наверх
 
Удмуртская Республика


Градостроительство эпохи эллинизма

Том 2 : Архитектура античного мира (Греция и Рим) / Под редакцией В. Ф. Маркузона (ответственный редактор по Греции), Б. П. Михайлова (ответственный редактор по Риму), И. С. Николаева, О. Х. Халпахчьяна, Ю. С. Яралова. — Второе издание, исправленное и дополненное. — 1973  АРХИТЕКТУРА ЭПОХИ ЭЛЛИНИЗМА (323 г. до н. э. — I. в. н. э.)
 
 
Всеобщая история архитектуры в 12 томах / Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР, Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры. — Ленинград ; Москва : Издательство литературы по строительству, 1966—1977.
  • Том 2 : Архитектура античного мира (Греция и Рим) / Под редакцией В. Ф. Маркузона (ответственный редактор по Греции), Б. П. Михайлова (ответственный редактор по Риму), И. С. Николаева, О. Х. Халпахчьяна, Ю. С. Яралова. — Второе издание, исправленное и дополненное. — 1973. — 712 с., ил.
 
 

АРХИТЕКТУРА ЭПОХИ ЭЛЛИНИЗМА (323 г. до н. э. — I. в. н. э.)

 
 
—вклейка—
 
Афины. Храм Зевса Олимпийского, II в. до н. э.
Афины. Храм Зевса Олимпийского, II в. до н. э.
 
 
—стр. 297—
 

ГРЕЦИЯ В ЭПОХУ ЭЛЛИНИЗМА

 
Процесс разложения греческих городов-государств был ускорен завоеванием Греции македонским царем Филиппом в 338 г. до н. э. После завоеваний его сына Александра Македонского и распада созданного им огромного государства, охватившего территорию от Черного моря до Египта и от Дуная до Инда, возникает ряд эллинистических государств. Это были: царство Селевкидов, включавшее почти всю Переднюю Азию, царство Птоломеев, объединившее Египет с Киренаикой и южной Сирией, Македонское, Пергамское, Вифинское, Понтийское и Бактрийское царства в Малой Азии на побережьях Эгейского, Черного и Каспийского морей. «Высочайший внутренний расцвет Греции совпадает с эпохой Перикла, высочайший внешний расцвет — с эпохой Александра», — писал Маркс в передовой статье к № 179 «Кёльнской газеты». Этот расцвет эллинистических государств и эллинистической культуры относится к III и II вв. до н. э., но, уже начиная со II в. и кончая 30 г. до н. э., когда Египет был присоединен к Риму, эллинистические державы одна за другой становятся жертвами римской агрессии.
 
Восточные эллинистические государства соединяли в себе черты экономики и общественных отношений, присущих древневосточным централизованным деспотиям, с новыми формами экономики и общественных отношений, зародившихся после крушения общественного строя классического греческого полиса.
 
В этом соединении греческих и восточных экономических и общественных отношений сама греческая культура приобретает новые качества с того момента, как она, преодолев узкие рамки отдельных полисов, сделалась достоянием народов Ближнего Востока и Средиземноморья. Культура же эллинизированных восточных государств, испытывая влияние высокоразвитой греческой культуры, все же продолжала сохранять сложившийся веками самобытный характер. Стойкость местных культурных традиций объясняется тем, что, даже будучи введены в состав империи Александра, страны Востока сохранили свою собственную экономическую базу и многие старые традиции в области культуры и искусства. В этом как раз и кроется сложность эллинизма, имеющего два корня — греческий и восточный.
 
Особенно ярко сказались указанная двойственность и сложность в религии эллинизма, в которой почитание олимпийских богов, некогда непосредственно связанное с общественной жизнью полиса, смешивается с многочисленными восточными мистическими культами, нередко служившими обожествлению эллинистических правителей. Кругозор грека времени эллинизма чрезвычайно расширился; развитие античной науки и техники пошло быстрыми шагами вперед. Для эпохи эллинизма характерен также расцвет прикладных и декоративных искусств, связанный с возросшей потребностью к роскоши среди зажиточных слоев населения, начиная от придворных кругов.
 
 
—стр. 298—
 
Изобразительное искусство, скульптура и живопись, обогащаясь тематическим освоением новых жанров (портрет, пейзаж, натюрморт, бытовой жанр) и совершенствуясь в реалистической, а нередко и натуралистической передаче человеческого тела, все более и более утрачивают свойственные классическому искусству спокойствие и обобщенный образ героизированного человека. Достигая замечательной художественной правдивости и совершенства в таких шедеврах, как Венера Милосская, Ника Самофракийская или рельефы алтаря Зевса в Пергаме, эллинистическая скульптура в то же время нередко отходит от идейной содержательности в сторону чисто внешнего эффекта, а иногда и натуралистической трактовки форм, получивших отражение, например, в широко известных скульптурных группах «Лаокоона» и «Фарнезского быка».
 
 

ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ АРХИТЕКТУРА

 
Расширение тематики и средств художественной выразительности наряду со снижением идейной значимости характерной для архитектуры эпохи эллинизма. Поражает размах эллинистического строительства как в отношении размеров, так и в отношении количества сооружений; в это время заново реконструированы и построены сотни новых городов (один Александр Македонский согласно преданию, основал на пути своих завоеваний 70 «Александрий»). Строительство ряда новых городов диктовалось необходимостью создания широкой сети торговых и военных опорных пунктов для освоения новых территорий и обеспечения торговых путей на эллинистическом Переднем Востоке.
 
 
Карта 3. Эллинистические монархии около 300 г. до н. э.
Карта 3. Эллинистические монархии около 300 г. до н. э.
 
 
Были основаны такие мировые столицы, как Александрия в Египте, ставшая культурным центром всего эллинистического мира, Антиохия в Сирии, Селевкия в Месопотамии с их огромными дворцами и храмовыми комплексами, садами и загородными виллами, а также знаменитая Александрий-
 
 
—стр. 299—
 
ская гавань с ее монументальным маяком Фаросом, известным нам по описаниям и изображениям на монетах. Быстро растет обширная сеть благоустроенных дорог, связывавших торговые города империи. Это грандиозное строительство сопровождалось развитием архитектурной науки, выразившимся в ряде упоминаемых Витрувием трудов по теории и практике архитектуры.
 
 
1. Афины. Храм Зевса Олимпийского
1. Афины. Храм Зевса Олимпийского
 
 
В области строительства новых типов сооружений эпоха эллинизма, хотя и не делает существенного вклада, за исключением библиотек, дворцов монархов и некоторых видов культовых (монументальные алтари и гробницы) и инженерных (гавани, маяки) сооружений, но приводит к существенному обновлению ранее сложившихся, особенно таких общественных зданий, как залы собраний, рынки, театры, спортивные сооружения,
 
 
—стр. 300—
 
которые наряду с храмами строятся из таких же дорогостоящих материалов и тщательно отделываются и украшаются.
 
Искусство «эллинизированных» восточных народов, имевших древние традиции (Египет, Финикия, Сирия и др.), хотя и получило новый толчок в своем развитии, сохранило, однако, и свои выработанные веками художественные черты. Так, например, египетские храмы в эпоху Птоломеев следуют в основном типам, выработанным Новым царством, а греческие влияния получают отражение в более свободной композиции ансамбля, живописной трактовке капителей и более разнообразном чередовании колонн различных ордеров (храмы в Эдфу и Дендера и ансамбль храмов на острове Филе).
 
В архитектуре эллинизма, так же как и в предшествовавшей греческой архитектуре, господствует ордерная система:
 
Приспособляемый к новым градостроительным задачам и к новым видам сооружений греческий ордер утрачивает в эпоху эллинизма строгость форм. Дорический и ионический ордера отныне не только свободнее сочетаются, друг с другом (например, двухъярусная колоннада — внизу дорическая, вверху ионическая — в перистиле храма Афины в Пергаме), но и смешиваются в своих элементах, например ионическая колоннада с дорическим антаблементом или триглифный фриз с зубчиками (там же).
 
Коринфский «ордер» не получает еще широкого распространения в качестве самостоятельной архитектурной системы и применяется главным образом в интерьере или в архитектуре «малых форм». Исключение представляет единственное крупное сооружение — Олимпейон в Афинах, достроенное уже в эпоху господства римлян (рис. 1). В коринфскую капитель часто вводятся элементы восточных стилей: например египетского в Башне Ветров в Афинах или персидского в так называемом портике Быков на острове Делосе; в композицию коринфских капителей пропилей в Элевсине были введены изображения крылатых грифонов с туловищем льва. Проникание этих элементов в классическую систему греческого ордера свидетельствует об обратном влиянии восточного искусства на греческое. Характерным нововведением в обработке ордера было широко распространенное частичное каннелирование колонны только в ее верхней части (около ⅔ высоты).
 
Широкое и разнообразное применение получают перистили, т. е. крытые колоннады, окружающие архитектурно организованное открытое пространство, будь то площадь или дворик жилого дома. Перистильные композиции становятся характерной особенностью эллинистического города, его ансамблей и жилых домов.
 
Изменение вкусов и применение ордеров в перистильных композициях отразилось на соразмерности его частей. Колонны получают большую стройность не только в перистильных, но и в периптеральных композициях (в перистилях отношение диаметра дорической колонны к ее высоте становится меньше 1/7, в периптерах доходит до 1/7, в ионических колоннах — до 1/10).
 
Стройность и легкость колонн сочетается со значительным расширением интерколумниев до 4 D в перистильных композициях и до 3,5 D в периптеральных. Высота капителей и антаблемента в ордерах также значительно уменьшается. Детали ордеров, особенно в перистилях, отличаются изяществом и утонченностью архитектурной проработки, сложностью очертания обломов, тонкостью профилировки и орнаментальных порезок, близкой по своему характеру к проработке деталей интерьера.
 
Обработка квадровой стены при помощи членения ее ордером пилястр или полуколонн получает в эллинистический период почти такое же широкое распространение, как и перистиль.
 
В отношении материалов и конструкций эллинистическое строительство мало чем отличается от строительства предшествующей эпохи, если не считать усовершенствования транспортных и грузоподъемных механизмов и более широкого применения разнообразных облицовочных материалов. Известны также единичные примеры клинчатых арок и цилиндрических сводов.
 
В прямой связи со строительством богатых жилых домов, дворцов и вилл находится развитие садово-паркового и прикладного искусств — декоративной скульптуры, резьбы на драгоценных и полудрагоцецных камнях, металлопластики, терракотовых статуэток, посуды и мебели. Особенно славилась своими обширными и великолепными парковыми ансамблями, расположенны-
 
 
—стр. 301—
 
ми в центре города, Александрия Египетская (Мусейон и роща Дикастериона) и Антиохия в Передней Азии с ее известным всему греческому миру парком Дафны, достигавшим 80 стадий в окружности (около 15 км). Парки эллинистических городов украшались фонтанами, бассейнами, декоративной скульптурой, гротами, портиками, беседками и т. п.
 
Значителен вклад эллинизма в развитие новых форм синтеза искусств в архитектурных ансамблях и в отделке интерьера жилых и общественных зданий. Эллинистические мастера более свободно сочетают скульптуру и живопись с ордерными композициями и стеной не только во фризах, фронтонах и метопах, но и в других частях зданий (цоколи, интерколумнии, базы колонн, глухие балюстрады). Большого богатства и разнообразия достигла декоративная отделка стен и полов жилых зданий живописью и цветной мозаикой со сложными орнаментальными и сюжетными изображениями.
 
 

ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

 
Прогрессивные черты эллинистической архитектуры проявились прежде всего и ярче всего в области градостроительства. В эту эпоху возникли заново либо были сильно перестроены и расширены города, ставшие крупными центрами эллинистической ремесленной промышленности, торговли и культуры: Милет, Эфес, Пергам, Магнесия на Меандре, Приена, Ассос — в Малой Азии; Делос и Родос — на островах Эгейского моря; множество новых городов и военных поселений (крепостей) возникло на территории Персии, Сирии, Двуречья и Африки. Возведение городов становится делом государственным, что определило как размах строительства, так и значительную для того времени величину и благоустройство населенных пунктов. Население эллинистических столиц — Александрии, Антиохии и Селевкии — достигло невиданного для древнего мира количества — около полумиллиона человек.
 
Эллинистический город, начиная от мировой столицы и кончая небольшим городком, расположенным на торговых путях, которые вели от Эгейского моря до Индии, представлял собой более закономерный, сложный и дифференцированный организм, чем город классического периода, сохранявший еще в IV в. до н. э. свои архаические черты. На смену стихийно сложившемуся и стихийно разраставшемуся конгломерату жилых кварталов, которые были сконцентрированы вокруг древнего акрополя с его: общественными святынями, создаются города нового типа.
 
Требованиям нового градостроительства наилучшим образом отвечала регулярная система планировки, построенная по принципу перпендикулярно-осевой сетки жилых кварталов и улиц, которая и получила теперь исключительно широкое распространение.
 
Однако изучение планов эллинистических городов показывает, что начавшийся процесс разделения городов на центральную часть, в которой находились кварталы зажиточных рабовладельцев и торговцев, и периферию, где ютились городская беднота и ремесленники, коренным образом изменил социальный смысл этого приема, возникшего в классическую эпоху.
 
Одна или две главные улицы делались более широкими, чем остальные. Эти городские магистрали, образующие в большинстве случаев перекресток, на котором и располагался комплекс общественного центра, составляли с последним единое композиционное целое.
 
В отличие от классического города с его акрополем или доминирующим храмовым ансамблем, значение которых определялось особой ролью греческой религии в жизни полиса, главным общественным центром эллинистического города становится комплекс городских площадей. Их формировали сооружения общественного, торгового и культурного назначения: рынки с лавками, здания для собраний городского самоуправления, спортивные сооружения, учебные заведения, дворцы монархов и среди прочих сооружений также храмы. В приморских городах общественные центры непосредственно связаны с портом и располагаются вблизи гавани (Милет).
 
С ростом городов, развитием экономики и усложнением различных социальных сторон общественной жизни отдельные части
 
 
—стр. 302—
 
городского центра получают все большее развитие. Состав и объем формирующих его сооружений значительно увеличиваются, функции ансамбля становятся все более разнообразными. Возникает необходимость в создании ряда самостоятельных, различных по назначению общественных центров: административных, торговых, зрелищно-спортивных и культовых (Милет, Пергам, Делос и др.).
 
Новое содержание центра античного города, сочетающего в себе здания различного функционального назначения, привело к дифференциации свойственного классике единого пространства ансамбля, подразделению его на ряд замкнутых, по-разному используемых дворов и площадей. Даже храмы теперь изолируются от окружающих построек и ставятся внутри перистильных дворов. Характерной особенностью этих комплексов было широкое применение колоннад; обрамляя площади и дворы, они способствовали композиционному объединению входивших в ансамбль зданий.
 
Гипподамова система планировки ставила зодчего в определенные композиционные рамки при расположении и сочетании элементов ансамбля; не только основные, но и второстепенные части ансамбля должны были подчиняться регулирующему влиянию системы прямоугольных координат. Это вносит в композицию эллинистических ансамблей геометрическую упорядоченность, отличающую их от более свободных и живописных ансамблей классического периода. Но и в этих условиях зодчие эпохи эллинизма сохраняют традиционную компоновку комплекса, основанную на асимметричном и в то же время уравновешенном расположении его частей по отношению к основным композиционным осям и к ядру композиции— главному зданию. При этом объемно-пространственное разнообразие целого нередко сочетается со строго осевой, симметричной композицией отдельных элементов комплекса.
 
В архитектуре ансамблей большую роль играла скульптура, достигавшая иногда колоссальных размеров. Особенно знаменит в этом отношении Родос, где, согласно античным свидетельствам, стояло сто статуй и среди них грандиозное изображение Гелиоса, достигавшее тридцати одного метра («Колосс Родосский»), считавшееся одним из семи чудес света.
 
Городское благоустройство в эпоху эллинизма достигло значительной высоты. Улицы расширились и были разделены на главные и второстепенные. Раскопки обнаружили тщательно исполненные мостовые с тротуарами и проезжей частью, водопроводы с глиняными или свинцовыми трубами, очистные коллекторы и водостоки, выложенные камнем и перекрытые плитами.
 
Поскольку эллинистические города были не только торговыми и культурными центрами страны, но и военными крепостями, строительство фортификационных сооружений достигает большого совершенства. Стены крепостей, сооружаемые обычно из каменных блоков, достигали 2,5—4 м толщины и имели башни на своих выступах и въездных воротах.
 
Города — столицы эллинистических монархий, на месте которых и сейчас находятся крупные города, известны нам главным образом по свидетельствам древних авторов.
 
 

ГОРОДА

 
Александрия Египетская была основана Александром Македонским в 332—331 гг. до н. э. Она является наиболее ранним, а с конца IV в. до н. э. — крупнейшим городом эллинистического мира (рис. 2). Погребенная под развалинами римского города, на которых возник современный город, Александрия Египетская, за исключением небольших фрагментов и общего представления о ее планировке, нам не известна.
 
По описанию Диодора (конец I в. до н. э.), город был разделен двумя широкими пересекающимися под прямым углом улицами шириной около 100 футов (30 м) на четыре больших района, обозначавшихся буквами. Эти главные улицы были обрамлены колоннадами на всем их протяжении и застроены великолепными общественными зданиями, дворцами и храмами. Длинный мол соединял город с островом Фаросом, где находился знаменитый маяк у входа в защищенную молами гавань (рис. 3).
 
Наиболее знаменитым районом Александрии был район Бэта так называемый Брухейон, застроенный дворцами и наиболее значительными общественными зданиями. Здесь находились знаменитый Александрийский мусейон, библиотека, театр, храмы, административные здания, спортивные и торговые сооружения.
 
 
—стр. 303—
 
Если планировка города, связываемая с именем архитектора Динократа Родосского и послужившая образцом для строительства многих эллинистических городов после смерти Александра, была типично греческой, то, как показывают раскопки, архитектура отдельных сооружений отличается типичным для многих эллинистических провинций синкретизмом местных и греческих элементов. Это сказалось в применении египетских типов колонн, в пальмовидных капителях, характере орнамента и профилировке обломов. С чисто восточной роскошью отделывались и украшались при династии Птоломеев дворцы правителей и вельмож, где широко использовались золотые чеканные фризы, металлическая обшивка капителей, разноцветные мозаики, полихромная роспись. Богатая утварь, ковры и мебель, инкрустированная перламутром, слоновой костью, стеклянной пастой, дополняли богатство интерьера.
 
 
Александрия. План города
2. Александрия. План города
а — местоположение Фароса; б — дамба; в — дворец и храм Исиды на мысе Лохий; г — гавань Царского флота; д — дворец Антония; е — обелиски и храм Цезаря; ж — Нильский канал; з — Серапейон; и — «Ворота Солнца»; к — «Ворота Луны»; л — гробница Александра Великого; м — театр; н — гимнасий; о — катакомбы
 
 
Построенный в III в. до н. э. Фаросский маяк, известный нам по изображениям на монетах и описаниям античных (Страбон, Плиний) и средневековых (Ибн-аль-Сайх) авторов, был самым крупным высотным сооружением античной Греции и по описанию Ибн-аль-Сайха (XI в.) его высота была 130—140 м. Маяк имел высокий подиум и состоял из трех поставленных одна на другую постепенно уменьшающихся башен. На вершине его постоянно горел огонь, видимый с моря на расстоянии около 100 миль. Фаросский маяк был не только утилитарно необходим для ориентации кораблей, но и имел также важное градостроительное значение. Его многоярусная башенная композиция, отмечавшая вход в гавань — морские ворота столицы эллинистического Египта, отличалась торжественностью и монументальностью, подобно триумфальному сооружению. Надпись на его стене гласила: «Сострат Книдский, сын Дексифана, богам-спасителям на благо мореплавателям».
 
Наиболее важное значение для изучения эллинистического градостроительства имеют раскопки городов малоазийского побере-
 
 
—стр. 304—
 
жья, таких, как Приена, Милет, Эфес, Пергам, Магнесия на Меандре, Ассос и др.
 
 
3. Александрия. Фаросский маяк
3. Александрия. Фаросский маяк
 
 
Приена, строительство которой в раннеэллинистический период связывается с именем архитектора Пифея (строителя Мавзолея в Галикарнасе), была заложена во 2-й половине IV в. до н. э. Город, в котором было около 5 тыс. жителей, расположен на крутом склоне, в нескольких километрах от берега моря (рис. 4, 5). Верхняя часть его примыкала к скале, на вершине которой был расположен некогда господствовавший над городом акрополь с остатками сооружений, не дошедших до нашего времени. Планировка соответствовала «гипподамовой» системе; улицы были ориентированы с севера на юг и с запада на восток. Город был окружен крепостной стеной с башнями, которая, следуя рельефу местности, имела неправильный полигональный контур.
 
Уличная сеть при средней ширине главных улиц 7 м, а второстепенных 4,5 м делила городскую застройку на небольшие кварталы. Из-за сильного уклона направленных с севера на юг улиц в верхней и нижней частях города они во многих случаях имели вид малоудобных для движения сплошных лестниц, которым соответствовало террасное расположение домов (рис. 6). Здесь сказались слабые стороны градостроительной системы Гипподама, рассчитанной на идеальные условия плоского рельефа. Реальные же условия строительства не всегда отвечали этому требованию: абстрактная геометрическая сетка улиц Приены плохо сочеталась с крутым рельефом местности.
 
Главный вход в город был расположен с востока и представлял собой ворота, перекрытые клинчатой аркой с двумя сторожевыми башнями по бокам. В нижней части города был расположен комплекс сооружений для спортивных упражнений — стадион, в верхней части — театр, верхний гимнасий, святилища и нижний гимнасий.
 
Центр Приены¹ сформировался в III—II вв. до н. э. на пересечении двух главных магистралей города (рис. 7). В состав его входили агора, предназначенная для торговли общественных собраний и ряд общественных, культовых и торговых сооружений. Важнейшие среди них — зал заседаний народного собрания, т. е. экклесиастерий, «священная» стоя, театральное здание, верхний гимнасий, святилище Зевса и, наконец, святилище Афины.
____________
¹ Анализы центров эллинистических городов Приены, Милета, Пергама, Помпей и др. См. Быков В. Театральный ансамбль античности. В сб.: «Вопросы теории архитектурной композиции», № 4. М., Госстройиздат, 1958.
 
Главные композиционные оси города, из которых одна проходит сквозь агору, пересекаются у одного из входов на рынок, выделяя композиционный и смысловой центр ансамбля — «священную» стою и здание экклесиастерия, т. е. наиболее важные для общественно-политической жизни города сооружения.
 
Развитый комплекс общественных зданий центра города, большинство которых было возведено из мрамора, резко выделялся среди однообразной жилой застройки.
 
Агора ионического типа представляет собой прямоугольную площадь размером 75,6×46,3 м, обнесенную с трех внутренних сторон П-образным портиком. Портики были однонефными, дорического ордера с гладкими стволами колонн; средняя часть южного портика была двухнефной. Пло-
 
 
—стр. 305—
 
4. Приена. 2-я половина IV в. до н. э. Архитектор Пифей. План города
4. Приена. 2-я половина IV в. до н. э. Архитектор Пифей. План города
 
 
—стр. 306—
 
щадь рынка отделялась от улицы рядом алтарей и статуй. С запада к агоре примыкал рынок съестных припасов, окруженный лавками, с востока — небольшое святилище Зевса. Северная, четвертая, сторона площади замыкалась большим и глубоким (11,8 м) дорическим портиком — «священной» стоей протяженностью 115 м (около 150 г. до н. э.) (рис. 8). Колонны внутреннего ряда, поддерживавшие конек двускатной стропильной кровли стой, были ионическими, каннелированными только в верхней части. С северной стороны вдоль стой располагались небольшие помещения и три экседры, их стены были облицованы мрамором, а по периметру размещались мраморные скамьи.
 
 
5. Приена. Макет города
5. Приена. Макет города
 
 
«Священная» стоя в Приене наряду с ее большим общественным значением как преддверия зала заседаний эклессии была главным архивом города, на ее стенах и стоявших в ней стелах были записаны важнейшие постановления, относящиеся к жизни города. Стоя также служила для городских празднеств и пиршеств. Северо-восточный вход на агору в начале II в. до н. э. был перекрыт первой известной в греческом зодчестве клинчатой аркой.
 
 
6. Приена. Вид городской улицы
6. Приена. Вид городской улицы
 
 
Милет — один из древнейших торговых и промышленных городов Ионии — в эпоху эллинизма был расширен и перепланирован заново (рис. 9), и, как в большинстве эллинистических городов, в нем провели водопровод, канализационные каналы, замостили площади и улицы камнем, а также устроили крепостные стены и башни общей протяженностью 11,2 км (стр. 144, рис. 4).
 
Город был расположен на берегу моря¹ и имел две хорошо оборудованные гавани: северную и южную. Сохранившаяся система планировки относится к раннеэллинистическому периоду и отличается от Приены тем, что кварталы северной (более древней)
____________
¹ В результате наносов реки Меандр в настоящее время развалины Милета находятся вдали от моря.
 
 
—стр. 307—
 
и южной (более новой) части города имели различные размеры. Расположение улиц (шириной от 7,5 м до 4,5 м) незначительно отклонялось от типичной ориентации с востока на запад и с севера на юг. Городские крепостные стены могут служить примером больших достижений эпохи эллинизма в области фортификационных сооружений. При толщине 11 м стены имели боевые башни на каждом выступе; сохранились остатки клинчатых сводов над проемами. В юго-восточной части стены находились городские ворота, фланкированные двумя башнями и перекрытые цилиндрическим сводом, который был выявлен на фасаде профилированным архивольтом, опирающимся на пилястры.
 
 
Приена. Агора. План центра города
7. Приена. Агора. План центра города
а — экклесиастерий; б — «священная» стоя; в — театр; г — верхний гимнасий; д — святилище Зевса; е — храм Афины Полиады; ж — агора; з — пританей; и — жилые кварталы
 
 
Более сложный, чем в Приене, дифференцированный по составу и разнообразию сооружений общественный центр Милета возводился и перестраивался начиная со II в. до н. э. вплоть до времени Римской империи. Ансамбль состоял из трех групп сооружений, различных по назначению и архитектурному решению, но связанных между собой единым композиционным замыслом. Северная группа включала порт, Северный рынок, термы, палестру и гимнасий (рис. 10), а также главное святилище Милета — Дельфиний, посвященное Аполлону Дельфинию. Эти различные по назначению сооружения примыкали к прямоугольной удлиненной формы площади, обрамленной с двух сторон галереями ионического ордера, которая соединяла северный порт с площадью булевтерия и Южным рынком. В среднюю группу входили: здание булевтерия, предназначенное для заседаний городского совета, северные ворота Южного рынка, южный портик, а также и нимфейон (построен в римское время). Они обрамляли небольшую квадратную городскую площадь, расположенную непосредственно перед булевтерием. Третью, южную, группу составляли постройки и площадь Южного рынка.
 
Главным смысловым и композиционным ядром обширного центрального ансамбля нужно считать площадь булевтерия, распо-
 
 
—стр. 308—
 
ложенную на стыке двух основных общественных комплексов — южного и северного. Доминирующее значение булевтерия и примыкающей к нему площади подчеркивается расположением основных композиционных осей города, статичной квадратной формой площади, застроенной разнообразными по своей объемно-пространственной трактовке сооружениями. Здесь, как и в других эллинистических городах, центром композиции ансамбля является не культовое, а общественное здание, имеющее наиболее важное значение в жизни города.
 
 
Приена. Агора Приена. Агора
8. Приена. Агора.
1 — реконструкция общего вида «священной» стои; 2 — реконструкция интерьера; 3 — арочные ворота северо-восточной части агоры; 4 — фрагмент ордера «священной стои»
 
 
Южный (Большой) рынок в Милете, схожий по принципу композиции с агорой в Приене, представляет собой прямоугольную площадь размером 161,5×115,7 м, обстроенную двухнефной колоннадой, дорической снаружи и ионической внутри. За колоннадами располагались лавки и склады. В отличие от распространенного типа ионийской агоры (обычно П-образной формы) Юж-
 
 
—стр. 309—
 
ный рынок имел дополнительный въезд на длинной, западной стороне, через который можно было попасть к стадиону и театру. С востока площадь замыкалась стоей с двойным рядом торговых помещений и складами со стороны улицы. Южный рынок стал полностью замкнутым только в римское время, после застройки южного прохода и устройства парадных северных ворот. Меньший, Северный, рынок, примыкавший к булевтерию и северной гавани, имел традиционную форму ионийской агоры, обнесенной П-образным портиком. Позднее с четвертой, восточной, стороны его замкнули стеной с колоннадой, дополненной в римское время рядом лавок.
 
 
9. Милет. Макет центра города. Вид на сооружения около Львиной бухты
9. Милет. Макет центра города. Вид на сооружения около Львиной бухты
 
 
Помимо торгово-административного комплекса Милет имел еще группу спортивно-зрелищных сооружений: стадион, палестру, гимнасий и театр, расположенные на высоком берегу южной гавани.
 
Прибывающие на торговых кораблях в южную гавань Милета видели прежде всего сооружения этого обширного комплекса, раскинувшегося по периметру бухты. Решающее влияние на живописную асимметричную композицию комплекса оказал крутой рельеф местности, по склонам которого расположены ступени амфитеатра и трибун, а также естественные очертания залива. Для театральных и спортивных сооружений, открытых в пространство природы и вписанных в рельеф местности, такой принцип живописного построения ансамбля является наиболее эффектным.
 
Пергам с 283 г. до н. э. становится столицей Пергамского царства и достигает наибольшего расцвета в период от середины III в. до 133 г. до н. э. В это время сооружены наиболее крупные и значительные ансамбли и здания города. Пергам был расположен в 5 км от моря в долине, над которой господствовал высокий скалистый холм акрополя. Подобно акрополю в Афинах, он доминировал над городом и был государственным и культовым центром, что почти не встречается в других эллинистических городах Ионийского побережья Передней Азии (рис. 11).
 
Расположение общественного центра на террасах акрополя вне связи с регулярной планировкой городских кварталов и улиц обусловило его своеобразную композицию, наглядно показывающую то изменение, которое внесли традиционные приемы свободной застройки комплексов, сложившиеся в предшествующие периоды при аналогичной природной ситуации.
 
Акрополь, господствующий над городом, был застроен общественными зданиями, культовыми сооружениями и дворцами пергамских царей. Сооружения группировались на постепенно повышающихся с юга на север террасах, верхняя из которых возвышалась на 270 м над уровнем долины, где располагался город. На верхней террасе находились военные арсеналы, казармы и построенный в римское время Траянеум; несколько ниже были расположены дворцы пергамских царей, знаменитая пергамская библиотека и святилище Афины, еще ниже — терраса большого алтаря Зевса и, наконец, на самой близкой к городу и относительно невысокой террасе был расположен Верхний рынок. Вершина угла треугольника, образованного естественным рельефом скалы и подпорными стенами акрополя, была занята театром, вмещавшим около
 
 
—стр. 310—
 
14 тыс. человек. У его подножия простиралась огромная (250 м длины) терраса с портиками прогулочных галерей (фойе).
 
 
Милет. Центр города
10. Милет. Центр города. Макет общественной и спортивной группы сооружений, план
а — Львиная бухта; б — главная площадь центрального рынка; в — его северная часть; г — булевтерий; д — пропилеи; е — римский нимфей; ж — гимнасий; и — Дельфиний (священный участок Аполлона Дельфиния)
Милет. Центр города
 
 
Входившие в состав Пергамского акрополя обширные дворцы монархов определили его построение как укрепленной царской резиденции. Этим объясняются некоторые особенности в построении комплекса: отделение общественных сооружений от культовых и дворцовых, замкнутость и обособленность ансамбля акрополя от жилой застройки. В отличие от замкнутых комплексов акрополя огромный театр с его террасой открыт к городу и хорошо связан с ним парадными входами. Расположение театрального здания и его большие абсолютные размеры предопределили его значение как центра композиции, к которому тяготели все основные постройки акрополя. Композиционные оси открытых в сторону театра и города комплексов, расположенных на верхних террасах, направлены к некоему фокусу, лежащему на главной композиционной оси театра и комплекса в целом. Этим достигается идеальное равновесие его частей и большое композиционное единство. Если в ансамблях акрополей и святилищ архаического и классического периодов ведущая роль принадлежала главному храму, то в эллинистическом ансамбле Пергама глав-
 
 
—стр. 311—
 
Пергам
 
Пергам
11. Пергам. Макет центра города, план акрополя
 
 
—стр. 312—
 
ным сооружением стало популярное общественное здание — театр.
 
 
Магнесия на Меандре. Панорама агоры, план центра города
12. Магнесия на Меандре. Панорама агоры, план центра города
а — храм Артемиды Левкофриены; б — алтарь храма Артемиды; в — алтарь; г — храм Зевса Сосиполия; д — Пропилон; е — святилище Афины; ж — крытый водоем; и — римский одеон; к — театр
 
 
В отличие от свободно уравновешенных и более классических ансамблей с их ясной объемной расчлененностью, пластической завершенностью и самостоятельностью каждого элемента акрополь Пергама представлял собой целостное, но живописно свободное сочетание ряда ансамблей, в каждом из которых и открытые пространства площадей или перистилей, и формирующие их сооружения компоновались на основе более строгой геометрической схемы. Присущие классическим храмовым ансамблям эпическая простота, ясность и спокойствие сменяются сложной и динамичной композицией, насыщенной эффектными и неожиданными архитектурными комбинациями и сопоставлениями. Глубокие тенистые портики противопоставляются залитому солнцем обширному пространству площади, замкнутое пространство перистиля — поставленному внутри его объему периптера, ионический ордер — дорическому, стена — ордеру и т. д.
 
Все эти композиционные приемы обогащают ансамбль, делая его в художественном смысле более изощренным и разнообразным. Однако при всей его внешней эффективности и пластическом разнообразии эллинистический ансамбль уступает классическому по глубине идейного содержания, простоте и величию.
 
Магнесия на реке Меандре — крупный город, расположенный в глубине Малой
 
 
—стр. 313—
 
Азии. Раскопки обнаружили полное сходство его планировочной системы с другими эллинистическими городами западного Малоазийского побережья. Особенный интерес представлял ансамбль городского центра, почти полностью застроенный во II в. до н. э. В его состав входили окруженная портиками прямоугольная агора и примыкающее к ней с востока под углом святилище Артемиды Левкофриены и театр (рис. 12). Несколько в стороне находился стадион. Проходящая с востока на запад главная улица была связана с агорой двумя короткими улочками, подводящими к стое, через которую можно было выйти на площадь. Со стороны выходов рядом со стоей был расположен небольшой храмик Зевса Сосиполия.
 
 
Магнесия на Меандре. Агора
Магнесия на Меандре. Агора
13. Магнесия на Меандре. Агора
1 — пропилеи; 2 — стоя — план, продольный и поперечный разрезы, торцовый фасад; 3 — крытый водоем
 
 
Композиция центра Магнесии, как и сетка улиц, четко построена на двух композиционных осях. Некоторое угловое отклонение композиционной оси святилища Левкофриены, вызванное, по всей вероятности, направлением речного русла и оборонительных стен, не нарушает в целом ясного геометрического принципа.
 
 
—стр. 314—
 
Агора близка по своему устройству к агоре в Приене и Южному рынку в Милете (рис. 13), но в отличие от них двухнефная стоя замыкает ее короткую, а не длинную сторону. О характере архитектуры агоры дает представление довольно хорошо сохранившаяся часть западной стои. Южный торцовый фасад стои был расчленен семью дорическими пилястрами, поддерживавшими триглифный фриз, увенчанный высоким фронтоном. (В верхней части портика между пилястрами были расположены оконные проемы. Стена сложена из крупных горизонтальных квадров камня, чередующихся с мелкими. Крайние пролеты между пилястрами шире четырех средних, что акцентирует ось торца здания. К стое примыкал небольшой портик водоразборного сооружения.
 
Доминирующее значение агоры в комплексе городского центра подчеркнуто не только ее большими размерами, но и тем, что в главное святилище города можно было попасть только через агору и пропилон, устроенный в середине ее восточной стороны.
 
Город Делос на острове Делосе являлся крупным портом, центром торговли на морских путях между востоком и западом, а вместе с тем важным религиозно-политическим центром, получившим особенное развитие в эллинистическую эпоху (рис. 14). Здесь, на горе Кинф, с древности почитался Аполлон, но главное его святилище располагалось почти у самой гавани, где вдоль молов некогда находилось большое число складов, лавок, рынок, подворья или агоры для купцов, приезжавших из различных областей эллинистического мира, большой многоколонный зал — так называемая базилика наксосцев, большая стоя, построенная Филиппом II Македонским. Сооружения Делосского порта тянулись почти на 800 м. Для защиты его имелась система волнорезов, у входа в гавань были два маяка.
 
 
Остров Делос. Святилище Аполлона, план. Базилика: план, фасад, разрез
14. Остров Делос. Святилище Аполлона, план. Базилика: план, фасад, разрез
а — священная гавань; б — набережная; в — дорога процессий; г — южные пропилеи; д — северные пропилеи; е — храм Аполлона; ж — храм афинян; з — сокровищницы; и — так называемый портик Быков; к — так называемый портик Рогов; л — священная роща
 
 
Обнесенное стенами святилище Аполлона включало много сооружений — храм Аполлона, храмы Латоны и Афродиты, древний и новый Артемисион, так называемые
 
 
—стр. 315—
 
портик Быков и портик Рогов, святилище Диониса, священную рощу. Подобно святилищам в Дельфах и в Олимпии, святилище на Делосе имело общеэллинское значение. Каждые пять лет здесь устраивались празднества в честь Аполлона. Особое место в этих празднествах занимало исполнение священных гимнов и ритуальных танцев. Центральное ядро комплекса — храм Аполлона, храм афинян и некоторые из окружающих их святилищ и алтарей — относится к V в. до н. э. Свободное, живописное расположение этих сооружений по отношению к главному храму Аполлона и друг к другу соответствует традициям классического периода. Однако постройки эллинистического времени — портик Быков, расположенный с восточной стороны участка рядом со священной рощей, портик Рогов, замыкающий северную границу участка, и находящийся с западной стороны перистильный двор (новый Артемисион) с храмом вносят в композицию комплекса типичное для эпохи эллинизма регулярное геометрическое начало с расположением основных композиционных осей комплекса под прямыми углами.
 
Город Делос не имел регулярной системы планировки. Жилые кварталы теснились по склонам. Отдельные жилые дома, расположенные в гуще застройки, разбросанные в различных местах среди общественных зданий и святилищ или же в отдалении от них, во многих случаях хорошо сохранились, реставрированы и имеют большое значение для истории жилища эллинистического времени (см. стр. 322 и сл.).
 
Среди сооруженных на агоре Делоса зданий следует отметить уникальную постройку базилики, относящуюся примерно к 210 г. до н. э. Большое прямоугольное в плане здание размером 56,8×34,55 м было разделено колоннадами на несколько продольных нефов. Одна из длинных сторон базилики не имела стены и открывалась наружу пятнадцатиколонным дорическим портиком. Деревянное покрытие базилики поддерживалось 44 колоннами — три ряда более высоких колонн центральных нефов были ионическими, более низкие колонны боковых нефов — дорическими. При большой ширине базилика, как предполагают, освещалась через боковые световые проемы повышенной центральной части здания. Этот тип базилики, предназначенный для различных торговых операций и, возможно, для временного хранения, обмена и продажи товаров, получает дальнейшее развитие в Риме.
 
Среди других общественных центров греческих городов эллинистического периода следует особо отметить комплексы сооружений агоры в городах Ассосе, Коринфе и Афинах.
 
Агора в Ассосе (рис. 15), расположенная на террасе, поперек крутого склона местности, существенно отличается от типичной ионийской агоры. Трапециевидная в плане площадь застроена портиками только с двух продольных сторон; северная стоя была двухнефной и двухэтажной; южная — трехнефной, со стороны площади агоры она выглядела одноэтажной. В ее цокольной части, примыкающей к подпорной стене террасы, были расположены бани. В восточном, более широком торце площади по оси комплекса находился простильный храм, восходящий еще к архаическому периоду; другой, узкий торец был замкнут зданием булевтерия и парадными воротами.
 
Несмотря на асимметрию объемов, в основу композиции ансамбля положено четкое геометрическое построение: продольные стороны площади, образованные портиками, и ее центральная ось, на которой расположен храм, имеют единый геометрический фокус. Раскрытие пространства площади на храм и закономерность построения, предопределенная колоннадами с их активным перспективным сокращением, подчеркивали значение храма как главного здания ансамбля. Позади храма, стоявшего на обрыве, пространство площади было раскрыто на окружающую природу.
 
Композиция площади, обрамленной колоннадами портиков и замкнутой в торце, противоположном главному входу храма, стала широко применяться в римских форумах позднереспубликанского и императорского периодов. Примененный в Ассосе прием композиции агоры встречается в греческой архитектуре впервые. Динамическое трапециевидное построение площади, рассчитанное на иллюзорные эффекты резкого перспективного сокращения ее боковых сторон и выделения центра (главного здания), предвосхищает композицию прославленных ансамблей Возрождения и барокко.
 
Агора в Коринфе близка по форме площади к агоре в Ассосе, только значительно
 
 
—стр. 316—
 
больше ее по размерам. Комплекс сооружений агоры в г. Коринфе (2-я половина IV—III вв. до н. э.) был сильно перестроен в римское время (рис. 16).
 
 
Ассос. Агора. Общий вид (реконструкция), план
15. Ассос. Агора. Общий вид (реконструкция), план
а — архаический храм; б — портик, двухэтажный со стороны агоры и одноэтажный в сторону повышения уклона; в — булевтерий; г — портик, в нижнем этаже которого, выходящем на юг, располагались бани
 
 
Огромная трапециевидная площадь (255×127 м) была застроена по продольным сторонам двухпролетными (дорического и ионического ордера) портиками. Через пространство северного портика и широкую лестницу агора связывалась с террасой, где был расположен архаический храм Аполлона, господствующий над всем ансамблем. С этой же стороны находились пропилеи главного входа на агору, к которым подходила улица, ведшая от порта. Южный портик агоры длиной 165 м был в IV в. до н. э. одним из самых больших в эллинистической Греции.
 
 
—стр. 317—
 
16. Коринф. План центра города
16. Коринф. План центра города
 
 
Агора Афин в эпоху эллинизма была застроена рядом новых зданий. Крупным сооружением была построенная в 159—138 гг. до н. э. стоя Аттала II (рис. 17, 18). Она имела в длину 142 и в ширину 19,5 м, была двухэтажной и занимала восточный край площади.
 
 
17. Афины. Агора. Стоя Аттала II. Интерьер
17. Афины. Агора. Стоя Аттала II. Интерьер
 
 
В верхнем этаже она была однонефной, в нижнем — двухнефной. Наружные колоннады были дорическими, в верхнем ярусе — ионическими, как и средний ряд опор нижнего яруса. Верхний ярус посредине не имел опор.
 
Стои сооружались не только в комплексах агоры, но и как самостоятельные сооружения. В Афинах у подножия Акрополя рядом с участком Асклепия и театром Диониса Евмен II воздвиг стою, носящую его имя
 
 
—стр. 318—
 
Афины. Агора
 
Афины. Агора
18. Афины. Агора. Панорама (макет), план
а — Гефестейон; б — эллиническая постройка: в — стоя Зевса Элевферия; г — храм Аполлона Патрооса; д — пропилон булевтерия (справа — Метроон); е — Новый булевтерий; ж — фолос; з — алтарь Двенадцати Богов; и, к — алтари; л — Южная стоя; м — Средняя стоя; н — стоя Аттала II; о — Священная дорога; п — храм Ареса
 
 
—стр. 319—
 
(197—159 гг. до н. э.). Размер стой 163×16 м; к сожалению, от нее сохранились только фундаменты.
 
 
19. Афины. Башня Ветров. Общий вид
19. Афины. Башня Ветров. Общий вид
 
 
Близ агоры в Афинах находилось небольшое, но монументальное здание, так называемая Башня Ветров, предназначенная для водяных часов (рис. 19, 20). Башня Ветров была построена в середине I в. до н. э., т. е. уже во времена римского владычества. Однако ее архитектура типично эллинистическая. Башня была восьмигранной, высота ее 12,1 м, внутренний диаметр 6,81 м. Снаружи на верхних частях граней были устроены солнечные часы. Стороны башни были ориентированы по странам света, и каждая из граней завершалась в верхней части фризом с символическим изображением летящего ветра; коническая мраморная крыша увенчивалась медным флюгером в виде тритона с вытянутой в его правой руке палочкой, указывающей направление ветра. С северо-востока и с северо-запада в башню вели две двери, обрамленные двухколонными портиками. В капители портиков были введены остроконечные пальмовые листья, окруженные вендом невысоких листьев аканта. Каннелированные стволы колонн поставлены на верхнюю ступень стилобата без базы, т. е. так, как это свойственно дорическому ордеру. Объемная композиция башни, ее детали и орнаментация свидетельствуют о свободной от строгих канонов трактовке архитектурных форм. Так, например, рельефные изображения летящих ветров перекрывают архитектурные профили антаблемента, венчающего башню. Масштабность башни преуменьшена из-за того, что стены ее сложены из крупных квадров камня, завершающий скульптурный фриз очень широк (отношение ширины фриза к высоте остальной стены 1:3,5).
 
В Башне Ветров блестящее решение получает главный завершающий карниз, элементы которого построены на основе переработки ордерного карниза применительно к завершению монументальной крупноквадровой стены. С этим связаны уменьшение выноса, развитие поддерживающей части и усложнение профилей ее обломов, нарушение канонических пропорциональных соотношений между несомыми поддерживающими частями антаблемента.
 
 
—стр. 320—
 
20. Афины. Башня Ветров. План, фасад, разрез, деталь ордера
20. Афины. Башня Ветров. План, фасад, разрез, деталь ордера
 
 
Приена. Жилой дом XXXIII (дом Патриция)
21. Приена. Жилой дом XXXIII (дом Патриция):
1 — первоначальный план; 2 — реконструкция общего вида с портиком, решенным в виде простады; 3 — план дома после перестройки: а — вход; б — двор; в — ойкос; г — двор присоединенного соседнего дома
 
 

КВАРТАЛ И ЖИЛИЩЕ

 
Жилые дома, составлявшие сплошную застройку квартала, имели общие (разделяющие один дом от другого) стены и окруженные колоннами световые дворы. Относительно небольшие размеры жилых кварталов эллинистических городов (Приена — 35×47 м, Милет — 30×36 м, Книд — 32×48 м), включавшие в большинстве случаев от четырех до шести домовладений в квартале, обусловили размеры среднего жилого дома от 15×18 до 16×24 м. Однако это распределение застройки участков в эпоху эллинизма при сильном росте имущественного неравенства постоянно нарушается отдельными наиболее богатыми застройщиками (рис. 21). Наряду с обычными домами сред-
 
 
—стр. 321—
 
него размера в эпоху эллинизма возникают большие городские дома, занимающие половину или всю территорию квартала.
 
Наиболее распространенным типом жилища в эпоху эллинизма был перистильный дом, сформировавшийся еще в V—IV вв. до н. э. и особенно подходящий к условиям южного климата.
 
Жилые дома эллинистических городов возводились из сырцового кирпича, иногда нижняя часть стен выкладывалась из камня. Дома наиболее зажиточных жителей возводились целиком из камня. Внутри помещения штукатурились. В богатых домах отделка нижней части стен имитировала мраморную облицовку при помощи живописных средств либо путем неглубокого рельефа с последующей раскраской. Стены нередко венчались карнизом с сухариками и фризом, выполненным в рельефе. Полы парадных помещений были мозаичными, в других — глинобитные или из каменных плит. Окна небольшого размера располагались обычно высоко от земли и были защищены решетками. Воздух и свет проникали в помещения главным образом через дверные и оконные проемы, выходящие во внутренний дворик. Большинство домов имели уборные с каменными стоками, богатые дома — ванные помещения с керамическими или каменными ваннами, кровли домов были черепичными.
 
Архитектура эллинистического жилого дома отличается исключительной утонченностью и изяществом. Сочетание разнообразных по форме, отделке и цвету помещений, залитый светом дворик, окруженный тенистыми колоннадами и украшенный небольшими фонтанами, зеленью, цветами, скульптурой, многоцветная фресковая роспись и мозаики — все это делало архитектуру жилого дома особенно уютной, красивой и комфортабельной.
 
 
22. Пелла. Мозаика. Охота на льва
22. Пелла. Мозаика. Охота на льва
 
 
Наряду со знаменитыми мозаиками эллинистических жилых домов из Делоса, Приены, Помпей следует упомянуть замечательные галечные мозаики г. Пеллы в Македонии, который при Филиппе Македонском был ее столицей (IV в. до н. э.). Мозаики сохранили натуральный, необычайно чистый цвет и форму гальки. Сюжеты изображений — самые разнообразные, от мифологических и бытовых сцен до орнаментально-декоративных: спасение Кратерсом Александра во время охоты на льва в Сузах (рис. 22), обнаженный Дионис на пантере с церемониальным жезлом в руке (рис. 23), кентавры, грифон, раздирающий оленя.
 
При раскопках 1961 г. в Пелле был обнаружен еще ряд интересных мозаичных по-
 
 
—стр. 322—
 
лов больших размеров с изображениями: похищения Елены, охоты на оленя, битвы амазонок. Мозаики обрамлены цветными бордюрами.
 
 
23. Пелла. Мозаика. Дионис (?) на пантере
23. Пелла. Мозаика. Дионис (?) на пантере
 
 
Среди эллинистических жилых домов встречаются два основных типа: пастадный и перистильный.
 
По всей вероятности, более старый пастадный тип жилого дома в эпоху эллинизма в меньшей степени отвечал вкусам и потребностям разбогатевших горожан, чем дом с более просторным и парадным перистильным двориком; этим обстоятельством следует объяснить частую переделку домов пастадного типа в перистильный, как это имело, например, место в доме Патриция в Приене и др.
 
Наиболее характерной архитектурно-композиционной особенностью эллинистического, как и более раннего, жилого дома является изолированность его внутреннего пространства от улицы, что объясняется патриархальным укладом жизни греческой семьи. Все средства архитектурной выразительности и все богатство декоративной отделки были сосредоточены в интерьере, главным образом в композиционном центре жилища — перистильном дворике. Со стороны улицы фасады жилых домов были весьма скромными и однообразными. Поверхность стен изредка оживлялась плоским архитектурным обрамлением проема входной двери, рустом кладки или нишей пристенного фонтана. Скромный внешний вид жилых зданий резко контрастировал с их нарядной внутренней отделкой.
 
 
Делос. Планы жилых домов
24. Делос. Планы жилых домов
1 — дома E и F; 2 — дом Диониса; 3 — Дом Масок; 4 — дом Трезубца
 
 
Жилые дома Делоса, в отличие от приенских, редко имели регулярную прямоугольную форму, что связано с расположением
 
 
—стр. 323—
 
города в условиях сложного рельефа, при котором прямоугольная система кварталов и улиц не могла быть последовательно применена (рис. 24).
 
Жилые дома большого размера нередко располагались на узких, искривленных в соответствии с рельефом местности улицах. Относящиеся преимущественно к перистильному типу делосские дома были сложены целиком из камня на глиняном растворе и довольно хорошо сохранились. Во многих домах в сторону улицы выходили лавки и мастерские с большими проемами, что придавало их фасадам более открытый и представительный облик.
 
 
25. Делос. Жилой дом. Фрагменты (реконструкция)  25. Делос. Жилой дом. Фрагменты (реконструкция)
25. Делос. Жилой дом. Фрагменты (реконструкция)
 
 
Большинство домов было двухэтажными, с двухъярусными перистильными двориками (рис. 25). Другие характерные особенности делосских домов состоят в устройстве в центре дворика плоского бассейна, куда стекала вода с кровли, и в увеличении глубины северного портика перистиля, в который открывались большие парадные помещения дома (ср. с домами Олинфа).
 
 
26. Делос. Дом на «Холме». Разрез  26. Делос. Дом на «Холме». План
26. Делос. Дом на «Холме». Разрез, план
 
 
Приведенные ниже названия жилых домов Делоса приняты по найденным в них замечательным мозаикам полов и бассейнов.
 
Дом Трезубца (см. рис. 24), строительство которого относится ко II в. до н. э.,
 
 
—стр. 324—
 
является примером небольшого дома с богатой отделкой интерьера. Широкий коридор-прихожая ведет с улицы в перистильный дворик, который в связи с малой шириной участка примыкает к наружной стене. Справа от входа была комната раба-привратника. Слева от входа помещалась лавка с подсобным помещением, открывающаяся на улицу широким проемом — дверью. Мраморный перистиль дома Трезубца, состоящий из 12 дорических колонн, каннелированных только вверху, выделяется среди других помещений богатством декора. Большие мозаики бассейна, главного портика и др. представляли собой орнаментальные многоцветные композиции. В северо-восточном углу, рядом с главным залом, находилось открытое на юг помещение — экседра. В состав помещений дома входили также комната для рабов и кухня с переносным очагом. Стены главных помещений дома были покрыты стуком и расписаны фресками, изображающими архитектурные элементы отделки интерьера: квадры кладки из ценных пород камня, пояски, карнизы, различные орнаментальные детали, украшавшие фризы, метопы, карнизы.
 
 
27. Делос. Дом Клеопатры. Фрагмент (реконструкция)
27. Делос. Дом Клеопатры. Фрагмент (реконструкция)
 
 
—стр. 325—
 
Поверхность полов парадных помещений белая, выложенная одноцветными кубиками и оживленная небольшими цветными вставками.
 
В перистиле по оси главного входа на квадратном поле изображены черный дельфин и красный якорь, а перед боковым входом — посох Посейдона — черный трезубец, давший название дому. Под бассейном находилась глубокая цистерна для хранения воды.
 
Дома E и F (см. рис. 24) типичны для жилой застройки Делоса с его неправильной формы кварталами и узкими изломанными улочками, по которым, однако, везде была устроена сеть водостоков. Размер домов в плане примерно 30×20 м. Раскопками вскрыто состояние домов при их перестройке после 88 г. до н. э. Во многих местах проемы заделаны или пробиты заново. Так, дом F получил новый вход на месте бывшей ранее лавки; старый узкий вход был заделан, и в получившемся закутке была устроена уборная. Хотя дом F, по-видимому, принадлежал небогатому владельцу, судя по малому числу комнат, он имел большую столовую и четко выраженный по всем четырем сторонам геометрически правильный перистильный двор. В доме E колоннада обрамляла дворик с трех сторон неравным числом колонн. С четвертой стороны двор примыкал к стене столовой, в которой был устроен широкий проем, поделенный на две части колонной.
 
В доме E имелась не только достаточно просторная уборная, но и ванна — редкость в условиях бедного водой Делоса. Высеченные в камне места для лестничных косоуров указывают на наличие второго этажа.
 
 
Делос. Дом Дельфина  Делос. Дом Дельфина  Делос. Дом Дельфина
28. Делос. Дом Дельфина. План, дворик. Мозаика (слева)
 
 
Дом на Холме (рис. 26), расположенный вне тесных кварталов города, отличается исключительной законченностью композиции и гармоничностью пропорций, позволяющих отнести его к лучшим произведениям эллинистической жилищной архитектуры. В центре почти квадратного в плане двухэтажного дома размером 15×14,5 м расположен восьмиколонный двухъярусный перистиль дорического ордера, вход в который с улицы был расположен сбоку, что несколь-
 
 
—стр. 326—
 
ко нарушало симметрию. Пространство под портиком, ведущим в парадные комнаты, было не только увеличено в глубину, но и расширено по бокам до наружных стен дома. Таким образом был создан просторный портик, открытый в перистильный двор, что еще более акцентировало значение этой группы парадных помещений в композиции дома.
 
Внутренняя отделка стен перистильного дворика помещений первого и второго этажей отличается большим изяществом, насыщенностью и разнообразием гаммы. Примечательно тонкое сочетание строго симметричного построения композиционного ядра — перистиля и окружающих его пространств со свободным асимметричным расположением входа и некоторых помещений, что придает разнообразие пространству интерьера.
 
Дом Клеопатры (рис. 27), в котором частично восстановлены стволы нескольких колонн двора, свидетельствует о том, что богатые делосские дома украшались не только мозаикой и яркой раскраской стен, но и скульптурой.
 
Дом Диониса — пример большого делосского дома с большим количеством комнат (см. рис. 24). Название дома дано по мозаике, изображающей Диониса на пантере.
 
Дом расположен на одной из главных улиц города и раскрывается на нее двумя (главным и служебным) входами в перистиль и большими проемами четырех помещений лавок и мастерских, сдававшихся, по всей вероятности, внаем. Любопытной особенностью дома является примыкающая к улице лестница, ведущая на второй этаж с самостоятельным входом со стороны улицы.
 
Неправильная форма участка обусловила асимметричное построение плана здания и вытянутые пропорции перистиля дворика. Он имел мраморные колонны высотой 5,6 м и значительный размер в плане — 8,5×12 м. В отделке дома кроме мозаик, росписи и инкрустации стен широко применен мрамор (пороги, наличник дверей и другие детали). Отделка стен была выполнена в «инкрустационном стиле» с применением неглубокого стукового рельефа при изображении архитектурных деталей.
 
Дом Масок (см. рис. 24) — пример жилого дома, занимающего целый квартал (39×45 м). Дом имел два перистиля и несколько десятков комнат. Со стороны главного фасада, выходящего на улицу, располагалось несколько лавок с широкими проемами. Каждый перистиль имел самостоятельный вход с улицы; помещения, группирующиеся вокруг перистилей, были связаны внутренними проходами так, что легко могли быть изолированы одно от другого. Это заставляет предположить, что возникновение такого большого комплекса, возможно, произошло в результате объединения двух самостоятельных владений одним хозяином либо несколько иным его назначением в качестве, например, гостиницы или пансионата для актеров. На последнее указывают его расположение поблизости от театра и изображение масок в мозаиках.
 
Описанные выше эллинистические дома с перистильными двориками и скатными кровлями для стока воды в бассейны предвосхищали развитие римских атриумно-перистильных домов эллинистического периода.
 
Теми же особенностями отличается другой делосский дом, названный домом Дельфина (рис. 28) по мозаикам его бассейна с изображением четырех дельфинов в морских волнах. В этом доме помещение главного зала также расположено по оси главного входа и перистиля; глубина расположенного перед ним портика — места дневного пребывания обитателей дома — увеличена.
 
 
29. Пергам. Дворцы. План
29. Пергам. Дворцы. План
 
 
Царские дворцы эпохи эллинизма дошли до нас в плохой сохранности. Некоторое представление об их архитектуре дают раскопки дворцов пергамских царей, входивших в комплекс сооружений акрополя и
 
 
—стр. 327—
 
расположенных вдоль его восточной границы (рис. 29). Дворцы были отделены от общественных и культовых сооружений широким проходом, ведущим на верхнюю террасу акрополя. По композиции плана они близки к типу эллинистического перистильного дома, но отличались большими размерами и великолепием отделки. Известно, что в Большом пергамском дворце мозаики пола были исполнены крупнейшими художниками своего времени. Об их роскоши и утонченном мастерстве, сближающим их с живописью, свидетельствуют найденные фрагменты и древние описания дворцовых полов.
 
Дворец в Пелле (рис. 30), включавший несколько дворов, являлся, по-видимому, не только резиденцией правителя, но и местом расположения различных органов государственного управления.
 
 
30. Пелла. Руины дворца
30. Пелла. Руины дворца
 
 
По свидетельству древних (Либаний и др.), роскошные царские дворцы были в Антиохии, Селивкии, Александрии Египетской, Тире и других резиденциях эллинистических правителей. Дворцовые сооружения представляли собой сложные комплексы, в составе которых были жилые и хозяйственные постройки, святилища, стадионы, театры, сады и рощи, орошаемые многими источниками и украшенные скульптурой. Судя по литературным источникам, особенной роскошью отличались загородные дворцы-виллы, которые возводились в красивой местности среди садов и парков. Такой, например, была загородная резиденция Селевкидов в Дафне под Антиохией.
 
 

12 мая 2020, 13:09 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут