наверх
 
Удмуртская Республика


Лучкова И., Сикачев А. Архитекторы экспериментируют. 1969

ПРОЕКТЫ ПРОЕКТОВ. АРХИТЕКТОРЫ ЭКСПЕРИМЕНТИРУЮТ ПРОЕКТЫ ПРОЕКТОВ. АРХИТЕКТОРЫ ЭКСПЕРИМЕНТИРУЮТ ПРОЕКТЫ ПРОЕКТОВ. АРХИТЕКТОРЫ ЭКСПЕРИМЕНТИРУЮТ ПРОЕКТЫ ПРОЕКТОВ. АРХИТЕКТОРЫ ЭКСПЕРИМЕНТИРУЮТ
 
 

Лучкова И., Сикачев А. Квартира без соседей // Наука и жизнь. 1969. № 2. — С. 63—68.

 

Архитекторы И. ЛУЧКОВА и А. СИКАЧЕВ.

КВАРТИРА БЕЗ СОСЕДЕЙ

 
Архитекторы всего мира все чаще и чаще задумываются над проблемами будущего. И это естественно: как бы ни были важны вопросы сегодняшнего дня, уже сейчас необходимо осмыслить возможные пути развития архитектуры на десятки лет вперед.
 
Архитектурные журналы последних лет буквально захлестнула лавина проектов, носящих полуфантастический характер. Города в воздухе, на воде, под водой, под землей, в космосе. Необычные виды транспорта и строительные материалы с удивительными свойствами стали объектами дискуссий архитекторов всего мира.
 
Большинство работ по жилищу будущего носит градостроительный или даже глобальный характер. Архитекторы в основном разрабатывают самые общие вопросы расселения в масштабах целых районов, стран или даже всего земного шара.
 
Фрагмент плана дома с выдвигаемыми кухней и санузлом. Архитектор Курокава (Япония).
Фрагмент плана дома с выдвигаемыми кухней и санузлом. Архитектор Курокава (Япония).
 
Можно ожидать, что рождающееся в наши дни молодое поколение будет жить в городах, совершенно не похожих на те, в которых живем сейчас мы. Это касается городов. А само жилище, то, что сейчас существует в виде квартиры, как изменится оно? Или, может быть, в этой части все останется по-прежнему?
 
Проще всего предположить, что это будут те же самые квартиры, но только большего размера и лучшего качества.
 
Но, рассуждая так, не совершаем ли мы очень распространенную ошибку, заключающуюся в том, что будущее представляют как настоящее, только значительно «больше, выше, быстрее»?
 
Человек с подобным образом мышления когда-то не мог представить, что вместо кареты с лошадьми появятся автомобиль и паровоз. А потом его потомки стали считать, что в будущем будет тот же паровоз, но только более скоростной. Примеров подобного рода можно было бы привести множество. Человеку легко представить количественные изменения существующих предметов и чрезвычайно трудно предвидеть качественные сдвиги. А между тем вся история человечества показывает бесплодность попыток предвидеть будущее на основе «количественного» метода мышления.
 
Какими наивными выглядят сейчас описания технических достижений нашего времени, встречающиеся в некоторых произведениях писателей прошлого века! И если мы не хотим со временем оказаться в положении этих авторов, мы должны попытаться увидеть в существующей архитектуре те зародыши, которые смогут привести в будущем к качественным, коренным изменениям в самом представлении о квартире.
 
Индустриализация строительства приводит к тому, что все большая часть работ перемещается со строительной площадки на завод. Если раньше на место строительства доставлялись строительные материалы — сырье, из которого непосредственно на стройке создавалось здание, то в дальнейшем начинают привозить к месту строительства уже готовые части дома. Сначала эти части были относительно небольшого размера — бетонные блоки, балки, колонны, плиты перекрытий. Затем эти элементы стали укрупняться, и уже никого не удивляют сейчас дома, собранные из панелей, каждая из которых является стеной или полом целой комнаты. Появились на стройке и объемные блоки в виде готовых комнат, целиком сделанных на заводе. А объемные блоки санузлов уже имеют все оборудование: ванны, умывальники, унитазы и прочее. Строительная площадка превратилась в площадку монтажа.
 
Один из вариантов города «Плаг-ин-Сити». Архитектор Кук (Англия).
Один из вариантов города «Плаг-ин-Сити». Архитектор Кук (Англия).
 
Появилась возможность доставлять с завода уже полностью отделанные и оборудованные квартиры и из этих «кубиков» собирать дома. Получается, что жилое здание как бы состоит из набора индивидуальных домов, собранных в единое сооружение. Но это сходство квартир с индивидуальными домами бывает только во время строительства. После же окончания строительства сходство исчезает. Поставленные друг на друга кубики-квартиры уже теряют свою «самостоятельность», поскольку нижележащие квартиры служат несущей конструкцией для квартир, расположенных в верхних этажах.
 
Однако применение для производства объемных блоков-квартир легких материалов, таких, как металл и пластмассы, позволяет делать жилой дом состоящим из двух частей: несущей конструкции и легких объемных блоков-квартир. Эти объемные блоки уже не ставятся друг на друга, а крепятся к несущей конструкции. Идея подобного разделения жилого дома на две части поддерживается сейчас многими архитекторами. В разных странах начали появляться проекты, развивающие эту идею.
 
Японский архитектор Курокава разработал проект жилого дома, в котором из бетона выполняется только та часть здания, которая содержит жилые комнаты. В бетонной части дома оставлены ниши. В них можно вдвигать объемные ячейки кухонь и санузлов. Эту вдвигаемую часть здания предполагается делать из пластмассы. Легкие объемные ячейки уже не служат опорой для вышележащих частей жилого дома. Происходит разделение здания на несущую часть и объемные элементы, которые крепятся к несущей конструкции.
 
Еще более наглядно такое разделение видно в проекте английского архитектора Кука. По его замыслу, можно возвести большие бетонные сооружения в виде воронок. Эти воронки имеют ниши, в которые объемные ячейки-комнаты вставляются подобно тому, как вставляется электрическая вилка в розетку. Этот проект так и называется «Плаг-ин-Сити», что в переводе означает «Город, построенный по принципу электрической вилки и розетки». Все жилые ячейки выполняются из пластмассы и полностью снабжены встроенным оборудованием.
 
Благодаря этому уже нет необходимости жильцу покупать мебель, светильники и прочее (подобно тому, как он не покупает к своему автомобилю отдельно сиденье, руль, радиоприемник). Различия требований людей к собственному жилищу удовлетворяются благодаря производству определенной номенклатуры ячеек, отличающихся друг от друга по габаритам и оборудованию. Кроме этого, каждая модель может выпускаться в различных вариантах внутренней и внешней отделки, различных цветов. По замыслу архитектора, потребитель сможет выбрать по каталогу понравившуюся ему модель квартиры, после чего она будет доставлена на соответствующее место.
 
В проектах Курокавы и Кука ячейки располагаются вплотную друг к другу. Однако при разделении сооружения на несущую конструкцию и навесные ячейки конструктивная связь между отдельными ячейками уже отсутствует, и поэтому появляется возможность оставлять между квартирами свободное пространство. Квартиры как бы раздвигаются, усиливая свое сходство с индивидуальными домами.
 
Такое свободное расположение ячеек предлагает, например, архитектор Квормби (Англия) в своем проекте дома-башни, названном «Зерно на початке». По замыслу автора, сначала возводится железобетонный центральный ствол, в котором размещаются лифтовые шахты. На уровне каждого этажа имеются две консоли с крюками на конце, к которым подвешиваются пластмассовые скорлупообразные жилые ячейки. Консоли располагаются по спирали таким образом, что над и под каждой жилой ячейкой остается свободное пространство высотой в два этажа.
 
Дом «Зерно на початке». Фасад и план типового этажа. Архитектор Квормби (Англия).
Дом «Зерно на початке». Фасад и план типового этажа. Архитектор Квормби (Англия).
 
Интересно отметить, что автор не копирует здание из железобетона и других тяжелых материалов, а пытается наиболее полно использовать свойства пластмассы и ищет формы, наиболее эффективные для этого материала. Так, в целом ячейка имеет форму, напоминающую орех. Полупрозрачная конструкция ограждения обеспечивает естественным светом спальни. Кухня и ванные имеют верхний свет. Главное окно, расположенное в пространстве дневного пребывания, напоминает переднюю остекленную часть воздушного лайнера. Оно изгибается вверху и внизу, плавно переходит в пол, так что по нему можно даже ходить.
 
Каждая жилая ячейка имеет узкий отросток, подсоединяющий ее к заранее предусмотренному отверстию в бетонном стволе ниже точки подвески. Этот отросток служит входом в ячейку. Здесь же проходят все сети, которые с помощью гибкого стыка соединяются с сетями внутри центрального ствола.
 
В проекте Квормби жилые ячейки не только не соприкасаются с соседями, но пространственно практически совершенно отделены друг от друга. По существу, это индивидуальные дома, подвешенные высоко в воздухе.
 
Такое превращение квартир многоэтажного жилого здания в индивидуальные дома приводит к тому, что их форма может быть совершенно произвольной. При введении стандартизации подсоединении ячеек к несущей конструкции на одной и той же несущей структуре могут размещаться ячейки самого различного вида, выпущенные в разное время и разными предприятиями. Да и сами несущие конструкции в таком случае можно делать различной формы.
 
Эта черта еще более ясно проступает в проекте домов будущего, разработанном архитекторами Поль и Джармуль (США).
 
Несущая структура представляет собой цилиндрическое 40-этажное сооружение сотовой конструкции. Каждая ячейка этих сот является как бы кусочком земли, поднятым высоко в воздух, и на этом участке ставятся жилища, практически не отличающиеся от обычных индивидуальных жилых домов. По сути дела, большинство из названных проектов уничтожает многоэтажный дом как таковой, сводя всю архитектуру жилища к индивидуальному дому, сохраняя при этом одно из основных преимуществ многоэтажного строительства — высокую плотность населения.
 
Такой возврат к индивидуальному дому позволит, на наш взгляд, разрешить ряд противоречий, присущих многоэтажному дому. Одно из них — резкое различие в сроках морального и физического старения существующих жилых ячеек. Жилище в настоящее время стареет морально гораздо быстрее, чем физически. Другими словами, старое жилище начинает казаться некомфортабельным, потому что изменяются наши понятия о комфорте. Поэтому приходится время от времени модернизировать ранее построенное жилище. При этом, как правило, приходится частично разрушать здание: пробивать стены, сносить одни перегородки и устанавливать другие. Но даже такое «хирургическое вмешательство» зачастую не способно в полной мере осовременить жилище.
 
Дома соты. Архитекторы Поль и Джармуль (США).
Дома соты. Архитекторы Поль и Джармуль (США).
 
Производство объемных жилых ячеек с полным встроенным оборудованием еще больше обостряет несоответствие сроков физического и морального их старения. Если вся мебель и оборудование жилой ячейки составляют единое целое с самой ячейкой, сроки старения их должны быть одинаковыми. Однако прогресс науки и техники в настоящее время настолько ускорен, что оборудование жилища морально стареет уже в течение 8—9 лет, а иногда и еще быстрее. Время же физического старения домов из железобетонных объемных блоков несравненно больше этих сроков. В результате в существующих домах объемно-блочного домостроения принципиально невозможно создавать объемные жилые ячейки со встроенным оборудованием заводского изготовления.
 
И вот тут-то может помочь разделение жилого дома на несущую конструкцию и легкие объемные жилые ячейки. Именно стремление разрешить противоречие между сроками морального и физического износа различных частей жилого здания побудило архитектора Курокаву спроектировать жилой дом с выдвигаемыми кухнями и санитарными узлами. По мнению Курокавы, быстрее всего морально стареют кухни и санитарные узлы. Поэтому он предлагает их делать из пластмассы, так как время физического старения у пластмассы значительно меньше, чем у бетона. Благодаря этому срок физического старения кухонных и санитарно-технических ячеек будет приближаться к сроку их морального старения. А планировка и конструкция здания в данном проекте позволяют удалять устаревшие ячейки и заменять их новыми, не затрагивая при этом остальные помещения дома.
 
Не совсем ясно, почему Курокава считает, что нужно заменять прежде всего именно кухни. Да и трудно заранее предугадать, в какой части жилища произойдут изменения в ближайшем будущем. Поэтому правильнее, вероятно, будет предусмотреть возможность заменять всю квартиру полностью, как это сделали в своих проектах Кук и Квормби. Аналогичный прием можно видеть в одном из проектов японского архитектора Кикутаке, где на высокие цилиндрические башни со всех сторон нанизаны маленькие цилиндрики-ячейки. Комментируя свое предложение, Кикутаке пишет:
 
«После того, как будут построены нейтральные части башен, главные усилия промышленности будут направлены на производство взаимозаменяемых жилых ячеек. После окончания этой фазы производство будет превращено в лабораторию по созданию более новых, более современных жилых клеток. Как листья дерева меняются каждый год, так от поколения к поколению жилые клетки будут объектом модификации».
 
Но не всегда имеет смысл заменять ячейку целиком. Лучше, если имеется возможность заменить сначала быстрее всего устаревшую часть жилой ячейки, а уже потом всю ее целиком. Именно такая идея заложена в проекте дома-башни английского архитектора Чоока. В его проекте здание состоит из трех частей, отличающихся друг от друга по срокам службы: железобетонный несущий ствол, объемная жилая ячейка из пластмассы и, наконец, оборудование. Хотя последнее и встроено в ячейку, все ж благодаря специальным большим проемам имеется возможность извлекать оборудование целыми блоками (например, вынуть блок кухня-ванная) и заменить на новое.
 
Таким образом, можно сначала заменить только оборудование — наиболее быстро морально стареющую часть жилой ячейки, а позднее сменить и всю ячейку целиком. Подобная многоступенчатая схема заменяемых элементов позволяет наиболее полно сближать сроки морального и физического износа различных частей жилища.
 
Идея полностью заменяемых жилых ячеек, вероятно, отражает общую тенденцию современного производства товаров потребления — стремление к сокращению сроков эксплуатации изделий и быстрой смене моделей продукции. Истоки полностью заменяемых жилых ячеек находятся в так называемых вещах разового потребления — авторучках, которые не заправляются вторично чернилами, а просто выбрасываются, бумажной посуде, бумажной одежде. Основной проблемой в создании жилых ячеек «разового потребления» будет создание достаточно недолговечных и соответственно дешевых материалов для их производства. Лишь столь резкое сокращение сроков службы жилой ячейки позволит постоянно поддерживать жилище на уровне наших непрерывно возрастающих требований к комфорту жилища. Так что «строить на века», вероятно, не столь уж дальновидное занятие.
 
Превращение квартиры в разновидность индивидуального дома позволяет решить еще одно противоречие современного многоэтажного жилого дома.
 
Ведь для того, чтобы жилище удовлетворяло потребности семьи, необходимо прежде всего обеспечить достаточную жилую площадь в соответствии с количеством людей в данной семье. А так как размер семьи с годами изменяется — сначала увеличивается, а потом уменьшается, то и жилая ячейка теоретически должна иметь переменный объем. В существующих жилых зданиях, где квартира имеет четко фиксированные границы, единственным способом привести размеры семенной ячейки в соответствие с возросшей семьей является смена места жительства. Другими словами, стационарная жилая ячейка практически не учитывает такой важный фактор, как цикл изменения семьи.
 
Дом-башня. Архитектор Чоок (Англия).
Дом-башня. Архитектор Чоок (Англия).
 
В индивидуальном доме имеется возможность увеличивать общую площадь и количество помещений дома путем пристраивания дополнительных комнат. В многоэтажном же жилом доме, где ячейки-квартиры вплотную примыкают друг к другу, семейная ячейка расти не может. Если же ставить вопрос о необходимости постоянного соответствия жилой ячейки потребностям семьи, требуется в первую очередь обеспечить возможность ее роста. А для этого необходимо, чтобы ячейки не примыкали вплотную друг к другу, а между ними оставалось бы свободное пространство, размер которого был бы рассчитан на максимально возможное увеличение объема семейной жилой ячейки.
 
Вот тут-то и может оказаться полезным превращение жилого дома в набор индивидуальных домов. Как может квартира изменять свой объем, хорошо показано в проекте японского архитектора Шибуйя. Его дом представляет собой сложное сооружение, состоящее из железобетонных опор, между которыми перекинуты своего рода мосты. Длина каждого такого моста — около 70 метров. Верхняя плоскость каждого моста трактуется как сквер, расположенный высоко в воздухе. Собственно жилище располагается в двух уровнях, коренным образом отличающихся друг от друга по своему назначению и пространственной трактовке. Главный уровень жилой ячейки располагается внутри конструкции моста. Здесь размещаются помещения, принадлежащие всем членам семьи (общая комната, кухня, лоджия). Поскольку размер этих помещений практически не зависит от величины семьи, Шибуйя сделал эту часть квартиры постоянного размера и, так же как в современных жилых домах, расположил на этом уровне ячейки вплотную друг к другу. Персональные же комнаты для каждого члена-семьи находятся этажом ниже. Эти комнаты представляют собой гроздь из объемных блоков, висящую над сквером нижнего уровня. Так как количество индивидуальных ячеек на различных этапах развития семьи требуется разное, эта часть семейной жилой ячейки сделана заменяемой по частям и выполняется из менее долговечного материала.
 
Количество персональных комнат может быть любым, поскольку эти кабины не связаны с соответствующими помещениями семейных ячеек соседей и имеется достаточно свободного места для увеличения их количества. Шибуйя приводит возможную схему развития семьи и соответствующих изменений жилой ячейки. На этой схеме видно, как семейная ячейка переживает сначала рост по мере увеличения количества детей, а затем постепенно снова уменьшается, когда дети взрослеют и выделяются из семьи.
 
Имеется еще целый ряд предложений, в которых семейная жилая ячейка может увеличиваться и уменьшаться путем прибавления и удаления персональных комнат. Этот способ роста квартиры можно назвать прерывным, поскольку минимальная ступень изменения объема жилища — одна целая комната. Но возможен и другой способ — непрерывный. В этом случае нужно сделать так, чтобы ограждающие стены квартиры могли менять свою форму, были подвижными. Тогда можно будет увеличивать объем квартиры на любое количество метров. Такие проекты выдвигаются, в частности, группой английских архитекторов. Однако ячейки постоянного размера, такие, например, как в проекте «Зерно на початке», также могут быть приспособлены к циклу развития семьи. Это возможно в том случае, если срок физического старения ячейки будет близок к сроку каждого этапа развития семьи, то есть находиться в пределах 4—6 лет. В этом случае при каждом изменении состава семьи старая ячейка будет выбрасываться, а вместо нее устанавливаться новая.
 
Сейчас представляется маловероятным, что удастся достичь столь короткого срока службы квартиры — ведь при этом соответственно во много раз должна снизиться ее стоимость. Поэтому создание жилых ячеек переменного объема кажется более реальным способом учета динамики семьи. Но вполне возможно, что оба эти способа будут развиваться параллельно.
 
Проект жилого дома. Архитектор Шибуйя (Япония).
Проект жилого дома. Архитектор Шибуйя (Япония).
 
Приведенные здесь изменения в трактовке квартиры требуют использования новых строительных материалов, новой техники строительства. Но существует огромная область техники, которая пока еще вообще не используется в строительстве. Нас окружает мир машин. Машины прочно вошли в нашу жизнь, и мы порой не замечаем, насколько они изменили окружающую человека среду. Механизация человеческой жизни не может не отразиться и на жилище. Некоторые архитекторы начинают искать пути более решительного пересмотра жилой ячейки, используя последние достижения «нестроительной» техники. И тогда становится очевидным, что те примеры квартиры будущего, которые мы привели здесь, — всего лишь «количественные» изменения современных жилищ. А «качественные» изменения приходят тогда, когда архитекторы обращаются к различным областям науки и техники и пытаются использовать научно-технический прогресс в интересах архитектуры. Но это тема отдельного разговора.

 

 
 

Лучкова И., Сикачев А. Квартиры-путешественницы // Наука и жизнь. 1969. № 4. — С. 63—67.

 

Архитекторы И. ЛУЧКОВА и А. СИКАЧЕВ

КВАРТИРЫ-ПУТЕШЕСТВЕННИЦЫ

 
Представители недавно появившейся науки о будущем — футурологии — утверждают, что предсказать будущее нельзя, можно лишь дать какое-то количество возможных вариантов будущего. Многочисленные экспериментальные архитектурные проекты являются разработками вариантов архитектуры будущего, а отнюдь не попытками предугадать архитектуру будущего.
 
Рассматривая проблему жилища будущего, необходимо учитывать, что архитектура не является строго изолированной областью человеческой деятельности. На развитие архитектуры оказывают влияние самые различные области человеческой цивилизации, причем воздействие на архитектуру одного фактора зачастую прямо противоположно воздействию другого. В этой статье речь пойдет лишь об одной проблеме — влиянии развития средств передвижения на архитектуру жилища.
 
В статье «Архитекторы экспериментируют» («Наука и жизнь» № 2, 1969 г.) рассказывалось о путях превращения городской квартиры в разновидность индивидуального дома. Такое обособление квартиры от несущей конструкции и от своих соседей открывает большие возможности для широкого развития двигающегося жилища.
 
«Накопление отдельных элементов жилищной культуры идет в значительной степени через подвижное жилье — вагон, авто, аэроплан и так далее. В спальном вагоне, как и в каюте парохода... — первые шаги создания жилищной культуры», — так более тридцати лет назад определил М. Я. Гинзбург — один из крупнейших советских архитекторов своего времени — значение средств транспорта в проектировании современного жилища.
 
Подвижное жилище может быть двух видов. С одной стороны, это транспорт, в котором организовано временное жилище (именно о таком подвижном жилище говорит М. Я. Гинзбург в приведенной цитате из его книги «Жилище»), а с другой стороны, это жилище, которое поставили на колеса. Другими словами, гибрид транспорта и жилища возникает с двух сторон: со стороны жилища и со стороны транспорта.
 
Вероятно, первым «обжитым» средством транспорта был корабль. Вынужденная длительность морских путешествий превращала корабль в небольшой клочок суши, на котором располагался маленький город. Поезда дальнего следования тоже в какой-то степени похожи на движущиеся населенные пункты. Однако коллективный транспорт постепенно утрачивает функции жилища. Это объясняется увеличением скоростей передвижения, а следовательно, и сокращением сроков путешествия. Так, первые трансокеанские перелеты продолжались более суток, что вынуждало оборудовать самолеты спальными местами. Но очень скоро длительность полета сократилась настолько, что потребность в организации сна пассажиров на борту самолета отпала. Аналогичный процесс происходит и в железнодорожном вагоне. Причем исчезновение элементов жилища является здесь не столько следствием увеличения скорости самого железнодорожного транспорта, сколько тем, что развитие воздушного пассажирского транспорта практически ограничивает масштаб расстояний железнодорожных пассажирских перевозок.
 
Итак, коллективный транспорт, первоначально являвшийся гибридом средств передвижения и жилища, постепенно становится «чистым» транспортом.
 
Рис. 1. «Двигающийся город». Проект архитектора Р. Херрона.
Рис. 1. «Двигающийся город». Проект архитектора Р. Херрона.
 
Однако не исключены еще случаи, когда людям приходится подолгу передвигаться с места на место. Хотя бы туристские поездки на время отпуска. Например, поездки на корабле вокруг Европы, специальные туристские железнодорожные поезда.
 
Путешествовать в обычных поездах или автобусах не совсем удобно, так как рассчитаны они лишь на кратковременное проживание и поэтому недостаточно комфортабельны для длительных поездок. Для таких случаев необходимо создавать специальные гостиницы на колесах. Несколько таких движущихся отелей уже ходит по дорогам Европы.
 
Двигающиеся населенные пункты нужны не только для туристов. Существует целый ряд профессий (например, геологи, строители железных дорог, трубопроводов и многие другие), при которых постоянное передвижение места жительства совершенно необходимо. Вряд ли можно считать нормальным существующее положение, при котором этим категориям людей приходится постоянно жить без привычного комфорта и к тому же отдельно от семьи.
 
Необходимость создания специальных движущихся населенных пунктов, вероятно, уже назрела.
 
Пока еще, за исключением предложения английского архитектора Р. Херрона (рис. 1), нет проектных разработок двигающихся городов. Однако и этот проект вряд ли имел в виду решение тех задач, о которых мы только что говорили, поскольку двигающийся город Р. Херрона — довольно большой населенный пункт и совершенно неясно, какова цель совместного движения столь большого количества людей. Все же этот проект представляет, вероятно, определенную ценность для развития идеи двигающегося жилища.
 
Развитие перевозного жилища в основном связано пока с проблемой второго дома, то есть жилища семьи на время отдыха. Характер такой мобильной жилой ячейки определяется в первую очередь тем, как много можно взять с собой груза при выбранном средстве передвижения.
 
Рис. 2. «Стена кластер». Проект архитектора Курокавы. Перспектива. Жилая ячейка: схема, разрез.
Рис. 2. «Стена кластер». Проект архитектора Курокавы. Перспектива.
Жилая ячейка: схема, разрез.
 
Простейшим из существующих типов мобильного жилища является походная палатка, упакованная в рюкзак, а простейшим средством транспортировки такой жилой ячейки — собственные ноги. Это, конечно, наименее комфортабельный вид жилища, и его ни в коей мере нельзя сравнить с современной квартирой.
 
Используя велосипед, мотороллер или мотоцикл, можно несколько увеличить вес, а следовательно, и объем перевозимого жилища. Но наибольшее влияние на развитие мобильного жилища оказал легковой автомобиль, и с ним главным образом связана сейчас сама проблема подвижного жилища.
 
Развитие шло в двух направлениях. Во-первых, сам автомобиль стал оборудоваться различными приспособлениями, позволяющими превращать его в место для ночлега. Это различного рода откидывающиеся сиденья, превращающиеся на ночь в кровати. Появляются в автомобиле предметы бытовой техники: радиоприемники, портативные телевизоры и даже холодильники.
 
Еще большее многообразие моделей дала другая линия развития — различные виды добавлений к автомобилю. Наиболее легкие комплекты этого типа перевозятся в багажнике или на крыше автомобиля. В Англии и особенно в США широкое распространение получили буксируемые прицепы-трейлеры. Это фактически маленькие дома на колесах. Размеры их колеблются в больших пределах — от двухместного до восьмиместного. Трейлер буксируется на место стоянки, а затем автомобиль отцепляется.
 
Если же человек хочет провести свой отпуск, постоянно переезжая с места на место, то нет необходимости отцеплять автомобиль от буксируемой части. Так появляется самодвижущийся трейлер. Эти трейлеры оборудуются основными атрибутами комфортабельного жилища: туалетом, ванной с горячей и холодной водой, кухней и тому подобными удобствами. А в самых больших моделях появляется вторая ванная комната, радиотелефон, подогреваемые и охлаждаемые кресла и ряд других усовершенствований.
 
Стремление к компактности заставляет проектировщиков уделять большое внимание разработке оборудования трейлеров. Рассматривая проблему мобильного жилища, английский архитектор Вильсон пишет: «Показательно сравнить удобство мобильных домов с обычным домом той же стоимости. И зачастую оказывается, что в мобильном жить намного лучше, потому что оборудование в нем значительно рационализировано и миниатюризировано. Это улучшает не только второй дом, но в большой степени оказывает благотворное влияние и на основное, постоянное жилище семьи».
 
И действительно, лучшие модели оборудования жилища часто приходят именно из мобильного дома.
 
Массовое производство мобильных домов создало проблему организации мест их стоянок. Раньше, когда мобильных домов было еще немного, они могли располагаться на природе в любом месте. Сейчас же массовое увлечение двигающимся жилищем уже грозит превратить сельскую местность в хаотическое скопление индивидуальных домов, разрушающих природу. Архитекторы забили тревогу.
 
В ближайшие годы в СССР резко увеличится количество легковых автомобилей, а затем неизбежно возникнет потребность в трейлерах. И тогда мы можем столкнуться с теми же трудностями, которые сейчас стоят перед архитекторами США и Англии. Чтобы не повторять ошибок, необходимо серьезно изучить возможные пути развития двигающегося жилища и подумать о создании целой системы, учитывающей способность жилища передвигаться в масштабе всей страны.
 
Уже сейчас немало семей имеют дачу. При этом происходит как бы удвоение квартиры: одна ее часть находится в городе, а другая — в сельской местности. Причем некоторое время одно из этих жилищ пустует. Если для летнего отдыха вместо дачи используется мобильный дом, положение фактически не меняется. Второе жилище какую-то часть времени в году зря занимает место.
 
Один из возможных вариантов разрешения этого противоречия подсказывает проект японского архитектора Курокавы. Он спроектировал дом в виде бетонной стены с консолями, к которым подвешиваются конусообразные жилые ячейки. Каждая ячейка состоит из двух частей. Верхняя часть жестко скреплена с конструкцией здания, а нижняя при желании может отцепляться и использоваться как трейлер (рис. 2). Таким образом, мобильный второй дом является дополнительной жилой площадью основного дома семьи.
 
Американский архитектор Морган в своем проекте под названием «Интерпол» предлагает отцеплять от несущей конструкции целиком всю жилую ячейку (рис. 3). По мысли Моргана, по всей территории страны возможно возвести несущие конструкции в виде больших железобетонных столбов с консолями, и на них устанавливать с помощью кранов или вертолетов легкие жилые ячейки, полностью снабженные встроенным оборудованием и мебелью. Консоли на опорах расположены таким образом, что ячейку можно легко снять с опоры и перевезти на другое место. Там может быть аналогичная опора или просто свободный участок местности. В последнем случае снятая ячейка превращается из квартиры многоэтажного дома в индивидуальный жилой дом. Установленные на борту океанского лайнера, эти ячейки могут служить каютами для морского путешествия, а перевезенные в горы или на берег моря, становятся дачей. При этом необходимость иметь второе жилище полностью отпадает.
 
Рис. 3. «Интерпод». Проект архитектора Моргана. Перспектива. Транспортировка ячейки.
Рис. 3. «Интерпод». Проект архитектора Моргана. Перспектива. Транспортировка ячейки.
 
Аналогичные предложения выдвигаются и рядом других архитекторов. Такую модель можно назвать единой системой перевозимого жилища.
 
Однако мобильное жилище может быть не только перевозимым, но и самодвижущимся. В этом случае происходит как бы слияние автомобиля с жилой ячейкой.
 
Сливается с жилой ячейкой прежде всего помещение для автомобиля. В настоящее время гараж и квартира располагаются, как правило, в разных сооружениях. Однако проектировщики стремятся максимально приблизить автомобиль к месту жительства его хозяина. Пример такого сближения — построенные в Чикаго два дома под названием «Марина-сити». Это шестидесятиэтажные круглые башни, первые 20 этажей которых занимают стоянки для автомобилей, а в верхних этажах располагается жилье. Причем число автомобильных стоянок в доме точно соответствует числу квартир.
 
Следующим этапом приближения автомобиля к хозяину будет слияние помещений для автомобиля и для человека. Другими словами, автомобиль будет располагаться непосредственно в квартире.
 
Прообразами такого решения могут служить существующие в настоящее время кинотеатры на открытом воздухе, в которых зрители смотрят кинофильм, не выходя из автомобиля. Появились магазины, в которые покупатели въезжают прямо на автомобиле. Есть предприятия, где стоянка автомобилей организована прямо в цехе. Вероятно, аналогичная идея может быть применена и в жилище.
 
Осуществление подобного принципа потребует коренным образом пересмотреть не только жилище, но и автомобиль. Если автомобиль несколько видоизменить, то можно сделать так, чтобы он не просто занимал место в жилой ячейке, а использовался как элемент оборудования квартиры. Конечно, это будет уже не автомобиль в привычном понимании, а нечто другое. Поэтому назовем его просто «средство передвижения». Поскольку в данном случае разговор идет не о сегодняшнем дне, а о сравнительно далеком будущем, то вполне возможно, что это средство передвижения будет даже не обязательно колесным. Оно может быть шагающим, летающим, на воздушной подушке или каким-либо другим.
 
Не так давно несколько молодых английских архитекторов, объединившихся в группу «Аркигрем», представили проект под названием «Жилище 1990». Одной из интересных деталей этого предложения является стоящее в жилой ячейке кресло. Оно может передвигаться на воздушной подушке и не только по комнате, но и вне жилища (рис. 4). Другими словами, это и есть автомобиль, стоящий в квартире и используемый как элемент оборудования жилища.
 
Рис. 4. «Жилище 1990». Проект группы архитекторов «Аркигрем». Фрагмент макета. Рис. 5. «Драйв-ин-хоум». Проект архитектора Веб-ба. Фрагмент макета.Рис. 4. «Жилище 1990». Проект группы архитекторов «Аркигрем». Фрагмент макета. Рис. 5. «Драйв-ин-хоум». Проект архитектора Веб-ба. Фрагмент макета.
Рис. 4. «Жилище 1990». Проект группы архитекторов «Аркигрем». Фрагмент макета.
Рис. 5. «Драйв-ин-хоум». Проект архитектора Вебба. Фрагмент макета.
 
Другой вариант на эту же тему предложил архитектор Вебб. В его проекте «Драйв-ин-хоум» частью общей комнаты служит специально оборудованный автомобиль в виде прозрачного куба (рис. 5). Прообразом такого автомобиля послужил, вероятно, автомобиль, спроектированный парижским конструктором Квазаром Каном. Первый образец этого автомобиля можно было недавно увидеть на улицах Парижа, а затем и Лондона. Внешнее сходство этого автомобиля с комнатой, возможно, и натолкнуло Вебба на мысль использовать автомобиль в качестве части жилой комнаты.
 
Как видим, развитие идеи слияния средства передвижения и жилища в значительной степени стирает границы между архитектурой и транспортом.
 
Следующим шагом в развитии тенденции слияния жилища и автомобиля, нам кажется, было бы создание семейной жилой ячейки, состоящей из персональных самодвижущихся ячеек, соответствующих количеству членов семьи. В этом случае семья будет образовывать всякий раз семейную ячейку путем стыковки персональных ячеек, подобно стыковке космических кораблей. Эта стыковка и последующая расстыковка будут происходить ежедневно.
 
В этой модели четыре объекта: основной дом, второй дом, помещение для средств передвижения и само средство передвижения слиты в единый феномен — самодвижущуюся персональную жилую ячейку.
 
Выдвигая эту идею, мы не даем пока каких-либо конкретных технических и пространственных эскизов этой ячейки, поскольку воплощение подобной идеи в проект требует большой совместной работы архитекторов и специалистов, работающих над созданием новых моделей средств передвижения. Только такое содружество позволит перейти от дилетантских фантазий на указанную тему к проектным предложениям достаточно квалифицированного уровня как с точки зрения архитектуры, так и с точки зрения транспорта.
 
Семейная мобильная ячейка лишь средство смены места жительства. Поэтому она не исключает необходимости пользоваться существующим коллективным или индивидуальным транспортом для ежедневных поездок на работу, в театр, магазин и прочее. Персональная же мобильная ячейка является не только жилищем, но и персональным транспортом. А это значит, что появление такой ячейки может коренным образом изменить все виды существующего транспорта. Индивидуальный транспорт всех видов становится ненужным, поскольку его функции начинает выполнять сама ячейка. Коллективный транспорт также вынужден будет резко изменить свой характер: он должен будет приспособиться к перевозке не просто людей, а людей в ячейках. Конечно, все эти рассуждения нельзя понимать буквально, не надо думать, что автобус или троллейбус будет заполняться вместо пассажиров комнатами. Это, разумеется, бессмыслица. Персональная мобильная ячейка — это не привычная нам комната сегодняшнего дня, только поставленная на колеса и снабженная двигателем. Персональная мобильная ячейка нечто качественно иное. Она, вероятно, будет иметь переменный объем и при необходимости сможет значительно уменьшать свои габариты, может быть, даже до размеров чемодана. Другими словами, придется решительно пересмотреть сами наши представления о жилище.
 
Дальнейший прогресс архитектуры, в том числе и архитектуры жилища, как нам кажется, в большой степени будет зависеть от того, насколько полно будут архитекторы использовать последние достижения науки и техники. Мы вполне согласны со словами архитектора П. Нейрна, который говорит, что очень скоро «архитекторы будут поставлены перед выбором: либо отказаться от своей роли ведущего лица в области организации человеческого пространства, либо они должны расширить свою позицию, пересмотреть материалы, средства производства, технику и изобретения нашего века».
 
В этой статье мы пытались показать, какие качественные сдвиги в архитектуре жилища могут произойти под влиянием средств передвижения. Но, конечно, автомобилем современная техника отнюдь не исчерпывается. Если архитекторы попытаются шире использовать современную технику, которая пока еще, казалось бы, не имеет отношения к строительству, наши представления о жилище изменятся еще больше, нежели рассказано в этой статье.

 

 
 

Лучкова И., Сикачев А. Изменяющаяся квартира // Наука и жизнь. 1969. № 7. — С. 39—43.

 

Архитекторы И. ЛУЧКОВА и А. СИКАЧЕВ

ИЗМЕНЯЮЩАЯСЯ КВАРТИРА

 
Индустриализация строительства неизбежно вызывает стандартизацию квартир, сокращение количества их типов. Архитекторам основным ориентиром при проектировании служит количество членов семьи: для семей различного состава создаются квартиры из одной, двух, трех и более комнат.
 
Однако одни и те же семьи предъявляют самые разнообразные требования к жилищу. Ведь, помимо количества членов семьи, немаловажное значение имеет и их возраст, их родственные отношения и тому подобные факторы. Если семья, например, состоит из четырех человек, в ней могут быть: родители с двумя детьми; родители, бабушка и один ребенок. Дети могут быть одного пола или разного, близкие по возрасту или же один значительно старше другого и так далее.
 
Можно перечислить большое количество возможных вариантов семьи из 4 человек, и каждый из этих вариантов предъявляет свои собственные требования к жилищу.
 
Важное значение имеют и профессия родителей, характер их домашних занятий и, наконец, их вкусы и привычки.
 
Если при проектировании учитывать все эти многообразные требования, придется создавать слишком большое количество вариантов квартир. В условиях массового строительства это практически невозможно.
 
Вот почему назревает насущная необходимость искать пути приспособления относительно небольшого количества вариантов стандартных квартир к индивидуальным потребностям жильцов.
 
Пока такое приспособление осуществляется в основном за счет выбора необходимого вида и количества мебели и соответствующем ее расстановки. В свое время мы рассказывали об этом («Наука и жизнь» №№ 11, 12, 1965 г., и № 2, 1966 г.). В какой-то степени таким образом удается индивидуализировать жилище, но далеко не в полной мере. Многие архитекторы ищут пути создания квартир, облик которых мог бы в большей степени определяться самими жильцами.
 
Рис. 1. Возможные изменения квартиры со свободной планировкой. (Проект ЦНИИЭП жилища. 1960 год).
Рис. 1. Возможные изменения квартиры со свободной планировкой. (Проект ЦНИИЭП жилища. 1960 год).
 
Первым шагом в этом направлении явилось создание квартир с так называемой вариантной планировкой. Это квартиры, у которых несущими являются лишь те стены, которые отделяют одну квартиру от другой, в то время как внутриквартирные перегородки не связаны с общей конструкцией здания и по желанию могут быть поставлены в любом месте квартиры. Это обстоятельство позволяет полнее удовлетворять индивидуальные запросы семьи. Однако требования к жилищу не являются постоянными. Растут дети, стареют родители, изменяется уклад их домашней жизни, и квартира, которая когда-то была удобной, в изменившихся условиях перестает быть таковой.
 
Поскольку в квартирах с вариантной планировкой внутриквартирные перегородки не связаны с конструкцией здания, эти перегородки можно переставить на другое место.
 
На рис. 1 показано, как может со временем изменяться одна из таких квартир, в которой живет семья из четырех человек — родители и два сына. Сначала, когда один из мальчиков совсем маленький, его кроватка стоит в спальне родителей, а старшему ребенку отдана маленькая спальня (вариант А). Но вот младший сын подрос, и родители изменили планировку квартиры, уменьшив свою спальню, и за счет этого сделали детскую больше (вариант Б). Прошло еще несколько лет, дети подросли — и квартира вновь перепланирована. У мальчиков теперь большая комната, где они могут и заниматься и принимать друзей. Общая комната с альковом для сна находится в распоряжении родителей. Увеличена площадь кухни, которая превратилась в кухню-столовую.
 
Как видите, квартиры с вариантной планировкой позволяют многократно их переделывать. Однако такая переделка все же требует много хлопот и немало труда. На время перепланировки жильцам приходится временно выезжать из своей квартиры, а это не всегда возможно.
 
Архитекторы долгое время решали задачу: нельзя ли сделать так, чтобы перепланировка происходила безболезненно и не требовала строительных работ? Пришли к выводу — можно. Надо лишь внутриквартирные перегородки сделать сборно-разборными, так, чтобы жильцы сами могли их разобрать и смонтировать по-иному. При этом возможны два варианта. Во-первых, можно сделать внутриквартирные перегородки в виде щитов, соединяемых друг с другом «всухую» (с помощью различных болтов и стяжек). Во-вторых, применить шкафы-перегородки на всю высоту помещения. В последнем случае перепланировка квартиры сведется лишь к перемещению этих шкафов. Причем в квартире даже никакого ремонта не потребуется. Такой способ открывает перед жильцами большие возможности не только для «строительства» собственной квартиры, но и для ее периодического видоизменения.
 
В квартирах со «свободной планировкой» жестко зафиксированы границы квартиры, санитарный узел и кухонное оборудование. Но архитекторы продолжают поиск. Они ищут возможности совсем избавиться от постоянно закрепленных элементов внутри квартиры. Некоторые из возможных путей осуществления этой задачи иллюстрируют проекты квартир будущего.
 
Рис. 2. Планы квартиры с полностью свободной планировкой. (Проект группы французских архитекторов).
Рис. 2. Планы квартиры с полностью свободной планировкой. (Проект группы французских архитекторов).
 
Прежде всего следует сказать о предложении группы французских архитекторов. Они задались целью избавиться от необходимости жестко фиксировать помещение санитарного узла и кухни и предлагают несколько увеличить толщину междуэтажного перекрытия. В результате у них получается своего рода промежуточный технический этаж, внутри которого располагаются трубы водопровода и канализации. В полу предусмотрены люки, открыв которые можно подсоединиться к водопроводной и канализационной сетям. Это и дает возможность располагать санитарный узел и кухонное оборудование практически в любом месте квартиры. Проект является логическим развитием идей квартиры со свободной планировкой. Квартира, разработанная этой группой архитекторов, обладает по-настоящему свободной планировкой. Надо ли говорить, какие возможности открываются для удовлетворения индивидуальных потребностей человека по отношению к своему жилищу?
 
На рис. 2 показаны два варианта квартиры, рассчитанной на семью из пяти человек—родителей, дочери и двух сыновей. Пока дети были маленькими, они жили в двух комнатах и у них был общий душ и умывальник (вариант А). А когда они подросли, каждый из них получил отдельную комнату, а девочка, кроме того, и отдельный от своих братьев душ (вариант Б).
 
До сих пор разговор шел только о тех изменениях, которые происходят внутри квартиры. При этом внешние стены квартиры остаются неизменными, а следовательно, неизменной и ее общая площадь.
 
А что делать, если семья увеличилась и квартира стала мала?
 
В статье «Квартира без соседей» («Наука и жизнь» № 2, 1969 г.) говорилось о том, что для этих случаев желательно, чтобы квартиры не примыкали друг к другу. Если такой прием использовать для квартир со свободной планировкой, получится жилище, в котором будут жестко зафиксированными лишь пол, потолок да колонны каркаса, которые, кстати сказать, могут располагаться довольно далеко друг от друга.
 
Представьте себе, что на горизонтально лежащую доску положили на некотором расстоянии друг от друга несколько шариков из глины или пластилина. Затем сверху положили еще одну доску и слегка придавили. Шарики превратились в лепешки.
 
Эта конструкция может служить наглядной моделью жилого дома, где горизонтальные доски изображают междуэтажные перекрытия, а глиняные лепешки — жилые ячейки. Каждой такой лепешке-квартире можно придать любую форму, увеличить или уменьшить ее размеры. По существу, при такой схеме создается как бы многоэтажная искусственная земля, на которой располагаются индивидуальные жилые дома, не соприкасающиеся друг с другом. А утолщенные междуэтажные перекрытия позволяют заполнить в некоторых местах их внутренние полости землей, что создает условия для выращивания на этой искусственной поверхности земли зелени и даже больших деревьев.
 
Рис. 3. «Жилище 1990». Фрагмент плана дома. (Проект группы «Аркигрем».)
Рис. 3. «Жилище 1990». Фрагмент плана дома. (Проект группы «Аркигрем».)
 
Подобная схема построения жилого дома применена группой английских архитекторов «Аркигрем» в их проекте, названном «Жилище 1990». Это сооружение уже мало похоже на архитектурное и начинает превращаться в своего рода машину, части которой находятся в постоянном движении. И так же, как у машины, части такого дома уже нельзя, разумеется, двигать вручную. Здесь необходимо применение автоматики, а двигающиеся элементы должны значительно отличаться от привычных строительных конструкций, приближаясь по своему характеру к таким объектам, как, например, самолеты с изменяемой геометрией крыла. По мысли авторов проекта, все внутренние и внешние трансформации квартир будут осуществляться роботами (1), которых в каждой квартире два. Архитекторы даже дали роботам имена Фред и Джеймс. Эти роботы в любой момент могут изменить внешние размеры квартиры и ее внутреннюю планировку. Благодаря такой технике каждая семья и даже каждый член семьи смогут всегда иметь именно то помещение, которое нужно в данный момент.
 
В качестве примера архитекторы представили фрагмент плана дома, на котором показаны четыре квартиры. Каждая из них отличается от других, отражая различные вкусы и потребности своих обитателей. Так, в квартире «А» хозяева создали с помощью роботов нечто вроде маленького кафе (вероятно, ожидаются гости). А жильцы квартиры «Б» любят более «строгую» обстановку, и поэтому их квартира носит более сухой, рациональный характер. По замыслу авторов проекта, в каждой квартире постоянной является лишь одна из четырех стен (2), которая превращена в большой прибор, содержащий все необходимое для жизни семьи — машину автоматического приготовления пищи, радиотелевизионную аппаратуру и прочую бытовую технику. Остальные же стены (3) предполагается сделать надувными. Жильцы могут по желанию изменять форму и местоположение этих стен, устанавливая их каждый раз по-иному, благодаря чему площадь квартиры становится больше или меньше, в зависимости от того, какая нужна в данный момент. Диваны и кресла (4), так же, как и стены, надувные. А капсулу с кроватью (5) можно выдвинуть за пределы квартиры и, превратив в автомобиль на воздушной подушке, уехать на ней в город. Подробнее о таких механизмах рассказывалось в статье «Квартиры-путешественницы» («Наука и жизнь» № 4, 1969 г.).
 
При знакомстве с подобными проектами невольно возникает вопрос: а не является ли это безответственным и беспочвенным фантазированием? Что думают об этом, например, специалисты тех областей науки и техники, которые призваны обеспечить архитекторов всей этой чуть ли не волшебной автоматикой?
 
Рис. 4. «Контролируемое и выбираемое жилище». Фрагмент разреза. (Проект группы «Аркигрем»).
Рис. 4. «Контролируемое и выбираемое жилище». Фрагмент разреза. (Проект группы «Аркигрем»).
 
В качестве ответа на поставленный вопрос можно сослаться, к примеру, на утверждение главы инженерно-механического отделения Лондонского университета профессора Тринга, который считает, что в ближайшие 10 лет роботы и дистанционные манипуляторы станут неотъемлемыми атрибутами жилища. Как можно судить по самому названию проекта, «Жилище 1990», авторы его ориентируются на архитектуру, которая должна быть через 20 лет. Так что вряд ли можно этих архитекторов обвинить в необоснованном фантазерстве.
 
Большинство деталей этого и других проектов, выполненных группой «Аркигрем», основано на технических и научных достижениях, которые уже сейчас имеются в нашем распоряжении. Однако процесс развития науки и техники настолько ускорен, что, вероятно, уже назрела необходимость учитывать не только существующие достижения, но и те, появление которых весьма вероятно. Давно ли гиперболоид инженера Гарина существовал лишь как фантазия Алексея Толстого, а сейчас подобные приборы-лазеры уже сходят с конвейеров заводов. Роботы — слуги человека — пока еще заполняют страницы научно-фантастической литературы, а не наши дома. Однако не будем слишком близоруки.
 
Появление в перспективных проектах деталей, подобных роботам, затрагивает важный вопрос взаимоотношений архитектора и научно-технических достижений. До сих пор архитектор выступал в роли получателя уже готовых открытий. Однако уже наступает время, когда архитектор может являться и заказчиком, которому необходимы какие-то новые технические объекты и даже научные открытия. Такое положение сейчас существует, например, в космической и авиационной технике, таким оно должно быть и в архитектуре, если мы хотим, чтобы архитектура шла в ногу с цивилизацией.
 
И в заключение еще об одном проекте группы «Аркигрем», который, с нашей точки зрения, наиболее наглядно показывает, какие широкие возможности дает человеку пространственная гибкость для приспособления жилища к его ежедневно и ежечасно изменяющимся потребностям. Называется этот проект весьма символично: «Контролируемое и выбираемое жилище». В названии отражена основная идея проекта — создать человеку такие условия, при которых он смог бы постоянно контролировать характер своего жилища и непрерывно изменять его, выбирая каждый раз именно тот вариант, который лучше всего удовлетворяет его потребности в данный момент.
 
В свое время один из крупнейших архитекторов нашего века, Ле Корбюзье, назвал дом машиной для жилья. «Контролируемое и выбираемое жилище» в полном смысле слова является такой машиной. Единственная статичная часть сооружения — пилоны, служащие опорами и содержащие все необходимые сети. Между пилонами располагаются перекрытия, набранные из треугольных или квадратных элементов длиной 1,5 м. Внутри конструкции перекрытия расположены гибкие коммуникации. В центре каждого элемента имеется отверстие, через которое можно подсоединиться к коммуникациям. Благодаря этому расположение всех помещений квартиры, в том числе и санитарного узла, может быть любым.
 
Каждая квартира располагается в нескольких уровнях, размеры и форма которых могут меняться путем прибавления или перемещения отдельных структурных элементов. Между уровнями отсутствуют какие-либо лестницы или лифты в принятом понимании этого слова. Робот с телескопической рукой и площадкой на конце ее поднимает и опускает жильцов в любом месте квартиры. Другие роботы управляют оболочкой, отделяющей ячейку от окружающего пространства. Форма и размеры закрытия могут по желанию владельца квартиры изменяться. Благодаря тому, что жилые ячейки не соприкасаются не только с соседями по этажу, но и с соответствующими квартирами верхнего и нижнего этажей, общий объем квартиры может увеличиться как путем расширения в стороны в пределах одного этажа, так и за счет использования свободного пространства над и под каждой квартирой.
 
Специальные надувные и складные устройства образуют ограждения желаемого размера и формы. Каждый из членов семьи имеет персонального робота, который неотступно следует за ним и выполняет все его желания. Комнат в привычном для нас понятии в этом проекте нет. Когда появляется необходимость уединиться, робот создает желаемое закрытие. Если же кто-либо из членов семьи хочет полного уединения, робот выдвигает образовавшуюся персональную капсулу за пределы оболочки, ограждающей семейную жилую ячейку.
 
Помимо основной квартиры, для каждой семьи запроектирован надувной дом, который может уезжать, подобно трейлеру. Как говорят авторы, это и «животное, и кибитка, и комната — все сразу». С той только разницей, что уже не верблюд движет нового кочевника, а специальный механизм, да и «кибитка» мало похожа на свою прародительницу.
 
Этот надувной дом предназначается для тех случаев, когда вся семья целиком пожелает уехать на какое-то время в другое место. Помимо этого, авторы проекта предусматривают несколько персональных электромобилей, которые могут въезжать прямо в жилую ячейку. В таком микроэлектромобиле каждый член семьи может передвигаться по любой местности. Если покрытие жесткое, электромобиль движется на колесах, на мягком же грунте опоры раскрываются и электромобиль из колесного превращается в шагающий. Когда же наступает ночь, электромобиль раскладывается и превращается во временную персональную жилую ячейку.
 
Можно было бы еще много рассказывать об интересных деталях этого проекта, но дело, конечно, не в деталях. Мы так подробно останавливались на проектах группы «Аркигрем» не случайно. Сейчас во всем мире выдвигается немало фантастических проектов. Однако большинство из них носит слишком «архитектурный» характер, то есть архитекторы проектируют «здания», но только необычной формы и размеров. Жилые ячейки в таких проектах, как правило, мало отличаются от привычных квартир, а зачастую авторы проектов жилища будущего, увлекаясь формотворчеством всего архитектурного сооружения, вообще не разрабатывают сами жилые ячейки: мол, что еще можно придумать нового в квартире! В отличие от такой поверхностной и недальновидной игры в «архитектурные формы» работы группы «Аркигрем» представляют, с нашей точки зрения, наиболее правильный подход к проблеме жилища будущего, потому что, во-первых, эти архитекторы предлагают решать проблемы изнутри, отталкиваясь непосредственно от человека и его ближайшего окружения — жилой ячейки, и, во-вторых, потому что они пытаются расширить рамки собственно архитектуры; включив в нее различные области науки и техники. Вероятно, «чисто архитектурными» средствами невозможно решить многие из проблем дальнейшего развития архитектуры жилища. Необходимо рассматривать более комплексную задачу — создание всей системы предметов, составляющих искусственную среду человека. Только такая, более общая постановка вопроса способна, на наш взгляд, привести к качественным сдвигам в архитектуре вообще и в архитектуре жилища в частности.

 

 
 

Лучкова И., Сикачев А. Исчезающий интерьер // Наука и жизнь. 1969. № 10. — С. 140—145.

 

Архитекторы И. ЛУЧКОВА и А. СИКАЧЕВ.

ИСЧЕЗАЮЩИЙ ИНТЕРЬЕР

 
Мебель и оборудование, создавая людям комфорт, одновременно отнимают у них часть жилой площади. Получается заколдованный круг: с одной стороны, вещи вроде бы служат человеку, а с другой — вытесняют его из собственного дома. Как же выбраться из этого противоречия?
 
Простейший способ сделать квартиру просторнее, не увеличивая при этом ее площадь, сблокировать различные предметы мебели и оборудования в крупные агрегаты. Наиболее показательно в этом отношении оборудование кухни, где уже стало правилом объединять плиту, стол, мойку и другие предметы оборудования в единое изделие. Идея блокирования мебели широко применяется и в жилых комнатах. Шкафы, поставленные вплотную друг к другу, занимают в комнате меньше места по сравнению с отдельно стоящей мебелью.
 
Еще более рационально используется жилая площадь при замене нескольких предметов одним, то есть при использовании вещей многофункционального назначения. Говорят, что борьба за вещь неотделима от борьбы против вещей. Внимательное изучение жизни вещи ставит иногда под сомнение необходимость в ней вообще. Или же оказывается, что вещь используется очень редко, а занимает пространство постоянно. К примеру, большой обеденный стол, окруженный целым строем стульев, присутствует во многих современных квартирах. И это несмотря на то, что большинство семей предпочитает есть на кухне, особенно в тех случаях, когда люди в разное время уходят на работу. А стол в комнате используется лишь в тех случаях, когда приходят гости. Остальное время он, как и стулья, стоящие рядом с ним, зря занимает место. Поэтому более рациональным решением являются столы, трансформирующиеся по высоте, то есть журнальные столы, которые при необходимости можно легко превратить в обеденные.
 
Или зачем, скажем, покупать отдельно диван и кровать, когда оба эти предмета можно заменить одним изделием, диван-кроватью, и высвободить таким образом значительную площадь. Вещей становится меньше, но сами они усложняются.
 
Немалую помощь человеку в его борьбе за «расчищение» пространства оказывает миниатюризация вещей.
 
Наиболее яркий пример в этом отношении — эволюция радиоприемника, предмета, который, смело можно сказать, присутствует в каждой квартире. Громоздкий ламповым радиоприемник превратился в миниатюрный транзисторный. А когда было открыто, что кремниевая пластинка площадью меньше одного квадратного сантиметра может заменить 900 транзисторов, появилась возможность еще во много раз уменьшить габариты радиоприемника.
 
К сожалению, однако, далеко не всякое оборудование квартиры можно миниатюризировать. Размеры большинства предметов мебели настолько тесно связаны с размерами человека, что их невозможно уменьшить без снижения комфортабельности. В этих случаях на помощь приходит другой способ — применение вещей переменного объема, то есть предметов, которые во время использования имеют нормальные габариты, а в остальное время уменьшаются.
 
К таким предметам переменного объема относятся все раскладные столы, стулья, кровати. Но гораздо более широкие возможности в этом отношении открывает применение надувной мебели, которая в складируемом состоянии практически совсем не занимает места. Первые образцы пневматической мебели уже появились на выставках, и некоторые фирмы в ближайшее время уже станут поставлять такую мебель в магазины (рис. 1).
 
Рис. 1. Надувная мебель.
Рис. 1. Надувная мебель.
 
Весной 1968 года группа французских архитекторов создала для парижской выставки, посвященной пневматике, проект надувного дома — Диодон (названный так по наименованию рыбы, которая раздувается, когда ее вынимают из воды). В этом проекте предлагается сделать надувным буквально все — от ограждающей конструкции до мебели и оборудования санузла. Не вдаваясь в конкретные детали этого проекта (вероятно, все же нужно делать надувным только то, что нельзя осуществить лучше другим способом), можно отметить большую плодотворность широкого применения пневматики в жилище. Привлекает идея надувного оборудования ванны и санитарного узла. Такое решение особенно пригодилось бы для номеров гостиниц, поскольку при этом не только рационально используется площадь, но и повышается гигиеничность: надувная ванна, умывальник и унитаз после выезда жильца, а может быть, даже после каждого использования могли бы просто выбрасываться.
 
Таким образом, миниатюризация оборудования и использование предметов переменного размера позволяют в определенные промежутки времени делать внутреннее пространство квартиры практически совершенно пустым. Интерьер как бы исчезает, превращаясь просто в изолированную от внешнего мира часть пространства. Это не означает, разумеется, что подобное исчезновение мебели и оборудования необходимо и неизбежно во всех случаях жизни и что это единственно возможный путь будущего развития интерьера. Однако принцип этот заслуживает самого серьезного внимания, поскольку расчистка жилого пространства открывает немало возможностей в деле организации искусственной среды человека. Вероятнее всего, интерьер «абсолютно пустой» и интерьер «заполненный» какое-то время будут существовать параллельно и человек сможет выбирать тот или другой из них в зависимости от появившихся в данный момент потребностей.
 
Наблюдается и еще одна тенденция в изменении характера оборудования и мебели. Она заключается в том, что мебель и оборудование начинают сливаться со стенами квартиры. Всем хорошо известны встроенные шкафы. Встроить можно и другие предметы мебели — кровати, откидные столы, а также бытовую технику — радиоприемник, телевизор, проигрыватель и прочее. Однако чисто механически соединить существующее оборудование и мебель со стенами трудно, хотя бы потому, что предметы эти зачастую бывают довольно громоздкими. Миниатюризированное оборудование встраивать легче. А когда габариты и вес отдельных предметов будут значительно уменьшены, появится возможность встраивать их не в стены, а в одежду человека.
 
Взгляните хотя бы на часы. Из мебели они уже превратились в часть одежды. К подобному состоянию подошел и радиоприемник, а затем та же участь, видимо, постигнет телевизор и телефон, который превратится сначала в радиотелефон, а затем в радиовидеофон.
 
Другим примером слияния оборудования с одеждой является шлем шахтера, в котором фонарь и головной убор объединены в единое целое. Немало полезного для развития идеи слияния одежды и оборудования могло бы дать внимательное изучение различных видов спецодежды и особенно космического скафандра.
 
В статье «Квартиры-путешественницы» («Наука и жизнь» № 4, 1969 г.) рассказывалось о том, как квартира может стать одновременно и средством передвижения. Другими словами, автомобиль как бы встраивается в жилище. В 1961 году американской компанией «Белл аэросистемз» было испытано средство воздушного транспорта, присоединяемое в виде рюкзака к одежде человека (рис. 2). Таким образом, миниатюризация средств передвижения позволяет и их объединить с одеждой. Однако подобный мини-вертолет ни в коей мере не может претендовать на то, чтобы полностью заменить все средства транспорта. В будущем, как утверждают специалисты по авиационной технике, воздушные лайнеры, наоборот, укрупнятся и будут одновременно брать на борт тысячу, а может быть, и еще больше пассажиров. Роль сверхпортативного вертолета иная — он предназначен для передвижения на небольшие расстояния и с относительно невысокой скоростью. С этой точки зрения миниатюризированные средства передвижения, вероятно, найдут свое место в общей транспортной системе. Так, например, неплохо было бы, помимо легкового автомобиля, иметь менее громоздкие персональные средства передвижения, которые присоединялись бы, скажем, к обуви. Однако подобная идея, к сожалению, пока еще не стала популярной среди специалистов-транспортников.
 
Рис. 2. Рюкзак-вертолет (США).
Рис. 2. Рюкзак-вертолет (США).
 
Оборудование и мебель переменного объема также можно встраивать как в стены, так и в одежду. Именно так поступила группа французских проектировщиков, предложившая эскиз одежды, к которой на «молнии» пристегнуто устройство, превращающееся в надувную мебель.
 
Интересное решение квартиры с применением встроенного надувного оборудования и мебели нашел в своем проекте «Жилой кокон» архитектор Д. Грин. Почти половину площади занимает в ней надувной пол многоцелевого назначения. Будучи надут, в одном месте он образует нечто вроде дивана и кресла, а в другом — создает перегородку, отделяющую место для сна от остального помещения. Машина искусственного климата, подсоединенная к надувным матрасам, автоматически поддерживает на нужном уровне температуру. Аналогичный прием надувного пола использован и группой Аркигрем в проекте «Жилище 1990» («Наука и жизнь» №№ 4 и 7, 1969 г.).
 
Рис. 3. Костюм с системой искусственного подогрева (Англия).
Рис. 3. Костюм с системой искусственного подогрева (Англия).
 
Таким образом, полное исчезновение предметов оборудования и мебели возможно при замене их скрытой системой, являющейся частью стен этой «архитектурной одежды» человека или же частью одежды в самом настоящем смысле этого слова.
 
Принцип замены предметов оборудования скрытой системой не является изобретением последнего времени. Достаточно вспомнить, например, что вначале отопительные устройства — печи и камины — были довольно громоздкими вещами. С введением центрального отопления они заменились куда более миниатюрными радиаторами. А при панельном отоплении радиаторы окончательно слились со стенами. Нет отопительных приборов в квартире и при применении принципа кондиционировании воздуха.
 
Скрытые системы отопления начинают применяться и в некоторых видах специальной одежды, предназначенной для работы в тяжелых температурных условиях.
 
Так, например, одна из английских фирм разработала костюм со встроенной в него сетью трубок, по которым циркулирует подогретая жидкость (рис. 3).
 
Рис. 4. «Волшебный ковер». Проект архитектора Вебба. Разрез и план.
Рис. 4. «Волшебный ковер». Проект архитектора Вебба.
Разрез и план.
 
Надувная мебель, встроенная в пол, тоже, по существу, является скрытой системой. А еще более радикальное решение скрытой системы вместо мебели предлагает архитектор Вебб. Его «Волшебный ковер» — это система трубок, нагнетающих воздух под необходимым давлением (рис. 4). Трубки могут перемещаться, благодаря чему создается невидимая конструкция из воздуха, поддерживающая человека в желаемом положении. При такой системе мебель совершенно не нужна. Однако Вебб идет еще дальше и предполагает, что эти же трубки могут выпускать газ, образующий зрительную завесу. Тем самым, по мысли Вебба, это устройство сможет заменить не только мебель, но и стены. Этот проект настолько порывает с привычными представлениями, что может вызвать недоумение и даже резко отрицательное отношение к себе. Возникает множество вопросов чисто технического характера. К примеру, как практически добиться, чтобы газ образовывал стену, а не заполнял равномерно все пространство, куда девать избыток воздуха, нагнетаемого трубками, и тому подобное. Вероятно, осуществление отдельных деталей этого предложения действительно сомнительно, однако в целом проект имеет вполне реальный прообраз — кровать на воздушной подушке для лечения больных с большой площадью ожога, разработанную английской фирмой «Нэшнл рисерч дивелопмепт корпорейшн». Благодаря такой кровати пациент не лежит, а мягко плавает на стерильном воздухе, нагретом до нужной температуры.
 
И, наконец, часть оборудования квартиры можно заменить системой обслуживания. Скажем, если семья постоянно пользуется услугами общественного питания, ей не нужна кухня.
 
Или возьмем, к примеру, проблему хранения различной информации. В каждой квартире есть книги, многие имеют проигрыватель с пластинками или магнитофон с лентами. Как считают некоторые специалисты, к 2000 году все эти предметы станут ненужными, благодаря так называемой «всемирной библиотеке». Предполагается, что будет создан всемирный центр хранения информации и каждый человек сможет осуществлять с ним телевизионный контакт с обратной связью и получать любую информацию в любой момент.
 
Таким образом, существует немало способов избавиться частично, а иногда и полностью от вещей в квартире. Человек окажется как бы внутри двух оболочек. Внутренняя оболочка — это одежда человека, а внешняя — стены квартиры. Все оборудование и мебель находятся внутри этих двух оболочек, а пространство между ними может быть при необходимости совершенно пустым. А раз так, то, наверно, можно это пространство сделать расширяющимся и сужающимся, объединив обе оболочки — стены жилища и одежду человека — в одну оболочку. При этом одежда и жилище как бы сольются вместе. Несколько проектов подобного рода разработал уже упоминавшийся нами архитектор Вебб. По его мнению, «единственное реальное отличие дома от одежды заключается в размерах — одежда образует индивидуальную оболочку, а дом предназначен для некоторого большего количества людей. Оболочка дома относительно постоянна, в то время как оболочка одежды изменчива и часто заменяется в соответствии с изменениями климатических условии, моды и просто по капризу. Но в принципе пальто — это дом, это автомобиль, когда к нему прицеплен мотор».
 
Именно такие идеи и привели Вебба к созданию нескольких проектов одежды-жилища. Первый из этих проектов, который Вебб назвал «Кашикл», состоит из трех частей (рис. 5). Основная оболочка служит одеждой, которая может надуваться, образуя мебель. При дальнейшем надувании оболочка расширяется еще больше и превращается в комнату. Вторая часть «Кашикла» — миниатюрное средство передвижения на воздушной подушке, которое при желании можно присоединить к первой части. И, наконец, третья часть этого гибрида одежды, архитектуры и транспорта содержит все необходимое оборудование квартиры.
 
Рис. 5. «Кашикл». Проект архитектора Вебба. а) В сложенном виде. б) В виде мебели. в) В виде жилища.
Рис. 5. «Кашикл». Проект архитектора Вебба.
а) В сложенном виде.
б) В виде мебели.
в) В виде жилища.
 
Как считает Вебб, нужно создать сеть специальных станций обслуживания, па которых можно было бы время от времени менять оборудование целыми блоками.
 
Еще более последовательно развивает Вебб идею слияния жилища, транспорта и одежды в своем следующем проекте, которому он дал название «Съютелун» (рис. 6). Английский архитектурный журнал, опубликовавший этот проект, так озаглавил заметку о «Съютелуне»: «Одежда для жизни внутри нее, если же «Съютелун» мне не подходит, мне придется купить дом. Предполагается, что «Съютелун» будет иметь специальное контактное устройство, которое может расширяться, превращаясь во входной проем. Благодаря этому устройству вы можете покинуть свою искусственную оболочку и войти в другую, либо через это отверстие в вашу оболочку входит другой человек, и вы оказываетесь с ним в едином закрытом пространстве. Таким способом, по мысли Вебба, будет осуществляться непосредственный физический контакт людей, использующих его изобретение. Два или несколько «Съютелунов» могут с помощью тех же контактных устройств объединяться в единое пространство большего размера.
 
Предложения Вебба не проекты каких-либо конкретных объектов. Это скорее идеи, граничащие с фантастикой. Именно так их и следует рассматривать. Поэтому не будем придираться к деталям и к отдельным несуразностям. Гораздо важнее почерпнуть из этих проектов основное — необходимость пересмотреть привычные средства архитектуры, использовав достижения других областей науки и техники, и в первую очередь разработки, выполненные в связи с космическими исследованиями. Нетрудно заметить, что прообразом «Съютелуна» послужил космический скафандр, который, по мнению Вебба, можно трактовать как минимальный дом.
 
Аналогичную мысль высказывает другой английский архитектор, Р. Миддлтон:
«Архитектура, в том виде, как мы ее знаем, должна, видимо, стать ненужной. Космическая капсула может стать образцом идеальной среды для жизни. Но в смысле определения будущего образа нашей жизни даже и она не предел. Космический скафандр, который обеспечивает человеку нормальные условия в случае аварий системы герметизации капсулы, раскрывает еще более широкие перспективы. Если мы не сможем с помощью генетического или химического воздействия превратиться в расу суперменов, способных противостоять стихии, мы можем в конце концов выжить и существовать в дальнейшем с помощью другого способа — используя соответствующим образом оборудованную одежду, при этом становятся ненужными не только здания, но и само жилище».
 
Рис. 6. «Съютелун». Проект архитектора Вебба а) и б). Развертывание жилища б) Создание входного проема. г) Переход из одежды в жилище. д) Объединение двух «Съютелунов» в единое пространство.
Рис. 6. «Съютелун». Проект архитектора Вебба
а) и б). Развертывание жилища
б) Создание входного проема.
г) Переход из одежды в жилище.
д) Объединение двух «Съютелунов» в единое пространство.
 
Квартира-автомобиль, одежда-дом, оборудование, встроенное в одежду... Чем вызвано появление этих довольно странных на первый взгляд «гибридов»? И кто будет заниматься созданием подобных вещей — архитекторы, транспортники, модельеры?
 
Человека окружают два вида объектов — с одной стороны, это продукты природы, а с другой — предметы, созданные самим человеком, — дома, машины, одежда и тому подобное. Эта искусственная среда лучше удовлетворяет потребности человека, нежели естественная, — именно поэтому, собственно, она и возникла. Но потребности людей непрерывно растут, и научно-технический прогресс рождает все новые и новые предметы для удовлетворения этих вновь появившихся потребностей, И вот наступает момент, когда обилие предметов перестает помогать человеку, а, наоборот, начинает мешать ему. Очень интересен в этом отношении следующий пример. Специалисты подсчитали, что в настоящее время промышленность США выпускает более ста различных бытовых механизмов для кухни. Каждый из них значительно облегчает один из процессов приготовления пищи. Но представьте, что произойдет, если хозяйка будет иметь все эти приборы. Можно сказать без преувеличения, что из-за такого обилия механических помощников самому человеку уже не останется места. Почему же так происходит?
 
Дело в том, что каждый из этих механизмов обладает слишком узкой специализацией и, кроме того, все эти приборы выполняются, как правило, независимо друг от друга, проектируются разными людьми и выпускаются различными предприятиями. Вот и получается, что хотя каждый из этих предметов сам по себе хорош, результат оказывается плачевным. Нельзя построить хороший дом, механически соединяя хорошие кирпичи. Надо прежде всего думать о доме в целом.
 
Нечто похожее, как нам кажется, происходит и со всей искусственной средой человека в целом. Архитектура, транспорт, одежда и прочее — это своего рода отдельные приборы гигантской кухни человеческой искусственной среды.
 
Потребность в специалисте по созданию комплекса искусственной среды прежде всего осознается в таких областях деятельности, как освоение космического пространства. Никому не придет в голову проектировать двигатели, оборудование, мебель и другие части космического корабля независимо друг от друга. Представьте себе такую нелепую картину — спутник, оборудованный обыкновенным бытовым холодильником или обставленный такими предметами мебели, как сервант и журнальный столик. Каждому ясно, что при таком подходе к проблеме далеко не уедешь или, точнее, не улетишь. Жесткие ограничения относительно веса и габаритов отдельных частей космических аппаратов поневоле заставляют проектировщиков мыслить комплексно, подталкивают их на путь качественного пересмотра всех элементов, искусственной среды человека.
 
В земных условиях неизбежность взаимопроникновения архитектуры, транспорта и одежды не так бросается в глаза, и поэтому понадобится, вероятно, приложить немало усилий, чтобы преодолеть рамки узкой профессиональной специализации. В какой тупик может завести узкая специализация, показывает горький опыт современной одежды, создатели которой в своем подавляющем большинстве даже забыли о том, что одежда — искусственная оболочка, вторая кожа человека, и занимаются лишь украшательством — выдумыванием новых фасонов. Подобная ситуация, хотя и в меньшей степени, намечается и в деле проектирования автомобилей, особенно легковых. Это же грозит и архитектуре, если архитекторы будут продолжать проектировать «архитектуру» в традиционном понимании этого слова.
 
Заканчивая цикл статей о возможных путях будущего развития архитектуры жилища, мы хотим еще раз подчеркнуть, что не изобретение новых стилей, новых форм, новых мод в архитектуре, транспортостроении, оборудовании и одежде, а комплексное проектирование искусственной среды человека — вот путь, которым, с нашей точки зрения, должны следовать архитекторы, транспортники, модельеры и создатели бытовой техники.

3 марта 2015, 13:36 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут