наверх
 
Удмуртская Республика


Архив: Рабочее строительство в Москве; К конкурсу дома текстилей... 1926

Современная архитектура. 1926. № 1 Современная архитектура. 1926. № 1 Современная архитектура. 1926. № 1 Современная архитектура. 1926. № 1 Современная архитектура. 1926. № 1
Современная архитектура. 1926. № 1 Современная архитектура. 1926. № 1 Современная архитектура. 1926. № 1 Современная архитектура. 1926. № 1
 

 

Г. Вегман. Рабочее строительство в Москве // Современная архитектура. 1926. № 1. — С. 9, 12.

 

Рабочее строительство в Москве

 
Приступая с 1924 года к массовому жилищному строительству, Моссовет имел подготовительный материал по этому вопросу, собранный результатами большого Всесоюзного конкурса, прошедшего в Москве зимою 1922 года. Но почему-то все это было забыто, и работы Моссовета были сразу же направлены не на путь дальнейших исканий и завоеваний в области жилищного строительства, а на путь строительства „доброго старого времени“. Результаты такого неправильного подхода к делу выявились уже теперь.
 
Разработан и проведен в жизнь был только один тип жилья — индивидуальные квартиры для семейных в 2—3 комнаты с кухней. Одиночки рабочие, холостяки, были забыты, да и сейчас о них не помнят. Социальноэкономический подход к вопросу о жилищном строительстве в момент реального претворения его в жизнь отодвинулся на задний план. Все здоровые, чисто рациональные подходы к новым формам быта, давшие новые типы домов, домов-коммун, вычеркнуты совершенно.
 
Получается неловкое впечатление какой-то паники Моссовета перед возрастающим жилищным голодом. Цифры его обороны (140.000 куб. саж., вновь выстраиваемых в 1926 году жилых зданий и 50.000 куб. саж., выстроенных в 1925 году) могут дать лишь понять о затрачиваемых колоссальных народных средствах (жилищное строительство в 1926 году — 35.000.000 рублей), но, к сожалению, не о качестве этих цифр, как это мы еще увидим дальше.
 
Типовая ячейка без сквозного проветривания.
Типовая ячейка без сквозного проветривания.
 
В домах, выстроенных в 1925 году и частично в 1924, отсутствует элементарное санитарно-гигиеническое требование сквозного проветривания при слабой изоляции друг от друга двух смежных квартир. Следствием такой планировки будет почти что всегда скверная ориентировка одной половины квартир по отношению к странам света. В планировке и размерах комнат нет логической связи с рабочей обстановкой, не чувствуется никакой попытки приблизить эти жилые ящики к современным условиям жизни. Революция не внесла, как уже было сказано, ничего нового в это рабочее жилье. Из-за неудачной планировки квартир комнаты получаются черезмерно велики, и по своей случайной квадратуре не кратны целому числу жилой нормы, а это важно, ибо, в силу чисто экономических соображений, вряд ли квартира будет заселяться только одной семьей. Глубина комнат по отношению к высоте помещений недопустима даже по официальным правительственным нормам. Темная уборная и умывальная (в 1925 году ее совершенно не было) не беспокоит строителей, не говоря, конечно, уже о передней. Единственного удобства, предоставленного вначале живущим — мусоропровода — мы уже теперь не видим. Газ, жизнью оправданный и считающийся ошибочно роскошью, не предоставлен обитателям.
 
Все эти неудобства, резко говоря: антисанитарность жилья, могут ли оправдываться чисто экономическими предпосылками Моссовета, той экономией материала и жилой площади, благодаря которой яко бы была возможность дать жилую площадь лишней тысяче человек? Об этом скажут цифры сами за себя.
 
В противоположность принятой средней секции, наиболее типичной и часто повторяемой в строительстве Моссовета, сравним ее со схематическим планом при сквозном проветривании, не принимая, конечно, и это решение за идеальное.
 
Типовая ячейка со сквозным проветриванием.
Типовая ячейка со сквозным проветриванием.
 
Получим сравнительную таблицу преимуществ того или иного типа квартир.
 

 

 

Без сквозн. пров.

Со сквозн. пров.

1.

Общая площадь квартиры

13,70 кв. саж.

13,90 кв. саж.

2.

На одну кв. площадь лестницы

0,87    »    »

1,25    »    »

3.        

Вся площ. кварт. вместе с лестницей

14, 57    »    »

15,15    »    »

4.        

Жилая площадь квартиры

8,61    »    »

11,00    »    »

5.        

Длина наружн. капит. стен. на одну квартиру

5,40    »    »

7,90    »    »

6.        

На 1 кв. саж. жилой площади всей площади

1,69    »    »

1,37    »    »

7.        

На 1 кв. саж. жилой площади длина наруж. стен

0,627    »    »

0,719    »    »

8.        

На 1 кв. саж. жилой площади кубат. здания

3,15 кб. саж.

2,75 кб. саж.

 

Неэкономичность планового решения, несмотря на кажущуюся выгоду одной лестницы на 16 квартир против плана со сквозным проветриванием с одной лестницей на 8 квартир, показывает цифра Моссовета, где на одну кв. сажень жилой площади приходится 1,69 кв. саженей всей площади, против 1,37 кв. саж. плана другого. Большая выгода в материале на 1 кв саж. жилой площади, как показала таблица, оказалась не столь чувствительной, вместо „24% экономии“ мы получили только 13%. Далее, принятая этим типом дома ширина корпуса в 6,40 саженей дает тяжелые междуэтажные перекрытия, влекущие за собой применение металлических балок, а также усиление остальных конструкций, связанных с этой шириной. Площади лишних и ненужных перекрытий будет на 20% больше, чем при сквозном проветривании. Невыгоден для Моссовета и результат подсчета кубатуры здания, приходящейся на тот же 1 квадрат жилой площади. Учитывая два последних обстоятельства, которые резко протестуют против этой мнимой экономии планового решения, приходится вообще усомниться в дешевизне и рациональности их. Принимая во внимание еще все положительные и здоровые качества дома со сквозным проветриванием, спора о выборе типа дома не должно было бы быть.

Усилие Моссовета удешевить стоимость квартир только лишь одним плановым решением, конечно, не привело к желанным результатам. Слишком мало уделялось внимания самому строительному материалу и конструкции здания.
 
Облегченные конструкции стен и перекрытий, примененные в незначительном количестве домов, дали пока что отличные результаты. Но, к сожалению, это обошлось, как ни странно, даже дороже наших кирпичных стен и отбило всякую охоту итти по этому пути дальше. Однако неумелое использование конструкции еще не говорит о ее непригодности. Строительство поселка „Сокол“ под Москвой дает цифру: стоимость квадратной сажени кладки стены по системе Герарда, при стоимости кирпича 55 рублей за 1.000 штук, 55 руб. вместо 97 рублей стоимости кладки из простого кирпича. Опыт строительств прежних лет подтверждает целиком это соотношение цифр. Далее, всего ярче сказалась эта разница на стоимости самой квартиры. Квартира типовой секции Моссовета в 13 кв. саженей общей площади стоит в среднем 6.400 рублей, тогда как квартира типа коттеджа в 14 кв. саж., при наличии всех удобств, сквозного проветривания, полной освещенности всех помещений и со службами, со стенами, выложенными по системе Герарда, обходилась лишь в 5.300 рублей. Эти цифры указывают на реальную возможность снижения цен на жилье. Насущную потребность в этом мы сможем понять, когда узнаем, что сейчас с рабочего за 1 кв. саж. жилой площади берут 6—7 рублей в месяц. Может ли он такие деньги заплатить и будет ли он в этих домах жить? Нет.
 
К сожалению, жилищное строительство 1926 года по программе Моссовета повторяет целиком все ошибки прошедшего года.
 
Г. Вегман.

 

 

И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. Проект Дома Текстилей. Москва // Современная архитектура. 1926. № 1. — С. 10—11.

 

Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич

Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. Перспектива.
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. Перспектива.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. План полуподвала.
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. План полуподвала.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. План 1-го этажа.
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. План 1-го этажа.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. План 3-го этажа.
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. План 3-го этажа.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. План 8-го этажа.
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. План 8-го этажа.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. Фасад по Москворецкой ул.
Проект Дома Текстилей. Москва. И. А. Голосов, Б. Я. Улинич. Фасад по Москворецкой ул.

 

 

К конкурсу дома текстилей // Современная архитектура. 1926. № 1. — С. 12.

 

К КОНКУРСУ ДОМА ТЕКСТИЛЕЙ

 
Конкурс, объявленный по поручению Всесоюзного Текстильного синдиката, Московским Архитектурным Обществом, собрал около 40 больших проектов — колоссальный заряд творческой энергии. Однако вряд ли можно быть вполне удовлетворенным рациональностью использования затраченной энергии или остротой изобретенных замыслов. По этому поводу хотелось бы высказать несколько принципиальных соображений.
 
Составление программы всякого конкурса — есть на 50% уже решение вопроса. Чем более она связывает автора, тем менее можно от него чего-либо ожидать. В этом смысле программа Всесоюзного Текстильного Синдиката была разработана московским архитектурным обществом настолько, что она уже давала 90% решения. В программе было указано не только количество этажей (10), но и точно указано, какой из текстильных трестов должен находиться на каком этаже; была указана не только общая площадь, занимаемая трестом, но и точная квадратура комнаты каждого заведующего или секретаря треста. В программе было указано местоположение гостиницы и всех подсобных помещений. Наконец была указана полезная площадь каждого этажа, при этом во всех этажах одинаковая. Можно сказать без преувеличения, что составитель данной программы является активнейшим участником любого из проектов.
 
Но тогда зачем объявлять конкурс и что же можно требовать от конкурентов, заранее поставленных на готовое решение?
 
Конечно, для всех остается ясным право заказчика поставить свои требования и ограничения. Он может ограничить в стоимости сооружения, т.-е. в кубатуре, может указать площади и расположение важнейших помещений.
 
Но не все ли равно ВТС’у, будет ли здание со всех сторон 10-этажным или одна часть его будет, к примеру, в 14 этажей, а другая в 6.
 
А всякому архитектору ясны те возможности объемной композиции, которые открываются в таком случае перед автором. Можно было бы привести множество и других аналогичных примеров.
 
Другой вопрос принципиальной важности, возникающий в связи с этим конкурсом, как и со многими другими, заключается в следующем: обычным требованием программы стало, чтобы в одном этаже здания размещалось какое-либо банковское помещение, в другом жилой корпус и т. д.
 
Но всякому здравомыслящему архитектору понятно, что жилой корпус требует одних условий (например, меньшей глубины помещения), банковское помещение требует других условий и т. д. Отсюда вывод, что, распределяя помещения по их функциям в вертикальном направлении, так например: в одной вертикали — банковские помещения, а в другой — жилые и т. д. — можно было бы добиться более разумной их организации.
 
Таким образом, связывая и в этом отношении конкурентов, организаторы конкурса сами себя обкрадывают, в корне пресекая возможность появлении целого ряда интересных решений.
 
Совершенно необходимо обратить должное внимание на составление программы, обеспечивающей заказчика необходимой площадью и кубатурой, но оставляющей максимум свободы во взаимном расположении частей, их координации, — единственным критерием для которых должен служить здравый смысл и логика — с одной стороны и выразительность архитектурного решения — с другой.
 
Только таким образом составленная программа может действительно сделать архитектурный конкурс ареной истинного творческого соревнования.

 

 

М. Я. Гинзбург. Проект Дома Текстилей. Москва // Современная архитектура. 1926. № 1. — С. 12—15.

 
ДОМ ТЕКСТИЛЕЙ
 
Дом текстилей предположено построить на участке в Москве, окаймленном следующими улицами: Варварка, Москворецкая, Зарядье.
В І и ІІ этаж. — помещения Всесоюзного Текстильного Синдиката.
III, IV, V, VI, VII — помещения Текстильных Трестов по 3 в каждом этаже.
VIII, IX, X — гостиница для приезжающих.
X — ресторан-столовая.
Полуподвал — раздевальные, универмаг, гараж и два подвальных этажа — склады.
Конструкция — железо-бетон.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. Перспектива.
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. Перспектива.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. Разрез.
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. Разрез.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План 2-го этажа.
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План 2-го этажа.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План полуподвала.
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План полуподвала.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План нижнего подвала.
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План нижнего подвала.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План 8 и 9 этажей.
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План 8 и 9 этажей.
 
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План 10-го этажа.
Проект Дома Текстилей. Москва. М. Я. Гинзбург. План 10-го этажа.
 
 
 
все, кто за новую архитектуру

Современная архитектура должна кристаллизовать новый социалистический быт
 
 

 

 

К предстоящему украшению Москвы // Современная архитектура. 1926. № 1. — С. 16.

к предстоящему украшению Москвы
 

К предстоящему украшению Москвы

 
„По мнению строительного комитета проект И. И. Рерберга наиболее удачно разрешает вопросы освещения и конструкции. Кроме того, проект дает максимум возможности для расширения здания при развитии работы телеграфа“.
 
Конечно, инженеры Наркомпочтеля не обязаны уметь разбираться в вопросах архитектуры. Тем не менее следовало бы и им понимать, что отнюдь нельзя назвать „удачным решением“ вопросов освещения проект, в котором: регулировочные мастерские, коммутаторная телеграфа и угловая раздевальня при входе (в партере), одна комната амбулатории и уборные (в 1 этаже) районная сортировка (в III этаже) — абсолютно темны, где три ряда параллельных темных коридоров (при лабораториях научно-испытательной станции) и где 6 комнат клубных занятий — в сущности лишь коридоры и как освещенные комнаты могут быть использованы едва ли на половину.
 
Точно так же не является еще признаком удачного конструктивного решения прием, в котором стойки разных этажей цруг с другом не совпадают (зал собраний I этажа и остальные этажи над ним).
 
Что же касается максимума возможностей для расширения, то к сведению инженеров Наркомпочтеля можно указать, что раз аппаратные ограничены с двух сторон лестничными клетками, то максимум расширения сводится в этом случае к максимальной капитальной перестройке здания.
 
Таким образом остается последний вывод, — что строительный комитет околдован „художественными“ достижениями проекта. Но в таких случаях принято говорить, что о вкусах не спорят и приходится оставить инженеров Наркомпочтеля утешаться этим исключительным в наше время старомодным образцом безнадежно отжившей эпохи.
 

 

 

А. Г. Мордвинов. К вопросам рабоче-поселкового и промышленного строительства // Современная архитектура. 1926. № 1. — С. 16—17.

 
 

К ВОПРОСАМ РАБОЧЕ-ПОСЕЛКОВОГО И ПРОМЫШЛЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

 
Строительство в СССР растет непрерывно.
 
Если затраты на строительство в 24/25 году по Союзу определялись суммой грубо около 500 миллионов рублей, то в 25/26 г. (по контрольным цифрам Госплана) они уже выражаются в сумме около одного миллиарда рублей. Таким образом, размах работы за один только год почти удвоился. (Некоторое снижение плановых цифр этого года в общем не меняет картины роста).
 
Основная часть всего строительства сосредоточена в руках предприятий ВСНХ. так, из всего строительного бюджета 25/26 г. почти половина (около 432 милл. рубл.). приходится на долю ВСНХ.
 
По предварительным данным строй программы ВСНХ на 24/25 г. требовалось около 235 миллионов рублей, из коих 43 милл. рублей падало на рабоче-поселковое строительство (ассигнование дало возможность выстроить около 200 тысяч куб. саж. жилых помещений).
 
В 25/26 же году предполагаемые затраты на промышленное и связанное с ним рабоче-поселковое строительство укладываются во внушительную сумму около 432 миллиона рублей, из которой: на капитальный ремонт — 220; на постройку новых промышленных сооружений — 90 и на жилищное строительство — 123 милл. рублей.
 
Таким образом, мы видим, что в области рабоче-поселкового строительства делается громадный скачок от 43 милл. прошлого года к 123 милл. нынешнего.
 
Нужно отметить, что усиленное рабочепоселковое строительство ведется с 22-23 г., между тем как в области промышленного строительства основные средства в прошлые годы шли на ремонт и оборудование, а значительные суммы только в последнее время направляются на постройку новых промышленных зданий.
 
Масштаб работ по жилищному строительству ПО 74 трестам ВСНХ виден из следующих примеров.
 
По Донуглю — в 22/23 г. выстроено 150 домов; 9 общежитий, кубатурой 24450 куб. с.; в 23/24 г. — 160 домов, 45 общежитий, кубатурой 18.158 куб. с.; в 24/25 г. ассигнованы средства на постройку 591 дома, 31 общежитие, общей кубатурой 37.000 куб. с.
 
Еще шире размах жилстроительства по „Югостали“: в 24/25 г. ассигновано 8.546.800 р. на постройку 731 дома, 47 общежитий и 408 служебных построек, кубатурой 62.394 куб. с.; в 25/26 году ассигнуется 14 миллионов руб. на постройку 829 домов и общежитий, общ. кубатурой 118 тысяч куб. саж.
 
Характерны и сводные данные „Азнефти“; за период от 23 по 25 год выстроено 2.700 квартир и размещено от 9 до 10 тысяч человек.
 
Примерно, такую же картину развертывания строительства можно наблюдать и по другим трестам.
 
Характер жилищного строительства по трестам всюду принял форму рабочих поселков. Заново планируются огромные площади, застраиваются разнообразными типами жилых домов, общественными зданиями и служебными помещениями.
 
При этом предусматриваются и местные климатические, бытовые и экономические условия, санитарно-гигиенические и технические требования. Поселки строятся по частям, по определенным планам, рассчитанным к выполнению в течение ряда лет.
 
Примером может служить город-парк Степана Разина в Баку, который должен вместить десять тысяч квартир, не считая клубов, столовых, общественных бань, спорт-площадок и т. д. Этот рабочий городок предположено выстроить в 3 года.
 
Процесс роста нашего строительства неразрывно сочетается с напряженной творческой, изобретательской работой научной мысли. Имеются уже достижения в части применения новых материалов, новейших конструкций, стандартизации типов домов и отдельных элементов, механизации стройпроизводства и т. д. Примером работ по стандартизации может служить Иваново-Вознесенское рабоче-поселковое строительство, где стандартизировано все до последней доски.
 
Все же опыт строительства за эти годы показал, что на ряду с известными достижениями есть масса вопиющих недостатков и в технической и в организационной областях. Разумеется, эти недостатки значительно удорожают строительство.
 
Здесь и хаотичность ведения дела (некоторые строительства не знают точно, сколько построено и во что обошелся куб постройки), плохая отчетность, чрезмерно высокие накладные расходы и т. д., и т. п.
 
Эти недостатки приковывают к себе внимание организаций и учреждений и потребуют еще немало мер для их устранения. ВСНХ СССР принимал меры к контролю, упорядочению, улучшению и удешевлению строительства и ныне проводит руководство через реорганизованный Строительный Отдел ГЭУ. Последним были выработаны директивные, конкретные мероприятия и по части усиления планового начала и по части заблаговременной заготовки стройматериалов, своевременного приступа к работам, оздоровления госконтор ВСНХ и усиления их оборотными средствами и кредитами, поднятия производительности труда, максимального снижения накладных расходов, проведения возможной механизации производства, упрощения конструктивных форм при проектировании, стандартизации как типов целых сооружений, так и частей, преследуя цели массового изготовления их фабрично-заводским способом и т. д.
 
Все эти меры далеко еще не устраняют все имеющиеся недостатки, — нужны не только директивные мероприятия, но и ответная волна инициативы и усилий в этом направлении с мест, со стороны каждой стройорганизации, каждого рядового участника в строительстве.
 
Не менее актуальными являются и вопросы, связанные с планировкой поселков и проектировкой зданий.
 
Просмотр исполнительных чертежей показывает, что довольно значительная часть построек выполнена по проектам неудовлетворительным как в отношении удобств, санитарных и технических требований, так и в отношении экономичности. Объясняется это тремя причинами: первая — в ряде мест проектирование носит кустарный характер и проектировщики подбираются случайно; вторая — на местах определенно имеется недостаток квалифицированных сил в этой области и третья — до последнего времени не было центрального органа, наиболее авторитетного и компетентного, который бы корректировал и утверждал проекты планировок поселков и построек зданий. Весьма целесообразным поэтому является организация при Строительном Отделе ГЭУ ВСНХ Технического Совета, основанного 11 июля 1925 года.
 
Задачи Технического Совета ясно формулированы в его положении.
 
„Для технической оценки наиболее важных проектов строительства ВСНХ, а также для обсуждения главнейших вопросов нормализации, стандартизации и механизации в строительстве учредить при Строительном Отделе ГЭУ ВСНХ СССР Технический Совет из большого числа постоянных членов с использованием сил Строительного Отдела и привлечением соответствующих институтов НТО, а также специалистов из числа сотрудников ВСНХ и профессоров Вузов“. „На Технический Совет возлагается рассмотрение и дача заключений по проектам зданий, сооружений и рабочих поселков на предприятиях общесоюзного значения, стоимость коих, совместно с оборудованием, превышает 500 тысяч рублей“.
 
„Технический Совет вправе, с утверждения ГЭУ, устраивать в соответствии с действующими законами, международные и всесоюзные конкурсы на проекты фабрик, заводов и отдельные сооружения промышленности“.
 
Начало работы Технического Совета было положено просмотром проектов зданий „Югостали“, предполагающихся к постройке в 1925/26 г, на сумму 14 миллионов руб. Общее количество зданий 829 и состоит из двухъэтажных общежитий на 40 и 60 человек, трех- и четырехъэтажных корпусов 36-квартирных домов, 2 и 4 кварт. блочных одноэтажных, 2 кв. мансардных и т. д.
 
Техническим Советов введен ряд корректив в утверждаемые проекты, часть забракована и часть передана на переработку „Югостали“. Оценка носила всесторонний характер. Затребованы дополнительные материалы по опыту применения шлако-бетона, конструктивные чертежи и планировка поселков. На очереди просмотр проектов „Донугля“, „Грознефти“. „Азнефти“ и др., проектов фабрик и заводов „Химугля“ и Владимирского Треста.
 
В заключение мы считаем, что к мероприятиям ВСНХ нужно сделать дополнения, касающиеся вопросов проектирования и учета опыта рабоче-поселкового строительства.
 
Следует принять меры к устранению кустарничества на местах, в проектировании и в подборе проектировщиков, обязав все тресты заблаговременно объявлять конкурсы на планировку рабочих поселков, типы жилых домов, крупные здания общественного и промышленного характера, привлекая лучшие архитектурные и инженерные силы Союза.
 
Экономия средств при постройке зданий по хорошим проектам окупит с лихвой накладные расходы на конкурс.
 
Далее, надо обработать и опубликовать учет опыта строительства за эти годы.
 
В Строительный Отдел ГЭУ ВСНХ присылаются местами (правда, неаккуратно, и здесь нужно потребовать более жестко) технические и организационные отчеты, сведения о применении конструкций и материалов, чертежи планировок поселков и типов домов, фотографические снимки, данные по опыту стандартизации и механизации и т. д.
 
Этот материал, пополненный материалом, который будет получен в итоге обследования строительства на местах, представит громадный интерес. Понятно, он должен быть обработан как со стороны экономической, технической и проектировочной, так и со стороны того, насколько новое строительство увязано с переустройством быта рабочих на общественных началах.
 
На основе опыта этих лет можно уже дать кое-какие ответы на современные проблемы жилищного и промышленного строительства и выделить наиболее испытанные и удовлетворительные типы по областям СССР.
 
Польза от такого издания как для самих трестов, так и жилкоопераций и др. — очевидна.
 
А. Г. Мордвинов.
 
Долой эклектику! Да здравствует конструктивизм!

 

 
 
 
 

Группа компаний «Стена» — спонсор рубрики «Архив» на портале Tehne.com.

Поставка из Европы и производство всех видов декоративных отделочных материалов и фасадных систем, дизайн-проекты.

 

 


1 июля 2013, 13:55 1 комментарий

Комментарии

С удовольствием читаю эту рубрику. Спасибо!

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут