наверх
 
Удмуртская Республика


Архитектура Римской империи: градостроительство; строительные материалы, техника и конструкции

Том 2 : Архитектура античного мира (Греция и Рим) / Под редакцией В. Ф. Маркузона (ответственный редактор по Греции), Б. П. Михайлова (ответственный редактор по Риму), И. С. Николаева, О. Х. Халпахчьяна, Ю. С. Яралова. — Второе издание, исправленное и дополненное. — 1973 АРХИТЕКТУРА РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
 
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
 
 

АРХИТЕКТУРА РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

 
 
—стр. 486—
 

ВВЕДЕНИЕ

 
Период гражданских войн I в. до н. э., порожденных грандиозными социальными столкновениями, закончился при Августе (30 г. до н. э. — 14 г. н. э.) созданием в 27 г. до н. э. новой общественной и государственной системы — империи, просуществовавшей около пяти столетий. Это было время наивысшего расцвета рабовладельческой формации и начала перехода к феодализму.
 
Римская империя охватывала огромные территории, населенные различными народами, находившимися на разном уровне социально-экономического и культурного развития. При всем разнообразии провинций Римская империя создавала необходимое государственное и в известной мере социально-экономическое, идеологическое и культурное единство.
 
Ранний период империи (от Августа до середины III в. н. э.), или период принципата, характеризовался укреплением абсолютной императорской власти, которая вначале маскировалась, подчеркнутым сохранением некоторых внешних республиканских форм и обычаев. Оппозиция со стороны сенаторской знати неоднократно приводила к террору (при Тиберии и Нероне), а в 68—69 гг. приняла форму гражданской войны, кончившейся приходом к власти Флавиев. Постепенно происходит консолидация господствующего слоя рабовладельцев, привлечение в его состав италиков, а затем и разноплеменных провинциалов путем широкого распространения прав римского гражданства среди свободного населения империи. Успехи в романизации провинций, сплачивавшей их с Римом, в целом успешная внешняя политика и подавление движений рабов и восстаний в Иудее, Иллирии и Африке — все это привело к временной стабилизации социальной системы Римской империи. Быстрый экономический расцвет провинций обусловил, с одной стороны, процветание Италии и главным образом Рима, живших за счет их эксплуатации. С другой стороны, он обуславливал выдвижение представителей провинциальных рабовладельцев на авансцену политической жизни империи. Многие из них входили в сенат, а в конце I в. императором впервые становится провинциал — ибериец Траян (98—117 гг.). При нем и его преемнике Адриане (117—138 гг.) империя достигает своего наибольшего расцвета. Рабовладельческая знать Италии и провинций окончательно отказывается от притязаний на республиканские вольности; ее идеалом становится «хороший император». Подготовленный развитием императорского культа, утверждается монархический принцип. Все большее значение приобретает создаваемый императорами бюрократический аппарат. Провинциальные города, сохраняя старые формы городского самоуправления, находились под строгим контролем императорских наместников.
 
Вместе с тем противоречия рабовладельческой системы в период принципата отнюдь не были сняты. Они были только загнаны внутрь и приняли новые, своеоб-
 
 
—стр. 487—
 
разные формы. Среди рядового населения, в том числе рабов и свободных бедняков, широко распространялись мессианистические верования. В них потерявшие надежду на реальное избавление низы давали выход своему отчаянию и своей ненависти ко всему существующему строю. Самым крайним из таких учений стало христианство, первоначально полностью отвергавшее и социальный строй, и идеологию империи. Ярким симптомом приближающегося кризиса стало всеобщее усиление религиозности, распространение мистики, столь чуждой ранее античному мироощущению. Среди утратившей свое политическое значение знати стала популярной стоическая философия с ее учением о внутренней свободе человека, не зависящей от его социального положения.
 
 
Карта 7. Римская империя
Карта 7. Римская империя
 
 
Борьба угнетенных масс продолжалась постоянно. Центрами ее стали недавно завоеванные провинции — Иудея, Иллирия, Паннония, Африка, восстания в которых были жестоко подавлены. Во II в. Траян осуществил последние большие завоевания империи. Но уже при Адриане весьма важной стала задача обороны границ, на которые усилился натиск «варварских» племен. Все явственнее становились симптомы надвигающегося кризиса. Экономика Италии стала клониться к упадку, несмотря на все меры императорских властей. Крестьянство разоряется, все большую роль играют огромные поместья рабовладельческой знати — латифундии, в сферу влияния которых попадают крестьяне. Замечаются признаки упадка городов.
 
Период принципата завершается династией Северов (193—235 гг.). Империя превращается в военную монархию, опирающуюся только на грубую силу. Третий век в истории Римской империи был
 
 
—стр. 488—
 
временем жесточайшего социального и политического кризиса, проявившегося как в восстаниях угнетенных масс, так и в непрерывной борьбе претендентов на императорский трон, росте сепаратизма провинций, тяжелейших внешних поражениях.
 
Последним периодом известной стабилизации империи был период домината, начавшийся с правления Диоклетиана (284—305 гг. и. э.), когда полностью сформировалась позднерабовладельческая государственность с безграничной абсолютной властью обожествляемого монарха и жесткой бюрократической системой, поставленная на службу новому слою феодализирующейся знати. В правление Константина (306—337 гг. н.э.) эта социальная система дополняется новой идеологией — христианством; оно сначала признается равноправной, а затем единственно допустимой в пределах империи, религией. Христианство из силы оппозиционной превращается в силу, освящающую существующий строй.
 
В это время начинается процесс постепенного распада империи. Провинции все больше обособляются, в связи с чем в культуре и искусстве сильнее начинают проявляться местные черты, местное своеобразие. Вместе с тем провинции, особенно восточные и африканские, продолжают сохранять известный уровень процветания, в них еще ведется широкое строительство.
 
Период стабилизации империи не мог быть длительным. Разложение рабовладельческой формации привело к резкому ослаблению государства, разрушенного на западе в V в. н. э. походами варваров. На востоке феодализация социального строя превратила Восточную Римскую рабовладельческую империю в феодальную Византийскую.
 
Архитектуру эпохи империи характеризуют монументальность и большой пространственный размах сооружений и их комплексов, соответствующий возросшему значению государства. Развитие сводчатых конструкций и применение бетона в качестве основного строительного материала обусловили грандиозный масштаб зданий сравнительно с постройками республики.
 
Период империи явился временем полного развития сформировавшихся при республике типов сооружений (лагеря, форума, базилики, терм, театра, амфитеатра, цирка, моста и акведука) и широчайшего распространения их по огромному римскому миру. Этому способствовало полное соответствие конструкции и архитектурной формы главных типов сооружений их функции, которое было достигнуто к концу I — началу II в. н. э. Стандартизация элементов и декора и в совершенстве отработанные приемы строительной техники позволяли возводить постройки в кратчайшие сроки. Отсюда проистекала необычайная быстрота распространения римской культуры. Едва укрепившись в завоеванной стране, римляне тотчас проводили туда отличные дороги и строили в опорных пунктах все свойственные римскому образу жизни сооружения: от форума до терм и амфитеатра. Эти сооружения были активными проводниками римской культуры, обычаев и идеологии, особенно в западной части империи, где не было иной культурной традиции. Римская архитектура гибко приспосабливалась к местным особенностям. В свою очередь отдельные черты зодчества провинций были восприняты римской архитектурой. Процесс взаимопроникновения культур происходил в течение всего периода империи. Сначала местные элементы в постройках провинций почти не проявляются, поэтому трудно провести грань между римской архитектурой в Италии и в провинциях. Постепенно они усиливаются, оказывая к концу эпохи значительное влияние на архитектуру метрополии.
 
Наиболее сильное воздействие на римское зодчество всегда оказывала Греция. Эллинская культура усваивалась Римом постоянно, но в разной степени: наряду с периодами глубокого усвоения и переработки типов греческих зданий, ордера и декора были периоды поверхностного увлечения греческим искусством и эклектического заимствования его отдельных форм. Установившийся в искусстве начала империи так называемый Августов классицизм был официально насаждаемым стилем, призванным в спокойных идеализированных формах классики прославлять существующий режим, твердую власть императора, обеспечившего мир усталому от гражданских войн римскому обществу. Лозунг «римский мир», провозглашенный Августом, определил официальную идеологию ранней империи. Он заключал в себе идею порядка, возврата к простоте ранней рес-
 
 
—стр. 489—
 
публики, к традиционным формам религии и морали. Строительная деятельность Августа была целиком подчинена его пропагандистской политике, которая должна была внушить народу мысль об императоре как оплоте римской государственности и хранителе национальных устоев и святынь. Он не только восстановил 82 храма, но и выстроил ряд сооружений — монументальный алтарь Мира на Марсовом поле, триумфальную арку Августа на Римском форуме, величавый форум Августа и грандиозный мавзолей, классические рельефы и надписи которых представляют его как миротворца, самого могущественного в ряду римских государственных деятелей и прямого преемника рода Юлиев, ведущих происхождение от Венеры и Марса.
 
О том, насколько сознательной и сильной была в начале империи ориентация на строгую ясность и спокойную упорядоченность греческой классики и какое большое государственное значение придавалось зодчеству, свидетельствует трактат римского военного инженера и архитектора Витрувия, работавшего во 2-й половине I в. до н. э. Витрувий составил обобщающий трактат «Десять книг об архитектуре», который после столетий забвения был найден итальянским гуманистом Поджо Браччолини в библиотеке Сен Галленского монастыря. Напечатанный впервые в эпоху Возрождения, трактат Витрувия не перестает с тех пор издаваться и исследоваться. В новое время о трактате Витрувия создалась целая научная литература, но различные части трактата изучены неравномерно. Полнее всего разработана еще в эпоху Возрождения в трактатах Альберти и других теоретиков Возрождения античная теория ордера. Меньшее внимание было проявлено в прошлом к теоретическим положениям трактата Витрувия, извлеченным им из сочинений выдающихся древнегреческих архитекторов, имена которых сам Витрувий приводит в предисловии к седьмой книге своего трактата. Среди них фигурируют и Иктин — зодчий Парфенона, и строитель Пирейского арсенала Филон, и знаменитый строитель ионических храмов Гермоген, и многие другие зодчие, оставившие и выдающиеся архитектурные сооружения, и книги, излагающие теоретические основы архитектуры и описания созданных ими сооружений. Вместе с тем Витрувий уделяет очень мало внимания архитектурным достижениям своего времени. Так, своды у него фигурируют лишь как перекрытие подвалов и как подвесные легкие своды во внутренней отделке. Витрувий умалчивает о таких выдающихся сооружениях своего времени, как храм Геркулеса в Тибуре, театр Марцелла, Пантеон, термы Агриппы. Это объясняется тем большим значением, которое в его время придавалось изучению и использованию греческого архитектурного наследия. Поэтому при описании различных видов архитектурных сооружений он прежде всего ссылается на греческий опыт, приводит исторические данные и имена греческих авторов, чего он почти не делает для произведений римской архитектуры.
 
В «Десяти книгах об архитектуре» рассматриваются следующие основные вопросы: круг знаний, необходимых архитектору, основные категории античной теории архитектуры, классификация важнейших видов сооружений, а также основные вопросы градостроительства и оборонительных сооружений (книга I), строительные материалы (книга II), построение ионических храмов (книга III); дорические и коринфские, а также этрусские и круглые храмы (книга IV); общественные сооружения — площади (форумы), базилики, курии, театры (и в связи с ними — вопросы акустики), бани, палестры, строительство гаваней (книга V); частные дома и виллы (книга VI); отделочные работы — устройство полов, штукатурные и лепные работы, стенопись, устройство искусственного мрамора, виды красок (книга VII); вода питьевая и ее свойства, водопроводы (акведуки, книга VIII); прикладная астрономия, счет времени и устройство солнечных и водяных часов (книга IX); основы механики, подъемные механизмы, применяемые в строительстве, водоподъемники, приборы для измерения пройденного пути, военно-осадные машины и т. п. (книга X).
 
Порядок изложения в основном совпадает с установленным в первой книге делением архитектуры на собственно архитектуру — книги I—VIII, гномонику, т. е. теорию солнечных часов (книга IX) и механику (книга X). Однако строгая последовательность изложения в трактате Витрувия отсутствует, и при углубленном его изучении выясняется, что он составлен из многих, нередко разнородных фрагментов.
 
 
—стр. 490—
 
Широкий охват в трактате всех проблем архитектуры делает его как бы энциклопедией строительства. Замечательный труд Витрувия свидетельствует о широком реалистическом и научном мышлении зодчего и остается ценным вкладом в теоретическое наследие мировой архитектуры.
 
Холодно официальный и академичный стиль Августова классицизма господствовал и при его преемниках. Но уже в 30-е годы I в. н. э. как реакция на статичность уравновешенных форм классицизма с их полированной мраморной поверхностью в архитектуре распространяется увлечение тяжеловатыми пропорциями и контрастным сопоставлением грубой необработанной фактуры каменной облицовки и гладких поверхностей пилястр и полуколонн. Во 2-й половине века при Флавиях возобладал вкус к динамическим архитектурным формам, к чередованию выступающих и отступающих плоскостей, к раскреповкам антаблемента, введению в архитектуру насыщенного фигурами многопланового горельефа и к сильной игре светотени. В дальнейшем этот живой полнокровный стиль постепенно приобрел черты сухости и огрубения. Предпринятая Адрианом попытка вывести искусство из застоя путем механического сочетания римских форм с архитектурными и декоративными формами Греции и эллинистического Востока привела лишь к эклектике.
 
Последние столетия империи характеризуются развитием сложных архитектурных комплексов (термы, виллы) и дальнейшей разработкой разнообразных сводчатых и купольных конструкций. В то же время архитектурные формы и слишком обильный декор сооружений не всегда соответствовали особенностям их конструкции, а противоречие между тщательностью оформления интерьера и невыразительностью внешнего объема многих зданий поздней империи так и не было преодолено.
 
Со II в. н. э. все большее влияние на характер римской архитектуры оказывает зодчество провинций. Императоры — выходцы из провинций — вкладывали большие средства в строительство на родине, вне Италии. Постепенно Италия перестает быть центром развития римского зодчества, а к концу империи объем строительства в провинциях был значительно большим, чем в Италии. Политический распад Римской империи на ряд разнообразных по своей экономике и культуре областей сопровождался усилением местных традиций. В дальнейшем это определило своеобразные пути развития зодчества в каждой области.
 
 
 

СТРОИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ, СТРОИТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА, КОНСТРУКЦИИ

 
В период империи расширилось количество употребляемых строительных материалов и стало более разнообразным их качество. С одной стороны, этому способствовало открытие богатых залежей прекрасного мрамора в Луни (совр. Каррара), с другой — широкий приток со всех концов империи (особенно из Африки, Сирии и Греции) редких сортов цветного мрамора, гранита и порфира. Иногда они доставлялись в Италию уже в качестве готовых архитектурных элементов — баз, капителей и стволов колонн, заготовленных на месте. Эти ценные сорта камня служили для отделки монументальных храмов, базилик, дворцов и других сооружений. Наиболее парадные сооружения — Золотой дом Нерона, форум Траяна и др. — украшались внутри золотом, слоновой костью и перламутром. Обильное применение дорогих материалов — характерная черта многих зданий империи, отличающихся своей роскошью от строгих построек республики.
 
 
1. Техника возведения кирпично-бетонного свода
1. Техника возведения кирпично-бетонного свода
 
 
Широчайшее распространение получил бетон, в большинстве сооружений состав-
 
 
—стр. 491—
 
лявший основу стен и сводов. Для равномерного распределения бетона служили кирпичные прокладки в нем, которые также препятствовали возникновению трещин (рис. 1). Стены с обеих сторон облицовывались камнем или кирпичом (рис. 2), а своды — кирпичом, который обеспечивал хорошее сцепление со штукатуркой, покрываемой росписями или лепниной.
 
 
2. Бетонная стена с кирпичной облицовкой
2. Бетонная стена с кирпичной облицовкой
 
 
Ко II в. кирпич как облицовочный материал начал вытеснять камень. Небольшие здания целиком клались из кирпича. Применение цветного кирпича, а также цветной штукатурки открыло новые возможности декоративного решения зданий. В обиход вошла узорчатая разноцветная кладка, обогатившая внешнюю фактуру зданий. В конце империи был найден чрезвычайно рациональный способ кладки купола без кружал с помощью «веерной кладки» из кирпича (купол мавзолея Диоклетиана в Салоне, рис. 3). В связи с упадком строительства в Италии в конце III и в IV вв. нередки были случаи разборки обветшавших сооружений и вторичного использования их камня, колонн, деталей и рельефов для реконструкции зданий (храм Сатурна, Рим) и для возведения немногочисленных новых построек (арка Константина, Рим и др.).
 
 
3. Салона. Веерная кирпичная кладка свода мавзолея Диоклетиана, 284—305 гг. н. э. 4. Основные виды сводов, применявшихся в период Римской империи
3. Салона. Веерная кирпичная кладка свода мавзолея Диоклетиана, 284—305 гг. н. э. 4. Основные виды сводов, применявшихся в период Римской империи
 
 
В большинстве провинций основным строительным материалом был не бетон, а тесаный камень (особенно в восточных провинциях). В большом количестве бетон употреблялся в западных областях — Галлии, Британии, Испании. Римские строители умели приспосабливаться к местным условиям и широко использовали местные строительные материалы. В провинциях многие технические новшества распространялись позднее, чем в Италии. Так, кирпич, в Италии распространившийся уже в I в. н. э., в Галлии начинает использоваться только со II в. н. э. (хотя на юге Галлии он стал известен в I в. н. э.), а массовым материалом делается лишь с начала IV в. н. э. В Африке массовое распространение кирпича отмечено только с III в. н. э. Некоторые технические приемы, исчезавшие в Италии, продолжали жить в провинциях. Облицовка бетона ретикулатом, почти вышедшая из употребления в Италии в конце I в. н. э., оставалась популярной в Галлии еще несколько столетий. Одновременно в провинциях использовались материалы, не употреблявшиеся в Италии: дерево было очень популярно в постройках Британии и Германии.
 
В I—IV вв. н. э. в Риме были разработаны сводчатые конструкции большого
 
 
—стр. 492—
 
пролета, осуществление которых стало возможным благодаря применению бетона. В этот период применялись и нашли дальнейшее развитие основные типы сводчатых конструкций, выработанные к концу республики: цилиндрический свод (прямоугольный и полукруглый в плане), разные виды коробовых сводов, крестовый, сомкнутый и купольный своды (рис. 4). Особые успехи были достигнуты в сооружении купольных покрытий большого диаметра (Пантеон, центрические помещения больших терм, нимфей Минерва Медика, мавзолеи III—IV вв.). Для облегчения сводов и куполов использовались легкая пемза и керамические сосуды, вводимые в кладку (рис. 5).Они служили также резонаторами.
 
 
5. Керамические сосуды, употребляемые в кладке сводов
5. Керамические сосуды, употребляемые в кладке сводов
 
 
С конца I в. н. э. в римском зодчестве усиливаются поиски новых пространственных форм, усложняется планировка зданий и ансамблей, в нее вводятся криволинейные элементы, требующие необычных конструкций сводчатого перекрытия (зонтичный свод вестибюля Золотой площади на вилле Адриана в Тибуре).
 
В провинциях сводчатые конструкции были мало распространены, за исключением Сирии, где своды употреблялись и в общественных, и в жилых зданиях. В отличие от Италии в Сирии своды выполнялись не из бетона, а из тесаного камня.
 
 
 

ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

 
Возникновение империи, ознаменовавшее стабилизацию средиземноморского рабовладельческого общества после бурного периода гражданских войн I в до н. э., дало мощный толчок развитию античного градостроительства. Первые века нашей эры характеризуются известной устойчивостью социальной и экономической структуры империи. Длительный внутренний мир, успешные внешние войны, консолидация господствующего слоя, постепенно включившего в себя не только римских рабовладельцев, но и рабовладельцев покоренных Римом стран — все эти обстоятельства способствовали созданию этой устойчивости.
 
В силу этих причин в I—II в. н. э. наблюдался расцвет римского градостроительства, нашедший свое наиболее яркое выражение в строительстве большого числа новых городов, особенно в западных провинциях империи. Вместе с тем растут и перестраиваются старые городские центры. Новый облик приобретают многие города Греции и эллинистического мира, в которых после римского завоевания в большом числе возводятся сооружения типично римские. Строительство мостов, дорог, акведуков и портовых сооружений, начатое в республиканскую эпоху, получает еще большее распространение.
 
В III в. н. э. в связи с разразившимся социальным и политическим кризисом Римской империи начинается постепенное сокращение строительства. Этот период знаменуется постепенным упрощением принципов градостроительства; повсюду возрождаются и усиливаются местные традиции. В то же время возрастает роль и значение крепостей, предназначенных для защиты границ империи от все усиливающегося натиска варваров.
 
Историческим рубежом, который знаменует конец истории античного градостроительства, являются IV—V вв. н. э. В это время происходит падение Римской империи, сопровождающееся в западной ее части варварскими завоеваниями, уничтожившими большую часть городских центров. Немногие сохранившиеся города переживают период упадка и запустения. На востоке империи происходит постепенная трансформация города рабовладельческого общества в феодальный город, развивающийся в рамках византийского государства.
 
Урбанизация провинций была выражением социальной политики Римского рабо-
 
 
—стр. 493—
 
владельческого государства, жизненной потребностью империи. Строительство городов во вновь завоеванных областях имело своей целью не только создание укрепленных центров на покоренной территории. Вновь основанные города получали статус римских муниципиев, гражданскими правами в которых пользовались как римляне-поселенцы, так и представители господствующих слоев местного населения. Весь строй жизни этих муниципиев (латинский язык, нормы римского права, господство римских обычаев, императорский культ) способствовал привлечению на сторону Рима и последующей романизации сначала верхних слоев, а затем и всего населения провинций. Система провинциальных городов была тем костяком, который объединял империю, занимавшую огромную территорию и населенную различными народами. Именно этим объясняется огромная роль римских городов и тот расцвет градостроительства, который мы наблюдаем в первые века существования империи.
 
Продолжали существовать и старые торговые и ремесленные центры, такие как Коринф, Милет, Пергам. Важную роль играли города, имевшие административное значение и являвшиеся центрами обширных провинций. В них находились римские правители областей со своим административным аппаратом, там же располагались римские легионы, контролировавшие эти провинции (Антиохия, Пергам и т. д.). Афины, сохраняя свое значение административного центра провинции Ахайя, в то же время постепенно приобретали характер специфического культурного центра города, значение которого определялось прежде всего его памятниками прошлого и школами философии, существовавшими в нем. Наконец, совершенно особую категорию представляли собой столицы империи: сначала Рим, а затем Константинополь, города, бывшие помимо административных центров (с императорским двором, высшей знатью, императорской гвардией) настоящими городами-паразитами, центрами потребления. В частности, полноправное малоимущее население Рима в очень значительных размерах бесплатно снабжалось императорами хлебом. Для увеселения этой толпы устраивались роскошные празднества, цирковые представления, травли зверей и бои гладиаторов, стоившие огромных денег. Достаточно сказать, что иногда число выступавших на арене гладиаторов достигало нескольких тысяч. Наконец, были города курортного типа, они располагались на берегу Неаполитанского залива. К их числу относились Байи, отчасти Помпеи.
 
Наконец, особенно многочисленными и наиболее типичными для эпохи Римской империи являются города, возникшие из военного лагеря. Они встречаются и на востоке римской империи, но наиболее характерны для западной ее части. Города этого типа играли роль административных, экономических и культурных центров небольших сельскохозяйственных районов.
 
Так, Александрия, помимо того что была административным центром Египта, оставалась в то же время крупнейшим центром ремесла и крупной международной торговли с Востоком (Индией, Китаем). То же самое верно и в отношении Антиохии. Даже в Риме, бывшем по преимуществу административным и потребляющим центром, существовало развитое, хотя и специфическое ремесленное производство — главным образом производство предметов роскоши и т. п.
 
Воздействие целостной системы римских градостроительных принципов сказывалось не только при основании новых городов, но и при реконструкциях старых, давно сложившихся центров, находившихся главным образом на территории восточной половины империи. Римский облик в большей мере приобретали города, построенные по Гипподамовой системе, нежели города, имеющие нерегулярную, стихийно сложившуюся планировку (например, Афины).
 
Большинство новых городов эпохи империи строилось по типу римского военного лагеря. Они основывались чаще всего римскими полководцами конца республики и императорами, когда после завершения войн они распускали армии. В награду за службу солдаты получали землю и деньги на обзаведение и расселялись компактными массами, основывая города этого типа. Такие города возникали и в Италии (где Сулла основал их не менее 12, а Август — более 30), и в провинциях. Значительное число городов этого типа возникло на границах империи. Они вырастали непосредственно из военных лагерей.
 
В отличие от греческих городов, следовавших Гипподамовой системе и имевших
 
 
—стр. 494—
 
прямоугольную сетку кварталов, но неправильный внешний контур, римские города при наличии четкой правильной системы внутреннего членения имели и правильную геометрическую (прямоугольную или квадратную) форму плана. Неправильность контура греческого города объясняется тем, что он приспосабливался к местности, его укрепления шли по гребню господствующих высот. В римском городе этого типа строгая прямоугольная или квадратная форма является правилом. Как и в лагере, две основные улицы, имеющие значительно большую ширину, нежели остальные, делят город на четыре части, строго выдерживается прямоугольная сетка кварталов, в центре города находится площадь — форум, кратная площади квартала. Форум занимает либо геометрический центр города, либо он в зависимости от местных условий сдвинут несколько в сторону от оси города. Укрепления охватывают город по периметру и в центре каждой стороны находятся ворота. Именно такую планировку имела Августа Претория (совр. Аоста, рис. 6), основанная Августом в 28 г. до н. э., где им были поселены 3 тыс. демобилизованных преторианцев (солдат гвардии), Августа Тавринов (совр. Турин), Флоренция, Лукка, Тимгад и многие другие города.
 
 
6. Августа Претория. План города
6. Августа Претория. План города
 
 
Основные городские артерии (декуманус и кардо) обычно выделялись своей шириной, причем считалось, что декуманус должен быть в 2 раза шире, чем кардо, и достигать ширины 12 м. Остальные улицы должны быть значительно у́же. Хотя это правило и не выдерживалось строго, цифры, ставшие известными благодаря раскопкам, часто близки к этим теоретическим расчетам. Так, в Помпеях ширина основных артерий 9 м, боковых улиц — 4,5 м, в Либарне декуманус имеет 13 м, в Эфесе — 12 м. Обычно строго выдерживалось разделение между проезжей частью и тротуаром, который поднимался над уровнем улицы на несколько десятков сантиметров, достигая иногда 1 м. Для перехода через улицы устанавливались каменные блоки, которые располагались так, чтобы, не мешая движению повозок, они позволяли перейти с тротуара на тротуар, не сходя на улицу. В эпоху империи широкое распространение получили колоннадные улицы. Хотя они были известны уже в эллинистическое время, широкое распространение их началось с эпохи империи, когда они встречаются в огромном числе городов. Колоннады, возводимые с обеих сторон тротуаров улиц, служили для защиты пешеходов от жаркого солнца и дождя. Часто колоннадные улицы достигали очень большой длины. В Эфесе такая улица пересекала весь город с востока на запад, в Антиохии общая длина колоннадных улиц достигала 25 км. Любопытно устройство колоннадной улицы в Пальмире, где с каждой стороны центральной магистрали на расстоянии 1135 м находилось по 375 колонн высотой 17 м (рис. 7). Колоннада имела второй ярус, куда можно было подняться по лестницам и, прогуливаясь там, наблюдать с высоты за шумной уличной жизнью. Целый ряд колоннадных улиц был возведен и в Риме.
 
Колоннадные улицы выделяли основные городские магистрали, создавая монументальную перспективу, часто завершаемую триумфальными арками (рис. 8, 9) или тетрапилами, возведенными на перекрестках.
 
Развитие крупных городских центров вызвало необходимость увеличения городских коммуникаций. Многочисленные свидетельства античных писателей показывают, что уличное движение в эпоху империи в больших городах стало чересчур напряженным и ширина улиц оказывалась обычно недостаточной. Улицы уже не могли справляться со своей основной функцией — быть артериями для уличного движения. Особенно это было заметно в старых исторически сложившихся городах с их стихийной планировкой.
 
Помимо концентрации масс населения на ограниченной территории крупных городов существовал еще целый ряд причин,
 
 
—стр. 495—
 
порождавших напряженность уличного движения. Отсутствовала дифференциация жилых и торгово-промышленных районов. В античном городе не было развитых пригородов и городского транспорта, что препятствовало развитию города вширь. Значительные территории в центре были заняты обширными комплексами императорских и общественных сооружений, притягивавших население и в то же время уменьшавших площадь для жилой застройки. Кроме того, крупные римские города имели значительную прослойку люмпен-пролетариата. Поэтому улицы были постоянно заполнены массами праздного населения.
 
 
7. Пальмира. Колоннадная улица
7. Пальмира. Колоннадная улица
 
 
8. Пальмира. Фрагмент арки, замыкающей колоннаду
8. Пальмира. Фрагмент арки, замыкающей колоннаду
 
 
Попытки бороться с неупорядоченностью городского движения в Риме предпринимал уже Юлий Цезарь в 45 г. до н. э. Он запретил всякому конному транспорту въезд в Рим после восхода солнца и до заката. Исключение было сделано только для
 
 
—стр. 496—
 
телег, которые ввозили строительные материалы для храмов и общественных зданий и вывозили из города мусор. Такие же правила существовали и во многих других крупных городах.
 
 
9. Лептис Магна. Перспектива улицы
9. Лептис Магна. Перспектива улицы
 
 
Но это запрещение породило другую проблему. Ночной шум от движения транспорта по улицам Рима был сущим бедствием. Ювенал писал, что спокойно спать в городе может только богатый. Проблема ночного отдыха была социальной проблемой, ибо представители верхушки римского общества жили в особняках, надежно защищенных от городского шума садами. Совсем иное дело обитатели обычных домов — инсул, не имеющие никакой защиты от городского шума. Проблема городского движения так и осталась нерешенной до самого конца Римской империи.
 
Во вновь основанных городах кварталы имели обычно прямоугольную или квадратную форму, в старых городских центрах их форма могла быть самой различной. Иногда в одном и том же городе сочетались оба вида кварталов. Так, в Помпеях старый городской центр с его хаотической застройкой и бессистемной разбивкой улиц соседствовал с новой северной частью, где строгая симметрия улиц породила единообразные, прямоугольные в плане кварталы. Иное дело город Тимгад: основная часть его территории разбита согласно обычным римским принципам, а к ней с запада и юга примыкают стихийно возникшие городские кварталы, лишенные какой-либо регулярности (рис. 10).
 
Размеры кварталов в новых городах могли быть различны, но почти все они были кратны древнеримской мере площади — югеру¹. В Помпеях кварталы северной части равны 2 югерам, в Лукках — 8 югерам и т. д. Внутриквартальная застройка могла быть самой различной, но преобладающих типов жилищ в больших городах было два: особняк, занимавший часто целый блок, и многоэтажный доходный дом. Последние имели 3—6 этажей, достигая высоты 20 м. В сочетании с узкими улицами подобная высота зданий превращала их в глубокие темные ущелья, недоступные свету солнца.
____________
¹ Римский югер равен 120×240 футов (36×72 м). Первоначально югер был сельскохозяйственной единицей измерения — эта мера той площади, которую крестьянин с парой волов может вспахать за день.
 
В античных городах не было деления на промышленную и жилую зоны. Специализация кварталов и районов города имела иной характер — либо социальный, либо профессиональный. Так, в Риме начиная с I в. н. э. четко выделяются две части города: холмы с их здоровым микроклиматом, занятые в основном особняками, и низины — сырые, заливаемые водой, нездоровые районы обитания социальных низов.
 
Благодаря многочисленным указаниям античных писателей можно представить себе характер районов Рима. Так, Священная дорога (улица, соединявшая район форумов с Палатином) была занята ювелирами и торговцами драгоценностями. В районе Велабра (ложбина между Капитолием и Палатином) находилась основная масса лавок, торговавших съестными припасами. Аргилет (улица к юго-востоку от форумов) на большом протяжении был занят книжными лавками. Дурной славой пользовалась Субура (долина между Оппием и Виминалом), где было множество мелких лавочек, кабачков и других увеселительных заведений сомнительной репутации.
 
Центром римского города, а также любого старого города, получившего римские муниципальные права, являлся форум.
 
 
—стр. 497—
 
Форум организовывал архитектурное пространство города, ибо туда обращены основные магистрали, место входа которых на форум отмечается видимыми издалека монументальными воротами или триумфальными арками.
 
Античные архитекторы, в частности Витрувий, считали, что «величину форумов следует сообразовывать с количеством людей: площадь не должна быть мала для практических целей, но и не должна казаться пустынной вследствие малолюдства».
 
В таких крупных городах, как Рим, место одного форума занимала целая система, и здесь уже не могло быть речи об уюте форума, свойственном небольшому городку типа Помпей.
 
Важными элементами, определяющими эстетическую ценность городского пейзажа, были зелень и вода. Воде как средству украшения города придавалось очень большое значение. Фонтаны, большие открытые водоемы, множество водонапорных колонок украшали и оживляли город. В то же время задача озеленения города, за исключением редких случаев, никогда не была решена. Только в немногих западных городах империи зелень украшала городской пейзаж.
 
В большинстве крупных городов на улицах не было никаких насаждений. Существовало лишь несколько общественных парков или парков при богатых особняках. Так, в Риме пояс садов и парков на окраинах города принадлежал императорам и стал доступен жителям только после переезда двора в Константинополь. До этого главным общедоступным парком Рима было Марсово поле.
 
Отсутствие зелени подчеркивало монотонность и однообразие жилых кварталов города.
 
 
Тимгад. Аэрофотосъемка, план города Тимгад. Аэрофотосъемка, план города
10. Тимгад. Аэрофотосъемка, план города
а — форум; б — Капитолий; в — рынок; г — театр; д — библиотека; е — малые термы; ж — южные термы
 
 
Украшали города многочисленные храмы, триумфальные арки и статуи. Так, например, в Риме IV в. н. э. были 36 триумфальных арок, 22 конные статуи, 80 золотых статуй, 74 статуи из слоновой кости и огромное число статуй из бронзы и мрамора.
 
 
—стр. 498—
 
На любом перекрестке обязательно стояла часовня в честь божеств-покровителей и гения императора.
 
Стены, обычно окружавшие римский город, создавали четкую границу между собственно городом и его пригородами. Развитые пригороды не были характерны для городских центров эпохи империи. Даже в Риме пояс застроенных пригородов представлял собой полосу шириной всего 200—650 м. Только вокруг городов-лагерей постоянно встречаются торгово-ремесленные пригороды. Обычно же в районах за пределами городских стен отсутствует сплошная застройка. Там располагаются загородные виллы богачей, сады, парки.
 
Другими элементами, создающими облик пригорода, являются некоторые ремесленные мастерские (например, опасные в пожарном отношении керамические и кирпично-обжигательные) , небольшие придорожные лавки и гостиницы. Иногда за пределы городских стен выносятся некоторые общественные сооружения, в частности цирки, для которых требуются большие площади свободной земли (цирки Калигулы и Максенция в Риме, цирк в Арелате, совр. Арле и др.). В Риме вне города находился лагерь преторианцев. Обширные территории занимали некрополи.
 
Иногда в силу определенных причин пригороды развиваются в особые густонаселенные районы, имеющие специфический характер. Так, в Арелате вне пределов города, на другом берегу реки, возник обширный торговый район. За южными стенами Тимгада вырос район, населенный христианами, имевший свой особый центр — церковь.
 
Пригороды характеризуются обычно хаотичной застройкой, вытянутостью вдоль дорог, более низким, чем в городе, уровнем благоустройства и санитарии.
 
Иногда пригороды оказывались включенными в территорию, защищаемую городскими стенами. В ряде западных городов при их основании стены были построены с расчетом на дальнейший рост города. В таких случаях сплошная застройка занимала только часть городской территории и районы вдоль стен обычно бывали заняты садами и виллами местной знати.
 
В первые века существования империи города постоянно росли, они развивались за счет включения и освоения территорий пригородов. Иногда при этом частично изменялся и городской пейзаж. Так, в Нарбонне в состав городских территорий были включены и загородные виллы богатых горожан, что придало особый, полусельский облик окраинным районам. С III в. доминирующим является противоположный процесс: в результате кризиса империи, сопровождаемого варварскими нашествиями, города уменьшаются в размерах и пригороды занимают территории, ранее бывшие городскими.
 
В систему инженерного обеспечения римского города входили прежде всего водоснабжение и канализация. Снабжению водой римских городов уделялось огромное внимание. К Риму воду подводили 11 акведуков, существовали они и во многих других городах. Обеспеченность водой считалась важнейшим признаком благоустройства города. Так, в Риме на душу населения приходилось в день от 600 до 900 л воды. Система водоснабжения состояла из устройства для сбора воды, акведука, водоотстойника и распределительного устройства и системы подвода воды к общественным резервуарам и отдельным домам. Распределение воды находилось под строгим контролем, в частности в Риме разрешение на самостоятельный подвод воды к зданию давалось лично императором.
 
Канализация имела своей главной целью отвод дождевых вод. Она существовала во многих римских городах. Дождевая вода принималась подземными стоками, которые выводили ее за пределы города. С системой канализации были связаны и общественные уборные, которые имелись во всех римских городах.
 
 

ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ГОРОДОВ

 
Рим. Главным городом обширной империи был Рим. Начало империи ознаменовалось его грандиозной перестройкой. Древние авторы писали, что Август получил Рим кирпичным, а оставил его мраморным. Еще раз перестраивался Рим после ужасного пожара 64 г. н. э., когда сгорело две трети строений города. Однако то грандиозное строительство, те новые величественные здания и сооружения, которые возводились императорами, почти совершенно не затронули общей планировочной структуры Рима. Основные магистрали являлись
 
 
—стр. 499—
 
продолжением тех дорог, которые шли к Риму, и, сходясь у центра, в районе форумов, естественным образом создали радиальную планировочную структуру города. Ничего похожего на регулярный городской план в Риме мы не наблюдаем. Сетка улиц состояла из основных магистралей, имеющих примерно радиальное направление, и множества мелких, тесных и узких улиц и переулков, соединяющих их. При стихийном росте, а также благодаря крайне неровному рельефу города, занимавшего семь холмов и долины между ними, система городских артерий имела беспорядочный и хаотический характер. Греческий писатель Диодор писал об улицах Рима, что «при всем своем могуществе римляне не могут их выпрямить».
 
Рим как бы делился на две части: город холмов и город низин. Первый был в основном заселен знатью, которую привлекал сюда здоровый микроклимат. Здесь находились обширные и роскошные особняки. Второй располагался в сырых и нездоровых низинах между холмами. Он принадлежал бедноте, и здесь господствовали многоэтажные доходные дома (инсулы). Рим был типичной городской агломерацией эпохи расцвета и упадка рабовладельческой системы. Именно в этот период самым ярким образом выступает поляризация социальных сил. Она находит свое выражение и в архитектуре столицы империи: с одной стороны, великолепные архитектурные памятники, служащие прославлению могущественной империи и обожествленного императора, безудержная роскошь власть имущих и с другой — нищета низших слоев общества, лишенных элементарных удобств в многоэтажных домах-инсулах.
 
Императоры тратили грандиозные средства на сооружение уникальных зданий в Риме, но главной целью этого строительства было прославление их личности. Они понимали, что форумы, храмы и другие значительные сооружения могут служить памятниками, и превратили центр Рима в гигантский комплексный монумент, где архитектура, скульптура и надписи на мраморных аттиках арок торжественно славили империю.
 
В то же время почти ничего не было сделано для упорядочения уличной сети, улучшения жилищных условий бедноты.
 
В императорское время территория города очень расширилась. Могущество империи, ведшей войны на далеких границах, вселяло чувство безопасности. Старые городские стены, уже обветшавшие, были разрушены, и до 70-х годов III в. н. э. Рим обходился без городских стен, ограничивающих рост города. Только при императоре Аврелиане строятся новые городские стены, охватившие территорию городской застройки (рис. 11).
 
Общая протяженность стен была около 19 км. Стена Аврелиана позднее неоднократно перестраивалась, но в первоначальном виде устройство ее было чрезвычайно просто: стена из бетона, облицованного кирпичом, имела высоту 6 м и толщину 3,6 м. Поверху шел парапет с мерлонами. Прямоугольные в плане башни находились на расстоянии 30 м одна от другой. В стенах имелось 11 главных ворот и несколько второстепенных. Обычно ворота фланкировались двумя башнями, некоторые из них были круглыми в плане. Однако в нескольких местах стена имела иное устройство: на сравнительно невысоком основании находилась галерея с бойницами, на крыше ее размещались парапет и мерлоны. Такой двухъярусный тип стены при последующих перестройках был принят для всего обвода стен.
 
Рим в период империи представлял собою город с сильно развитой центральной частью, в которую входили: система форумов в долине; Капитолийский холм с вознесшимся над ним храмом Юпитера; Палатинский холм с императорским дворцом Флавиев. Рядом с ним в 70-х годах I в. н. э. был возведен амфитеатр Флавиев, который являлся своего рода центром тяготения для рядом расположенных зданий. Храм Клавдия, термы Траяна, храм Венеры и Ромы своими осями направлены на него. Колизей как бы притягивает их и одновременно служит противовесом ансамблю Капитолия, подчеркивая протяженность и величие городского ядра Рима, замыкаемого с одной стороны Капитолием, а с другой — амфитеатром Флавиев.
 
Форумы были местом встречи основных городских магистралей (виа Фламиния, виа Номентана, виа Тибуртина, виа Пренестина, виа Аппия, Остийская и Портовая улицы). Комплекс форумов состоял из
 
 
—стр. 500—
 
Римского форума, форумов Цезаря, Августа, Веспасиана, Нервы и Траяна.
 
Особое место в жизни города занимало Марсово поле. По замыслу императоров, этот район должен был служить местом отдыха для простого люда. Марсово поле занимало низину в излучине Тибра. Страбон, посетивший Рим при Августе, посвятил Марсову полю восторженные строки: «Бо́льшая часть дивных сооружений находится на Марсовом поле: природную красоту этого места увеличила мудрая забота. Равнина эта удивительна уже самой величиной своей: здесь без помехи можно мчаться на колеснице и заниматься другими видами конного спорта; в то же время огромная толпа спокойно занимается игрой в мяч, бросает диск, упражняется в борьбе. Здания, лежащие вокруг, вечнозеленый газон, венец холмов, спускающихся к самой реке, кажутся картиной, от которой нельзя оторвать глаз».
 
Зелень, река, разбросанные повсюду великолепные здания, монументальные формы мавзолея Августа, ограничивающего с севера Марсово поле и близкие ему, но более суровые, формы мавзолея Адриана на другом берегу Тибра, как бы указывающие границы города, — все это превращало Марсово поле в лучший район столицы. Здесь находились парки, сады Агриппы и поле Агриппы, среди деревьев прятались великолепные портики, украшенные греческой и римской скульптурой, картинами, мозаиками (стоколонный портик, портик Випсании, портик Октавии, портик Ливии), здесь же находились и библиотеки.
 
Помимо Марсова поля в Риме имелось еще значительное число парков, охватывающих город по периметру, однако большинство из них были в частном владении, за исключением парка Цезаря за Тибром.
 
Архитектурные формы общественных зданий, контрастируя с монотонностью рядовой застройки, придавали даже самым отдаленным районам города столичный вид. Масштаб столицы подчеркивали и колоссальные по размерам здания императорских терм.
 
Огромную роль в жизни Рима играли акведуки. Вода распределялась между императорским двором (парки, дворцы, придворные службы), общественными местами (бани, термы, сады, амфитеатры, склады, рынки) и большими фонтанами, которых в Риме было множество. Проперций писал, что «по всему городу раздается тихий плеск воды». Некоторые из фонтанов имели характер монументальных сооружений.
 
Акведуки с их строгими аркадами, зачастую превосходящими по высоте обычную застройку, придавали городскому пейзажу вертикальную завершенность и четко выделяли отдельные районы города.
 
С Римом теснейшим образом был связан его порт Остия, который в сущности являлся выдвинутым к берегу моря специализированным портовым районом столицы.
 
Остия. Остия развивалась в течение всего времени империи, но наиболее бурный рост ее приходится на начало II в. н. э. Главной городской артерией по-прежнему оставалась магистраль в направлении запад—восток, делившая город на две части (рис. 12). Она шла параллельно реке и была связана целой серией поперечных улиц с прибрежным районом, где находились главные пристани, склады зерна, лав-
 
 
—стр. 501—
 
ки, мастерские, конторы. В городе не было строгого деления на жилую и деловую части. Лавки и склады встречались по всему городу, но преобладали они в северной, прибрежной, части, а жилые кварталы — в южной. Декуманус был границей этих районов. Причем если ранее дома знати теснились вокруг форума, то теперь они занимают южную часть, более удаленную от деловой суеты, а в северной части преобладают многоэтажные доходные дома. Вдоль декумануса расположен ряд зданий общественного характера (храмы, театр, хлебная биржа).
 
 
11. Рим. Стена Аврелиана, 70-е годы III в. Аппиевы ворота, фрагмент стены
 
11. Рим. Стена Аврелиана, 70-е годы III в. Аппиевы ворота, фрагмент стены
11. Рим. Стена Аврелиана, 70-е годы III в. Аппиевы ворота, фрагмент стены
 
 
Вторая основная улица — кардо — сохраняет значение как магистраль, связывающая порт с центральной частью города. Но все же она имеет подчиненное значение, и Остию можно рассматривать как город, имеющий главным образом осевую планировку.
 
Основные городские магистрали украшаются колонными портиками. Значительные изменения претерпевает форум. Он представляет собой прямоугольную, вытянутую в направлении север—юг площадь и обносится замыкающими его колоннадными портиками. В месте, где на форум выходят улицы, возводятся монументальные арочные ворота. Особенно сильное впечатление они производят при движении от римских ворот, когда в конце длинной, прямой колоннадной улицы как завершение ее возносятся ворота главного входа на форум. Также монументален вход на форум и с севера, так как этим путем прибывали в Остию императоры. В северной части форума по его длинной оси возводится на высокой мощной платформе главный храм города — Капитолий, прямо против него храм богини Ромы и Августа, а вокруг форума ряд общественных зданий. В этот период в городе строится целый ряд терм, храмов, театр, рынок, создается городской парк, проводится акведук.
 
Тимгад. Одним из наиболее типичных городов Римской империи, основанных в первые века н. э., был Тимгад (древний Тамугади) в Северной Африке. Завоевание Северной Африки и укрепление там римского владычества поставили задачу защиты богатых приморских областей от набегов кочевников из Сахары. Именно такую роль должен был выполнять Тимгад, входивший в систему римских укрепленных городов на границе Римской империи и мира кочевников.
 
Город был основан в 100 г. н. э. на месте маленького военного поста. Жителями города стали солдаты — ветераны римской армии, которым были выделены участки земли и денежные средства при демобилизации. Значительную часть средств для возведения города предоставило император-
 
 
—стр. 502—
 
ское правительство. Городу были даны права римской колонии.
 
Город был создан не только с целью военной защиты границ. Построенный по римским обычаям, украшенный великолепными храмами, общественными зданиями, триумфальными арками, памятниками и статуями, он должен был на границе империи (как и другие подобные ему римские города) служить вещественным знаком ее мощи, богатства и достоинства.
 
 
12. Остия. Аэрофотосъемка, план города 12. Остия. Аэрофотосъемка, план города
12. Остия. Аэрофотосъемка, план города
 
 
Первоначальное ядро города, занимающее площадь 16 га (400×400 м), было обнесено стеной (см. рис. 10).
 
Основные городские магистрали были выделены колоннадными портиками, которые создавали монументальные перспективы, подчеркивая строгую геометричность основных городских членений. Особо выделялась улица декуманус, шедшая через весь город от западных до восточных городских ворот, оформленных в виде монумен-
 
 
—стр. 503—
 
тальных триумфальных арок, начинавших и завершавших перспективу улицы.
 
Вокруг двух основных городских артерий группировались общественные здания. Форум представлял собой замкнутую площадь (40×50 м), построенную вблизи геометрического центра города. Непосредственно к северу от него проходит, не вливаясь в него, декуманус, а кардо, начинающаяся от северных ворот, выводит пешехода непосредственно к монументальному арочному входу на форум. Однако, так как уровень форума на 2 м выше уровня окружающих улиц, арочный вход на него (с лестницей между устоями арки) выглядел более возвышенным, чем окружающие и подходящие к форуму колоннады, составляя логическое завершение перспективы этой городской магистрали.
 
Форум Тимгада, как в большинстве небольших римских городов, соединял в себе общественный и деловой центр города. Он был огражден со всех сторон стеной с тремя входами. Внутри площадь форума была окружена по периметру портиками коринфского ордера, в который выходили базилика, курии, храм, таберны.
 
Религиозным центром был Капитолий, возведенный в юго-западной части Тимгада на холме, господствующем над городом. Возведение трехцеллового храма, посвященного триаде верховных римских божеств — Юпитеру, Юноне и Минерве, было связано со стремлением подчеркнуть тесную связь колонистов Тимгада с Римом. Вознесенный над городом Капитолий был самым монументальным воплощением могущества и достоинства Римской империи в этом далеком ее углу, на границе с Сахарой.
 
Главным типом жилища в Тимгаде был дом атриумно-перистильного типа, так как основную массу граждан составляли представители состоятельной части населения. Это население было опорой римской власти на окраинах империи, которая обеспечивала римлянам возможность эксплуатировать местное население.
 
В дальнейшем Тимгад несколько расширился, и вновь возникшие (за пределами первоначальной городской стены) кварталы уже не следовали строгой геометрической сетке раннего города.
 
Каллева. Любопытным образцом градостроительной культуры Римской империи является Каллева (совр. Силчестер) — город, находившийся на территории римской провинции Британии. Он служит самым ярким образцом сочетания древнего племенного центра местного населения и римского города. Каллева имел неправильную восьмиугольную форму, унаследованную им от плана раннего местного поселения, но в то же время он разбит на четкую сетку кварталов согласно римским принципам (рис. 13). В центре города расположен прямоугольный форум, окруженный с трех сторон зданиями с внутренними и внешними портиками, а с четвертой — монументальным зданием базилики.
 
Любопытную особенность имеет жилая застройка Каллева. В отличие от обычной застройки римских городов она не имеет ничего общего ни с одним из двух типов римских жилищ — инсулой и атриумно-перистильным домом. Каждый прямоугольный блок занят одной или несколькими сельскими виллами, причем застройка занимает сравнительно небольшую часть площади блока, а вся остальная территория занята садами. Подобно многим римским городам амфитеатр находился вне городских стен.
 
Таким образом, Каллева представляет собой любопытный образец римского города, в котором смешались черты города и села.
 
Милет. Для решения проблемы взаимодействия эллинистических и римских принципов градостроительства значительный материал дает один из крупнейших центров Малой Азии — Милет. Возникший еще в архаическую эпоху, Милет в эллинистическое время был полностью перестроен. Наиболее характерными чертами Милета, как и многих других городов, основанных или перестроенных в эпоху эллинизма, были регулярная система планировки и ярко выраженный деловой и общественный центр, примыкающий к району морских гаваней (см. рис. в разделе «Эллинизм»).
 
Во II в. до н. э. Милет перешел под власть Рима. В это время продолжает сохраняться его торговое и промышленное значение. Милет оставался одним из крупнейших портов в восточном Средиземноморье. Население его в римское время достигало 70—100 тыс. человек.
 
Городская планировочная структура оставалась прежней. Воздействие Рима было
 
 
—стр. 504—
 
ограниченным и проявлялось лишь в возведении некоторого количества новых, римских по характеру, общественных зданий и перестройке ряда старых. Принципы жилой застройки оставались неизменными.
 
В городе было построено несколько новых храмов, в том числе храм Римского народа и храм богини Ромы на Южном рынке. Возведение его посреди крупнейшей из городских площадей Милета имело глубокий смысл — подчеркнуть лояльность жителей города Риму. Этот храм выполнял ту же роль, какую во многих городах, возведенных в римское время, играл Капитолий. Характерно, что два других новых храма римского времени — Сабазия и Сераписа — посвящены новым, синкретическим божествам, распространившимся по всей империи. На их значение указывает постановка в центре города храма Сабазия около булевтерия и храма Сераписа рядом с Южным рынком. Среди других римских сооружений выделяются размерами и великолепием термы Фаустины (II в. н. э.) и нимфей (I в. н. э.).
 
 
13. Каллева (Силчестер, Британия). План города
13. Каллева (Силчестер, Британия). План города
 
 
Одновременно в духе римской архитектуры перестраивается ряд старых сооружений. При реконструкции Южного рынка был закрыт южный проход и переделан северный, который приобрел богатый архитектурный декор. В целом рынок стал более замкнутым. То же произошло и при перестройке Северного рынка. В императорское время греческий театр на склоне холма заменяется римским. Тогда же улучшается ряд улиц (в частности, мостится мраморными блоками главная городская магистраль), перестраиваются городские ворота.
 
Таким образом, воздействие Рима на Милет, как и на многие другие городские центры, ранее получившие регулярную систему городской планировки, было небольшим и затрагивало главным образом центральный район.
 
Дура-Европос. По-иному римское влияние сказалась в другом городе, возникшем
 
 
—стр. 505—
 
в эллинистическую эпоху, — Дура-Европосе, построенном примерно в 300 г. до н. э. в северной Месопотамии на берегу Евфрата. План города имеет не совсем правильную форму, объясняемую рельефом местности (рис. 14). С востока он огражден крутым обрывом берега к реке, с севера и юга его защищают овраги, вдоль линии которых построены стены, с западной стороны к городу примыкает пустыня, и здесь городская стена проходит по прямой линии. Основная часть городской территории, за исключением юго-восточного сектора, разбита сеткой прямоугольных кварталов согласно обычным эллинистическим принципам. Поблизости от места пересечения центральных улиц находится общественный центр города — агора. Строгая геометричность выдерживается несмотря на то, что рельеф этому мало благоприятствует. Многие улицы, идущие в направлении запад—восток, из-за крутого рельефа сделаны в виде лестниц.
 
 
14. Дура-Европос. План города
14. Дура-Европос. План города
 
 
После перехода под власть Рима город стал одной из важных крепостей в системе обороны богатейшей римской провинции — Сирии. Римское завоевание весьма своеобразно отразилось на общем облике города. Четвертая часть его территории была экспроприирована у жителей, отгорожена стеной и превращена в римский военный лагерь. Большинство зданий здесь было снесено и заменено бараками для солдат гарнизона. Центр лагеря занимало помещение штаба римского отряда — преторий, короткая улица перед которым имела колоннаду, завершающуюся триумфальной аркой. Для нужд солдат строятся несколько бань, храмы римских богов, покровителей армии — Митры и Юпитера Долихена, небольшой амфитеатр. Здесь же строятся дома для офицеров и роскошный дворец римского правителя пограничного района. Таким образом, Дура-Европос римского времени представлял собой любопытный образец симбиоза обычного эллинистиче-
 
 
—стр. 506—
 
ского города и римского военного лагеря, заключенных в границы, определенные расположением старых укреплений.
 
Пальмира. Несколько по-иному сказывалось воздействие римских принципов градостроительства на древние города, имевшие нерегулярную планировку. Одним из них была Пальмира — важный экономический центр античного мира, расположенный на пересечении караванных путей из Средиземноморья в страны Востока. Возникший в глубокой древности в маленьком оазисе в центре сирийской пустыни, город расцвел в I в. до н. э. и в первых веках н. э. В культуре Пальмиры своеобразно сливались и взаимодействовали восточные, греческие и римские традиции.
 
Стены города, возведенные в период его упадка, ограничивали площадь 2000×900 м.
 
В эпоху же расцвета Пальмира занимала гораздо большую площадь. Археологические исследования обнаружили остатки ранних стен. Они были выдвинуты по отношению к ранним стенам на север на 250—300 м, на юг — на 1500—1600 м (западная и восточная границы города, видимо, оставались неизменными). В целом площадь городской застройки представляла собой неправильный овал, расчлененный примерно посередине (в направлении юго-восток — северо-запад) большой колоннадной улицей, являющейся настоящей осью композиции города (рис. 15).
 
В этом отношении Пальмира напоминает другие крупнейшие торговые центры (Остия, Гераса), но в отличие от них основная магистраль Пальмиры не представляет прямой линии, а разбита на три отрезка, видимо, повторяющих изгибы древней караванной дороги. Места поворотов и некоторые перекрестки отмечены арками. Наиболее интересна большая трехпролетная арка, отмечающая начало отрезка колоннады, ведущего к храму Бела. Ее план напоминает букву V, так что по отношению к направлению обоих участков улицы она расположена перпендикулярно. Разбивка огромной колоннады на три участка создает дополнительный живописный эффект; арки, замыкающие монументальную перспективу, не теряют своей масштабности, что было бы неизбежно при нерасчлененности такой протяженной магистрали. Колоннадная улица связывает воедино все важнейшие общественные сооружения города, образовавшие три самостоятельные большие группы. У восточного окончания большой колоннады располагается грандиозный замкнутый комплекс храма Бела. Это главное святилище города, к монументальному входу в который подводит улица. Западную границу отмечает другой большой замкнутый комплекс — постоянный военный лагерь — место расквартирования римского гарнизона. Он носит имя Диоклетиана, но построен раньше и при Диоклетиане только подвергся перестройке. Подобно храму Бела, он также представляет собой отдельный независимый организм в системе города и ограничен собственной стеной. Внутренняя планировка его обычна для римского лагеря: в центре, на пересечении двух улиц, располагался преторий — штаб гарнизона. Западная граница застройки лагеря фиксируется зданием базилики с небольшим апсидным помещением в длинной западной стене — местом свершения официального культа римской армии.
 
Третий комплекс располагался в районе геометрического центра города. Если храм Бела был средоточием религиозной жизни города, лагерь Диоклетиана — центром римского военного контроля, то здесь был фокус деловой и общественной жизни Пальмиры. В этом районе находились театр, агора, караван-сарай, здание городского совета. В театре помимо обычных театральных представлений проводились также и религиозные празднества. Наружным фасадом театр примыкает к портику большой колоннады, а с остальных сторон здание охвачено полукруглой площадью, повторяющей кривизну фасада театра. Рядом располагается агора. Следуя принципам обычной агоры ионийского типа (прямоугольное пространство, замкнутое со всех сторон портиками, размером 82×70 м), она в то же время одиннадцатью входами тесно связана с окружающей застройкой, напоминая в этом отношении круглую площадь Герасы. К северу от агоры находился обширный караван-сарай, очень напоминавший по своему устройству караван-сараи средневековых городов Востока. С другой стороны к агоре примыкает здание городского совета. Поблизости располагался небольшой храм.
 
Целый ряд храмов был также вкраплен
 
 
—стр. 507—
 
в городскую застройку, самым интересным из них был храм Баалшамина. Заметно, что архитекторы стремились создать регулярную сетку прямоугольных кварталов, но это было возможно только для отдельных частей города, так как правильной организации застройки в масштабах всего города препятствовала несогласованность важнейших общественных зданий и их комплексов, а также изгибы главной городской артерии, повторявшей направление древней караванной дороги.
 
 
Пальмира. Современный вид, планы города и лагеря Диоклетиана
 
Пальмира. Современный вид, планы города и лагеря Диоклетиана
15. Пальмира. Современный вид, планы города и лагеря Диоклетиана
а — Дамасские ворота; б — лагерь Диоклетиана; в — Дамасская улица; г — Колоннадная улица; д — Триумфальная арка; е — театр; ж — святилище Бела (Ваала)
 
 
—стр. 508—
 
Целый ряд улиц Пальмиры также имеет колоннады. Особенно интересна улица, идущая вдоль лагеря Диоклетиана. Она берет свое начало у большой колоннады и заканчивается небольшой, овальной в плане площадью, замкнутой портиками.
 
Обычным типом жилища Пальмиры был греческий перистильный дом, хотя в соседней Месопотамии в первые века н. э. перистиль заменяется местным типом жилища.
 
Торговое значение Пальмиры было тем доминирующим фактором, который определил ярко выраженный осевой принцип ее планировки с компоновкой основных общественных зданий вдоль оси. Римская система регулярной планировки применена здесь в значительной мере искусственно и смогла преодолеть стихийно сложившуюся древнюю планировку только частично в некоторых жилых районах, но городской центр сохраняет свой традиционный характер.
 
 

ОБОРОННЫЕ СООРУЖЕНИЯ

 
До начала империи римляне не имели сколько-нибудь развитой системы пограничных укреплений. В конце республики собственно римские территории были окружены вассальными и полувассальными государствами, обеспечивавшими своими вооруженными силами охрану римских рубежей. Развитие системы пограничных укреплений, начавшееся еще при Августе, особенно интенсивно идет в III в. н. э., когда все сильнее дает себя знать возросшая мощь окружающих империю «варварских» народов.
 
 
16. Британия. Оборонительная пограничная стена
16. Британия. Оборонительная пограничная стена
 
 
Можно выделить две системы укреплений границ: европейскую и африкано-азиатскую. Первая характеризуется сравнительно небольшой глубиной обороны, вторая — более глубоко эшелонирована. На европейских границах империи (в Британии, Германии, в дунайских провинциях) основу обороны обычно представлял вал или стена, шедшая на десятки и даже сотни километров (рис. 16). Пример укреплений первого рода представляет германская граница, где систему обороны составляли частокол, за ним ров и затем вал. В пределах видимости вдоль вала располагались башни, занятые небольшими подразделениями вспомогательных римских войск. Через каждые несколько башен располагался лагерь — кастеллум (рис. 17) сред-
 
 
—стр. 509—
 
него по величине подразделения войск (100—300 человек). Чаще всего его укрепления прямо смыкались с линией вала. Строился он позади вала и окружался одним, а то и несколькими (до пяти) рвами. Иногда эти укрепления были несколько сдвинуты назад от передовой линии обороны. Наконец, в глубине находился большой постоянный лагерь, где квартировали основные силы охраны границы. Чаще всего там располагался один легион с приданными ему вспомогательными частями. Вся система укреплений связывалась дорогами, позволявшими легко перебрасывать к угрожаемому месту необходимые подкрепления.
 
 
17. Кастеллум в Могорьело
17. Кастеллум в Могорьело
 
 
По-иному строилась система обороны границ в Сирии и Северной Африке, где они проходили по пустыне. Там обычно отсутствуют рвы и стены. Полоса обороны значительно шире. Первая линия укреплений — кастеллумов — проходит по границе пустыни, вторая выдвинута далеко вперед в пески. Широкая полоса между ними занята небольшими укреплениями на перекрестках караванных дорог и редких в пустыне источников воды (рис. 18). Стационарные легионные лагеря располагались уже в глубине земледельческих территорий. Эта система обороны была рассчитана на борьбу с набегами кочевников и построена так, чтобы в условиях пустыни, где невозможно создание укреплений типа сплошной стены или вала, максимально затруднить действия кочевнической кавалерии.
 
 
18. Кауа. Римская крепость
18. Кауа. Римская крепость
 
 
Основным элементом обороны римских границ был кастеллум. Первоначально он представлял собой уменьшенную копию римского легионного лагеря, а к началу IV в. н. э. сменился новым типом, напоминающим средневековый замок, с мощными башнями, донжоном, большим прямоугольным зданием, окружающим внутренний дворик.
 
 
19. Августа Треверов (Трир). Порта Нигра, III в. н. э.
19. Августа Треверов (Трир). Порта Нигра, III в. н. э.
 
 
Большое место занимали в системе обороны стены городов. Наиболее известны городские стены в Риме, построенные при императоре Аврелиане (270—275 гг. н. э.), когда после нескольких веков мира столица империи вновь оказалась под прямой угрозой (см. рис. 11). Бетонная стена облицована кирпичом, имеет высоту 10—15 м, внутри усилена контрфорсами, связанными арками. Квадратные в плане башни отстояли друг от друга на 30 м. Особое вни-
 
 
—стр. 510—
 
мание уделялось укреплению ворот, которые фланкировались двумя башнями (квадратными или овальными в плане). Городские ворота в позднюю эпоху утрачивают свой нарядный облик, который они имели в начале империи (например, Порта деи Борсари в Вероне, ворота в Августодуне, совр. Отэне — I в. н. э.), хотя и сохраняют старый принцип устройства — ордерная галерея над двумя проездами. Одним из ярких образцов поздних городских ворот (конец III в. н. э.) являются так называемые Порта Нигра в Августе Треверов (Трире; рис. 19). Они замкнуты между двумя четырехэтажными башнями, в отличие от городских ворот Рима не выступающими за гладь стены. Над двумя проездами проходила двухэтажная галерея.
 

17 февраля 2018, 15:25 1 комментарий

Комментарии

Спасибо за замечательный материал!

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «Технология»
УралДомСтрой
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Компания «Мир Ворот»
Джут