наверх
 
Удмуртская Республика

Архитектура Сербии и Македонии в Средние века

Архитектура Восточной Европы. Средние века  АРХИТЕКТУРА СЕРБИИ И МАКЕДОНИИ В СРЕДНИЕ ВЕКА
 
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
 
 

АРХИТЕКТУРА СЕРБИИ И МАКЕДОНИИ В СРЕДНИЕ ВЕКА

 

ВВЕДЕНИЕ

 
—стр. 418—
 
Заселение славянами Балканского полуострова происходило в период от VI до конца VIII в. Вместе с передвижениями славянских этнических масс и их скрещиванием с местным населением — иллирийцами, фракийцами, даками, римлянами, греками и вновь пришедшими болгарами — происходило постепенное общественное расслоение внутри самих славянских племен и их союзов. Таким образом сложились, особенно в течение IX в., небольшие славянские государства, которые по своему строю представляли собой переходные формы от военной демократии к феодальной монархии.
 
Вклинившись между Византией и франкской «Священной Римской империей» и давая отпор этим в то время агрессивным военно-политическим силам, славяне одновременно вступали в непосредственный экономический и культурный контакт с обоими государствами. Этим объясняется различие международных связей, возникших у различных южно-славянских областей. Словения и Хорватия, а также частично Босния были связаны главным образом с Западом, Болгария и Македония — с Востоком, с соседней Византией, а целому ряду небольших сербских государств пришлось лавировать между Востоком и Западом, причем государства, находившиеся в центральных областях Балканского полуострова, ориентировались главным образом на Византию, а расположенные на побережье Адриатического моря поддерживали более тесные связи с Западом и, вообще, со всем Средиземноморьем.
 
Все это имело большое значение для развития архитектуры на территории Македонии и Сербии с Зетой, за исключением Дуклянско-Зетского Приморья¹.
____________
¹ Архитектура Дуклянско-Зетского Приморья будет рассмотрена в томе IV в очерке о развитии архитектуры в западных областях Югославии.
 
Территория, о которой идет речь, расположена главным образом в центральной части Балканского полуострова: это Рашка по рекам Лиму и Ибару, центр Сербии, Топлица и Поморавье на северо-западе и Зета по рекам Мораче и Зете на юго-западе.
 
На западе в пределы Сербского государства входили, особенно в ранний период, также области Боснии и Герцеговины — Травуния, Захумье и Паганье. Македония на юго-востоке занимает почти целиком область Повардарья по течению р. Вардар; между ней и Рашкой расположено плоскогорье Косова и Хвосна (Метохии).
 
На этой территории сходится несколько горных систем — старый массив сравнительно доступных Родоп, которые с юга из Македонии спускаются на север к Дунаю и Саве, и молодые горные системы — Балканская и Карпатская на северо-востоке, Динарские горы в Приморье и западных
 
 
—стр. 419—
 
Карта придунайских стран (в современных границах)
46. Карта придунайских стран (в современных границах)
 
 
—стр. 420—
 
областях, Эпирская и Албанская системы на юго-западе. Поэтому рельеф здесь очень пересеченный, горы изрезаны перевалами и глубокими речными долинами, что особенно характерно для молодых горных систем. Более спокойный рельеф — в Родопах и, особенно, в нижнем течении больших рек, в долинах Дуная, Савы, Моравы и Вардара.
 
Густые лиственные, а в горных областях хвойные леса, покрывавшие эту территорию в древности и в средние века, были значительно вырублены только в карстовых областях юго-западной Зеты и Герцеговины. Эта область, особенно в районах молодых горных систем, богата камнем: известняком в Динарских горах, песчаником в долине Моравы, мрамором, часто очень высокого качества, в Родопах. Глина, в изобилии залегающая в долинах Дуная, Савы, Моравы, Колубары и Вардара, создала благоприятные, условия для производства превосходного кирпича.
 
Но главное богатство этой территории составляют рудники, большая часть которых эксплуатировалась еще римлянами и византийцами. Особую ценность представляют свинцовые и серебряные рудники в Брскове, Трепче, Ново-Брдо, Руднике, Заяче, Сребрнице, Копаонике и Кратове. Золото, очевидно, также добывали, но в меньших количествах. Медную руду добывали в Кичеве, Руднике и Кратове, а залежи ее находились, кроме того, еще и в Боснии. Запасы железной руды имелись в Копаонике, вблизи Нови-Пазара, Ново-Брдо и в Кичеве (Железник). Постепенно, начиная с середины XIII в., перешли к более активной эксплуатации этих рудников.
 
Резко континентальный климат (только в Приморье и в южных областях Македонии климат приближается к средиземно-морскому) способствовал больше развитию животноводства, чем земледелия, которое сконцентрировалось в довольно плодородной равнине по нижнему течению больших рек, а также в долинах Дуная, Савы, Моравы и Вардара. Виноградарством и разведением маслин занимались главным образом в Приморье.
 
В IX в. возник и укрепился ряд небольших государств, находившихся на стадии зарождения феодальных отношений. Это были Дукля, Зета, Травуния, Захумье и Пагания в Приморье, Рашка и Босна во внутренних областях Балканского полуострова. Эти государства, пережив ряд внутренних и внешнеполитических кризисов, развивались самостоятельно вплоть до конца XII в., когда они вошли в объединенное сербское государство Неманичей.
 
История Македонии этого же периода сложилась по-другому. Македонские славяне входили в состав Болгарского государства до его падения в 971 г. и Западно-Болгарского государства во главе с Самуилом, которое объединяло как часть Болгарии, так и центральную часть Балканского полуострова, где позднее сложилось Сербское государство. Несмотря на свое недолгое существование — Византия покорила его в 1018 г. — это государство пробудило у македонских славян чувство национального самосознания; этим объясняются и последующие восстания македонского народа, особенно сильные в 1043 и 1073 гг.
 
Период от IX до конца XII в. имел очень большое значение для славянского населения, проживавшего на всей этой территории. Это был период укрепления государственного строя небольших раннефеодальных государств и проникновения славянского населения в ранее завоеванные города на побережье и в глубине Балканского полуострова. В этот период создавалась новая культура: в Македонии и Рашке — на основе столкновения и взаимного проникновения славянской традиции и восточновизантийской культуры, являвшейся восприемником культурного наследия античности; в Приморье — главным образом на базе влияния Запада. Это был период постепенного укрепления феодальных отношений, проникнутых идеологией христианства, которое пропагандировали Рим и Константинополь, чтобы с его помощью укрепить и расширить сферы своего влияния. Но в то же время это был период создания письменности, которую в конце IX в. распространяли из области Охриды и Преспы Климент и Наум, ученики Кирилла и Мефодия.
 
Последняя четверть XII в. имела решающее значение для укрепления Сербского государства. В этот период при великом жупане Стефане Немане, основателе ди-
 
 
—стр. 421—
 
настии Неманичей, произошло, объединение всех небольших сербских государств и части Боснии¹ в единое Сербское государство. Македония в его состав не вошла. Его развитие и усиление зависели прежде всего от укрепления его внутренних экономических и военно-феодальных сил. С другой стороны, его усилению способствовала также и очень благоприятная внешнеполитическая обстановка, прежде всего ослабление Византии, которая в 1204 г. была завоевана крестоносцами. Установлению полной независимости государства содействовало также создание в 1219 г. самостоятельного сербского архиепископства, основатель которого третий сын Немани архиепископ Савва I проявил себя как дальновидный государственный деятель.
____________
¹ Босния вскоре образовала самостоятельное государство, во главе которого стояли династии, в значительной степени зависевшие от венгерских правителей. Это послужило причиной кризисов, выразившихся в столкновениях между католической и богомильской боснийской церковью. Во второй половине XV в. Босния также полностью подпала под власть Турции.
 
Нечто подобное, т. е. установление самостоятельной католической церкви в Сербском государстве, попытался сделать в середине XIII в. и король Стефан Урош I, восстановив архиепископство в Баре, но это не привело к ожидаемым результатам. Понятна также и та борьба, которую Неманя и его непосредственные наследники вели прежде всего в Боснии против богомилов как выразителей старой славянской племенной традиции, препятствовавшей развитию феодализма.
 
Превращение великого жупанства в 1217 г., при Стефане Первовенчанном, в королевство и его внутреннее укрепление в третьей четверти XIII в., при Стефане Уроше I, подготовили его значительное расширение к югу в первой половине XIV в., при Милутине (1282—1321) и Душане (1331—1355), который провозгласил себя царем в 1346 г. Тогда не только Македония, за обладание которой боролись до того Византия, феодалы-крестоносцы и болгары, но и значительная часть Эпира (современная Албания) и Фессалии (северная Греция) входили в состав Сербского государства.
 
Дальнейшее развитие феодальных отношений привело к усилению местных центров и ослаблению центральной власти, а внутренние распри между феодалами и набеги турок привели к тому, что в последней четверти XIV — первой половине XV в. государство распалось на небольшие феодальные единицы. Его административный и политический центр, который ранее переместился из Рашки в Призрен и затем в Скопле, был перенесен теперь под нажимом турок на север, сначала в Крушевац, после поражения на Косовом поле в 1389 г. — в Белград (в начале XV в.), а затем в Смедерево на Дунае. Падение Смедерева в 1459 г. означало одновременно и конец самостоятельного Сербского государства. Только в Воеводине (в Среме, Банате и Бачке), которая вошла в состав Венгерского государства, отдельные сербские феодалы сохранили еще на некоторое время ограниченную вассальную самостоятельность. Свободными оставались только труднодоступные горные районы Черногории.
 
Период с конца XII до середины XV в. был для Сербского государства временем развития и укрепления его экономики и культуры, что было органически связано с укреплением феодальных отношений. В то время как прикрепленные к земле крестьяне подвергались жестокой эксплуатации, полусвободные ремесленники имели большие возможности для развития своего ремесла. Ремесло развивалось главным образом в городах как на побережье, так и в глубине страны. Развитие ремесленного производства и, в особенности интенсивная разработка рудников способствовали развитию торговли, как внутренней, так и внешней, которая шла через прибрежные города. Развитие торговли, в свою очередь, способствовало росту городов, оживлению строительной деятельности и развитию архитектуры.
 
Зодчие, которых иногда еще выписывали из дальних стран, из Византии, с Востока, а возможно и с Апеннинского полуострова, работали бригадами во главе с протомайстором. Лишь немногие из них принадлежали к духовному сословию; большинство же были мирянами и завое-
 
 
—стр. 422—
 
вали имя и признание своим трудом¹. Организованные таким образом в бригады зодчие передавали новому поколению и традиции, носителями которых они являлись, и свой личный опыт, который в значительной степени способствовал изменению направления и формы самой традиции.
____________
¹ Так, например, король Милутин даровал протомайстору Георгию и его братьям Доброславу и Николе за строительство и роспись многочисленных церквей село Манастирец, что подтвердили после его смерти своими грамотами его сын Стефан Дечанский и внук Душан. Очень известен был также протомайстор Раде Бороевич, который под именем Раде Неймара вошел даже в народную поэзию.
 
Архитектурная традиция в период своего зарождения, о котором идет речь, имела различные истоки. Когда славяне обосновались на Балканском полуострове и были созданы первые славянские государства, еще продолжали существовать некоторые из позднеантичных — ранневизантийских городов, или, по крайней мере, сохранились развалины их, которые иногда заселялись славянами². Достаточно назвать только несколько самых крупных: Naisus (Ниш), Scupi (Скопле), Lichnidos (Охрида), Heraclea Linkestis около Битоля, Ulpiana в Косове, Justiniana Prima (возможно, Царичин Град), Viminacium (Костолац), Singidunum (Белград), Гамзиград в области Тимока, Doclea (Дукля) в районе Титограда. Эти города вплоть до второй половины VI в. отличались богатством городской позднеантичной — ранневизантийской архитектуры гражданского, военного и культового характера, а результаты раскопок на месте некоторых из них позволяют сделать вывод, что они могли существовать и несколько позднее, вплоть до раннего средневековья.
____________
² Так, на развалинах Стоби, Царичин Града и Гамзиграда археологическими исследованиями обнаружены следы славянского населения, которое обосновалось здесь после разрушения этих городов.
 
Вполне естественно, что славяне в период своего обоснования на Балканском полуострове не только имели дело с позднеантичной — ранневизантийской архитектурой, но и были носителями собственной архитектурной традиции, которая находила свое выражение в дереве как основном строительном материале. Эту традицию можно не только представить себе благодаря археологическим раскопкам (Панчево, Бостаниште, около Мошорина на Тиссе), но также и наблюдать в живых образцах деревянного зодчества, которое сохраняется и в настоящее время в горных лесных районах.
 
Но помимо местной традиции постоянно дают себя чувствовать и внешние связи с Востоком и Византией, а также и с Западом через Приморье. Оживленная торговля со странами Востока и Запада, близость крупных архитектурных центров, как Фессалоники, Афон и Апулия (через море), тесные связи церкви с Константинополем, а также политические и родственные связи феодалов, которые лавировали между Западом и Византией, — все это способствовало тому, что эти влияния взаимно перекрещивались как раз на территории Сербии. Свидетельства некоторых архитектурных памятников, подкрепленные письменными историческими источниками, говорят о несомненных связях с архитектурой Венгрии, Болгарии, Валахии и Молдавии, а также русского государства, а, возможно, даже и древнерусского государства³.
____________
³ Так, мы находим одну и ту же систему кладки кирпичных стен, когда каждый второй ряд кирпича заглублен и закрыт раствором, с одной стороны, в церкви Спаса на Берестове в Киеве начала XII в. и в киевском Софийском соборе 1017—1037 гг., а, с другой стороны, в Сербии в церкви Николы близ Куршумлии, построенной в 1170 г., а возможно и раньше. Но это могло быть и следствием заимствования данной конструкции из одних и тех же византийских источников.
 
 
 

I. ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО, КРЕПОСТНАЯ И ГРАЖДАНСКАЯ АРХИТЕКТУРА

 
В таких исторических условиях развивались старые и возникали новые городские поселения.
 
Это прежде всего несколько городов в самом Приморье — Котор (Acruvium? Decatera), Будва (Butua), Бар (Antipargai,
 
 
—стр. 423—
 
Antivari), Улцинь (Oehinium, Dulcinium), a также Скадар (Skodra, находящийся в настоящее время в Албании) и Рибница на месте древней Дукли (Doclea) внутри страны. На северо-западе — Дубровник (Ragusium), который оставался вольным городом и никогда не входил в состав Сербского государства, но поддерживал с ним тесные экономические и культурные связи, и Стон, который до 1335 г., когда он примкнул к Дубровнику, входил в состав Сербии¹.
____________
¹ Обо всех этих городах, имеющих средиземноморский характер и продолжающих традиции античности, будет идти речь в IV томе.
 
Внутри страны часть городов, как Белград (Singidunum), Ниш (Naisus), Скопле (Scupi), Охрида (Lichnidos), возможно также Призрен и Приштина, продолжали развиваться на тех же местах, где они существовали раньше. Другие, как Ново-Брдо, Рудник, Стари-Трг, Крушевац, Смедерево, Прилеп (Маркова-Варош), были основаны только в середине века как горнопромышленные или торговые поселения. Но в силу того, что, за исключением Ново-Брдо и Стари-Трга, эти города продолжают существовать и в настоящее время и что они много раз меняли свой облик, а серьезные археологические исследования в них еще не произведены, невозможно сказать точно, как они выглядели в средние века. Общим для них было наличие феодального замка, который господствовал над городом, и городских стен, которыми город обычно был опоясан (рис. 1). Затем можно предположить, а в разрушенном Ново-Бордо это видно очень ясно, что к торговой площади, находившейся обычно в более или менее центральной части города, вели радиально проложенные улицы, которые естественно разграничивали городские кварталы. Кроме того, в городе могло быть еще несколько небольших церквей. За исключением военных замков, где были найдены остатки жилых зданий из прочного материала, остальные постройки были, очевидно, из дерева или самана². Понятно, что они не могли сохраниться до настоящего времени; так же обстояло дело и с сельскими строениями.
____________
² Об этом свидетельствует архиепископ Бара Гильом Адам, который обошел города в Сербии и в своей записке 1332 г. писал, что дома и дворцы короля и других вельмож воздвигнуты из дерева и что нигде, кроме как в приморских городах он не видел дома или дворца, выстроенного из камня или кирпича. Но его свидетельство, возможно, тенденциозно; сохранившиеся остатки памятников материальной культуры говорят о том, что такие случаи были.
 
 
1. Ново-Брдо. Городские стены
1. Ново-Брдо. Городские стены
 
 
Замки феодалов носили преимущественно военный характер. Они прежде всего отвечали потребности феодала осуществлять из одного опорного пункта эксплуатацию определенной территории, рудника или го-
 
 
—стр. 424—
 
рода, а также служили средством активной обороны не только от внешних врагов и соседних феодалов, но и от собственных крепостных.
 
 
2. Марков Град близ Прилепа. План замка XIV в.
2. Марков Град близ Прилепа. План замка XIV в.
 
 
Если феодальные замки рассматривать в целом вместе с городскими поселениями и важнейшими монастырями, то можно отметить, что большей частью они расположены на расстоянии дня ходьбы друг от друга. Это говорит о том, что они включались в единую транспортную сеть, в которой служили узловыми пунктами. Их местонахождение, а также анализ рельефа и возможностей размещения путей сообщения применительно к данной местности позволяют приближенно восстановить существовавшую в прошлом сеть путей сообщения, даже если потом они были полностью заброшены. Место расположения замка или монастыря, часто связанное с благоприятными условиями рельефа или с удобным для передвижения ущельем, определялось и другими условиями, в особенности местонахождением источников питьевой воды.
 
 
3. Смедерево. Крепость, 1428—1430 гг. Общий вид
3. Смедерево. Крепость, 1428—1430 гг. Общий вид
 
 
Нельзя точно определить время сооружения каждого из этих замков. Некоторые из них были воздвигнуты еще византийцами, другие восходят к XII и к первой поло-
 
 
—стр. 425—
 
вине XIII в.; большинство же этих замков было уничтожено в XIV и первой половине XV в. Количество их очень велико, поэтому здесь следует упомянуть только несколько самых значительных. Помимо замков, расположенных около городских поселений и рудников, необходимо назвать еще Звечан, Чутет и Маглич в долине Ибара, Црну-Стену и Ковин в бассейне Лима, Брсково над Таром, Вишеград около Призрена, Елеч в Стари-Колашине, Пирот, Марково-Кале около Вране, Сталач, Сврлиг, Островицу, Борач, Козник, Соко, в северных областях Сербии — Смедерево, выстроенное между 1248 г. и серединой XV в., Голубац на Дунае, Огоште (Никшич), Рибницу в Зете, Хисар около Штипа, Просек на Вардаре и Марков Град около Прилепа в Македонии (рис. 2).
 
Нужно также упомянуть несколько укрепленных монастырей, как, например, Студеница, Баньска, Дечани, Манасия (рис. 4), Святых архангелов около Призрена, а также Хиландар на Афоне.
 
Все это типичные средневековые укрепленные города с массивными зубчатыми стенами, усиленными квадратными или, реже, круглыми башнями; их неправильные границы соответствуют рельефу высоких холмов, на которых они расположены. Вокруг стен выкопаны глубокие и широкие рвы, которые иногда, как, например, в Магличе, высечены прямо в скале. Особое внимание обращалось на глубокие входные ворота, фланкируемые, как правило, двумя башнями; подъездной путь обычно проходил около городских стен, с которых можно его контролировать. Одна из башен, в которой жил сам феодал, была обычно гораздо больше остальных и господствовала над ними. В некоторых случаях, как, например, в Манасии, на башнях и стенах сооружались оборонительные каменные балконы на консолях. Исключение представляет Смедерево, которое, как типичный равнинный город, имеет более регулярный план и построено в виде треугольника пру впадении реки Езавы в Дунай (рис. 3).
 
 
Манасия, Монастырь, 1-я половина XV в.  Манасия, Монастырь, 1-я половина XV в.
4. Манасия, Монастырь, 1-я половина XV в. Общий вид и план
 
 
Зодчие, строившие эти замки, происходили из различных областей. Наряду с местными мастерами в строительстве замков участвовало очень много мастеров из Приморья. Рабочими были подневольные люди, отбывавшие на строительстве феодальную повинность; при этом они должны были выкопать, перенести и обработать огромное количество строительного материала. Все жители города обязаны были участвовать в строительстве замка феодала, что было
 
 
—стр. 426—
 
подтверждено также постановлениями Законника Душана в 1349 г. В период большой опасности турецкого нашествия, когда от строительства укреплений зависело дальнейшее существование феодального государства, принудительный труд настолько тяготил широкие народные массы, что многие феодальные замки до сих пор еще носят в народе такие названия, как например, «Город проклятой Ерины» по имени жены деспота Георгия Бранковича гречанки Ирины, брат которой Фома Кантакузен принимал участие в сооружении Смедерева.
 
Все сохранившиеся феодальные замки выстроены из бутового и тесаного камня, довольно аккуратно уложенного и закрепленного на фасадах стен; основу стены обычно составляет щебень, мелкий камень и обломки кирпича с большим количеством раствора. На углах стены обычно заканчиваются камнями большего размера и более тщательно отесанными. Кирпич употреблялся очень редко, но в Смедереве, например, им орнаментированы некоторые башни (рис. 5) и выложена монументальная надпись на одной из башен малой, старой части города, гласящая, что эта часть замка была выстроена во время правления деспота Георгия в 1430 г.
 
 
5. Смедерево. Крепость Вид башни с внутренней стороны
5. Смедерево. Крепость Вид башни с внутренней стороны
 
 
На украшение замков, вообще, обращалось очень мало внимания. За исключением упомянутого случая в Смедереве, встречаются лишь редкие попытки, как, например, на одной из башен в Ново-Брдо, украсить грубо обработанную поверхность стены узором из более тщательно обработанного материала темного цвета, но этот узор мог иметь и символическое значение (крест). Несколько более тщательно обрабатывались проемы входных ворот, а в Манасии обращает на себя внимание грубая, но сочная профилировка консолей, которые несут оборонительные каменные балконы.
 
 
6. Дечани. Трапезная, XIV в. Разрез и планы
6. Дечани. Трапезная, XIV в. Разрез и планы
 
 
Наряду с замками из твердого, прочного материала строились также замки из дерева, особенно в раннефеодальный период, когда сильна еще была славянская традиция. Это известно не только из свидетельства Анны Комнин конца первой половины XII в., но также из названий некоторых замков: так, например, известны два города Брвеника на Ибаре и Лабе и Древен около Призрена. Но от этих городов, конечно, не сохранилось никаких следов, а оба
 
 
—стр. 427—
 
упомянутых Брвеника позднее были построены заново из камня.
 
 
7. Смедерево. Дворец, около 1430 г. Фрагмент фасада
7. Смедерево. Дворец, около 1430 г. Фрагмент фасада
 
 
8. Манасия. Трапезная, 1-я половина XV в.
8. Манасия. Трапезная, 1-я половина XV в.
 
 
Деревянными же, очевидно, были некоторые временные дворцы феодальных правителей и придворной знати, как Дебрац на Саве, Некудим около Паланки, Дежево около Нови-Пазара, Брняк на Ибаре, Пауни, Сврчин и Неродимля в Косове, Рибник около Призрена и другие. В настоящее время более или менее точно определено только место Брняка, где сохранились фундаменты нескольких вытянутых, прямоугольных в плане зданий, которые, по всей вероятности, были построены из дерева¹.
____________
¹ Как выглядел такой дворец-поселение, можно хорошо представить себе по барельефу на надгробном памятнике «Кулина бана» из Стара-Здошчи около города Високи в Боснии, восходящему, очевидно, к XV в.
 
 
9. Хиландар (Афон). Внутренний вид монастыря с жилой башней (пирг)
9. Хиландар (Афон). Внутренний вид монастыря с жилой башней (пирг)
 
 
В некоторых замках и монастырях сохраняются остатки более основательно построенных жилых и хозяйственных зданий. Особенно значительны развалины одного одноэтажного здания простой конструкции, выстроенного в Марков-Граде около Прилепа, а также части дворца с большим престольным залом в Смедереве (рис. 7). Остатки больших монастырских трапезных имеются в Студенице, Дечанах (рис. 6), Манасии (рис. 8) и Хиландаре. Хорошо сохранились две кухни с высокими сводчатыми изнутри дымоходами, одна в Дечанах, дру-
 
 
—стр. 428—
 
гая в Хиландаре. В Хиландаре очень интересны жилые башни (рис. 9, 10), а также постоялые дворы с большими сводчатыми подвалами. Несмотря на то, что они были позднее перестроены, они могут дать представление о том, как могли выглядеть постройки такого типа в городах; известно, например, что деспот Стефан Лазаревич выстроил в первой четверти XV в. в Белграде ряд зданий светского характера, в том числе больницу.
 
 
10. Жилые здания XII—XIV вв. 1 — дом в Калениче (разрез, планы и общий вид); 2 — пирг в Хиландаре (разрезы и планы)
10. Жилые здания XII—XIV вв.
1 — дом в Калениче (разрез, планы и общий вид); 2 — пирг в Хиландаре (разрезы и планы)
 
 
Судя по сохранившимся остаткам, это были здания простой конструкции в два-три этажа. Они были выстроены из бутового и тесаного камня, иногда в сочетании с кирпичом. Мрамор применялся очень редко. Как свидетельствуют новые находки, вестибюль перед трапезной в Студенице был, очевидно, сооружен из тщательно отесанного мрамора. Междуэтажные перекрытия и конструкция кровли выполнялись из дерева. Крыша покрывалась деревянной дранкой или тонкими каменными плитками. На украшение, если таковым не являлся самый способ кладки из камня и кирпича, как, например, в Хиландаре (см. рис. 9) и Смедереве, обращалось мало внимания. В тронном зале в Смедереве рядом с четырьмя двойными окнами, обращенными к Дунаю, под разгрузными арками из кирпича и камня размещено по две упрощенных, обработанных рустом, заостренных готических арки; такие же арки встречаются и в памятниках культового характера Моравской школы этого периода. Это только один из признаков, который, наряду со многими другими (материал, способ строительства, общий внешний облик), указывает на единство светской и церковной архитектуры этого времени.
 
 
—стр. 429—
 

II. КУЛЬТОВАЯ АРХИТЕКТУРА

 
Малочисленность уцелевших гражданских построек и плохая сохранность крепостных сооружений не позволяют еще судить о развитии средневековой сербской архитектуры и ее местных школах. Это можно сделать лишь на основании памятников культовой архитектуры, которые наиболее многочисленны и лучше всего сохранились. Это и не удивительно. В то время в Сербии, так же как и в других странах, духовенство с помощью феодальных правителей и их вассалов было в состоянии выделять большие средства на возведение церквей, приглашая для этого самых искусных мастеров и пользуясь высококачественным строительным материалом. Глава государства, а позднее, особенно с середины XIV в., и многие феодалы участвовали в строительстве многочисленных монастырей, которым они жертвовали земельные наделы и крупные денежные средства, а также предоставляли различные привилегии в рамках государственного и общественного строя того времени. Феодалов обычно и хоронили в церквах этих монастырей. Вызывалось это, с одной стороны, суеверным страхом перед «страшным судом», который поддерживала сама церковь, а с другой стороны, потребностью в том, чтобы церковь, как носитель феодальной идеологии, принимала активное участие в борьбе за поддержание и развитие существующего строя и упрочение положения представителей господствующего класса в обществе и государстве. Поэтому неудивительно, что главой церкви — архиепископом или начиная с 1346 г. патриархом — был представитель крупной феодальной аристократии. В его лице, таким образом, осуществлялось единство светской, политической и церковной власти.
 
Такая структура общества, заинтересованность церкви в поддержании связей с константинопольской православной церковью, лавирование феодальных правителей и их вассалов между Византией и Западом — все это способствовало разнородности взглядов и направлений в области культовой архитектуры. К этому нужно прибавить различные традиции, о которых речь шла выше, различные местные условия и, в особенности, способность отечественных мастеров создать собственный архитектурный стиль. Все это делает понятным наличие нескольких периодов и школ и тот факт, что архитектурные типы, созданные ими, четко отличаются от архитектурных типов, существовавших, с одной стороны, в Византии и на Востоке и, с другой стороны, на Западе.
 
Можно разделить всю культовую архитектуру Сербии и Македонии IX—XV вв. на несколько периодов и школ:
  • 1) раннефеодальный период, охватывающий в Зете промежуток от конца IX в. до конца XI в., а в Рашке и Македонии — до 20-х годов XI в.;
  • 2) период господства Византии — в Рашке до конца XII в., в Македонии до конца XIII в.;
  • 3) Рашская школа — от последней четверти XII в. до середины XIV в.;
  • 4) Македонская и Косовско-Метохийская школа — от конца XIII в. до последней четверти XIV в.;
  • 5) Моравская школа — от последней четверти XIV в. до середины XV в.
 
Само собой разумеется, что между этими периодами и школами не существовало резких границ и имелись переходные типы, выраженные иногда вполне отчетливо, иногда довольно неясно.
 
 

1. АРХИТЕКТУРА РАННЕФЕОДАЛЬНОГО ПЕРИОДА

 
Этот период характеризуется существованием различных архитектурных типов, представленных главным образом зданиями небольших размеров, находящихся большей частью в Македонии. Время сооружения некоторых построек можно определить лишь приблизительно, руководствуясь только их архитектурными формами и характером убранства. Из-за недостатка надежных исторических источников трудно
 
 
—стр. 430—
 
определить взаимоотношение этих памятников во времени¹.
____________
¹ Некоторые из этих церквей были построены в то время, когда Македония входила в состав Болгарского царства, поэтому их описание приведено в предшествующей главе настоящего тома.
 
Несколько церквей этого периода имеют форму базилики с деревянными кровельными конструкциями (церковь Ахила на острове Аилу на Преспанском озере) или сводчатой церкви с трансептом и куполом (церковь Софии в Охриде).
 
 
11. Охрида. Церковь Пантелеймона, конец IX в. План
11. Охрида. Церковь Пантелеймона, конец IX в. План
 
 
В это время строились также церковные здания, имеющие трехконховый план, что можно, например, наблюдать в фундаменте небольшой церкви Пантелеймона в Охриде, которую по всей вероятности, построил архиепископ Климент (рис. 11). К такому же типу относится церковь на островке Горица на Охридском озере, а недавние раскопки, произведенные в церкви Наума на этом же озере, показывают, что и она первоначально имела форму вытянутого триконха. В Рашке трехконховую форму имели церковь в Затоне на Лиме и церковь Николы или Трех Святителей около Дечан, от которых сохранились только фундаменты². Интересна и трехконховая церковь в Винене на Преспанском озере, входящая вместе с трехчастным алтарем в прямоугольный в плане каменный объем, из которого выступает только алтарная апсида.
____________
² У последней церкви четвертая, западная конха снаружи прямоугольна. Вполне вероятно, впрочем, что обе эти церкви относятся к другому периоду.
 
 
Петрова церковь близ Нови-Пазара в Расе, X в.  Петрова церковь близ Нови-Пазара в Расе, X в.
12. Петрова церковь близ Нови-Пазара в Расе, X в. Общий вид, план, разрез, детали тромпов
 
 
Две четырехконховые церкви сохранились до настоящего времени почти полностью.
 
 
—стр. 431—
 
Петрова церковь в Расе, около Нови-Пазара, упоминается в качестве центра епископства еще во время царствования болгарского царя Петра (927—967 гг.). Ее среднюю, четырехконховую часть, над центром которой возвышается купол на барабане, окружает один кольцеобразный сводчатый неф, частично с хорами (рис. 12). К тому же типу относится церковь в Велюсе в области Струмицы в Македонии, которая, хотя и упоминается впервые только в 1085 г., относится, по всей вероятности, к этому же периоду (рис. 13). Очень близка к церкви в Велюсе по плану и формам Заневачская церковь в Тимокской области (северо-восточная Сербия).
 
 
Церковь в Велюсе  Церковь в Велюсе
13. Церковь в Велюсе, X в. (?) Общий вид и план
 
 
Встречаются также в это время и церкви, имеющие в плане форму простого вписанного креста. Такова, например, церковь в селе Герман, описанная в главе «Архитектура Болгарии». С большой степенью вероятности можно предположить, что и обе церкви в форме вписанного креста в Водоче, которые построены на некотором расстоянии одна от другой на развалинах ранневизантийской базилики, относятся к этому же периоду.
 
Все эти церковные здания построены в основном из бутового или тесаного камня, который чаще всего сочетается с не очень правильными рядами кирпича. Исключение составляют только базилика Софии в Охриде и церкви Водочи и Велюсы, при сооружении которых было обращено большое внимание на обработку материала и качество строительства. Вследствие перекрытия их сводами, чаще всего цилиндрическими, здания тяжелы и массивны; они имеют сравнительно небольшие окна. За исключением трехнефных базилик, церкви покрыты куполом. Переход от квадратного в плане основания к окружности купола осуществляется при помощи парусов, и только в Петровой церкви в Расе применены тромпы. Нижние части зданий компактны, а крыши расчленены только в церквах, построенных в типе вписанного креста.
 
Наружные стены простые, нерасчлененные, спокойные. Помещенные на них глухие аркады не соответствуют внутреннему строению здания и имеют декоративное назначение; такова, например, церковь в Велюсе. Оживление вносит сочетание различных строительных материалов — кирпича, камня и толстых слоев раствора. Порталы чаще всего окаймлены профилированными обрамлениями; иногда они завершаются легким карнизом над притолокой. Оконные проемы, простые или с четвертями, одинарные или двойные, имеют арки из кирпича или из кирпича и камня.
 
Декоративной обработке подвергались в
 
 
—стр. 432—
 
основном алтарная преграда и внутренняя церковная обстановка, а также иногда капители и колонки окон. Эта обработка состояла из плоских рельефных изображений стилизованных растений, плетенки, тройных или двойных петель, а иногда и упрощенных изображений животных.
 
Происхождение архитектуры этих зданий достаточно сложное. Прежде всего дает себя чувствовать сильная местная традиция, опирающаяся на длительный опыт поколений зодчих. Вклад славянских мастеров, искусных в обработке дерева, заметен прежде всего в декоративной обработке. Некоторые формы зданий, в особенности сводчатых базилик и триконховых или многоконховых церквей, указывают главным образом на восточные влияния. Однако в отношении многоконховых сооружений нельзя не отметить также и связи их с дороманской архитектурой не только в Зете, но и вообще на Адриатическо-Балканском приморье. На эти различные источники указывают и плоскорельефные украшения. Архитектурный тип вписанного креста и более правильные и строгие методы строительства из кирпича и камня говорят о близких отношениях с византийской архитектурой. Эта сложность архитектуры отражает сложные исторические условия, в которых развивалось в этот период зодчество в центральных областях Балканского полуострова.
 
 

2. ПЕРИОД ГОСПОДСТВА ВИЗАНТИИ

 
Политическая власть Византии утвердилась в Македонии в 20-х годах XI в. и сохранялась вплоть до начала XIII в., а местами до начала или даже первой половины XIV в. В Рашке, а отчасти и в Зете господство Византии ощущалось особенно сильно с конца XI в. до 70-х или 80-х годов (в Зете) XII в. Архитектура этого периода представляла собой дальнейшее развитие архитектуры предыдущего времени, но с более ярко выраженным византийским влиянием.
 
Возможно, что к этому периоду относятся некоторые памятники, о которых речь шла выше, например церкви Водочи, Велюсы и Заневачская. Однако и эта датировка гипотетична.
 
В этот период также встречаются трехнефные сводчатые базилики, как, например, церковь Левишской Богородицы в Призрене, сооруженная, вероятно, в XI в. и полностью перестроенная в начале XIV в., и монастырь Николы в Мориове 1095 г.
 
Довольно архаическое построение, восходящее еще к церкви Софии в Фессалониках, характерно для церквей Богородицы в селе Дреново около Кавадара в Македонии и в Стара-Павлица на Ибаре в Рашке. Обе, по всей вероятности, построены в XI в. или в первой половине XII в. В обоих случаях центральная часть имеет в плане форму компактного вписанного креста и окаймлена с трех сторон обширными нефами. В первой постройке недавно открыты остатки еще одного купола над центральной частью западного поперечного нефа. Церковь в Павлице выглядит гораздо скромнее, хотя и принадлежит к тому же типу как по своему плану, так и по размерам.
 
Кроме того, нам известны еще две церкви, имеющие вполне законченную форму вписанного креста. Это старая церковь Георгия в Старо-Нагоричине, нижняя часть которой относится, по всей вероятности, к 1067—1071 гг., и церковь Пантелеймона в селе Нерези около Скопле, XI в. (рис. 14). Если первая церковь имеет вытянутую форму, так что не вполне ясен первоначальный вид ее верхней части, позднее перестроенной, то у второй — более компактная форма. Она имеет пять куполов, из которых средний — восьмигранный, а четыре остальных, меньшего размера, размещенные в углах между концами креста, имеют квадратные снаружи барабаны. Форму неразвитого вписанного креста имеет церковь Георгия в Горни-Козяке, сооруженная, по всей вероятности, в конце XI в.
 
Некоторую разновидность вытянутого компактного вписанного креста представляет собой церковь монастыря Трескавца около Прилепа, построенная, очевидно, в XIII в. Над внутренним нартексом здесь находится низкий парусный свод, который несут боковые опорные арки. Позднее, в XIV в., с западной стороны был пристроен
 
 
—стр. 433—
 
внешний нартекс с двумя боковыми башнями, а по бокам — удлиненные приделы.
 
Наконец, к этому же периоду относится несколько небольших однонефных церквей, например, церковь Георгия в Курбинове конца XII в., Петра на острове того же имени на Преспанском озере и Николы в Маркова-Вароше около Прилепа, роспись которой относится к 1299 г.
 
В среднем несколько более крупные, чем сооружения предыдущего периода, эти церкви обычно выстроены из кирпича и тесаного камня, уложенных горизонтальными рядами, с некоторым преобладанием кирпича, из которого целиком выложены отдельные части (например, купола в церкви Пантелеймона в Нерезах). С другой стороны, были и такие церкви, как, например, церковь Георгия в Старо-Нагоричине, у которых наружные стены были целиком построены из хорошо отесанного камня¹. Цилиндрические или, реже, крестовые своды, как и полуциркульные арки, еще довольно тяжелы. Отсюда известная придавленность и тяжеловесность интерьеров. У церквей, имеющих форму вписанного креста, структура крыши соответствует системе сводов.
____________
¹ Очень вероятно известное влияние армянской архитектуры. Есть указания, что на территории Македонии и Сербии имелись небольшие армянские колонии. Так, в монастыре Витовница около Петроваца на Млаве имеется надпись 1218 г. с текстом на сербском и армянском языках. Когда-то в белградском Народном музее хранился рельеф, изображающий Иисуса, с армянской надписью. Во время царствования короля Милутина, в начале XIV в., армяне жили и в Струмице, а одно село, которое принадлежало монастырю Трескавцу, называлось Арменохор. «Армянские села» на р. Пчине упоминаются в 1353 г. и т. д. Среди этих армян могли быть и мастера-зодчие.
 
 
Нерези. Церковь Пантелеймона, XI в.  Нерези. Церковь Пантелеймона, XI в.
14. Нерези. Церковь Пантелеймона, XI в. Общий вид, план и разрез
 
 
Фасады этих зданий также расчленены несколько больше, а глухие аркады на них обычно соответствуют внутренней структуре. Живописные благодаря своей полихромии наружные стены заканчиваются зубчатыми кирпичными карнизами. Порталы и окна, часто двойные и даже тройные, сохраняют основные архитектурные формы предшествующего периода. Резные украшения восточновизантийского происхождения, исполненные в плоском рельефе, более сложные и живые, чем раньше, особенно богаты в Нерезах и Дренове. Фрагменты того же характера найдены также в Охриде и Скопле.
 
 

3. РАШСКАЯ АРХИТЕКТУРНАЯ ШКОЛА

 
Архитектура Рашской школы складывалась и развивалась в период упрочения и дальнейшего развития феодализма в Сербии, в период укрепления феодального государства при Неманичах. Феодальный строй приобрел здесь свою зрелую форму в XIII в. и первой половине XIV в. Это был
 
 
—стр. 434—
 
период, когда внутренние силы народа находили свое полное и разностороннее выражение в государстве, которое в политическом, экономическом и религиозном отношении освободилось от опеки Византии. С другой стороны, оживленные экономические и политические связи как с самой Византией и Ближним Востоком, так и с западными странами через Приморье, создали возможности для использования опыта, достижений и форм, возникших в различных условиях в этих странах. Сильная отечественная традиция и высокая творческая активность местных мастеров способствовали тому, что противоположные восточные и западные тенденции слились на территории Рашки, подчинившись местным требованиям и традициям, и образовали новое органическое единство.
 
 
Куршумлия. Церковь Николы, 2-я половина XII в.  Куршумлия. Церковь Николы, 2-я половина XII в.
15. Куршумлия. Церковь Николы, 2-я половина XII в. Общий вид, план и разрез
 
 
Можно проследить развитие этой архитектуры от простейших до самых сложных форм. Сохранилось много памятников, большинство которых можно довольно точно датировать¹. Однородность архитектурных форм и стилевое единство этих построек показывают, что в объединенном государстве уже не было той разновидности типов, которая была свойственна более раннему времени. Впервые в истории архитектуры Сербии вырабатывается единый архитектурный стиль, развивавшийся потом на протяжении почти двухсот лет.
____________
¹ В отношении некоторых из этих памятников — церкви Богородицы около Куршумлии, церкви Апостолов в Пече, церквей в Градаце и Баньске — установлено, что они воздвигнуты на развалинах старых зданий. В отношении других — церкви Николы около Куршумлии, церквей в Студенице, Жиче, Милешеве, Арилье — это можно только предположить на основании некоторых еще недостаточно проверенных указаний.
 
Самым ранним памятником этой школы можно считать церковь Николы около Куршумлии в Топлице. Неясно только, построил ли ее великий жупан Неманя между 1169 и 1172 гг. заново или только восстановил уже существовавшую ранее византийскую церковь. Над квадратной в плане центральной частью возвышается мощный, внутри многогранный, а снаружи восьмигранный купол, лежащий на четырех полуциркульных арках и парусах. Тройное алтарное помещение заканчивается с восточ-
 
 
—стр. 435—
 
ной стороны тремя апсидами, гранеными снаружи (рис. 15).
 
Западная часть здания перекрыта цилиндрическим сводом, который по сторонам несут полуциркульные опорные арки. Восточное, алтарное, и западное помещения намного ниже центрального, перекрытого куполом. Здание представляет собой один из вариантов архитектурного типа компактного вписанного креста, который был, очевидно, более отчетливо выражен и в верхних наружных частях здания, теперь уже значительно разрушенных. В южной части подкупольного пространства находится небольшое квадратное в плане помещение с вспарушенным крестовым сводом, которое, возможно, служило усыпальницей. С западной стороны пристроен, очевидно еще во время Немани, нартекс с двумя высокими башнями, из которых лучше сохранилась южная.
 
Сходный тип, только с несколько более компактными формами, имеет другая постройка Немани, которая, очевидно, лишь немного моложе, чем описанная выше, — церковь в Джурджевы Стубови в Расе, недалеко от Нови-Пазара (рис. 16). Купол поддерживается изнутри небольшой глухой аркадой на колонках, поддерживаемых консолями. Перед боковыми входами находятся два низких притвора. Две башни опираются непосредственно на более низкую западную часть здания¹.
____________
¹ Две башни по сторонам перестроенного нартекса имеются и в церкви Богородицы около Куршумлии — трехконховой ранневизантийской постройке, которую Неманя, очевидно, обновил в то же время, когда была построена церковь в Джурджевы Стубови. Две башни пристроены несколько позже и к Петровой церкви в Белом Поле на Лиме, выстроенной или, может быть, только восстановленной в конце XII в. Ее цилиндрический свод пересечен посередине более узким, но и более высоким сводом той же формы, над центральной частью которого был сооружен небольшой купол на квадратном основании. Апсида имеет снаружи прямоугольные очертания, так что эта церковь несколько напоминает небольшие дороманские постройки в Приморье.
 
 
Джурджеви Стубови в Расе. Церковь, 2-я половина XII в.  Джурджеви Стубови в Расе. Церковь, 2-я половина XII в.
16. Джурджеви Стубови в Расе. Церковь, 2-я половина XII в. Вид на западную стену изнутри, план, разрез
 
 
Дальнейшее развитие нашло свое выражение в Великой церкви в Студенице, которую также построил Неманя в конце XII в. (рис. 17). В ней сочетались формы церкви Николы близ Куршумлии и церкви
 
 
—стр. 436—
 
Студеница. Великая церковь, конец XII в.
Студеница. Великая церковь, конец XII в. 17. Студеница. Великая церковь, конец XII в. Вид с северо-востока, план и разрез
 
 
в Джурджевы Стубови. Своды западной части здания и восточного тройного алтарного помещения подняты в Студеницкой церкви на бо́льшую высоту, поэтому центральная часть не господствует больше в той степени, в какой это имело место в двух описанных выше постройках. Боковые притворы, ведущие в подкупольное помещение, сохраняются и здесь, но нартекс не имеет башен. Выстроенный одновременно с самим храмом, он имеет такую же высоту, как западная часть последнего, и находится под одной крышей с ним. Несколько позже, в 30-х годах XIII в., был пристроен внешний нартекс, который представляет собой один из наиболее удачных примеров внутренних помещений Рашской школы. Если в своей общей структуре Великая церковь через по-
 
 
—стр. 437—
 
средство церкви Николы и церкви в Джурджевы Стубови опирается главным образом на византийско-восточные источники, то ее фасады, а также декоративная мраморная скульптура родственны западным, романским образцам (рис. 18).
 
 
18. Студеница. Великая церковь. Западный портал, окно средней апсиды, северный портал
18. Студеница. Великая церковь. Западный портал, окно средней апсиды, северный портал
 
 
Более скромной архитектурой отличается церковь в Жиче, где находился первый центр сербской архиепископии. Она построена во втором десятилетии XIII в. и представляет собой вполне сложившийся тип здания Рашской школы (рис. 19).
 
Боковые притворы церкви в Жиче образуют как бы низкий трансепт. С боковых сторон к нартексу примыкают небольшие приделы, служившие местом погребения, с простым алтарем. Эта особенность встречается не везде в более поздних памятниках Рашской школы. С западной стороны церквей с 30-х годов XIII в. стали возводить, видимо, двухэтажный, внешний нартекс с высокой башней.
 
Ряд памятников на территории Сербии XIII в. и первой половины XIV в. близок по своей архитектуре к церквам в Студенице и Жиче. В них варьируются, а иногда упрощаются основные черты этих сооружений в зависимости от местных условий. Главные из них: церковь в Джурджевы Стубови в Будимле около Берана и церковь Богородицы Хвостанской вблизи Печа, относящиеся к тому же времени, что и церковь в Жиче; церковь Апостолов в Пече (рис. 20), лишь немногим моложе; церковь в Милешеве (рис. 21), законченная, кажется, около 1223 г.; церковь на Мораче в Зете, 1252 г. (рис. 22); церковь в Сопочанах, 1260-х годов (рис. 23); церковь в Градаце, полностью восстановленная в 1270-х годах (рис. 24, 1); церковь в Давидовицах, построенная в 1281 г.; церковь в Арилье, восстановленная в конце XIII в.; церковь в Баньской, построенная в 1313—1317 гг. (см. рис. 24, 2); Белая церковь в Каране под Косеричем, сооруженная в 1332—1337 гг.
 
Хотя все эти памятники относятся к одному и тому же архитектурному типу и представляют собой в целом типичные постройки Рашской школы, но три из них, более поздние, в основном сохраняя общую структуру, отличаются некоторыми особыми чертами. Это церковь в Дечанах, месте погребения царя Стефана Дечанского, церковь монастыря Святых архангелов под Призреном, которую воздвиг сын Стефана Дечанского властолюбивый царь Душан, претендент на византийский престол, с намерением сделать ее местом своего погребе-
 
 
—стр. 438—
 
ния, и большая городская церковь в Ново-Брдо.
 
 
Жича. Церковь, начало XIII в.  Жича. Церковь, начало XIII в.
19. Жича. Церковь, начало XIII в. Вид с юго-востока, разрез, план
 
 
Церковь в Дечанах относится к 1327—1335 гг. и построена в типе пятинефной базилики, которая снаружи выглядит как трехнефная (рис. 25). Трехнефной базилике соответствуют алтарь и нартекс. В центральной части сохраняется очертание вписанного креста с куполом, который снаружи недостаточно связан с основным объемом здания.
 
 
20. Печская патриархия. Церковь Апостолов, 1-я половина XIII в. Вид с юго-востока
20. Печская патриархия. Церковь Апостолов, 1-я половина XIII в.
Вид с юго-востока
 
 
Сохраняя в целом своеобразие архитектурной концепции Рашской школы, Главная церковь в Дечанах в то же время имеет романские и, отчасти, готические черты (рис. 26).
 
Для храма Святых архангелов, сооруженного в 1343—1349 гг., типичны другие особенности. Он представляет собой монументальное сооружение, выполненное в типе вписанного креста, с куполом. Вместе с тем с западной стороны находится большой открытый нартекс. Здесь чувствуется сильное влияние Македонии, в особенности Косовско-Метохийской школы, переживавшей в то время период своего расцвета. Вместе с тем система наружных стен и скульптурная декорация выдержаны в характере традиций Рашской школы. Церковь Николы (?) в Ново-Брдо еще больше отклоняется от рашского типа¹. Ее самая древняя, западная часть представляет собой вписанный крест с куполом, опирающимся на четыре свободно поставленные колонны. Детали этой части здания напоминают церковь Святых архангелов под Призреном. Позднее к восточной части была пристроена
____________
¹ Существуют указания на то, что эта церковь была католической. Еще в большей степени от рашского типа отличается трехнефтная базилика в шахтерском городе Стари-Трг в Трапче, относящаяся к первой половине XIV в., может быть также католическая церковь.
 
 
—стр. 439—
 
еще одна трехнефная часть с куполом (?) и тремя апсидами, которые отдаленно напоминают в упрощенном виде церковь в Дечанах.
 
 
Милешево. Церковь, 1223  Милешево. Церковь, 1223
21. Милешево. Церковь, 1223 г. Вид сводов, план
 
 
Материал, из которого построены эти церкви, очень разнообразен как по обработке, так и по способам кладки. Преобладают камень и кирпич. Так, например, старейшая из церквей Рашской школы церковь Николы близ Куршумлии построена из одного кирпича, но со скрытыми рядами, благодаря чему создается впечатление, что стена сложена из камня и кирпича. Нередки случаи, когда кирпич чередовался с камнем в более или менее сложных и разнообразных сочетаниях. Если такая кладка чаще встречается на фасадах, как, например, во внешнем нартексе и в башне церкви Николы под Куршумлией, а также в куполе церкви в Студенице, то кладку со скрытыми рядами кирпича чаще можно встретить во внутренних частях помещений, как, например, в церквах в Студенице, Баньской, Дечанах и в церкви Святых архангелов под Призреном.
 
 
Морача. Церковь, 1252 г.  Морача. Церковь, 1252 г.
22. Морача. Церковь, 1252 г. Общий вид и план
 
 
Гораздо чаще, однако, стены целиком
 
 
—стр. 440—
 
возводились из камня. В некоторых случаях, как в церкви Николы в Пече, они сложены из мелкого бутового и малообтесанного камня, в других случаях, как например, в церкви Богородицы Хвостанской близ Печа или в церквах в Мораче, Сопочанах и Градаце, они построены из более обтесанных сталактитов. В обоих случаях фасады оштукатурены.
 
 
Сопочаны. Церковь, 1260-е годы  Сопочаны. Церковь, 1260-е годы
23. Сопочаны. Церковь, 1260-е годы. Общий вид и план
 
 
 
24. 1 — Градац. Церковь, 1270-е годы (план); 2 — Баньска. Церковь 1313—1317 гг. (план)
24. 1 — Градац. Церковь, 1270-е годы (план); 2 — Баньска. Церковь 1313—1317 гг. (план)
 
 
На двух памятниках — монастырской церкви в Жиче и церкви Апостолов в Пече — сохранились довольно отчетливые следы, на основании которых можно заключить, что штукатурка на их фасадах была покрыта красной краской. Верхняя часть их украшена цветным орнаментом. Фасады нескольких наиболее значительных памятников, таких, как церкви в Студенице, Баньской, Дечанах, церковь Апостолов под Призреном, выполнены полностью из мрамора. С технической стороны мрамор обработан и отшлифован первоклассно, местами полировка сохранилась до наших дней. Великая церковь в Студенице воздвигнута из чистого белого мрамора, в некоторых местах с сероватым оттенком¹. Церковь в Баньской построена из узких мраморных плит трех цветов — белого, розового и голубовато-зеленого, расположенных в неправильном шахматном порядке. Церковь в Дечанах сооружена из рядов белого мрамора, незаметно переходящего в лиловатые оттенки. Нижние части фасада храма Апостолов под
____________
¹ Особую проблему представляют барабан и купол, сложенные не из мрамора, а из кирпича и камня. Не совсем ясно, какова причина различия строительного материала стен здания и его барабана.
 
 
—стр. 441—
 
Призреном выложены из белого и серого мрамора, а в некоторых местах также из розового. Наиболее старая, западная часть церкви Николы в Ново-Брдо построена из ряда крупных темно-красных плит из брекчии и серовато-зеленого андезита. Восточная часть, построенная позднее, сложена из меньших и лучше обтесанных квадров андезита двух цветов, чередующихся рядами.
 
 
Дечани. Главная церковь, 1327—1335 г., арх. Вита из Котора  Дечани. Главная церковь, 1327—1335 г., арх. Вита из Котора
25. Дечани. Главная церковь, 1327—1335 г., арх. Вита из Котора. Общий вид и фрагмент верхней части западного фасада
 
 
Во всех этих постройках швы между квадрами камня очень тонкие. Исключение составляет лишь поздняя, восточная часть церкви в Ново-Брдо, где швы в главной апсиде заполнены свинцом. Арки и своды сложены, подобно стенам, или только из кирпича, как в церкви Николы под Куршумлией, или из кирпича и камня, как это было в церквах в Баньской и в Дечанах, а иногда из одного камня, обычно из сталактита или плитняка в различных сочетаниях.
 
Различна и форма сводов. Особенно характерны купола, барабаны которых, ок-
 
 
—стр. 442—
 
руглые или многогранные снаружи¹, вначале приземистые, становятся постепенно все выше и стройнее. Они почти всегда опирались с четырех сторон на арки, между которыми помещались паруса. Как это видно на примере церквей в Милешеве и Арилье, арки под куполом располагались иногда ступенями, одна над другой. В некоторых случаях, начиная со Студеницкой церкви, помимо цилиндрических сводов появляются также и своды слегка стрельчатого очертания. Относительно рано, уже в 30-х годах XIII в., встречаются также и ребристые своды. Вначале это были ребра прямоугольного сечения, как, например, во внешнем нартексе церкви в Студенице и в часовне первого этажа башни, в Жиче. Позднее встречаются более легкие своды с простым профилем, как в нартексе церкви в Градаце и в церкви в Дечанах.
____________
¹ Исключение составляет купол церкви в Градаце, имеющий восьмигранный барабан как снаружи, так и внутри.
 
 
26. Дечани. Главная церковь: продольный разрез, планы, аксонометрический разрез, северный портал
26. Дечани. Главная церковь: продольный разрез, планы, аксонометрический разрез, северный портал
 
 
Крыши обычно делались двускатные, над боковыми нефами односкатные, а над баш-
 
 
—стр. 443—
 
нями нередко и четырехскатные. Исключение составляет только церковь Апостолов в Печской патриархии, где крыша покоится непосредственно на сводах, что вообще приемлемо только для купола. Кровли Дечанской церкви опираются на крепкие дубовые или каштановые балки, расположенные без какой-либо определенной системы. В связи с богатыми залежами свинца храмы, в особенности более значительные, обычно покрывались свинцовыми плитами.
 
Интерьеры зданий рассматриваемого типа просторны и привлекательны своими хорошими пропорциями. Это особенно характерно для старых памятников Рашской школы. Чем моложе постройки, тем они выше, а их интерьер, как, например, в Дечанской церкви и в храме Архангелов под Призреном, разделен опорами на отдельные части.
 
Аналогичная закономерность характеризует также и развитие их внешнего облика. Здания, вначале компактные и довольно приземистые, со временем начинают расти в вышину и становятся все более стройными.
 
Соотношения между отдельными частями зданий подчинены большей частью арифметическим отношениям. В основе лежат определенные меры измерения, как стопа и локоть, величина которых была от 29,4 до 31,5 см для стопы и около 45 см для локтя. Установлено также, что в Студеницкой церкви, например, соблюдены те же соотношения между основными размерами, что и в храме Николы близ Куршумлии, с той лишь разницей, что стопа величиной от 30 до 31,4 см в храме Николы сменилась локтем величиной около 45,5 см в Великой церкви.
 
Применение геометрических пропорций, основанных на равностороннем треугольнике, имело место в церкви в Дечанах. Очень ярко иллюстрируют тенденцию к соблюдению правильных пропорций обнаруженные недавно на фасаде Студеницкого храма чертежи портала, сделанные в натуральную величину (рис. 27).
 
 
27. Студеница. Великая церковь. Чертеж портала в натуральную величину, обнаруженный на фасаде здания
27. Студеница. Великая церковь. Чертеж портала в натуральную величину, обнаруженный на фасаде здания
 
 
Подобного рода предварительное пропорционирование обусловило гармонический облик зданий. В более ранних храмах, например в церкви Николы около Куршумлии, расположение глухих аркад, форма окон¹ и другие особенности наружной архитектуры обусловлены конструктивной системой здания.
____________
¹ Так, например, боковые окна в верхней части подкупольного помещения своими внешними очертаниями соединяются с линией больших арок, которые соответствуют внутренним опорным аркам под куполом.
 
Однако уже в Студеницкой церкви подобного рода соответствие внутренних и внешних элементов соблюдается только частично. Сохранившиеся в центральной части здания на боковых стенах крупные глухие аркады соответствуют, как и в церкви Николы близ Куршумлии, внутренним аркадам под куполом хотя бы только по идее. Остальные части наружных стен обрамлены лопатками², соединенными под карнизом аркатурным фризом на консолях, и расчленены, как в романских постройках, на ряд прямоугольников, только частично соответствующих внутренней структуре. Таким образом, расчленение фасадов получает декоративный характер. Отмеченные черты преобладают в ряде памятников Рашской школы. Самые фасады украшены декоративно обработанными порталами и окнами, а иногда, как в Дечанской церкви,
____________
² Исключение составляет только церковь в Градаце, где в северо-восточном и юго-восточном углах место лопаток занимают готические контрфорсы. На отдельных лопатках старой, западной части церкви Николы в Ново-Брдо появляются вытянутые колонки, какие можно видеть на памятниках Моравской школы последней четверти XIV в.
 
 
—стр. 444—
 
и скульптурами животных, органически связанными с характером лопаток.
 
Порталы имеют богатые обрамления, ступенчато высеченные в стене. В углах портального отверстия находятся колонки — круглые, восьмигранные, а иногда и витые, которые вместе с примыкающими к ним пилястрами завершаются рядом соединенных между собой капителей. Аналогичный профиль продолжается и над порталом и охватывает полукруглый тимпан. В отдельных случаях, в церквах в Студенице, Милешеве, Баньской, Дечанах, перед наружными пилястрами дверного косяка поставлены свободно стоящие колонки, которые опираются на изваяния львов, а над их капителями также поставлены фигуры львов и грифонов (рис. 28).
 
 
28. Дечани. Главная церковь. Капитель столба, деталь западного внутреннего портала
28. Дечани. Главная церковь. Капитель столба, деталь западного внутреннего портала
 
 
Окна, простые, двойные и тройные, будучи расположены на видных местах, в центре апсиды или на западной стене, богато украшались (рис. 29). Украшениями обычно служили, как и на порталах, колонки с базами и капителями, а также рельефно орнаментированные профилированные обрамления, окаймляющие полукруглый тимпан.
 
В такие, по существу романские, формы портала и окон вкрапливаются начиная со второй половины XIII в. некоторые элементы готики, и прежде всего стрельчатые арки. Это видно на портале храма в Градаце (см. рис. 29), на отдельных косо высеченных окнах в Градаце, Баньской и Дечанах.
 
Несколько важнейших памятников Рашской школы, фасады которых целиком мраморные, как, например, церкви в Студенице, Баньской, Дечанах и храм Архангелов под Призреном, украшены богатой декоративной скульптурой.
 
Фигурные рельефные композиции, расположенные на тимпанах портала и окон, иногда в меньшем размере высеченные на их рамах, а также имеющие форму консолей, которые поддерживают аркатурный фриз, в отдельных случаях могут рассматриваться как единое иконографическое целое. Так, скульптурные изображения в Дечанской церкви по своим сюжетам близки к Апокалипсису. Очень похожа на них и скульптура в Студеницком храме. Все рельефные изображения довольно однообразны, а фигуры схематичны и упрощенны. Гораздо более живой характер имеют небольшие композиции: фантастические животные, птицы, человеческие фигуры, которые вплетены в лозы на косяках и архивольтах порталов и окон. Самые лозы со своими вьющимися стеблями, иногда двойными, стилизованными листьями, цветами и плодами в основе своей романского происхождения, но в них использованы также и известные восточные элементы.
 
 
—стр. 445—
 
Подобный стилизованный орнамент встречается на основаниях и капителях колонн, украшенных упрощенной формы листьями аканфа. В этом смысле особенно характерны капители огромных мраморных монолитных колонн в Великой церкви в Дечанах. Здесь растительный орнамент чередуется с фигурами людей и животных. Исключение составляют стилизованные изображения листьев на капителях колонок портала храма в Градаце, напоминающие готические рисунки.
 
 
29. Дечани. Деталь западного портала и окно средней апсиды. Градац. Церковь, 1270 г. Западный портал
29. Дечани. Деталь западного портала и окно средней апсиды. Градац. Церковь, 1270 г. Западный портал
 
 
Декоративные изображения такого рода начинают появляться и во внутренних помещениях рашских церквей — на низких алтарных преградах, образованных колонками, соединенными поверху профилированной архитравной балкой. В то время как внизу между колонками были расположены парапеты, в верхней части помещались иконы. Один из таких иконостасов церкви в Дечанах почти полностью сохранился.
 
Большое внимание обращалось на обработку полов, которые в большинстве значительных рашских памятников были сделаны из разноцветного мрамора. Исключительно богато был выложен пол в церкви Святых архангелов близ Призрена, где в мраморные плиты был вкраплен мозаичный орнамент, состоящий из фигур фантастических животных, расположенных на гладкой поверхности камня. Подобная виртуозность в обработке камня достигалась благодаря труду приморских каменотесов и строителей, между которыми особую славу заслужили строители храмов в Студенице¹, Баньской, Дечанах и церкви Святых архангелов под Призреном. История сохранила нам имя главного мастера-строителя храма в Дечанах. Это был брат Вита, «малый брат», т. е. монах-францисканец, из Котора², с которым сотрудничали и местные мастера, протомайстор Георгий с братьями Николой и Доброславом.
____________
¹ Существует мнение, что в группе мастеров, сооружавших храм в Студенице, работал и мастер Радован, может быть, именно тот, кто позднее, в 1242 г., воздвиг монументальный портал кафедрального собора в Трогире.
² По некоторым не очень достоверным сведениям, можно предположить, что он в молодости работал над строительством кафедрального собора в Дубровнике.
 
Памятники Рашской школы как по общему архитектурному замыслу, так и по конструктивным приемам и декору отличаются большим своеобразием и цельностью. Несмотря на восточновизантийские и романо-готические элементы, они органически связаны с родной почвой Сербии.
 
 
—стр. 446—
 

4. МАКЕДОНСКАЯ И КОСОВСКО-МЕТОХИЙСКАЯ ШКОЛА

 
Территория Македонии, которая в течение XIII в. поочередно завоевывалась Византией, крестоносцами, болгарами и сербами, в первой половине XIV в. постепенно была включена в границы Сербского государства.
 
Распадение Сербского государства на ряд небольших феодальных княжеств произошло после смерти царя Душана (1355 г.). Ослабленное междуусобными войнами отдельных феодалов Сербское государство относительно легко было завоевано турками в последней четверти XIV в.
 
Архитектура Македонии периода феодальной раздробленности была продуктом творчества прежде всего самих македонцев. В то же время она органически входила в процесс развития сербской архитектуры, поскольку сербы и в этот период сохраняли в своих руках македонские земли. В отношении архитектурного стиля Македония составляла единое целое с территорией Метохии и Косова Поля, старого Хвосна, областей, которые уже издавна, еще с начала XIII в., принадлежали Сербии. Учитывая, однако близость этой территории к Византии, наличие значительного греческого населения в ее отдельных городах, а также сильное влияние местных традиций македонско-византийской архитектуры, можно предполагать, что данный архитектурный стиль многими своими чертами приближался к современной ему византийской архитектуре. Однако он был наделен и своими особыми отличительными чертами, которые дают основание выделить его в самостоятельную школу.
 
Среди многочисленных возникших в это время памятников архитектуры преобладает в большинстве случаев тип вписанного креста. Все памятники данной школы можно разделить на три основные группы: сооружения в виде обычного вписанного креста с одним куполом, в виде вписанного креста с пятью куполами и в виде вытянутого вписанного креста.
 
 
30. Охрида. Церковь Богородицы Перивлепты (ныне Климента), 1295 г. Общий вид с юго-востока и фрагмент восточного фасада
30. Охрида. Церковь Богородицы Перивлепты (ныне Климента), 1295 г. Общий вид с юго-востока и фрагмент восточного фасада
 
 
Ранним памятником типа обычного вписанного креста с одним куполом является церковь Богородицы Перивлепты, в
 
 
—стр. 447—
 
наши дни храм Климента в Охриде (рис. 30), построенный в 1295 г., т. е. в период, когда эти земли находились под властью Византии. За ним следуют церкви, служащие местами захоронения сербских королей и феодалов: церковь Никиты в Скопской Черногории, обновленная в 1307 г.; церковь Богородицы, ныне Спаса, в селе Кучевиште (рис. 32), построенная в 30-х годах XIV в.; церковь Святых архангелов в Штипе, 1332 г.; церковь в Люботене, 1337 г.; церковь в Леснове, восстановленная в 1341 г., с нартексом, пристроенным в 1349 г. (рис. 31); церкви в Псаче, 1358 г. и в Конче, 1366 г.; церковь Богородицы на острове Малый Град на Преспе, 1369 г.; монастырь Св. Марка близ Скопле, строительство которого было завершено после 1371 г. (рис. 33); церковь Иоанна Богослова в селе Канео близ Охриды, середины или второй половины XIV в. Вне территории современной Югославии, в селе Даупли под Серезом в Греции, находится еще церковь Николы, перестроенная в середине XIV в.
 
 
31. Лесново. Церковь, 1341—1349 гг. Вид с востока
31. Лесново. Церковь, 1341—1349 гг. Вид с востока
 
 
К Косовско-Метохийской группе принадлежат также церковь монастыря Банья на Лиме, 1321—1331 гг., и церковь Богородицы в Печской патриархии, 1330 г. (рис. 34).
 
Особую форму вписанного креста в сочетании с трехконховым построением имеет большая церковь Хиландарского монастыря на Афоне, полностью восстановленная в 1303 г. Однако эта церковь относится уже целиком к общему типу святогорских памятников. В Македонии подобное архитектурное решение нашло частичное отражение в церкви монастыря Святых архангелов близ Кучевиште, в Скопской Черногории, вторая половина XIV в.
 
Ко второй группе памятников — в виде вписанного креста с пятью куполами — относятся церковь Левишской Богородицы в Призрене, 1307 г., и церковь в Грачанице (рис. 35), полностью перестроенная ранее 1321 г. Обе церкви находятся на Косовом Поле. К данной группе принадлежит и церковь Георгия в Старо-Нагоричине, верхняя часть которой была перестроена в 1313 г. (рис. 36). Среди указанных памятников две церкви — Левишской Богородицы и Георгия — имеют довольно удлиненный план, так как при их постройке были использованы остатки нижних частей строений XI в.
 
К третьей группе — типа вытянутого вписанного креста — относится ряд памятников в Македонии, среди них: Спасовица под Вельбуждом¹, 1330 г.; церковь монастыря Полошко, первой половины XIV в.; Модричский монастырь, а также несколько небольших церквей, относящихся в основном ко второй половине XIV в. Из памятников Косовско-Метохийской группы к данному типу относятся церкви Иоакима и Анны в Студенице, 1313—1314 гг. (рис. 37). Обе они в некоторой степени, в весьма упрощен-
____________
¹ В настоящее время церковь находится на территории Болгарии, однако в то время она была в Сербском государстве, поскольку ее построил Стефан Дечанский.
 
 
—стр. 448—
 
ном виде, воспроизводят архаический тип удлиненного вписанного креста, отмеченный выше в церкви Николы под Куршумлией¹.
____________
¹ В церкви Иоакимы и Анны это могло явиться результатом использования остатков нижней части здания старой церкви.
 
 
32. Кучевиште. Церковь Богородицы, 1330-е годы
32. Кучевиште. Церковь Богородицы,
1330-е годы
 
 
 
33. Марков монастырь близ Скопле. Церковь, 1370-е годы. Вид с севера
33. Марков монастырь близ Скопле. Церковь, 1370-е годы.
Вид с севера
 
 
Помимо различных вариантов вписанного креста среди памятников рассматриваемой школы встречаются и другие архитектурные типы. Встречаются также небольшие постройки в форме удлиненного свободного креста подобно разрушенной церкви под Новым Селом в Штипской области или очень архаичной церкви Афанасия около Лешского монастыря. К ним относятся и однонефные строения, как церкви Димитрия в Прилепе² или Димитрия под Велесом. В последних двух церквах над нартексом появляется уже разновидность более низкой башни-колокольни.
____________
² Позднее к церкви были пристроены боковые нефы.
 
 
34. Печская патриархия. Церковь Богородицы, 1330 г.
34. Печская патриархия. Церковь Богородицы, 1330 г.
 
 
В отдельных случаях удлиненный свод полукруглой формы пересекается более высоким сводом такой же формы, как это имеет место в двух церквах Охриды — в церкви Константина и Елены и в церкви Болничской Богородицы середины XIV в.,
 
 
—стр. 449—
 
а также в церкви Сретения, 1366 г., в составе Метеорских монастырей, ныне находящихся в Греции. Наконец, встречаются и несложные трехконховые церкви без купола, подобные церкви Лешского монастыря под Тетовым первой половины XIV в., или с куполом — Панайя Кубелитиса в Костуре (Греция), середины или второй половины XIV в. В одном из памятников этой группы — в церкви монастыря Андреаша на Треске, 1389 г. (рис. 38) боковые апсиды имеют снаружи на восточный манер прямоугольную форму.
 
 
Грачаница. Церковь, 1321 г.
Грачаница. Церковь, 1321 г. 35. Грачаница. Церковь, 1321 г. Общий вид с севера, разрез, план
 
 
Во всех церквах этой группы, как правило, строился вместе с основным зданием или пристраивался позднее нартекс или внешний нартекс. Среди них обращают на себя внимание открытые нартексы, иногда двухэтажные, как в церкви Левишской Богородицы в Призрене, 1307 г., или церкви Софии в Охриде, 1317 г., иногда же одноэтажные, как в церквах Печской патриархии, 1330 г., и Грачанице, 1383 г. (?). В хра-
 
 
—стр. 450—
 
ме Левишской Богородицы над центральной частью нартекса помещается высокая башня-колокольня; аналогичная башня была построена и перед нартексом в патриаршей церкви. Выделяются своей монументальностью нартексы храма Софии в Охриде и церквей Печской патриархии.
 
 
Старо-Нагоричино. Церковь Георгия, 1313 г.  Старо-Нагоричино. Церковь Георгия, 1313 г.
36. Старо-Нагоричино. Церковь Георгия, 1313 г. Общий вид, план, разрез
 
 
Все названные сооружения, за редким исключением, построены только из кирпича и более или менее обтесанного камня. Отдельные части, как, например, купола церквей в Грачанице и Леснове, выложены только из кирпича.
 
 
Студеница. Церковь Иоакима и Анны, 1013—1314 гг.  Студеница. Церковь Иоакима и Анны, 1013—1314 гг.
37. Студеница. Церковь Иоакима и Анны, 1013—1314 гг. Общий вид, план, разрезы
 
 
Конструкция сводов — обычная. Чаще всего встречаются цилиндрические своды, реже крестовые и парусные; купола с удлиненными барабанами, как правило,
 
 
—стр. 451—
 
поддерживаются парусами. В Хиландарском храме, как исключение, купол внутри ребристый.
 
В пятикупольных церквах боковые купола расположены между углами креста и удалены от центральной поперечной оси на довольно большое расстояние. Подобная конструкция сводов давала возможность поднять их на бо́льшую высоту. Это в большой мере влияло и на характер внешнего вида зданий: динамичная форма кровли, покрытой свинцом, черепицей или каменными плитами, обычно отражает формы сводов, что особенно наглядно в постройках типа вписанного креста. Весь массив развит в высоту, устремляясь к центральному куполу. В храмах с пятью куполами четыре небольших купола еще больше оживляют архитектурный ансамбль. Вершину подобного архитектурного типа несомненно представляет храм в Грачанице. В основу его внешней и внутренней планировки положены два вписанных креста, входящих один в другой, а во внешнем виде поднимающихся один из другого. Такого рода планировка неминуемо требовала наличия внутри высоких столбов, загромождавших помещение. Это свидетельствует о внимании, уделявшемся художественным соображениям, ради которых приносили в жертву требования удобства.
 
В зданиях, построенных из кирпича и камня, особенно бросается в глаза полихромия фасадов. Уже в самой кладке стен, как правило, один ряд камня чередуется с двумя или тремя рядами кирпичей. Отдельные квадры камня обрамлены иногда поставленными на ребро кирпичами. Нередки случаи, когда здание возводилось путем менее правильных комбинаций камня и кирпича. Обычно это имело место тогда, когда в строительство шел только грубо обтесанный камень. Чередование кирпича и камня имело место и при кладке арок, которые, однако, иногда выполнялись-только из одного кирпича. Профилировка дугообразных архивольтов на фасадах, как правило, осуществлялась из косо положенных кирпичей, образующих зубчатые тяги. Нередко фасады оживляются рельефными керамическими деталями, отдельные элементы которых сочетаются в различных декоративных комбинациях. Особенно часты случаи применения крестообразных керамических сосудов или трубок, которые, будучи заложены в штукатурку, отмечают границы окон или оформляют различные простые украшения.
 
 
Монастырь Андреаша на Треске. Церковь, 1389 г.   Монастырь Андреаша на Треске. Церковь, 1389 г.
38. Монастырь Андреаша на Треске. Церковь, 1389 г. Общий вид, разрез, план
 
 
Украшенные таким образом фасады оживляются еще неглубокими глухими арками, обычно соответствующими внутренней конструкции; однако нередко они расположены в местах, совершенно не отвечающих внутреннему строению здания, что, например, можно было видеть в Грачаницкой церкви. В последнем случае они имеют ис-
 
 
—стр. 452—
 
ключительно декоративное назначение. Довольно монументальный характер имеют двойные и тройные открытые аркады во внешнем нартексе собора Софии в Охриде (рис. 39) и большие двойные аркады внешнего нартекса в храме Печской патриархии (рис. 40). Их стройные восьмигранные мраморные колонны, особенно в патриаршем храме, заставляют предположить возможное участие в их сооружении приморских мастеров. На барабанах купола, а иногда и на апсидах, как в церкви в Леснове, грани обработаны тонкими, стройными колонками, еще больше подчеркивающими стройность и динамичность этих частей зданий.
 
 
39. Охрида. Собор Софии. Западный притвор, 1317 г.
39. Охрида. Собор Софии. Западный притвор, 1317 г.
 
 
Порталы и окна, часто двойные и тройные, как в Хиландаре, имеют простую форму и не отличаются от ранее известных образцов македонско-византийской и вообще византийской архитектуры. Наиболее богатые в архитектурном отношении порталы, как в храмах Хиландара и Леонова, обрамлены профилированными полосами. Некоторое исключение составляют порталы в храме Левишской Богородицы в Призрене и в церкви в Грачанице. В храме Левишской Богородицы вход обрамлен рамой с рельефно вырезанными виноградными лозами, в Грачаницкой церкви две свободно поднимающиеся колонны несут выступающий архивольт. Сходная композиция отражена и в двойных окнах храмов Димитрия и Богородицы в Печской патриархии, обрамленных каменными наличниками, выдержанными в романо-готическом стиле.
 
Здесь сказывается непосредственное влияние памятников Рашской школы, которое можно проследить и на других архитектурных деталях. Так, в монастыре Марка близ Скопле внутренние восьмигранные мраморные колонны и карниз из каменных плит на апсиде во многом напоминают аналогичные части церкви в Дечанах. Такое же влияние Рашской школы можно обнаружить в базах и капителях двух колонн церкви в Матеиче. В разрушенной церкви Афанасия близ Лешского монастыря найдены фрагменты романской лучевидной розетки, указывающие на возможное участие в строительстве храма мастеров из Приморья.
 
Довольно редко встречаются скульптурные и резные украшения на камне. Мы находим их на рамах порталов церквей в Хиландаре, Старо-Нагоричине и церкви Димитрия в Печской патриархии. Рельефная обработка их носит восточновизантийский характер. Более близки к романскому стилю обрамления портала в церкви Левишской Богородицы, капители двойного окна в патриаршей церкви в Пече, капители в Матеиче и фрагменты иконостаса церкви Афанасия близ Лешского монастыря.
 
В некоторых храмах сохраняются еще части древнего каменного пола. Особенно выделяется чрезвычайно богатый пол из цветного мрамора с мозаичной инкрустацией в соборе в Хиландаре. Остатки мозаичного пола из мелких кубиков, свидетельствующие об архаическом способе выполнения, сохраняются и в церкви Богородицы Перивлепты в Охриде.
 
До наших дней дошло очень мало имен мастеров-строителей Македонской и Косовско-Метохийской школы. Некоторые из них, очевидно, были одновременно и художниками. Эту школу возглавляли протомайсторы Михайло-Астрата и Евтихий, которые строили храм Богородицы Перивлепты в Охриде, а позднее храмы Никиты, Левишской Богородицы в Призрене, церкви в Старо-Нагоричине и др. Среди известных мастеров мы встречаем при строительстве церкви Левишской Богородицы и имя про-
 
 
—стр. 453—
 
томайстора Николы, очевидно, того самого, кто с братьями Георгием и Доброславом строил некоторые храмы в Дечанах, а, может быть, совместно с монахом Витой — главную Дечанскую церковь и другие памятники первых десятилетий XIV в. В монастыре Марка до наших дней сохранилось имя Маниши, вероятно, мастера-строителя. Судя по именам и стилю работы, мастера были большей частью сербами и македонцами, но встречались также мастера из Греции и Приморья.
 
 
Печская патриархия. Церковь Богородицы
Печская патриархия. Церковь Богородицы 40. Печская патриархия. Церковь Богородицы. Продольный разрез, план, вид западного притвора
 
 
—стр. 454—
 

5. МОРАВСКАЯ ШКОЛА

 
Дальнейшее развитие феодальных отношений в Сербии и военные столкновения на Балканах во второй половине XIV в. обусловили серьезные изменения в самой структуре Сербского государства, а в дальнейшем оказали определенное влияние и на изменение архитектурного стиля этого периода. Распад государства царя Душана на отдельные феодальные княжества и продвижение турок с юга на север обусловили перемещение политического, экономического и культурного центра Сербского государства из Македонии в Моравскую область, сперва (в начале последней четверти XIV в.) в Крушевац, затем (в начале XV в.) в Белград и, наконец (в 30-х годах XV в.), в Смедерево.
 
В 1459 г. этот последний крупный город был захвачен турками, что знаменовало потерю сербами своей самостоятельности и надолго задержало культурное развитие сербского народа на Балканах южнее Савы и Дуная.
 
 
41. Раваница. Церковь, 1376 г.
41. Раваница. Церковь, 1376 г.
 
 
В период феодальной раздробленности, в последней четверти XIV в. и первой половине XV в., на территории бассейнов Великой, Западной и частично Южной Моравы было сооружено много монастырских и городских церквей, общий архитектурный стиль которых свидетельствует о наличии единой Моравской школы.
 
В церковной архитектуре указанной школы преобладает трехконховый тип в двух вариантах: в первом из них триконх сочетается с нормально развитым вписанным крестом, во втором триконх комбинируется с удлиненным вписанным крестом. Появление боковых апсид — «певниц», с одной стороны, отражало известные изменения в богослужении, но, с другой стороны, они явились и конструктивным элементом, усиливавшим устойчивость сооружений, и элементом расчленения зданий в пространственном плане. Кроме того, они свидетельствуют и о восточном влиянии, шедшем прежде всего через Афон (Хиландар), а в некоторых случаях проявлявшемся и непосредственно.
 
Зодчие этого периода в то же время во многом продолжали использовать и творчески развивать достижения двух предыдущих школ — Рашской и Македонской, точнее Косовско-Метохийской. Здесь прежде всего речь идет об использовании распространенного типа четырехстолпной крестовокупольной церкви в Македонии, а также типа бесстолпного храма с планом в виде удлиненного вписанного креста, преобладавшего в Рашской архитектурной школе.
 
Среди зодчих Моравской школы особенно известно имя главного мастера Раде Бороевича, высеченное на пороге внутреннего портала храма в Любостыне. Народные песни, в которых он именуется Раде Неймар, приписывают ему и строительство церкви в Раванице (рис. 41—42). Эта атрибуция, впрочем, научно не подтверждена, тем более, что обе эти церкви во многом отличаются друг от друга. В тех же народных песнях упоминается также и о том, будто бы церковь в Манасии (Ресаве) построил
 
 
—стр. 455—
 
зодчий Петр (рис. 43). Между тем, из письменных источников достоверно известно что деспот Стефан Лазаревич, ктитор Манасии, пригласил мастеров «с островов», т. е. из Приморья.
 
 
42. Раваница. Церковь. Северный фасад, план, разрез, детали фасада
42. Раваница. Церковь. Северный фасад, план, разрез, детали фасада
 
 
Первый вариант четырехстолпной церкви в сочетании с триконхом представлен церквами в Раванице, 1376 г.¹, в Дренче под Александровацем, 1372 г., в Любостыне, 1378—1388 гг. (рис. 44), в Новой Павлице на Ибаре, а также в Манасии, 1407—1418 гг., и в Радаваче, возможно, идентичном монастырю в Убожце конца XIV в. или первой половины XV в. Среди названных два храма — в Раванице и в Манасии — имеют по пяти куполов.
____________
¹ Возможно, что церковь в Раванице значительно старше, так как нартекс был достроен еще при жизни ктитора князя Лазаря.
 
Второй вариант бесстолпного храма с планом в виде удлиненного вписанного креста в сочетании с триконхом представлен церквами Лазарицей в Крушеваце, 1374—1378 гг. (рис. 46), в Велуче, идентичной церкви Николы в Сребрнице, построенной только годом позднее, храмом в Наупаре (рис. 45), упоминаемым впервые в 1382 г., церковью в Горняке, церковью Благовещенья на Млаве, церквами в Сисоеваце и Липоваце конца XIV в. (?), в Руденице, Лепенце и в Мелентии начала XV в., в Калениче, 1413—1416 гг. (рис. 47), в Павловаце на Космае конца первой четверти XV в., кладбищенской церковью в Смедереве конца первой половины XV в. (?) и рядом других, менее значительных, разрушенных или позднее перестроенных памятников.
 
Вне территории Моравской области, однако все еще в границах Сербского фео-
 
 
—стр. 456—
 
Манасия. Церковь, 1407—1418
 
Манасия. Церковь, 1407—1418
43. Манасия. Церковь, 1407—1418 гг. Вид с юга, план и разрез
 
 
—стр. 457—
 
дального государства, подобные архитектурные варианты были представлены церквами в Старчевой Горице и Морачнике на Скадарском озере, церковью Георгия в Брезовице конца XIV в. (?), а также значительно более поздней церковью Погановского монастыря близ Пирота.
 
 
44. Любостыня. Церковь, 1378—1388 гг., арх. Раде Бороевич. Северный фасад, план и разрез
44. Любостыня. Церковь, 1378—1388 гг., арх. Раде Бороевич. Северный фасад, план и разрез
 
 
В некоторых храмах, как, например, в Лешье¹, 1360 г. (?), и в Петруше, 1412—1413 гг., оба варианта несколько видоизменились: алтарь увеличился благодаря добавлению боковых помещений для жертвенника и диаконника и стал намного шире апсид на боковых фасадах. Встречаются памятники этого периода, еще более заметно отступающие от традиционной планировки. Так, в церкви монастыря Копорина первой четверти XIV в. отсутствуют боковые апсиды, а в храме во Врачевшнице, 1431 г., кроме того, купол помещен не над церковью, а над своеобразным небольшим открытым нартексом.
____________
¹ Лешье упоминается в 1360 г., однако церковь, от которой сохранился только фундамент, могла быть полностью построена позднее или потом перестроена.
 
 
45. Наупара. Церковь, 1382 г.
45. Наупара. Церковь, 1382 г.
 
 
Значительным объектом Моравской
 
 
—стр. 458—
 
школы является внешний нартекс церкви Хиландарского монастыря, находящегося далеко на юге, на Афонском полуострове, построенный, очевидно, князем Лазарем около 1389 г. (рис. 48, 1).
 
 
Крушевац. Церковь Лазарица, 1374—1378  Крушевац. Церковь Лазарица, 1374—1378
 
Крушевац. Церковь Лазарица, 1374—1378 46. Крушевац. Церковь Лазарица, 1374—1378 гг. Общий вид, фрагмент фасада, план, разрез
 
 
Большинство памятников Моравской школы, за редким исключением, строилось из хорошо обработанных обтесанных камней, чаще всего песчаника, которые укладывались горизонтальными рядами, чередуясь обычно с тремя рядами кирпичей. Иногда между камнями вставлялись поставленные на ребро кирпичи. Швы раствора — очень прочные, нередко выпукло выделяющиеся на гладкой стене.
 
Храмы в Манасии и Врачевшнице, однако, сложены только из обтесанного песчаника без применения на фасадах кирпича. Церкви в Руденице и в Сисоеваце целиком построены из сталактита, а церковь в Павловаце и некоторые другие более мелкие церкви в северо-восточной Сербии, как «Митрополия» на Млаве и храм в Петруше, построены из бутового и тесаного камня. Небольшие церковки на Скадарском озере построены также исключительно из тесаного камня. В церкви в Руденице до недавнего времени сохранялись остатки штукатурки, на которой краской была имитирована кладка из кирпича и камня; это дает основание предположить, что аналогичным образом строились и другие здания.
 
В сооружениях Моравской школы развиваются более ранние приемы конструкции сводов. Купол поддерживается подпружными арками, которые иногда раздваиваются, и внутренние части их поднимаются выше наружных. Чаще дополнительные узкие подпружные арки, приподнятые выше основных, опираются на кон-
 
 
—стр. 459—
 
соли в углах подкупольного квадрата; это позволяло не только поднять барабан на большую высоту, но и уменьшить его диаметр. Живописную картину представляют крестообразные кровли, покрытые свинцом или черепицей; они отражают внешнюю форму сводов, характерных для большинства памятников. Здесь особенно элегантно выглядят купола. Они элегантны не только потому, что их барабаны сильно вытянуты, но также и потому, что опираются на высокие кубической формы пьедесталы, поддерживаемые изнутри дополнительными подпружными арками, которым снаружи соответствуют закомары второго яруса¹.
____________
¹ Подобного рода прием можно было наблюдать на угловых куполах храма в Грачанице.
 
 
47. Каленич. Церковь, 1413—1416 г. Вид с юго-запада, окно апсиды
47. Каленич. Церковь, 1413—1416 г. Вид с юго-запада, окно апсиды
 
 
Расчлененность отдельных частей здания, особенно в его верхней части, достигает своего предела в пятикупольных церквах Раваницы и Манасии. Некоторые моменты, однако, нарушают гармоническое равновесие верхней части здания. Это купол или низкая башня-колокольня, расположенная над нартексом, что особенно характерно для бесстолпных храмов². Она, по существу, спорит с центральным куполом самого храма, который вследствие этого теряет свое доминирующее положение.
____________
² Купола располагались и над крестообразными нартексами церквей Раваницы и Манасии, но из-за позднейших перестроек они потеряли свой первоначальный облик. В Любостыне над куполом, покрывающим нартекс, был еще один этаж, к которому вела лестница, сохранившаяся и в наши дни в северной части стены, но архитектурное решение его недостаточно ясно.
 
Фасады памятников Моравской школы богато орнаментированы. Существующая здесь полихромия, достигаемая сочетанием материалов и способом кладки, значительно оживляется благодаря применению уже ранее упоминавшихся поливных керамических крестообразных сосудов, образующих ряды, обычно окаймляющие окна. Отдельные части фасада, в особенности полукруглые поля в верхних частях глухих аркад, часто имеют вид шахматной доски, где чередуются мелкий тесаный камень и кирпич. Исключение составляет барабан купола храма в Калениче, который вместе со своим
 
 
—стр. 460—
 
кубическим пьедесталом полностью построен таким образом.
 
 
48. Детали построек моравской школы Хиландар, западный притвор собора; Любостыня, фрагмент южного фасада церкви; Каленич, фрагмент южного фасада церкви
48. Детали построек моравской школы
Хиландар, западный притвор собора; Любостыня, фрагмент южного фасада церкви; Каленич, фрагмент южного фасада церкви
 
 
Самые фасады храмов украшены глухими арками, которые частично отражают внутреннюю конструкцию, но не соответствуют ей полностью и, по существу, носят декоративный характер. Подобного рода арки располагаются также и на высоких кубических пьедесталах купола. Грани барабана купола и апсид¹ обозначаются тонкими круглыми, а иногда и витыми колонками, завершенными профилированными или покрытыми резными украшениями капителями. В отдельных случаях, как, например, в церквах в Лазарице, Велуче, Кале-ниче и др., пилястры на фасадах в центре имеют полукруглые углубления, в которых располагаются стройные колонки, органически связанные со стеной. Колонки в своей верхней части соединены друг с другом глухими арками. Эти ряды тонких колонок еще усиливают вертикальную направленность зданий. Такая подчеркнутая устремленность в высоту частично ограничивается членением фасада на горизонтальные зоны при помощи поясков. Такие пояски простого профиля встречаются: один в храме в Любостыне (см. рис. 48, 2), два в церкви в Лазарице и целых три — в Каленическом храме. Эти пояски, помимо чисто эстетических функций, имеют и конструктивное назначение, выполняя роль своеобразных поясов, выравнивающих и поддерживающих стены.
____________
¹ Существует некоторое количество небольших памятников, апсиды которых не многогранны, а полукруглы; таковы, например, церковь в Горняке, «Митрополия» на Млаве, церковь в Петруше, церковки на Скадарском озере.
 
Фасад внизу опирается на профилированный цоколь, а сверху завершается карнизом, который обычно искривляется над глухими арками. Самые карнизы образованы уложенными наискось кирпичами, создающими зубчатую линию. Встречаются случаи, как, например, в церкви в Калениче, когда нижнюю часть карниза образуют кирпичи миндалевидной формы, уложенные один подле другого и выступающие наружу своей овальной частью². Венчающую часть карниза образуют иногда профилированные ряды камня, как это можно видеть в храмах Лазарицы и Каленича; внешне они могут выглядеть очень богато, как, например, в Калениче (см. рис. 48, 3).
____________
² Из таких кирпичей возведены и колонки: кирпичи уложены один над другим так, что их закругленные стороны образуют колонку, в то время как хвостовая часть заделана в стену.
 
Только в храмах Манасии и Врачевшницы, чьи фасады, как мы видели, построены
 
 
—стр. 461—
 
из камня-песчаника, карнизы поддерживаются рядами небольших глухих арочек, стоящих на профильных консолях, подобно тому, как это было и у более ранних памятников Рашской школы. Естественно, что и самые карнизы выполнены также из профилированных рядов камня.
 
Проемы на фасаде располагаются по его осям в зависимости от расположения апсид и глухих арок. Кроме дверей и окон имеются еще большие двойные проемы на боковых фасадах нартекса и круглые отверстия в виде розеток и окружностей в верхней части фасада и на пьедестале купола.
 
Порталы обычно имеют очень скромную форму и состоят из простого каменного обрамления, над которым находится полукруглая ниша; таковы, например, порталы церквей в Велуче и Любостыне. Притолока очень часто подпирается с боков консолями, которые поднимаются выше уровня дверного косяка. Иногда порталы имеют более сложную форму и окаймляются богато орнаментированным обрамлением, которое состоит из нескольких гладких и профилированных элементов, охватывающих также полукруглый тимпан. Здесь ярко выступает сочетание традиций Рашской школы и отдельных восточных мотивов.
 
Некоторые памятники — хиландарские внешние нартексы, церкви в Лазарице, Калениче, может быть; также в Раванице и ряде других мест — имели, а иногда и сохранили до наших дней большие двойные отверстия, закрытые внизу парапетными плитами, а вверху остекленные. Предназначенные только для освещения нартекса, они как по месту своего нахождения, так и по форме продолжают традицию больших окон, обычно двойных, нартексов церквей Македонской и Косовско-Метохийской школы. Такие окна были, например, у первоначального нартекса храма в Хиландаре, у нартексов церкви Левишской Богородицы в Призрене, храма Софии в Охриде и церкви в Печской патриархии. Очень красочные по своему внешнему облику, с общим для обоих отверстий архивольтом, они представляют собой в композиционном отношении своеобразную форму перехода от окна к двери.
 
Окна — обычно двойные. Центральная четырехгранная колонка поддерживает две остроконечных арки, вписанных в монолитный тимпан, в большинстве случаев полукруглый, а иногда имеющий форму стрельчатой арки (храм в Калениче). Все окна обрамлены одной общей рамой, которая иногда составляет одно целое с архивольтом, включающим в себя тимпан. Такая общая конструкция, разумеется, не исключает наличия различных вариантов. Как в конструкции дверей, так и здесь мы встречаемся с сочетанием упрощенных романо-готических форм Рашской школы и восточных элементов.
 
Круглые окна снаружи закрыты прорезными каменными плитами, которые в некоторых случаях обрамлены рядом крестообразных керамических украшений (храм в Лазарице). Иногда окна имеют богатые круглые рамы [церкви в Раванице (рис. 49) в Калениче]. Подобного рода розетки на некоторых зданиях превращаются в чисто декоративные элементы, поскольку в таком случае круглое отверстие вообще исчезает, а центральная круглая часть покрывается плоскими рельефными украшениями.
 
Рельефные украшения вообще являются одной из основных характерных черт Моравской школы. Особенно часто они находятся на рамах порталов, окон, двойных отверстий нартексов, на архивольтах, охватывающих глухие аркады фасадов, на кубических пьедесталах куполов, на розетках и их обрамлениях. На тимпанах порталов, окон и двойных отверстий нартексов они могут иметь пластическую форму.
 
В такого рода композициях появляются теперь стилизованные фигуры людей и животных, обычно имеющие известное религиозное или символическое содержание. На плоской или несколько закругленной поверхности самих обрамлений композиция представляет собой тесное переплетение двойных лент или, реже, плоскорельефных виноградных лоз, окаймленных тонкими шнуровидными линиями. Характер украшений, с одной стороны, свидетельствует о местном, еще дороманском происхождении, ведущем свое начало из Приморья; с другой стороны, здесь находят отражение некоторые восточные черты, возможно, даже армянские, которые могли проникнуть как через Афон, так и через находившиеся здесь небольшие армянские колонии. Нель-
 
 
—стр. 462—
 
зя также забывать о близости данного типа украшений к местной резьбе по дереву.
 
 
49. Раваница. Церковь. Круглое окно
49. Раваница. Церковь. Круглое окно
 
 
Во многих моравских памятниках сохранились остатки древних полов. Особенно красивый пол, выложенный из крупных разноцветных камней, сохранился в нартексе храма в Манасии.
 
 

6. ФРЕСКИ СЕРБСКИХ ЦЕРКВЕЙ

 
Во всех рассмотренных до сих пор школах внутренние украшения в основном сводились к фрескам¹. Ими были покрыты все стены и своды от пола до купола.
____________
¹ Мозаика на стенах вообще отсутствует, однако в некоторых памятниках ее имитирует особая техника живописи (церкви в Студенице, Милешеве, Сопочанах, Градаце).
 
Композиции обычно распределялись по зонам, соответствовавшим в основных чертах внутреннему архитектурному членению. Подобное гармоническое сочетание могло иметь место, только тогда, когда мастера-зодчие были одновременно и художниками.
 
Однако встречаются случаи отсутствия такого синтеза архитектуры и живописи, как, например, в церкви в Градаце, что свидетельствует о независимой работе живописцев и строителей.
 
Церковная живопись восточновизантийского происхождения с отдельными чертами античности, проникшими в страну, очевидно, через Зетское Приморье, сама может быть разделена на несколько школ. Хотя эти школы не совпадали с архитектурными школами, они все-таки в некоторой степени развивались параллельно им.
 
Так, живопись, которая сохранилась на памятниках ранней византийско-македонской эпохи и на памятниках более поздней Македонской школы, значительно ближе по своему характеру к Византии, монументальная живопись на памятниках Рашской школы несет на себе черты яркой античной традиции, а в живописи на памятниках Моравской школы преобладают простота, живость красок, изящество, явившиеся результатом синтеза достижений предыдущих эпох.
 
Эта живопись не имеет чисто религиозного характера. Здесь встречаются многочисленные исторические и ктиторские композиции с большим числом портретов королей, феодалов, членов их семей, представителей церкви, что свидетельствует о феодальной идеологической основе, на которой развивалась эта живопись в Сербии и Македонии.
 
В XIII в., в эпоху, когда Византия была разорена крестоносцами, а Русь завоевана татарами, когда на Западе преобладала готика, которая не могла способствовать развитию настенной живописи, монументальная живопись в Студенице, Милешеве, Пече, Мораче, Сопочанах, Градаце достигла небывалого для Европы и Ближнего Востока расцвета. Без ее изучения в настоящее время вообще невозможно правильно понять процесс развития средневековой живописи.
 
 
—стр. 463—
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 
Архитектура Сербии и Македонии зародилась на территории, граничившей на юге и юго-востоке с Византией, а на севере и северо-западе с крупнейшим государством Западной Европы того времени — Священной Римской империей. Кроме того, на этой территории ко времени появления здесь славян еще существовали некоторые города позднеантичного и ранневизантийского времени. Все это должно было оказать свое влияние на сербскую и македонскую архитектуру, но довольно скоро она стала развиваться по своему собственному пути. Это говорит о наличии у славян уже в то время своей самобытной зодческой традиции, сложившейся на основе тех задач, которые выдвигала перед славянскими зодчими жизнь их народов, тех возможностей, какие она им предоставляла.
 
В ранних каменных постройках Сербии, небольшие размеры которых отвечали скромным экономическим возможностям составлявших ее малых государств, получили дальнейшее развитие композиционные приемы, известные по дороманским каменным церквам славянского Приморья и Зеты¹, т. е. трех- и четырехконховый планы. С другой стороны, на некоторые особенности сербских каменных церквей могли повлиять и их несохранившиеся деревянные прототипы. Такое предположение позволяют высказать некоторые постройки Рашской школы с их двускатными крышами и прямоугольными в плане пристройками — большой западной и меньшими боковыми, примыкающими к центральному бесстолпному объему. Сербы, как и другие славянские народы, возводили стены деревянных зданий из горизонтально уложенных бревен, что позволяло покрывать их без промежуточных опор, но заставляло для получения большей площади пристраивать к основному срубу дополнительные.
____________
 
В Македонии, где каменная архитектура имела более обширную область применения уже в античное и ранневизантийское время, в эпоху Первого Болгарского царства строились базилики с деревянными перекрытиями и сводами и четырехстолпные крестовокупольные церкви, получившие широкое распространение в последующие века.
 
В процессе дальнейшего развития сербской архитектуры, связанного с укреплением Сербского государства при Неманичах и с расширением его границ, бесстолпный и четырехстолпный с пониженными углами типы храма оказывали воздействие друг на друга. Четырехстолпные храмы получили обширные западные пристройки, обычные в более ранних бесстолпных церквах, а у поздних бесстолпных храмов Моравской школы вместо свойственных постройкам XII—XIII вв. прямоугольных в плане боковых пристроек появились такие же полукруглые боковые апсиды — «певницы», как и в четырехстолпных храмах.
 
Наконец, некоторые ставшие характерными для средневековой сербской архитектуры конструктивные особенности, вроде ступенчатых подпружных арок под барабанами куполов, применялись в постройках разных типов и школ. Их можно видеть и в бесстолпных храмах Рашской школы (церкви в Милешеве и Арилье), где, будучи скрыты в прямоугольном пьедестале под барабаном, они оставались только внутренней формой. Но в постройках Косовско-Метохийской (церковь в Грачанице, Иоакимо-Аннинская церковь в Студенице) и Моравской (храмы в Крушеваце, Наупаре, Калениче и др.) школ с их посводными покрытиями, говорящими о том, что такие специфически каменные формы стали обычными для сербских зодчих, ступенчатые подпружные арки вызвали появление дополнительного яруса закомар в основании барабанов.
 
Декоративная обработка фасадов ранних построек была простой, отвечающей структуре зданий и свойствам строительных материалов. В дальнейшем в ней появились некоторые мотивы, родственные романским (в постройках Рашской школы) и византийским (в постройках Македонской и Косовско-Метохийской школы). При этом иногда арочные пояски и перспективные порталы романского характера сочетались с византийскими глухими арками и колонками на углах граненых снаружи купольных барабанов. Это особенно заметно в постройках Моравской школы, где такие де-
 
 
—стр. 464—
 
тали, согласованные между собой и подчиненные общей композиции зданий, дополнялись еще декоративными мотивами, шедшими от народного прикладного искусства — тканей и резьбы по дереву. Таковы узорная каменно-кирпичная кладка и каменная резьба оконных наличников, архивольтов арок и розеток.
 
Некоторые из этих декоративных деталей, одни буквально (керамические украшения), другие в общих чертах (узорная кладка и каменная резьба), повторяются и в постройках других стран (Болгария, Молдавия и Валахия), что свидетельствует о том тесном контакте, в котором развивалась их архитектура и архитектура Сербии и Македонии. Об этом же свидетельствуют и широкое распространение в Болгарии, Сербии и Македонии типа четырехстолпного крестовокупольного храма с пониженными углами, и повторение в сербских и македонских церквах трехконхового типа храма, а в сербских и болгарских — бесстолпного с западным притвором, причем нередко и там, и здесь над этим притвором ставились квадратные в плане колокольни.
 
Позднее, во второй половине XIV — первой половине XV в., когда нашествие турок на Балканский полуостров вызвало передвижение значительных масс населения к северу, отдельные сербские эмигранты, среди которых были, вероятно, и зодчие, проникали в Валахию и Молдавию и даже доходили до Руси. Это делает понятной близость старейших памятников валашской архитектуры (церкви в Козин, Водице, Тисмане) к зодчеству Моравской школы. Характерные для этой школы бесстолпный удлиненный триконх и дополнительные подпружные арки на консолях стали обычными и в молдавских церквах XV—XVI вв.
 
Такой конструктивный прием привел к появлению и в молдавских, и в сербских церквах ярусной композиции перехода от основного объема здания к барабану купола, но дополнительные ярусы закомар сербских церквей имеют больше сходства с ярусным расположением закомар в русских постройках, известным уже в домонгольское время (Пятницкая церковь в Чернигове) и обычным в постройках конца XIV и XV в. (соборы в Звенигороде, Троице-Сергиевой лавре и др.). Некоторые сходство между сербскими и русскими постройками сказывается также и в расположении закомар основных объемов на разных уровнях (церковь в Грачанице, некоторые постройки Моравской школы и собор московского Андроникова монастыря), и в применении довольно обычного в сербской архитектуре параболического, близкого к стрельчатому, очертания подпружных арок в таких русских постройках XV в., как Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры и церковь в селе Каменском.
 
Все это говорит о том, что архитектура в южно- и восточнославянских странах, а также в Молдавии и Валахии развивалась не изолированно, но в определенной взаимосвязи. Вместе с тем дальнейшая разработка некоторых композиционных и конструктивных приемов, выработанных в сербской архитектуре XIV — начала XV в., в архитектуре других стран в XV—XVI вв. свидетельствует о том, что ко времени турецкого нашествия сербская архитектура была вполне жизнеспособной. Она черпала силы для своего развития и в изменениях материальных и исторических условий, и в сложившихся уже строительных и художественных традициях, и в выработанном трудом ряда поколений мастерстве зодчих. Турецкое иго надолго замедлило развитие архитектуры в большей части Сербии и в Македонии. Для Черногории, сохранявшей свою независимость, это время было временем экономического упадка, также не благоприятствовавшего развитию архитектуры. Лишь к северу от Дуная и Савы, в Воеводине, не завоеванной турками, но вошедшей в состав Венгрии, а затем подпавшей под власть австрийских Габсбургов, строительная деятельность продолжалась в известной мере и в XVI—XVIII вв. Здесь элементы ренессанса и барокко сочетались с традиционными приемами композиции церквей, сохранявшими свою ценность и для этого времени.
 
 

14 мая 2022, 16:13 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»