наверх
 
Удмуртская Республика


Архив: Корнфельд Я. Интерьеры Дворца Советов. 1938

 

Этой публикацией мы открываем новый цикл материалов, которые будут публиковаться на портале tehne.com — «Архитектурный архив».
 
 

Корнфельд Я. Интерьеры Дворца Советов // Архитектура СССР. 1938. Ноябрь. — С. 38—43.

 
Над архитектурой Дворца Советов в течение нескольких лет, на основе непосредственных указаний руководителей партии и правительства, напряженно работает большой и высококвалифицированный коллектив архитекторов.
 
Идея первоначального проекта подверглась за эти годы капитальной разработке, внешний образ Дворца Советов получил законченную, совершенную архитектурную форму.
 
Здание сохранило и усилило свою выразительную динамичность, но стало простым, ясным, монументальным. Мудрая экономия пластических средств сообщает ему сдержанную силу и эпическое спокойствие произведения высокого отиля.
 
Ясное выражение высоких идей в правдивой и лаконичной форме являетоя целью всех архитектурных исканий коллектива, направляющей его работу над созданием стиля Дворца Советов — стиля нашей советской современности, стиля эпохи социализма. С каждым годом задача определения этого стиля углубляется, язык форм совершенствуется, работа охватывает один за другим новые участки архитектуры Дворца Советов.
 
Большие силы коллектива сосредоточены на разработке интерьеров величественных зал. Решение каждого зала составляет проблему исключительного масштаба и сложности.
 
Идейное задание каждого зала четко сформулировано. Задача композиции — найти язык архитектуры для полноценного его выражения в формах, проникнутых той же образностью, что и формы внешней архитектуры Дворца Советов.
 
Объем большого зала Дворца Советов складывается из трех геометрических форм: усеченного конуса — воронки амфитеатра, цилиндра порталов и параболлоиды купола.
 
Четыре пятых воронки амфитеатра займут места зрителей (20 000 мест), одна пятая отводится под развитую трибуну президиума. Зал не замыкается стенами: через кольцо величественных порталов он раскрывается в пространство окружающих его кулуаров, стены которых будут украшены монументальными панно. В этом торжественном и величественном приеме ясно выражается природа советского парламента, вмещающего в своих стенах десятки тысяч лучших людей страны, связанного со всем народом.
 
В первом варианте этого зала мощные пилоны сильно развиты вглубину и уступами сужаются по направлению к центру. На небольшом расстоянии перед пилонами поставлены стройные столбы, несущие кольцо световой галлереи у основания купола. Отношение высоты столбов к их ширине, к высоте венчающего пояса и к ширине проемов соответственно равно: 1:11, 1:0,3, 1:0,61.
 
Такая система пропорций для элементов, выполняемых в камне, была не совсем уместна, так как не раскрывала их истинной структуры и размеров.
 
Тяжелое архитравное перекрытие, опертое на тонкие каменные столбы, сокращает масштаб проемов и сбивает характеристику всего кольца, которое несет гигантский купол, одновременно связывая его с амфитеатром.
 
Речь идет не о сравнении с канонами античного ордера, а о неверных принципах изображения свойств материала. В основе конструкции пилонов — сталь, однако ее видимая каменная одежда должна быть правдиво и убедительно выражена в пропорциях, свойственных камню. Или, что в данном случае вернее, нужно отказаться от системы архитравного перекрытия и изменить характер столбов и пояса.
 
В последних вариантах сделаны успешные шаги в этом направлении: отдельные столбы под галлереей упразднены, пилоны несколько больше развиты уступами в глубь зала, световая галлерея получила консольную конструкцию и иную архитектурную характеристику. Сильные пилоны упруго несут гигантский купол, подчеркивая его мощное и вместе о тем легкое отроение.
 
Поверхность купола расчленена на четыре кольца. Их крупные каннелюры и ребра сходятся радиально к центральному фонарю, льющему со стометровой высоты свет в зал. Каннелюры подсвечиваются скрытыми у основания колец прожекторами. Вся чаша купола поэтому кажется озаренной как бы северным сиянием. Купол теряет массивность, его тяжесть преодолевается, он превращается в легкую сферу, в своего рода световой орган, способный видоизменять обстановку в зале и вызываемое ею настроение. Эта возможность световой трансформации будет особенно уместной в случаях использования зала для театральных целей, когда он превращается в фон массовых героических постановок.
 
Дворец Советов. Авторы проекта: проф. В. Г. Гельфрейх. арх, Б. М. Иофан, акад. арх. В. А. Щуко. Большой зал. Перспектива. Бригада арх. А. Хрякова.
Дворец Советов. Авторы проекта: проф. В. Г. Гельфрейх. арх, Б. М. Иофан, акад. арх. В. А. Щуко. Большой зал. Перспектива. Бригада арх. А. Хрякова.
 
Действие развиваетоя в центре амфитеатра на круглой механизированной сцене, окруженной вращающимся кольцом. У самой арены начинается широкий сектор — трибуна президиума. На ее террасах действие сможет развиваться фронтально и по вертикали перед зрителями. Система террас трибуны поднимается до краев амфитеатра, соединяя арену с кольцом порталов, где действие сможет развиваться, охватывая амфитеатр зрителей.
 
Таким образом выполняется важная часть программы большого зала: открывается возможность его универсальной театрализации, отвечающая основным видам организации действия в центре амфитеатра, фронтально перед зрителями или вокруг амфитеатра. Элементы архитектуры зала превосходно найдены и в принципе уже установились в проекте. При всех последующих исканиях они сохранились в неприкосновенности и лишь совершенствовались в деталях.
 
Главное фойе Большого зала Дворца Советов. Перспектива. Арх. А. Баранский.
Главное фойе Большого зала Дворца Советов. Перспектива. Арх. А. Баранский.
 
Более радикальной переработке чем другие части, подверглась центральная трибуна. Архитектурная тема трибуны исключительно сложна: она включает деловую трибуну для оратора, места президиума, печати и дипломатических представителей; она служит постоянным архитектурным фоном для массовых постановок на арене, причем действие может развиваться и на ее многочисленных террасах; она символизирует единство народов Союза и служит постаментом величественному памятнику социалистической революции.
 
Совершенствование форм трибуны направлено к тому, чтобы придать ей центральное значение в архитектуре зала и наиболее ярко выразить всю сумму связанных с ней идей и представлений.
 
По сравнению с первым вариантом Большого зала в новом варианте многое уже нашло более зрелое архитектурное решение. Сектор трибуны развивается вплоть до самой арены, упразднен пятипролетный портик, который превращал трибуну в торжественные ворота, ведущие куда-то за пределы зала. Трибуна приобрела более самостоятельный характер, отвечающий ее центральному положению в объеме зала. Все возрастающие по мере развития вверх к скульптурной группе размеры частей и лаконичность их форм выразительно подчеркивают монументальность постамента и подготовляют зрителя к восприятию величественной группы.
 
Но при всем том утрачены некоторые достоинства предшествующего варианта. Трибуна приобрела излишне мемориальный характер, который противоречит общему мажорному тону архитектуры зала.
 
Отдельные детали еще недостаточно выисканы: случайное место занимают гербы республик, они как бы развешены, а не слиты с полем стены.
 
Две украшенные барельефами и далеко отодвинутые от центрального массива террасы по величине и характеру обработки выпадают из композиции.
 
Работа над проектом трибуны продолжается, многое здесь уже изменено к лучшему; задача заключается в том, чтобы в дальнейшем синтезировать в ее архитектурной форме все стороны задания, сохранив единство и с характером трактовки остальных форм зала.
 
К кольцевому кулуару большого зала прилегают залы главного и двух боковых фойе. В свое время главное фойе представляло собой длинный однопролетный зал, отделенный глухими стенами от смежных проходов. Последние варианты главного фойе вносят принципиально новые предложения в пространственную организацию его интерьера. В длинном однопролетном зале-фойе, с пропорцией плана 1:4, боковые стены превращены в ряды пилонов. Смежные пролеты присоединены к объему фойе — зал получил превосходные пропорции 1:2,5.
 
Замена одного пролета тремя, сочетание узких боковых и широкого среднего пролета, богатая пластическая обработка пилонов — все это по-новому характеризует зал. Он действительно превращается в главный зал, преобладающий над остальными фойе. Центр тяжести перенесен с живописных на архитектурные средства решения интерьера. Раньше большие панно играли доминирующую роль в убранстве зала. В последнем проекте они сохранены и даже значительно увеличены, но перенесены на стены крайних пролетов или на плафон.
 
Пространственная организация разрешается преимущественно средствами архитектуры, дополненной по разным вариантам в различной степени богатым рельефом скульптуры. Объединение средств трех искусств в объеме придает его убранству особое богатство и пластическую насыщенность. Основная тема главного фойе — Сталинская Конституция и единство народов республик Союза. Сравнивая новые варианты, можно утверждать, что те из них, которые умаляют или почти исключают одно из пластических искусств, снижают идейную выразительность композиции и уменьшают ее парадность.
 
Наименее содержателен вариант с пилонами в виде сдвоенных столбов. Его архитектурные формы академически бесстрастны и прозаичны, в этом смысле они выпадают из общего стиля архитектуры Дворца Советов. Форма самых столбов и их капителей чужда духу Дворца Советов и исканиям нового пластического выражения его образа.
 
Другую крайность представляет вариант, в котором пилоны окружены у основания скульптурными группами. В этой композиции к каждому из десяти пилонов по сторонам центрального нефа прилегает доска с гербом, текстом Конституции и горельефной группой народностей республики. По боковым стенам — сплошные ленты барельефов; на плафоне — огромное живописное панно. В результате зал кажется излишне насыщенным пластическими элементами, иллюстрирующими его тему, но подавляющими его архитектурную структуру. Главные элементы - пилоны — утрачивают свою конструктивную выразительность и превращаются в аллею самодовлеющих монументов, недостаточно связанных с лежащим на них архитравом. Значительная часть сечения пилонов крупными уступами выступает за линию архитрава и не несет его нагрузку. Основное сечение пилона врезывается в скульптурную группу, причем утрачивается зрительная связь пилона с опорой и чрезвычайно утяжеляются его пропорции.
 
Третий, основной вариант свободен от аскетизма первого и излишеств второго. Пропорции пилонов здесь стройнее, уступы мельче, они играют подчиненную роль в сечении пилона, конструктивная роль пилона яснее выражена в его форме. Но логическая связь его формы со структурой все еще недостаточно мотивирована. В супрематических сдвигах уступов, почти одинаковых на доске Конституции и на пилоне, еще много декоративного своеволия, не выявляющего, а лишь затемняющего выражение темы.
 
Боковое фойе Большого зала Дворца Советов. Арх. Л. Поляков, И. Рожин.
Боковое фойе Большого зала Дворца Советов. Арх. Л. Поляков, И. Рожин.
 
Архитектурные формы зала последовательно разработаны в духе, родственном формам фасада, но отличие масштабов и условий восприятия снаружи и в интерьере недостаточно ясно выражено. В то время как формы фасада рассчитаны на восприятие с огромного расстояния, интерьер ограничивает удаление и диктует иной масштаб деталей, иную пластику. Это еще не учтено в вариантах главного фойе и в обработке других залов Дворца Советов. Детали излишне крупны и не создают нужного перехода от крупной формы через тонкую пластику к масштабу пространства интерьеров и наполняющих их людей. Этот недостаток следует отнести, повидимому, за счет того, что разработка композиции залов находится еще на промежуточном этапе, когда архитекторы в своих исканиях исходят больше от общего, чем от частностей, очередь до которых дойдет на следующих этапах.
 
Тема обоих боковых фойе — героика гражданской войны. Пространственная их организация одинакова: оба фойе состоят из одного широкого и одного узкого пролета, прилегающего непосредственно к стене бокового фасада. Пролеты разделены рядом пилонов. Широкий пролет от делен от кулуара большого зала глухой стеной с относительно невысокими проемами входов. Залы различаются по обработке плафонов, деталями пилонов и цветовой гамме; в остальном они задуманы одинаково.
 
Боковое фойе Большого зала Дворца Советов Арх. Л. Поляков, И. Рожин.
Боковое фойе Большого зала Дворца Советов Арх. Л. Поляков, И. Рожин.
 
Плафон одного фойе обработан частыми балками. В середине балки покрыты золоченой инкрустацией, Золочение в сочетании с красным камнем пилястр применено и в деталях пилонов. Пол разработан в красном и черном цвете, стены белые. Плафон другого фойе обработан крупным рельефом. Его цветовая гамма построена на серых и зеленых тонах в сочетании с белыми стенами. Форма пилонов вытянута перпендикулярно архитраву и усложнена выступом пилястр более темного цвета. Широкие боковые плоскости пилонов превращены в мемориальные доски, украшенные рельефом. У верхнего и нижнего краев пилоны окаймлены узкими тягами более темного цвета. Но при всем этом пилоны несколько аморфны, недостаточно расчленены, пропорции их грузны. Грузны также наличники, огибающие нескольними широкими уступами проемы в стене. Эти крупные элементы резко отличаются по характеру от композиции пола и плафона, разработанных в ином масштабе, более близком к условиям восприятия в зале. Сомнение вызывает также уместность росписей такого огромного масштаба на глухой стене. На эту роспись и рельефы пилонов по преимуществу возложена задача представлять тему двух залов. Архитектурные формы залов в «тематическую работу» не вовлечены и выглядят совсем нейтрально. Повышение образности архитектурных форм (не натуралистических, конечно) могло бы значительно усилить характеристику залов, посвященных такой вдохновляющей теме.
 
Композиция малого зала подверглась за эти годы значительным изменениям: варьировало число мест, назначение и организация сцены, а с ними архитектурное разрешение зала.
 
В сравнении с предшествующими, рассматриваемый вариант содержит одно важное изменение. Амфитеатр на 6 000 мест раньше был изломан по вертикали, образуя кольцо лож по средней дуге; верхняя половина амфитеатра от этого становилась круче и пересекалась со стеной зала на высокой отметке. До плафона оставалась неширокая полоса стены.
 
Сейчас излом амфитеатра устранен, места его поднимаются ступенями на меньшую высоту. Высота стены значительно возросла и соотношение основных частей зала — амфитеатра, его окаймляющей стены, и плафона — стало более уравновешенным. Зал кажется значительно более высоким и стройным.
 
Ранее гладкая, полукруглая стена с проемами теперь обработана крупным рельефом выступающих столбов, ниш и лож; недостаточно удовлетворительные крайние места амфитеатра у портальной стены исключены, и на их месте проектируются две скульптурные группы. В остальном композиция сохранилась почти без изменения.
 
Зал можно только условно, при сравнении с большим залом Дворца Советов, называть «малым». На самом деле это крупнейший зал заседаний и самый большой театр в Европе. Задача композиции должна ответить на оба задания и выразить их в архитектуре.
 
Античная форма полукруглого амфитеатра идеальна в тех случаях, ногда действие развивается в зале на его орхестре или на просцениуме; ее достоинства снижаются, когда действие удаляется за портал — в глубь сцены. Это противоречие между формой амфитеатра и глубинной сценой авторы последовательно стремятся смягчить, но полностью устранить его нельзя. Портал раскрыт в ширину на 40 м, но со стороны сцены почти нет заплечиков, поэтому портал придется диафрагмировать, и зрители крайних мест окажутся в плохих условиях, так как портал будет частично заслонять действие. Отсюда стремление исключить часть крайних мест и максимально расширить портал. Просцениум, обрамленный крупными тягами портала, служит и местом для президиума. В двойственности назначения — причина некоторой неполноценности решения с точки зрения каждой функции в отдельности.
 
Горизонтальный плафон расчленен по форме, аналогично амфитеатру, на полукруглый фонарь и концентричные уступы полуколец. Как и в большом зале, фонарь плафона олужит здесь источником естественного и искусственного света. Полукольцо плафона обработано, так же как и купол большого зала, рельефными каннелюрами. Но в малом зале каннелюры чересчур крупны и не оживляются эффентом скрытого освещения. Каннелюры и концентричные полунольца плафона обрываются у портальной стены, не связываясь с ее обработкой и не смыкаясь в единую законченную форму.
 
В последующих вариантах авторы во многом уже устранили эти недочеты. Форма и обработка малого зала совершенствуется и приобретает логику произведения большой архитектуры.
 
Малый зал Дворца Советов. Перспектива. Бригада арх. Ю. Щуко.
Малый зал Дворца Советов. Перспектива. Бригада арх. Ю. Щуко.
 
 
Проектная мастерская Дворца Советов — одна из наиболее значительных лабораторий советской архитектуры. Ее работы, творческий метод, идейные установки, к сожалению, мало известны широкому кругу архитекторов. Коллектив мастерской выполняет историческую работу, и многое из того, что им уже достигнуто, должно возможно скорее стать общим достоянием советской архитектуры и предметом углубленного изучения.
 
 
 

Группа компаний «Стена» — спонсор рубрики «Архив» на портале Tehne.com.

Поставка из Европы и производство всех видов декоративных отделочных материалов и фасадных систем, дизайн-проекты.

 


30 марта 2013, 18:39 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут