наверх
 
Удмуртская Республика


Архив: Крестьянский двор середняка-удмурта с. Нылги-Жикьи. 1926

В настоящем материале мы публикуем 2 статьи из второго сборника Трудов Научного общества по изучению Вотского края. Все статьи сборника смотрите в факсимильном скане.
 
Труды Научного общества по изучению Вотского края : Выпуск 2-й / Под редакцией Ф. Стрельцова. — Ижевск : Издание Научного общества по изучению Вотского края, 1926 Труды Научного общества по изучению Вотского края : Выпуск 2-й / Под редакцией Ф. Стрельцова. — Ижевск : Издание Научного общества по изучению Вотского края, 1926
 

Труды Научного общества по изучению Вотского края : Выпуск 2-й / Под редакцией Ф. Стрельцова. — Ижевск : Издание Научного общества по изучению Вотского края, 1926. — 116 с., ил.

Скачать сборник в формате pdf (яндексдиск; 73,5 МБ)
 
 
 
 

Петропавловский. Этнографическая экскурсия в дер. Пунем, Нылги-Жикьинской вол., Ижуезда. (Из материалов Обоно). Под редакцией Ф. Стрельцова // Труды Научного общества по изучению Вотского края : Выпуск 2-й. — Ижевск : Издание Научного общества по изучению Вотского края, 1926. — С. 96—109.

 

Этнографическая экскурсия в дер. Пунем, Нылги-Жикьинской вол., Ижуезда*

 
*) Из материалов Обоно по волостной переподготовке работников просвещения Ижевского уезда летом 1925 г. Под редакцией Ф. Стрельцова.
 
С целью показания практического проведения экскурсии, курсантами-учителями летних курсов по переподготовке работников просвещения Нылги-Жикьинской вол., по предложению представителя Обоно Баушева, было произведено 25 июня 1925 года этнографическое обследование деревни Пунем, которое дало следующие результаты:
 
Деревня Пунем существует 300—340 лет. Местность эта в то время, когда пришли сюда первые удмурты, представляла из себя сплошной лес и болото.
 
В незапамятные времена род Зюмья народа удмурт переселился из-за Камы в ту местность, где теперь находится село Булай, здешней волости. До появления рода Зюмья в окружающем районе было только два удмуртских селения — Норья и Уча.
 
Булай и был основан этими переселенцами из рода Зюмья, откуда село и получило название Булай-Зюмья. С течением времени удмурты стали находить себе более подходящие места для жительства и земледелия, а потому и начали выселяться из Булая.
 
Одними из первых выходцев Булая были основатели дер. Парсьгурта. Через некоторое время представители рода Зюмья, в количестве следующих 7 фамильных родов, основали деревню Пунем: 1) Левавыжи, 2) Дядя, 3) Эжбай, 4) Моро, 5) Бакос, 6) Бибарыс, 7) Кадыр.
 
До переселения сюда этих семей здесь в небольшом количестве жили черемисы, которые были вытеснены отсюда „дикими людьми“ —„Алгары“ (башкирами), о чем свидетельствуют названия некоторых местностей. Так, например, одна полянка называется „Башкир-чока“. Здесь, на новой земле переселенцы стали с большим, чем раньше, успехом заниматься сельским хозяйством и охотой.
 
Русских в дер. Пунем нет и не было. Как выходцы из Булая, пунемцы поддерживают сношения с жителями этого села, в котором уже нет в настоящее время удмуртов. О взаимоотношениях с властями пунемцы дать ответ уклонились.
 
Местность, где находится дер. Пунем, частью высокая, частью низкая. Сама же деревня стоит на высоком и сухом месте.
 
Особенных болезней, приводящих к скорой смерти, нет. Есть случаи заболевания сифилисом — урод висён или курт-чанги, трахомой — син ычкон, чесоткой — лыдон, головной болью — йыр висён, но смертность небольшая; умирают преимущественно старики и дети. Население увеличивается мало; в настоящее время насчитывается в деревне только 300 человек.
 
По наружному виду пунемцы представляют из себя людей среднего роста, тощего сложения. Не встречается лиц, как среди взрослых, так и детей, отличающихся заметным здоровьем.
 
Психический облик пунемцев выявить не удалось; замечено лишь недоверие к русским, следствием чего является скрытность.
 
Деревня Пунем имеет одну улицу, которая протянулась с севера на юг, с покатостью на север. Улица довольно чистая. Перед окнами домов посажены деревья. Окна домов выходят на улицу большею частью по 2 и по 3. Дворы по отношению к дому расположены с южной стороны; на двор выходят также по 2, по 3 окна.
 
Дома большею частью разделяются на 2 половины: переднюю — пыдлэсь корка и заднюю — урам пал корка.
 
В одной половине живут, другая служит кладовой. В передней избе находятся: стол (ӝӧк), две или три лавки (ӟус), стулья (пукон‘ёс), нары (бадзым ӟюс), маленькие табуретки (пичи пукон’ес), шкаф для посуды (кана), тарельница (тусьты трон), божница (оброскана), в углу, противоположном божнице, помещаются нары, на которых постоянно находится изголовье, с виду похожее на укороченную кровать (йыразьпу).
 
В задней избе находится сундук (сандык), жердь для белья (сюры). Между передней и задней избами находятся сени (коркаӟь.)
 
На дворе построены: шалаш (куала), амбар (кенос), погреб (егу), лабаз (лапас), хлев для свиней (пытсэт), конюшня (кор гид).
 
Шалаш служит для моления, а также столовой и кухней в летнее время. В шалаше, на противоположной стороне от двери, висит ковчежец (воршуд), в котором хранится во время праздника хлеб. В углу стоит стол и скамьи. Посредине устроен очаг для приготовления пищи. Пол в шалаше земляной; потолка нет; в крыше имеется отверстие для дыма. Для варки пищи употребляют обыкновенные дрова. В летнее время в шалаше находится необходимая домашняя утварь. Освещение употребляется керосиновое.
 
При постройке дома между бревнами в передний угол кладутся медные деньги, завернутые в шерсть. Исполнение этого суеверия означает надежду на богатую жизнь. К верхнему или нижнему косяку двери прибивается подкова, чтобы в дом не проникли никакие болезни.
 
Кроме земледелия удмурты занимаются охотой на белок, зайцев и дикую птицу, ловят рыбу, разводят пчел. Скота держат мало; среди домашних животных можно всегда встретить лошадей и коров, отчасти овец; больше всего держат птиц; разводят также свиней.
 
При каждом доме есть огород, в котором разводят больше всего свеклы, затем огурцы, капусту и картофель. Меньше всего, или даже вовсе не разводят морковь. Сорную траву в огороде до начала сенокоса не полют с той целью, чтобы не разгневался бог и не послал бы холод.
 
Так как деревня Пунем существует уже более трехсот лет, система землепользования значительно изменилась и увеличилась посевная площадь, которая вначале представляла из себя сплошной лес. Первые жители деревни вырубали лес, жгли и выкорчевывали пни. Таким образом по мере увеличении населения увеличивалась и посевная площадь. В настоящее время почти вся земля очищена от леса, а прилегающие к полям рощи являются общегосударственным достоянием.
 
Издавна господствует общинное землепользование, причем нет никакого тяготение к хуторскому, отрубному или поселковому расселению. Вся земельная площадь распределяется по угодиям следующим образом: пашни и усадебных угодий 482,34 дес., незаливных лугов 6,89 дес. и под перелогами 6,34. Система полеводства — трехполье. Из зерновых культур в ржаном поле сеется рожь. На полосах, прилегающих к деревне и потому более удобренных, разводится пшеница и ячмень — (чабей, йыды). В яровом поле — овес (сезьы), конопля (пыш), греча (сьӧд-чабей), горох (кӧӝы) и в небольшем количестве лен (етин). Кроме того, в яровом поле разводится картофель (картопка). Уравнительный передел земли произведен в нынешнем, 1925 году, по причине увеличения количества едоков в семьях. Пахотной земли на одного едока приходится немногим более одной десятины.
 
До уровнительного передела часть земли от многоземельных передавалась к многосемейным. Посевная площадь неудобна, изрезана логами, холмами; почва песчаная. Самые дальние полосы находятся от деревни на расстоянии 3-х верст.
 
На каждого домовладельца во всех трех полях приходится по 27 полос. При удобрении земли в первую очередь уноваживаются ближние полосы, а затем уже дальние. Количество удобренных полос за год составляет приблизительно 1,5% всех полос. Обработка почвы производится сохами (геры). В деревне нет ни одного плуга, хотя у одного из граждан и была попытка пахать землю плугом, но помешала гористость полей. Бороны (усы) есть железные и деревянные, несколько отличающиеся от русских борон: постромки заменяются оглоблями с дугообразными выгибами. Жнут серпами (сюрло). Жаток в деревне нет. Зерно, в большинстве случаев, обмолачивают цепами (кутэс); молотилок в селении имеется только две, обе с конными приводами.
 
Перед началом весенних работ устраивается бытовой праздник, называемый — скачка или бег. Перед началом этого праздника за лошадьми надлежаще ухаживают. Лошади поправляются. В один из весенних дней, приуроченных к празднованию христианской пасхи, парни украшают своих лошадей разноцветными лентами и платками, вплетая их в гривы. С раннего утра парни верхом раз’езжают отрядами по домам соседей, которые радушно встречают и угощают их. Такие раз’езды длятся до обеда. После обеда все, желающие, быть на празднике, с‘езжаются и собираются на высокое место в поле: сюда приходят молодежь и старики, женщины, девушки и дети. Пестрая толпа зрителей избирает наблюдательный пункт, с которого и смотрят на скачки. Лошади-скакуны получают призы. Скачка сменяется молением. К тому времени около избранного дерева поспевает каша и яичница. Перед началом еды один из стариков прочитывает шопотом молитву, после чего девушки начинают угощать подъехавших всадников кашей и яичницей. Этим кончается скачка. Этот бытовой праздник означает проверку хозяев в том отношении, насколько они подготовили к работе своих лошадей; иногда он устраивается несколькими деревнями совместно. За последнее время такой праздник устраивается немногими.
 
В связи с земледелием существует много поверий и примет; вот некоторые из них:
1) Дӧдьы куштон нунал „уж пумлы зачин сетыны уг яра“ — нельзя делать почин большой работы в тот день, в который было Благовещение.
2) „Виль толэзе кыед вортыны уг яра-пайдаез уз лу“ — означает, что на молодой месяц не пашут и навоз не возят, потому что не бывает толку полосе, — она портится.
3) „Виль нунал уй кэзьыт-кэ луиз-кулэ вазь кизьыны“ — если на Ильин день ночь холодная, то нужно торопиться севом, и наоборот.
4) „Зорыку кезит-кё — ӟег уз лу“ — дождливая погода во время сева ржи предвещает неурожай.
5) „Вазь ке ву кошкиз тулыс, кулэ вазь кизьыны, бер ке кошкиз-кулэ бер кизьыны“ — если разлив реки ранний, то и сев должен быть ранним, и наоборот.
6) „Кикы вазь кесязькиз ке кулэ вазь кизьыны" — кукование кукушки предвестник посева.
 
При деревни Пунем, близь Малого Жужгеса, по р. Нылге имеются небольшие луга, которые часто заливаются водой. Хорошей травы луга не дают; урожай их бывает ниже среднего. В прежнее время траву убирали горбушками, в настоящее — косами. Пастбищем для домашних животных служит лес.
 
Одним из промыслов является плотничество. Плотники выполняют заказы даже в других деревнях. Есть несколько столяров. Инструменты плотника и столяра сходны с русскими.
 
Женщины ведут работу по хозяйству и обработке полей. Кроме этого, из обрабатываемого конопля домашним способом приготовляется ткань. Изготовление ткани производится примитивными станками, но довольно искустно (Рис. 1).
 
Рис. 1. Ткацкий станок гр-ки Матрены Виноградовой.
Рис. 1. Ткацкий станок гр-ки Матрены Виноградовой.
 
Поверья удмуртов, связанные с тканьем, следующие: 1) Вырдзу чигиз чеж уз лу — если у ремизок сломается бадо, будет несчастье. 2) Вырт чегыки тырж углу уг яра — нельзя из избы выпускать никого, пока не кинуты три ниточки при начале и в конце, когда отрезают ткань. 3) Дэра гужатса вата? — увидеть во сне новину, означает смерть кого-нибудь в семье.
 
Удмурты к повинности относятся добросовестно; наприм., по приказу выборного, — поправить изгородь, немедленно идут все на работу. В исключительных случаях при невыполнении приказов удмурты прибегают к мерам запугивания (поколотить провинившегося). Сов. служащим бесприкословно подаются подводы, в чём отказывают другим лицам.
 
В отношении пожарных дежурств ведутся очереди караулов с лошадьми, причем караул бывает ночной, в составе одного взрослого человека.
 
У удмуртов преобладает растительная пища: картошка занимает видное место; готовится она во всех видах — в мундирах, поджаренная, толченая и т. п. Утром, на завтрак, подается она же со сметаной, в вареном виде, а иногда просто, без приправы. Другое блюдо для завтрака — кисель гороховый, а затем уж чай. По праздникам стряпаются табани с зыретом. Табани — это яровые лепешки. Зырет приготовляется так: парное молоко подбивают яровой мукой и разбивают в него 2—3 яйца, все это кипятят. Табани намазывают зыретом и едят. Обыкновенно по утрам стряпают пироги со всевозможной начинкой: 1) лук, мясо репа, крупа, яйца и масло; с такой начинкой пироги называются — „силен-сярчи-нянь“; 2) рыбные пироги — “чорыг нянь“, 3) гороховые пироги — „кӧжы-нянь.“ Стряпаются еще сочни толстые — „кенэм-нянь“; они с конопляным семенем пекутся в вольной печке. Готовятся также пресные шаньги — „перепечь“.
 
К обеду приготовляют похлебки: 1) кубысташыд — мясные щи, заправленные капустой; 2) колысэншыд; эти щи приготовляются так: берут траву колыс, крупы, луку, подбивают яровой мукой и, когда сварится, добавляют 2—3 лошки кислого молока; 3) нугыли; способ приготовления такой же, как галушек; когда закипит вода с картофелем, опускают туда „нугыли“ или „тукмачи“ — комочки из пресного ярового теста; 4) курег пузо шыд — суп с яйцами.
 
Для гостей готовится блюдо „войынкурепуз“ — толченые яйца и перепечки, политые маслом.
 
Каши стряпаются по разному: то крупа соединяется с мясом, то с горохом — кӧжи-джук.
 
При резании скота стряпается характерное кушание на подобие колбасы — „виртырем“: сырую кровь смешивают с крупой, с измельченным салом и луком; всю эту начинку вталкивают в кишку, завязывают оба конца и долго варят в воде.
 
Пельмени стряпаются, как у русских; разница бывает в том, что их начиняют вареным мясом, а не сырым, или же конопляным семенем (лопкытэм).
 
Конопляное семя толкут на дворе в деревянных ступах, называемых „гыр“, при помощи журавля, как у колодцев (рис. 2).
 
На поминках подают „курегпузнянь“ — картошка и яйца, сваренные на молоке и политые маслом.
 
В голодный год из суррогатов употреблялась лебеда, кора, хвоя и прочее.
 
Характерное кушание удмуртов — арьян приготовляется так: оттопят молоко, оснимают, сквасят, затем наливают это молоко в кадку, прибавляют сметаны и сбивают длинной палкой (боды). (Рис. 3). Когда собьется масло, его убирают; получившаяся жидкость называется арьяном.
 
Рис. 2. Гыр.
Рис. 2. Гыр.
 
Рис. 3. Ар’ян шуккон (кадка из липы).
Рис. 3. Ар’ян шуккон (кадка из липы).
 
Распространенными спиртным напитком является „кумышка“ — аракы, приготовляющаяся домашним способом, при помощи специальных аппаратов. Употребляется обычно более скромный напиток-пиво (сур) и бражка. (Рис. 4).
 
Рис. 4. Сураськон кобы (мешалка для пива).
Рис. 4. Сураськон кобы (мешалка для пива).
 
Столовая посуда прячется в ящик или шкаф, чайная — в ящик; для ложек привешивается к стене, пуни-тырон, сделанная из ивовых прутьев, как мордочка для рыбы в миниатюре (рис. 5). Обедают из общего блюда; почин делает старший. С пищей связываются некоторые поверья, так, например, „юысь муртлы бызёэд“ — не проливай, — за пьяницу замуж попадешь; „тырос-эн уз пуза курэг ӝӧк борды сёры“ — не бей яйца о стол, курицы не будут нестись много.
 
Одежда удмуртов приготовляется, за редкими исключениями, из домашней ткани. Надо отдать справедливость: удмуртки склонны к рукоделью; замечаются большие успехи.
 
Рис. 5. Пуни-тырон.
Рис. 5. Пуни-тырон.
 
Рис. 6. Азькышет.
Рис. 6. Азькышет.
 
Незатейливая одежда вотской женщины состоит из дэрэма — холщевой рубашки с длинными рукавами. Два полотнища — переднее и заднее — прямые, а боковые скашиваются. Внизу к подолу пришиваются разные оборки из ситцевых лоскутков. К рукавам под мышки подшивают ластовки. На груди и на плечах нашиваются полоски из ситца для украшения. Застежки с переди. Молодые шьют деремы с ситцевыми кокетками, в погоне за модой. Сверх дерема одевают азькышет — передник с грудкой, подвязываемый шерстяным пестрым поясом. Азькышет вышивается внизу и украшается кружевами, очевидно, мода перенята от русских (Рис. 6). Молодые удмуртки носят кофты, как русские.
 
Многие женщины, придерживаясь старины, носят на голове чалму. Чалма представляет из себя полотенце с яркими выткаными концами, к которым иногда пришиваются кружева и кисточки. Концы опускаются вдоль спины. На голову затем одеваются „йыркертон“ — повязка с серебрянными монетами и бисером на лбу (Рис. 7). Сверх повязывается платок — кышет; у молодых — концами под подбородок а у старух — концами назад так, чтобы была видна своеобразная старинная прическа (чуӟыс; у ушей свешиваются закрученные валиками волосы, из под которых видны круглые серебрянные монеты — серьги. У девочек в ушах пушок с монеткой (мамык угы).
 
Осенью и летом верхняя одежда женщин — зыбын. Шьется зыбын в талию, сзади у пояса сборки, на боках карманы. Материалом служит толстая полушерстяная или шерстяная ткань. Зимой носят дубленые шубы с борами.
 
Мужчины носят шубы — троеклинки. На голове шапки, а летом войлочные, своего изделия, шляпы.
 
Как мужчины, так и женщины носят штаны (ыштан). На ноги обувают лапти с холщевыми чулками или вязаными. Фасон лаптей особый: нужно одевать с тесьмами (кут гозы). С ними связано поверье: быд жӧбаськот, картэд вожалоз — если шнурки запутаются — муж ревнует. Лапти — самая старинная обувь, новейшая — сапоги.
 
Табак в большом употребление у вотяков: курят мужчины, курят и женщины; за последние годы женщины бросают. Хранится табак в кисетах (кожаных мешочках) у пояса, набивается в трубку с медной крышечкой. В кожаных сумочках носят огниво и трут. (Рис. 8). Кроме того, табак употребляется, как лекарство от зубных болей и головных (йыр висён).
 
Рис. 7. Йыркертон и серьги.
Рис. 7. Йыркертон и серьги.
 
Рис. 8. Войлочная шляпа, кисет и трубка.
Рис. 8. Войлочная шляпа, кисет и трубка.
 
Богатое состояние удмуртов об’ясняется трудолюбием, бережливостью и некоторым знанием своеобразных примет, указывающих благоприятное время для с./х. работ. Кроме этого, они склонны к коллективизму, о чем речь будет ниже. Эксплоатации среди удмуртов нет. Бедность объясняется отсутствием прилежания, некультурностью и сиротством. Нищенства среди удмуртов нет, потому что фамильные роды оказывают посильную помощь, как слабым хозяйствам, так и отдельным членам рода: сиротам, калекам, слабоумным.
 
Старая власть, по справедливому возрению удмуртов, относилась к ним очень плохо. Они помнят многочисленные издевательства, притеснения, со стороны не только земских начальников, волостных старшин, но и рядовых писцов и отдельных богачей из русских; общим прозвищем удмуртов, так сказать, популярно-насмешливым было — „саврасая мышь“. Экономически удмурт был пришиблен; духовно он был поставлен в беспросветные условия невежества, злобы, суеверия, безграмотности и бесправия.
 
К соввласти отношение удмуртов за последнее время изменяется к лучшему. Говорят они: „Сельсовет и Вик отражают подлинную крестьянскую власть и стремятся осуществить желание трудящихся“. На укрупнение волости и районирование удмурты смотрят равнодушно Есть частичные недовольства, возникающие в силу слабой работы райсельсовета. В подтверждение такого недовольства, приводится речь удмурта: „Получив справку в сельсовете, едешь в район и думаешь, что там все устроят, так нет, райсовет посылает в вик“. По всей вероятности, эти недовольства возникали потому, что в райсовете продолжительное время не было печати и книг загс. К крестьянским сходам удмурты относятся с уважением. Советы молодежи пожилыми принимаются вполне снисходительно; сама молодежь оказывает почтение к старикам. К собраниям и конференциям удмурты выражают доверие. К Области они чувствуют очень сильное тяготение, и из простых слов их можно уловить надежду на возрождение вотской нации и поднятие культурного уровня. В первые годы существования советской власти удмурты были недовольны непосильными налогами (собств. выражение удмуртов), принудительными работами, отсутствием торговли. В настоящее время они чувствуют еще некоторую тяжесть налога, но видят большие достижения в советском строительстве. Землеустройство деревни (уравнение наделов) справедливо, говорят они, но надел земельными угодиями деревень остался старым; надо бы уничтожить несправедливый душевой надел, который выражается в следующем: в одной деревне на душу ложится пять десятин, в другой — 8 дес. В торговле замечается недостаток снабжения железом. В недалеком прошлом слишком дешево ценился хлеб и дорого товары, Истинной симпатии к советской школе не наблюдается.
 
Между удмуртами. поддерживаются вежливые отношения, особенно это замечается среди близких соседей. В силу материальной необходимости между соседями, развито общинное владение по пчеловодству и обзаведению с/х орудиями. Наем — редкое явление среди удмуртов. Вызывается он спешкой в уборке хлеба, срочной постройкой. В этом случае между хозяином и рабочими наблюдается ласковое, заботливое отношение хозяина и добросовестное выполнение работ наемными. Смешанные помочи, а так же женские, находят себе значительное применение.
 
Отношение семьи к старшему бывает в большинстве случаев почтительное. Старший в семье старается хранить уважение к младшим; исключение бывает в редких случаях. Наблюдающееся разделение власти объясняется следующим образом: отец семейства или, после его смерти, мать, по причине своей старости, отдают управление сыну, который ходит на сходки, участвует в решении общественных дел, но, из почтения к старику, внутри хозяйства ничего не делает без его совета и даже доверяет ему хранение денег и др. ценностей.
 
Особенно удмурты любят маленьких детей. Женщина-мать, исполняя свою повседневную работу, носит своего ребенка за спиной. (Рис. 9). Только в силу некультурности матерей смертность среди детей очень значительна. Среди соседей развито гостеприимство и взаимная помощь. Замечательно то, что соседу, задумавшему произвести работу (перестройку дома, служб и др.), помогают не только работой, но даже пищей. В случаях семейных и хозяйственных торжественных явлений (рождение ребенка, именины, тризна, прибыль скота), устраиваются веселые собрания, на которые приглашаются соседи фамильного родства.
 
Из преступлений следует отметить воровство, которое большею частью бывает из-за зависти. Карается оно преданием виновных суду. Поджогов и преступлений из-за суеверия в последнее время среди удмуртов деревни нет.
 
Обязанности членов семьи распределяются следующим образом: общим распорядком по хозяйству ведает глава семьи, но без совета женщин, тем более жены, хозяин в редких случаях допускает какое-либо производство по хозяйству. Старшая между женщин заведует работами по дому. Другие члены семьи выполняют возложенные на них обязанности и являются полноправными членами семейного совета, в который, конечно, не входят только подростки и малыши.
 
Если удмурт склонен питать тяготение к большой по количеству семье, то это тяготение быстро уничтожается, если семья живет недружно. Мужчина уважает женщин; это доказывается тем, что он обращает добросовестное внимание на советы женщин. Характерно отметить обычай среди удмуртов: сноха никогда не показывается свекру с непокрытой головой и голыми ногами. Замужняя молодая женщина в таком виде не показывается и вообще посторонним старцам. Между женщинами иногда возникают ссоры, приводящие большие семьи к разделу, и редки случаи, чтобы в одном доме до глубокой старости жили два брата.
 
Рис. 9. Женщина-мать.
Рис. 9. Женщина-мать.
 
У удмуртов существуют имена: Паллян (левый), Эрекчи (обманчивый), Балуй (рысь), Зарни (рыжий, золотой), Дыдык (голубь — жен. имя), Кусо (родившийся в сенокос), Кабан (родившийся в кладку снопов), Чумолё (род. в жатву). Таких имен очень много. Встречаются имена, связанные с языческой верой: Бакос, Моро и др.
 
Фамилии у народа удмурт появились в недавнее время: среди них есть исторически-родовая фамилия: Эжбаев, производная от имени родоначальника — Эжбай: Акборисов (искаженная) от Бибарис. Потомки рода Кодыр носят фамилию Иванцев (насильствен. русскую).
 
Следует отметить, что в честь рода Кодыр в поле и в лужках есть названия, которые очевидно, напоминают о работах этого древнего рода. Эти названия: Кодыр Нюр — Кодырово болото, Кодыр воз — Кодыров покос, Кодыр поттон — Кодыров камень (диаметром в аршин, в виде точила, с насечками, в которое вложены медные деньги). В настоящее время этой находки нет — она уничтожена.
 
Явления смерти удмурты об‘ясняют разными причинами: заразными болезнями, порчей, старостью и пр. Существует вера в загробную жизнь по учению церкви. Существует обычай закапывать вместе с трупом вещи умершего, вещи же, которыми больной пользовался в последнее время, бросают. Это объясняется стремлением предохранить окружающих от заражения. Поминки справляются частью по-язычески, частью по-христиански. На тризне родственники умершего кладут куски трапезы в отдельную чашку, которая остается неприкосновенной. В последнее время вера в злых и добрых духов отпала, и поминки совершаются в духе православия.
 
Существуют названия, напоминающие о прежней вере удмуртов в духов: Вумурт — водяной, Ягмурт — лесной. Существуют преданий, что предки видали этих духов. Для смягчения суровых наказаний умершему в загробной жизни моления устраиваются в роще у заветных деревьев, около которых строится шалаш — бадзым куа, в котором и происходят моления. Выбирается главный жрец — тӧро. В жертву приносится бык, телята, из птиц пара гусей. Моление выражается поклонами без крестов. По окончании едят вареное мясо животных. Моления обыкновенно заканчиваются увеселением, играми, плясками и пр.
 
Кроме того, устраиваются моления с целью предотвращения несчастий (градобития, истребления скота хищниками, пожара). Такие моления устраиваются в переселках. На этих молениях выбирается руководитель и могут присутствовать поголовно все, в противовес первым молениям, на которых присутствуют только мужчины и пожилые женщины.
 
Существует еще третий вид молений — домашний, со следующими обязанностями: испеченный хлеб кладется в священный ящик — ковчежец (воршуд) вместе с маслом и кумышкой.
 
Цель такого моления вымолить хороший урожай, сохранить скот от болезней и хищных животных и получить возможность на благополучную веселую жизнь. Во время моления хлеб остается неприкосновенным и лишь на другой день торжественно с’едается.
 
Моления (поминовения) оставлялись, но в годы голода вновь возникли.
 
В связи с обрядностью, у удмуртов сложились песни материалом для которых служит все виденное, пережитое.
 
Пичизэ но азьтыса бадзым зэ но сайкатса
 
Пичизэ но азьтыса бадзым зэ но сайкатса. (2 раза).
Тэль дыдык но султӥз ни, Лыз дадык но султӥз ни. (2 раза).
Векчи тылобудоёс кемалась ик кырӟалоз. (2 раза). ¹)
 
Существует и импровизация; например, гость поет о стряпне, кумышке, радушном приеме хозяина и т. д., а хозяин поет о гостях.
 
Книг на родном языке удмурты не имеют, но выражают желание их иметь. Читают газету „Гудыри“, которую выписывают три гражданина. Школы нет. Имели намерение устроить совместную школу в Вомье, но помешала война. Удмурты желают иметь у себя школу, так как, в противном случае, народ у них будет „темный лес“. Расходятся мнения о постановке школы. Мужчинам нужна русская школа, как дающая будто-бы больше достижений, женщинам — вотская; последние об‘ясняют свое желание тем, что ребята скорее поймут друг друга. Разницы между старой и новой школой они не находят.
 
Удмурта, получившего образование, не считают своим, объясняя это тем, что он не будет работать и ходить в лаптях.
 
Собранный в сыром виде материал по экскурсии проработан членами метбюро.
 
Председатель метбюро Петропаловский.
 
_____________
¹) И маленького двигая вперед и большого будя от сна (2 раза).
И лесной голубь проснулся уже и сизый голубь проснулся уже (2 раза).
Мелкие пташки давно уж поют (2 раза). Перевод К. Герд.

 

 
 

Крестьянский двор середняка-удмурта с. Нылги-Жикьи, Ижевского уезда. (Из материалов Обоно). Под редакц. Ф. Стрельцова // Труды Научного общества по изучению Вотского края : Выпуск 2-й. — Ижевск : Издание Научного общества по изучению Вотского края, 1926. — С. 110—115.

 

Крестьянский двор середняка-удмурта с. Нылги-Жикьи, Ижевского уезда*)

 
*) Из материалов ОБОНО по переподготовке работников просвещения Ижевского у. летом 1925 г. Под ред. Ф. Стрельцова. 
 
Второй группой, в количестве 5 человек, курсантов-учителей летних курсов по переподготовке работников просвещения Нылги-Жикьинской вол. было произведено 23 и 24-го июня 1925 г. обследование крестьянского двора. Обследованный крестьянин Трофим Овчинников — середняк, по национальности удмурт с. Нылги. Семья состоит из пяти человек; из них: двое мужчин и три женщины; возраст членов семьи: старшему в семье — отцу 78 лет, его жене — 75 л., сыну — хозяину семьи — 32 года, его жене — 36 л. и дочери их — три года.
 
Занимается семья, как запомнит старик, исключительно с.-хозяйством. Сын его в настоящее время служит членом сельсовета; он один грамотный в семье. Семья православного вероисповедания, религиозных культов не выполняет; члены семьи редко посещают церковь. На вопрос, молятся-ли они в лесу, сын ответил: „Молились в церковный праздник Троицу, и туда ходила вся семья... для время провождения“.
 
Из построек имеется дом, расположенный на юго-западной стороне усадьбы, новенький, одноэтажный, крытый тесом, с двумя окнами на юг от улицы, двумя — на восток и одним — на запад. Площадь пола равна 32 кв. метрам; воздуха на человека приходится 12 куб. метр. Помещение, в отношении чистоты, не вполне соответствует гигиеническим требованиям: пол моют через две недели, и один раз в год моется вся поделка; в зимнее время помещают в доме молодых животных: теленка и ягнят; там же весной куры и гуси высиживают цыплят. В доме одна общая комната; от двери налево — печь русская; есть полати; направо от двери нары. Из мебели: стол (жӧк), 2 стула (пукон) и скамейка (зус). Шкафа нет; посуда чайная хранится в ящике (чаша тирлык яшикын), а обеденная в тарелошнице (кана). Посуды очень немного; чашки деревянные и глиняные; есть и эмалированные миски; ложки в корзиночке (пуни-тырон). Вплотную к дому прилегают сени (коркаӟь), крытые под одну крышу с домом, с маленьким крылечком; внизу сеней устроено жилье для кур гусей. Дальше, по направлению к северу от сеней — одежный, амбар (чум), служащий для хранения всякого рода одежды, а летом спальней. На расстоянии шести метров от амбара стоит шалаш — куа (куала) для варки и приготовления пищи; в то же время он служит погребом для хранения продуктов; тут же помещается разного рода домашняя утварь: арьян выӵкы (бьют масло), нянь шумес — квашня, вина бекче — лагуны и др. Угловой постройкой с северо-западной стороны является хлев теплый (скал-гид) для помещения домашних животных, с маленькой пристройкой для свиней (парсь-гид). Налево от ворот расположен мучной амбар (ю-кенос), служащий хранилищем зерна и муки; часть зерна помещается в лубяных чуманках (коскы). От амбара тянется длинный лабаз (лапас липет). Вверху лабаза устроен сеновал, где хранятся всякого рода корма для домашних животных: сено, солома и др. Внизу лабаз подразделяется на три части, или помещения; первое от амбара — дровяник; среднее служит для молотьбы и третье — небольшая загородка (гид) для загона скота. Все постройки крыты тесом, за исключением — хлева для свиней. По содержанию скота и количеству членов семьи, постройки вполне пригодны.
 
Рис. 10. План усадьбы. (1 — корка, 2 — коркаӟь, 3 — чум, или кенос, 4 — куала, 5 — скал-гид, 6 — парсь-гид, 7 — коргид, 8 — лапас липет, 9 — ю-кенос, 10 — капка, 11 — лудаели, 12 — бакча)
Рис. 10. План усадьбы. (1 — корка, 2 — коркаӟь, 3 — чум, или кенос, 4 — куала, 5 — скал-гид, 6 — парсь-гид, 7 — коргид, 8 — лапас липет, 9 — ю-кенос, 10 — капка, 11 — лудаели, 12 — бакча).
Масштаб = 1/4 сантим. за 1 метр.
 
В прогальной части усадьбы есть колодец (лудзели). Вода в колодце на глубине 4 саж. и поднимается при помощи вала. Других построек нет, т. к в 1921 году хозяин обгорел, но предполагает закончить постройку сарая (киргитил).
 
Площадь усадьбы равна 1800 кв. метр.; огород (бакча) 900 кв. м. (Рис. 10.) Огород обнесен деревянной изгородью, а от двора (азбар) изгородью служат постройки и бревенчатый, забор, чтоб защитить огород от свиней и домашней птицы. Огород обрабатывается следующим образом: осенью вспахивается, боронуется, и сюда вывозится навоз, который грудами лежит до весны; весной навоз разбрасывается, после чего огород пашется два раза и боронуется. Садят овощи на грядках; грядки устраивают высокие; картофель садят в пласт. (Диаграмма № 1 и 2).
 
Диагр. 1. Огородная культура.
Диагр. 1. Огородная культура.
 
Вспашка как поля так и огорода производится плугом. Кроме плуга, у хозяина имеется еще и другие орудия с/хоз. труда: борона железная (усы), три молотила (кутэс), 4 косы-литовки, 6 деревянных граблей (мажес), 1 железная и 2 деревянные лопаты (лопатка), 2 вилы (саник) и 1 железный лом. Для косьбы гречи к косе прикрепляются железные грабли, чтобы удобнее собрать подкошенную гречу. Запряжка бороны производится через постромки или веревки, идущие от валька бороны У хозяина есть желание приобресть молотилку.
 
Диагр. 2. Овощи в %.
Диагр. 2. Овощи в %.
 
Земли у хозяина — одна душа, равная 6,87 десятины. Под пашней в трех полях 4,6 дес., под лугом 1,87 дес. и под лесом 0,4 д. Количество земли раньше было то же, т. к. и после уравнительного передела 1923 г. получено на имеющееся количество едоков столько же. Форма землепользования общинная; севооборот трехпольный, по примеру прежних лет; многополия вводить нельзя, в виду, чересполосной системы землепользования. Самые дальние полосы от селения находятся на расстоянии 3 верст. Под рожь почва обрабатывается следующим образом: в конце июня м-ца пар вспахивается и в не бороненном виде остается до вывозки навоза: таковая производится недели через две после вспашки. Перед вывозкой почва боронуется, а те участки, где навоз не кладется, остаются не бороненными вплоть до 2-й вспашки. За две недели или несколько менее до посева пар вторично вспахивается и навоз запахивается этой вспашкой вершка на 3 или на 4. Вспашка под яровые производится один раз весною. Под полевой картофель вспашка производится два раза: первый раз во время сева всех яровых (участок вскоре разборанивается) и второй раз — во время самой посадки, и в таком виде остается до всходов. Под пшеницу и ячмень производят 2 вспашки: первая — при взмете пара и боронуется тогда, когда боронуется вся площадь; вторая вспашка — весною, при самом посеве. Посев с.-хоз. растений производится большею частью ручным способом. Земля за нынешний год вся обработана; даже две полосы прикуплены.
 
Количество полос в полях: в яровом 6 полос, озимовом — 8, в паровом — 10 полос. Из слов старика можно заключить, что к обработке поля приступают тогда, когда учредится земля, а на это они имеют много примет. Погоду определяют по зиме и так: 3 года, будто бы, идет совпадение по зиме, а 3 года по лету. Своевременный сев яровых определяют еще и по кладке яиц домашней птицей: крупные яйца вначале — ранней сев, если позднее будут крупнее, то и сев должен бьпь более удачным — средний. Концерт лягушек — предвестник яровых посевов. При посеве озимовых время определяется появлением на общем фонде листвы вяза и березы желтых пятен, величиною с голову лошади.
 
Посев в яровом поле ныне начался 28 апреля; обработка земли под посев тянулась 2 недели. Погода стояла не вполне благоприятная: были холодные утренники и дожди. Обработка пара началась с 18 июля. Земля обрабатывалась прежде так же, как и теперь. Достижения в настоящем состоят в следующем: раньше пахали сохой, а теперь плугом, и хозяин находит обработку земли плугом более удобной; есть желание произвести раннюю взметку пара. Почва в полях — чернозем, с примесью песчанисто-глинистых веществ; имеется и суглинок, с примесью подзола.
 
Глубина почвы колеблется от 3 до 6 вершков и от навозного удобрения дает хорошие урожаи. Удобрение навозом началось с 23 июля (в неделю думает закончить возку навоза). За год навоза вывозится 60 возов, из них 40 возов — под озимь и 20 возов — под конопле, ячмень и пшеницу.
 
Дата посева разных культур: 28 и 29 апреля сеяли ячмень и пшеницу, овес с 1 мая, картофель 15 мая, 1 июня — греча и горох, 5 июня — конопле; 6-го сев закончен. Семенами сеял своими, часть из них сортировал на прокатном агропункте (на зерноочистительной машине куколеотборнике). Хозяин сознает, что для получения хорошего урожая лучше сеять сортированным семенем. Обмолотка ярового зерна для семян производится в марте и феврале месяцах, а обмолот ржи — в конце июля м-ца по старому ст. Причина указанного времени обмолота та, что всход свежих семян гораздо лучше, чем старых. Уборка урожая не обследована, и с учениками школы в дальнейшем необходимо обследовать обработку урожая.
 
Точное изучение этой отрасли земледелия может проводиться с детьми старших групп в летней школе.

Живой инвентарь хозяина
 
Все домашние животные и птицы простой породы. Раньше было домашних животных больше, а в настоящее время хозяйство не может еще поправиться от пожара. Продукты, получаемые от животных, идут на потребление семьи. Как сада, так и пчел у хозяина нет. Работа хозяйства выполняется своими членами семьи. Подсобных промыслов нет в хозяйстве. Учета в хозяйстве не ведется.
 
Расход хозяин производит на полученный доход от хозяйства, а главным образом от земли, потому что господствующей системой хоз. является зерновая.

12 ноября 2014, 17:20 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут