наверх
 
Удмуртская Республика

Архитектура Северной Америки XVІІ — первой половины XIX веков

Архитектура Латинской Америки XVI — начала XIX в. / Е. И. Кириченко  АРХИТЕКТУРА СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ XVІІ — первая половина XIX вв.
 
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
 
 
 
 

АРХИТЕКТУРА СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

XVІІ — первая половина XIX вв.

 
 
—стр. 566—
 

ВВЕДЕНИЕ

 
Вслед за испанцами и португальцами, прибывшими на материк Северной Америки во 2-й половине XVI в. и основавшими там миссии, и французами, заложившими в 1541 г. порт Квебек на будущей территории Канады, с первых лет XVII в. началась колонизация материка англичанами. Кратковременное участие в колонизации приняли голландцы и шведы.
 
В 1-й половине XVII в. на территории США выходцами из Англии были образованы две группы колоний: южная, куда вошли Виргиния (1607), Мэриленд (1632), и так называемая Новая Англия с колониями Плимут (1620), Массачусетс (1629), Коннектикут (1636) и Мэн (1639).
 
В это же время возникли голландская колония Нью-Незерленд (1624) и шведская Нью-Сведен (1638), перешедшие во 2-й половине XVII в. под власть Англии.
 
Во 2-й половине XVII в. англичане образовали на юге — Каролину (1663), позднее разделенную на Северную Каролину и Южную Каролину, и так называемую центральную колонию — Пенсильванию (1681).
 
В конце XVII в. возникли французские колонии на территории США — Иллинойс и Луизиана.
 
В XVIII в. англичанами была образована самая южная колония, граничащая с испанскими владениями, — Джорджия. Тогда же Англия после длительной борьбы с Францией захватила французские владения на территории Канады — Новую Францию с провинциями Квебек и др.
 
На протяжении XVIII в. англичане продолжали завоевывать материк, вытесняя коренное индейское население и продвигаясь все дальше на запад.
 
В результате победы в войне за независимость (1755—1783) возникло суверенное государство Соединенные Штаты Северной Америки, в состав которого впоследствии вошли территории бывших французских (Луизиана) и испанских (Флорида) владений. За пределами США осталась английская колония Канада, которая лишь в конце XIX в. (1869) получила права доминиона.
 
Колонии европейцев в Северной Америке были образованы выходцами из разных стран, и уже одно это определяло их чрезвычайно разнообразный социально-экономический характер. Так, например, колонии, образованные более развитыми в буржуазном отношении Англией и Голландией, отличались от колоний Франции, насаждавшей в своих колониях феодальные порядки.
 
Имелись существенные различия и внутри английских колоний, обусловленные тем, что сами пришельцы не были однородны по своему роду занятий: если колонии Новой Англии были образованы выходцами из юго-восточных районов Англии, где население занималось преимущественно рыбным промыслом, то южные колонии заселялись людьми из районов Англии, связанных главным образом с сельским хозяйством.
 
В различном развитии колоний играло роль и то обстоятельство, что пришельцы не были однородны по своему социальному составу, обычаям, политическим и религиозным взглядам. Так, расположенные на Севере колонии Новой Англии были обра-
 
 
—стр. 567—
 
зованы представителями средних классов, пуританами, находившимися в оппозиции к англиканской церкви и королю и фактически бежавшими в Новый Свет от политических и религиозных преследований. Южные же колонии заселялись представителями слоев, лояльно относящихся к церкви и королю.
 
И, наконец, немаловажное значение имело различие географических условий на самом американском континенте.
 
Все это, вместе взятое, обусловило то, что расположенные в северной части Атлантического побережья колонии Новой Англии стали впоследствии центрами развития промышленности и торговли, а в колониях, расположенных в плодородных долинах рек, развилось плантаторское сельское хозяйство, основывавшееся на рабском труде негров.
 
Все это нашло самое непосредственное выражение в характере развития архитектуры колониального периода. В ней следует различать раннюю стадию, охватывающую в основном XVII в., и позднюю, заканчивающуюся 70-ми годами XVIII в., т. е. формированием суверенного государства. Характер архитектурного развития в раннеколониальном периоде определялся в значительной мере местными условиями строительства, непривычно суровым (в частности в северных колониях) климатом, непрестанной борьбой колонизаторов с коренным населением. По сравнению с архитектурой метрополии эта архитектура, создававшаяся в основном ремесленниками, была отстающей в техническом и стилистическом отношениях и примыкала к традиции средневековой архитектуры. Вместе с тем в ней в силу необходимости решались главным образом функциональные задачи, что делало ее оригинальным явлением в мировой архитектуре того времени.
 
Архитектура позднеколониального периода несравненно более профессиональна. Поскольку здания строятся теперь на основе широко распространенных увражей и руководств для ремесленников, стилистические различия между архитектурой этих колоний и метрополии почти полностью стираются. Повышается и уровень архитектурного мастерства: архитекторы-любители, принимающие участие в проектировании (такие, как Байрд — владелец дома Уэстовер), — люди высокой культуры. Кроме того, целый ряд зданий проектируют архитекторы-профессионалы — англичане по происхождению: Джон Эрисс, Питер Гаррисон и др.
 
 
 

I. АРХИТЕКТУРА США XVII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.

 
Поселения первых колонистов — выходцев из Европы — на территории США имели поначалу ряд общих черт: как правило, они представляли собой несколько десятков случайно разбросанных примитивных жилищ и укрепленную территорию — форт.
 
Так, например, форт Джемс в колонии Виргиния представлял собой территорию, имеющую форму равнобедренного треугольника площадью около 11000 м², огражденную мощными бревнами с блокхаузами по углам, на которой размещались в два ряда три с половиной десятка домов, церковь и амбары.
 
Поселения развивались быстро и по-своему в разных колониях, Так, например, в колониях Новой Англии развивались небольшие компактные поселения. Последнее было связано с тем, что специальным распоряжением пуританских властей было запрещено строить дома дальше, чем на расстоянии 800 м от молитвенного дома, так называемого «митингхауза». Вследствие этого, по мере того как население увеличивалось и возникала потребность в новых домах, часть населения откалывалась и создавала новое поселение вокруг нового митингхауза.
 
Иными путями шло развитие в голландской колонии Нью-Незерленд. Например, возникший в 20-х годах XVII в. на острове Манхеттен Нью-Амстердам развивался, как миниатюрная копия Амстердама. Здесь было много свободных пространств, которые использовались под сады. Рост поселений не ограничивался. Так, Нью-Амстердам рос в северном направлении от построенного одновременно с ним форта в устье р. Гудзон, вдоль р. Ист-Ривер до деревянной стены, перерезавшей остров поперек в том месте, где впоследствии была проложена Уолл-стрит.
 
Застройка колоний европейских переселенцев в самый ранний период, т. е. в
 
 
—стр. 568—
 
начале XVII в., состояла из построек временного характера: землянок; хижин из прутьев, обмазанных глиной, с покрытием из дерна; вигвамов, более крупных, чем у индейцев, и не конических, а продолговатых в плане, и, наконец, коттеджей — домов, являвшихся переходной ступенью к фахверковым домам постоянного типа.
 
 
Схематическая карта США XVII—XVIII вв.
Схематическая карта США XVII—XVIII вв.
1. Массачусетс
2. Нью-Йорк
3. Коннектикут
4. Род Айленд
5. Пенсильвания
6. Мэриленд
7. Виргиния
8. Северная Каролина
9. Южная Каролина
10. Джорджия
 
 
Примерно через 10—15 лет после прибытия на американский континент колонисты начали строить постоянные жилища.
 
Наибольшее количество жилых домов раннего периода сохранилось в колониях Новой Англии. В подавляющем большинстве это фахверковые дома; каменные и кирпичные встречаются редко.
 
Дома строились там трех типов: с одной комнатой, т. е. состоящие из небольшой прихожей и холла, в котором сочетались столовая и кухня; с двумя комнатами и дополнительным помещением в виде гостиной (parlor), служившей в пуританской Новой Англии местом для молитвы, и наконец, дом с пристройкой, к которому с заднего фасада добавлялось одноэтажное, покрытое односкатной крышей помещение, служившее кухней.
 
Дома строились обычно из массивных дубовых досок, которые распиливались вручную и обшивались тесом. Для облицовки стен применялся гонт, который был введен впервые в Америке в голландских колониях (в середине XVII в.) и несколько позднее стал применяться в Новой Англии.
 
Одной из характерных черт домов Новой Англии был нависающий над первым второй этаж, причем нависал он не по всему периметру, а главным образом на переднем фасаде и реже на торцах. Окна в домах XVII в. были невелики и немногочисленны. Как правило, стекло в них заменяла промасленная бумага или раздвижные дощатые ставни. Крыши были щипцовые или четырехскатные, причем угол наклона достигал иногда 65°. Долгое время крыши покрывали соломой, позднее перешли к гонту. Очаг помещался в центре дома, поэтому характерной особенностью домов Новой Англии была массивная центральная труба.
 
Наиболее характерные черты раннеколониального жилого дома Новой Англии XVII в. представлены в доме приходского священника Кепена в Топсфилде (Массачусетс, 1683, рис. 1).
 
Нередко к дому пристраивались новые помещения, и таким образом возникали дома с несколькими щипцами, например дом Джона Уорда в Салеме (Массачусетс, 1684, рис. 2).
 
Наконец, следует упомянуть о домах «Кэйп Код», для которых характерны низко свисающий задний скат крыши, маленькие средневековые окна, большая центральная труба и стены, облицованные гонтом.
 
Близки по типу к жилым домам Новой Англии оборонительные сооружения, строившиеся в больших количествах в связи с опасностью нападения со стороны индейцев и французов. Это так называемые «блок-хаузы» — квадратные в плане сооружения, сложенные из брусьев квадратного сечения, с нависающим со всех сторон верхним этажом и небольшими окнами с тяжелыми ставнями, и «гаррисоны» — укрепленные дома, отличавшиеся от обычных жилых домов только большей прочностью.
 
 
—стр. 569—
 
Топсфилд (Массачусетс). Дом Кепена, 1683 г.  Топсфилд (Массачусетс). Дом Кепена, 1683 г.
1. Топсфилд (Массачусетс). Дом Кепена, 1683 г. Общий вид и план
 
 
2. Салем (Массачусетс). Дом Джона Уорда, 1684 г.
2. Салем (Массачусетс). Дом Джона Уорда, 1684 г.
 
 
Жилые дома в южных колониях строились обычно из кирпича. Существенным отличием в плане был развитый холл, занимавший в некоторых случаях всю центральную часть дома (от переднего до заднего фасада) и имевший входы с двух противоположных сторон. Очаг помещался не в центре дома, а в торцовых частях. Эта особенность плана предопределяла характерный облик домов с одной или двумя трубами в торцах (рис. 3).
 
 
3. Норфольк (Виргиния). Жилой дом А. Сорогуда, XVII в. Фасад и план
3. Норфольк (Виргиния). Жилой дом А. Сорогуда, XVII в. Фасад и план
 
 
В Новой Англии в XVII в. развивались своеобразные типы общественных зданий, связанные, с одной стороны, с характерным для этих мест развитием торговли и, с другой, с особенностями религии пуритан. Так, важным для дальнейшего развития типом явилась первая ратуша в Бостоне (1657) — двухэтажное здание, в котором первый этаж был занят торговыми рядами, а во втором размещались комнаты для собраний и библиотека (рис. 4).
 
 
4. Бостон (Массачусетс). Первая ратуша, 1657 г.
4. Бостон (Массачусетс). Первая ратуша, 1657 г.
 
 
Строились таверны — «ординери», в которых в нижнем этаже имелась, между прочим, комната для биржевых операций.
 
Едва ли не самым оригинальным типом зданий XVII в. в Новой Англии были молитвенные дома — «митингхаузы». Как известно, пуритане отрицали готическую культовую архитектуру, которая, как они утверждали, своими скульптурными изображениями и цветными витражами отвлекала от углубленной молитвы. Они считали, что дом для моления должен быть не более чем местом для собраний. Пока пуритане были в Англии, они использовали для этих целей уже имевшиеся залы гильдий, иногда таверны и др. В колонии же таких зданий не было, и пуритане столкнулись с необходимостью строить молитвенные дома заново. Так возник новый тип культового здания.
 
 
—стр. 570—
 
Первоначально это были примитивные здания размером 6×9 м. Крытые соломой, без всякого завершения (башни, шпиля или креста) они напоминали сарай. Интерьер был также предельно суров: в помещении, условно разделенном горизонтальной доской на две части — мужскую и женскую, по длинной стороне размещались неудобные скамьи с кафедрой посередине. Напротив кафедры по другой длинной стороне был вход. Впоследствии внутри появилась галерея, женскую и мужскую части разделил проход, куда свешивалась веревка колокола, щипцовые крыши сменились вальмовыми или пирамидальными, увенчанными небольшими башенками.
 
Наиболее старый из дошедших до нас сохранившимся митингхауз Олд Шип (рис. 5) построен в 1681 г. в Хингэме (Массачусетс).
 
 
5. Хингэм (Массачусетс). Митингхауз Олд Шип, 1681 г. План
5. Хингэм (Массачусетс). Митингхауз Олд Шип, 1681 г. План
 
 
Этот тип культового здания сохранялся в течение всего XVII и даже XVIII в. (митингхауз в Роки-Хилл, Массачусетс, 1785, рис. 6), правда, в это время он уже перестал быть единственным в этих местах.
 
 
6. Эмсбери (Массачусетс). Митингхауз Роки-Хилл, 1785 г.
6. Эмсбери (Массачусетс). Митингхауз Роки-Хилл, 1785 г.
 
 
По своему стилистическому характеру застройка в колониях европейцев в Америке в XVII в. была средневековой и отражала специфические особенности архитектуры метрополии. Так, застройка Джемстауна (Виргиния) напоминает средневековые города Англии (рис. 7), а в голландском Нью-Амстердаме в 40-х годах XVII в. дома в два с половиной — три с половиной этажа, строившиеся из желтого или красного кирпича узорчатой кладки, имели ступенчатые щипцы, которые широко применялись в средние века в Нидерландах (рис. 8).
 
 
7. Джемстаун (Виргиния). Первая городская застройка, 1635 г.
7. Джемстаун (Виргиния). Первая городская застройка, 1635 г.
 
 
О нидерландском происхождении этих домов свидетельствует и то, что в одном из верхних этажей делались двери для подъема грузов.
 
 
8. Нью-Амстердам (Нью-Незерленд). Жилой дом с магазином, XVII в.
8. Нью-Амстердам (Нью-Незерленд).
Жилой дом с магазином, XVII в.
 
 
Первым существенным признаком наступления поздней стадии колониального периода архитектуры США было упорядочение строительства городов. Целый ряд городов был создан по заранее разработанному плану в отличие от практиковавшейся ранее стихийной застройки. В 1680 г. был разработан план Чарлстона (рис. 9). Город
 
 
—стр. 571—
 
размещался внутри крепостных стен, окружавших его в форме трапеции. Широкие улицы разделяли город на большие прямоугольные блоки. После того как стены были разрушены (в 1717), город продолжал развиваться, сохраняя эту планировочную схему.
 
 
9. Чарлстон (Каролина). План города, 1680 г.
9. Чарлстон (Каролина). План города, 1680 г.
 
 
Прямоугольная схема была использована и в проекте планировки столицы Пенсильвании — Филадельфии (1682). Проект не предусматривал крепостных стен. Город занимал территорию между реками Делавар и Скулкилл площадью около шести квадратных километров. Девять широких улиц, идущих в направлении восток—запад, и 21 в направлении север—юг, разделяли город на прямоугольные блоки. Эта схема плана Филадельфии в последующие годы продолжала в основном сохраняться (рис. 10).
 
 
10. Филадельфия (Пенсильвания). План города, 1682 г.
10. Филадельфия (Пенсильвания). План города, 1682 г.
 
 
Несколько видоизмененная прямоугольная схема была применена в проекте столицы Виргинии — Вильямсбурге.
 
Прямоугольная схема, более или менее последовательно примененная, характерна для большинства городов, строившихся в XVIII в. по заранее разработанным проектам. Исключением в этом смысле является проект планировки столицы колонии Мэриленд — Аннаполиса, для которого был выбран видоизмененный радиальный план. Он компоновался вокруг двух центров: Капитолия и англиканской церкви, от которых отходят лучеобразно диагональные магистрали, пересекая более традиционную прямоугольную сетку улиц (рис. 11). Подобная схема построения плана была впоследствии предложена Л’Анфаном для Вашингтона.
 
 
11. Аннаполис (Мэриленд) План города, 1694 г.
11. Аннаполис (Мэриленд) План города, 1694 г.
 
 
Однако далеко не все города Америки создавались в это время по планам — целый ряд городов, в том числе и крупнейших, продолжал застраиваться стихийным порядком. К числу таких относятся Бостон и Нью-Йорк. Так, например, Бостон, население которого составляло в середине XVIII в. 16,5 тыс. человек, сохранял средневековое расположение улиц, хотя они расширялись и удлинялись (рис. 12).
 
 
12. Бостон (Массачусетс). План центра. 1722 г.
12. Бостон (Массачусетс). План центра. 1722 г.
 
 
—стр. 572—
 
В Нью-Амстердаме, ставшем после 1664 г., когда англичане завладели голландской колонией, Нью-Йорком, случайное расположение улиц сохранялось в течение длительного времени (рис. 13). Прямоугольная сетка, составляющая основу планировки Нью-Йорка последних 150 лет, стала применяться только со 2-го десятилетия XIX в.
 
 
13. Нью-Амстердам (Нью-Незерленд). План города, середина XVII в.
13. Нью-Амстердам (Нью-Незерленд). План города, середина XVII в.
 
 
Ведущее значение в развитии архитектуры конца XVII—XVIII в. приобретает архитектура южных колоний, в частности наиболее крупной и богатой колонии Виргинии, где экономика базировалась на эксплуатации труда рабов, составлявших 40% населения и обрабатывавших огромные плантации (площадью до нескольких тысяч гектаров). Здесь развивалась архитектура резких контрастов между лачугами рабов и роскошными домами плантаторов. Архитектура богатых помещичьих домов отражает возросший интерес к художественной стороне сооружений и более высокий, чем в XVII в., уровень строительной культуры.
 
Обычно поместья Виргинии состояли из нескольких ферм, включающих служебные здания. Главный помещичий дом располагался на центральной ферме, богатой садами и парками. Большинство этих домов было построено из кирпича.
 
Дома 1-й половины XVIII в. — обычно двухэтажные с вальмовой крышей и трубами с обоих торцов. Служебные здания располагались симметрично по отношению к главному дому. Планы домов не отличались большим разнообразием: вдоль оси здания, от переднего до заднего фасада размещался холл, к которому с двух сторон примыкали комнаты.
 
 
Вильямсбург (Виргиния). Дом Байрда, Уэстовер, 1730 г.  Вильямсбург (Виргиния). Дом Байрда, Уэстовер, 1730 г.
14. Вильямсбург (Виргиния). Дом Байрда, Уэстовер, 1730 г. Общий вид и план
 
 
Наиболее известное здание этого типа— дом Байрда, так называемый Уэстовер, построенный недалеко от Вильямсбурга (1730, рис. 14). Это двухэтажное строение, с крутой крышей и высокими парными трубами с обоих концов. С садового фасада здание фланкировалось двумя невысокими кирпичными флигелями служебного назначения, стоявшими первоначально особняком от основного объема, но впоследствии объединенными с ним. То же произошло с флигелями здания подобного типа — Картерс Гров (1750—1753). Эти меры связаны с характерным для 2-й половины XVIII в. стремлением к развитию пространственности: фланкирующие флигеля соединяются с основным объемом идущими по пологой
 
 
—стр. 573—
 
дуге элементами-пассажами. Благодаря уменьшению крутизны крыши, выносу вперед центральной части, увенчанной классическим фронтоном, меняются пропорции основного объема и подчеркивается горизонтальный характер всей композиции. Характерным произведением этого типа домов 2-й половины XVIII в. является дом Маунт Эри в штате Виргиния (1758—1762), построенный по проекту арх. Эрисса (рис. 15).
 
 
Штат Виргиния. Дом плантатора, Маунт-Эри, 1758 г.  Штат Виргиния. Дом плантатора, Маунт-Эри, 1758 г.
15. Штат Виргиния. Дом плантатора, Маунт-Эри, 1758 г. Общий вид и план
 
 
Такого рода дома с фасадами из естественного камня выглядят очень богато. Архитектура их близка к современным английским образцам, поскольку архитекторы, в частности Эрисс, пользовались увражами Джиббса и особенно Вильяма Адама.
 
В других колониях Юга — Мэриленде, Южной Каролине — пространственные композиции менее характерны, так как городские дома, такие, как, например, дом Брютона в Чарлстоне (1765—1769), отличающиеся компактностью решения плана, оказывают влияние на загородные дома (рис. 16).
 
 
Чарлстон (Южная Каролина). Дом Брютона, 1765—1769 гг.  Чарлстон (Южная Каролина). Дом Брютона, 1765—1769 гг.
16. Чарлстон (Южная Каролина). Дом Брютона, 1765—1769 гг. Общий вид и план
 
 
Ряд особенностей архитектуры колоний Юга связан с климатическими условиями. Так, в архитектуре Южной Каролины есть черты, роднящие ее с архитектурой испанских колоний. Торцы домов здесь обращены к улице, комнаты выходят на обе стороны, обеспечивая сквозное проветривание, по обеим длинным сторонам располагаются так называемые «пьяццы» — одноэтажные деревянные балконы, выступающие далеко вперед.
 
Этим отличается и архитектура французских колоний XVIII в. (Луизиана, Иллинойс). Для них типичны одноэтажные дома в три большие комнаты, расположенные в ряд, с трубой в центре или в торце и галереей, идущей вокруг всего дома. Крутая крыша, возвышающаяся над основной частью дома, над галереей более полога и опирается на тонкие опоры (дом Кахокии, Иллинойс, около 1787; дом Мадам Джон, Нью-Орлеан, 1726; дом Парланж, Луизиана, 1750).
 
В Пенсильвании, которая была основана квакерами значительно позднее других английских колоний и почти не знала примитивной стадии строительства, почти сразу стали строить фахверковые дома. Строительство Филадельфии осуществлялось по инструкции, которую основатель колонии Пенн издал в 1648 г. и согласно которой фахверковые дома размером примерно
 
 
—стр. 574—
 
5,5×9 м, содержащие три комнаты, должны были строиться в течение срока менее 46 дней. Строительство было гораздо более рационализировано, чем в других колониях: там сравнительно рано стали применять механизированную распиловку леса на лесопилках, приводимых в движение ветром и водой; к 1760 г. в Филадельфии было построено 40 таких лесопилок.
 
Строительная деятельность в Филадельфии была необычайно активна. В начале XVIII в. (1724) мастера-плотники объединились , и образовали первую в Америке строительную гильдию, получившую название «Компания плотников». Это общество издавало небольшие руководства, которые содержали планы и фасады, а также всевозможные детали. Кроме того, оно издало «Книгу расценок». Таким образом, «Компании плотников» удалось установить стандарт качества и стоимости строительства.
 
Высок был уровень техники: с 1792 г. в Пенсильвании началось производство стекла, в 1787 г. был построен первый в Америке металлический мост через р. Скулкилл.
 
Во 2-й половине XVIII в. жилые дома Филадельфии становятся все более пышными, превосходя в этом отношении другие колонии. Наиболее выразительным примером такого позднеколониального дома является дом Маунт Плезент в Филадельфии (1761—1762), расположенный на вершине холма, над р. Скулкилл (рис. 17).
 
 
17. Филадельфия. Жилой дом, Маунт Плезент, 1761—1762 гг.
17. Филадельфия. Жилой дом, Маунт Плезент, 1761—1762 гг.
 
 
Усиление пышности сопровождалось ослаблением принципа функциональной оправданности. Так, например, фасад дома Маунт Плезент, выходящий на реку, полностью лишен проемов.
 
В области общественных зданий ведущее место занимает в XVIII в. архитектура Новой Англии. Это сказывается в первую очередь в значительном увеличении размеров и придании этим сооружениям подлинно общественного характера. Так, например, зал построенного в 1729 г. митингхауза Олд Саут в Бостоне вмещал более 1000 человек.
 
Чрезвычайно интересным и характерным для Бостона зданием этого же типа был Фанейл-Холл (1740—1742). Это двухэтажный продолговатый объем размером 12×30 м с открытыми аркадами в первом этаже, где помещался общественный базар. Во втором этаже находился зал для собраний на 100 человек. Здание было роскошно отделано: оба этажа украшали пилястры дорического ордера; верхний этаж завершался полным римским антаблементом. В этом здании местные строительные приемы сочетаются с элементами классической архитектуры, сохраняя при этом свою самобытность (рис. 18).
 
 
18. Бостон (Массачусетс). Фанейл-Холл, 1740—1742 гг.
18. Бостон (Массачусетс). Фанейл-Холл, 1740—1742 гг.
 
 
В противоположность этому зданию архитектура колледжей очень скромна. Характерен в этом отношении один из корпусов Гарвардского университета, возведенный в XVIII в. на месте построек XVII в. Существующий поныне Массачусетс-Холл — четырехэтажное кирпичное здание с широкой крышей, балюстрадой, люкарнами и тремя парами труб, объединенных в торцах парапетами, полностью лишено декора, если не считать пояска между этажами.
 
 
—стр. 575—
 
Несколько богаче декор построенных позднее Нового Гарвард-Холла и Холлис-Холла. Впоследствии здания колледжей приобретают типовой характер. Все колледжи Новой Англии, построенные после 70-х годов XVIII в. (Иель, Браун, Дэрмаус), представляли собой 3—4-этажные продолговатые объемы с вальмовой крышей, увенчанной башенкой с павильоном, с фронтоном в центре длинной части и тремя входами.
 
 
Вильямсбург (Виргиния). Капитолий, 1701—1705, 1751—1753 гг.  Вильямсбург (Виргиния). Капитолий, 1701—1705, 1751—1753 гг.
19. Вильямсбург (Виргиния). Капитолий, 1701—1705, 1751—1753 гг. Общий вид и план
 
 
В стилевом отношении архитектура английских колоний XVIII в. в общем следовала за метрополией. Плантаторские дома Виргинии начала и середины XVIII в. строились в духе классицизма Иниго Джонса. В общественных зданиях, таких как Капитолий (1701—1705, 1751—1753, рис. 19) и Дворец губернатора (1706—1720, 1748—1751, рис. 20) в Вильямсбурге, несомненна близость к творчеству Рена.
 
 
20. Вильямсбург (Виргиния). Дворец губернатора, 1706—1720, 1748—1751 гг. Общий вид
20. Вильямсбург (Виргиния). Дворец губернатора, 1706—1720, 1748—1751 гг. Общий вид
 
 
Для 2-й половины XVIII в. характерно распространение отдельных мотивов палладианства, в частности, развернутые в пространстве композиции, двухэтажные ордерные портики и т. д.
 
Одним из ранних провозвестников будущего развития в направлении к так называемому псевдогреческому стилю (greek Revival) является библиотека Редвуда в Ньюпорте (Род Айленд, 1748, рис. 21). Ее автором является П. Гаррисон, считающийся первым профессиональным архитектором Америки.
 
 
21. Ньюпорт (Род Айленд). Библиотека Редвуда, 1748 г., П. Гаррисон
21. Ньюпорт (Род Айленд). Библиотека Редвуда, 1748 г., П. Гаррисон
 
 
Колониальный период в архитектуре США завершается творчеством Т. Джефферсона. Оно является переломным не только потому, что охватывает собой частично колониальную, частично федеральную эпоху, но и потому, что с ним благодаря его огромному влиянию связаны радикальные изменения в архитектуре США.
 
 
—стр. 576—
 
* * *
 
Победа в войне за независимость и превращение английских колоний в самостоятельное государство имело существенное значение не только для развития архитектуры. В первую очередь это вызвало огромный подъем национального самосознания и вместе с тем и творческий подъем. Поскольку война за независимость носила характер буржуазной революции, молодая республика находилась в течение некоторого времени под властью демократических идей, которые, кстати, привлекли немало выдающихся деятелей, в том числе и архитекторов из Европы, главным образом из Франции. Большое влияние на архитектуру оказал и небывалый экономический подъем, а также возникшая необходимость в строительстве федеральной столицы и целого ряда административных и правительственных зданий.
 
Чувство национального самосознания находит свое непосредственное выражение в стремлении архитекторов освободиться от влияния Англии, бывшей в течение сотни лет законодателем архитектуры США. Так, происходит обращение от догматизма английской транскрипции итальянского ренессанса и палладианства к самостоятельному восприятию архитектуры античности.
 
Обращение к античной архитектуре и через нее к демократическим идеалам, способствовавшее в ряде случаев созданию гуманистических образов, характерно для творчества Томаса Джефферсона (1743—1826) — одного из выдающихся деятелей американской революции, третьего президента США (1797—1801), одновременно архитектора-любителя.
 
Если в своем наиболее раннем произведении — собственном доме «Монтичелло» в Шарлотсвиле (Виргиния), построенном в 1775 г. (рис. 22), он еще связан с палладианством, то в следующем своем произведении— Капитолии в Ричмонде (Виргиния) — он уже исходит из архитектуры античного храма в Ниме (1785—1792, рис. 23).
 
 
22. Шарлотсвиль (Виргиния). Жилой дом «Монтичелло», 1775 г., Т. Джефферсон
22. Шарлотсвиль (Виргиния). Жилой дом «Монтичелло», 1775 г., Т. Джефферсон
 
 
23. Ричмонд (Виргиния). Капитолий, 1785—1792 гг., Т. Джефферсон
23. Ричмонд (Виргиния). Капитолий, 1785—1792 гг., Т. Джефферсон
 
 
Особенно явственно выступает обращение к античности в его комплексе университета в Виргинии (Шарлотсвиль, 1822—1826). Он состоит из центрального здания библиотеки, представляющего уменьшенную в несколько раз копию римского Пантеона, и ряда расположенных параллельными рядами среди зелени зданий отдельных факультетов и домов преподавателей (рис. 24).
 
Чрезвычайно интересно сочетание в этом комплексе идей эстетических и педагогических: в этих зданиях даны всевозможные варианты античных ордеров, которые могут одновременно служить пособием для изучающих архитектуру.
 
Деятельность Джефферсона как архитектора и одновременно крупного государственного деятеля оказала влияние на архитектуру его времени, в частности, благодаря его дружбе с прибывшим из Англии арх. Б. Латробом (1764—1820), учениками которого были крупнейшие архитекторы Р. Миллс (1781—1855) и У. Стрикленд (1787—1855).
 
Наиболее значительным градостроительным мероприятием США в первые десяти-
 
 
—стр. 577—
 
летия федерального периода было создание генерального плана и строительство столицы — г. Вашингтона.
 
Вопрос строительства столицы был впервые поднят в 1783 г., но лишь в 1791 г. было принято окончательное решение.
 
 
24. Шарлотсвиль (Виргиния). Университет, 1826 г., Т. Джефферсон. Общий вид
24. Шарлотсвиль (Виргиния). Университет, 1826 г., Т. Джефферсон. Общий вид
 
 
Будущая столица занимала около 200 км² на левом берегу р. Потомак. Выбором территории руководил президент Вашингтон. Им же были определены и места для строительства основных правительственных зданий — Капитолия и дома президента. При выборе территории будущей столицы Вашингтон руководствовался в первую очередь наличием водных и топливных ресурсов, строительных материалов и особенно средств навигаций. Не последнюю роль играли и соображения эстетического характера, в частности, при выборе возвышенных точек для указанных правительственных зданий.
 
Несмотря на всю тщательность, проявленную при выборе территории, не все обстоятельства были учтены. В частности, не была изучена топография, в результате чего во многих частях города были обнаружены мягкие грунты, что вынуждало рыть глубокие котлованы для закладки фундаментов.
 
Автором генерального плана будущей столицы был майор Пьер Шарль Л’Анфан (1754—1826) — французский инженер и архитектор, прибывший в Америку добровольцем в 1777 г. двадцатитрехлетним юношей, чтобы участвовать в войне за независимость.
 
Республиканец по убеждениям, он по своим художественным взглядам был сродни архитекторам французского классицизма 2-й половины XVIII в. Его проект будущей столицы представлял собой сочетание традиционной для Америки прямоугольной сетки улиц и как бы наложенной поверх нее системы широких магистралей (рис. 25). Эти магистрали — авеню, имеющие ширину до 50 м, лучеобразно расходятся от площадей, образуемых в местах пересечений улиц, или следуют имевшимся ранее дорогам.
 
 
25. Вашингтон. План центра города
25. Вашингтон. План центра города
 
 
Это был план города, задуманный как система грандиозных перспектив, которые
 
 
—стр. 578—
 
должны были замыкаться монументами великим людям республики, республиканскими учреждениями или общедоступными парками. Авеню, пересекающие сетку улиц по диагонали, должны были, по мысли автора, сокращать расстояние между отдельными зданиями. Все это свидетельствует о том, что в основе замысла архитектора лежали передовые для того времени демократические идеи.
 
 
26. Бостон (Массачусетс). Капитолий, Ч. Балфинч
26. Бостон (Массачусетс). Капитолий, Ч. Балфинч
 
 
Однако грандиозность размаха замысла Л’Анфана с самого начала встретила сопротивление. Впоследствии это недовольство, совпавшее с неверием в прочность федеральной столицы, роковым образом отразилось и на судьбе Л’Анфана, который был отстранен от дел и умер в нищете, и на судьбе самого города Вашингтона.
 
В результате отсутствия авторитетного контроля за прокладкой улиц на больших пространствах площадей стихийно создавались узкие улочки, которые застраивались дешевыми домами — будущими трущобами. Застраивались также предусмотренные в плане перспективы. Так, например, наперекор намерениям архитектора (Миллса) здание казначейства было поставлено так, что оно закрывало перспективу от Капитолия на Белый дом.
 
 
27. Вашингтон. Капитолий, Б. Латроб, Ч. Балфинч, Т. Уолтер и др.
27. Вашингтон. Капитолий, Б. Латроб, Ч. Балфинч, Т. Уолтер и др.
 
 
Между тем план Л’Анфана был во многом прогрессивен, в частности для будущего развития городского транспорта. Это
 
 
—стр. 579—
 
привело к тому, что впоследствии было признано необходимым вернуться к первоначальному замыслу Л’Анфана.
 
 
28. Вашингтон. Казначейство, Р. Миллс
28. Вашингтон. Казначейство, Р. Миллс
 
 
Одним из проявлений политической самостоятельности США было широкое строительство парламентов штатов — Капитолиев.
 
 
Нью-Йорк. Таможня, И. Таун, А. Д. Дэвис  Нью-Йорк. Таможня, И. Таун, А. Д. Дэвис
29. Нью-Йорк. Таможня, И. Таун, А. Д. Дэвис. Общий вид, разрез
 
 
Первым зданием Капитолия, явившимся прообразом десятков других аналогичных зданий, а также федерального Капитолия в Вашингтоне, был Капитолий в Бостоне (1787—1798), построенный арх. Ч. Балфинчем (1763—1844). Здание с колоннадным портиком и фронтоном, увенчанное куполом над центральной частью, занимало возвышенную точку, доминируя над городом (рис. 26).
 
Проектированию Капитолия в Вашингтоне предшествовал конкурс. Несмотря на то что победителем был арх. Торнтон, он осуществлял лишь незначительную часть, которая к тому же сгорела при пожаре 1814 г. В проектировании и строительстве Капитолия, которое растянулось более чем на 50 лет, принимали участие, кроме Торн-
 
 
—стр. 580—
 
тона, Халлет, Хобен, Балфинч, Латроб, Уолтер, Кларк. Балфинч строил центральную часть, Латробу принадлежат великолепные интерьеры входа в Сенат и ротонда — холл со статуями в палате представителей. Существующий в настоящее время огромный металлический купол Капитолия, сменивший деревянный, был построен по проекту Т. Уолтера (рис. 27).
 
 
30. Филадельфия (Пенсильвания). Биржа, 1832—1834 гг., У. Стрикленд
30. Филадельфия (Пенсильвания). Биржа, 1832—1834 гг., У. Стрикленд
 
 
Специфическими для 1-й половины XIX в. сооружениями явились здания банков, казначейств, таможен, бирж. Среди них банк Пенсильвании в Филадельфии, (арх. Латроб, 1799), банк США в Филадельфии (арх. У. Стрикленд), казначейство в Вашингтоне (арх. Миллс, рис. 28), быв. таможня в Нью-Йорке (архитекторы Таун и Дэвис, рис. 29), биржа в Филадельфии (арх. Стрикленд, рис. 30), биржа в Нью-Йорке (арх. Роджерс, рис. 31) — здания, выдержанные в духе классической архитектуры.
 
 
31. Нью-Йорк. Биржа, И. Роджерс
31. Нью-Йорк. Биржа, И. Роджерс
 
 
Между тем в планах и разрезах этих зданий видно несоответствие классических форм назначению этих построек. Например, здание таможни в Нью-Йорке дополнено развитой подземной частью — хранилищем, в котором использованы интересные передовые для своего времени каменные конструкции.
 
 
Филадельфия (Пенсильвания). Джирард-колледж, 1833 г., Т. Уолтер  Филадельфия (Пенсильвания). Джирард-колледж, 1833 г., Т. Уолтер
32. Филадельфия (Пенсильвания). Джирард-колледж, 1833 г., Т. Уолтер. Общий вид, план и разрез
 
 
Часто за античными формами сооружения скрывается не соответствующий им интерьер. Примером может служить здание Джирард-Колледжа в Филадельфии (1833, рис. 32). Автору — арх. Т. Уолтеру (1804—
 
 
—стр. 581—
 
1865) — было предложено спроектировать колледж в определенном стиле, и он за великолепной колоннадой коринфского ордера, идущей вокруг всего периметра, скрыл три этажа, причем третий этаж расположен на уровне антаблемента и освещается через крышу.
 
 
33. Бостон (Массачусетс). Жилой дом Эплтона и Паркера
33. Бостон (Массачусетс). Жилой дом Эплтона и Паркера
 
 
Классические формы имели применение и в архитектуре жилых домов. Иногда это были лишь отдельные элементы фасада, например порталы входов жилых домов в Бостоне (так называемые дома Эплтона и Паркера), характерные своими выступающими закругленными частями фасада — эркерами, впервые примененными в архитектуре Америки (рис. 33).
 
 
34. Нью-Йорк. Жилой дом, 1816—1820 гг.
34. Нью-Йорк. Жилой дом, 1816—1820 гг.
 
 
35. Нью-Йорк. Жилой дом, XIX в. Интерьер
35. Нью-Йорк. Жилой дом, XIX в. Интерьер
 
 
Более широко классические формы представлены в жилых домах Нью-Йорка. За их узкими фасадами и высокими крыльцами скрываются интерьеры, решенные в откровенно античных формах (рис. 34, 35).
 
 
36. Чарлстон (Южная Каролина). Жилой дом, XIX в.
36. Чарлстон (Южная Каролина). Жилой дом, XIX в.
 
 
Еще более выраженный «классический» характер носит так называемая терраса Лафайетта в Нью-Йорке, в которой верхние два этажа скрыты за мощной колоннадой. Особенно прочно ордерная архитектура закрепляется в южных штатах — дом в Чарлстоне с его двухэтажной верандой (рис. 36), дом Ок Эллей в штате Луизиана с колоннадой вокруг всего дома (рис. 37), дом Диринга в штате Джорджия с его крупным ордером колонн являются примерами правильного использования общепринятых форм для своих климатических условий.
 
 
 
—стр. 582—
 
 
37. Вашери (Луизиана). Дом Ок Эллей, 1836 г.
37. Вашери (Луизиана). Дом Ок Эллей, 1836 г.
 
 
Характерны для 1-й половины XIX в. интенсивные поиски новых типов зданий. Так, например, в 1828 г. строится первое здание отеля в Америке — Тремонт-хауз в Бостоне (арх. И. Роджерс, 1800—1869; рис. 38). Комнаты расположены вдоль простого прямого коридора. На главный фасад выходят помещения общественного назначения. Обеспечен высокий по тому времени уровень комфорта, например санитарные узлы с проточной водой. Впервые в Америке, а возможно и в мире, механическое оборудование стало важным элементом архитектурного решения. Единственная классицистическая деталь в этом здании — скромный портик у входа.
 
 
Бостон (Массачусетс). Отель Тремонт, 1828—1829 гг., И. Роджерс  Бостон (Массачусетс). Отель Тремонт, 1828—1829 гг., И. Роджерс
38. Бостон (Массачусетс). Отель Тремонт, 1828—1829 гг., И. Роджерс. Общий вид и план
 
 
Если в здании насосной станции в Филадельфии (1803, арх. Латроб) классические формы выражены довольно явственно, то в здании морского госпиталя (арх. Стрикленд) архитектурное решение фасада определяют наряду с портиком функционально необходимые галереи.
 
Интересный пример подчинения классической формы утилитарному назначению представляют собой здания складов, которыми в 30—40-годах были застроены многие улицы Манхеттена, прилегающие к Ист-Ривер. Строились они и в Бостоне.
 
В этих домах над несущими простой гранитный архитрав монолитными столбами, часто с греческими капителями, возвышались четыре этажа кирпичной или гранитной стены, прорезанной окнами хороших пропорций. Стена завершалась слегка выступающим карнизом.
 
 
39. Нью-Йорк. Складское здание, 1835 г.
39. Нью-Йорк. Складское здание,
1835 г.
 
 
Строгая и вместе с тем гармоничная композиция складов бесспорно содержала зачатки того архитектурного направления, которое развилось впоследствии в Чикаго и получило название Чикагской школы.
 
 
—стр. 583—
 
Полностью свободны от элементов классической архитектуры фабричные здания и жилища фабричных рабочих; между тем в последних функциональная сторона решена неплохо (рис. 40; 41).
 
 
40. Штат Род Айленд. Фабричное здание, XIX в.
40. Штат Род Айленд. Фабричное здание, XIX в.
 
 
41. Штат Род Айленд. Дома фабричных рабочих, XIX в.
41. Штат Род Айленд. Дома фабричных рабочих, XIX в.
 
 
Таким образом, своеобразный вариант классицизма хотя и был господствующим, не был органичен и «размывался» изнутри многообразием функционального назначения сооружений. Не случайно архитекторы обращались иногда к другим формам. Например, арх. Хевиленд строил тюрьмы в готическом стиле, а иногда обращался и к египетскому.
 
Американские архитекторы 1-й половины XIX в. были людьми широкого кругозора. Об этом свидетельствует, например, то, что многие из них были хорошими инженерами, работавшими на строительстве доков и верфей, делавшими технические открытия (например, Миллс открыл огнестойкие конструкции, Стрикленд — газовое освещение).
 
Многие архитекторы, работавшие в манере классицизма, такие как Миллс, применяли металлические конструкции (здание Ведомства огнестойкости в Чарлстоне, 1823; здание Ведомства патентов в Вашингтоне, 1839). Архитектор Уолтер, автор Джирард-колледжа, выполнил купол Капитолия в Вашингтоне почти полностью из чугуна. В 1830 г. арх. Хевиландом в Поттсвилле (Пенсильвания) был осуществлен первый «чугунный фасад». Арх. А. Юнг применял в зданиях таможен, строившихся массовым порядком, чугунные стойки, а в конструкциях перекрытия балки из сварочного железа.
 
 
42. Образцовый фасад сельского жилого дома XIX в., М. Лафевер
42. Образцовый фасад сельского жилого дома XIX в., М. Лафевер
 
 
Потребность в массовом строительстве жилых домов привела к упрощению процесса их изготовления в расчете на неквалифицированную рабочую силу и сокращению до минимума расхода древесины, что вызвало появление в 30—40-х годах своеобразной конструкции — «балун фрейм» (воздушный каркас).
 
Воздушный каркас собирался из часто поставленных легких деревянных брусков сечением 5×7,5 или 6,2×7,5 см. Средством соединения вертикальных и горизонтальных элементов были гвозди. Каркас ставился на каменный фундамент и заполнялся глиной с соломой, а позже кирпичом. Снаружи делалась простая обшивка досками, обычно в горизонтальном направлении.
 
 
—стр. 584—
 
Интенсивное развитие техники наблюдается в строительстве промышленных зданий. Так, если наиболее старая текстильная фабрика США в Поутукете (Род Айленд, 1793) была построена с применением традиционной деревянной конструкции, то по мере того, как интерьеры становились обширнее и в них устанавливались тяжелые машины, в них стали применять внутренний каркас из металлических стоек и балок.
 
Большое распространение получает создание образцовых проектов, например домов для сельской местности (арх. М. Лафевер, рис. 42). Широкой известностью пользуются образцовые проекты и печатные руководства бостонского архитектора А. Бенджамена, выдержавшие многократные переиздания.
 
Прогрессивные тенденции в архитектуре США находили отражение и в архитектурной теории и публицистике. Наиболее передовые взгляды, во многом предвосхищавшие теоретиков Чикагской школы, высказывал Горацио Гриноу. Он писал: «Вместо того, чтобы насильственно втискивать функции зданий разных родов в одну общую форму, приспосабливая внешние очертания к тому, чтобы создать зрительное впечатление или ассоциацию без отношения к внутреннему распределению пространства, давайте будем начинать изнутри как с ядра и затем двигаться вперед».
 
 
 

II. АРХИТЕКТУРА КАНАДЫ XVII — ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX в.

 
Зодчество Канады XVII — 1-й трети XIX в. распадается на два периода. Особенности каждого из них определяются территориальным признаком. Архитектура более раннего периода развивается на землях французской Канады, более позднего — английской.
 
Самые ранние сооружения колониального периода, сохранившиеся во французской части страны, относятся к XVII в. Зодчество французских областей с момента прибытия туда первых поселенцев из Европы развивалось, базируясь на архитектурных традициях Северной Франции, характеризовавшихся сильными пережитками средневековья.
 
Обращение пионеров к консервативной архитектурной традиции вполне закономерно: монархическая власть, по указанию которой осуществлялась колонизация, насаждала и искусственно сохраняла угодные ей феодальные отношения. А это самым непосредственным образом отражалось на характере архитектуры.
 
Зодчество Канады начинает развиваться как продолжение народной непрофессиональной архитектуры Франции еще и потому, что здесь долгое время не было ни зодчих-профессионалов, ни архитектурной школы.
 
Первые постройки переселенцев — торговые крепости и жилые дома — возводились из дерева. Дома колонистов в Порт-Руайяле (1605, рис. 43) дают представление об облике ранних европейских поселений Канады. Сложенные из бревен, с крутыми высокими кровлями и могучими кирпичными трубами, они воспроизводят особенности народного жилья Нормандии.
 
 
43. Нижний Гренвилль (Новая Шотландия). Деревянный форт Пор-Руайяль. 1605 г.; реконструкция 1939 г.
43. Нижний Гренвилль (Новая Шотландия). Деревянный форт Пор-Руайяль. 1605 г.;
реконструкция 1939 г.
 
 
Стремление воссоздать в Новом Свете обстановку покинутой родины обусловило сравнительно быстрый переход к нерациональному в изобилующей лесом Канаде каменному строительству.
 
С 1640-х годов основным строительным материалом становится камень, но сохраняются особенности ранних деревянных построек: их характерный силуэт с высокими крутыми кровлями, могучими каменными трубами, массивные стены, тесовая крыша.
 
Этот тип жилого дома является общим для города и деревни с той только разницей, что в городах преобладало двускатное покрытие, тогда как в деревнях встречалось и четырехскатное.
 
 
—стр. 585—
 
44. Шарлесбург (Квебек). Жилой дом, около 1700 г.
44. Шарлесбург (Квебек). Жилой дом, около 1700 г.
 
 
Дома провинций Монреаля и Квебека имели ряд местных особенностей. Дома в районе Монреаля в плане близки к квадрату, их высокие крыши не имеют люкарн, трубы расположены на торцовых фасадах. В противоположность им дома в области Квебек — вытянутые в плане, с крышей, прорезанной люкарнами, с равномерно размещенными по ее длине трубами, оштукатуренными стенами. Таковы дома в Шарлесбурге (около 1700, рис. 44) и в Бомоне (XVIII в.).
 
Своеобразие застройки Новой Франции и живучесть средневековых традиций определяют специфику городов этого района Канады. Только здесь, в старых центрах Монреаля, Квебека и ряде мелких городов можно встретить узкие извилистые улички, застроенные примыкающими вплотную друг к другу каменными домами.
 
Старые кварталы Квебека, единственного города страны, обнесенного каменными стенами, как будто перенесены из средневековых городов Луары — так велико их сходство с французскими прототипами.
 
Особенности, характеризующие рядовую жилую застройку, — каменные здания с высокими крышами и монументальными каминными трубами — присущи административным, общественным, дворцовым (монастырь Урсулинок в Квебеке, после 1639; семинария в Жиффаре, 1689—1740; замок Рамезей в Монреале, 1705, рис. 45) и хозяйственным постройкам (пекарни, хранилища для овощей и т. д.).
 
 
45. Монреаль (Квебек). Замок Рамезей, 1705 г., П. Кутюрье
45. Монреаль (Квебек). Замок Рамезей, 1705 г., П. Кутюрье
 
 
Церкви Новой Франции представляют собой как бы увеличенные в размерах жилые дома, на западном фасаде которых возвышаются одна или две башни. Созданные местными ремесленниками, они представляют собой вариант зальной церкви и характеризуются смешением средневековых и барочных черт (церкви св. Лаврентия, 1695, рис. 46, и св. Семейства, 1743—1746, рис. 47, обе на острове Орлеан).
 
 
46. Остров Орлеан (Квебек). Церковь св. Лаврентия, 1695 г. Фасад перестроен в 1708 г., Ж. Майу, колокольня перестроена в 1709 г., Ж. Шабо
46. Остров Орлеан (Квебек). Церковь св. Лаврентия, 1695 г. Фасад перестроен в 1708 г., Ж. Майу, колокольня перестроена в 1709 г., Ж. Шабо
 
 
—стр. 586—
 
47. Остров Орлеан (Квебек). Церковь св. Семейства, 1743—1746 гг., башни по бокам западного фасада перестроены в 1806 г., колокольня в центре перестроена в 1843 г., Т. Байярже
47. Остров Орлеан (Квебек). Церковь св. Семейства, 1743—1746 гг., башни по бокам западного фасада перестроены в 1806 г., колокольня в центре перестроена в 1843 г., Т. Байярже
 
 
 
Классицизм во французской Канаде также не получил распространения. Его влияния обнаруживаются лишь в отдельных деталях, например в пилястровом портике церкви св. Иосифа в Лозоне (1830—1832, рис. 48), возведенной по проекту Томаса Байярже (1791—1859) — архитектора и резчика по дереву, самого яркого и одаренного представителя целой династии мастеров.
 
 
48. Лозон (Квебек). Церковь св. Иосифа, 1830—1832 гг., Т. Байярже
48. Лозон (Квебек). Церковь св. Иосифа, 1830—1832 гг., Т. Байярже
 
 
Устойчивость традиций средневекового зодчества, невыраженность форм барокко и классицизма можно объяснить отсталостью французской Канады — единственного района страны, где были сильны пережитки феодализма и средневековой системы ведения хозяйства и где формы средневековой архитектуры и прежде всего жилища удовлетворяли эстетическим и бытовым потребностям косной жизни переселенцев Франции.
 
С переходом всей власти к англичанам (по Парижскому договору 1763 г.) в Канаде получают развитие капиталистические отношения.
 
 
49. Баррингтон (Новая Шотландия). Старый дом собраний, 1765 г.
49. Баррингтон (Новая Шотландия). Старый дом собраний, 1765 г.
 
 
В провинциях английской части Канады (Ньюфаундленд, Новая Шотландия, Онтарио, Брунсуик), заселенных выходцами из Англии, преобладало более практичное в условиях Нового Света деревянное строительство. В противоположность арха-
 
 
—стр. 587—
 
изму и подражательности жилых домов французской Канады здесь была создана местная, свободная от влияния метрополии строительная традиция. Конструкция стен — это каркас, обшитый тесом. Композиция зданий строго обусловлена функцией, ордерные формы не применяются. Старейшие постройки Новой Шотландии — дом собраний в Баррингтоне (1765, рис. 49), дом Абермана в Гренвилл-Ферри (около 1775, рис. 50) близки одновременным постройкам США.
 
 
50. Гренвилл-Ферри (Новая Шотландия). Дом Абермена, 2-я половина XVIII в.
50. Гренвилл-Ферри (Новая Шотландия). Дом Абермена, 2-я половина XVIII в.
 
 
Классицизм имел малое распространение и в английской части Канады. Годы с 1750-х по 1830-е можно лишь условно считать временем господства классицизма в английских провинциях. Смену стилевых форм лучше всего отражает строительство общественных зданий. В первые годы XIX в. в таких зданиях, как парламент провинции Галифакс (1811—1818, арх. Джон Меррик), Осгуд Холл в Торонто (1829, рис. 51) сказывается влияние английского зодчего Р. Адама. Близкий архитектуре США вариант классицизма представлен церковью св. Андрея в Ниагара-он-зе-Лейке (1831, рис. 52). Однако строительство культовых и общественных зданий было сравнительно небольшим по объему, отличалось известным провинциализмом и практически не оказало влияния на основную массу жилой застройки.
 
 
51. Торонто (Онтарио). Осгуд Холл (клуб) высшего общества Верхней Канады, 1829—1859 гг., Ф. Комберленд
51. Торонто (Онтарио). Осгуд Холл (клуб) высшего общества Верхней Канады, 1829—1859 гг., Ф. Комберленд
 
 
52. Ниагара-он-зе-Лейк. Церковь св. Андрея, 1831 г., восстановлена после циклона в 1855 г. К. Толли
52. Ниагара-он-зе-Лейк. Церковь св. Андрея, 1831 г., восстановлена после циклона в 1855 г. К. Толли
 
* * *
 
Архитектура США и Канады в рассматриваемый период не поднялась до уровня шедевров европейского зодчества. Однако она обладает рядом своеобразных черт, позволяющих рассматривать ее как самобытное явление.
 
Известная автономность развития архитектуры европейских колоний на американском континенте по отношению к архитектуре стран-метрополий, хотя и имела своим последствием некоторое ее отставание в техническом и стилистическом отношениях, вместе с тем открывала возможность для самостоятельных решений. Это относится преимущественно к архитектуре США. Зодчество Канады менее значительно. Самые выдающиеся произведения представляют собой постройки либо со средневековыми и барочными чертами французской архитектуры, либо близко к деревянной архитектуре США. Примерами в этом смысле
 
 
—стр. 588—
 
могут служить здания новых типов (митингхаузы, общественные здания Бостона, носящие универсальный характер), новые конструкции (воздушный каркас), новый тип планировки городов (Филадельфия и др.), целый ряд новых функциональных решений жилых домов.
 
Так, сквозь массу ничем не примечательных сооружений, нередко свидетельствующих о невысоком уровне строительной культуры, пробивалась тенденция к свободному, не скованному традицией решению архитектурных задач. В результате архитектура США последней трети XIX в. перестала быть провинциальной по отношению к архитектуре Европы, а в некоторых случаях, например в творчестве мастеров Чикагской школы, даже обогнала ее.
 
 

4 января 2021, 15:50 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий


Партнёры
Архитектурное бюро КУБИКА
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Джут