квартал дворца Синцингун, а с северной стороны за городской стеной был расположен огражденный ансамбль дворца Дамингун, который соединялся со столицей, как уже указывалось, тремя воротами в городской стене. Большой императорский парк простирался за северной стеной города, примыкая к западной стене ансамбля Дамингун. На юго-востоке города был также расположен знаменитый парковый район с озером Чжуцзян.
 
 
Чанъань. План, VI—VII в.
13. Чанъань. План, VI—VII в.
1 — Императорский город; 2 — дворец Тайцзи; 3 — западный императорский сад; 4 — дворец Дамингун; 5 — зал Линьдэдянь; 6 — зал Ханьюаньдянь; 7 — зал Ханьгуандянь; 8 — западный рынок; 9 — восточный рынок; 10 — пагода Даяньта; 11 — пагода Сяояньта; 12 — ворота Миндэ
 
 
Ведущиеся в настоящее время археологические раскопки на месте бывшей столицы Китая периода Тан дали много ценных сведений, позволяющих представить четкую схему планировки Чанъаня с его одноэтажными жилыми кварталами в западных и восточных районах южной части города, заселенных ремесленниками и торговцами.
 
На главных магистралях на высоких стилобатах возвышались дворцы знати, храмы и пагоды. Согласно установившимся канонам в градостроительстве более высокие и значительные по своему объему здания размещались в лучшей, северной части, поблизости от Императорского города, что позволило зодчим создать своеобразное объемно-пространственное решение его в общей композиции города.
 
 
—стр. 351—
 

ЖИЛОЕ И ДВОРЦОВОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

 
Города Китая состояли из отдельных прямоугольных «фанов», которые делились на участки с внутренними дворами и одноэтажной застройкой типа «сыхэюань» (постройки по четырем его сторонам). Глинобитные или кирпичные дома горожан с тонкими стенами и соломенными крышами (дома более зажиточных горожан покрывались неглазурованной серой черепицей), с окнами, выходящими во двор и затянутыми бумагой, не отличались прочностью. Поэтому жилищ этого времени не сохранилось. Однако представление о них можно получить по изображениям в живописи. На известной картине Чжань Цзы-цяня «Весенняя прогулка» (вторая половина VI в.) можно видеть жилища с соломенными и черепичными крышами, расположенные по четырем сторонам внутреннего двора (рис. 14). Как уже указывалось, каждый из кварталов был обнесен глинобитной стеной с четырьмя воротами по сторонам, которые закрывались с наступлением темноты. По улицам могли проходить только войска и стража.
 
 
14. Картина художника Чжань Цзы-цяня «Весенняя прогулка», вторая половина VI в. Фрагмент. Тип жилища «сыхэюань»
14. Картина художника Чжань Цзы-цяня «Весенняя прогулка», вторая половина VI в. Фрагмент.
Тип жилища «сыхэюань»
 
 
Могущество китайского государства периода Тан создало условия для развития культуры и науки. Эстетические и конструктивные принципы танской архитектуры нашли свое яркое выражение в строительстве дворцовых и общественных зданий, изображение которых также сохранилось в живописи.
 
Сложные по структуре многоэтажные сооружения дворцов и храмов этого времени свидетельствуют о зрелости мастерства строителей. К VIII—X вв. сложился новый тип многоэтажного здания («гэ» или «лоу») в виде высокого павильона, изображение которого сохранилось в стенописи пещерного храма Дуньхуан. Наиболее значительные павильоны имели по фасаду девять пролетов и простирались более чем на 30 м.
 
Небольшие пилоны и деревянные башни, стоявшие около главных павильонов ханьских дворцов, сменяются деревянными павильонами «тай» на высоких каменных основаниях. Кроме того, по сторонам главного павильона располагались боковые павильоны также на высоких каменных основаниях, достигающих высоты второго этажа центрального павильона.
 
Дворцы Чанъаня, воздвигавшиеся руками народа, требовали огромных сил и труда. Так, известно, что на строительстве императорского дворца ежедневно трудились 10 тыс. государственных барщинных крестьян и ремесленников.
 
Изображения дворцово-храмовых сооружений на свитках живописи известных художников VIII в. Ли сы-сюня и его сына Ли Чжао-дао дают представление о великолепии дворцовой архитектуры, формах и тектонике отдельных зданий.
 
На небольшом альбомном листе Ли Сы-сюнь изобразил пышный дворцовый ансамбль «Цзючэнгун», состоящий из множества зданий, которые показаны художником с высокой точки. На свитке Ли Чжао-дао «Дворец в Лояне» еще более отчетливо воспроизведено величественное многоэтажное здание, возвышающееся на каменном стилобате. Благодаря множеству террас, ажурных оград и обходных балконов, а также плавным линиям изгибов крыш здание кажется легким, как бы сквозным, пронизанным воздухом. Оно возвышается на берегу реки, среди высоких деревьев и на фоне едва выступающих в дымке гор кажется слитым в единое целое с окружающей его природой. Дворец не отличается яркой полихромной росписью своих деталей, что будет характерным для парадной архитектуры последующих веков. Темносерые черепичные крыши гармонично сочетаются с голубоватыми столбами и золотистым цветом древесины. Удивительная сдержанность цветового решения еще
 
 
—стр. 352—
 
более сближает здание с окружающей средой.
 
Деревянная архитектура VIII—X вв. достигла высокого уровня развития, что подтверждается современными раскопками дворца Дамингун в Чанъане, которые начались весной 1957 г. Институтом археологии китайской Академии наук.
 
Как показывают данные раскопок, дворец Дамингун (Большой светлый дворец) был самым большим дворцовым ансамблем периода Тан (рис. 15). В настоящее время открыты остатки главных павильонов и других сооружений, а также 11 ворот в стенах, замыкавших этот ансамбль (периметр стен достигал 7628 м). Дворец Дамингун, как уже указывалось, находился за северной городской стеной Чанъаня на возвышенности Луншоуюань (примерно 1 км севернее современного Сианя). Впервые этот дворцовый ансамбль был сооружен в 634 г. при императоре Ли Ши-мине, позднее он реконструировался и расширялся вплоть до 662 г. Строительство дворца потребовало огромных средств, для чего были введены новые налоги на население. Даже чиновники столицы должны были внести на его строительство свой месячный заработок.
 
 
15. Чанъань. Дворец Дамингун, VIII—X вв. План
15. Чанъань. Дворец Дамингун, VIII—X вв. План
 
 
Дворец Дамингун просуществовал около 100 лет и во время восстания Ань Лу-шаня (755—763) был сожжен и разрушен, но память о нем, как о замечательном памятнике прошлого, продолжала жить и в последующие века.
 
Как показывают данные раскопок, план ансамбля Дамингун имел форму трапеции, так как часть его восточной стены вследствие уклона холма в северной части была срезана от северо-восточного угла. Мощные высокие глинобитные стены окружали весь ансамбль из 30 зданий и парков. С западной, восточной и северной сторон толщина стен доходила до 13 м, а с южной стороны, где стена примыкала к городу, она имела толщину 9 м. Длина западной стены 2258 м, южной 1674 м, северной 1135 м и восточной 2561 м.
 
Площадь дворца поперечной стеной толщиной 3 м разделялась на две основные части — северную и южную. В северной части для большей безопасности на небольшом расстоянии от основной стены с северной, восточной и западной сторон были сооружены вторые стены. Как указывают письменные источники, в пространстве между этими стенами (55 м) находились помещения для дворцовой гвардии. К южной прямоугольной части дворцовой территории с восточной и западной сторон примыкали императорские сады Дуннэйюань и Синэйюань, и поэтому здесь не существовало вторых стен.
 
В настоящее время найдены остатки ворот дворца Дамингуна. Наиболее широкие ворота дворца Даньфынмынь находились на южной стороне и служили главным входом в дворцовый ансамбль. Ворота длиной 5 м и шириной 16 м стояли на монументальной каменной платформе. В надвратной башне этих ворот находился зал, в котором провозглашали о различных переменах в жизни правителей периода Тан, об амнистиях и других официальных событиях.
 
Вторые ворота Сюаньумынь в центральной части северной внутренней стены дворца также имели высокую надвратную баш-
 
 
—стр. 353—
 
ню. Платформа этих ворот 34,23×16,4 м облицована кирпичом и в настоящее время возвышается над уровнем земли на 2—3 м. По обе стороны этих ворот располагались ворота без башен меньших размеров. В центре наружной северной стены также были ворота, которые имели лишь один проход.
 
Из 30 павильонов ансамбля до настоящего времени обнаружены остатки свыше 20 зданий.
 
В 1957 г. открыты остатки глинобитного облицованного кирпичом стилобата огромного деревянного здания — павильона Линьдэдянь (Павильон единорога), служившего для торжественных пиршеств и церемоний императорских бракосочетаний, на которых присутствовали сотни приближенных ко двору сановников. На стилобате (130,41×77,55 м) сохранились базы 192 столбов, свидетельствующих о каркасной структуре здания.
 
На такой же платформе стояли три павильона, занимая площадь около 4—5 тыс. м². Передний и центральный залы имели полы, вымощенные прямоугольными мраморными плитами, а пол заднего был покрыт квадратным шлифованным кирпичом. Сохранились также части лестниц, ведущих в передний зал на южной стороне, которые облицованы прямоугольным кирпичом с изображением лотосов.
 
По данным раскопок сделана предварительная реконструкция павильона Линьдэдянь, близкая к изображению дворца в Лояне на картине Ли Чжао-дао. Здания состоят из ряда павильонов, тесно слитых между собой, но имеющих отдельные крыши. Сближает эти дворцы и наличие фланкирующих башен.
 
В 1961 г. археологами были найдены остатки главного тронного зала Ханьюаньдянь дворца Дамингун, служившего для больших государственных церемоний. На стилобате павильона (75,9×42,3 м) высотой около 3 м видны остатки двух рядов каменных баз колонн в форме полушарий на квадратных основаниях. Стилобат был окружен балюстрадой со столбами, капители которых имели форму головы дракона. Стены здания были побелены известью снаружи и внутри, а нижняя часть покрыта красным лаком. Павильон Ханьюаньдянь был окружен длинной галереей. С юго-западной и юго-восточной сторон к павильону тронного зала примыкали два павильона — Сианьлуань и Сифын, стоявшие на высоких глинобитных платформах, которые соединялись с залом крытыми галереями. От главных ворот дворцового ансамбля до большой лестницы, ведущей в тронный зал Ханьюаньдянь, вела дорога «хвост дракона» шириной 50 м с тремя пандусами длиной 70 м каждый.
 
Пока трудно установить окончательную композицию дворца Дамингун, но, как загородный дворец, он был менее подчинен традиционной схеме расположения зданий на оси юг—север.
 
 

КУЛЬТОВОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

 
О размерах построек VIII—X вв., их строгой архитектуре и конструкциях могут дать представление, кроме уцелевших на территории Китая, сохранившиеся культовые деревянные постройки Японии этого времени, так как после распространения буддизма японские строители при их возведении повторяли структуру и общий вид китайских культовых сооружений.
 
Планировочная схема несохранившихся в Китае ранних монастырских комплексов подобно ансамблям японских монастырей характеризовалась уравновешенностью композиции. Возможно, в середине VIII в., как и в Японии в период влияния архитектуры империи Тан, ставилась не одна, а две пагоды — на восток и запад от главной оси, что открывает главный храмовый зал и перспективу следующих за ним зданий.
 
Представление о храмовых павильонах VII—VIII вв. дает вырезанное в камне над дверью пагоды Даяньта в Сиане изображение деревянного здания в виде открытого с трех сторон павильона с пятью пролетами, стоящего на каменной платформе с двумя лестницами (рис. 16). Центральный пролет более широкий, чем остальные. Доугуны над тонкими столбами и подпирающие конструкции («верблюжий горб») между столбами образуют карниз и поддерживают вынос крыши. Массивный конек украшен на обоих концах выступами («хвост совы»).
 
До наших дней дошло деревянное сооружение Дадянь (Большой павильон) монастыря Фогуансы, построенного в 857 г. в
 
 
—стр. 354—
 
деревне Доуцунь (уезд Утай, провинция Шаньси, рис. 17). Большой прямоугольный павильон длиной 36,2 м сооружен на каменной платформе и выходит главным фасадом на юг. Здание имеет карниз из тяжелых массивных доугунов, которые расположены над столбами и по высоте равны ⅓ расстояния от пола до карниза здания, что было обусловлено недостаточностью знаний строительной техники.
 
 
16. Сиань. Пагода Даяньта. Изображение павильона, VII—VIII вв.
16. Сиань. Пагода Даяньта. Изображение павильона, VII—VIII вв.
 
 
Четырехскатная крыша типа «у-дянь» с легким изгибом имеет большой вынос. Акротерии типа «хвост совы» по концам массивного конька покрыты цветной глазурью, что указывает на их позднее появление на этом павильоне. Высота здания от платформы до конька крыши 17,7 м.
 
Здание отличается строгой композицией. С трех сторон оно замкнуто мощными кирпичными стенами, которые не играют конструктивной роли; их появление объясняется суровым климатом данной местности. Пять пролетов центральной части фасада имеют двери; два крайних до половины высоты заполнены кирпичными стенками, а проемы в их верхней части закрыты деревянными решетками из вертикальных планок. Центральный осевой пролет здания наиболее широкий, по мере удаления от центра пролеты постепенно сужаются. Массивные балки, опирающиеся на выступающие из стен доугуны, поддерживают решетчатый потолок. Благодаря четкости форм и прекрасной обработке дерева, конструктивные детали здесь имеют и декоративное значение.
 
На невысоком пьедестале алтаря в северной части зала сохранилось около 30 статуй буддийских божеств.
 
В последние годы в уезде Утай было открыто еще более древнее здание буддийского храма Наньчаньсы, сооружение которого относится к 782 г.
 
В 827 г. был издан правительственный указ, запрещавший различные излишества и украшения в архитектуре, так как они вызывали недовольство среди народа. В частности, даже лицам высокого ранга запрещалось строить усадьбы более чем с семью дворами. Павильоны должны были иметь не более трех пролетов по фасаду и двух в глубину. Только князья могли сооружать ворота в два этажа и здания со сложными по форме кронштейнами.
 
Деревянные пагоды периода Тан не дошли до нашего времени, но представление о них могут дать сохранившиеся пагоды Японии VIII—IX вв., построенные по китайским образцам. Почти все дошедшие до нас пагоды танского времени сооружены из кирпича и камня, они прямоугольны в плане и отличаются монументальностью, а также четкой ритмичностью своих строгих простых форм.
 
Замечательным памятником раннего китайского зодчества является пагода Даяньта (Большая пагода диких гусей), сооруженная в 652 г. по проекту известного монаха — путешественника в Индию Сюань Цзана в монастыре Цыэньсы (647) в Чанъани, где он жил и работал до своего путешествия. В настоящее время она находится в южном пригороде Сианя в 4 км от города (рис. 18, 1).
 
Первоначально пагода Даяньта имела лишь пять ярусов, но в 701—704 гг., из-за ветхости она была перестроена и дополнена еще двумя ярусами, после чего ее высота достигла 64 м. Квадратная в плане
 
 
—стр. 355—
 
Провинция Шаньси. Монастырь Фогуансы. Павильон Дадянь, 857 г.
 
Провинция Шаньси. Монастырь Фогуансы. Павильон Дадянь, 857 г.
17. Провинция Шаньси. Монастырь Фогуансы. Павильон Дадянь, 857 г. Общий вид. Разрез. План
 
 
—стр. 356—
 
(около 25×25 м в основании) монументальная пагода пирамидальной формы стоит на четырехугольной платформе высотой 5 м. Пагода сооружена из обожженного желтовато-серого кирпича. Ее семь постепенно уменьшающихся в плане этажей подчеркнуты многослойными кирпичными карнизами. Завершением пагоды служит невысокая шатровая крыша из глазурованной черепицы, увенчанная ступой. Высокие этажи пагоды с тесно расположенными карнизами в отличие от других пагод этого времени позволяют предполагать, что по своим формам Даяньта близка к деревянным пагодам периода Тан, которые не сохранились. Об этом говорят и ее стены, расчлененные высокими, слегка выступающими пилястрами на девять пролетов в нижнем этаже и на пять—семь в верхних. Это четкое расположение пилястров с капителями в виде доугунов и уменьшение ее этажей также сближают эту пагоду с деревянной пагодой, изображенной в пещерном храме Юньгана. Стены всех этажей с четырех сторон прорезаны проемами с криволинейным верхом, расположенными на одной вертикальной оси, что усиливает ритмичное чередование ярусов и устремленность всей башни кверху. Четыре входа нижнего этажа перекрыты каменными плитами, на которых тонкой
 
 
18. 1 — Чанъань. Монастырь Цыэньсы. Пагода Даяньта, 652 г. Общий вид, план. 2 — Сиань. Монастырь Дацзяньфусы. Пагода Сяояньта VII в. Общий вид. План 18. 1 — Чанъань. Монастырь Цыэньсы. Пагода Даяньта, 652 г. Общий вид, план. 2 — Сиань. Монастырь Дацзяньфусы. Пагода Сяояньта VII в. Общий вид. План
18. 1 — Чанъань. Монастырь Цыэньсы. Пагода Даяньта, 652 г. Общий вид, план. 2 — Сиань. Монастырь Дацзяньфусы. Пагода Сяояньта VII в. Общий вид. План 18. 1 — Чанъань. Монастырь Цыэньсы. Пагода Даяньта, 652 г. Общий вид, план. 2 — Сиань. Монастырь Дацзяньфусы. Пагода Сяояньта VII в. Общий вид. План
 
 
—стр. 357—
 
гравировкой изображены различные сцены мифологического характера. Над дверью западной стороны искусно выгравировано изображение буддийского храма, о котором говорилось выше.
 
Небольшое квадратное в плане пространство пагоды имеет деревянные перекрытия на всех этажах, связанных траповидными лестницами.
 
Пагода Даяньта с ее строгими пропорциями масс, их ясной расчлененностью и тщательной продуманностью деталей отражает в своем величественном облике тот огромный подъем творческих сил, который наблюдался в начальный период династии Тан.
 
Не меньшей известностью пользуется и пагода Сяояньта (Малая пагода диких гусей), находящаяся на территории монастыря Дацзяньфусы, расположенного на расстоянии 1 км к югу от г. Сиань (рис. 18, 2). Пагода Сяояньта была построена в 707—709 гг. По своим архитектурным формам она напоминает пагоду Сунъюэсы (520) с ее тесно расположенными карнизами над 15 ярусами. Квадратная в плане пирамидальная башня с кубическим высоким основанием достигает высоты 45 м. Вход и оконные проемы арочного очертания, расположенные на одной вертикали по всем ярусам южной стороны, усиливают ее устремленность кверху. Строгий силуэт пагоды Сяояньта с горизонталями кирпичных карнизов и тонкой обработкой деталей указывает на стремление зодчих танского времени к простым и ясным формам.
 
По своему архитектурному облику очень близка к пагоде Сяояньта и пагода Цяньсюньта, построенная в IX в. в монастыре Чуншэньсы в северо-западной части уезда Дали провинции Юньнань (рис. 19). Величественная квадратная в плане башня высотой 60 м разделена выступающими кирпичными карнизами на 17 постепенно уменьшающихся кверху ярусов. Небольшие арочного типа окна располагаются с четырех сторон. Появление подобного типа пагоды на юге страны говорит о существовании в танский период единого архитектурного стиля в различных областях страны. Легкая кривизна силуэта в верхней части пагоды и постепенно уменьшающиеся выступы карнизов придают стройность всему сооружению.
 
 
19. Провинция Юньнань. Монастырь Чуншэньсы. Пагода Цяньсюньта, IX в.
19. Провинция Юньнань. Монастырь Чуншэньсы.
Пагода Цяньсюньта, IX в.
 
 
Несколько в ином плане сооружена известная пагода периода Тан при храме Синцзяосы в Сиане на месте усыпальницы монаха Сюань Цзана. Квадратная в плане кирпичная башня, завершающаяся шатровым покрытием, имеет пять этажей,
 
 
—стр. 358—
 
которые, как и у других пагод этого времени, разделяются выступающими карнизами, но имеют большую высоту. Здесь, как и в пагоде Даяньта, видно подражание зодчих деревянным сооружениям такого типа. Нижний, наиболее высокий этаж пагоды без окон и каких-либо украшений служит основанием для остальных четырех, стены которых со всех сторон расчленены, двумя выступающими столбами с таким же расстоянием между ними, как и в деревянных пагодах. Над столбами подобно деревянным конструкциям выступают концы кирпичных балок и доугуны, Т-образная форма которых свидетельствует, что при реконструкции пагоды в 828 г. архитектурная декорация частично была видоизменена.
 
 
20. Провинция Шаньси. Большой павильон храма Чжэньгосы, X в.
20. Провинция Шаньси. Большой павильон храма Чжэньгосы, X в.
 
 
В 745 г. была сооружена первая восьмиугольная пагода, форма которой через столетие становится основной при строительстве такого рода сооружений. О появлении в Танский период пагод в форме октагона свидетельствует сохранившаяся до наших дней на горе Суншань в Дэнфэнь (провинция Хэнань) восьмиугольная кирпичная пагода Чаньшита, построенная на могиле монаха Цзин Цзана в монастыре Хуэйшаньсы. В архитектуре одноэтажной пагоды на высоком основании видно смешение каменных и деревянных форм, существовавших в период Тан. Выступающие по углам башни тонкопрофилированные в сечении колонны увенчаны декоративными доугунами с тремя кронштейнами, а плоскости стен украшены прямоугольными проемами, напоминающими окна и двери. Воспроизведение в кирпиче деревянных решеток и доугунов свидетельствует о точном повторении мастерами деревянных деталей. В верхней части пагоды расположен ряд карнизов, постепенно образующих конусообразное завершение, увенчанное лепестками лотоса, окружающими массивный выступ.
 
К VIII—X вв. относится и сооружение небольших каменных пагод, также повторяющих деревянные архитектурные формы. До настоящего времени хорошо сохранилась каменная пагода Лангунта в местности Шэньтун провинции Шаньдун, построенная в поздний период Тан в память отшельника Лан. Центральная часть пагоды состоит из монолитного каменного четырехугольного столба, богато украшенного рельефами на буддийские сюжеты. Небольшая прямоугольная ниша с фигурами божеств в верхней части имеет обрамление в форме арки. Пагода завершается рядом карнизов с тонко высеченными мелкими кронштейнами доугунов, форма которых указывает на отход от ранних тяжелых конструкций доугуна. Нижняя часть пагоды массивными четырехугольными, сильно выступающими плитами расчленена на три яруса.
 
Археологические изыскания последних лет и отдельные сохранившиеся здания VII—X вв. показывают значительное развитие прогрессивных тенденций в зодчестве Китая с его тектоничными формами и четкой, строгой схемой сооружений. К этому времени относится окончательное сложение единого стиля китайской архитектуры, который продолжал свое дальнейшее развитие в последующие века.
 
Сложившаяся в этот период строительная система Китая имела значительное воздействие на архитектуру Японии, Кореи и других стран Юго-Восточной Азии.
 
К концу VIII в. экономическое могущество империи Тан было подорвано в результате концентрации земель в руках феодальной знати. Сильно ухудшилось положение крестьянства, что вызвало во второй половине IX в. народные восстания, которые в 907 г. привели к крушению династии Тан. Последующий период, когда страна распалась вновь на ряд отдельных го-
 
 
—стр. 359—
 
сударств, продолжался 53 года и получил в истории Китая название Периода пяти династий (907—960).
 
В этот короткий отрезок времени, когда междоусобные войны охватили страну, архитектура продолжала развиваться только в отдельных частях страны. Во многих городах, например в Чанъане, Лояне и других крупных центрах, большинство архитектурных памятников было разрушено.
 
Так, в 955 г. было разрушено 30 тыс. буддийских и даосских монастырей.
 
Однако сохранившиеся памятники зодчества X в. свидетельствуют о развитии архитектурных форм.
 
Наиболее значительной сохранившейся деревянной постройкой X в. является Большой павильон храма Чжэньгосы в деревне Хаотун уезда Пиньян провинции Шаньси (рис. 20). Прямоугольный в плане павильон замкнут со всех сторон кирпичными стенами, в которых заключены деревянные столбы, поддерживающие массивные конструкции кронштейнов, по своей форме еще близких к тяжелым, массивным доугунам раннетанского времени. Выступающие в верхней части стены столбы разделяют фасад на три широких пролета. Центральный пролет имеет двухстворчатую дверь. Доугуны сложной формы над столбами и меньшего размера между ними поддерживают вынос крыши. Особенно сложной конструкции доугуны размещены по углам здания. Высота карниза с доугунами в павильоне Чжэньгосы, так же как и в павильоне Фогуансы, равна ⅓ всей высоты здания, но благодаря росписи балки, имеющей вид фриза, тяжеловесность карниза смягчается.
 
Черепичная крыша павильона Чжэньгосы типа «се-шань» имеет несколько иную форму по сравнению с крышей павильона Фогуансы. Ее торцовые стороны образуют небольшие фронтоны, а линии скатов по углам получают характерный излом, подчеркнутый высоко выступающим ребром. Массивный конек с выступами на концах увеличивает высоту павильона, что сближает его с постройками более позднего времени. Открытая конструкция кровли указывает на его близость к архитектурным формам X—XII вв.
 
 
21. Нанкин. Монастырь Цисясы. Пагода Шэлита, X в.
21. Нанкин. Монастырь Цисясы. Пагода Шэлита, X в.
 
 
Вторым значительным памятником середины X в. является каменная пагода Шэлита в монастыре Цисясы, находящаяся на горе Цисяшань около Нанкина (рис. 21). По своему характеру она напоминает ранние каменные пагоды Кореи. Восьмиугольный столб стоит на большом ступенчатом основании, окруженном невысокой каменной ажурной оградой. В верхней и нижней частях цоколя «сюймицзо», обрамленного лепестками лотоса, высечены рельефы, посвященные событиям из жизни Будды. Вверху столб разделен на пять ярусов, уменьшающихся к вершине и разделенных выступающими крышами восьмиугольной формы с высеченной на них черепицей. Нижний, самый высокий ярус, выходящий из огромного цветка лотоса, украшен рельефными изображениями небесных владык — хранителей стран света «тяньванов». Верхние ярусы также декорированы рельефными фигурами сидящего Будды. Завершением столба служит круглая многоступенчатая ступа. Пагода не имеет внутреннего пространства и возвышается подобно
 
 
—стр. 360—
 
обелиску. В настоящее время часть крыш повреждена и серый цвет пострадал от времени, но все же пагода Шэлита производит впечатление удивительной гармонии.
 
 
22. Нанкин. Южнотанские погребения. Могила Ли Бяня. План, разрезы, фрагмент входа с рельефом
22. Нанкин. Южнотанские погребения. Могила Ли Бяня. План, разрезы, фрагмент входа с рельефом
 
 
От периода Южной династии Тан (937—975), владения которой первоначально занимали долины нижнего течения Янцзы, сохранились два больших погребения, открытые в 1950 г. у подножия горы
 
 
—стр. 361—
 
Гаошань около Нанкина. В одном из них был погребен основатель династии — Ли Вянь, в другом — его сын Ли Ин (рис. 22).
 
Обе могилы имеют по три главных зала, следующих один за другим по оси юг—север, а также боковые помещения для погребального инвентаря. Погребение Ли Бяня было сооружено при его жизни. Длина погребения 21,48, ширина 10,45 м. Стены входа в наружной части выполнены из каменных плит. Передний и средний залы сложены из кирпича, а задний зал — из каменных блоков. Стены всех трех залов расчленены пилястрами, карнизами и доугунами. В главный зал ведет двухстворчатая каменная дверь, а в шесть его боковых помещений ведут проходы шестиугольного очертания. В переднем и среднем залах кирпичная кладка перекрытия напуском с четырех сторон образует род сомкнутых сводов, а в большом каменном зале над саркофагом перекрытие выполнено напуском семи длинных каменных плит, положенных вдоль восточной и западной стен и поддерживающих девять мощных плит высотой 0,65 м, почти квадратного сечения. Пол входа и двух залов искусно выложен мелким кирпичом с узором в виде циновки, а в третьем — каменными плитами. Стены залов выкрашены в красный цвет, а на карнизах, пилястрах, доугунах и сводах сохранилась полихромная роспись. На северной стене среднего зала высечены рельефные фигуры воинов-хранителей, а над дверью — изображения драконов. Зал с саркофагом производит впечатление сурового величия и мощи. Погребение свидетельствует о значительности архитектуры этого времени в создании нового стиля в промежуточный период между империями Тан и Сун.
 
 

21 июня 2019, 22:33 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут