наверх
 
Удмуртская Республика


Архитектура Польши и Литвы XVII — начала XIX веков

Том 7 : Западная Европа и Латинская Америка. XVІІ — первая половина XIX вв. / Под редакцией  А. В. Бунина (ответственный редактор), А. И. Каплуна, П. Н. Максимова. — 1969 Архитектура Польши и Литвы
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
 
 
 

АРХИТЕКТУРА ПОЛЬШИ И ЛИТВЫ

 

I. АРХИТЕКТУРА ПОЛЬШИ XVII — НАЧАЛА XIX в.

 
—стр. 378—
 
XVII в. был для Польши временем феодальной, магнатско-шляхетской реакции против бюргерства, равно как и церковной контрреформации против протестантизма и гуманистической, светской культуры. Могущество магнатов, поддерживавших контрреформацию, основывалось на эксплуатации захваченных ранее земель на Востоке, вызвавшей, однако, восстания их населения, вместе с классовыми противоречиями и войнами ослаблявшие Польшу.
 
Феодальная реакция и контрреформация стремились использовать все средства воздействия на массы, в том числе архитектуру и другие виды искусства. Магнаты строили крупные укрепленные резиденции, со 2-й половины XVII в. принявшие вид дворцов, окруженных парками. Церковная контрреформация возглавлялась сильным и мощным монашеским орденом иезуитов. Иезуитские церкви в Польше строились по образцу церкви Иль Джезу в Риме однонефными с боковыми капеллами, трансептом и куполом над средокрестием и с неглубоким алтарем в апсиде. Боковые фасады были просты, а главный, обычно лишенный башен, членился на два этажа и завершался фронтоном. Такими были польские иезуитские церкви XVI в., и этот тип перешел в XVII в.
 
Церковь Петра и Павла в Кракове (1605—1609, арх. Падовано), самое характерное произведение иезуитской архитектуры в Польше, сходное с римским прообразом как по плану, так и по форме, имеет высокий и богатый двухъярусный фасад (рис. 1). Однако многие иезуитские церкви были значительно проще и часто не имели куполов.
 
Рядом с церквами иезуиты обычно сооружали конвенты и коллегии. Возводились они внутри городских стен, что сказывалось на общем облике города. Церкви часто строились в конце улиц, идущих от рынка (Познань, Пиотрков, Ярослав и др.).
 
В борьбе против реформации принимали участие и другие монашеские ордена. В конце XVI и XVII вв. в городах и предместьях возникло много монастырей, владевших обширными территориями, с местами для паломников и площадями для торжественных богослужений. Часто монастыри окружались укреплениями (Ченстохова, рис. 2, Виснич, Лежайск). В это же время строились крупные монастырские сооружения, посвященные «страстям господним», с монументальными капеллами (Кальвария Зебжидовская, Пакость, Вейхерово), капеллы, посвященные Лоретанской мадонне, и др.
 
Церкви различных монашеских орденов 1-й половины XVII в. во многом повторяют иезуитский тип, например доминиканская церковь в Варшаве (1612—1638). Их разновидностью являются церкви с угловыми башнями (церковь камедулов в Кракове, 1605—1630, арх. Спецца). В 1643—1650 гг. в Климонтуве построена первая в Польше церковь, имеющая в плане эллипс (арх. Лоренцо де Сент) — пример непосредственного влияния римского барокко конца XVI — начала XVII в. (рис. 3).
 
В архитектурных деталях зданий, построенных до половины XVII в., часто встре-
 
 
—стр. 379—
 
чаются формы позднего польского ренессанса, что объясняется участием в строительстве местных зодчих. Черты барокко прежде всего проявились в архитектуре королевских и магнатских резиденций: в постепенном переходе от однорядных планов с анфиладами комнат к многорядным, более компактным и не требующим применения связывающих галерей; в стремлении к симметрии и репрезентативности, создававшейся угловыми башнями; в возведении вокруг резиденции или объединении с ней укреплений с бастионами, имевших на окраинах военное значение, но служивших и символом мощи магната. В этот период проявляется забота о строительстве новых и усовершенствовании старых замков. К Вавельскому замку были пристроены две башни и реконструированы несколько его залов, получивших золоченые балочные потолки с росписью, кожаные обои, новые барочные камины и дверные наличники из темного мрамора. В связи с перенесением столицы из Кракова в Варшаву королем Зигмунтом III Вазой был перестроен Варшавский замок. Закончено начатое еще в конце XVI в. строительство крыльев замка, которые вместе со старыми готическими частями образовали в плане неправильный пятиугольник с угловыми башнями. Владислав IV построил Уяздовский замок в Варшаве, квадратный в плане с внутренним двором и четырьмя декоративными башнями по углам с богатыми по форме шпицами; центральный корпус со стороны Вислы имел два ряда помещений с двухэтажной лоджией в середине фасада. В обоих замках аттики уже отсутствуют.
 
 
1. Краков. Иезуитская церковь Петра и Павла, 1605—1609 гг., Падовано. Общий вид и интерьер
1. Краков. Иезуитская церковь Петра и Павла, 1605—1609 гг., Падовано. Общий вид и интерьер
 
 
Полное развитие барокко получило в магнатских резиденциях. Дворцы в Бяла Подляска, Кельцах (рис. 4), Ланьцуте и Крушине, дворец Оссолиньских в Варшаве — компактны; симметрия их фасадов подчеркнута лоджиями и угловыми башнями. Дворцы в Кельцах, Бяла Подляска и Оссолиньских в Варшаве уже не имеют внутренних дворов; для их планировки характерны вестибюль на оси здания и большие залы второго этажа. При дворцах Бяла Подляска, Ланьцут, Виснич, Кшиштопор, Жешов и некоторых других были построены укрепления, большей частью пятиугольные, с угловыми бастионами и въездными воротами в одной из куртин. Великолепный замок был построен в 1631—
 
 
—стр. 380—
 
1644 гг. в Кшиштопоре по проекту арх. Лоренцо де Сент (рис. 5). Внутренний двор дворца, эллиптический в плане, открыт с одной стороны, а дворец непосредственно соединяется с окружающими каменными укреплениями. Характерно введение темного колорита при отделке интерьеров с применением позолоты. Шляхта строила свои усадьбы и в виде единого объема с подчеркнутой осью симметрии (например, лоджия в Поддембицах), иногда акцентированной угловыми башнями даже в деревянных усадьбах.
 
 
2. Ченстохова. Укрепленный монастырь на Ясной горе, XV—XVII вв. План 3. Климонтув. Церковь, 1643—1650 гг., Л. де Сент. План
2. Ченстохова. Укрепленный монастырь на Ясной горе, XV—XVII вв. План 3. Климонтув. Церковь, 1643—1650 гг., Л. де Сент. План
 
 
Города в XVII в. приходят в упадок. Прибыли от городских ремесел и торговли все больше захватывают магнаты и шляхта, что экономически ослабляло страну. В середине XVII в. нашествие шведов привело к огромным разрушениям на территории всей страны. При короле Яне III Собесском строительство оживилось, и в нем следует отметить роль арх. Тильмана ван Гамерена, голландца по происхождению. Во 2-й половине XVII в. польская архитектура вступила в период зрелого барокко.
 
 
4. Кельцы. Дворец епископа, 1637—1641 гг. Общий вид и план
4. Кельцы. Дворец епископа, 1637—1641 гг. Общий вид и план 4. Кельцы. Дворец епископа, 1637—1641 гг. Общий вид и план
 
 
В культовой архитектуре 2-й половины XVII—начала XVIII в. наряду с прямо-
 
 
—стр. 381—
 
угольными в плане церквами иезуитского типа все чаще встречаются постройки: центрические — многоугольные, с равноконечным крестом или объединяющие эти две системы; в XVIII в. появляются церкви, представляющие в плане удлиненный многоугольник или эллипс. Одно из первых сооружений нового типа — церковь Филиппинцев в Гостыни (1677—1698, арх. Катеначи). Она имеет форму восьмигранника с огромным куполом, следуя образцу церкви Санта Мариа делла Салуте в Венеции (рис. 6). В Варшаве Тильман построил две центрические церкви: Сакраменток (1688—1692) — в плане совмещающую крест и многоугольник с большим куполом — и Бернардинцев в Черникове (1690—1692) в виде равноконечного креста с куполом и многоугольным в плане алтарем для монахов. Наружное убранство этих церквей в отличие от богатых интерьеров носит сдержанный характер. Тильману принадлежат также две центрические церкви: в Подзамче Хенциньске и университетская в Кракове, в ходе строительства переделанная в нефную. Капелла Собесских в Гданьске (1678—1681) тоже центрическая и перекрыта куполом. Форму удлиненного многоугольника, близкого к эллипсу, имеет план церкви Камедулов в районе Беляны в Варшаве, начатой в 1669 г. и законченной в XVIII в.
 
 
5. Кшиштопор. Замок, 1631—1644 гг., Л. де Сент. Общий вид и план 2-го этажа 5. Кшиштопор. Замок, 1631—1644 гг., Л. де Сент. Общий вид и план 2-го этажа
5. Кшиштопор. Замок, 1631—1644 гг., Л. де Сент. Общий вид и план 2-го этажа
 
 
6. Гостынь. Церковь Филиппинцев, 1677—1698 гг., Катеначи. Интерьер и план 6. Гостынь. Церковь Филиппинцев, 1677—1698 гг., Катеначи. Интерьер и план
6. Гостынь. Церковь Филиппинцев, 1677—1698 гг., Катеначи. Интерьер и план
 
 
—стр. 382—
 
7. Краков. Церковь св. Анны, 1689—1703 гг., Тильман ван Гамерен. Фрагмент главного фасада
7. Краков. Церковь св. Анны, 1689—1703 гг.,
Тильман ван Гамерен. Фрагмент главного фасада
 
 
Во времена раннего барокко архитектура фасадов культовых сооружений носила спокойный характер; позднее появляются богатая лепка, сильные членения и боковые башни. Церкви Визиток (1684—1695, арх. Солари), Бернардинцев (1670—1680) и св. Анны (1689—1703) в Кракове (рис. 7) — типичные образцы польского барокко того времени.
 
Однако основное внимание в этот период уделяется не столько фасадам церквей, сколько созданию их великолепных интерьеров. Богатый рельеф стен, пышность архитектурных форм, мраморы и цветной стук, обилие лепных украшений, часто позолоченных, фигурная скульптура и, наконец, грандиозные живописные композиции сводов и куполов характерны для церквей.
 
Формы зрелого барокко появляются в перестраиваемых старых церквах. В иезуитской церкви в Познани были установлены монументальные колонны, а нефы получили богатую лепку (1695—1698, арх. Катеначи и Вонсовски), готическая церковь Паулинов в Ченстохове перестроена в пышный барочный храм. Богатство и пышность убранства характерны и для отдаленных от центров монастырских церквей, таких как камедулская в Рытвянах и иезуитская в Свента-Липка (1691—1694).
 
Формы барокко проникли в деревянное церковное строительство. Правда, там преобладала традиционная однонефная система, но встречаются и трехнефные церкви с трансептом и центрические.
 
Нередки случаи подражания формам каменных храмов: двухбашенные фасады, имитация сводов и куполов (Рыглице, Госпшидово, Томашов Люблинский). Пилястры снаружи и столбы внутри этих зданий украшаются резными капителями. Примером центрической системы служит церковь св. Анны в Олесно, где в 1668 г. зодчий Мартин Снопек пристроил к старому прямоугольному храму новый шестигранник с пятью радиально размещенными капеллами.
 
Со 2-й половины XVIII в. изменилась и светская архитектура. Новые резиденции магнатов строились как дворцовые ансамбли с широкой пространственной осевой компоновкой, где дворец занимает центральную часть между открытым парадным двором, окруженным флигелями, и большим парком. В композицию резиденций часто входили подъездные дороги и далекие перспективы. Начиная с XVIII в. в эту композицию все чаще включают водные пространства — бассейны правильной геометрической формы. Дворцы обычно были двухэтажными с вестибюлем на первом этаже и большим залом и комнатами с двух сторон зала на втором. Иногда по углам строили декоративные башни и ризалиты, подчеркивающие симметрию.
 
Одна из первых резиденций нового типа — дворец в Вилянуве под Варшавой, построенный арх. Лоччи для короля Яна Собесского, начатый в 1680 г. как небольшой дворец итальянского типа с четырьмя выступами по углам (рис. 8). В 1681—1694 гг. к зданию были пристроены галереи, заканчивающиеся башнями, а над его средней частью возводится еще один этаж.
 
Более крупная резиденция Красинского в Варшаве, построенная в 1677—1694 гг. по проекту Тильмана, имеет четыре угловых ризалита на главных фасадах, соединенных на втором этаже галереями со
 
 
—стр. 383—
 
средним ризалитом. Совершенство архитектурной композиции этого здания выдвигает его в число важнейших памятников польского барокко (рис. 9). Тильман построил также дворцы в Белостоке и Пулавах (впоследствии перестроены), Любартове, Неборове и вероятно в Старом Отвоцке; в них центр главного корпуса подчеркнут плоским ризалитом с высоким фронтоном, а боковые выступы имеют иногда форму башен. Подобный характер имеют и варшавские дворцы этого периода — Паца, Радзивилла, Морштына и др.
 
 
8. Вилянув. Дворец, конец XVII в., Лоччи
8. Вилянув. Дворец, конец XVII в., Лоччи
 
 
9. Варшава. Дворец Красинских, 1677—1694 гг., Тильман ван Гамерен
9. Варшава. Дворец Красинских, 1677—1694 гг.,
Тильман ван Гамерен
 
 
Тильманом выстроены в Варшаве небольшие дворцы Мокроновских, Острожских и дворец на Маримонте, уже квадратные в плане, без выступов и башен. В них видно увлечение автора палладианскими образцами. Построенный Тильманом центрический купольный павильон в парке был включен во 2-й половине XVIII в. в общий ансамбль королевского дворца в Лазенках. В это же время строятся многочисленные деревянные усадьбы, обычно с боковыми пристройками. Из городских построек этого периода следует упомянуть о так называемом Маривилле в Варшаве, сооруженном также Тильманом, огромном комплексе зданий торгового назначения с капеллой в центре. В Торуне и силезских городах было построено несколько боль-
 
 
—стр. 384—
 
ших бюргерских домов с обильно украшенными фасадами.
 
 
10. Белосток. Дворец Браницких, XVIII в., И. X. Клемм. Общий вид и план парка
10. Белосток. Дворец Браницких, XVIII в., И. X. Клемм. Общий вид и план парка 10. Белосток. Дворец Браницких, XVIII в., И. X. Клемм. Общий вид и план парка
 
 
Многочисленные проекты великолепных королевских резиденций Саксонской династии в большинстве случаев не были осуществлены.
 
Начатая в эти годы перестройка старого Королевского дворца в Варшаве ограничилась устройством ризалита с бальным залом со стороны Вислы (1746, арх. И. Кноффель). Монументальный дворцовый ансамбль был создан в Варшаве вне городских укреплений XVII в. Центром композиции стал существующий дворец Морштынов, к которому в 1713 г. пристроили флигеля, образующие парадный двор (позднее превращенный в Саксонскую площадь), а с западной стороны разбит парк с павильоном (1724). Симметрично расположенные здания казарм продолжают развитие продольной оси композиции на запад. Проекты перестройки и увеличения дворца остались неосуществленными.
 
Не претворенным в жизнь проектом в Варшаве была и реконструкция Уяздовского замка. Проектировали эти здания немецкие архитекторы Нейманн, Пёппельманн, Дейбель и др., принесшие с собой распространившееся к тому времени в Европе декоративное искусство рококо. В течение 1-й половины XVIII в. рококо проникает в магнатские резиденции, включая и старые замки и дворцы. Например, дворец Браницких в Белостоке в 1748—1758 гг. был перестроен арх. И. X. Клеммом, получив двойной парадный двор и парк со стрижеными деревьями и партером. Дворец богато декорирован лепниной и скульптурой, которая в изобилии находилась и в парке. Башни получили изящные декоративные завершения (рис. 10).
 
Следует упомянуть также дворцовый комплекс в Радзине Подляском (1740—1758, арх. Якуб Фонтана) с большим двором, с парком и каналом на главной оси композиции (рис. 11). Интересна композиция переделанного в формах рококо дворца в Рыдзине (около 1741, силезский архитектор Карл Франц), стоящего на пересечении нескольких осей, организующих не только парк и далекий ландшафт, но и смежный городок, в котором на оси дворца возведена новая ратуша. Широко задуманы осевые композиции дворцов в Вольбоже, Хорошше, Кристинополе, Ционжени и др. Строились и усадьбы с павильонами, например Грабки. Тогда же переделаны в новом стиле интерьеры прежних дворцов
 
 
—стр. 385—
 
(Неборов), закладывались новые, обширные парки с террасами, павильонами, каналами и т. п.
 
Магнаты реконструировали свои городские резиденции или строили новые по проектам саксонских, итальянских и французских архитекторов. Наиболее интересны дворцы Брюля, Чарторысских, Весслов, епископов краковских, так называемый дворец «Под бляхой» в Варшаве и некоторые здания в Кракове.
 
С середины XVIII в. улучшается экономическое положение городов, развиваются торговля и ремесла, растет их население, строятся новые и перестраиваются старые городские сооружения. В стиле рококо построены дома Пражмовских в Варшаве, Уфагена в Гданьске и силезских городах. Строятся новые ратуши, например в Лешне (после 1712, арх. Помпео Феррари), Белостоке (1745—1761, арх. И. X. Клемм). Особого внимания достойна постройка библиотеки Залусских в Варшаве — провозвестника наступающего периода Просвещения.
 
Разнообразнее и богаче формы позднего барокко в церковной архитектуре. В планах и фасадах церквей все чаще появляются округлые, эллиптические линии, придающие зданиям богатство светотени и живость, подчеркнутую архитектурными и скульптурными украшениями. В отделке интерьеров широко применяются стук, лепка и росписи, дополняемые убранством алтарей, украшенных скульптурами святых и ангелов-путти среди облаков и лучей. Из многих церквей, построенных и перестроенных в 1-й половине XVIII в., укажем только несколько наиболее характерных. В Великопольше обращают на себя внимание постройки арх. Помпео Феррари, овальные в плане церкви в Лонде (1728—1733), Овинске (1720—1728), Всхове, евангелический сбор в Лешне и капелла Потоцких в соборе в Гнезне (1727—1730).
 
 
11. Радзинь Подляски. Боковые ворота дворцового двора, 1740—1758 гг., Я. Фонтана
11. Радзинь Подляски. Боковые ворота дворцового двора,
1740—1758 гг., Я. Фонтана
 
 
Влияние австрийско-чешской школы известного мастера Динценхофера проявилось в архитектуре прекрасных церквей в Легницком Поле (1727—1731). Один из лучших примеров этой школы, богатый неожиданными эффектами игры светотеней, — церковь в Кшешове (1728—1735, рис. 12), а также иезуитская церковь в Нысе и церковь в Вамбежице около Клодзка (1730). В Кракове большую роль играл польский архитектор Кацпер Бажанка, широко использовавший элементы римского барокко в церквах: Миссионеров (1719—1728), Норбертанок в Имбрамовице (1711 —1717) и, вероятно, Кармелиток. Тогда же в Кракове работал арх. Франческо Пладици (церкви Пиаров, 1759—1761, и Тринитариев 1752—1758), а также арх. Антонио Солари (церковь Паулинов, 1734—1742).
 
 
12. Кшешов. Церковь Богородицы, 1728—1735 гг. План
12. Кшешов. Церковь Богородицы, 1728—1735 гг. План
 
 
Великолепны церкви Визиток в Варшаве (1728—1734, архитекторы Карло Байи и Доменико Фонтана, рис. 13) и в Кобылке около Варшавы (1741—1763, арх. Д. Лонджи и Д. Фонтана). Эллипс применяли в
 
 
 
—стр. 386—
 
плане даже небольших церквей, как, например, в Карчеве, а церковь Камедулов в Варшаве, в районе Беляны рубежа XVII и XVIII вв. — многоугольная с трансептом. На территории люблинского воеводства аналогичны по плану центрические барочные церкви в Любартове (1733—1738), Влодаве (1741) и одна из наиболее живописных в Холме (1753—1763, арх. Паоло Фонтана, рис. 14).
 
 
13. Варшава. Церковь Визиток, 1728—1734 гг., К. Байи и Д. Фонтана. Главный фасад 14. Холм. Церковь св. Апостолов, 1753—1763 гг., П. Фонтана
13. Варшава. Церковь Визиток, 1728—1734 гг., К. Байи и Д. Фонтана. Главный фасад 14. Холм. Церковь св. Апостолов, 1753—1763 гг., П. Фонтана
 
 
В XVIII в. по-прежнему строились и деревянные церкви, иногда центрические (в Броке, 1750; Яблонове, 1760; Вышине, 1781) или в виде удлиненного многоугольника (Рыхнов, Мрочков, Ближин). Интересный пример барочного сооружения с трансептом и куполом, с богатой резьбой интерьера в формах рококо — церковь в Мнихове (1730). Наиболее живописна церковь в Малёвой (1739—1782), где даже очертания балок в нефах криволинейные.
 
К числу крупных и оригинальных барочных сооружений следует отнести некоторые синагоги, построенные с большим мастерством и отличавшиеся интересными архитектурными формами. Главный зал, чаще квадратный, перекрывался сложными деревянными сводами, иногда надвинутыми один на другой в несколько ярусов (Волпа, Заблудов, Снядов и многие другие, сожженные гитлеровцами в 1939—1945 гг.).
 
* * *
 
Великолепие архитектуры барокко выросло на базе феодального строя, уже мешавшего развитию страны и ведшего ее к экономическому упадку и потере политической независимости. Понятно поэтому, что прогрессивные идеи рационализма XVIII в. нашли в Польше живой отклик.
 
Осуществлению этих идей мешало то, что большинство их носителей принадлежало к привилегированным классам, среди которых было много противников нового, всячески противившихся реформам и принятию новой государственной конституции. Буржуазия была тогда еще слаба и вела упорную борьбу за укрепление своего по-
 
 
—стр. 387—
 
ложения в жизни страны. Поэтому перемены в архитектуре того времени выражаются сначала в изменении форм дворцов, и лишь позднее появляются проекты зданий школ, научных учреждений, академий, музеев, больниц, приютов, торговых домов, театров и других сооружений. Возникают проекты новой планировки городских улиц, площадей и общего благоустройства. В Варшаве начала деятельность «Комиссия доброго порядка» (благоустройства), работа которой принесла серьезные результаты. Появляются попытки создания в стране первых промышленных предприятий, мануфактур, строящихся по инициативе короля и некоторых магнатов. Экономические условия в стране не позволили осуществить многие интересные проекты. И все же идеи века Просвещения постепенно изменяли облик Польши.
 
Архитектуре классицизма 2-й половины XVIII — начала XIX в. свойственно стремление к простоте форм и композиции зданий. В придворной архитектуре Польши большое значение получили французские образцы. Развитию новых форм сопутствовал интерес к античному искусству и в меньшей степени к средневековью, окрашенному ореолом романтики. Новые эстетические принципы сказались в изменениях планировки парков, где вместо геометрических форм партеров и стриженых деревьев появляются пейзажные сады и парки с гротами, искусственными руинами и пастушескими хижинами.
 
Самые видные произведения архитектуры начала этого периода, как и раньше, — королевские резиденции. Король Станислав Август окружил себя выдающимися художниками, которые, несмотря на материальные затруднения в стране, создали ряд высокохудожественных произведений. Еще до вступления на престол Станислав Август заказал французскому архитектору Кусту проект дворца в формах классики (1761), а в 1764 г. французский архитектор В. Луи составил проект перестройки Варшавского замка. Однако перестройка замка велась под руководством жившего в Польше архитектора Якуба Фонтаны, а потом придворного архитектора Доменико Мерлини, перестроившего частично Уяздовский замок (1766—1771) и строившего в Лазенках Дворец на воде, Белый домик, Мысливецкий дворец и др. (до 1793).
 
 
15. Варшава. Королевский замок. Тронный зал, 1780—1785 гг.
15. Варшава. Королевский замок. Тронный зал, 1780—1785 гг.
 
 
В Варшавском замке работы велись в основном по изменению интерьеров. Были созданы анфилады больших торжественных залов, отличавшихся богатством и изяществом деталей, великолепными плафонами работы Бачиарелли и полами из различных сортов дерева. Некоторые залы, например тронный, построенный еще в саксонский период, и после перестройки имел в своей архитектуре отзвуки барокко (рис. 15). Первые сооружения в Лазенках — это летний павильон, называемый Белым домиком (1774—1775), квадратный в плане, и Мысливецкий дворец (1775—1777) с фасадом, носящим черты барокко в изгибе крыльев и форме большой ниши в центре. В 1784 г. начались работы по постройке Дворца на воде. Центральной частью дворца был круглый зал купальни конца XVII в. К нему пристроены со всех сторон новые комнаты и залы. Небольшой дворец, прямоугольный в плане, украшенный нишей с колоннами с юга и колоннадой портика с севера (1788), представляет собой шедевр архитектуры того времени. Интерьеры дворца соединяют простоту
 
 
—стр. 388—
 
планировки с высоким художественным уровнем деталей, богатством живописи, скульптуры и бронзовых украшений (рис. 16).
 
 
16. Варшава. Лазенковский дворец, 1784—1788 гг., Д. Мерлини. Южный фасад, план и интерьер бального зала 16. Варшава. Лазенковский дворец, 1784—1788 гг., Д. Мерлини. Южный фасад, план и интерьер бального зала
16. Варшава. Лазенковский дворец, 1784—1788 гг., Д. Мерлини. Южный фасад, план и интерьер бального зала 16. Варшава. Лазенковский дворец, 1784—1788 гг., Д. Мерлини. Южный фасад, план и интерьер бального зала
 
 
17. Варшава. Дворец «Круликарня», 1786—1789 гг., Мерлини 18. Любостронь. Дворец, 1800 гг., С. Завадский
17. Варшава. Дворец «Круликарня», 1786—1789 гг., Мерлини 18. Любостронь. Дворец, 1800 гг., С. Завадский
 
 
Квадратный или прямоугольный план с круглым залом в центре стал образцом для дворцов 2-й половины XVIII в. Среди них можно указать на так называемую «Круликарню» в Варшаве (1786—1789, арх. Мерлини, рис. 17) и дворец в Любостроне (1800, арх. С. Завадский, рис. 18); интересным вариантом является небольшой дворец в Натолине, в котором центральный зал, эллиптический в плане, выдвинут вперед и вместо наружной стены имеет открытую колоннаду (1782, арх. Ш. Цуг, рис. 19). В других дворцах (Яблонна, 1775—1779, арх. Д. Мерлини, рис. 20; Мала Весь, Рогалин, Смелов, 1797, арх. Завадский), залы выдвинуты вперед, образуя центральный ризалит. В больших резиденциях продолжал применяться парадный двор, окруженный флигелями, но теперь появляются закруглен-
 
 
—стр. 389—
 
ные галереи или колоннады между флигелями и главным корпусом (Рогалин, Смелов, Павловице, Святск, Бялачев и др.).
 
То же было и в городских дворцах, например во дворце примаса в Варшаве (1783, арх. Е. Шрёгер). Но магнатские городские дворцы часто строят уже без двора, вдоль красной черты улицы, как, например, дворцы Рачинских и Тышкевичей в Варшаве (1785—1791, архитекторы С. Завадский и Я. X. Камзетцер), дворец Дзялинских в Познани (1780—1790, рис. 21) или дворец Яблоновских и Водзицких в Кракове (1777—1783).
 
 
19. Натолин. Дворец, 1782 г., Ш. Цуг. Фрагмент фасада и план 19. Натолин. Дворец, 1782 г., Ш. Цуг. Фрагмент фасада и план
19. Натолин. Дворец, 1782 г., Ш. Цуг. Фрагмент фасада и план
 
 
20. Яблонна. Дворец, 1775—1779 гг., Д. Мерлини 21. Познань. Дворец Дзялинских, 1780—1790 гг.
20. Яблонна. Дворец, 1775—1779 гг., Д. Мерлини 21. Познань. Дворец Дзялинских, 1780—1790 гг.
 
 
В 80—90-х годах XVIII в. в Польше зарождаются новые капиталистические экономические отношения. Представители городской буржуазии строят в столице торговые и банкирские дома, состоящие из залов для банковских или торговых операций и складов, весьма представительные. Таковы дворцы Теппера (1774, арх. Е. Шрёгер) и дворец Резлера (арх. Ш. Цуг, рис. 22) в Варшаве.
 
 
—стр. 390—
 
22. Варшава. Дворец Резлера, 3-я четверть XVIII в., Ш. Цуг 23. Варшава. Церковь Кармелитов, 1777—1789 гг., Е. Шрёгер
22. Варшава. Дворец Резлера, 3-я четверть XVIII в., Ш. Цуг 23. Варшава. Церковь Кармелитов, 1777—1789 гг.,
Е. Шрёгер
 
 
В связи с развитием в Польше городов возникают нового типа жилые дома и ратуши в формах классицизма, как, например, в Седльце (около 1780, арх. Станислав Завадский), Коцке (до 1784, арх. Д. Мерлини), Блоне (1782, арх. Д. Мерлини), в районе Лешно в Варшаве (1785, арх. Ш. Цуг). Ратушу в Люблине в 1787 г. и верх башни Познаньской ратуши перестраивал арх. Д. Мерлини. Развитие путей сообщения вызвало строительство дорожных станций — «заездов», состоящих из гостиницы и обширной конюшни с каретным сараем (заезды «Деканка» и «Под орлом» в Варшаве). Строились здания научных учреждений и учебных заведений. В Кракове сооружено здание астрономической обсерватории (1788, архитекторы Завадский, Радваньский). Перестроено здание Коллегиум Нобилиум (1785) в Варшаве; в Тшемешне построена бурса (1773).
 
В Варшаве и Каменце возведены крупные комплексы казарм (арх. Завадский). В Варшаве построены театр на площади Красиньских (1779, арх. Солари), театр в так называемой «Помаранчарне» (1786—1793, арх. Мерлини) и Летний театр в Лазенках (1790—1793, арх. Мерлини).
 
Новые веяния проникают и в церковную архитектуру, где до конца XVIII в. господствовал барокко. Но общий объем культового строительства значительно уменьшился. Часто во время перестройки церквей элементы классицизма перемешивались с барочными (фасады церкви Кармелитов в Варшаве, 1777—1789, арх. Шрёгер, рис. 23; Познанский собор, 1772—1789, архитекторы Шрёгер и Солари); фасады церкви св. Анны в Варшаве (1788, архитекторы П. Айгнер и Потоцкий) решены в палладианских формах. Башни собора в Гнезне и церкви в Туме под Ленчицей арх. Шрёгер надстроил еще в духе барокко.
 
Выделяется оригинальностью лютеранская церковь, построенная в Варшаве в 1777—1779 гг. арх. Ш. Цугом. Круглое здание с четырьмя выступами и портиком с фронтоном, перекрытое куполом с фонарем, простое и суровое, принадлежит к новаторским сооружениям того времени (рис. 24). Центрический план имеет церковь в Скерневице (1781, арх. Е. Шрёгер), а в конкурсе на храм Провидения с участием лучших польских архитекторов почти все проекты предусматривали подобное решение. Наряду с этим продолжалось строительство церквей зального типа и многоугольных в плане (Кернозин, Петри-
 
 
—стр. 391—
 
козы, Радеевице). К числу сооружений строгого классицизма с монументальной колоннадой на фасаде принадлежит церковь в Кшижановице (1783—1787, арх. Завадский).
 
 
24. Варшава. Лютеранская церковь, 1777—1779 гг., Ш. Цуг. План
24. Варшава. Лютеранская церковь,
1777—1779 гг., Ш. Цуг. План
 
 
Война с Россией и Австрией в конце XVIII в. и внутренние беспорядки, закончившиеся третьим разделом польского государства в 1795 г., стали причиной больших трудностей, углубившихся в годы наполеоновских войн. Группа варшавских архитекторов распалась, и до 1815 г. они работали главным образом в провинциальных усадьбах. Дворцы в них строились обычно двухэтажными, с портиком и фронтоном; в центре здания часто помещался круглый или овальный зал (Бейсце, Павловице, Нездов, Гестков, Колачкове и др.). Портики с фронтонами часто возводились и у одноэтажных домов (Слешин, Петрики, Халчув и др.), равные по высоте дому или в виде галереи вдоль всего фасада (Могильница, Рожнов и др.). В резиденции Чарторысских в Пулавах арх. П. Айгнер построил дворец Маринки, близкий Дворцу на воде в Лазенках, и павильоны в пейзажном парке, напоминающие античные постройки, как храм Сивиллы (1798—1801, рис. 25), или своеобразно трактованные готические (Готический домик, 1809). В Пулавах Айгнер построил и церковь-ротонду с портиком (1803). В этот период в ряде имений закладываются пейзажные парки с павильонами, руинами, амфитеатрами, акведуками и т. п. Наиболее интересен из сохранившихся до наших дней — парк в Аркадии около Ловича (заложен в 1780).
 
После венского конгресса (1815) на территории так называемого Царства Польского, несмотря на политический гнет, возникли сравнительно благоприятные условия культурного и экономического развития. Росла промышленность, развивались города, возникали новые промышленные центры — Лодзь, район Кельцы и города Домбровского угольного бассейна. Развитие мелкой промышленности вызвало наплыв населения в города, что привело к расширению жилищного строительства в них. Возникает многоквартирный тип жилого дома, в котором квартиры сдаются внаем. В промышленных районах строятся рабочие поселки, обычно состоящие из типовых деревянных зданий, упрощающихся и обедняющихся по мере роста количества рабочих.
 
Планы реконструкции городов и проекты новых промышленных центров все еще следуют старым традициям: осевой системе плана, радиальным улицам, круглым, полукруглым и многоугольным площадям. По такому типу построены города Лодзь, Озорков, Бялогон и другие промышленные центры, города и поселки. Много внимания уделялось композиции промышленных зданий, проектируемых чаще в классических формах, иногда в готике. Для них, а также для жилых домов для рабочих, почтовых станций и заездов и даже для церквей выпускались типовые проекты (альбомы Айгнера).
 
 
25. Пулавы. Храм Сивиллы, 1798—1801 гг., Айгнер
25. Пулавы. Храм Сивиллы, 1798—1801 гг., Айгнер
 
 
—стр. 392—
 
С развитием капитализма аристократия и помещики переселяются из городов в загородные имения, а в их дворцах размещаются административные учреждения, причем изменяется их архитектурный облик. Возникает новый тип административного здания в строгих классических формах с портиком, часто поднятым на рустованных арках. Этот тип, появившись еще в Варшавском герцогстве (1807—1815), распространился в 20—30-е гг., а окончательно сформировался в творчестве архитектора А. Корацци, начавшего свою деятельность в Польше в 1818 г. постройкой здания Общества друзей наук в Варшаве, или, как его называют, дворец Сташица (рис. 26). Оно имеет купол и колоннаду над аркадами первого этажа, но наличие боковых ризалитов со сдвоенными колоннами еще говорит о влиянии барокко. В перестроенных Корацци в административные здания дворцах Мостовских, Лещинских, Огинских и др. элементов барокко уже нет. В здании Казначейства (1824) Корацци соединил несколько прежних дворцов в одно целое и дополнил их новым зданием Польского банка (1825), где двухэтажные аркады окружают большой купольный круглый зал (рис. 27).
 
Крупнейшее произведение Корацци — здание Большого театра в Варшаве, одного из самых больших в Европе того времени (1825—1833). Театр возведен на месте снесенного дворца Маривилла, причем флигель с колоннадой, построенный в 1820 г. по проекту арх. Айгнера, Корацци включил в виде крыла главного здания театра, а с другой стороны построил точно такое же крыло, создав крупный ансамбль во всю длину площади (рис. 28). Центральная часть здания украшена большой колоннадой над аркадой (позднее к ней был пристроен портик с колоннами).
 
 
26. Варшава. Дворец Сташица, 1818—1823 гг., А. Корацци
26. Варшава. Дворец Сташица, 1818—1823 гг., А. Корацци
 
 
27. Варшава. Польский банк, 1825 г., А. Корацци
27. Варшава. Польский банк, 1825 г., А. Корацци
 
 
28. Варшава. Большой театр, 1825—1833 гг., А. Корацци
28. Варшава. Большой театр, 1825—1833 гг., А. Корацци
 
 
Новые постройки и перестройка прежних изменили облик Варшавы, в котором начала преобладать архитектура классицизма, особенно на новых улицах. В этом стиле строились административные и хозяйственные здания: бани, склады, гауптвахты и городские заставы (1816—1818, арх. Я. Кубицкий). Строятся или перестраиваются в классических формах ратуши в Ловиче, Лодзи, Коло, Конине, Калише, Плоцке, Александрове и других городах. В тех же формах с колоннадами строят городские дома, заезды, торговые ряды (Сохачев, Гура Кальвария).
 
На польской территории, попавшей под австрийское господство, экономическое положение не благоприятствовало строительству. В Кракове лишь фасады нескольких домов были перестроены в формах классицизма — без колоннад и портиков. То же
 
 
—стр. 393—
 
относится и к территории, попавшей под власть Пруссии. Прусское правительство сознательно тормозило индустриализацию страны и строительство.
 
Церковное зодчество потеряло ведущую роль в развитии архитектуры уже в конце XVIII в., а в начале XIX в. строительство церквей еще более сократилось. В Варшаве в это время построены церковь св. Александра (1818—1825, арх. Айгнер), ротонда с двумя портиками. Несколько небольших церквей было построено по типовым проектам Айгнера.
 
Преобладающее место в строительстве занимают в это время светские общественные здания. Время существования Царства Польского было периодом больших изменений и замыслов, которые должны были привести к осуществлению идей века Просвещения.
 
 
 

II. АРХИТЕКТУРА ЛИТВЫ XVI — НАЧАЛА XIX в.

 
В XVI в. Литва переживает экономический подъем в связи со спросом на литовское сырье на внешнем рынке. Развитие торговли и ремесел вызывает рост городов и строительство новых жилых, общественных и административных зданий.
 
В Литву стилистические влияния Ренессанса приходили по двум направлениям. Для великокняжеского двора и частично для магнатов работали мастера из Италии, а экономические и культурные связи с Пруссией и Нидерландами создавали условия для развития литовского варианта северного Ренессанса, особенно в жилых домах горожан.
 
Одним из первых образцов Ренессанса была городская стена г. Вильнюса, начатая в 1503—1522 гг. под угрозой татарских нашествий и строившаяся до начала XVII в. В начале XIX в. стена была разобрана и сохранились лишь части ее и ворота Аушрос (Медницкие). Кирпичная кладка еще готическая, но ворота Аушрос сохранили характерный аттик с декоративными мотивами северного Ренессанса (рис. 1).
 
В архитектуре городских домов можно проследить постепенный переход от готики к Ренессансу. Готические традиции в XVI в. долго держатся в конструкциях, кирпичной кладке, плановых решениях, общем характере высоких декоративных фронтонов. Элементы Ренессанса вначале появляются в декоративных деталях. Например, высокий фронтон дома начала XVI в. в Каунасе (ул. Кузмос, 71) имеет два яруса полуциркульных глухих аркад, сложенных из лекального кирпича и расположенных друг над другом в шахматном порядке.
 
В дальнейшем во фронтонах все сильнее подчеркивается горизонтальное членение карнизами, а ярусы расчленяются мелкими пилястрами и нишами; по контуру такие фронтоны декорируются мелкими волютами и обелисками. Примером этого служит корпус бывш. дворца Массальских (начало XVII в.) в Каунасе (рис. 2). Подобные фронтоны строились также на торцах церковных нефов. Фронтоны литовского Ренессанса имеют в основе треугольник (традиция литовской готики) в отличие от польских ступенчатых фронтонов.
 
Здания 2-й половины XVI в. в Литве отличаются массивными, малорасчлененными объемами; дома и дворцы часто завершаются высокими декоративными аттиками, которые прикрывали чердак односкатной крыши; глухие арочки с консолями обрамляют арки порталов или создают в сочетании с лизенами или пилястрами фризы. Пример — дом капитула в Вильнюсе (ул. Горького, 4).
 
Ратуши Вильнюса и Каунаса XVI в. не сохранились, будучи перестроены в конце XVIII в. Не сохранился и княжеский дворец в Нижнем замке Вильнюса (1547—1548, арх. Джовани Чини). По сохранившимся изображениям видно, что он был трехэтажным асимметричным; членения его фасадов, декоративный аттик, обработка окон и порталов носили явно ренессансный характер.
 
Замки и городские дворцы феодалов XVI в. еще служили для обороны, но не имели общенародного стратегического значения средневековых замков. В плане четырехугольный двор ограждался с двух или трех сторон жилыми и хозяйственными корпусами, а с остальных — высокими
 
 
—стр. 394—
 
кирпичными стенами с боевыми галереями и бойницами. На углах сооружались круглые, иногда многогранные башни.
 
 
1. Вильнюс. Городские ворота Аушрос, XVI в. 2. Каунас. Дом Массальских, начало XVII в.
1. Вильнюс. Городские ворота Аушрос, XVI в. 2. Каунас. Дом Массальских, начало XVII в.
 
 
Замок Раудоне, Юрбаркасского района, в конце XVI в. имел со стороны р. Немана жилой двухэтажный корпус, а в глубине двора — подсобный (соединенный с первым крепостными стенами), четыре угловых башни и пятую, очень высокую в центре фасада главного корпуса. В XIX в. замок был перестроен.
 
Замок Панемуне в Витенае, Юрбаркасского района, построен в 1604—1609 гг. арх. П. Нонгартом (он же построил для себя жилой дворец с угловыми башнями в Гойценишках, Гродненская обл. БССР) и достраивался с середины XVII в. Замок стоит на возвышенности, на берегу Немана. Неправильный четырехугольный двор окружен жилыми корпусами с башнями по углам (сохранились две). С западной стороны первоначально была только высокая крепостная стена. Снаружи стены замка были покрыты серой штукатуркой с широкими белыми горизонтальными полосами, а некоторые проемы имели двойные глухие арки на консолях. Замок окружен парком, в котором была система террасных прудов.
 
Замок Биржай князей Радзивиллов 2-й половины XVI в. был крепостью с земляными бастионами и валами, окруженной рвами и озером по системе итальянских теоретиков Возрождения. Дворец князя стоял посередине крепости. Замок подвергся неоднократному разрушению в войнах со шведами, но в 1660—1669 гг. был восстановлен и расширен. Теперь он стал двухэтажным с трехэтажными ризалитами на концах, но снова был взорван шведами. По сохранившимся стенам, гравюрам и описаниям видно, что архитектура дворца была характерной для позднего Ренессанса с некоторыми чертами барокко.
 
Религиозная вражда вынуждала католиков и протестантов строить церкви с массивными стенами и оборонными приспособлениями; многие из них были разрушены. Католические церкви обычно были однонефными или трехнефными базиликами, но встречаются также зальные, а иногда с трансептом; фасады гладкие или декорированные арочным фризом и лизенами. Характерны круглые угловые лестничные башенки или большая башня впереди здания и цилиндрические своды нефов с нервюрами, чисто декоративными
 
 
—стр. 395—
 
(церкви: Всех святых в Вильнюсе, 1620—1631; в Видянишкисе, 1618; Петра и Павла в Шауляе и Михаила в Вильнюсе). В безбашенных фасадах применяются вышеописанные фронтоны (церковь в Рикантае, Вильнюсского района, XVI в.).
 
 
3. Вильнюс. Церковь Михаила, 1594—1625 гг.
3. Вильнюс. Церковь Михаила, 1594—1625 гг.
 
 
Трехнефная базилика Вознесения в Симнасе (Алитусский район), заложенная в 1520 г., имеет глухую трифорию в среднем нефе, выступающие наружу круглые башенки, массивные угловые контрфорсы в передней части, суживающиеся кверху и сходящие на нет в местах заделки в стену. Декор церкви прост: только на одной часовне, задней стене среднего нефа и над боковым входом, имеются декоративные двойные арочки с консолями.
 
Церковь Петра и Павла в Шауляе (1595—1625) однонефная с трансептом и восьмигранной башней впереди, достроенной во 2-й половине XIX в. Фронтоны на торцах трансепта раньше были богато украшены в характере северного Ренессанса. Стены расчленены пилястрами с арочками на консолях.
 
В однонефной церкви Михаила в Вильнюсе (1594—1625, рис. 3) скрещиваются три стиля: цилиндрический свод с распалубками и декоративными нервюрами, контрфорсы и очень высокая крыша — пережитки готики; круглые лестничные башенки на углах фасада с завершениями 1662 г. типичны для Ренессанса; фронтон с волютами — барочного характера.
 
* * *
 
С конца XVI в. в условиях католической реакции феодалы строят церкви и монастыри по всей стране и дворцы в городах, переживающих экономический и политический упадок. В развитии литовского барокко различают три периода: раннее — 1600—1650, зрелое — 1650—1690 и позднее барокко — 1690—1790 гг.
 
В период раннего барокко в Вильнюсе работают итальянские и местные, обучавшиеся в Риме, мастера. Первые признаки барокко появляются в ансамбле Вильнюсского университета, который начинает свою трехсотлетнюю историю строительства в конце XVI в. (рис. 4), когда иезуиты построили здесь в 1584—1603 гг. здание академии с трехэтажными аркадными дворами в духе Ренессанса, но с элементами раннего барокко. Аркады были закрыты в XIX в., а нижние аркады «двора Скарги» вновь открыты в 1923 г.
 
 
4. Вильнюс. Большой двор университета, 1584—1603 гг.
4. Вильнюс. Большой двор университета, 1584—1603 гг.
 
 
Дворец Януша Радзивилла в Вильнюсе (начало XVII в.) в основе решен по-ба-
 
 
—стр. 396—
 
рочному: с парадным двором, открытым в сторону улицы, и двухэтажными корпусами с трехэтажными павильонами в центре и на углах.
 
 
5. Вильнюс. Церковь Тересы, 1634—1650 гг.
5. Вильнюс. Церковь Тересы, 1634—1650 гг.
 
 
Иезуитский храм Казимира в Вильнюсе (1604—1618) повторяет планово-объемное решение церкви Иль Джезу в Риме: та же схема с просторным средним нефом с трансептом, перекрытым цилиндрическим сводом и куполом; вместо боковых нефов — ряды капелл. В отличие от римского образца храм Казимира имел двухбашенный плоский фасад, ставший традиционным в Литве (перестроен в 1867). Тип Джезу в XVII в. повторялся в Вильнюсе несколько раз, даже в православной церкви Святодуховского монастыря (1624—1633), отличающийся от католических храмов наличием трех абсид и иконостаса.
 
Часовня Казимира — мавзолей королевской семьи — была пристроена к Вильнюсскому кафедральному собору в 1624—1636 гг. арх. КонстантиноТенкалли. Скромная снаружи часовня со строгим интерьером из черного и красного мрамора; наиболее барочна рельефная композиция над алтарем.
 
В это время в Вильнюсе строились церкви с безбашенными фронтонными фасадами римского типа. Самая значительная из них церковь Тересы (1634—1650, при участии арх. К. Тенкалли, рис. 5). Ее фасад имеет более стройные пропорции в соответствии с местными традициями. Сравнивая фасад Тересы с римскими храмами Иль Джезу (Делла Порта) и Сусанны (Мадерна), можно отметить следующую разницу. В римских фасадах: верхний ярус равен нижнему, а ширина фасада равна его высоте, наклон фронтона 1:3; аттик первого яруса, плоские раскреповки карнизов и перегрузка деталями создают впечатление массивности и тяжести. В фасаде церкви Тересы верхний ярус равен ⅔ нижнего, а ширина фасада равна ¾ его высоты, наклон фронтона почти 1:1. Отсутствие аттика, пилоны со спаренными пилястрами, смелые раскреповки карнизов и фронтона, вертикальное устремление волют, умеренность в деталях — создают впечатление легкости и стремления вверх.
 
Когда в Вильнюсе начинает развиваться барокко, то в других городах (Каунас, Кедайняй, Биржай) еще продолжается Ренессанс, иногда даже с готическими элементами (например, церковь Троицы в Каунасе, 1635).
 
В период зрелого барокко страна была истощена после войны Речи Посполитой с Россией и Швецией (1655—1660), но олигархическая верхушка, разбогатевшая за счет роста цен в Западной Европе, строит монументальные храмы и дворцы. Формы барокко не только римской, но и венецианской школы теперь господствуют уже во всей стране.
 
Храм Петра и Павла в Вильнюсе (1668—1676, Я. Заор, рис. 6) повторяет схему Иль Джезу. Снаружи доминирует купол не очень выразительного очертания и верхи двух низких башен западного фасада, как будто повторяющих старую вильнюсскую традицию. Фасад двухъярусный, расчленен колоннами и пилястрами в духе раннего барокко. Пространственная композиция интерьера логична и проста. Здесь главное представляет скульптурная
 
 
—стр. 397—
 
лепка из белого стука, обильно покрывающая конструктивную основу здания, отличающаяся большим вкусом и мастерством исполнения, созданная под руководством художника Перетти. Тематика скульптур имеет национально-историческое значение. Кроме религиозных сюжетов в боковых капеллах правой стороны изображены сцены из истории Великого княжества Литовского, а в левых капеллах — аллегорические группы: «Милосердие», «Право» и др. В декоративных композициях изображены атрибуты бытовой жизни того времени.
 
 
6. Вильнюс. Храм Петра и Павла, 1668—1676 гг., Я. Заор. Общий вид, интерьер и фрагмент интерьера 6. Вильнюс. Храм Петра и Павла, 1668—1676 гг., Я. Заор. Общий вид, интерьер и фрагмент интерьера
6. Вильнюс. Храм Петра и Павла, 1668—1676 гг., Я. Заор. Общий вид, интерьер и фрагмент интерьера 6. Вильнюс. Храм Петра и Павла, 1668—1676 гг.,
Я. Заор. Общий вид, интерьер и фрагмент интерьера
 
 
Примером барочного архитектурного ансамбля является камедульский монастырь Пажайслис под Каунасом (1667—1712, рис. 7), основанный канцлером Кристофором Пацем как семейный мавзолей. Проект и начало постройки — арх. Лодовико Фредо. Ансамбль имеет строго осевую композицию, аллея подводит к въездным воротам, за которыми длинный проезд между каменными оградами ведет до круглой площадки для разворота карет; здесь посетители проходили через вторые ворота, за которыми раскрывается вид на монументальный храм с двухбашенным фасадом и куполом. За храмом — закрытый сад с индивидуальными домиками монахов и башней для отшельников на 33-метровой оси. Храм перекрыт шестигранным куполом и имеет некоторое сходство с храмом
 
 
—стр. 398—
 
Санта Мариа делла Салуте в Венеции. Интерьер храма облицован разноцветным карпатским мрамором, украшен фресками и обильной декоративной лепкой.
 
 
7. Пажайслис. Генплан ансамбля и храм, 1667—1712 гг., Л. Фредо 7. Пажайслис. Генплан ансамбля и храм, 1667—1712 гг., Л. Фредо
7. Пажайслис. Генплан ансамбля и храм, 1667—1712 гг., Л. Фредо
 
 
Во 2-й половине XVII в. литовские магнаты строят в Вильнюсе большие монументальные барочные дворцы симметричной композиции. Дворец Служки, построенный в 1690 г. на искусственном мысе в русле р. Нерис, четырехугольный в плане с угловыми ризалитами, напоминает замок, хотя он и не имел оборонительного значения. Дворец Сапеги (окончен в 1691) был решен по-барочному — с парадным двором и большим парком позади. Сохранились фасады и парадные ворота.
 
Зрелое барокко начинает господствовать во всей Литве, однако на периферии имеет место и продолжение старых традиций. Доминиканская церковь в Расейняе (1663) имеет базиликальный корпус со сравнительно широкими боковыми нефами, характерными для Ренессанса, Раудондварис — замок-дворец (1655—1664) — имеет готические формы и готическую кладку из кирпича. Кальвинская однонефная церковь в Кяльме (1660—1670) имеет готические крестовые своды с нервюрами и готические арки окон. Только скромный портал имеет формы Ренессанса.
 
* * *
 
В XVIII в. из-за Северной войны и феодальных междоусобиц литовский народ вновь переживает экономический и культурный упадок. Но феодалы и духовенство, усиливая свое экономическое и политическое господство, строят церкви и монастыри. Гражданское строительство имело второстепенное значение: общественных и жилых домов строилось немного. Каменные производственные и хозяйственные постройки редко имели архитектурную ценность.
 
На литовское позднее барокко влияли итальянские школы того времени (Римская, Пьемонтская) и творческие связи с Польшей, Россией, Францией, Саксонией и другими странами. В 1-й половине XVIII в. до экономического восстановления страны после Северной войны в Литве строятся скромные жилые дома и небольшие церкви, центрические или бескупольные, двухбашенные, продольного плана.
 
 
—стр. 399—
 
Важнейшим этапом в развитии позднего барокко в Литве являются 1735—1765 гг. В эти три десятилетия значительно укрепилась экономика страны, получили развитие сельское хозяйство, кустарные промыслы и мануфактура и расширились торговые связи с другими странами.
 
Архитектура литовского позднего барокко отличается легкостью и изяществом деталей, оригинальными формами оконных и дверных проемов. Декоративные мотивы рококо применяются и в интерьерах, и на фасадах. Эти характерные черты позднего барокко свойственны преимущественно культовым зданиям. Архитектуры хозяйственных и жилых построек, а также и дворцов оно коснулось в значительно меньшей степени.
 
Усадебные барочные комплексы складывались на протяжении долгого времени при участии местных зодчих, использовавших традиции народной архитектуры. Постройки в усадьбах обычно располагались свободно около двух-трех различных по назначению дворов. У парадного двора, имевшего форму четырехугольника, стояли жилые дома, кухня, амбары и другие подсобные постройки. К этому двору, как правило, примыкали пейзажного типа парк и фруктовый сад. Хозяйственные дворы были малы, тесно застроены и лишены зелени. Они располагались вблизи или на некотором отдалении от основного двора.
 
Планы некоторых сельских каменных жилых и хозяйственных построек указывают на преемственность от народного деревянного зодчества: встречаются небольшие каменные дома с поперечными капитальными стенами, расчленяющими внутреннее пространство на три части, и продольными стенами, делящими боковые помещения на небольшие комнаты (с. Пабирже, Биржайский район). В более крупных усадебных жилых постройках черты барокко встречаются и в планах, и в архитектурных элементах. Это — одно-двухэтажные дома с просторными погребами частично коридорной, частично анфиладной планировкой с просторным залом, расположенным в центре здания за вестибюлем. Для них характерны высокие крыши с мансардой, умеренная профилировка карнизов, простые обрамления оконных и дверных проемов (усадьба Билюнай, Расейняйский район, рис. 8). Некоторые усадьбы имели внушительные, иногда в два этажа, богато декорированные ворота (усадьба Кельме).
 
 
8. Билюнай. Жилой дом, 2-я половина XVIII в. План
8. Билюнай. Жилой дом, 2-я половина XVIII в. План
 
 
В архитектуре городских каменных жилых домов в период расцвета позднего барокко продолжаются традиции средневековья и раннего барокко. Мало изменилась и планировка городов. Дома сохраняют простые внутренние и внешние архитектурные формы. Они выходят узкой стороной на красную линию улиц и идут внутрь кварталов. Это одноэтажные, чаще двухэтажные здания, неширокие (5—7 м) и разделенные поперечными стенами на отдельные помещения. На второй этаж можно было попасть внутренними лестницами или через дворовые галереи. Жилые дома имели вытянутый план, но встречались корпуса Г- и П-образной формы (Вильнюс, улицы Пилес, 5; Тоторю, 22); некоторые здания имели внутренние дворы (Вильнюс, ул. Горького, 23). Дома с замкнутыми дворами и открытыми галереями встречаются только в Вильнюсе; в Каунасе застройка кварталов более свободная и галерей в домах XVIII в. нет.
 
Типичные архитектурные формы позднего барокко в Литве выражаются в церквах, построенных или перестроенных в 1735—1765 гг. В это время в Литве преобладают бескупольные церкви продольного плана, без трансепта, обычно трехнефные базилики, реже зальные, нередко с плоским двухбашенным фасадом. Башни имеют стройный, обобщенный и декоративный силуэт определенного очертания, а во фронтонах отмечается постепенный отказ от классической тектоники в пользу живописной пластичности. В церквах XVIII в. была развита архитектура пышных алтарей, богато декорированных, многокрасочных и больших, иногда в них проявлялось высокохудожественное мастерство и оригинальность композиции (алтари церквей
 
 
—стр. 400—
 
Доминиканцев и Иоанна в Вильнюсе, деревянные алтари церкви в с. Смильчае, Паневежиского района).
 
 
9. Вильнюс. Церковь св. Екатерины XVII в.; восстановлена в 1741—1746 гг., Я. К. Глаубицом
9. Вильнюс. Церковь св. Екатерины XVII в.;
восстановлена в 1741—1746 гг., Я. К. Глаубицом
 
 
Один из примечательных образцов позднего барокко — доминиканская церковь в селе Лишкява, Лаздийского района (1704—1741), расположенная в живописной местности, на высоком берегу Немана. Церковь в плане напоминает греческий крест, имеет две маленькие башенки и величественный купол (20 м высоты и 20 м в диаметре), доминирующий во всем облике здания. Его фасады украшают двойные пилястры и богато профилированный карниз.
 
Представляет интерес церковь монастыря Визиток в Вильнюсе (1729—1744, арх. Ю. Пола). Ее план крестообразен, но башни отсутствуют, купол же господствует над церковью и над жилыми корпусами монастыря с его двумя дворами. Фасады оживлены пилястрами и карнизами, а интерьер насыщен пластическими орнаментами рококо.
 
Несколько иная объемная композиция церкви иезуитского монастыря в Каунасе (1666—1725, восстановлена после пожара в 1739 г.). Эта трехнефная базилика с легкими и высокими (47 м) пятиярусными башнями является первым образцом церкви позднего барокко в Литве, имеющей такие башни. Она служит доминантой композиций монастырского ансамбля, Ратушной площади и старых кварталов Каунаса.
 
 
10. Вильнюс. Миссионерская церковь, 1-я половина XVIII в.; реконструкция 1750—1756 гг.
10. Вильнюс. Миссионерская церковь, 1-я половина XVIII в.;
реконструкция 1750—1756 гг.
 
 
Следует отметить однонефную двухбашенную с часовней церковь св. Екатерины в Вильнюсе (построена в XVII в., после пожара 1737 г. восстановлена в 1741—1746 гг. арх. Я. К. Глаубицом, рис. 9). Она доминирует в ансамбле женского бенедиктинского монастыря и над соседними кварталами. Передний фасад церкви отличает-
 
 
—стр. 401—
 
ся гармоничностью вертикальных и горизонтальных членений. Высокие (50 м) пятиярусные башни, между которыми вкомпонован фронтон, необычайно стройны. В переднем фасаде и в фронтоне алтаря пластично используется разнообразие орнаментов рококо.
 
Миссионерская церковь в Вильнюсе (1750—1756, рис. 10) — прекрасный образец легкости и изящества архитектурных форм литовского позднего барокко. Эта трехнефная с капеллами базилика имеет две пятиярусные башни. Великолепные по пропорциям детали ее в верхних ярусах переходят в тонкий ажур.
 
В Литве нередки церкви, весь декор которых сосредоточен во фронтоне, карниз которого пластично изогнут и расчленен разрывами. Такова небольшая однонефная церковь св. Георгия (1748—1755) в Вильнюсе, передний фасад которой отличается сложностью и динамикой архитектурных форм.
 
Многие готические церкви в XVIII в. получили позднебарочную отделку фасадов и интерьера. Так, готическая трехнефная с каплицами церковь Иоанна (XV в., восстановлена после пожара в 1737—1748 гг., рис. 11) приобрела новое решение фасада в виде четырехъярусной композиции, носящей черты позднего барокко. В интерьере устраивается сложный комплекс десяти алтарей. После пожара в 1749 г. в Вильнюсе интерьер православной церкви Святого Духа (1753) был украшен пластической орнаментикой рококо и трехъярусным иконостасом. В 1749—1754 гг. после пожара была восстановлена трехнефная с апсидами зальная церковь базилианского монастыря, угловые башенки которой получили барочный силуэт. В ансамбле базилианского монастыря были построены ворота (1761, арх. Я. К. Глаубиц), композиция которых при изогнутых горизонтальных карнизах, сложной ритмике пилястр, деформированных линиях арок и динамическом общем силуэте не лишена тектонической логики.
 
Период позднего барокко — важный этап истории литовской архитектуры, оставивший много интересных произведений.
 
 
11. Вильнюс. Церковь Иоанна, XV в.; восстановлена в 1737—1748 гг.
11. Вильнюс. Церковь Иоанна, XV в.;
восстановлена в 1737—1748 гг.
 
 
Архитектура конца XVIII — первой половины XIX в. В последней четверти XVIII в. в условиях разложения Речи Посполитой, в литовской архитектуре намечается переход от барокко к классицизму. Тектоника зданий становится более ясной, исчезает былая вычурность, но сохраняется насыщенность фасадов и интерьеров декоративными элементами. В это время строится и перестраивается много домов в Вильнюсе и Каунасе. Главной постройкой была Каунасская ратуша (рис. 12).
 
В XVIII в. в Литве зарождаются капиталистические отношения, а после первого раздела Речи Посполитой более интенсивно развивается буржуазная культура, и с конца XVIII в. в литовской архитектуре появляются элементы классицизма. Его первым проводником в Литве был проф. И. Кнакфус, построивший здание обсерватории университета в Вильнюсе с простым фасадом, двумя круглыми башнями на углах, фризом с триглифами и метопами и аттиковым этажом (рис. 13). Другое его
 
 
—стр. 402—
 
произведение — дом Бжостовских в Вильнюсе (в настоящее время — музыкальная школа), симметричный, с портиком большого ионического ордера и аттиковым этажом.
 
 
12. Каунас. Ратуша, 1542 г., Б. Хойновски; переделана в 1772 г. И. Матекерисом
12. Каунас. Ратуша, 1542 г., Б. Хойновски;
переделана в 1772 г. И. Матекерисом
 
 
В усадьбе Веркяй под Вильнюсом, законченной арх. Лауринасом Стуока-Гуцявичюсом, уже нет характерного для Ренессанса и барокко замкнутого корпусами двора. Веркяйский ансамбль сооружен на неровном возвышенном месте возле р. Нерис, асимметричен и состоит из трех частей: хозяйственного сектора, в котором доминирует здание конюшни; второго комплекса — из оранжереи, амбара и других построек и третьего — основного, состоящего из трех корпусов дворца, симметрично расположенных в парке возле круглого парадного двора с фонтаном и украшенных ионическими портиками. Ансамбль может быть сравнен с лучшими шедеврами архитектуры классицизма.
 
Характерным примером асимметричных архитектурных усадебных ансамблей классицизма может быть и ансамбль Пакруойского совхоза (бывшее имение) со свободно распланированным парком конца XVIII — начала XIX в.
 
Главная работа Стуока-Гуцявичюса — перестройка кафедрального собора в Вильнюсе (рис. 14), законченная уже после смерти архитектора. На готической основе, был создан классицистический храм с грандиозным портиком тосканского ордера и более низкими боковыми колоннадами, соединяющими угловые капеллы. Колокольня, построенная Стуока-Гуцявичюсом, на сохранившейся части башни Вильнюсского нижнего замка (1523, арх. Аннус) вместе с собором придает большую живописность ансамблю площади.
 
 
13. Вильнюс. Старая обсерватория университета, 1782—1788 гг., И. Кнакфус
13. Вильнюс. Старая обсерватория университета,
1782—1788 гг., И. Кнакфус
 
 
Не менее важным произведением Стуока-Гуцявичюса является Вильнюсская ратуша (рис. 15), построенная на фундаменте и подвалах старой ратуши, в виде простого-прямоугольного двухэтажного здания с мо-
 
 
—стр. 403—
 
нументальным римско-дорическим портиком и спокойным обрамлением окон. В интерьере колоннады несут галереи и отделяют боковые части большого зала. По проектам Стуока-Гуцявичюса было построено немало жилых и культовых построек. Он влиял на дальнейшее развитие литовского классицизма через своих учеников и последователей (М. Шулцас, К. Подчашинскис и др.).
 
 
14. Вильнюс. Кафедральный собор, 1783—1812 гг., Л. Стуока-Гуцявичус
14. Вильнюс. Кафедральный собор, 1783—1812 гг., Л. Стуока-Гуцявичус
 
 
15. Вильнюс. Ратуша, 1785—1800 гг., Л. Стуока-Гуцявичюс. Фасад
15. Вильнюс. Ратуша, 1785—1800 гг., Л. Стуока-Гуцявичюс. Фасад
 
 
16. Арненай. Генплан ансамбля, конец XVIII — начало XIX в.
16. Арненай. Генплан ансамбля, конец XVIII — начало XIX в.
 
 
В период развития архитектуры классицизма в Литве было создано немало симметричных усадебных ансамблей, которые с течением времени разрослись в поселки
 
 
—стр. 404—
 
и даже города. Из таких ансамблей следует упомянуть ансамбли Арненай (Пабрадский район, рис. 16) и Паежеряй (Вилкавишский район) — оба конца XVIII — начала XIX в. Зачастую возле усадьбы вырастали небольшие поселки с церковью, например Рагувеле (XVIII—XIX вв.).
 
Центр этого ансамбля образовался посредине длинной аллеи — композиционной оси, перспективу которой с одного конца замыкает дворец, а с другого — жилое здание с магазином (бывшая корчма). Возле дворца комплекс сооружений образует круглую площадь; близ нее расположены хозяйственные постройки, а вокруг корчмы расположен поселок с церковью.
 
 
17. Вильнюс. Губернаторский дворец, 1792 г., Л. Стуока-Гуцявичюс; перестроен в 1820—1830 гг. В. П. Стасовым. Южный фасад
17. Вильнюс. Губернаторский дворец, 1792 г., Л. Стуока-Гуцявичюс; перестроен в 1820—1830 гг. В. П. Стасовым. Южный фасад
 
 
18. Вильнюс. Евангелическо-реформатская церковь, 1830—1835 гг., К. Подчашинскис. Главный фасад
18. Вильнюс. Евангелическо-реформатская церковь,
1830—1835 гг., К. Подчашинскис. Главный фасад
 
 
Городского типа ансамблем является имение Рокишкяй, начатое постройкой в 1801 г. Из основного комплекса со временем вырос сложный по плану ансамбль с тремя композиционными центрами на одной оси (около 2 км длиной) и двумя неоготическими зданиями. Ансамбль состоит из построек разного назначения, в большинстве неоштукатуренных, каменных или кирпичных. Композиционная ось проходит по территории дворцовых усадеб с прудами по сторонам, через продолговатую площадь базара со зданием торговых рядов и заканчивается большой неоготической церковью. Этот ансамбль составляет принципиальное решение плановой структуры г. Рокишкис. Создание ансамбля, видимо, начатое арх. Стуока-Гуцявичюсом, свиде-
 
 
—стр. 405—
 
тельствует о большом мастерстве его автора, предвидевшего развитие города.
 
После третьего раздела Речи Посполитой (1795) вся территория Литвы до Немана была присоединена к России. Несмотря на национальное угнетение литовского народа царской властью, в Литве развивались промышленность, торговля, строительство и нарастал кризис феодального строя. В этих условиях развивается поздний классицизм в литовской архитектуре (1800—1850).
 
На отдельных сооружениях Литвы заметно влияние русской архитектуры (жилой дом на Тракайской улице, 8 в Вильнюсе и др.), но и творчество авторов Вильнюсской архитектурной школы не ограничивалось пределами Литвы: в 1794 г. Стуока-Гуцявичюс построил церковь в Малатычах, в Кричевском районе, БССР; по проекту Подчашинскиса в 1829 г. построено здание гимназии в Слуцке и др.
 
Одним из важнейших сооружений этого периода является ансамбль Вильнюсского епископского дворца, построенный в 1792 г. Л. Стуока-Гуцявичюсом, а во втором и третьем десятилетии XIX в. перестроенный по эскизам В. П. Стасова губернским архитектором Пусье для дворца генерал-губернатора (рис. 17). Это здание на первом этаже северного фасада имеет две лоджии с греко-дорическими колоннами, а на южном — монументальный ионический портик на высоком цокольном этаже. Во дворе построены кордегардии с использованием греко-дорического ордера. Аналогичная композиция применена в имении Яшунай Эйшишского района (арх. К. Подчашинскис). Во дворцах имений часто применялись громадные портики, буквально подавляющие более низкие по высоте здания. В малых усадьбах дома украшались деревянными портиками. Иногда классические формы применялись и в сельскохозяйственных постройках, главным образом в амбарах.
 
В Литве в это время строятся культовые здания разных типов: однобашенные (церковь в Ионишкелис, Пасвалисского района, 1790—1792); ротонды с куполом (церковь в Судярве Вильнюсского района, 1803—1822, строил Л. Барткявичюс по проекту Стуока-Гуцявичюса; церковь Кальвяй Кайшядорского района, 1800); на высоком цоколе с ионическим портиком подобно древнеримскому храму в Ниме построена евангелическо-реформатская церковь в Вильнюсе (арх. К. Подчашинскис, рис. 18).
 
Среди гражданских сооружений общественного характера представляют интерес торговые ряды в Рокишкисе, Седе и Альседжяе. В планировочных работах применяется принцип регулярной композиции. Таковы проекты Вильнюса, Каунаса, Шауляя и меньших городов (Кедайняй, Расяйняй, Зарасай и др.). В них предусматривается прямоугольная сетка широких улиц с просторными кварталами. Большинство генпланов было создано в 1-й половине XIX в.
 
С 1830-х гг. архитектура классицизма в Литве, как и в соседних странах, приходит в упадок, уступая место эклектическим течениям.
 

 


24 декабря 2017, 17:07 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
Архитектурное бюро «РК Проект»
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут