наверх
 
Удмуртская Республика


Архив СА: Заметки о Вальтере Гропиусе. 1928

Современная архитектура. 1928. № 2 Современная архитектура. 1928. № 2 Современная архитектура. 1928. № 2 Современная архитектура. 1928. № 2 Современная архитектура. 1928. № 2
Современная архитектура. 1928. № 2 Современная архитектура. 1928. № 2 Современная архитектура. 1928. № 2 Современная архитектура. 1928. № 2 Современная архитектура. 1928. № 2
 
 
Современная архитектура. 1928. № 2:
 
 

И. И. Леонидов. Проект дома правительства в Алма-Ата (КССР) // Современная архитектура. 1928. № 2. — С. 63—65.

 

И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА (Д. C. C. Р.)

I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER D. S. S. R

 
И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН
 
И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER
ПЛАН. GRUNDRISSE
 
И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER
МАКЕТ. MODELL
 
И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER
МАКЕТ. MODELL
 
И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER
ПЛАН. GRUNDRISSE
 
И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER
ФАСАД. AUSICHT
 
И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER
АКСОНОМЕТРИЯ. AXONOMETRIE
 
И. И. ЛЕОНИДОВ. ПРОЕКТ ДОМА ПРАВИТЕЛЬСТВА В АЛМА-АТА I. LEONIDOFF HAUS DER REGIERUNG IN ALMA.АТA DER
ПЛАН. GRUNDRISSE
 

 

 
 

Инж. И. С. Николаев и инж. А. С. Фисенко, под руководством проф. А. В. Кузнецова. Проект аудиторного корпуса Московского текстильного института // Современная архитектура. 1928. № 2. — С. 66—67.

 
Инж. И. С. Николаев и инж. А. С. Фисенко, под руководством проф. А. В. Кузнецова. Проект аудиторного корпуса Московского текстильного института
ФАСАД. ANSICHT
 
ПОЯСНЕНИЕ К ПРОЕКТУ АУДИТОРНОГО КОРПУСА МОСКОВСКОГО ТЕКСТИЛЬНОГО ИНСТИТУТА
 
1. Главнейшие помещения:
Репозиторий
Читальный зал
Чертежная
Актовый зал
Зал физкультуры
Аудитории малые
Аудитории большие
Научные кабинеты
Ректорские
Зал заседаний
Канцелярия
Музей
Столовая
Гардероб
 
2. Здание решено центрально относительно музея — Hall’a (осевое расположение)
 
3. Задний блок: решен кирпичным, с глубиной в 6 м, со стандартизацией пролетов (6,6 м). Покрывающий его читальный зал уширен на длину висящей консоли решен в железобетоне. Книгохранилище в 2 этажа.
Научные кабинеты
Аудитории малые
Канцелярии
 
4. Передний блок:
Решен железобетонным. Актовый зал перекрыт жесткими рамами с верхним фонарем. Антресоль не проектируется в зал, но использует с одной стороны балкон, с другой нависает на уличный фасад.
Актовый зал
Зал физкультуры
Гардероб
 
Инж. И. С. Николаев и инж. А. С. Фисенко, под руководством проф. А. В. Кузнецова. Проект аудиторного корпуса Московского текстильного института
ПЕРСПЕКТИВА. PERSPEKTIVE
 
Инж. И. С. Николаев и инж. А. С. Фисенко, под рукводством проф. А. В. Кузнецова. Проект аудиторного корпуса Московского текстильного института
ПЕРСПЕКТИВНЫЙ РАЗРЕЗ. PERSPEKTIVSCHER SCHNITT
 
Инж. И. С. Николаев и инж. А. С. Фисенко, под рукводством проф. А. В. Кузнецова. Проект аудиторного корпуса Московского текстильного института
ПЛАНЫ. GRUNDRISSE
 
5. Основное в плане: решение больших аудиторий. Разделены перегородками, можно в дальнейшем изменить размеры. Перекрыты железо-бетонным шедом. Пустотелая балка резонирует. Служит для целей вентиляции. Шедовое решение позволяет осветить Hall боковым светом. Поблизости от аудиторий имеется фойэ с продолжением на плоской кровле.
 
6. Коридоров нет. Сообщение по мосткам. Подвалов нет. Все точки внутри здания освещены дневным светом.
 
7. Плоская кровля для летних занятий. Тент для затенения занимающихся от лучей солнца. На кровле предположены: висячий сад, пинг-понг, грот с бассейном для купания.
 
8. Кубатура ок. 46 000 м кб. Полезная площадь ок. 6 000 м. При стоимости в 250 р. за саж. кб. одна кв. саж. полезной пл. обойдется в 830 р.
 
Инж. И. С. Николаев и инж. А. С. Фисенко, под рукводством проф. А. В. Кузнецова. Проект аудиторного корпуса Московского текстильного института
ПЛАНЫ. GRUNDRISSE
 
Инж. И. С. Николаев и инж. А. С. Фисенко, под рукводством проф. А. В. Кузнецова. Проект аудиторного корпуса Московского текстильного института
АКСОНОМЕТРИЯ. AXONOMETRIE
 
АВТОРЫ: ИНЖ. И. С. НИКОЛАЕВ И ИНЖ. А. С. ФИСЕНКО, ПОД РУКОВОДСТВОМ ПРОФ. А. В. КУЗНЕЦОВА
 

 

 
 

Заметки о Вальтере Гропиусе // Современная архитектура. 1928. № 2. — С. 68.

 
ЗДАНИЕ БАУХАУЗА НОЧЬЮ. BAUHAUS. NACHTAUFNAHME
ЗДАНИЕ БАУХАУЗА НОЧЬЮ. BAUHAUS. NACHTAUFNAHME
 
Вальтер Гропиус родился в Берлине 18 мая 1883 года. Его семья со стороны отца, нак и со стороны матери, связана многочисленными нитями с культурной жизнью классического Берлина и Германии после-классического XIX века. Его дядя Мартин Гропиус был известен как один из последних учеников Шинкеля, строителя Музея Декоративных Искусств в Берлине и Рынка Сукон в Лейпциге. Его отец был также архитектором в Берлине.
 
Колледж в Берлине, затем Технический Институт в Шарлоттенбурге и Мюнхене, вместе с последующей деятельной работой в разнообразных архитектурных ателье и научной поездкой в Испанию (1907—1908), таков внешний ход развития архитектурной личности Гропиуса.
 
Особенно важным моментом является его работа в ателье Петера Беренса, в наиболее яркую и плодотворную эпоху этого мастера в Neubabelsberg возле Берлина, в 1910 г. Затем следует постройка бюро архитектора в Берлине лично для себя и потом целый ряд практических работ, перерываемых всегда научными поездками в Италию, Францию, Англию и Данию. В 1911 г., он делается членом „Deutscher Werkbund“ и впоследствии сотрудником Bund в 1912, 1913, 1914 г. г. Затем он становится членом попечителем „Deutscher Werkbund“, членом Ассоциации Немецких Архитекторов и Ассоциации Архитекторов в Берлине.
 
С 1914 по 1918 г. он принимал участив в войне.
 
После войны, в 1918, он основал вместе с Бруно Таутом и Бене рабочий Совет по Искусству в Берлине, в котором он стал президентом. В 1919 его пригласили принять на себя ведение Школой Искусств имени герцога Веймарского, которую он соединил с „Staatliches Bauhaus“.
 
ПОРТРЕТ ДИРЕКТОРА БАУХАУЗА, ПРОФ. В. ГРОПИУС. PROF. WALTER GROPIUS, DIR. DES BAUHAUSES DESSAU
ПОРТРЕТ ДИРЕКТОРА БАУХАУЗА, ПРОФ. В. ГРОПИУС.
PROF. WALTER GROPIUS, DIR. DES BAUHAUSES DESSAU
 
Организаторские способности Вальтера Гропиуса нашли широкое поле деятельности при оборудовании промышленной секции на выставке „Werkbund“ в Кельне в 1914 г.
 
Твердая линия в руководстве „Bauhaus“ и предусмотрительность в выборе руководителей, сделала его значительным фактором в развитии современного искусства, несмотря на неурядицы после-революционной Германии.
 
Веймар, в 1923, показал первые ценные результаты и дал гарантии для работы более широкой и четкой в своей целевой устремленности.
 
Из наиболее значительных работ Вальтера Гропиуса в течение первых лет его совместной работы с Адольфом Мейером можно назвать следующие:
 
1. Дачи в Померании, потом Berlin, — Dahlem, Zehlendorf Jena. Рабочие города для рабочих-хлебопашцев и фабричных рабочих, главным образом, колония „Eigene Scholle“ в Виттенберге на Эльбе. Проекты городских домов и планы урбанизации, дома — типы и серии.
 
2. Промышленные здания. Проекты фабрик для Alfred — Leine Kichbbak. Osterode Harz. Dramburg. Baumgart, в Померании и промышленная секция на выставке „Werkbund“ в Кельне, в 1914. Экипаж с мотором для бензина, спальный вагон и кабина для парохода.
 
3. Большие здания: Переделка Муниципального Театра в Jena. Проекты госпиталей, кружков, небоскребов (здания для редакции газеты „Чикаго-Трибюн“ в Чикаго), здания администрации в Зоммерфельде, в Берлине, здания Академии в Эрлангене. Бюро для работ в Дессау.
 
4. Многочисленные интерьеры и оборудование жилищ, мебели и принадлежностей хозяйства; надгробные памятники и памятник мартовским жертвам в Веймаре.
 
В 1925 „Bauhaus“ переехал в Дессау. Профессиональные школы окрестности, как: школа конструкции машин, школа архитектурная и промышленная были поручены Гропиусу как директору „Bauhaus“.
 
По плану Вальтера Гропиуса выстроено новое здание для института в „Bauhaus“ вместе с ателье для учеников. Одновременно строились семь жилищ для профессоров в „Bauhaus“. Потом в 1926 была начата колония в Dessau-Törten из 60 домов, — заказ, сделанный городом. В 1927 г., новый заказ от города на 100 домов, теперь полностью законченный.
 
С 1926 Вальтера Гропиуса Городской Совет выбрал членом Комиссии по утверждению типов жилищ, из которой образовалось Городское общество по изысканию жилищных материалов. Он принимает участие в комиссии по экспертизе в этом обществе, где он является консультантом-референтом по новым конструктивным материалам. В 1927 он был приглашен принять участие в комитете правления Ассоциации Немецких Архитекторов.
 

 

 
 

В. Гропиус. Проект театра Э. Пискатора // Современная архитектура. 1928. № 2. — С. 69—71.

 

В. ГРОПИУС. ПРОЕКТ ТЕАТРА Э. ПИСКАТОРА.

PROF. W. GROPIUS. ENTWURF DES E. PISKATOR—TEATER

 
 В. ГРОПИУС. ПРОЕКТ ТЕАТРА Э. ПИСКАТОРА. PROF. W. GROPIUS. ENTWURF DES E. PISKATOR—TEATER
МАКЕТ. MODELL
 
 В. ГРОПИУС. ПРОЕКТ ТЕАТРА Э. ПИСКАТОРА. PROF. W. GROPIUS. ENTWURF DES E. PISKATOR—TEATER
МАКЕТ. MODELL
 
Проект нового театра сводится к следующим техническим основным положениям: стена, отделяющая в нынешнем театре зрительный зал от сцены, удаляется. Партер строится амфитеатром и охватывает с обеих сторон полукруглую авансцену, расположенную перед главной сценой и находящуюся на одном уровне с наиболее низко расположенными местами для публики. Просцениум (черт. 1 № 7) может опускаться ниже нормального уровня сцены и в подвальном этаже технически связан с главной сценой (черт. II — № 7). На основной сцене могут происходить перестановки путем двух двойных кареток (чертеж І и II — № 5), двигающихся сбоку, и длина каждой из них соответствует длине сцены по линии портала (черт. I — № 4). Перестановки на сцене могут производиться, кроме того, путем применения 3-х вертящихся сцен: одной, основной, расположенной посредине, и двух боковых. (Они на прилаг. чертежах не показаны). Возможности, открывающиеся при применении комбинаций из вертящихся сцен и кареток, находящихся на рельсах, многочисленны. Все в целом может быть по организации сравнимо с новейшей конструкцией вокзалов. Круглый просцениум, расположенный у основания партера и им охваченный, не должен быть обязательно использован и предназначен для пьес или сцен непосредственно разыгрываемых среди зрителей интермедий. В этих случаях круглый просцениум (черт. III № 1) поворачивается вместе с передним партером (черт. III — № 2) на 180 градусов таким образом, что публика, находящаяся в переднем партере, оказывается сидящей спиной к основной сцене (черт. I — № 6), а расположенный до этого перед главной сценой просцениум помещается в самой средине общего партера и таким образом превращается в своего рода арену. (Черт. IV).
 
Вокруг всего партера расположены, в промежутках до первого яруса, экраны обслуживаемые расположенными со всех боков передвижными проекционными камерами (чер. I и II — № 9), что в свою очередь дает возможность насытить зрительное помещение кино-проекцией. На полукруглом горизонте основной сцены имеется (черт. I — № 6), экран, на котором отражаются фильмы, сопровождающие словесную драму. Действие, предположим, происходит на океанском пароходе; в этом случае на всех экранах, окружающих здание, будет отображено море. За периферией общего партера вокруг помещения передвигаются площадки (черт. I — № 3), служащие для размещения оркестров и хоров, сопровождающих действие. По этим рельсам передвигаются также и проекционные камеры (черт. I — № 9).
 
1. Передний вертящийся партер. 2. Основной партер. 3. Передвижные площадки для оркестров и хоров. 4. Портал главной сцены. 6. Передвижные платформы для декораций. 6. Помещение главной сцены.7. Просцениум (вертящийся и опускающийся). 8. Экраны для фильм. 9. Передвижные проэкционные камеры. 10. Яйцеобразный купол
1. Передний вертящийся партер. 2. Основной партер. 3. Передвижные площадки для оркестров и хоров. 4. Портал главной сцены. 6. Передвижные платформы для декораций. 6. Помещение главной сцены.7. Просцениум (вертящийся и опускающийся). 8. Экраны для фильм. 9. Передвижные проэкционные камеры. 10. Яйцеобразный купол
 
1. Передний вертящийся партер. 2. Основной партер. 3. Передвижные площадки для оркестров и хоров. 4. Портал главной сцены. 6. Передвижные платформы для декораций. 6. Помещение главной сцены.7. Просцениум (вертящийся и опускающийся). 8. Экраны для фильм. 9. Передвижные проэкционные камеры. 10. Яйцеобразный купол
1. Передний вертящийся партер. 2. Основной партер. 3. Передвижные площадки для оркестров и хоров. 4. Портал главной сцены. 6. Передвижные платформы для декораций. 6. Помещение главной сцены.7. Просцениум (вертящийся и опускающийся). 8. Экраны для фильм. 9. Передвижные проэкционные камеры. 10. Яйцеобразный купол
 
1. Просцениум (вертящийся и опускающийся) 2. Передний вертящийся партер 3. Основной партер
1. Просцениум (вертящийся и опускающийся)
2. Передний вертящийся партер
3. Основной партер
После поворота просцениума и переднего партера на 180 градусов
 
Органическое разделение публики от сценического действия преодолено. Слово, свет, фильм и музыка не имеют определенного места расположения. Динамическому принципу режиссера зритель должен будет отдать себя в полное распоряжение.
(Чертежи и текст перепечатан из журнала „Совтеатр“.)
 
В. ГРОПИУС. ПРОЕКТ ТЕАТРА Э. ПИСКАТОРА. PROF. W. GROPIUS. ENTWURF DES E. PISKATOR—TEATER
МАКЕТ. MODELL
 
В. ГРОПИУС. ПРОЕКТ ТЕАТРА Э. ПИСКАТОРА. PROF. W. GROPIUS. ENTWURF DES E. PISKATOR—TEATER
ПЛАН. GRUNDRISS
 

 

 
 

М. Барщ. Влияние зрительных впечатлений на трудовые процессы // Современная архитектура. 1928. № 2. — С. 72.

 

ВЛИЯНИЕ ЗРИТЕЛЬНЫХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ НА ТРУДОВЫЕ ПРОЦЕССЫ.

WIRKUNGEN DER GESICHTSEINDRUCKE AUF ARBEITSPROZESSE. VON M. BARTSCH

 
В последнее время стало совершенно очевидным, что не только машины и технические способы производства, но и психофизиологическая конституция человека, ее особенности и состояние влияют на результат производственного процесса. Возникла новая отрасль технических знаний — наука о человеческой машине — психофизиология труда.
 
„Ее задача создать такую обстановку и такие методы работы, чтобы производительность труда была максимальной и чтобы эта производительность поддерживалась на высоком уровне без вреда для здоровья трудящихся. Она изучает:
А   проблему профессиональной пригодности,
В   энергетику труда в связи с учением о питании,
С   обстановку работы,
D   рабочие движения и способы их экономизации,
Е   проблему профессионального утомления“*.
 
Расчленим пункт „С — обстановка работы“ на отдельные моменты:
I   Удобство и согласованность обстановки с производящимся процессом — активное отношение человека к обстановке.
II  Психофизическое воздействие — пассивное отношение человека к обстановке.
 
Это последнее в свою очередь подразделим на
1) физическое влияние — (непосредственное):
а   температура воздуха,
b   степень влажности и чистота воздуха,
c   освещение — его достаточность и не чрезмерность.
2) психофизиологическое влияние (через посредство центральной нервной системы):
а   ассоциативное — порядок, беспорядок, чистота, грязь, изолированность, объединенность, рефлекторная связь обстановки с неприятным чувством утомления и т. д.,
b   акустическое — тишина, шум — музыкальный, не музыкальный, ритм и т. д.,**
c   оптическое — форма и размеры помещения, освещение, его качество, распределение; цвето-фактура стен, потолка, оборудования и т. д.
 
Мы видим, что целый ряд пунктов связан с проблемами архитектурного оформления и их изучение должно войти в круг исследовательской работы современного архитектора.
 
Первую попытку экспериментально подойти к этому кругу вопросов, но понятно не с точки зрения архитектора, сделал в 1900 году Ch. Féré. Результаты его экспериментов убеждают нас в серьезности проблемы.
 
Féré исследовал явления изменчивости мускульной работоспособности под влиянием различных раздражений воспринимающих органов — зрительных, слуховых, обонятельных.*** Он обнаружил совершенно ясную зависимость между мускульной силой, циркуляцией крови и определенными раздражениями. Не останавливаясь на опытах с звуковыми и обонятельными раздражениями, кот. дали совершенно поразительные результаты,**** перейдем к более интересным для архитектора опытам с зрительными раздражениями. Féré помещал перед глазами испытуемого стеклянные или желатиновые цветные пластинки и при этом измерял динамометром мускульную силу руки. В результате многих измерений получились следующие цифры:
испытуемый, обычно дающий на динамометре давление около 23 кг, повышал эту цифру под влиянием
красного цвета до 42 кг
оранжевого — 35 кг
желтого — 30 кг
зеленого — 28 кг
синего — 24 кг
при чем кривые, записанные динамометром, имели характерные особенности для каждого цвета. Исследование изменений периферической циркуляции крови помощью плетисмографа*****
_____________
* Предисловие Кекчеева к книге Шлезингера „Психотехника“. М. 1925 г.
** См. статью Бехтерева в сборнике „Вопросы изучения и воспитания личности“, № 1, 1919 г.
*** Féré Ch. „Sensation et mouvement“. Paris 1900.
**** Звук одной из средних октав повышает мускульную силу почти в 2 раза.
***** Изменение объема крови приливающей в члены — руки и ноги.
 
под влиянием тех же раздражений дают соответствующие результаты, расположенные в том же порядке.*
 
В другом ряде экспериментов Féré показал, что динамогенное действие цветной поверхности еще усиливается, если она приведена в движение. Он предлагал испытуемому внимательно фиксировать цветной диск, измеряя при этом силу руки, и затем, приводя его в быстрое вращение, снова измерял силу руки. Получились следующие, довольно постоянные, результаты:
 
В другом ряде экспериментов Féré показал, что динамогенное действие цветной поверхности еще усиливается, если она приведена в движение. Он предлагал испытуемому внимательно фиксировать цветной диск, измеряя при этом силу руки, и затем, приводя его в быстрое вращение, снова измерял силу руки. Получились следующие, довольно постоянные, результаты:
 
Не останавливаясь на множестве других экспериментов, проделанных Féré, заметим, что на методологическое значение и роль подобных экспериментов, как исходного пункта для работы по изучению влияния обстановки на производительность труда, указывал еще основатель психотехники Münsterberg.** При этом он совершенно правильно отмечал, что субъективные суждения самого работающего не могут иметь здесь места.
 
И действительно, хотя Féré в оценке своих результатов становится на точку зрения влияния субъективной „приятности“ или „неприятности“ чувственного тона того или иного раздражения, эксперименты, произведенные ассистентом Бехтерева проф. Васильевым в 1920 г., этого не подтверждают.***
 
Конечно эксперименты Féré элементарны. Они для нас имеют значение только методологическое. Никакого конкретного материала они еще не дают. С нашей точки зрения представляется необходимым экспериментально проследить влияние на различные виды труда — рецепторный (труд воспринимающих органов — напр, счетовода, наборщика), эффекторный (физический) и церебральный (умственный) различных факторов обстановки:
а   абсолютных размеров помещения — (открытые, большие помещения или наоборот маленькие, замкнутые);
b   формы помещения — правильной, неправильной, геометрической, агеометрической;
c   пропорций помещения и его частей;
d   формы и расположения световых отверстий;
е   цветофактуры стен, потолка, оборудования.
_____________
* Эти цифры хороша согласуются с наблюдениями Stockhausen'a. Он указывает, что цветное освещение оказывает влияние на нервную систему. Наиболее возбуждающим является красный свет — при нем люди делаются сначала оживленными, а затем нервными, раздражительными, шумливыми. Зеленый, синий, фиолетовый действуют успокаивающе. У нервных людей синий свет вызывает меланхолию, а продолжительное пребывание в зеленом свете производит гнетущее впечатление.
** Münsterberg H. Grundzüge der Psychotechnik. S. 386. 7.
*** Насколько мне известно, после подобных экспериментов не производилось, и лишь только в последнее время этим вопросом заинтересовалась Бехтеревская школа в связи с изучением трудовых рефлексов. Проф. Васильев произвел в 1920 г. эксперименты, в общем подтверждающие выводы Féré на подвергающееся сомнению значение чувственного тона раздражителя. См. „Вопросы психофизиологии, рефлексологии и гигиены труда“. Вып. 1, Казань 1923 года.
 
М. Барщ
 

 

 
 

А. А. Оль, К. Иванов, А. Ладинский. Письмо в редакцию // Современная архитектура. 1928. № 2. — С. 72.

 

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

 
Просим редакцию журнала „Современная Архитектура“ поместить в ближайшем номере наше настоящее заявление полностью для надлежащего освещения нижеизложенного недоразумения.
 
В каталоге выставки „CA“ было ошибочно указано, что автором проекта Дома — Коммуны (представленного ка товарищеское соревнование ОСА) является исключительно АРХ. А А. Оль, хотя на самом проекте ясно указано, что соавторами были и студ. Л.И.Г.И. К. А. Иванов и А. С. Ладинский.
 
Эта же ошибка была повторена и в 4—5-м № журн. „CA“. Несмотря на то, что А. А. Оль письмом к редактору журнала на эту ошибку указал и от повторения ее предостерег.
 
Данный проект был составлен (разработка ячейки, компановка генплана, об'яснительные записки и техническое выполнение) равным образом тремя авторами, схема же ячейки в эскизах как институтско-учебная работа, имелась ранее у студ. К. Иванова. Подписи: А. А. Оль, К. Иванов, А. Ладинский. Ленинград 16 января.
 

 

 
 
 

24 декабря 2015, 18:53 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут