наверх
 
Удмуртская Республика


А. Иконников, К. Пчельников. Кинетическая система расселения. 1973

Элемент города в кинетической системе расселения Элемент города в кинетической системе расселения
Рис. 5. Элемент города в кинетической системе расселения
а — общий вид; б — план-схема; 1 — дома-стержни; 2 — рамный каркас; 3 — территория, освобождаемая от амортизационной застройки; 4 — общественный центр; 5 — перемещение ячеек при изменении потребностей; 6 — коммуникация; 7 — пространственный полигональный каркас, заполняемый объемными ячейками
 
 
 
На основе структурного анализа эволюции искусственной среды и исследования процессов взаимодействия человека с естественной средой группа в составе А. Иконникова, С. Гречаникова, А. Панина, К. Пчельникова разработала «Кинетическую систему расселения» в виде чередования концентрированных очагов урбанизации и открытых пространств естественной среды. Началом будущих очагов концентрации должны быть точечные постройки повышенной этажности среди существующей застройки. По мере амортизации построенных ранее зданий вокруг точечных построек возводится пространственный каркас, несущий жилые ячейки. С развитием очагов концентрации и возрастанием плотности населения в них на промежуточных территориях восстанавливается естественная среда, освобождается пространство для коммуникаций. Публикуем статью А. Иконникова и К. Пчельникова «Кинетическая система расселения» из сборника «Город и время» (1973).
 
 
 

А. Иконников, К. Пчельников. Кинетическая система расселения // Город и время / Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры (Москва); Институт основных проблем пространственной планировки (Варшава). — Москва : Стройиздат, 1973. — 302 с., ил. — С. 254—272.

 
 

А. Иконников, К. Пчельников

КИНЕТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РАССЕЛЕНИЯ

 
 
В прошлом система функциональных процессов, определившая формирование города, не подвергалась быстрым изменениям. Сроки моральной и технической амортизации сооружений, их комплексов и структуры города в целом если и не совпадали, то были близки. Изучение существующих, определившихся жизненных потребностей давало необходимую и достаточную основу для творчества в архитектуре и градостроительстве. Темпы изменений социально-экономической структуры общества, влияющих на организацию города и расселения в целом, в XX в. резко ускорились. Изменение потребностей общества происходит гораздо быстрее, чем может меняться материальная структура жизненной среды; моральная амортизация сооружений опережает их технический износ. Прогноз развития города становится необходимым для того, чтобы созданное в городах сегодня успешно служило завтра. Анализ сегодняшних факторов, влияющих на градостроительство и архитектуру, уже недостаточен для этого. Прогноз стал профессиональной необходимостью для архитектора.
 
В 20—30-е годы функционалисты понимали пространственный порядок конкретной группы функциональных процессов как безусловную основу пространственной формы сооружения или комплекса сооружений. Сам порядок принимался при этом как нечто устанавливаемое навсегда, незыблемое. Композиции функционалистов напоминали машины не потому, что воспроизводили конкретные формы каких-то машин, но благодаря тому, что представляли собой системы, расчлененные на части с точно определенным и неизменным назначением, как части механизма.
 
Опыт показал, однако, что жесткая привязка пространственных структур к особенностям функции вызывает необходимость реконструкции сооружений при любых ее изменениях и, как правило, раньше, чем наступает физический износ конструкций. Проблема морального износа пространственных структур может иметь два решения: во-первых, создание универсальных структур, способных принять в себя любую организационную систему; во-вторых, создание структур, в которых запланированы определенные циклы изменений, переходы от одного качества к другому.
 
При всех различиях концепций, выдвигаемых в архитектуре капиталистических стран, они чаще всего основываются на первом принципе. Невозможность реального планирования, непознаваемость градоформирующих процессов принимаются при этом как аксиома.
 
По сути дела именно к этому принципу сводится антифункционалистический «универсализм» Мис ван дер Роэ. Его здания — оболочка свободного пространства, где любой процесс может протекать по своим законам. Любые изменения назначения растворяются в нерасчлененности постройки.
 
В развитии универсальных структур видят решение проблем города и сторонники мобильного градостроительства, в основе концепций которых лежит представление о фатальности нарастающих процессов урбанизации, их неуправляемости. Иона Фридман видит единственную возможность овладеть спонтанными процессами развития в том, чтобы снять все сдерживающие его препятствия.
 
Проекцию в будущее современного американского города с его безудержно разрастающейся территорией представляет собой «экуменополис» К. Доксиадиса. «Динамизм» в понимании современных западных градостроителей — ничем не сдерживаемый процесс количественных изменений. В работах приверженцев мобильного градостроительства, экистики и метаболизма есть, однако, мысли о формах развития пространственной структуры, не зависящие от концепций неуправляемой динамики (в частности, формы трехмерного развития городских структур у метаболистов, прием наращивания линейно развивающегося центра у Доксиадиса). Эти мысли могут найти место и в ином контексте.
 
Для социалистического градостроительства подход к проблеме развития города определяется закономерностями прогресса общества, перспективой его перехода от социализма к коммунизму. Плановость развития экономики в целом и социалистические формы земельной собственности определяют принципиальные факторы, на основе которых получают пространственное выражение процессы развития систем расселения. Формирование городских структур может при этом опираться на планирование и долгосрочный прогноз на период, значительно больший, чем время, на которое распространяется план.
 
Естественно, что подобные теоретические концепции должны исходить не от представления об абстрактной неуправляемой динамике, а от установки на целенаправленное планируемое развитие пространственных структур, на определенное представление о переходе их от одного качества к другому. Этот второй принцип — запрограммированное развитие пространственных структур — стал возможен в условиях социалистического общества. Сооружение, которое имеет на каждой стадии своего существования форму, оптимальную для реализации своих функций, и структуру, которая способна видоизменяться вместе с развитием организационной системы, в принципе может быть более удобным, более экономичным и менее сложным технически, чем сооружение универсальное.
 
Структуры с запрограммированным развитием богаче универсальных в своем формообразовании, в своих художественно-образных возможностях, так как их принцип не исключает, а, наоборот, предполагает индивидуальность решений, основанную как на особенностях системы функции, так и на особенностях ее развития. Четвертое измерение — время — вводится в систему параметров, определяемых проектом.
 
Принцип запрограммированного развития пространственных структур связан с плановостью народного хозяйства и опирается на научное предвидение развития общества и гипотезу путей научно-технического прогресса. Он вырастает из всей направленности архитектуры и градостроительства социалистического общества.
 
Идея планируемого развития форм расселения — основа нашей концепции. Мы стремимся найти их конкретное выражение в системе, позволяющей создавать новое качество городских организмов путем планомерного развития существующих структур. Ценности, накопленные в развитии градостроительства, естественно, не могут быть отвергнуты.
 
Число людей на земле быстро растет — по прогнозу ООН уже к 2000 г. общая численность населения составит 5964 млн. человек, около 300—350 млн. будет жить в СССР. Население наших городов уже к 1980 г. достигнет 70% населения страны, за три десятилетия оно почти удвоится.
 
При столь быстром росте городов огромное значение приобретает проблема взаимоотношений природы и искусственной среды, той второй природы, которую создает для себя человек. Естественные ресурсы не бесконечны, и уже близкое будущее заключает в себе альтернативу — либо сохранение и закрепление равновесия между искусственной средой и естественной природой, либо необходимость изменения биологических и психических потребностей самого человека, чтобы он мог довольствоваться тем, что предоставляет ему чисто искусственная среда. Человек — существо социальное; он обладает исключительными возможностями приспособления к окружающему миру. И все-таки он остался частью самой природы и требует для нормальной жизни сохранения тех условий, в которых проходила его эволюция. Эту потребность он сохранит надолго — и на все это время нужно обеспечить разумное использование естественных ресурсов.
 
Сегодня же человек нуждается не только в благоустроенном жилье. Ему нужны и километры леса, и река, и открытые горизонты. Снять эмоциональное напряжение от перегрузки информацией, от жестких ритмов и темпа городской жизни должно общение с природой.
 
Природа помогает восстановить биологические функции, нарушаемые условиями искусственной среды. Контакт с ней — физическая и духовная потребность человека.
 
Сберечь возможность такого контакта можно лишь при рациональных формах «потребления» территории. Эта проблема имеет громадное значение и для нашей страны при всей обширности ее территорий. Площадь земли, занимаемая сейчас всеми поселениями Советского Союза, составляет менее процента территории страны, площадь которой более 22 млн. км². Однако значительная часть (около ⅔) свободных земель находится в условиях, неблагоприятных для расселения людей. В наиболее же населенных областях города и обширные зоны, природная среда которых меняется под влиянием города, уже сейчас преобладают над естественной средой. Потребность (увеличивающаяся с ростом населения) в сельскохозяйственных угодьях и территориях для отдыха, сохранивших природные качества, во много раз больше, чем потребность в новой городской территории. На одного человека в городе приходится 100—150 м² земель; для того только, чтобы обеспечить его питанием, нужно не менее 1500 м² сельскохозяйственных угодий при высокой продуктивности сельского хозяйства. Загородный отдых, включая природные заповедники, требует по подсчетам канадских специалистов 8000 м² территории на человека. Земля — главное богатство страны. Прогноз форм использования территорий в будущем должен послужить для корректировки наших действий в настоящем с тем, чтобы сделанное сегодня не стало препятствием для последующего прогресса.
 
 
Влияние тенденций расселения на организацию искусственной среды
Рис. 1. Влияние тенденций расселения на организацию искусственной среды
1 — граница естественной среды; 2 — граница среды, благоприятной для расселения и для сельскохозяйственного производства; 3 — наиболее благоприятные селитебные территории в климатическом и географическом отношении; 4 — прочие благоприятные селитебные территории; 5, 6, 7 — тенденция в расселении (управляемая, неуправляемая, к центрам и коммуникациям); 8 — концентрация застройки вокруг локальных центров; 9 — естественная среда — природа; 10 — восстановленная естественная среда; 11 — условная искусственная среда; 12 — промежуточная среда; 13 освоение и разработка природных ресурсов; 14 — передвижной фонд на месте разработки природных ресурсов на отдаленных участках сельскохозяйственного производства; 15 — компактные поселения; 16 — основные каналы массовой коммуникации (наземные, подземные, воздушные, космические и др.)
 
История
Человек приспосабливает естественную среду
Эволюция формы, вмещающей человека со всеми его потребностями, от замкнутой к открытой
Настоящее время
Человек преобразует естественную среду
Переход от открытых форм к открытым системам
Перспектива
Человек устанавливает баланс естественного и искусственного в окружающей его среде
Формы и системы, связанные с освоением акваторий, подводной и подземной среды и др.
 
 
 
Попробуем сформулировать исходные предпосылки гипотезы развития городов.
 
Искусственная среда должна создавать наиболее благоприятные условия для развития общества; учитывать биологические и психологические потребности человека; свободно развиваться в пространстве и времени, изменяясь в соответствии с изменениями потребностей общества; находиться в гармонии с естественной средой, образуя с ней единую среду обитания. Формы потребления природных ресурсов (в том числе территории) должны соответствовать уровню развития общественных отношений.
 
И еще очень важное положение: гипотеза города будущего должна показать не только идеал, но и путь к нему. Города формируются не сразу. Они проходят закономерные циклы развития. Эти циклы завтрашнего дня надо связать с настоящим, а через него и с тем, что унаследовано от прошлого. Надо понять, какие процессы естественно и постепенно приведут к рождению новых качеств при развитии существующих городов, позволят привести их к гипотетическому идеалу. Культурные ценности необходимо сохранить при преобразовании материальной среды.
 
Архитектуру будущего спроектировать нельзя. Даже самое проницательное предвидение, конкретизированное в деталях, превращается в фантазию, сказку, где неизбежно доминирует современное представление о мире. Нарочитое отстранение, в котором авторы утопий видят средство показать дистанцию их идей от обыденности настоящего, уводит от главной цели — анализа тенденций прогресса. Целям прогнозирования соответствует схема настолько освобожденная от деталей, насколько упрощено гипотезой уравнение с бесконечным числом неизвестных, которым можно было бы представить систему тенденций, определяющих развитие города. Методом разработки такой схемы служит структурный анализ.
 
Не пытаясь разрабатывать проект, мы привели анализ тенденций развития искусственной среды в системе расселения и города к схематичным диаграммам. Не более чем схему представляет собой и конечный вывод этого анализа — приведенная к графическому выражению обобщенная гипотеза.
 
Анализ влияния тенденций расселения на организацию жизненной среды приведен на рис. 1. Человеческое общество активно и целеустремленно преобразует среду своего обитания. Человек не растворяется в природе, а активно противостоит ей. «Практическое созидание предметного мира, переработка неорганической природы есть самоутверждение человека, как сознательного родового существа...» — писал К. Маркс¹.
____________
¹ К. Маркс, Ф. Энгельс. Из ранних произведений. М., 1956, с. 566.
 
По мере развития производительных сил влияние человека на природу становится все более радикальным и всеохватывающим, порождая подчас вторичные, непредусмотренные им изменения, возникающие из-за нарушения установившегося во многовековой эволюции равновесия природных систем. Такие изменения могут, в конечном счете, иметь опасные и необратимые последствия. Значение этой проблемы возрастает, и мы должны теперь оценивать любые действия, преобразующие среду, с точки зрения их влияния на общую систему процессов, происходящих в природе. В природе все взаимосвязано. Нельзя изменить ее в чем-то одном, не вызвав изменений в другом (как, например, создание крупных водохранилищ при гидросооружениях влияет на климатические условия обширных районов, отражается на режиме грунтовых вод, изменяет фауну рек и т. п.). Потребление природных ресурсов изменяет зону, гораздо более обширную, чем та, которая оказывается непосредственно затронутой.
 
Человек начинал с потребления того, что давала природа. Рост потребностей покрывался расширением сферы обитания. Заняв территории с наиболее благоприятными условиями, человек стал селиться и за их пределами.
 
Можно выделить три основных этапа формирования искусственной среды. На первом человек приспосабливал естественную среду. Освоенная территория непрерывно расширялась. В природном окружении создавались отдельные искусственные элементы. Пространственные формы их были замкнуты. Изоляция от внешних факторов была главной задачей. Замкнутость преобладала в организации пространства жилища, в замкнутую систему складывались поселения.
 
Вторым этапом, начавшимся совсем недавно — на рубеже XIX и нашего столетия, стало активное преобразование естественной среды, широкое вмешательство в природные процессы. По мере роста производительных сил степень и значение такого вмешательства увеличивались. Цель его — удовлетворить ближайшие потребности общества. Расселение вышло далеко за пределы благоприятных территорий; в то же время эти территории используются неэффективно. Естественная среда оттесняется от скоплений населения. Стихийную миграцию от главных центров дополняет организованная миграция к новым местам освоения природных богатств; возникает и встречная миграция — из неблагоприятных районов в благоприятные, из районов «пионерного» освоения к крупным центрам и коммуникациям. Это столкновение центробежных и центростремительных процессов — результат внутренних противоречий сложившейся структуры жизненной среды, несоответствия процессов ее количественного и качественного развития.
 
Социалистическое общество подчиняет преобразование природы сознательному планированию, рациональному использованию естественных ресурсов. Однако сегодня эта тенденция еще должна преодолевать инерцию непланируемого потребления, не имеющего целеустремленной направленности. Прогрессивные тенденции еще не получили достаточного выражения в новых формах пространственной среды.
 
Необходим переход от удовлетворения только непосредственных нужд к преобразованию, поддерживающему баланс между человеком и природой, преобразованию, включающему восстановление естественной среды. Для этого нужны новые формы расселения, образующие новый, третий этап формирования искусственной среды. Разработка путей, по которым должно пойти развитие на этом этапе, — задача нашей науки. Мы постараемся далее показать наше представление о них.
 
На этом этапе, представляющем для социалистического общества ближайшую перспективу, должны быть сформированы системы, в которых природа и искусственная среда существуют в неразрывном взаимодействии и динамическом равновесии.
 
Переход от отдельных пространственных форм, допускающих рост и развитие, к открытым системам расселения связывается с процессом более целесообразного и интенсивного использования территорий в границах, определяемых благоприятными географическими условиями. Концентрация промежуточной среды, подвергнутой преобразующему воздействию труда, но не занятой сооружениями, — сельскохозяйственных земель, лесных угодий — за счет интенсификации хозяйства будет сопровождаться восстановлением естественной среды. Искусственная среда, становясь более компактной, образует очаги интенсивного освоения, чередующиеся с промежуточной средой и территориями восстановленной естественной среды.
 
Разработку естественных ресурсов за пределами зон, благоприятных для обитания, необходимо обеспечить передвижным жилым фондом и временными поселениями. Мобильные временные поселения могут создаваться и на отдаленных от центров расселения участках сельскохозяйственного производства. В отдаленной перспективе сохранение равновесия в системе расселения будет обеспечиваться освоением водных пространств и подземной среды.
 
Мы не думаем, что непрерывное расползание городов по гигантским территориям, которое Доксиадис считает неизбежной перспективой будущего, действительно неизбежно. В условиях Советского Союза не может возникнуть и полосовая система расселения, сеть которой охватывает страну. Прогнозы демографов говорят о том, что увеличение площадей городов по крайней мере на ближайшие 100—200 лет будет недостаточным для этого. Чередование очагов расселения, окружающей их промежуточной среды и естественной природы представляется нам наиболее целесообразной формой расселения в конкретной ситуации нашей страны и даже в странах, где плотность населения в несколько раз выше.
 
Создание открытых для дальнейшего развития пространственных систем расселения подготовлено процессом возникновения форм, допускающих рост и изменения в элементах искусственной среды. Это можно проследить на различных уровнях организации системы города — от поселения в целом до отдельной ячейки жилища.
 
В самом раннем периоде своего развития человечество прошло долгий путь от приспособления к естественным условиям до создания первых сооружений — простейших примитивных форм искусственной среды. На первых порах возникали только ее отдельные элементы, рассредоточенные в естественной природной среде. Первые примитивные постройки людей древности решали одну задачу — защитить элементарные функции жизни человека от неблагоприятных воздействий природы, создать оболочки для них. Замкнутость искусственно организованного пространства служила для этого единственным средством.
 
С возникновением классового общества складывается город — форма поселения, которая уже представляет собой не сумму элементов, а их систему. К. Маркс писал, что «...само существование города как такового отличается от простой множественности независимых домов. Здесь целое не просто сумма своих частей. Это своего рода самостоятельный организм»¹. В городе совокупность элементов образует уже новое качество — искусственной средой становится город в целом.
____________
¹ К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 46, ч. 1. М., с. 470.
 
Дальнейшее разделение труда и рост общественного производства дают не только стимул росту искусственной среды, но вызывают к жизни и ее новые формы. Материальная среда поселения становится сложнее и богаче. Но лишь постепенно определилось стремление освободиться от жестких ограничений, замкнутых пространственных форм, образующих законченные системы, которые не могут получить дальнейшего развития.
 
В современном градостроительстве права гражданства уже завоевывают пространственные системы, рассчитанные на постепенную реализацию, в ходе которой система может уточняться и совершенствоваться при сохранении общего замысла.
 
Анализ развития структуры элементов, из которых формируется город, еще более определенно обнаруживает тенденцию к образованию формы, допускающей продолжение, развитие. Здание в прошлом создавалось как неделимое целое, форма которого обладает завершенностью (рис. 2). Однако вместе с замкнутостью, изоляцией внутреннего пространства от окружения (что стало необязательным уже в архитектуре барокко и классицизма) перестала быть логической необходимостью и законченная форма отдельного здания.
 
 
Развитие тенденций организации искусственной среды Развитие тенденций организации искусственной среды
Рис. 2. Развитие тенденций организации искусственной среды
А — жилая ячейка: I — формообразования примитивного жилища; II — первые этапы развития дифференцированной формы; III — кристаллизация функциональной схемы жилища; Б — элемент поселения: I — жилая ячейка — функциональная и структурная основа жилого элемента (а); ІІ — развитие панельной системы приводит к системе из объемных блоков (а, б, в, г, д, е, и, к, л); В — поселение; I — рост города вокруг ядра; ІІ — три этапа перемещения общественной застройки (а — вокруг площади; б — на магистралях и главных улицах; в — в локальных центрах), 1 — пещера, 2 — палатка, юрта; 3 — первобытные жилища; 4 — поселение; 5 — низкая застройка; 6 — высокая застройка
 
 
Девятнадцатый век породил доходный дом — тип сооружения, во внутреннем пространстве которого выделены независимые одна от другой жилые ячейки. Начинает дифференцироваться и конструктивная структура: элементы здания, несущие нагрузки, отделяются от элементов, формирующих пространство, — каркас становится независимым от плоскостных элементов (перекрытий, перегородок, наружных ограждений).
 
В архитектуре нашего столетия членение пространства здания на ячейки, связанные с конструктивной структурой каркаса, уже ясно определилось. Методы сборного строительства основываются на этом расчленении и развивают его. Форма жилого дома внутренне уже раздробилась на элементарные клетки, однако внешне она еще сохраняет традиционную целостность, уже, впрочем, ослабевающую (действительно, в современном жилищном строительстве трудно найти здание, композиция которого обладала бы внутренней завершенностью, не допускающей количественные изменения без качественного изменения системы). Членение фасадной стены на панели еще более наглядно делает общую форму дома суммой определенного числа элементов.
 
Объемно-блочное домостроение стало логическим развитием крупнопанельного строительства. Деление на независимые ячейки пространственной структуры дома закрепляется в конструкции. Возможность свободного наращивания дома в целом путем увеличения числа элементов-ячеек становится очевидной. Форма здания в целом становится открытой, допускающей продолжение и развитие. Из одних и тех же блоков могут складываться объемы с различными высотой и протяженностью. Соединение объемных блоков с пространственным каркасом позволяет окончательно отказаться от статичности формы больших объемов. На основе комбинации стандартных элементов могут быть созданы индивидуальные и разнообразные пространственные структуры.
 
Следующий шаг в развитии пространственных структур ведет к полному отделению каркаса от ячейки-блока. Каркас, определяющий большую форму, должен быть капитален; необходимая прочность определит длительность его существования. Эта основа пространственной формы не связана непосредственно с функцией жилища, сама по себе она долго не будет подвергаться моральному старению. Изменения потребностей человека, его бытового уклада, вкусов отражаются непосредственно на жилой ячейке. Созданная из легких и не очень капитальных конструкций она свободно подвешивается к каркасу. Стекло, волокнистые материалы и пластики могут дать основу для таких ячеек. Производимые на конвейерах методами автомобильного производства, со всей отделкой и оборудованием, ячейки станут достаточно комфортабельны и дешевы. Они будут заменяться по мере изменения потребностей человека. Легким ячейкам целесообразно придать мобильность — возможность перестановки в пределах каркасной структуры, определяющей бо́льшую форму сооружения, возможность переброски на другое место, в состав другой структуры, а быть может даже временного превращения в подвижный дом-трайлер, что исключит необходимость во «вторичном жилище» — даче, гостинице, пансионате на месте отдыха.
 
Первичный элемент искусственной среды будет подвижным в пространстве, допускающем замены и вариации. Последнее обеспечит изменяемость формы во времени. Структура приобретает таким образом новое качество — она может быть приспособлена к любым изменениям функций и их системы.
 
Принцип построения открытой для развития системы расселения показан на рис. 3. Искусственная среда здесь тяготеет к главным коммуникациям, располагаясь в границах территории, благоприятной для селитьбы. Компактные концентрации искусственной среды в поселениях сопровождаются «созвездиями» временных поселений, основанных на передвижном фонде. На обширных территориях восстанавливается естественная среда.
 
 
Тенденции расселения и соотношение между природной и искусственной средой
Рис. 3. Тенденции расселения и соотношение между природной и искусственной средой
1 — тенденция к центрам и коммуникациям; 2 — неуправляемая; 3 — управляемая;4 — старые поселения; 5 — поздние и новые поселения; 6 — передвижной фонд на месте сельскохозяйственного производства и разработки природных ресурсов; 7 — первичное ядро агломерации
 
 
В главных «сгустках» искусственной среды — городских поселениях — эффективность использования территории должна обеспечиваться с четким разделением комплексов сооружений и транспортных потоков (рис. 4). Противоречие природной и искусственной среды должно быть снято в их пределах.
 
 
Распределение скоростей транспорта в условиях прерывной структуры города
Рис. 4. Распределение скоростей транспорта в условиях прерывной структуры города
R = 0,3÷0,4 км (до 100 тыс. жителей, движение пешеходное); R1 = 1÷2 км (компактная застройка вокруг общественного ядра и озелененная территория с отдельными сооружениями, наземный транспорт с регулируемым движением); R2 = 4÷5 км (0,5—1 млн. жителей, скоростной транспорт с непрерывным движением на отделенных от застройки коммуникациях); R3 = переменный (территория исторически сложившегося центра, регулируемый наземный транспорт и пешеходное движение); 1 — дома-башни, дома-стержни; 3 — озеленение территории после освобождения их от ветхой и устаревшей застройки; 4 — местный общественный и культурный центр; 6 — коммуникации непрерывного движения: а — наземные, б — подземные, в — надземные, г — воздушные; 7 — пространственная структура конструктивного каркаса с переменным заполнением; 8 — районный общественный и культурный центр; 9 — существующая городская застройка; 10 — коммуникации вокруг исторически сложившегося центра; 11 — транспортные стоянки и парки; 12 — памятники культуры и архитектуры; 13 — административный и общественный центр
 
 
Такую возможность открывает только прерывная структура поселения, в которой чередуются очаги сверхконцентраций и открытые пространства. Чередование застройки с естественной средой позволяет значительно повысить ее плотность. По сравнению с равномерно формируемым массивом средняя плотность в расчлененном массиве таким образом может сохраниться и даже повыситься.
 
В непрерывной структуре современного города искусственная среда преобладает. Сама огромность пространства разросшегося массива застройки, даже неплотной и малоэтажной, отделяет человека от природы.
 
Жесткое ограничение коммуникационного пространства однажды перестает вмещать растущую массу средств транспорта. Не менее существенно и то, что в сплошных структурах скорость транспорта неизбежно ограничена частотой остановок. Никакое развитие технических скоростей при современной структуре транспортных связей не внесет существенных изменений.
 
Прерывная структура города позволит освободить коммуникации от жестких пространственных ограничений; станут возможны высокие скорости, а интервалы между остановками в 1,5—2 км дадут возможность такие скорости использовать (несложный расчет показывает, что при скорости на перегонах до 250 км/ч среднюю скорость передвижения в пределах города можно будет довести до 100 км/ч). Дороги, пересекающие свободные пространства, можно отделить от поверхности земли, подняв на эстакады или опустив в тоннели. Интервалы между зонами концентрации и застройки тогда полностью займет восстановленная естественная среда, среди которой протянется сеть пешеходных тропинок (рис. 5).
 
 
Элемент города в кинетической системе расселения Элемент города в кинетической системе расселения
Рис. 5. Элемент города в кинетической системе расселения
а — общий вид; б — план-схема; 1 — дома-стержни; 2 — рамный каркас; 3 — территория, освобождаемая от амортизационной застройки; 4 — общественный центр; 5 — перемещение ячеек при изменении потребностей; 6 — коммуникация; 7 — пространственный полигональный каркас, заполняемый объемными ячейками
 
 
Возможность передвижения с высокой скоростью, внедрение живой природы между зонами концентрации искусственной среды снимут проблему величины города в целом. В жизни горожанина играет роль не столько пространство само по себе, сколько время, которое он тратит на его преодоление.
 
Город как рационально организованная система мест приложения труда, жилых комплексов, общественных и культурных учреждений не будет более сплошным массивом бетона, камня и металла, но сохранится система, объединенная многообразными функциональными связями.
 
Средства передвижения в прерывной системе можно будет классифицировать в зависимости от технической скорости и расстояния, которые они обслуживают. Например, в радиусе 1—2 км — 10—15 км/ч (ленточные транспортеры), до 100 км — 150—250 км/ч (монорельсовые дороги, метро, безрельсовый наземный транспорт) и т. д. При четкой организации взаимодействия различных видов транспорта в единой системе любое расстояние может быть преодолено очень быстро.
 
Современная классификация территории в соответствии с тремя основными категориями функций «труд — быт — отдых» по мере изменения форм производства будет, по-видимому, терять свое определяющее значение. Перемещение основных очагов занятости из промышленности в область научных исследований, экспериментальных производств и образования (тенденция, в достаточной мере определившаяся), автоматизация многих отраслей промышленности, развитие новых средств накопления обработки и передачи информации коренным образом меняют характер связей между элементами структуры города.
 
Места приложения труда будут все более тесно сочетаться с жильем, образуя сложные многофункциональные комплексы. Этот процесс обеспечивается уничтожением вредности производств и исследовательских центров. Те виды деятельности, вредное влияние которых на окружающую среду невозможно устранить, будут решительно отделены от селитьбы и пространственно изолированы от остальных элементов города. Автоматизация резко понизит человекоемкость таких производств, и доставка к ним скоростным транспортом немногочисленного персонала не вызовет сколько-нибудь серьезных трудностей. Значительно возрастет и значение непосредственной связи жилища с рабочим местом, связи, характерной сейчас только для людей так называемой «свободной» профессии. Расширение и дифференциация каналов передачи информации сделает такую форму труда целесообразной для многих специальностей.
 
Предлагаемая структура города будет служить не только решению проблемы связи между жильем и местом работы, но и проблемы жилище—отдых. Непосредственное окружение городских комплексов восстановленной природной средой позволит обеспечить кратковременный отдых и удобные коммуникации к местам загородного отдыха. Расположение таких дорог среди открытых озелененных пространств сделает отдыхом уже сам путь к рекреационным центрам.
 
Чтобы обеспечить в пределах элемента прерывного города развитие систем обслуживания все возрастающим потребностям общества, он должен быть достаточно крупным, а его население — достаточным для того, чтобы могли сложиться самые разнообразные связи и контакты. Опыт построения систем культурно-бытового обслуживания в современных жилых районах и перспективы их развития в ближайшем будущем говорят о том, что элемент города будет вмещать примерно 100—120 тыс. человек. Его размеры должны быть очень компактны не только в целях экономии земли, но и для удобства связи в пределах комплекса. Скоростной общественный транспорт обеспечит регулярные связи в пределах «созвездия» элементов расселения, складывающихся в городе; индивидуальные средства транспорта будут служить для отдыха и туризма; машины, создающие опасность для человека, не смогут проникать внутрь городского комплекса. На основных направлениях в пределах комплекса передвижение людей должны облегчать «движущиеся» улицы с рядом лент, имеющих различную скорость, эскалаторы и лифты, связывающие различные уровни комплекса.
 
В соответствии с таким принципом стотысячное население может разместиться в пределах территории, соответствующей окружности с радиусом 800 м. Такая плотность примерно вчетверо выше той, которая характерна для современных жилых массивов. Уплотнение массивов застройки позволит создать между ними значительные открытые пространства при средней плотности на территории города в целом гораздо более высокой, чем существующая сейчас. Окажется необходимым формирование комплекса как целостной структуры, в которой эффективно используется третье измерение — высота (рис. 6, 7). Объекты общественного обслуживания могут создаваться как фрагменты полностью искусственной среды, занимая внутренние зоны комплекса. Их помещения будут при этом иметь кондиционированный воздух и естественное освещение (тенденция к таким компоновкам уже сегодня определилась во многих типах общественных зданий). Но, как показывают эскизные проработки, и при столь высокой плотности населения, жилища можно будет обеспечить инсоляцией в соответствии с самыми строгими требованиями современных нормативов (а методы искусственной климатизации, по-видимому, позволят снизить такие требования).
 
 
Схематический разрез элемента города
Рис. 6. Схематический разрез элемента города
1 А, 1Б, 1В — пешеходные уровни жилой части элемента; 2 — наклонные коммуникации; 3 — конструктивные стержни пространственного полигонального каркаса; 4 — ячейки-блоки; 5 — перемещение ячейки-блока; 6 — КБО и культурное обслуживание; 7 — первичное обслуживание; 8 — главные пешеходные уровни; 9 — вестибюльная группа; 10 — эксплуатируемые плоские кровли; 11 — общественный центр; 12 — подземные гаражи; 13 — мобильная коммуникация в системе поселения (города); 14 — транспортные съезды
 
 
Макет элемента города в кинетической системе расселения
Рис. 7. Макет элемента города в кинетической системе расселения
 
 
Такой комплекс, в отличие от характерного для наших дней, будет обращенным вовне. Он не будет иметь внутреннего открытого пространства, но будет окружен восстановленной естественной средой. Широкие интервалы между компактными массивами дадут возможность реально воспринять пространственно-пластические свойства комплекса как единого целого.
 
В современных городах раскрытие внутренних панорам определяет наиболее яркие архитектурно-пространственные эффекты. В прерывной структуре города такие панорамы станут характерной особенностью композиции и ее восприятия.
 
Переход к новому качеству должен совершаться в существующей системе поселений, в существующих городах. Зоны высокой концентрации искусственной среды и восстановления естественной природы между ними могут формироваться в непрерывных распластанных массивах современной застройки по мере ее амортизации. Памятники культуры должны при этом бережно сохраняться. Их включение в новые структуры будет затруднено различием масштаба и ритма. Однако отдельные постройки и комплексные фрагменты пространственной среды старого города могут существовать как независимые элементы в интервалах между зонами высокой концентрации, среди озелененных пространств. Эти заповедники примут на себя функции, связанные с общественной и культурной деятельностью. Такой путь направленного развития, создания нового из уже существующего представляет, по-видимому, единственную возможность качественного преобразования материальной структуры городов без ломки того, что еще может быть использовано.
 
Первым этапом развития зон концентрации должно стать создание домов-башен значительной этажности — 30—40 этажей на свободных участках и на месте ветхих и малоценных построек. Такие башни могут иметь центральный несущий стержень из железобетона, включающий вертикальные коммуникации и навешенные на этот стержень «грозди» жилых ячеек. Создание таких сооружений не требует каких-то новых средств строительной техники. Вместе с увеличением количества населения в зоне должен развиваться и ее общественный центр.
 
По мере амортизации застройки вокруг башен-стержней освобождающееся пространство компактно заполняется полигональной конструктивной структурой, несущей в себе жилые ячейки. Увеличение жилого фонда в зоне концентрации частично используется для переселения людей с промежуточных территорий, где восстанавливается естественная природа и освобождается пространство для коммуникаций.
 
Полигональная структура вначале может быть ограничена высотой 9—12 этажей. Но конструктивные особенности позволяют постепенно наращивать ее без нарушения статической схемы на всех стадиях роста до 20—25 этажей. Этот рост будет осуществляться, по мере возникновения новых потребностей, участками. Композиция, имеющая открытый характер, будет дополняться, проходя различные стадии развития.
 
Различная капитальность элементов структуры и наполнения (жилые ячейки) позволит безболезненно отвечать потребности в изменениях. Элементы наполнения могут быть не однотипными. Их разнообразие в сочетании с дисциплинирующим ритмом несущей структуры придаст целому черты индивидуализации и многообразия. Определенная мера свободы для каждой семьи в выборе типа ячейки — элемента заполнения — внесет элемент случайности, отличающий естественно развивающиеся города. Подчеркнуто разная и вместе с тем сгармонированная окраска и различия в пластической трактовке ячеек могут породить дополнительные эффекты, обогащающие ритмическую систему.
 
Стабильный каркас будет формировать нейтральный фон пространственных структур, более активным будет его заполнение. Наибольшее разнообразие и «острота» форм, присущие произведениям дизайна, подвижным и имеющим наименьшие сроки морального износа, дополнят характер среды. Разнообразие, возникающее на разных уровнях системы форм, образует основу эстетики города будущего.
 
Террасное построение объема откроет еще одну возможность органичной связи естественной и искусственной среды. Каждое жилище можно будет обеспечить миниатюрным висячим садом. Его зелень образует первый план панорамы, в которую войдут и зеленые массивы и сложные силуэты расположенных в отдалении других комплексов.
 
Открытая форма в такой системе, по существу, становится уже формой свободно изменяемой, подвижной, кинетической. Кинетика выступает в трех уровнях: структуры жилища, поселения и системы расселения в целом. Кинетическое жилище обеспечивает возможность перемещения ячейки и возвращения ее в исходное положение — в первоначальном состоянии или измененной. Кинетическое поселение допускает пространственное развитие и рост расчлененной структуры в любом направлении. Кинетическая структура расселения открывает возможность развития и изменения связей между ее звеньями, их свободного перераспределения. Ее свободные коммуникации обеспечивают любое нарастание потоков движения.
 
Не будем пытаться детализировать эту гипотезу города будущего. Нам кажется важным то, что от нее можно протянуть нити к сегодняшнему дню. Разработали эту гипотезу архитекторы А. Иконников, К. Пчельников, С. Гречаников, А. Панин. Мы называем ее гипотезой кинетической системы расселения.
 
 

13 октября 2017, 23:23 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Pine House Corporation
Копировальный центр «Пушкинский»
Компания «Вентана»
Джут