наверх
 
Удмуртская Республика


Архитектура скандинавских стран эпохи Возрождения

Том 5 : Архитектура Западной Европы XV—XVI веков. Эпоха Возрождения Архитектура Скандинавских стран / А. И. Венедиктов
 
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
  • Том 5 : Архитектура Западной Европы XV—XVI веков. Эпоха Возрождения / Под редакцией В. Ф. Маркузона (ответственный редактор), А. Г. Габричевского, А. И. Каплуна, П. Н. Максимова, Г. А. Саркисиана, А. Г. Чинякова. — 1967. — 659 с., ил.
 
 
 
 

АРХИТЕКТУРА СКАНДИНАВСКИХ СТРАН ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

 
 
—стр. 612—
 
 

1. АРХИТЕКТУРА ДАНИИ

 
Архитектура эпохи Возрождения в скандинавских странах представлена рядом построек XVI и начала XVII в. в Дании и Швеции. На территории нынешней Норвегии нет сколько-нибудь значительных памятников этого периода.
 
Дания как национальное государство сложилась в XVI в. Первый представитель абсолютизма король Христиан II (1513—1523 гг.) начал борьбу с дворянством. Объявив себя защитником крестьян, король ограничил крепостное право, но встретил ожесточенное сопротивление, был низложен и бежал. Отзвуки крестьянской войны, разгоревшейся в 1525 г. в Германии, дошли до Скандинавии: в Дании начинается так называемая Графская война — бюргерско-крестьянское восстание против дворян, подавленное с большим трудом. В правление Христиана III (1534—1559 гг.) снова укрепилась власть дворян, использовавших в своих интересах победившую в стране Реформацию.
 
Земли, принадлежавшие духовенству и монастырям, перешли к помещикам и частично к королю.
 
После распада в 1523 г. Кальмарской унии трех скандинавских государств, заключенной еще в 1397 г., Швеция отделилась от Дании окончательно; Норвегия до 1814 г. оставалась датской провинцией. Господство Дании на Балтике было обеспечено захватом островов Эзеля (Саарема) и Борнхольма, а безопасность с востока — договором 1562 г. с Московским государством. При Христиане IV (1588—1648 гг.) Дания заняла одно из первых мест среди государств Западной Европы.
 
Золотым дном для Дании были «зундские» пошлины, которыми облагался каждый корабль, проходивший через пролив Зунд мимо Дании, владевшей в то время обоими берегами. Однако уже в первой четверти XVII в. в стране начался упадок.
 
Высокий подъем в XVI и первой половине XVII в. в области политики и экономики не сразу вызвал изменения в области монументального строительства.
 
До XVI в. монументальными сооружениями, определявшими развитие датской архитектуры, были соборы и храмы господствующей католической церкви. Копенгагенский замок был единственной резиденцией датских королей, во время поездок по стране останавливавшихся обычно в скромных дворянских поместьях.
 
Жилые и хозяйственные здания в усадьбах были по преимуществу деревянными или фахверковыми (и потому лишь немногие из них сохранились). Более редкими были кирпичные сооружения, как и церкви, близкие по формам к готике, со ступенчатыми щипцами высоких крутых крыш, с симметрично расположенными на стенах узкими стрельчатыми окнами. Готика продолжала господствовать в датской архитектуре до второй четверти XVI в.
 
На развитие крепостной архитектуры, как и повсюду, повлияло развитие артиллерии. Около 1530 г. для защиты крепости Сеннерборг (рис. 1) были устроены новые укрепления: длинный вал с двумя круглыми башнями (ронделями) по концам. Рондели появились затем и в других крепостях Дании. Так, в крепости Ландскруна (с 1549 г.,
 
 
—стр. 613—
 
недостроена) широким валом соединены уже четыре угловые рондели (рис. 1, 3).
 
Крепостная архитектура оказала воздействие и на гражданское зодчество.
 
 
карта Скандинавии
 
 
После Графской войны дворяне уже не чувствовали себя в безопасности в своих поместьях, и вновь строящимся замкам-усадьбам круглые и многоугольные оборонные башни придают крепостной характер. Лишь к концу века башни теряют оборонное значение и становятся только художественным элементом архитектурной композиции (сохраняя часто характерные для готического средневековья винтовые внутренние лестницы). В то же время планы усадебных сооружений теряют прежнюю замкнутость.
 
В новых королевских замках можно проследить ту же эволюцию от замкнутой крепости к открытому дворцу: от Кронборга, имевшего и военное значение как крепость, через монументальный и пышный замок Фредериксборг к летней резиденции — Росенборгу.
 
Наиболее интенсивным строительство было при Христиане IV. Строил король, пользуясь доходами от зундских пошлин, строились дворяне, не платившие государству ни пошлины, ни налогов. Государственное и частное строительство велось в Копенгагене: среди деревянных и фахверковых домов нерегулярного по планировке города воздвигались новые кирпичные жилые дома и общественные сооружения, самым видным из которых была Торговая биржа (выстроенная, что было редким случаем, на средства короля, покровительствовавшего купцам и владельцам мануфактур).
 
 
—стр. 614—
 
1. Развитие укрепленных замков 1 — Сеннерборг; 2 — Нюборг; 3 — Ландскруна; 4 — Мокаслот
1. Развитие укрепленных замков
1 — Сеннерборг; 2 — Нюборг; 3 — Ландскруна; 4 — Мокаслот
 
 
Для церковного строительства тот же период был переходным. Реформатская церковь, вытеснившая католицизм, использовала существовавшие церковные здания и в то же время искала новые формы (главным образом в планах), соответствующие новому богослужению.
 
От сельского строительства того времени ничего не сохранилось. Можно лишь предположить, что деревянные жилые и хозяйственные постройки крестьянства повторяли старые традиционные формы и в то же время были образцом для последующего строительства.
 
Имена архитекторов в документах XVI и начала XVII в. указывались редко. В первой половине XVI в. при проектировании и производстве работ обходились, по-видимому, местными силами. Для более крупного и сложного строительства королевских резиденций приходилось выписывать из-за границы как отсутствовавшие в Дании материалы (мрамор, медь и т. п.), так и каменных дел мастеров, а также производителей работ, руководивших строительством или же только наблюдавших за ним. Профессиональным архитектором в этот период можно назвать, пожалуй, только Ганса Стенвинкеля Младшего, прошедшего школу при строительстве Фредериксборга и ставшего позднее «Главным архитектором и строителем его королевского величества».
 
Приезжие из Нидерландов и Северной Германии мастера знакомили Данию с новым архитектурным стилем, вытеснившим в большинстве западноевропейских стран средневековую готику. Знакомство это расширяли и заказчики, ездившие за границу и привозившие оттуда (из Италии, Франции и других стран) архитектурные трактаты.
 
Как и в безордерных сооружениях Северной Германии и Голландии, особое внимание в Дании привлекает щипец постройки, образованный скатами высокой крутой крыши. Обычная для готики ступенчатая форма щипца усложняется и украшается. Прямые очертания заменяются кривыми, плоскость щипца покрывается богатым и разнообразным орнаментом. Над длинными стенами зданий сооружаются скрадывающие их монотонность декоративные фронтоны.
 
Стены зданий никогда не расчленяются ордером и о понимании законов ордерной системы можно судить по колоннам въездных ворот и по обрамлению порталов парадных входов (иногда также окон и эркеров).
 
Воспринимая и перерабатывая новые идеи, архитектура датского Ренессанса сохранила в своих зрелых памятниках ярко выраженную индивидуальность и национальную самобытность.
 
Обзор развития плана усадебного дома XVI в. следует начать с замка Рюгорд, заложенного на острове небольшого озера около 1525 г. (рис. 2, 1). Дом строился прочно: из кирпича, в два с половиной этажа, с гранитным фундаментом на сваях. К главному, самому высокому корпусу позже был пристроен спереди второй с выступающим въездом, еще один с южной стороны и,
 
 
—стр. 615—
 
наконец, два боковых с запада и востока. Корпуса срастались не вполне органично, образуя внутренние углы; ступенчатые щипцы торцов врезались друг в друга, придавая постройке живописность. Узкие окна помогли во время Графской войны отразить нападение крестьян на усадьбу. В перекрытом крестовыми сводами нижнем этаже были расположены кухня и кладовые, выше — жилые покои и еще выше большой зал (7×20 м) с росписью на стенах и с каминами. Так выглядит сохранившийся Рюгорд, облик которого еще близок уходящей готике.
 
Уже резко контрастирует с Рюгордом выстроенная также на острове усадьба Хесселагергорд (около 1538 г. — 1550 г.; рис. 2, 2). Здесь сказалось знакомство с новым крепостным строительством. К двум углам прямоугольного высокого здания (как и в Рюгорде, в нем два с половиной этажа) примыкают низкие восьмигранные башни, в середине с другой стороны — четырехугольная с витой лестницей внутри въездная башня, перед которой раньше находился мост. Бойницы и машикули опоясывают стены под выступающей верхней частью постройки. Над входом был устроен «нос», с которого можно было лить на осаждающих горячую смолу. Строитель усадьбы был знаком и с новой итальянской архитектурой. Напоминают завершения некоторых венецианских ренессансных построек (например, скуолы Сан Марко) тройные, круглые наверху, расчлененные пилястрами и полуколоннами щипцы Хесселагергорда; стали больше двойные окна, близкие по формам к оконным проемам флорентийских палаццо или венецианского палаццо Вендрамин-Калерджи. Внутреннее расположение помещений осталось в общем таким же, как в Рюгорде, сохранились и здесь стенные росписи со сценами из сельской жизни и с батальными сценами.
 
Дальнейшее развитие того же типа сооружений — усадьба Борребю (1556 г., рис. 2, 3) с ее четырьмя четырехгранными башнями. Почти одновременно (с 1554 г.) фельдмаршал Франц Брокенхуб строил на озере на сваях усадьбу Эгесков (рис. 2, 4). В основу был взят ставший в середине века традиционным тип укрепленной усадьбы с двумя угловыми башнями (здесь башни-рондели). Своеобразие этой постройки в том, что она состоит из двух зданий с одной общей длинной стеной. Оказавшиеся таким образом один возле другого щипцы, разные по форме, близки к ступенчатым щипцам готики. Но влияние Ренессанса здесь не менее сильно, чем в Хесселагергорде: на правильно расчлененных стенах симметрично расположены большие прямоугольные окна.
 
 
2. Планы жилых домов в усадьбах. 1 — Рюгорд, ок. 1525 г.; 2 — Хесселагергорд, 1538—1550 гг.; 3 — Борребю, 1556 г.; 4 — Эгесков, с 1554 г.
2. Планы жилых домов в усадьбах. 1 — Рюгорд, ок. 1525 г.; 2 — Хесселагергорд, 1538—1550 гг.; 3 — Борребю, 1556 г.; 4 — Эгесков, с 1554 г.
 
 
Усадьбы второй половины XVI в. окончательно теряют свое оборонное значение. Бойницы и машикули превращаются в декоративные фризы и пояса, угловые башни становятся открытыми павильонами; надвратные башни отмечают лишь главный вход (сохраняя иногда витые лестницы внутри). Французское влияние ощущается в планах построек, определяемых проходящей через них главной осью, и в общей тяге к регулярности и симметрии. Характерным примером может служить усадьба Люструп (строившаяся с 1579 г.) с резко выраженной главной осью, с превратившимися в боковые павильоны-флигеля угловыми башнями, с завершенной шпилем башней над входом. К тому же архитектурному типу принадлежат усадьбы Ульструп и Нерлунд.
 
Сложнее по плану, более близкий к замку, чем к усадьбе, Росенхольм, строившийся с 60-х годов XVI в. до начала XVII в. Перед старым трехбашенным корпусом был выстроен второй корпус нового типа с въездной башней и боковыми павильонами французского типа. Позднее
 
 
—стр. 616—
 
(после 1580 г.) обе части были соединены боковыми корпусами, еще позднее была возведена башня внутри двора.
 
В заключение следует упомянуть о единственном в своем роде сооружении: несохранившемся замке с обсерваторией, выстроенном на острове Вен астрономом Тихо де Браге и названном Ураниенборг (рис. 3). Судя по описаниям и рисункам, формы его были причудливы, образцом же для плана послужила вичентинская вилла Ротонда Палладио.
 
 
3. Ураниенборг. Обсерватория на острове Вен. Проект Тихо де Браге
3. Ураниенборг. Обсерватория на острове Вен. Проект Тихо де Браге
 
 
На берегу Зундского пролива, там, где пролив очень узок, севернее города Хельсингера (Эльсинора), неизбежно вызывающего ассоциации с шекспировским Гамлетом, с давних времен стояла кирпичная крепость Кроген. В середине XVI в. крепость снесли и на ее месте построили загородную королевскую резиденцию, которая, оставаясь крепостью, должна была стать в то же время первым большим замком дворцового типа, не уступающим замкам Франции и других европейских стран.
 
Строительство началось в 1574 г. под руководством Ганса Паске, по-видимому, немца. В 1581 г. заключенного в тюрьму по обвинению в злоупотреблениях Паске сменил Антониус Опберген из Нидерландов. Принимал участие в строительстве и некий итальянец Петр (роль каждого из них определить трудно). Церковь замка, получившего название Кронборг (коронный замок), была освящена в 1582 г., строительство в целом было закончено в 1585 г. (рис. 4).
 
 
4. Кронборг. Королевский замок на берегу Зундского пролива, 1574—1585 гг.
4. Кронборг. Королевский замок на берегу Зундского пролива, 1574—1585 гг.
 
 
Наряду с кирпичом, из которого строились дворянские поместья, а позднее и королевские замки, в Кронборге был применен привозный камень из Голландии, Норвегии и с острова Готланда.
 
Кронборг стал первой монументальной резиденцией датских королей и единственным датским замком, облицованным тесаным камнем. Он получил форму почти правильного прямоугольника с башнями по четырем углам (рис. 5). Кроме того, со двора к середине южной стены замка примыкала самая высокая пятая башня. Отлична от других юго-западная угловая башня — четырехугольная в плане, низкая и широкая, с верхней площадкой для пушек. Главный вход на северной стороне отмечен воротами с порталом, фланкированным колоннами и богато украшенным резьбой по камню (первоначально ворота стояли отдельно перед рвом, через который был перекинут мост, позднее к ним были пристроены крепостные казематы). Замок был окружен с трех сторон валами и рвами с угловыми бастионами. Четвертая сто-
 
 
—стр. 617—
 
рона, обращенная к морю, была первоначально более низкой, одноэтажной, не превышающей высоты бастионов; открывался широкий вид на море. Главное значение имели бастион Фредерика (перестроенный из устаревшего бастиона старой крепости), к которому вел подземный ход от ворот замка, и бастион с маяком на углу.
 
Во времена Христиана IV Кронборг как государственная крепость защищал вход в проливы и напоминал о зундских пошлинах, как королевский замок — утверждал величие Дании.
 
 
5. Королевские замки: Кронборг — восточный фасад и план второго этажа; Фредериксборг — генплан и южный фасад второго двора
5. Королевские замки: Кронборг — восточный фасад и план второго этажа; Фредериксборг — генплан и южный фасад второго двора
 
 
Большие серые плоскости стен, сложенных из тесаного камня (не говоря уже об окружающих рвах и бастионах), придают замку еще крепостной характер, но резной фриз над верхним этажом, расставленные над ним по крыше декоративные фронтоны, треугольные фронтончики над окнами, каменная резьба и колонны портала главного входа и, наконец, симметричность
 
 
—стр. 618—
 
композиции всего сооружения свидетельствуют о том, что строители замка были хорошо знакомы с распространяющимся из Италии по всей Европе новым архитектурным стилем. Однако, заимствуя формы и детали из Северной Германии и Нидерландов, строители Кронборга применили их по-своему.
 
В последние годы XVI в. Христиан IV заново перестраивает старый замок Фредериксборг, выстроенный еще Фредериком II к северу от города Хиллеред. От старых зданий сохранились две круглые башни с датой 1562 г. и «Баня» в парке (архитектор Флорис, 1580 г.) — двухэтажное здание с готическим ступенчатым щипцом, восьмиугольной лестничной башней и богатым порталом. Новые постройки возводились на трех расположенных друг за другом островках озера и были закончены в основном в течение первого десятилетия XVII в., но строительство было вполне закончено лишь в 1625 г. (рис. 6).
 
 
Фредериксборг
Фредериксборг 6. Фредериксборг. Замок. Общий вид и ворота башни второго двора
 
 
—стр. 619—
 
Автора всей композиции назвать затруднительно, известно лишь, что изменения в нее вносились самим королем Христианом IV и что на более поздней стадии в строительстве принимал участие Ганс Стенвинкель Младший.
 
На первый из островов можно пройти по мосту между бастионами. На островке — скромные служебные и хозяйственные постройки, между которыми узкая прямая дорожка ведет к мостику в виде буквы S (он так и называется S-мостик), соединяющему первый остров со вторым.
 
На втором островке — второй двор замка. Вход в него ведет через ворота монументальной башни, соединенной низкими стенами с двухэтажными постройками, протянувшимися вдоль островка справа и слева. В них помещалась канцелярия, жил обслуживающий персонал, останавливались послы и гости.
 
В центре второго островка расположен гранитный фонтан со скульптурной фигурой Нептуна. Дорожка подводит к мосту, перекинутому на третий остров, где находится собственно замок — королевская резиденция.
 
План Фредериксборга — характерный симметричный ренессансный план замков Франции и других европейских стран. Выстроенный из кирпича и белого песчаника замок имеет форму правильного прямоугольника с башнями по углам. Но башни — разной высоты и формы. Передние — низкие и толстые с шлемовидными завершениями, задние — высокие, стройные со сквозными шпилями. Это не замкнутая крепость, к которой еще близок Кронборг. Южная сторона прямоугольника — низкая одноярусная галерея-аркада на колоннах со статуями в нишах, завершенная сквозной балюстрадой. В центре аркады портал с богато украшенным причудливым завершением, к которому подходит мост, связывающий второй островок с третьим. Первоначально скромная передняя стена замка не удовлетворила короля и была заменена пышной галереей-аркадой, выполненной по проекту Ганса Стенвинкеля Младшего (контракт 1619 г.). Мало того, вдоль фасада королевского корпуса была сооружена вторая галерея, отвечающая первой, на которую в торжественные дни выходил король со свитой под звуки оркестра.
 
Симметрия всей композиции с тремя островками, нанизанными на главную ось, нарушена изгибом S-мостика, сбивающим ансамбль с оси. Симметрично расположены торцы боковых корпусов замка с одинаковыми эркерами и завершениями. Но и здесь монотонную симметричность нарушают разноэтажность корпусов и различные формы оконных проемов. Равновесие объемов нарушено высокой башней в северо-западном углу двора. План усложнен так называемой галереей Совета, ведущей из покоев короля над перекинутыми над водой арками (как во французском замке Азе-ле-Ридо) к зданию зала Совета. В украшенное богатым порталом здание можно попасть и со второго острова через так называемые Карусельные ворота, ведущие к манежу, где придворные развлекались излюбленной игрой того времени — конной каруселью.
 
Не нарушена симметрия лишь северного, выходящего на озеро фасада замка с двумя легкими эркерами между средней и угловыми башнями.
 
Главная ось ансамбля Фредериксборга сдвинута преднамеренно, чтобы из-под арки надвратной башни второго острова неожиданно, как бы внезапно, раскрывался главный фасад замка.
 
После большого пожара 1859 г., который был объявлен национальным бедствием, от былой роскоши интерьеров Фредериксборга, ставшего теперь Национальным музеем, не осталось почти ничего. Сохранились только церковь и фрагменты других помещений. Некоторые из них восстановлены (оба рыцарских зала, «Летняя комната» короля и «Зимняя комната» королевы).
 
Преднамеренная асимметричность композиции, полихромия кирпича и песчаника, обогащавшаяся раньше обильной позолотой (внутри преобладали серебро и черное дерево), причудливые очертания башен, эркеров и щипцов — все это придает особую живописность и самобытность самому выдающемуся памятнику датской архитектуры, в котором с наибольшей полнотой воплотился стиль датского Ренессанса (именуемый иногда стилем Христиана IV).
 
Выстроив эту большую загородную резиденцию, Христиан IV задумал возвести небольшой летний дворец и в Копенгагене. На приобретенном для этой цели за городским валом участке в 1610—1625 гг. был выстроен дворец Росенборг (замок
 
 
—стр. 620—
 
Роз), окруженный укреплениями, валами и рвами с подъемными мостами (рис. 7).
 
 
Росенборг  Росенборг
7. Росенборг. Замок. Боковой фасад и планы
 
 
Но если Кронборг долгое время сохранял свое значение как крепость, если черты оборонной архитектуры были неотъемлемы от замка Фредериксборг, в Росенборге, более близком к дворцовому парковому павильону, они были только декоративными. Это частично сохранившиеся рвы и въездные ворота (1610 г.). Дворец расположен в разбитом позднее большом регулярном парке.
 
План Росенборга прост. К основному прямоугольнику примыкают три четырехгранные башни со стройными ажурными шпилями: самая высокая — в середине садового фасада, две — по углам северного садового фасада, по обе стороны четвертой, самой низкой, лестничной башни с шлемовидным завершением, к которой подводят справа и слева ступени наружных лестниц (башня служит главным входом). На торцовых фасадах с щипцами сложных очертаний на верхних этажах выступают два эркера (в конце XVII в. спущенные до цоколя). В сводчатых подвалах были когда-то винные погреба, первый этаж занимали апартаменты короля и королевы, второй — комнаты принцев и принцесс. Весь верхний этаж был занят Рыцарским залом. В первоначальном виде сохранились лишь приемный зал, спальня и рабочий кабинет короля.
 
Росенборг построен из кирпича и белого камня с шиферной кровлей, замененной позднее металлической со шпилями из меди и свинца. В отношении материала, конструкции и архитектурных форм образцом для него послужил, несомненно, Фредериксборг, но план Росенборга — традиционный план датских усадеб.
 
Жилых домов XVI — XVII вв. в Копенгагене сохранилось немного. И в столице, и в провинции это были кирпичные или фахверковые постройки. Как и в средние века, дома были обращены к улице торцами с крутыми гладкими или ступенчатыми крышами (рис. 8).
 
Верхнюю часть дома занимала семья владельца, нижняя предназначалась для торговых помещений и складов (рис. 9, 1). Иногда она сдавалась внаем.
 
В 1647—1651 гг. в столице был выстроен многоквартирный доходный дом, получивший название Шесть сестер по шести входным дверям (разрушен в 1900 г.).
 
На дома богатых горожан явно воздействует новый архитектурный стиль, сложившийся в Фредериксборге и в Росенборге. Таков в Копенгагене дом бургомистра Матиаса Хансена с двумя богато убранными декоративными фронтонами, дом Иенса Бангса в Ольборге и др.
 
 
—стр. 621—
 
В церковном строительстве победа Реформации отразилась незначительно. В столице и особенно в провинции старые церкви были приспособлены к особенностям нового культа.
 
 
8. Жилые дома в городе Орхус (фахверковый) и в Копенгагене (кирпичный)  8. Жилые дома в городе Орхус (фахверковый) и в Копенгагене (кирпичный)
8. Жилые дома в городе Орхус (фахверковый) и в Копенгагене (кирпичный)
 
 
Однако следует отметить и три новых обстоятельства.
 
Во-первых, наряду с колокольнями, завершенными вытянутой многогранной пирамидой, в Копенгагене появляются ажурные церковные шпили, как на башнях королевских замков. Таков шпиль церкви св. Духа, возведенный по рисунку Ганса Стенвинкеля Старшего около 1594 г.
 
 
9. Жилые дома. 1 — дом Рейминга с аптекой в Кольдинге, 1595 г., пристройка, 1607 г.; 2 — каменный дом в Нортваде; 3 — «Дом шести сестер» в Копенгагене, 1647 г.; 4 — пример фахверковых конструкций
9. Жилые дома.
1 — дом Рейминга с аптекой в Кольдинге, 1595 г., пристройка, 1607 г.; 2 — каменный дом в Нортваде; 3 — «Дом шести сестер» в Копенгагене, 1647 г.; 4 — пример фахверковых конструкций
 
 
—стр. 622—
 
Во-вторых, примерами нового стиля могут служить ордерные порталы той же церкви св. Духа и других церквей, еще скромные фасады Хольменскирке в Копенгагене и нарядно убранный фасад капеллы Христиана IV в городе Роскилле и, наконец, богатый интерьер церкви замка Фредериксборг.
 
В-третьих, начинаются поиски новых плановых решений для зданий, заново строящихся для нужд нового вероисповедания (рис. 10). Таковы планы Хольменскирке в виде равностороннего креста, крестообразный план церкви св. Петра, неосуществленная ротонда церкви св. Анны, усложненный план церкви в городе Кристианстаде в провинции Сконе (перешедший позднее к Швеции).
 
 
10. Планы церквей времени Христиана IV. Слева вверху — в Кристианстаде; внизу — св. Петра; справа — св. Анны
10. Планы церквей времени Христиана IV.
Слева вверху — в Кристианстаде; внизу — св. Петра; справа — св. Анны
 
 
Особо следует упомянуть об одной из достопримечательностей датской столицы, так называемой Круглой башне, пристроенной в 1637 г. к университетской церкви Троицы для астрономических наблюдений. Архитектурный облик этого здания с двойными окнами флорентийского типа, расположенными друг над другом между протянутыми сверху донизу узкими лопатками, членящими башню, с крупными консолями под балюстрадой верхней площади, далек от культовых сооружений. Внутри — винтовой пандус.
 
Христиан IV не только обстраивал Копенгаген, который, по его замыслу, не должен был уступать самым крупным голландским городам, но и закладывал новые города по новым градостроительным проектам. В 1616 г. был заложен Глюксборг, образцом для которого послужил итальянский город Пальма Нуова. По аналогичному звездообразному плану был составлен первый проект города Кристиансхауна (рис. 11, 2). От них отличается своим планом упоминавшийся Кристианстад (рис. 11, 1). В 1629 г. был составлен радиально-кольцевой план реконструкции Копенгагена, оставшийся неосуществленным.
 
 
11. Схемы планов новых городов. 1 — Кристианстад; 2 — Кристиансхаун
11. Схемы планов новых городов. 1 — Кристианстад; 2 — Кристиансхаун
 
 
От новых городов сохранилось мало. О строительстве Христиана IV в столице главное представление дают гравюры того времени.
 
 
12. Копенгаген. Старая ратуша, конец XVI в.
12. Копенгаген. Старая ратуша, конец XVI в.
 
 
—стр. 623—
 
13. Копенгаген. Торговая биржа, 1619—1640 гг.
13. Копенгаген. Торговая биржа, 1619—1640 гг.
13. Копенгаген. Торговая биржа, 1619—1640 гг.
 
 
—стр. 624—
 
Неподалеку от старого королевского замка был вырыт прямоугольный бассейн, вмещающий корабли любых размеров. В 1598—1611 гг. он был обстроен с четырех сторон (был оставлен лишь вход для судов) приземистыми мощными постройками, где помещались арсенал, цейхгауз и провиантские склады. В другом районе города было сооружено адмиралтейство; между площадями Старого и Нового рынков была построена ратуша (сгоревшая в XVIII в.) (рис. 12). Строились и жилые дома: дом для рабочих-кораблестроителей и поселок Нюбодер для матросов и их семей, состоявший из регулярных рядов одинаковых одноэтажных домиков.
 
Испытание временем выдержало гражданское сооружение, которое стало гордостью датской архитектуры и не уступает по монументальности Кронборгу и Фредериксборгу — копенгагенская Торговая биржа, строившаяся с 1619 г. (рис. 13, 14). Близ гавани были проведены большие работы по выемке грунта и забивке свай. Строительная площадка находилась между каналами, суда могли подходить к новой бирже с двух сторон (южный канал теперь засыпан). Здание, подведенное под крышу в 1623 г., выглядело первоначально скромно — не было ни шпиля, ни декоративных фронтонов на выходивших на каналы фасадах. Король приказал расширить и украсить постройку. Работы производились местными мастерами и рабочими под руководством Ганса Стенвинкеля, «главного архитектора и строителя его королевского величества» и его брата Лоренца. Братьев Стенвинкель можно считать авторами сооружения.
 
 
14. Копенгаген. Биржа. Боковой фасад
14. Копенгаген. Биржа. Боковой фасад
 
 
В первоначальном состоянии биржа вполне соответствовала своему назначению. В первом этаже находились товарные склады, во втором этаже по всей длине здания между торговыми помещениями с прилавками проходили два коридора, по концам которых были расположены залы для заключения сделок. Внизу торговали оптом, наверху — в розницу.
 
Чтобы привлечь внимание к новому сооружению, были использованы все возможности нового стиля. При прежнем сочетании красного кирпича с белым камнем возможно больше украсили торцы с причудливыми щипцами и порталами входов. Восемь одинаковых фронтонов с более высоким девятым, акцентирующим середину постройки, скрашивают монотонность длинных фасадов. Впервые появляются в качестве завершения вертикальных членений скульптурные человеческие фигуры, напоминающие гермы. Возвышающийся над зданием знаменитый шпиль, как бы спле-
 
 
—стр. 625—
 
тенный из хвостов четырех драконов, стал достопримечательностью Копенгагена.
 
Датские королевские замки остались памятниками той эпохи, когда Дания была мировой державой. Копенгагенская биржа — последний выдающийся памятник датского Ренессанса — символ твердо укрепившейся молодой датской буржуазии.
 
 
 

2. АРХИТЕКТУРА ШВЕЦИИ

 
Кальмарская уния тяготила шведов, не желавших признавать власти датских королей. Недовольство вылилось в восстание, возглавленное представителем старого дворянского рода Густавом Вазой. В 1523 г. уния была расторгнута, и Густав Ваза был провозглашен шведским королем Густавом I (1523—1560 гг.).
 
Главной целью, поставленной новым королем, было укрепление центральной власти и обеспечение господства на Балтике. Введенная в стране Реформация помогла осуществлению первой цели: секуляризация собственности духовенства обогатила казну, церковные земли перешли к государству и частично к дворянам, что привлекло их на сторону короля. Для достижения второй цели строился флот, заключались торговые договоры с европейскими государствами, велись войны с Данией и Московским государством.
 
Политику Густава I успешно продолжали его сыновья Эрик XIV, Иоганн III и Карл IX, правившие Швецией до начала XVII в. Окончательному достижению обеих целей препятствовали, однако, общая отсталость страны, постоянные войны и внутренние раздоры — сыновья Густава I ожесточенно враждовали между собой. Только к середине XVII в. Швеция, расширив свои границы, стала мировой державой.
 
За девять десятилетий, протекших с провозглашения Густава Вазы шведским королем до конца правления его третьего сына Карла IX (1604—1611 гг.), в Швеции было выстроено немного. Тем не менее за этот период в архитектуре сложился своеобразный национальный стиль, получивший название «Ваза-ренессанс».
 
В большей степени, чем архитектурный облик построенных и перестроенных замков, основателя династии интересовало их соответствие требованиям военной науки — король опасался и крестьян, и связанной с высшим духовенством части дворянства. Свергавшие друг друга с престола и заключавшие один другого в тюрьму его сыновья строили немного — при них только заканчивались и отделывались начатые ранее сооружения. Тогда и проник с юга Европы в Швецию новый ордерный стиль — через Германию, Данию и через Польшу (женой Иоганна III была Екатерина Ягелло, а сын их Сигизмунд стал королем Швеции и Польши). Больше строили дворяне, расширившие свои владения и воспринявшие идеи новой культуры. Королевские крепости-замки и дворянские замки-усадьбы — основные типы шведской архитектуры (культовые сооружения относятся к более позднему времени). Для культовых обрядов достаточно было старых церковных зданий. Строительство в городах стало более оживленным в XVII в., когда перестраивались старые города (перепланировка Стокгольма относится к 1630—1640 гг.) и строились новые (Гетеборг основан в 1619 г.).
 
 
1. Замок Грипсхольм на озере Мелар, 1537 г. Гриф-башня
1. Замок Грипсхольм на озере Мелар, 1537 г. Гриф-башня
 
 
Первым замком Густава Вазы был Грипсхольм (рис. 1, 2). В шведской
 
 
—стр. 626—
 
2. 1 — Замок Грипсхольм; 2 — замок Вадстена, 1545—1563 гг.
2. 1 — Замок Грипсхольм; 2 — замок Вадстена, 1545—1563 гг.
 
 
—стр. 627—
 
хронике времен Карла IX говорится, что «в 1537 г. король заложил и перестраивал замок Грипсхольм на том острове, где он находится и ныне». Основой комплекса стали четыре круглые башни разного диаметра, расположенные по странам света; самая мощная восточная (теперь она именуется Театральной по встроенному в нее в XVIII в. залу для театральных представлений), меньшая по диаметру и более низкая северная (так называемая Ваза-башня), самая высокая западная (Гриф-башня) с флюгером в виде грифа на шпиле и наименьшая по диаметру южная Тюремная башня.
 
Между Театральной и Ваза-башней с одной стороны и Гриф-башней и Ваза-башней с другой стороны были возведены жилые корпуса с фасадами, выступающими углом наружу; от Тюремной башни тянулись к Театральной и Гриф-башне прямые гладкие стены. Так образовался замкнутый шестиугольный внутренний двор замка. Внешний двор образовали строения последующих веков и сохранившаяся от средних веков самая старая часть комплекса — «Королевская кухня».
 
Строительство начал Генрих фон Целлен из Померании. Оно продолжалось и позднее в течение нескольких веков (вплоть до реставрации конца XIX в.). При сыновьях Густава Вазы крепость приняла вид ренессансного замка. Жилыми помещениями был обстроен весь внутренний двор, все роскошнее становились покои с росписью стен и сводов, с резными деревянными панелями и потолками. Из сохранившегося от XVI в. наиболее характерна комната герцога в Тюремной башне (рис. 3). Неправильной, формы сводчатое помещение отделано в новом стиле со всей роскошью, на какую были способны местные и зарубежные мастера: роспись сводов носит ярко выраженный шведский характер, примененные здесь арки на пилястрах и другие части ордера можно найти на гравюрах, иллюстрирующих архитектурные трактаты Серлио и Дюсерсо. Снаружи крепостную суровость смягчили опоясывавший башни глухой архитектурный фриз и разнообразные завершения башен.
 
 
Замок Вадстена. Вид с северо-запада   Замок Грипсхольм. Комната герцога Карла
3. Замок Вадстена. Вид с северо-запада;
Замок Грипсхольм. Комната герцога Карла
 
 
Второй загородной резиденцией короля Густава стал замок Вадстена, начатый в 1545 г. (рис. 2, 3). Он был также задуман как крепость. Расположенный на самом берегу озера прямоугольный жилой корпус с башней над средней частью, где находится церковь, с обоих концов защищен толстыми приземистыми башнями-бастионами, перед которыми расположены еще две такие же башни (между башнями находились валы, в XIX в. замененные низкими стенами, окруженные наполненными водой рвами). Фортификационными работами ру-
 
 
—стр. 628—
 
ководил приезжий военный инженер Булгерин, родом так же, как и Целлен, из Померании, но архитектура замка, имеющая еще более, чем в Грипсхольме, ярко выраженный национальный характер, принадлежит, несомненно, местным мастерам. Более строги, чем в Грипсхольме, интерьеры, где каменные выбеленные стены и деревянные балки потолка сдержанно украшены орнаментальной росписью. Гордостью шведской архитектуры стал обращенный к воде северный фасад замка с квадратной башней заподлицо с средней его частью и с более низкими круглыми башнями по бокам. Суровое величие этого сооружения подчеркнуто фактурой кладки. Ренессанс вносит новые черты применением дори-
 
 
4. Замок Кальмар. Общий вид замка и колодец во дворе   4. Замок Кальмар. Общий вид замка и колодец во дворе
4. Замок Кальмар. Общий вид замка и колодец во дворе
 
 
5. Замок в Свартшё (не сохранился). Круглый двор, план  5. Замок в Свартшё (не сохранился). Круглый двор, план
5. Замок в Свартшё (не сохранился). Круглый двор, план
 
 
6. Гостиная усадебного дома XVI в.
6. Гостиная усадебного дома XVI в.
 
 
—стр. 629—
 
ческого фриза на полуколоннах портала 1563 г., пилястр, волют и скульптур в нишах шипцовых завершений обоих торцов здания (1605—1620 гг.).
 
Сыновья Густава Вазы достраивали и перестраивали другие королевские замки. Большие работы велись в Кальмарском замке (рис. 4), где сохранились интерьеры, порталы и фонтан во внутреннем дворе. Судя по сохранившимся изображениям, многие черты нового стиля приобрел средневековый Стокгольмский замок, перестроенный в XVII—XVIII вв. Из несохранившихся построек следует упомянуть также перестроенный замок Свартшё с круглым двором диаметром 27 м, окруженным двумя ярусами аркад, — свидетельство дальнейшего проникновения в Швецию нового архитектурного стиля (рис. 5).
 
Сохранившиеся в большом количестве сооружения в дворянских поместьях для развития архитектуры Швеции имеют меньшее значение, чем ее королевские замки. В принадлежавшей в XVI в. Дании провинции Сконе строительство испытало датское влияние. Как и в Дании, в большинстве кирпичные дворянские замки можно разделить на два типа: замкнутый и открытый. Наиболее характерные образцы первого типа — усадьбы Туруп и Виттскевле — почти квадратные в плане с двумя башнями, расположенными по диагонали. Характерные признаки Турупа, выстроенного в 1545—1546 гг., — ступенчатые фронтоны датского типа и одна из башен — круглая внизу и восьмигранная в верхней части, а также ренессансная аркада с одной стороны внутреннего двора. В Виттскевле, на стенах которого сохранились даты строительства (1553 и 1577 гг.), одна башня сохранила средневековые зубцы, другая завершена многоярусным шпилем, характерным для начала XVII в. Ко второму, более позднему типу относится Свенстроп с нарядными завершениями квадратной лестничной башни в середине длинной стены и торцовых стен, выстроенный в 1596—1599 гг. Завершающим эпоху является Росендаль, начатый в 1615 г. Эта самая изящная из построек шведских дворян, несмотря на башню со шпилем в одном из углов двора, скорее мирная усадьба, чем укрепленный замок.
 
В других местах Швеции для дворянских усадебных домов, всегда каменных, характерен прямоугольный корпус, к которому примыкают три четырехугольные башни: в середине фасада и по углам. Таковы усадьба Экенес и известная по гравюрам Стурефорс, меньшие по масштабам и более простые по внешнему облику, чем королевские замки. Беднее и их интерьеры с белыми каменными стенами и деревянными или каменными полами (рис. 6).
 
Местные мастера, уже знакомые с формами классического ордера, украсили только двери и очаги порталами с треугольными или более сложными по очертаниям фронтонами на колоннах.
 
Архитектура Швеции приобретает общеевропейское значение в XVII в., когда централизованное шведское государство не уступает могуществом и авторитетом ни одному из других государств Европы. В этот блестящий век шведской истории появились и архитекторы-профессионалы.
 
Тем не менее большую роль в общем развитии архитектуры сыграло исключительно самобытное, непосредственное и свежее зодчество XVI в., среди памятников которого наибольшее значение имеет замок Вадстена, служивший образцом для многих более поздних построек вплоть до XX в. Его северный фасад с акцентированным центром и боковыми башнями стал прообразом архитектурного типа, усложнившегося позднее и развившегося, главным образом в загородных резиденциях, в вытянутое по горизонтали здание с более высокой средней частью и также более высокими нарядными, боковыми павильонами.
 
 
 
—стр. 630—
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[ко всему 5-му тому Энциклопедии]
 
 
К концу рассматриваемого периода Италия уступила ведущее место в экономическом и социально-политическом развитии крупнейшим из образовавшихся в Европе национальных государств — Испании, Франции, Великобритании. Ее разобщенные мелкие государства практически утратили свою независимость.
 
Но, как это бывало и раньше в истории, победители немало заимствовали у побежденных, и влияние итальянской культуры, особенно ее искусства и архитектуры, быстро распространяется по Европе.
 
Уже в период итальянских войн в начале XVI в. представители французского, испанского и немецкого дворянства имели возможность оценить высокую культуру быта господствующих слоев итальянского общества, и эти первые контакты способствовали распространению итальянских влияний. Сперва имело место заимствование отдельных архитектурных форм и композиционных приемов, лишь вкрапливавшихся в готическое по общему характеру зодчество Испании и Франции. Но вскоре эти заимствования уступили место более широкому и органическому процессу сложения архитектуры нового времени.
 
Архитектурными заказчиками в эту эпоху европейской истории преимущественно являются, с одной стороны, государственная власть в лице абсолютного монарха и феодальной знати, с другой — зарождающаяся буржуазия. Они оказывали возрастающее влияние и на церковное строительство. И эти заказчики, начиная с королевского двора, определявшего образ жизни и вкусы общественной верхушки, и кончая ранней буржуазией, отстаивавшей право на свободу личности и прогрессивное светское мировоззрение, нашли в итальянском зодчестве эпохи Возрождения как раз то, что им требовалось как в функциональном, так и в идейном и эстетическом отношении. Но разработанные в итальянском зодчестве композиционные приемы и типы, а также гибкая система архитектурно-выразительных средств, базировавшаяся на античной ордерной системе, перерабатывались в каждой стране для решения возникавших новых архитектурных задач в соответствии с исконными традициями народного зодчества, местными строительными материалами и строительными навыками.
 
Так, в зависимости от особенностей национальной культуры и от степени влияния буржуазного мировоззрения на идеологию господствующих классов новый стиль архитектуры получал в каждой стране свой особый национальный характер, постепенно охватывая всю область строительной деятельности, начиная от дворцов и королевских учреждений и кончая скромными усадьбами или рядовой жилищной застройкой города.
 
Между тем в самой Италии архитектурное развитие отнюдь не приостанавливалось, и параллельно развивавшиеся на протяжении XVI в. течения привели во времена воинствующей церковной реакции к становлению нового стиля — барокко, история которого будет прослежена в седьмом томе.
 
Здесь следует только указать, что воздействие этого стиля, особенно сильно
 
 
—стр. 631—
 
сказавшееся в странах католического вероисповедания, сочетается с влиянием более ранней архитектуры Возрождения, чрезвычайно осложняя общую картину архитектурного процесса в западноевропейских странах в конце XVI и XVII в.
 
В большинстве северных стран готическая традиция преодолевается чрезвычайно медленно и нередко, как, например, в Нидерландах и в Германии, непосредственно сменяется барокко, в то время как, например, в английской архитектуре барокко почти совсем не получает развития.
 
Так на смену готике, которая еще в XV в. являлась для Западной Европы господствующим международным архитектурным стилем, возникла архитектура эпохи Возрождения, не менее интернациональная, чем готика, но обладавшая более определенными и ярко выраженными национальными особенностями.
 
Эта новая архитектура, ярко отразившая коренной переворот в общественных отношениях и в господствовавшем мировоззрении, отличалась не только новыми стилистическими формами и даже не только новыми типами сооружений, но всеми методами архитектурного мышления, разработанными в значительной мере на основе обновленных и переработанных древнеримских архитектурных традиций.
 
Рассматривавшиеся итальянскими зодчими как их исконное национальное наследие, эти традиции с их помощью вошли в архитектуру Западной Европы в качестве важного элемента общечеловеческого наследия, и это, несомненно, является заслугой Италии.
 
Однако наряду с достоинствами итальянской архитектуры в зодчество других западноевропейских стран проникли и свойственные ей черты исторической ограниченности — характерное для ее последних фаз стремление выдвинуть вопросы ордера, тенденция к канонизации античных архитектурных форм и приемов, постепенно приобретавших значение извечных, внеисторических, эстетических ценностей. Но развитие многих из этих отрицательных черт и тенденций сказалось значительно позднее.
 
В период, рассмотрением которого завершается настоящая книга, архитектура большинства западноевропейских стран вступала в полосу интенсивного развития, хотя города в сущности лишь начинали менять свой средневековый облик.
 
Сложившийся в период раннего средневековья город, с его узкими, кривыми улицами, над которыми доминировали собор или феодальная крепость, лишь постепенно, и в первую очередь в столицах, обогащался системой новых или выправленных прямолинейных улиц, проспектов и площадей. Эти начала регулярности получают дальнейшее развитие в XVII в. в сложении новых симметрично-осевых систем планировки городов эпохи абсолютизма.
 

11 декабря 2018, 22:04 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут