наверх
 
Удмуртская Республика


Архив: АСНОВА; Собеседование в ВОКС'е. 1926

Современная архитектура. 1926. № 2 Современная архитектура. 1926. № 2 Современная архитектура. 1926. № 2 Современная архитектура. 1926. № 2
 
 
 

АСНОВА // Современная архитектура. 1926. № 2. — С. 59.

 
АСНОВА
 
„Современная архитектура“ приветствует выход АСНОВА.
 
Общий современный облик выпуска, его агитационный характер, свежий характер всех заметок, любопытные проекты небоскребов Кринского и Лисицкого, — все это производит хорошее впечатление. Статья „В защиту конкурентов“ и ее практические предложения правильны по существу и имеют актуальный и практический смысл.
 
Тем не менее, искренне приветствуя выпуск „Асновы“, редакция считает своим долгом указать на те расхождения во взглядах, которые с очевидностью вскрываются при чтении статьи, „Основы построения теории архитектуры“ Ладовского, главного руководителя и вдохновителя „Асновы“ (ассоциации новых архитекторов), явившейся в свое время первым застрельщиком у нас в Москве, в частности в Вхутемасе, в борьбе со старой академической рутиной за новую архитектурную форму.
 
Надо предполагать, что многолетняя работа Ладовского над основами построения теории архитектуры, конечно, не исчерпана упомянутой статьей. Но, к сожалению, пока — это единственный документальный материал, которым мы располагаем, и приходится говорить лишь именно о нем.
 
Все, что говорится здесь „о форме“ (§ 1), носит до крайности отвлеченный характер и относится к числу элементарнейших понятий, которые, правда, полезно усвоить всякому смертному без отношения к его практической деятельности. Таковы общие указания на „качества геометрические, физические, физико-механические и логические“ или чрезвычайно расплывчатые понятия „мощи и слабости“, „величия и низменности“, „конечности и бесконечности“.
 
Но в § 2 Ладовский дает определение архитектуры: „архитектор конструирует форму, внося элементы, которые не являются техническими или утилитарными в обычном смысле слова и которые можно рассматривать как „архитектурные мотивы“... которые должны служить высшей технической потребности ориентироваться в пространстве“.
 
На наш взгляд такое определение или является ошибочным по существу или плохо сформулированным.
 
Оса предполагает, что основная задача архитектора заключается в организации пространства для определенного четко установленного производственно-бытового процесса, в нем протекающего.
 
Следовательно, отвлеченная форма — как „архитектурный мотив“ со всеми ее качествами — должна быть изгнана из употребления у современного архитектора, для которого та или иная форма, как та или иная конструкция — средства его организаторской деятельности. Проблема формальной выразительности — очень важная проблема, — и мы от нее, конечно, не отказываемся, — но актуальный современный смысл она приобретает лишь тогда, когда она рассматривается не отвлеченно, а в удовлетворении определенной утилитарной потребности.
 
Что отвлеченные эстетические суждения о форме вообще — путь для архитектора скользкий, по которому легко и сбиться, убеждает нас все дальнейшее содержание статьи Ладовского.
 
Так в § 4 он говорит, что „работа архитектора над геометрической выразительностью формы, которую мы всегда воспринимаем в перспективе, заключается в приближении образа, получаемого от восприятия реальной перспективы, к образу, данному в проекциях“.
 
С таким постулатом трудно согласиться потому, что если можно допустить, что иногда задача формальной выразительности и заключена в этом, то зато в целом ряде случаев можно сказать в большинстве случаев, она заключается именно в обратном, т.-е. в изучении и использовании той формальной выразительности, которую создает реальная перспектива, как таковая.
 
Примеры, приводимые Ладовским для пояснения своей мысли, его самого и подводят.
 
Например: нужно доказать, что две стороны параллепипеда равны между собой и имеют отношения сторон 1 : 1½. Допустим на минуту, что это действительно нужно доказывать. И вот рекомендуется вписывать в стороны п—да круги.
 
На наш взгляд, круг имеет то же свойство сокращаться в перспективе и не казаться кругом (он приобретает форму эллипса), как и стороны п—да, и таким образом нужно еще доказать, что круг есть круг при помощи другой вспомогательной формы, — и так без конца.
 
Отдавая должное Ладовскому за постановку самой задачи изучения архитектурной формы и за введение в вузе подобной дисциплины, совершенно необходимо признать, на основе его же опыта, что актуальный современный смысл эта работа могла бы приобрести, если бы:
  1. при всякой теоретической работе ясно было бы, зачем она делается, т.-е. если бы, несмотря на свою абстрактность, она была бы так или иначе увязана с ясно очерченной практически целевой установкой.
  2. если бы методы, применяемые при решении этих задач, были бы в основе своей методами архитектора, могущими иметь какое-либо реальное претворение в его организаторской работе сегодняшнего дня.
Только при этих условиях „основы построения архитектуры“ получили бы действительно научную материалистическую базу.

 

 

Вхутемас. Студент Куровский. Москва. Проект типографии // Современная архитектура. 1926. № 2. — С. 60—61.

 
Вхутемас. Студент Куровский. Москва. Проект типографии. Wchutemas. Student Kurovsky. Moscau. Entwurf für eine Druckerei.
Вхутемас. Студент Куровский. Москва. Проект типографии. Wchutemas. Student Kurovsky. Moscau. Entwurf für eine Druckerei.
 
Вхутемас. Студент Куровский. Москва. Проект типографии. Wchutemas. Student Kurovsky. Moscau. Entwurf für eine Druckerei.
Фасад типографии
 
Вхутемас. Студент Куровский. Москва. Проект типографии. Wchutemas. Student Kurovsky. Moscau. Entwurf für eine Druckerei.
Вхутемас. Студент Куровский. Москва. Проект типографии. Wchutemas. Student Kurovsky. Moscau. Entwurf für eine Druckerei.

 

 

Собеседование в ВОКС'е // Современная архитектура. 1926. № 2. — С. 60—62.

 
СОБЕСЕДОВАНИЕ В ВОКС’Е
 
25 мая состоялось собеседование в помещении Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС).
 
В собеседовании приняли участие немецкие архитекторы: Бруно Таут и Эрик Меньдельсон; представитель бюро нормирования стройматериалов при Госплане СССР — архитектор Некрасов; директор музея мебели — тов. Батенин; председатель О-ва культсвязи — О. Д. Каменева; редактор журнала „Современная Архитектура“ — М. Я. Гинзбург и член редакционной коллегии — Алексей Ган; заведующий культотделом союза строителей, Д. Аркин и др.
 
И Бруно Таут и Эрик Меньдельсон в своих импровизированных докладах сообщили собравшимся, что в данное время на Западе и в частности в Германии происходит борьба между представителями старой и новой архитектуры.
 
За новую архитектуру борется небольшая по количеству группа зодчих, которой приходится ни только выдерживать натиск архитекторов старой школы, но также напрягать не мало сил, чтобы преодолевать мещанство и эстетическую рутину самого общества, как в вопросах архитектурных, так и в части внутренней обстановки жилища. Оба докладчика крайне оптимистически говорили о перспективах жилищного строительства в СССР.
 
Бруно Таут, ссылаясь на то, что ему пришлось видеть у нас, сказал, что в Советском Союзе проблема жилищного строительства может быть разрешена более успешно, чем на западе, так как в пролетарском обществе, а главное в самой рабочей среде, имеется полная свобода от эстетических предрассудков. Таким образом социально-бытовое содержание жилищных сооружений, идя вместе с разумными требованиями, техники и гигиены найдет всестороннее, полное и наиболее целесообразное выражение в советском жилстроительстве.
 
Эрик Мендельсон, отметив те же положения, указал, что для более последовательного и точного проведения всех культурных задач, связанных с жилищными вопросами как в сооружениях новой архитектуры, так и в производстве новых вещей для жилищного оборудования, необходимо установить диктатуру государства. Конечно, такая диктатура мыслима только в такой стране, как СССР, так как в ней весь строй является прогрессивным строем нового общества, в котором реально чувствуется усвоение новейших идей.
 
Нельзя не отметить особого удовлетворения, полученного нами от кратких докладов немецких передовых архитекторов, которые, подходя к практическим разрешениям вопросов материальной культуры, ни на минуту не забывали об идеологической сущности дела. Это дало возможность и нашим товарищам, борющимся за рационализацию художественного труда и его новые виды, несколько обострить собеседование.
 
М. Я. Гинзбург в своем слове, приветствуя немецких соратников по архитектуре, сказал, что все вопросы, затронутые ими так же живо и с той же прямолинейностью, разрешаются и в нашей среде архитекторов новаторов, которые объединяются ныне вокруг журнала „Современная Архитектура“. Прогрессивные задачи строительства в архитектуре в нашем Союзе, так же как и на Западе, пока что имеют очень небольшое количество своих сторонников. Старая школа и у нас до сих пор пользуется бо́льшим признанием и успехом, чем новые силы архитектуры. Нам приходится также вести упорную борьбу за существование и за право по-новому работать. Эстетические предрассудки, к сожалению, и в советской общественности дают себя знать. Нам также приходится бороться и в этом смысле. Современная архитектура в СССР на ряду с проблемами градостроительства и отдельными видами материальных сооружений подходит к разрешению вопросов о вещи и внутреннего оборудования жилищного строительства масс. Во Вхутемасе имеется специальный факультет, где конструктивисты проектируют и практически осуществляют новые вещи бытового обихода. Мы идем вместе с вами и стремимся создать международный фронт современной архитектуры.
 
Представитель бюро нормирования стройматериалов при Госплане СССР архитектор Некрасов говорил о строительных материалах, указывая, между прочим, что у нас с большим трудом отходят в работах над сооружениями от кирпича и дерева и редко пользуются современными строительными материалами. Он просил немецких архитекторов рассказать, как и какими материалами пользовались в Германии в период острого жилищного кризиса. Это было бы крайне полезно, так как мы сейчас переживаем именно такой кризис и нуждаемся в быстром и наиболее экономном способе строительства в цепях облегчения жилищного голода.
 
Директор музея мебели Батенин и тов. Аркин говорили о нашем мебельном деле, которое должно работать именно на жилищное строительство и создать новые типы рациональной домашней обстановки.
 
Алексей Ган приветствовал немецких архитекторов от имени русских конструктивистов. Мы, пионеры конструктивизма, вот уже шесть лет ведем упорную борьбу со старыми понятиями искусства, с его спекулятивными видами, обслуживающими так называемый „духовный мир“ человека и ничего не дающими обществу в его вещественно материальном строительстве. Наша борьба ведется в двух направлениях: с одной стороны, мы закладываем основы новой идеологии художественного рационализма, с другой — мы практически осуществляем общественные вещи, пользуясь материалистическим методом в деле создания новых видов художественного труда. Нам было крайне приятно прочитать в нашей советской прессе интервью с Бруно Таут, в котором он обратил внимание на ту кляксу, которую делает в настоящее время строительный отдел Наркомпочтеля, сооружая старомодное здание для нового телеграфа по проекту инженера Ивана Ивановича Рерберга. Бруно Таут присоединил свой голос к голосам нашего протеста. Этот факт говорит за нашу идейную связь и убеждает нас в том, что международный фронт современной архитектуры накануне своего практического разрешения и осуществления. Мы надеемся в недалеком будущем действительно установить этот фронт и деловым образом связаться с передовыми архитекторами Запада и Америки, а также связаться с немецкими конструктивистами Баухауза и помочь им выйти на более правильный и последовательный путь нашего конструктивизма.
 
О. Д. Каменева указала, что, нас, конечно, интересует не только программа минимума, о которой говорил инженер Некрасов. Программа максимума, в которой мы бы разрешали во весь рост вопросы будущего жилстроительства, для нас обязательна. Живое общение между нашими архитектурными силами с передовыми архитекторами западного зодчества необходимо. Для этого следует при ВОКС организовать специальную секцию для связи наших архитекторов и работников художественной промышленности с Западом в целях взаимного обмена опытом.
 
Собрание единогласно высказалось за такую организацию.

 

 

А. Буров и М. Парусников. Москва. Конкурсный проект рабочих домов для Иванова-Вознесенска // Современная архитектура. 1926. № 2. — С. 62.

 
А. Буров и М. Парусников. Москва. Конкурсный проект рабочих домов для Иванова-Вознесенска
А. Буров и М. Парусников. Москва. Конкурсный проект рабочих домов для Иванова-Вознесенска. A. Burov und М. Parusnikoff. Moscau. Entwurf für Arbeiterhäuser in Iwanowo-Wonessensk. Типовой блочно-серийный дом, составленный из 12 блоков по две 3-комнатных квартиры на 5 человек каждая (по 9.18 м. на человека), по заданию 3 этажа, 4 мансардный с использованием крыши. Комбинация блоков может пересоставляться любым образом в зависимости от каждого частного случая задания, конфигурации и ориентировки генерального плана. Новый прием разрешения фасада жилого дома является результатом стандартизации всех элементов и блочно-серийного типа здания.
 
А. Буров и М. Парусников. Москва. Конкурсный проект рабочих домов для Иванова-Вознесенска
 
А. Буров и М. Парусников. Москва. Конкурсный проект рабочих домов для Иванова-Вознесенска

 

 

Группа компаний «Стена» — спонсор рубрики «Архив» на портале Tehne.com.

Поставка из Европы и производство всех видов декоративных отделочных материалов и фасадных систем, дизайн-проекты.

 


11 мая 2014, 2:42 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут