наверх
 
Удмуртская Республика


Доктор архитектуры Л. А. Ильин. Архитектура крупноблочного строительства. 1940

Архитектура крупноблочного строительства  Архитектура крупноблочного строительства / Доктор архитектуры Л. А. Ильин // Строительство Москвы : 1940 : № 18 : Сентябрь  Архитектура крупноблочного строительства / Доктор архитектуры Л. А. Ильин // Строительство Москвы : 1940 : № 18 : Сентябрь  Архитектура крупноблочного строительства / Доктор архитектуры Л. А. Ильин // Строительство Москвы : 1940 : № 18 : Сентябрь
 
 
 

Архитектура крупноблочного строительства / Доктор архитектуры Л. А. Ильин // Строительство Москвы : 1940 : № 18 : Сентябрь. — С. 3—5.

 
 

Доктор архитектуры Л. А. ИЛЬИН

Архитектура крупноблочного строительства

 
Успех нашего грандиозного строительства в большой степени зависит от всестороннего развития строительной техники, от многообразия строительных приемов и материалов.
 
В свое время в строительстве была тенденция применять почти исключительно железобетонные конструкции. Это привело к некоторому игнорированию строительства из кирпича. В дальнейшем эта ошибка была исправлена, но из этого вовсе не следует, что количественный и качественный рост кирпичной промышленности должен сопровождаться ослаблением развития иных видов строительных материалов. Совершенная строительная техника позволяет маневрировать разнообразными строительными материалами и всемерно развивать возможности архитектуры.
 
Среди новых строительных материалов следует особо выделить крупные блоки. Первый, «лабораторный», период крупноблочное строительство уже прошло. Оно стало применяться на практике, однако все же не так широко, как бы этого хотелось.
 
Между тем, основной смысл применения крупных блоков заключается в возможности индустриализации процессов стройки, с перенесением большой доли работы со строительной площадки в мастерские и на заводы. Уменьшение, в связи с этим, потребности в рабочей силе и сокращение сроков строительства должны обеспечить крупноблочному строительству большой размах.
 
Усилиями энтузиастов этого дела в Москве и Ленинграде строительство из блоков значительно подвинулось вперед и сейчас находится на пути к созданию своеобразной архитектуры.
 
Первоначально на блоки смотрели как на заменитель, как на строительный материал, из которого можно строить дома в любых «ампирах», «ренессансах» и «готиках». Этим объясняются курьезы первых проектов, когда конструктивные швы, расположение которых определялось размерами блоков, попадали в совершенно произвольные места композиционных форм старых или несколько модернизированных стилей. Имело значение и то обстоятельство, что на первых порах проектированием крупноблочных сооружений занимались недостаточно квалифицированные, хотя и с рвением относившиеся к делу архитекторы.
 
В Москве, в выстроенных из блоков зданиях на Дербеневской набережной и Б. Полянке, был сделан значительный шаг вперед к определению архитектуры крупноблочного дома не в отрыве, а в полезном контакте с сущностью строительного материала. Архитектура этих домов была высоко оценена некоторыми критиками, но с нашей точки зрения имела и уязвимые стороны.
 
 
Фрагмент фасада дома из крупных блоков, строящегося на П. Полянке. Авторы: арх. Б. Н. Блохин, арх. А. К. Буров и инж. Г. Б. Карманов.
Фрагмент фасада дома из крупных блоков, строящегося на П. Полянке.
Авторы: арх. Б. Н. Блохин, арх. А. К. Буров и инж. Г. Б. Карманов.
 
 
В решении дома на Большой Полянке взят мотив итальянского массивного рустованного палаццо. Это потребовало блоков крупных размеров, в то время как сравнительно небольшие высота этажей и габариты помещений определили соответствующие размеры окон, дверей и т. д. Между этими элементами и блоками получилась диспропорция. Окно, формы близкой к квадрату, по площади равно двум блокам — двум камням кладки, имеющим в длину 1,5 м и вынос руста в 8—10 см. Фасад, сложенный в основном из подобных камней, члененный поясками через два этажа, при общей высоте здания в шесть этажей явно тяжеловесен, хотя и хорошо прорисован во всех деталях.
 
В архитектуре здания слишком много инертной массы. В стилистическом отношении ярко выражено влияние итальянских образцов. Старая форма, перекроенная, но не потерявшая своей сути, использована в новых условиях, требующих иных решений.
 
Колоссальность и непропорциональность блоков в доме на Дербеневской набережной авторы пытались погасить графическими средствами (изображением квадр). Это делает честь находчивости авторов, но не может быть признано окончательно найденным приемом.
 
 
Фрагменты фасада дома из крупных блоков, строящегося на Дербеневской набережной. Авторы: арх. Б. Н. Блохин, арх. А. К. Буров и инж. Г. Б. Карманов.
 
Фрагменты фасада дома из крупных блоков, строящегося на Дербеневской набережной. Авторы: арх. Б. Н. Блохин, арх. А. К. Буров и инж. Г. Б. Карманов.
Фрагменты фасада дома из крупных блоков, строящегося на Дербеневской набережной.
Авторы: арх. Б. Н. Блохин, арх. А. К. Буров и инж. Г. Б. Карманов.
 
 
Это, очевидно, ощущалось самими авторами, и в следующей работе (дом на Ленинградском шоссе) они стали на верный путь композиции без оглядки на прошлые концепции, — путь определения собственной природы для архитектуры крупноблочного строительства, выявления ее конструктивных и формальных возможностей, с учетом современных специальных требований.
 
 
Фасад дома из крупных блоков, строящегося на Ленинградском шоссе. (Проект). Авторы: арх. Б. Н. Блохин, арх. А. К. Буров и инж. Г. Б. Карманов.
Фасад дома из крупных блоков, строящегося на Ленинградском шоссе. (Проект).
Авторы: арх. Б. Н. Блохин, арх. А. К. Буров и инж. Г. Б. Карманов.
 
 
Мы не входим здесь в разбор внутренней композиции дома на Ленинградском шоссе. Наша тема — архитектура дома и его место в ансамбле. Авторы запроектировали стены каркасной системы из железобетонных блоков, отказавшись, в целях экономии металла, от металлического каркаса. Решение заключалось: конструктивно — в обеспечении жесткости, архитектурно — в уничтожении отрицательного впечатления от большой величины блоков.
 
Предложенная авторами идея чрезвычайно проста. Длину блока используют в вышину, блок становится стойкой и отвечает полному размеру простенка. Пространство над блоком конструируется как междуэтажный пояс, который связывает стойки поперек и обеспечивает необходимую жесткость. Ответственнейшими местами являются узлы соединения стоек с поясами. Жесткость и прочность соответственно обеспечены. Дальнейшее усиление жесткости и устойчивости создается изгибом стен в местах, отвечающих расположению кухонь смежных квартир. Эти изгибы образуют впадины — лоджии — перед окнами кухонь.
 
Лоджии закрыты богатым но рисунку железобетонным витражом. Высота отверстий лоджий и окон принята максимальная — от пола почти до потолка, световая поверхность окон-дверей также очень велика. Все это увеличило поверхность охлаждения здания против обычного примерно на 20%. Окна имеют французские балкончики с легкой решеткой.
 
В архитектуре фасада явно преобладают простенки, образующие по вертикали через весь фасад сильные пилястры. Фасад воспринимается как определенно выраженная система. Каждый блок-стойка выглядит легко, и вся пилястра, в целом хорошо расчлененная, не кажется жесткой по форме.
 
Карниз небольшого выноса завершает и связывает архитектурно всю эту систему пилястр, но, по нашему мнению, недостаточно сильно. Думается, что при желании все горизонтальные части могут быть ярче выражены, более рельефны.
 
Надо отметить, что в такой системе решения фасада большого жилого дома очень много положительного. Основное — найден собственный, исходящий из природы этой постройки, архитектурный язык. Правда, этот язык жесткий, конструктивный. Могут сказать, что это — дом-решетка. На это можно возразить, что решение представляет собой канву для дальнейшего архитектурного развития. Например, такому дому могут быть даны значительные уступы, и стена станет еще жестче, и т. п.
 
Следует отметить несколько деталей в трактовке фасада этого дома. Стена между стойками под окнами первого и верхнего этажей решена голой. Это невыгодно в целом для стены и для стоек, так как получается разрыв в фактуре. Самым богатым местом композиции являются, благодаря витражам, лоджии, но жаль, что последние закрывают кухни, играя роль «фигового листка». Думается, что если сделать очень небольшие двери из жилых комнат, то лоджии станут приятным к ним дополнением. Изображение растительности в орнаменте фасада очевидно, должно было как бы «поддержать» зелень на улице. Этот замысел авторов звучит наивно.
 
Массивный витраж из бетона отнимает до 50% световой поверхности, и кухни будут затемнены. Ликвидировать этот недостаток можно прорывом витража в верхней его трети. Не следует забывать, что в уступах орнамента будет скапливаться пыль. На металле ее было бы все же меньше.
 
Высокие окна-двери комнат всегда очень приятны. Комнаты становятся радостными, особенно если стекло низко, но необходимо предусмотреть устройства, которые защитили бы от чрезмерного охлаждения снизу. Такие окна и двери, очень любимые в Париже и во многих местах Франции, к нашим климатическим условиям не подходят.
 
Зелень на фасаде была бы более оправдана, если бы на полу лоджий за витражами были вделаны бетонные корыта с дренажем для посадки вьющихся винограда и жимолости.
 
С точки зрения возможной роли такого дома в ансамбле композиция его тем ценнее, что в нем есть данные стать типовым. Композиционная основа дома гибка и допускает варьирование частей, при сохранении ордера дома в целом. Следовательно, от ордера дома можно перейти к ордеру улицы.
 
 
Дом из крупных блоков на Б. Полянке. Фото А. А. Тартаковского
[С обложки журнала:] Дом из крупных блоков на Б. Полянке. Фото А. А. Тартаковского
 
 


 

 
 
 

5 сентября 2020, 19:37 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут