наверх
 
Удмуртская Республика

Архитектура Нидерландов XIX — начала XX веков

Том 10 : Архитектура XIX — начала XX вв. / Под редакцией  С. О. Хан-Магомедова (ответственный редактор), П. Н. Максимова, Ю. Ю. Савицкого. — 1972. — 592 с., ил. архитектура Нидерландов
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
  • Том 10 : Архитектура XIX — начала XX вв. / Под редакцией С. О. Хан-Магомедова (ответственный редактор), П. Н. Максимова, Ю. Ю. Савицкого. — 1972. — 592 с., ил.
    • Глава IX. Архитектура Нидерландов / Н. Л. Крашенинникова. — С. 317—330.
 
 
—стр. 317—
 

Глава IX

АРХИТЕКТУРА НИДЕРЛАНДОВ

 
Развитие архитектуры Нидерландов XIX — начала XX вв. происходило в условиях быстрого роста в стране капитализма, для которого было характерно «слияние» или «сращивание банковского и промышленного капитала»¹. Особенности географического положения Нидерландов, расположенных на перекрестке важнейших торговых путей, поставили страну в условиях появления мирового капиталистического рынка в экономически выгодное положение и способствовали росту ее портовых городов. Обогащалась не только верхушка буржуазии, но и так называемые средние слои населения, втянутые в хищническую эксплуатацию богатейших колоний в Юго-Восточной Азии.
____________
¹ В. И. Ленин. Полн. собр. соч., изд. 5, т. 22, стр. 211.
 
В быстро развивающейся голландской промышленности широко использовался дешевый труд эмигрантов из экономически мало развитых европейских стран. Это способствовало образованию местной рабочей аристократии, объединенной в привилегированные реформистские профессиональные союзы. Одной из форм деятельности этих профсоюзов была организация разнообразных, поощряемых правительством, кооперативных обществ, в том числе жилищных строительных кооперативов.
 
Процветающие торговые компании, акционерные общества и банки, перерабатывающие колониальное сырье фабрики, быстрый рост портовых городов — все это способствовало усиленному строительству в стране. Перерабатывающая промышленность Нидерландов базировалась на колониальном сырье, фабрики сооружались в основном в портовых городах — Амстердаме, Роттердаме и др. По своей конструкции, планировке и внешнему облику большинство этих небольших предприятий мало чем отличалось от промышленных зданий, сооружавшихся в других европейских странах.
 
Ограниченность территории Нидерландов — этой небольшой страны, расположенной на низменных, затопляемых берегах Северного моря и многочисленных впадающих в него рек, издавна заставляла голландцев производить сложные работы по искусственному повышению и осушению территории. Высокая стоимость и длительность этих работ способствовали появлению традиции перспективного планирования и созданию кадров градостроителей и ландшафтных архитекторов. В XIX в. работы по осушению польдеров¹ полностью сосредоточиваются в руках государства с последующей передачей участков частным арендаторам, которые затем их осваивали — строили жилые дома в поселках и фермы.
____________
¹ Польдер — низменная, заболоченная или затопляемая территория, осушенная, освоенная и использованная для сельского хозяйства или строительства поселка.
 
Трудно найти другую страну, которая была бы настолько создана руками человека, как Нидерланды. В упорной борьбе с природой выработался ряд традиционных градостроительных, архитектурных и конструктивных приемов, а также происходил
 
 
—стр. 318—
 
строгий отбор наиболее экономичных местных строительных материалов. Так, одной из наиболее стойких голландских строительных традиций были размещение центральной административно-торговой площади города на главной дамбе и постановка городского собора на второй смежной с ней площади, иногда несколько заниженной по сравнению с уровнем дамбы. Однако застройка голландских городов в XIX в., связанная с быстрым ростом промышленности, торговли и массовым притоком рабочих, привела к нарушению традиций в области градостроительства и к антисанитарному и опасному в пожарном отношении состоянию многих городов.
 
 
1. Амстердам. Проект реконструкции города, 1866 г., ван Нифтрик
1. Амстердам. Проект реконструкции города, 1866 г., ван Нифтрик
 
 
Это угрожающее положение, особенно в портовых городах, где связь с тропическими странами создавала постоянную возможность эпидемий, уже в середине века (в 1853 г.) был вынужден обсуждать парламент. В результате были выдвинуты некоторые конкретные требования: установить минимальную ширину улиц 8 м, ввести обязательное водоснабжение и канализацию, узаконить ряд мер конструктивного и планировочного порядка и т. д. Эти требования были учтены в ряде планов реконструкции городов второй половины XIX в.
 
 
2. Амстердам, район Пийп, 1890 г. Департамент общественных работ. Общий вид улицы
2. Амстердам, район Пийп, 1890 г. Департамент общественных работ.
Общий вид улицы
 
 
В 1866 г. арх. ван Нифтрик составил план реконструкции Амстердама (рис. 1). По этому проекту были осуществлены: строительство окружной железной дороги, сооружение канала Северного моря, снос кольца крепостных стен, устройство (в 1868 г.) двух садов — ботанического и зоологического, доступных для широкой публики и т. д.
 
В 1869 г. к городу был присоединен район Нейе Амстель, благодаря чему территория Амстердама увеличилась с 3250 до 4630 га. Одновременно были перестроены Восточные гавани с набережными Явы, Ливана, Суматры, Суринама, Борнео и Зеебурга.
 
В 1875—1877 гг. инж. Калф разработал новый план Амстердама. Он дал детальную схему окружной железной дороги с вокзалом в конце улицы Дамрак. Этим планом были впервые намечены реальные меры борьбы с трущобами и запроектированы два специальных района — Пийп (рис. 2) и Иордан для постройки в них многоэтажных домов с дешевыми квартирами.
 
Аналогичные работы с 1840 г. проводились и в Роттердаме.
 
После 1870 г., когда был окончен канал Де Нейе Ватервег, соединивший кратчайшим путем реку Маас (без шлюзов) с Рот-
 
 
—стр. 319—
 
тердамом, его порт приобрел мировое значение. В следующем десятилетии (1870—1880) были сооружены и оборудованы по последнему слову техники бассейны Роттердамского порта: Бинненхафен, Этропо-хафен, Спорвег-хафен, Конингс-хафен, Рин-хафен, Масс-хафен и Вааль-хафен. А позднее, уже в начале XX в., на правом берегу Мааса созданы новые бассейны — Парк-хафен, Сент Джобс-хафен и Миер-хафен.
 
В 1901 г. в Нидерландах был издан «Жилищный закон», одним из параграфов которого предусматривалось составление планов реконструкции всех голландских городов с населением более 10 000 жителей с обязательным пересмотром этих планов каждые 10 лет. По этому закону регулирование строительства было объявлено прерогативой государства, которое утверждало нормы на строительство и санкционировало поощрительные мероприятия (долгосрочные ссуды и пособия).
 
В первую очередь по этому закону реконструкция коснулась центральных районов городов, в которых сносились трущобные дома, а их жители переселялись в новые, специально для этого отстроенные районы. Так, создавались новые городские районы с относительно благоустроенными жилищами, предназначенными для мало обеспеченных слоев населения. К осуществлению работ по предусмотренной законом 1901 г. перепланировке городов был привлечен один из виднейших голландских архитекторов — Хендрик Петрус Берлаге (1856—1934). Им были составлены для Амстердама проекты первой очереди (1902, рис. 3) и второй очереди реконструкции района Зюд (1915—1917) и района Оостзан (1914—1918), а также план реконструкции Гааги (1908).
 
 
3. Проект реконструкции района Зюд, первая очередь, 1902 г. X. П. Берлаге 4. Роттердам, город-сад Фрейвик, 1916 г. М. Я. Гранпре-Мольер. Генплан
3. Проект реконструкции района Зюд, первая очередь, 1902 г.
X. П. Берлаге
4. Роттердам, город-сад Фрейвик, 1916 г. М. Я. Гранпре-Мольер. Генплан
 
 
В проектах Берлаге предусматривалось расширение и спрямление улиц и застройка кварталов секционными однотипными домами с озеленением внутренних (индивидуальных для каждой квартиры) дворов-садов. В плане 1902 г. сетка улиц строго прямоугольная, в плане 1915—1917 гг. она уже была более свободная.
 
Одновременно с этими типами планировки в Нидерландах сохранялась и традиционная планировка отдельных районов городов по образцу голландских деревень, близкая принципу городов-садов: Кой-Хейплат (1913) и Фрейвик (1916) в Роттердаме (рис. 4).
 
Таким образом, развитие градостроительства в XIX в. в Нидерландах было органически связано с зарождением организованного удешевленного жилищного строительства. Оно было вызвано стремлением оградить привилегированные городские районы от эпидемий, возникающих в перенаселенных трущобах, а также желанием разрядить напряженную атмосферу политического и экономического недовольства, которое концентрировалось в однородных по классовому составу кварталах беднейших слоев населения. Однако различные формы этого жилищного строительства (предоставление благотворительными обществами бесплатных квартир отдельным семьям беднейших рабочих, строительство жилых домов для рабочих владельцами за-
 
 
—стр. 320—
 
водов, деятельность кооперативных обществ и т. д.) не привели к уменьшению жилищной нужды среди рабочих.
 
 
5. Амстердам. Дом пароходного общества, 1913 г. Я. М. ван дер Мей. Общий вид
5. Амстердам. Дом пароходного общества, 1913 г.
Я. М. ван дер Мей. Общий вид
 
 
Первый жилищный кооператив, которому была предоставлена ссуда, был организован в Амстердаме в 1856 г. Его членами были профессора, художники, работники связи и другие представители средних слоев городского населения. Первые же удешевленные жилые дома для рабочих были построены в 1890 г. в районах Пийп и Йордан. Однако эти жилища по своей стоимости все же оказались малодоступны для рабочих, и участвовавшее в их строительстве кооперативное общество Де-Йордан из-за нерентабельности этого строительства перешло на обслуживание более обеспеченных пайщиков, для которых в 1896 г. на одной из набережных канала были выстроены многоэтажные дома с благоустроенными квартирами. Но многоэтажных домов строили немного. Обычно кооперативное жилищное строительство было малоэтажным и концентрировалось на периферии городов. В начале XX в. были проведены первые опыты организованного строительства секционных многоэтажных домов.
 
 
6. Амстердам. Дома на Спаарндаммерплантсун, 1913—1914 гг. М. де Клерк. Общий вид
6. Амстердам. Дома на Спаарндаммерплантсун, 1913—1914 гг. М. де Клерк. Общий вид
 
 
Проекты многоэтажных жилых домов (планировка, конструкции) составлялись строителями — подрядчиками, архитекто-
 
 
—стр. 321—
 
рам же поручалось только оформление фасадов. Надзор за внешним благообразием городского строительства был поручен созданным при муниципалитетах «комитетам эстетики», а в крупных городах были организованы архитектурные мастерские с должностью главного архитектора города, поэтому подрядчики были вынуждены прибегать к помощи архитекторов.
 
Муниципальное строительство являлось плацдармом борьбы различных художественных и архитектурных направлений. Оно дало возможность голландским архитекторам на практике проверять свое архитектурное кредо. Так, при застройке района Зюд в Амстердаме ярко проявили себя мастера так называемой Амстердамской школы.
 
Первым зданием, выстроенным представителями этого творческого направления, был Дом пароходного общества (1913, арх. Я. М. ван дер Мей, 1878—1949, рис. 5). Молодые последователи Мея — Михаэль де Клерк, П. Крамер и др.— вдохновлялись пластичностью архитектуры этого сооружения. Они пытались ввести те же творческие принципы в жилищное строительство, чтобы разнообразить монотонность протяженных фасадов 3-4-этажных секционных домов новых районов. Им казалось, что это придаст жилой застройке рабочих кварталов живописность (дома на Спаарндаммерплантсун, 1913—1914, арх. Михаэль де Клерк, 1884—1923, рис. 6). Ограниченные в средствах архитекторы стремились добиться художественного эффекта высококачественной кладкой, применением крупных объемных элементов (выступов, цилиндров, шпилей) и дешевых облицовочных материалов (керамики и черепицы).
 
Одновременно для одиноких (преимущественно женщин) строили общежития — многоэтажные дома коридорного типа с индивидуальными комнатами и общественно-коммунальными помещениями (рис. 7).
 
В Роттердаме удешевленное строительство велось сначала в мелких фабричных поселках архитекторами консервативной Делфтской школы — М. Я. Гранпрэ-Мольером (род. 1883), Ферхагеном, Коком и др., мечтавшими возродить «Старую Голландию» с малоэтажными традиционными домами, окруженными садами. И только к концу первой мировой войны в Роттердаме перешли на муниципальное строительство многоэтажных секционных домов в новых районах — архитекторы М. Бринкман, Якобус Иоханес Питер Ауд и др.
 
Индивидуальное строительство жилых домов в сельских местностях, пригородах и городах оставалось традиционным — с расположением жилых помещений в нескольких этажах.
 
В деревнях дома рядовых фермеров строились деревянные, покрытые черепицей, камышом или соломой, под одну крышу с хозяйственными постройками. В небольших рыбачьих поселках продолжалось обычное деревянное традиционное строительство жилых домов. Их строили с многослойными тонкими стенами, с изоляционной прокладкой или засыпкой, повторяя конструкцию обшивки морских судов.
 
В этом строительстве нашло отражение характерное для рубежа XIX—XX вв. стремление к своеобразной модернизации национальных традиционных приемов голландской архитектуры. Ярче всего это выразилось в творчестве арх. X. П. Берлаге.
 
 
7. Амстердам. Дома-общежития коридорного типа, 1910 г. Департамент общественных работ. План жилого этажа
7. Амстердам. Дома-общежития коридорного типа, 1910 г. Департамент общественных работ. План жилого этажа
 
 
То же стремление к новаторству при одновременном сохранении традиционных приемов голландской архитектуры наблюдается в этот период и в архитектуре богатых усадебных построек; наиболее интересны из них ансамбли двух образцовых ферм: Ауде Буссум (1903—1905, рис. 8) арх. К. П. К. де Базель (1869—1923) и Де Схипборг (1914, рис. 9) арх. X. П. Берлаге. Эти обширные усадьбы с объединенными в один комплекс жилыми и хозяйственными зданиями при рациональном плане, ясности и простоте общей композиции являются тем не менее типичными образцами тяжеловесного голландского модерна. Для интерьеров их жилых помещений характерно традиционное сочетание обнаженной кирпичной кладки, деревянных
 
 
—стр. 322—
 
панелей и потолков по мощным открытым брусьям, что в бедной лесом Голландии считалось особой роскошью.
 
В особняках торгово-промышленной буржуазии намечался отход от традиционного типа голландского жилого дома. В первом этаже этих домов часто размещался магазин владельца.
 
В стилевых поисках голландских архитекторов этого периода различаются два основных направления. В строительстве, которое велось государством и муниципалитетами, чаще проявлялись консервативные тенденции, связанные со стремлением возвеличить государство, подчеркнуть его мощь и древние традиции. Это выражалось в подражании «староголландскому» стилю (главным образом его декоративным приемам: чередованию кирпича и естественного камня) или в непременной симметрии помпезного «классического» плана и объемно-пространственной композиции.
 
 
8. Образцовая ферма Ауде Буссум, 1903—1904 гг. К. П. К. де Базель. Генплан, главный двор
8. Образцовая ферма Ауде Буссум, 1903—1904 гг. К. П. К. де Базель. Генплан, главный двор
8. Образцовая ферма Ауде Буссум, 1903—1904 гг. К. П. К. де Базель. Генплан, главный двор
 
 
В частном же строительстве, особенно по заказам крупной торгово-промышленной буржуазии в конце XIX в., наблюдались подчеркнутый отказ от традиционных стилистических особенностей и от канонов классицизма (как в планах, так и в решении фасадов) и стремление к космополитизму, которое вело к подражанию «международному» стилю, к погоне за новшествами, модой и рекламой. Для этого строительства наиболее приемлемым оказался новый общеевропейский стиль модерн с широким применением стекла, металла, керамики.
 
* * *
 
Структура государственной и местной власти сложилась в Нидерландах еще в XVII—XVIII вв., когда и были сооружены многочисленные административные здания. Консервативность голландских государственных учреждений XIX в. дала возможность продолжать пользоваться в основном прежними зданиями. Поэтому на XIX в. в Нидерландах падает очень небольшое количество вновь построенных административных сооружений. Основной объем строительства в области общественных зданий относится в рассматриваемый период к новым по назначению сооружениям, таким как железнодорожные здания, гостиницы, универсальные магазины, музеи, банки, научные институты и т. д.
 
 
—стр. 323—
 
Наиболее радикальные изменения внесли в облик города сооружения, связанные с железнодорожным транспортом. Широко применялись в железнодорожных сооружениях металлические, в частности чугунные конструкции, украшенные деталями художественного литья (рис. 10).
 
Транспортные сооружения обычно выносились за пределы центрального района города. Редким примером размещения вокзала в центре города является амстердамский вокзал арх. П. Ж. X. Кайперс (1880). В градостроительном отношении это решение оказалось неудачным, так как поставленное вдоль берега реки на оси одной из главных улиц города — Дамрак — протяженное здание вокзала замкнуло перспективу и выключило реку из жизни города в одном из его самых оживленных мест.
 
 
9. Образцовая ферма Де Схипборг, 1914 г. X. П. Берлаге. Интерьер
9. Образцовая ферма Де Схипборг, 1914 г. X. П. Берлаге. Интерьер
 
 
Сложным вопросом при разработке планировки вокзалов была необходимость учета разделения пассажиров на классы. Это сбивало четкий график движения пассажиров в одном направлении и заставляло предусматривать ряд параллельных помещений, функционально дублирующих одно другое.
 
 
10. Роттердам. Мосты через Маас. Пешеходный и железнодорожный, 1874—1878. Общий вид
10. Роттердам. Мосты через Маас. Пешеходный и железнодорожный, 1874—1878. Общий вид
 
 
Сложность конструктивных решений железнодорожных вокзалов потребовала широкого привлечения к их проекту инженеров, которые фактически и были основными авторами проектов этих зданий. В то же
 
 
—стр. 324—
 
время большая общественная роль вокзалов как новых ворот города влекла за собой стремление придать им облик репрезентативных зданий, что требовало участия архитектора в их проектировании, для чего привлекались наиболее известные архитекторы П. Ж. X. Кайперс, X. П. Берлаге и др.
 
 
11. Амстердам. Государственный музей, 1892—1902 гг. П. Ж. X. Кайперс. План 1-го этажа, общий вид музея со стороны главного входа
11. Амстердам. Государственный музей, 1892—1902 гг. П. Ж. X. Кайперс. План 1-го этажа, общий вид музея со стороны главного входа 11. Амстердам. Государственный музей, 1892—1902 гг. П. Ж. X. Кайперс. План 1-го этажа, общий вид музея со стороны главного входа
 
 
Сохраняя в целях придания большой парадности внешнему облику вокзалов симметричную композицию плана и обязательно выделяя главный фасад, архитекторы использовали декоративные приемы кирпичной голландской архитектуры XV— XVIII вв. (богатство узорной кладки, перемежающейся с рядами белого камня и такими же деталями) и включали в объемную композицию такие элементы крепостного зодчества, как башенки, фигурные крыши, резные флюгера и т. п.
 
Интересно отметить, что архитектура выстроенных в Нидерландах в этот период общественных репрезентативных зданий очень однообразна независимо от их конкретного назначения: будь то вокзал, музей, научный институт, театр или иное здание.
 
 
—стр. 325—
 
Не избежало этого единообразия также и здание Дворца мира, построенное в 1913 г. в Гааге в результате международного конкурса по проекту французского архитектора Ш. Кордонье.
 
В конце XIX в. в Голландии получило значительное развитие строительство специальных зданий для музеев, в которых впервые предусматривалась научная обработка и методическая экспозиция материалов. Это потребовало введения функциональных изменений в план зданий, дифференциации больших и малых залов для постоянной экспозиции и временных выставок, специальных помещений для библиотеки, рабочих кабинетов и т. п. (Государственный музей в Амстердаме, 1892—1902, арх. П. Ж. X. Кайперс, рис. 11; городской музей, 1892—1895, арх. А. В. Виссман, 1858—1923 и др.).
 
Построек, в которых были бы использованы формы общеевропейского модерна, в Нидерландах мало. Это главным образом магазины, в том числе универсальные и фирменные здания: в Утрехте дом с аптекой (1904, рис. 12) арх. Риксен; в Гааге магазин фирмы «Шрёдер и Нейкерк», в Лейдене магазин «Хаасе и Пандерс» и некоторые другие. Новая форма торговли, при которой в одном магазине объединялись различные товары, определила и новую организацию внутреннего пространства, что потребовало применения новых конструкций и строительных материалов и стекла. Для привлечения покупателей в комплекс универсального магазина включались справочные бюро, кафе, ресторан, отдельные киоски с ходовым мелочным товаром и т. д., что, продолжая традиции пассажей, делало универсальные магазины своего рода общественным центром.
 
 
12. Утрехт. Жилой дом с аптекой в 1-м этаже, 1904 г. Риксен, фасад 13. Амстердам. Здание страхового общества «Де Нидерланден», 1895 г. X. П. Берлаге. Интерьер парадной лестницы
12. Утрехт. Жилой дом с аптекой в 1-м этаже, 1904 г. Риксен, фасад 13. Амстердам. Здание страхового общества «Де Нидерланден», 1895 г. X. П. Берлаге. Интерьер парадной лестницы
 
 
Новые тенденции в развитии архитектуры своеобразно отразились в строительстве таких сооружений, как рестораны и
 
 
—стр. 326—327—
 
особенно отели: Американский отель (1896—1902), арх. В. Кромхаут (1864—1940) и отель Виктория в Амстердаме, отели на курорте Схевенинг около Гааги и др. Это, как правило, комфортабельные здания, снабженные всеми видами новейшего для своего времени благоустройства. Внешний облик этих зданий отвечал художественным вкусам XIX в., а отделка интерьеров гостиниц служила своеобразной рекламой товаров тех фирм, которые поставляли отделочные материалы, обои, мебель, декоративные ткани, санитарные приборы и т. д.
 
 
14. Амстердам. Биржа, 1897—1903 гг. X. П. Берлаге. Общий вид, план, интерьер
14. Амстердам. Биржа, 1897—1903 гг. X. П. Берлаге. Общий вид, план, интерьер 14. Амстердам. Биржа, 1897—1903 гг. X. П. Берлаге. Общий вид, план, интерьер
14. Амстердам. Биржа, 1897—1903 гг. X. П. Берлаге. Общий вид, план, интерьер
 
 
* * *
 
Под влиянием деятельности английской рабочей Гильдии, основанной в Оксфорде в 1851 г. при участии Рэскина, Россети, Падокса Брауна и Е. Берн Джонса, ряд голландских художников и архитекторов стали работать в различных областях прикладного искусства и принимать деятельное участие в оформлении продукции фабрик. Это способствовало внедрению в промышленность новых художественных форм, созвучных архитектуре модерна. В целях лучшего сбыта товаров фирмы делали попытки внедрить новое художественное направление в промышленное производство предметов домашнего быта. Одновременно в разных городах Нидерландов при участии архитекторов были организованы кустарные мастерские: например, архитекторы К. П. К. де Базель и Я. Л. М. Лаверикс (1864—1932) организовали в 1895 г. мастерскую «Архитектурно-промышленного декоративного искусства» по разработке мебели в Амстердаме. С 1898 г. в Нидерландах стал выходить и первый специальный журнал «Бау и Змиркунст» («Строительство и декоративное искусство»). Изделия прикладного искусства находили широкий сбыт и использовались в интерьерах новых жилых и общественных зданий.
 
На рубеже XIX—XX вв. среди построенных в Нидерландах общественных зданий выделяется амстердамская Биржа, сооруженная в 1897—1903 гг. по проекту арх. X. П. Берлаге, в творчестве которого (так же, как и в творчестве его непосредственного последователя арх. де Базеля) нашли отражение наиболее интересные искания голландской архитектуры конца XIX — начала XX вв. в области своеобразной пластической интерпретации модерна. К этому же циклу работ Берлаге можно отнести здание Синдиката бриллиантщиков в Амстердаме (1899), сберегательную кассу (1898—1914), проект Дворца мира (1907), здание страхо-
 
 
—стр. 328—
 
вого общества «Де Нидерланден» (1895, рис. 13), ряд особняков в Гааге, вокзал в Хаарлеме, ферму Де Схипборг и др. В них в противовес изящным, легким, тонким, извилистым декоративно стилизованным линиям Ар-Нуво соседней Бельгии (с преобладанием металла и стекла) Берлаге дал свою интерпретацию значительно упрощенного тяжеловесного модерна, использовав традиционный строительный материал кирпич для большого выноса эркеров на кирпичных же кронштейнах, решеток окон и т. д.
 
Перечисленные сооружения оказали значительное влияние на творчество более молодых голландских архитекторов — А. Л. ван Гента, В. Моленбрука, де Базеля и др., а в дальнейшем и на мастеров Амстердамской школы.
 
* * *
 
Среди голландских архитекторов XIX — начала XX вв. Берлаге бесспорно занимает первое место. Его имя как новатора, практика и теоретика было широко известно и за пределами Нидерландов. Архитектор рубежа двух веков Берлаге не только самостоятельно искал новые пути развития архитектуры, но и подытожил многое из опыта новаторских исканий XIX в., выступив одним из первых в Нидерландах против беспринципного подражания стилям прошлого. Одновременно с этим в большинстве своих произведений Берлаге широко применял традиционные материалы, трактуя их по-новому. Каждая работа Берлаге была своего рода экспериментом в области поисков нового взаимоотношения форм и материалов, пластического выражения нового художественного образа.
 
Здание биржи справедливо считается этапным сооружением в развитии голландской архитектуры рассматриваемого периода (рис. 14), так же как и в творчестве самого Берлаге. В эволюции архитектурного образа Биржи в трех последовательных вариантах проекта этого здания, выполненных Берлаге, видно постепенное «очищение» замысла архитектора от готических и романских форм и стремление к современной рациональной архитектуре. В связи с проектом Биржи Берлаге предложил новое градостроительное решение плана городского ансамбля, застроив весь отведенный под здание узкий участок, расположенный вдоль одной из главных торговых магистралей города — улицы Дамрак, у центральной площади Амстердама. К этой площади обращен узкий торцовой фасад Биржи, выходящий непосредственно на небольшую Биржевую площадь, которая является как бы «карманом» Дамрак.
 
Продольный фасад здания Биржи, вытянутый вдоль Дамрак, решен как продолжение торцового фасада и объединен с ним угловой башней. Берлаге сумел придать простым фасадам Биржи новое пластическое выражение, сведя их пластику к сочетанию глади стен и проемов. Скупые и малочисленные декоративные элементы здания не выступают из плоскости стены. Угловая башня связывает оба основных фасада, композиция каждого из которых в отдельности симметрична. Благодаря отсутствию раскреповок на боковых гранях башня сливается со стенами здания в единую плоскость и образует естественное завершение как торцового, так и бокового фасада, являясь в то же время центром композиции здания. Раскреповка сквозного арочного проема верха башни придает ей, несмотря на простой геометрический объем, легкость и воздушность.
 
Основной биржевой зал соединен небольшим внутренним двором с двумя меньшими залами. Служебные и подсобные помещения расположены в нескольких этажах по периметру залов и выходят на галереи. Стены, арки и своды интерьеров здания представляют собой чисто голландский образец обнаженной кирпичной кладки в соединении с естественным камнем колонн, подоконников и небольших пролетов оконных перемычек. Открытые изнутри металлические клепаные фермы с тонкими стягивающими тросами поддерживают остекленное перекрытие.
 
Берлаге никогда не считал себя сторонником функционализма, в котором, по его мнению, преобладали излишний рационализм и сухость и отсутствовал тот эмоциональный подход, который он больше всего ценил в творчестве архитектора.
 
Неудовлетворенность Берлаге чисто рационалистической архитектурой сказалась в ряде его произведений начала XX в., в которых он делает попытку расширить диапазон поисков нового художественного образа зданий. Интересен в этом отношении созданный Берлаге в 1908 г. в Блюмендале
 
 
—стр. 329—
 
проект Бетховенского концертного зала. Здесь вопреки своим принципам он обратился к прежним стилям и, вдохновившись византийской архитектурой, решил это здание как сложную многокупольную композицию.
 
 
15. Эйндхофен. Производственное здание фабрики «Филипс», 1916—1920 гг. Дирк Розенбург. Общий вид
15. Эйндхофен. Производственное здание фабрики «Филипс»,
1916—1920 гг. Дирк Розенбург. Общий вид
 
 
Также единственным в своем роде для творчества Берлаге является конторское здание в Лондоне (1914), фасад которого должен был без излишней декоративности давать представление о функциональном назначении здания. Вертикальные членения подчеркивают одинаковость деловых помещений этого конторского сооружения. Однако Берлаге здесь не решился, как он это смело сделал в интерьере Биржи, выявить на фасаде обнаженные несущие конструкции. Они замаскированы отделкой из квадров естественного камня, что придает архаичность облику здания.
 
* * *
 
Во втором десятилетии XX в. Берлаге обращается к более свободному сочетанию асимметричных объемов и полностью отказывается от декоративности. Это знаменует следующий этап развития его творчества, когда он в трактовке модерна приближается к исканиям австрийского архитектора Й. Гофмана, стремясь ко все более упрощенным формам (что в дальнейшем нашло отражение и в работах арх. Виллема Маринуса Дудока в Хилверсуме). Ярким примером этого периода его творчества является муниципальный музей в Гааге (1916), в котором уже четко выраженное рационалистическое начало связано с полным отказом от традиционных форм и приемов.
 
В отличие от многих других европейских стран, в которых основным рубежом в развитии современной архитектуры была первая мировая война, в Нидерландах, сохранивших нейтралитет в годы войны, не было перерыва в строительстве. Даже наоборот, именно во время военных лет здесь наблюдалась строительная лихорадка, вызванная наплывом эмигрантов, особенно промышленных и биржевых деятелей.
 
Благодаря изоляции, связанной с войной, в нейтральных Нидерландах создались особые тепличные условия для развития искусства без какого-либо иноземного влияния. В эти годы расцветает Амстердамская школа во главе с Я. М. ван дер Мейем (Пароходное общество, 1913, см. рис. 5), Михаэлем де Клерком и Пиетом Л. Крамером (1881—1961), к которым примкнули Я. Ф. Стаал, ван Ларен, X. Видевелде — редактор печатного органа группы «Вендинген» и др. Сторонники этой школы строят и во многих других городах страны (Хилверсум, Арнхем, Леварден и др.) не только жилые, но и общественные здания.
 
В культовом и сельском строительстве большое влияние в военные годы приобретает консервативная, шовинистически настроенная Делфтская школа.
 
 
16. Жилые дома на берегу моря. Проект, 1917 г. Я. И. П. Ауд. Перспектива
16. Жилые дома на берегу моря. Проект, 1917 г. Я. И. П. Ауд. Перспектива
 
 
—стр. 330—
 
Одновременно в Нидерландах, в первую очередь в промышленном строительстве, появляются единичные попытки голландских архитекторов использовать возможности новых строительных материалов — бетона и стекла — и трактовать производственные здания как полноправные произведения архитектуры. Ярким примером такого строительства может служить здание фирмы «Филипс» в Эйндхофене (арх. Дирк Розенбург, начало строительства — 1916 г., рис. 15).
 
Для Нидерландов второе десятилетие XX в. характерно стремлением левых художников и архитекторов найти формы, отражающие эстетические потребности нового века. Эти стремления обострились во время первой мировой войны, что было связано с протестом многих представителей интеллигенции против бедствий и ужасов войны. Сознавая свое моральное обязательство перед народом и одновременно видя свое бессилие реально предотвратить ход событий, деятели искусства пытались в самом художественном творчестве найти ответ на мучившие их вопросы.
 
Во время войны в Нидерланды возвращаются многие голландские художники и архитекторы; в том числе Пиет Мондриан (из Парижа), где он с 1911 г. под влиянием кубизма вырабатывает свои композиции неопластицизма («плюс — минус» вертикали и горизонтали), и Тео ван Дусбург¹. Совместно с архитекторами Я. И. П. Аудом, Корнелисом ван Эестереном, Герритом Ритфелдом и др. они в 1917 г. организовали группу «Де Стиль», которая наряду с немецким «Баухаузом» и французской «Эспри-Нуво» стала уже в послевоенные годы основой развития нового западноевропейского искусства, в том числе и архитектуры.
____________
¹ Тео ван Дусбург — псевдоним. Настоящее имя Христиан Эмиль Мари Кюппер.
 
Члены группы «Де Стиль» не только искали пути новой художественной выразительности, но и пытались найти новые закономерности художественного творчества.
 
В 1915 г. Р. ван т’Хофф, основываясь на принципах «Де Стиль», построил первые два дома в Хюйс тер Хейде около Утрехта. 17 октября 1917 г. выходит первый номер журнала «Де Стиль», и с тех пор основоположники этой группы Дусбург, Мондриан и другие ведут на его страницах широкую пропаганду идей «Де Стиль»; на первых порах в основном в области живописи. Первый архитектурный проект, опубликованный в журнале «Де Стиль», это «Жилые дома на берегу моря» (1917, арх. Ауд, рис. 16) и его фабрика в Пурмеренде.
 
Борьба архитектурных направлений в Нидерландах в период первой мировой войны, подкрепленная реальным строительным опытом мастеров различных направлений, позволила голландским архитекторам и в теории, и на практике занять одно из ведущих мест в развитии послевоенной европейской архитектуры.
 

18 апреля 2017, 15:32 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
АО «Прикампромпроект»
Pine House Corporation
Копировальный центр «Пушкинский»
Стоматологический салон «Центральный»
Компания «Вентана»
Компания Алюм Дизайн
Джут