наверх
 
Удмуртская Республика


Архив: Проект городского моста в Ярославле. Муниципальное строительство Вены. 1926

Современная архитектура. 1926. № 5—6 Современная архитектура. 1926. № 5—6 Современная архитектура. 1926. № 5—6 Современная архитектура. 1926. № 5—6 Современная архитектура. 1926. № 5—6
 
 
 

Проф. Н. С. Стрелецкий. Проект городского моста в Ярославле. Дипломная работа МВТУ. Вахуркин // Современная архитектура. 1926. № 5—6. — С. 133.

 

ПРОЕКТ ГОРОДСКОГО МОСТА В ЯРОСЛАВЛЕ. ДИПЛОМНАЯ РАБОТА МВТУ. ВАХУРКИН.

ENTWURF EINER STÄDTISCHEN BRÜCKE IN JAROSLAWLE. WACHURKIN

 
Проект городского моста в Ярославле. Дипломная работа МВТУ. Вахуркин
 
Нижеописанный проект имеет целью на примере городского моста через р. Волгу у г. Ярославля, предположенного комиссией по переустройству Ярославля, подойти к проблеме городского пересечения широкой реки, при низких берегах, с оживленным судоходством и большою разностью горизонтов, каковым условиям должно отвечать большинство наших будущих городских мостов.
 
Вогнутая форма висячего моста, простейшая по своей идее, для русских условий является формой весьма подходящей.
 
К сожалению, широкому применению этой формы ставят большие затруднения. Конструктивные трудности особенно значительны при большой длине моста.
 
Как известно, нельзя создать конструктивно-рационального многопролетного висячего моста; если при прежних нагрузках это еще и было выполнимо и то с грехом пополам, то при новых тяжелых нагрузках это определенно невозможно. А между тем широкие пересечения требуют многопролетности. Наиболее радикальным выходом из положения является изоляция пролетов одного от другого.
 
В проекте эта мысль проведена, наиболее ярко и определенно, размещением между висячими пролетами разводных железобетонных ворот.
 
Описываемый мост является низким мостом с разводными пролетами. Совершенно ясно, насколько важно для городского моста при наших судоходных габаритах в 14 метров над высокими водами, и при разности горизонтов в 10—15 метров иметь пониженный мост; устройство возвышенного моста с высотой проезда до 30 м равносильно или уничтожению всей побережной территории высокой насыпью или устройству подходной эстакады со стоимостью, не меньшей стоимости моста.
 
Возникает только вопрос, насколько он приемлем с точки зрения судоходства.
 
Очевидно, пониженный мост с разводными пролетами пригоден для судоходства постольку, поскольку он не стесняет последнего.
 
Можно определенно сказать, что современные разводные пролеты не мешают судоходству, т. к. они разводятся для пропуска каждого судна настолько быстро, что судно проходит мост не останавливая хода.
 
Конечно, разводка пролетов несколько стесняет движение по мосту. Однако практика американских и зап.-европейских мостов, напр. штетинских, которые разводятся сотни раз в течение дня, показывает, что с этим стеснением городское движение легко справляется, т. к. вся операция по пропуску судна требует лишь несколько минут. Конечно, он крайне выгоден экономически. Иметь два пролета — это роскошь, дань недоверия разводному пролету, но это требование НКПС.
 
Проект должен быть признан весьма интересным именно с типовой точки зрения, как попытка сочетать противоположные интересы, скрещивающиеся в вопросе создания русского городского моста и притом попытка весьма удачная.
 
Проф. Н. С. Стрелецкий
 
 

В. М. Вахуркин. Пояснение к проекту моста // Современная архитектура. 1926. № 5—6. — С. 133—134.

 

ПОЯСНЕНИЕ К ПРОЕКТУ МОСТА В. М. ВАХУРКИНА

 
Отверстие моста, равное 565 м, разделено на 5 пролетов. Из них средний длиною в 218 м и два крайних, каждый по 109 м, спроектированы с постоянным пролетным строением висячей системы. Остальные два длиною по 64 м — разводные с подъемной проезжей частью.
 
Практика сооружения разводных пролетов вполне оправдала законность их применения как с точки зрения надежности работы, так и со стороны экономической целесообразности.
 
Проект городского моста в Ярославле. Дипломная работа МВТУ. Вахуркин
 
Разводные пролеты позволяют, снижая пролетное строение, уменьшить высоту опор и свести к минимуму дорого стоящие и крайне нежелательные на городской территории подступы к мосту.
 
Проезжая часть моста запроектирована с подъемом к средине. Таким образом высота судоходного габарита с 2 м у устоев возрастает к средине моста до 8,45 м, что дает возможность пропуска под мостом буксирных судов и караванов барж, не прибегая к работе разводных пролетов. Последние, увеличивая высоту габарита до 15,13 м, служат для пропуска пассажирских пароходов и мачтовых судов. Ширина моста между осями ферм 18 м, из них 6 м отведено под тротуары.
 
Балки жесткости висячих пролетов — спаренные, со сплошными стенками постоянной на всем протяжении высоты в 2,5 м. Постоянная высота их соответствует приблизительному постоянству изгибающего момента на протяжении пролета. Колебание величины момента учтено изменением числа горизонт. листов балки.
 
Стальная клепанная цепь очерчена по веревочной кривой, от постоянной нагрузки, стрелка кривой = 1 : 8,85 длины пролета. Сечение цепи π-образное, посредине переходит в две вертикальных стенки у опор, необходимые для соединения цепи с шарнирами, цепь среднего пролета соединена с цепями крайних посредством железных клепанных тяжей, проходящих внутри железобетонных рам.
 
Назначение тяжей — воспринять распор от постоянной нагрузки. Временная нагрузка передается цепями через опорные части на железобетонные рамы разводных пролетов и поглощается работой этих рам.
 
Проект городского моста в Ярославле. Дипломная работа МВТУ. Вахуркин
 
В силу значительной жесткости железо-бетонных рам перемещение пилонных точек цепей (около 25 мм) получается в 2—3 раза меньше, чем при обычной конструкции висячих мостов с оттяжными цепями. Поэтому коэффициент передачи действия временной нагрузки на цепь получает высокое значение = 0,992, иными словами только 0,08% от полной равномерно распределенной нагрузки передается на балку жесткости.
 
Такое распределение действия временной нагрузки дало возможность без уменьшения жесткости моста выгодно понизить высоту балки, доведя ее величину до 1/88 длины пролета. (В существующих мостах высота эта не спускается ниже 1/60 пролета. Монгатанский мост).
 
Всю систему моста можно охарактеризовать, с некоторым приближением, как систему многопролетного висячего моста с раздельными цепями.
 
В разводных пролетах несущей конструкцией служат железобетонные рамы, составляющие одно целое с быками. Колонны рам диаметром в 6 m пустотелые, с тремя вертикальными шахтами в каждой. В средней шахте ходит бетонный противовес подъемной проезжей части, в боковых помещаются лифты для подъема пешеходов в верхнюю часть рамы; эта последняя представляет собою железобетонную коробку размером в 8 × 7,5 м.
 
Двумя продольными перегородками коробка делится на три части, в средней части помещены тяжи цепей висячих пролетов, а также блоки и тросы подъемной части, боковые служат галлереями для пропуска пешеходов на время разводки моста; таким образом движение пешеходов не прекращается.
 
Проект городского моста в Ярославле. Дипломная работа МВТУ. Вахуркин
 
В разводных пролетах поднимается одна проезжая часть. Преимущество такой системы по сравнению с другими подъемными в значительно меньшем весе подымаемых частей со всеми вытекающими отсюда последствиями.
 
Поперечные балки подъемной проезжей части прикреплены по концам к подвескам из железных труб. Подвески входят внутрь верхних неподвижно укрепленных в бетоне рам, труб большего диаметра и при закрытом положении моста держатся на их заплечиках. К концам подвесок прикреплены стальные тросы. Тросы — каждый перекинут сначала через отдельный блок, затем по пяти через общий барабан и, наконец, прикреплены к балансиру противовеса. Барабаны приводятся во вращение электрическими лебедками, помещенными в верхних поперечных частях рам. На каждую пару барабанов поставлен там же один мотор в 65 HP. Продолжительность подъема 90 сек.
 
Для устранения перекашивания подъемной части барабаны спарены в поперечном направлении механически, в продольном электрическим путем.
 
Сравнения проекта с Кельнским висячим мостом, как наиболее близким по времени и размерам (время постройки Кельнского моста 1915 г., величина среднего пролета в свету 178 м, ширина 18,2 м) дает для веса металла цифру несколько меньшую несмотря на больший пролет (218 м), а именно: все железо среднего пролета проектного моста = 0,938 m/м² горизонтальной проекции, в Кельнском мосту вес —1,045 m/м².
 
В. Вахуркин
 
 
Проект городского моста в Ярославле. Дипломная работа МВТУ. Вахуркин

 

В. Г. Калиш. Муниципальное строительство Вены // Современная архитектура. 1926. № 5—6. — С. 135.

 

МУНИЦИПАЛЬНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО ВЕНЫ

Munizipalbauen in Wien

 
Всесоюзное Общество культурной связи с заграницей посвятило очередной свой вечер 15 ноября докладу о коммунальном жилищном строительстве в Вене. Инженер Нейдахер, выступивший с докладом, дал ряд сведений и цифровых данных о положении строительства.
 
Несмотря на снижение числа жителей с 2 милл. до 1,8 милл., Вена не избежала острого жилищного кризиса, поставившего перед городским самоуправлением вопрос жилищного строительства во весь рост.
 
Докладчик указал на ряд причин, повлекших за собой жилищный кризис, из которых наиболее существенной следует считать последствия закона, изданного в военное время, наложившего запрет на повышение квартирной платы и свободную сдачу квартир домовладельцами.
 
Это постановление, в связи с катастрофическим обесценением австрийской кроны, привело к снижению реальных размеров квартирной платы до ничтожной величины (цена бумажной кроны упала до 1/15000 паритета).
 
Двояким результатом этого явления оказалось следующее: во-первых, большое число квартиронанимателей были освобождены от необходимости передачи отдельных комнат и углов, вызванной высокой квартирной платой до войны, и, во-вторых, домовладельцы, сохраняя право собственности на дома, были лишены доходов, что уничтожило стимул к жилищному строительству частного капитала.
 
Все это привело Вену к огромному дефициту в жилищном фонде: недостача в квартирах оценивалась цифрой в 30.000.
 
Вся тяжесть выполнения грандиозной проблемы жилищного строительства падала целиком на городское самоуправление, которому пришлось прибегнуть к самым решительным мерам.
 
Строительство 1919—1923 года, давшее 3500 квартир, было явно недостаточно.
 
В 1923 году была утверждена пятилетняя программа на 1924—28 г., охватывавшая строительство 25.000 квартир.
 
Муниципалитету удалось создать соответствующую руководящую строительную организацию и подвести финансовую базу так, что этот план не только будет выполнен, но даже превзойден на 5.000 квартир.
 
К 1928 году будет отстроено 33.000 квартир, что соответствует предоставлению жилища от 100.000 до 120.000 жителям.
 
Финансовая сторона вопроса была обеспечена введением целевого квартирного налога, построенного на прогрессивном принципе и не являющегося тяжелым бременем для населения в виду низкого уровня квартирной платы. Целый ряд косвенных обложений роскоши, зрелищ и т. п. вместе с упомянутым налогом обеспечили кассу муниципалитета ежегодными поступлениями в 70 миллионов шиллингов (20—22 милл. руб.), что при средней цене квартиры в 4—5 тыс. руб. давало возможность выполнить намеченную программу.
 
Организация строительства была построена на подрядном способе. Взявшая работу фирма, однако, целиком снабжалась всеми материалами из центрального снабженческого аппарата муниципалитета, являющегося монополистом на рынке строительных материалов и диктовавшего поэтому цены.
 
Участие муниципалитета в отдельных отраслях производства строительных материалов и фабрикации стандартных частей построек еще усиливало господство муниципалитета на рынке строительных материалов.
 
Все эти финансовые и организационные меры, в связи с рядом мероприятий по приобретению большого числа земельных участков (около 20% всей городской территории) по низкой цене, дали венскому городскому самоуправлению возможность справиться с стоявшей перед ним грандиозной по масштабу задачей.
 
В конце своего доклада инж. Нейбахер затронул вопрос поселкового строительства (города-сады), принявшего в Вене значительные размеры.
 
К сожалению, в виду экспромтности доклада докладчик не имел возможности снабдить его соответствующим иллюстративным материалом, доставить который он обещается в свое следующее посещение Москвы.
 
В обмене мнений по докладу приняли участие Н. Ф. Попов, арх. М. Я. Гинзбург и О. Д. Каменева.
 
Был отмечен ряд расхождений между основными положениями докладчика и той установкой, которой должно руководствоваться жилищное строительство в СССР.
 
Тем не менее более близкое знакомство с техническими и организационными достижениями венского муниципального строительства нужно признать только желательным.
 
В. Г. Калиш
 
 

Я. А. Корнфельд. Конференция во ВХУТЕМАСе // Современная архитектура. 1926. № 5—6. — С. 135—136.

 

КОНФЕРЕНЦИЯ ВО ВХУТЕМАСЕ

Konferenz in der Kunsthochschule (Wchutemas)

 
Во Вхутемасе в ноябре месяце текущего года была проведена на каждом факультете конференция, ставящая себе нижеследующие цели:
 
1) Установление непосредственной связи между вузом, формирующим специалистов, и их главным потребителем — государственными хозяйственными органами и советской общественностью, 2) осветить программу и деятельность фактов, 3) выслушать указания о замечаемых на практике недочетах в развитии выпускаемых вузом специалистов, обсудить предложения, корректирующие учебную программу, и обменяться мнениями об идеологической установке учебного плана.
 
В четверг 18/XI открылась конференция на архитектурном факультете.
 
Первый пленум конференции привлек около 70% приглашенных. Избранный председателем конференции ректор Вхутемаса П. И. Новицкий в своей речи охарактеризовал социальный сдвиг нашей жизни, требующий оформления невиданных еще условий быта, разрешения грандиозных архитектурных задач в области общественного промышленного и жилищного строительства.
 
Доклад декана архитектурного факультета проф. И. В. Рыльского осветил всесторонне учебную жизнь факультета и программу художественного и научно-технического образования учащихся.
 
За три после-революционных выпуска, из 70 человек, только один числится безработным на Бирже Труда. Факт, доказывающий, что выпускаемые архитекторы удовлетворяют актуальным требованиям жизни.
 
Выступивший с содокладом академик А. В. Щусев говорил о роли архитектора в современной жизни и указал на два распространенных у нас противоположных мнения:
 
1) Архитектор должен стать инженером, так как экономическое состояние страны не допускает роскоши красивых решений, а требует наиболее дешевых и потому лишенных всяких элементов роскоши — „красоты“ — методов строительства.
 
2) Задача архитектора — украшать, декорировать конструктивные схемы, разработанные инженером, но это требует дополнительных средств, которые в настоящее время неоткуда взять.
 
Оба эти мнения, как указал А. В. Щусев, беспочвенны. Правильно понятая деятельность архитектора всегда совпадает с экономическим решением задачи. В организации пространства, составляющей главную задачу архитектуры, необходимо умение пространственно мыслить — что позволяет архитектору во все времена становиться организатором строительства. Хорошее решение становится и красивым решением, так как красота неотделима от правильного пространственного и объемного разрешения задачи. Красота неотъемлема также и от нашего понятия о радости жизни, к которой стремится человечество, и архитектура всегда одной из своих основных задач ставит удовлетворение этому естественному чувству человека.
 
Второй содокладчик — проф. Н. В. Докучаев сделал сообщение об организации курсов по теории архитектуры и исследовательского института.
 
В прениях выступили представители АХХР’а, Асновы и ОСА.
 
Арх. Суханов, выступая от имени АХХР, сосредоточил свою критику на идеологической линии архитектуры Вхутемаса, убеждая в необходимости возврата к классическим образцам.
 
Представитель Асновы арх. Ламцов говорил о том, что архитектура имеет право на существование, так как обходится она недорого.
 
С приветствиями Вхутемас‘у от имени ОСА и журнала СА выступили архитекторы Буров и Корнфельд, которые отметили громадную революционную роль Вхутемаса в создании нового понимания архитектуры.
 
Второй день был посвящен работам двух секций: научно-художественной и научно-технической, заслушанию докладов и разработке резолюций по ним. Научно-техническая секция рассмотрела подробно учебную программу и нашла ее в общем соответствующей задачам факультета; отмечена необходимость усиления семинарских и лабораторных проработок ряда предметов.
 
Точка зрения представителя Главпрофобра тов. Беккер, выступившего в первом пленуме с предложением значительно усилить научно-техническую программу факультета, не встретила поддержки в работах секций.
 
Современное состояние техники заставляет техников итти по пути наиболее широкой научной диференциации, одновременно выдвигая задачи по овладению методами организованной совместной практической работы.
 
Во втором пленуме были приняты без прений все предложенные научно-технической секцией резолюции по докладам проф. Рыльского и Лахтина в первом пленуме и по докладу проф. Ладовского в секции о задачах учреждаемого при факультете исследовательского института. Кроме того, без прений приняты тезисы доклада проф. А. А. Веснина о программе преподавания рисования на факультете. Программа по-новому ставит задачу всестороннего развития у учащегося пространственного мышления и усвоения методов восприятия и передачи объема, поверхности, цвета, формы и — что особенно важно — изучение связи между внутренним строением вещей и формой, выражающей это строение во вне. В такой постановке преподавание рисования становится неразрывной частью архитектурного образования.
 
Принята без прений резолюция по докладу проф. Л. А. Веснина о методах систематической увязки заданий, даваемых на факе, с реальными темами, выдвигаемыми к осуществлению в различных государственных хозяйственных органах. Накопившийся уже к настоящему времени опыт проработки таких тем убеждает в жизненности и целесообразности этого метода, требующего дальнейшего расширения. Во втором пленуме, так же как и в первом, прения сосредоточились на вопросах об идеологии современной архитектуры, на этот раз в связи с докладом проф. Кринского и Докучаева о методе преподавания на основных I и II курсах факультета и об увязке программы этих курсов с работами студентов на III курсе. В данное время преподавание на первых 2-х курсах ведут архитекторы — члены ассоциации новых архитекторов (Аснова). В методе их преподавания лежит изучение формы с точки зрения ее самостоятельного бытия и восприятия. При этом получается отрыв формы от целевой, функциональной и конструктивно-технической сущности оформляемого предмета. Изучение „основных дисциплин“ объема, пространства, цвета, массы, веса, масштабности и пр. происходит в обстановке полной абстракции и воспринимается учащимися, как каноны нового метафизического понимания пространства, оторванного от бытия.
 
Выступавшие в прениях представители ОСА противопоставляли этому методу абстрактного изучения формы — метод органический, построенный на материалистическом фундаменте — метод функционального мышления, устанавливающего элементы оформления в зависимости от тех или иных конкретных предпосылок.
 
Только при этом условии может быть устранен подмеченный и самими докладчиками разрыв в программе первых двух курсов и последующих.
 
Я. А. Корнфельд
 
 

На факультете обработки дерева и металла // Современная архитектура. 1926. № 5—6. — С. 136—137.

 

НА ФАКУЛЬТЕТЕ ОБРАБОТКИ ДЕРЕВА И МЕТАЛЛА

 
На конференции факультета обработки дерева и металла главным образом разрешался вопрос о правильности целевых установок, выработанных факультетом. Необходимо отметить, что данный факультет — явление новое в жизни советского художественно-технического ВУЗ'а. У него нет прошлого. Здесь все пришлось строить заново. Проблема рационализации и материализации художественного труда — должна была найти здесь свое практическое осуществление. С одной стороны-факультет должен был готовить художников-конструкторов, оформителей вещей нового общественного и личного быта, с другой — ему необходимо, одновременно воспитать и новый тип инженера бытовой арматуры, основательно знающего, организацию и рационализацию производства. Конференция решительно отмежевалась от старых строгановских традиций, выражавшихся в отстаивании ручного, ремесленного художественно-прикладного труда.
 
РЕЗОЛЮЦИЯ
 
Первая Академическая Конференция Факультета по обработке дерева и металла, заслушав доклад декана, ученого секретаря факультета, профессоров и преподавателей, констатирует:
 
1. Правильность целеустремления ф-та по художественно-техническому оформлению конкретных бытовых задач.
а. Организации и оборудования жилищ и зданий общественного назначения.
б. Организации общественных мест (улиц, площадей, скверов).
в. Организации и оборудовании помещений, обслуживающих транспорт, а также транспортных средств и др. предметов материальной культуры.
 
2. Правильность постановки научно-исследовательских задач в разрезе целеустремления факультета.
 
3. Правильность планово-программного и методического построения.
 
4. Значительные затруднения в прохождении и усвоении студентами учебного материала за необеспеченностью студентов и факультета материалами и пособиями.
 
5. Непланомерное и неправильное комплектование факультета вновь поступающими.
 
6. Прохождение уч. плана в разрезе конструктивном — достаточное, а в разрезе техническом — не вполне удовлетворительно вследствие:
а. Нестабилизованной со стороны Главпрофобра академии, жизни факультета.
б. Неправильно определенного Главпрофобром бюджета времени и недостаточности его по технич. дисциплинам.
в. Недостаточности и устарелости оборудования и мастерских.
г. Недостаточности усвоения производственных процессов только за счет летней практики.
д. Отсутствия лабораторий и учебных кабинетов. А также отсутствие необходимого инвентаря.

 

Архитектурные кадры кино-картины „Генеральная линия“ Совкино в постановке С. М. Эйзенштейна. Архитектура А. К. Бурова // Современная архитектура. 1926. № 5—6. — С. 136—137.

 

АРХИТЕКТУРНЫЕ КАДРЫ КИНО-КАРТИНЫ „ГЕНЕРАЛЬНАЯ ЛИНИЯ“ СОВКИНО В ПОСТАНОВКЕ С. М. ЭЙЗЕЙНШТЕЙНА. АРХИТЕКТУРА А. К. БУРОВА. ARCHITEKTUR DES KINOFILMS. A. K. BUROFF

 
Архитектурные кадры кино-картины „Генеральная линия“ Совкино в постановке С. М. Эйзенштейна. Архитектура А. К. Бурова Архитектурные кадры кино-картины „Генеральная линия“ Совкино в постановке С. М. Эйзенштейна. Архитектура А. К. Бурова

 

 
 

Группа компаний «Стена» — спонсор рубрики «Архив» на портале Tehne.com.

Поставка из Европы и производство всех видов декоративных отделочных материалов и фасадных систем, дизайн-проекты.

 

30 сентября 2014, 16:06 1 комментарий

Комментарии

Как всегда спасибо вам и спонсору. действительно очень нужная рубрика и интересная.

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут