наверх
 
Удмуртская Республика

М. и К. Пехотка. Тенденции формирования жилых комплексов в польских городах. 1973

Рис. 17. Фрагмент квартала жилого комплекса Саксонская Ось с памятником Юлиану Мархлевскому. Фото ЦФА
Фрагмент квартала жилого комплекса Саксонская Ось с памятником Юлиану Мархлевскому. Фото ЦФА
 
 
 
Статья М. и К. Пехотка «Тенденции формирования жилых комплексов в польских городах» посвящена структурному построению селитебных территорий города, отражению в нем реальных форм общественных связей. Авторы обращают внимание на необходимость найти пространственное выражение для форм таких связей, характеризующих социалистический город и коренным образом отличающихся от традиционного понимания «соседства». Интересны выводы и рекомендации авторов по укрупнению первичных структурных единиц селитебной территории города, концентрации систем обслуживания и вытекающей отсюда корректировке иерархии ступенчатой системы обслуживания населения.
 
 
 

М. и К. Пехотка. Тенденции формирования жилых комплексов в польских городах // Город и время / Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры (Москва); Институт основных проблем пространственной планировки (Варшава). — Москва : Стройиздат, 1973. — 302 с., ил. — С. 59—84.

 
 
 

ТЕНДЕНЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ ЖИЛЫХ КОМПЛЕКСОВ В ПОЛЬСКИХ ГОРОДАХ

М. и К. Пехотка

 
Характер жилищного строительства в Польше в течение текущей и следующей (1976—1980 гг.) пятилеток в значительной степени обусловлен проводимыми ныне мероприятиями по развитию технической базы строительства и вытекающими из экономических предпосылок нормативными решениями.
 
Гораздо труднее определить направления развития на дальнейший период с 1985 г. В последние годы в Польше проводится анализ жилых комплексов и микрорайонов и делаются попытки создания гипотез их дальнейшего развития на период 1985—1995 гг. Эти работы, целью которых является определение программы социальных, технических и экономических принципов, проводит ряд учреждений, коллективов и отдельных авторов (в частности, Институт градостроительства и архитектуры и Институт жилищного хозяйства, а также, по инициативе ИГА, кафедры градостроительства и архитектуры высших учебных заведений). Работа ведется методом анализа исследований, проведения специальных анкетных опросов и экспериментального проектирования. Она должна определить программу и пространственные формы моделей будущих жилых комплексов и их основных элементов, т. е. домов и квартир.
 
Если речь идет о «перспективном» периоде, то число неизвестных растет: наряду с проблемами технического и экономического характера возникают проблемы демографические и социологические, в том числе вопрос о структуре и величине семьи будущего, а также проблема определения будущих форм общественной жизни. Социологические работы, проводившиеся до сих пор, содержат прежде всего аналитический материал о существующем положении. Зачастую это ценные наблюдения над осуществленными комплексами. К сожалению, пока немногочисленны прогнозы, хотя бы спорные и рискованные, которые смогли бы послужить отправной точкой для градостроителей и архитекторов. Поэтому многие проекты, выдвигаемые архитекторами и градостроителями, в значительной степени основаны лишь на интуиции, и в предложениях их зачастую преобладают поиски формы. Это явление характерно не только для Польши, его можно отметить и в предложениях, публикуемых в иностранной печати.
 
За последние 10 лет основной формой планового жилищного строительства были жилые комплексы, возводимые на территориях, свободных от застройки, прежде всего в больших и средних городах. Развитие жилищного строительства в малых городах шло значительно медленнее. Новые тенденции в проектировании жилых массивов определяются прогрессирующим процессом урбанизации. В силу обстоятельств, территориями, на которых они возникают, прежде всего являются большие города с динамичным развитием, имеющие творческие кадры проектировщиков и застройщиков. В соответствии с общей политикой урбанизации предполагается ограничение темпов роста крупнейших городов и в то же время обеспечиваются условия для развития больших и средних городов. В них можно создать наиболее удобные условия жизни при сравнительно низких затратах на строительство города.
 
 
Рис. 1. Эскиз генерального плана и схема главных районов Варшавы
Рис. 1. Эскиз генерального плана и схема главных районов Варшавы
 
 
В польских условиях, при достаточно равномерно размещенной по территории страны густой сети населенных пунктов, в принципе не предвидится возникновение новых городов. Главной проблемой является создание правильных условий для преобразования, модернизации и развития существующих городских организмов и рационального роста конурбаций и агломераций.
 
В течение последних 15 лет в строившихся микрорайонах преобладала тенденция создания многоступенчатой, иерархической структуры этих единиц. Основной, наименьшей пространственно-общественной единицей обычно была первичная жилая группа, т. е. комплекс домов на 1200—2000 жителей. По мере возможности в рамках «групп» выделялись еще меньшие единицы — «дворы», т. е. группы из двух-трех зданий, окружающих небольшую территорию, на которой устраивалась детская площадка. Микрорайон, состоящий из трех-четырех групп, должен был обеспечивать каждодневное культурно-бытовое обслуживание населения, включая следующие учреждения: начальную школу, детские сады и ясли, магазины, клуб или Дом культуры. Считалось, что такой микрорайон будет отделяться от окружающих его территорий транспортной сетью или площадями иного назначения. В больших городах он должен был входить в состав жилого района, имеющего комплекс учреждений общественного обслуживания более высокого уровня.
 
 
Рис. 2. Структура районов и центров обслуживания (общегородского, районных, микрорайонных) в Люблине
Рис. 2. Структура районов и центров обслуживания (общегородского, районных, микрорайонных) в Люблине
 
 
Эта схема, построенная на теории «соседских единиц» и опирающаяся на новаторство первого периода кооперативного жилищного строительства (Варшавский жилищный кооператив) в 20-летний межвоенный период, и особенно в период первых послевоенных лет (Варшава ВЖК, Коло, Мокотов), должна была способствовать организации управления микрорайоном, жилым фондом и учреждениями общественного обслуживания, облегчая его многоступенчатой структурой самоуправления и создавая систему общественных связей.
 
Предполагалось, что микрорайон будет главным центром общественной жизни его жителей. Одной из основных задач архитекторов было отыскание надлежащей пространственной формы, способствующей развитию этих отношений.
 
Определителем величины микрорайона были детские учреждения и учреждения просвещения. В соответствии с их размерами определялись величина микрорайона и состав других учреждений обслуживания. В результате за оптимальный был принят комплекс на 10 тыс. жителей. Такой микрорайон состоял из двух вышеописанных единиц — по 5000 жителей каждая, связанных с начальными школами и имеющих учреждения обслуживания микрорайонного значения: магазины с товарами так называемой первой необходимости, красные уголки. Цифра 10 тыс. предполагала наличие центра обслуживания, имеющего элементы учреждений высшей ступени — Дом культуры, кинотеатр, библиотеку, поликлинику, ресторан или бар самообслуживания, почту, некоторые специализированные магазины, а из воспитательных учреждений — лицей (средняя школа) и комплекс спортивных сооружений, а также микрорайонный парк.
 
В кругу польской прогрессивной архитектурной общественности еще в 20—30-е годы сложилась, а в послевоенное время укрепилась интерпретация такого комплекса как «социально-пространственного» элемента организации города. Его задачей было всестороннее удовлетворение разнообразных потребностей общества. По своей природе эта концепция предполагает социальное равенство: величина квартиры, ее оборудование, род, количество и качество учреждений обслуживания не должны зависеть от экономического или общественного положения жителей.
 
Принципы формирования жилых комплексов были предметом общественных дискуссий, особенно в 1956—1959 гг., и послужили основой для создания нормативов. На основе этих принципов построено большинство микрорайонов в Польше.
 
Как заметил Э. Гольдзамт, повсеместный переход к применению принципов так называемого «социального микрорайона» в польском жилищном строительстве в конце 50-х годов совпал с периодом критики «соседской единицы» в англосаксонских и скандинавских странах, с возникновением «теории пустоты» Гроенмана.
 
С течением времени и в Польше начало формироваться критическое отношение к некоторым положениям этой концепции.
 
 
Рис. 3. Трехступенчатая структура жилого района Ратайе (120 тыс. жителей) в Познани. Авторы Р. Павулянка, 3. Пивоварчик, Я. Шмидт, 1961 г. Жилой район делится на три «подрайона», каждый из которых включает 3—4 микрорайона
Рис. 3. Трехступенчатая структура жилого района Ратайе (120 тыс. жителей) в Познани. Авторы Р. Павулянка, 3. Пивоварчик, Я. Шмидт, 1961 г.
Жилой район делится на три «подрайона», каждый из которых включает 3—4 микрорайона
 
 
Хотя проведенные опросы, социологические исследования и наблюдения над рядом районов, при строительстве которых последовательно придерживались принципа многоступенчатой структуры, не подтвердили теории Гроенмана, практика показала, что только в кооперативных микрорайонах, четко выделенных территориально, организация управления и быта более или менее соответствует планировочной структуре микрорайона и что в условиях крупных городов надежды на образование тесных соседских связей в микрорайонах с многоступенчатой структурой почти не оправдались.
 
Исследования, проведенные Я. Туровским в Люблине, подтверждают все же возможность создания в больших городах местных коллективов, основанных на микрорайонной организации. Однако объединяющим фактором являются не традиционные соседские связи, а определенные организационные формы общественной жизни. Соседские связи, в старом понимании этого слова, оцениваются жителями отрицательно (чрезмерное любопытство, ограничение прав личности), вместо них создаются определенные нормы поведения, выражением которых является общественное мнение, подчинение которому обязательно для всех членов коллектива, а формой общественной жизни — участие в общественных мероприятиях, организованных органами местного управления.
 
 
Рис. 4. Микрорайон Коло в Варшаве. Авторы X. и С. Сыркусы, 1946—1948 гг.
Рис. 4. Микрорайон Коло в Варшаве. Авторы X. и С. Сыркусы, 1946—1948 гг.
 
 
Оценивая в общем положительно достижения некоторых микрорайонов, построенных по вышеописанному принципу, нужно отметить, что появление новых, существенных факторов обусловливает необходимость проверки принятых принципов и постоянной работы над созданной моделью.
 
 
Рис. 5. Микрорайон Мокотув в Варшаве. Авторы 3. Малицкий и С. Творковский, 1946—1948 гг.
Рис. 5. Микрорайон Мокотув в Варшаве. Авторы 3. Малицкий и С. Творковский, 1946—1948 гг.
 
 
Процессы, выявившиеся в последние годы, вызвали сомнения в правильности выбора «школьной единицы» в качестве определителя величины жилых комплексов. Как различия и колебания в размерах естественного прироста населения в разных условиях и районах страны, так и явление «старения» жилых районов, изменение количества лет обязательного обучения и его программы показали необходимость значительно большей эластичности в планировании сети школ и адаптации самих школьных сооружений к изменяющимся условиям. Это говорит также о необходимости их укрупнения и поисков других критериев определения величины основных жилых единиц.
 
 
Рис. 6. Микрорайон Раковец в Варшаве. Авторы 3. Хансен, О. Хансен, 3. Малицкий, М. Шимановский, 1960 г. В центральной части квартала (вдали от магистрали) комплекс жилой застройки Раковец, построенный в 1932 г. X. и С. Сыркусами
Рис. 6. Микрорайон Раковец в Варшаве. Авторы 3. Хансен, О. Хансен, 3. Малицкий, М. Шимановский, 1960 г. В центральной части квартала (вдали от магистрали) комплекс жилой застройки Раковец, построенный в 1932 г. X. и С. Сыркусами
 
 
Применявшаяся до сих пор величина основных жилых единиц, определявшаяся их связью со школьной сетью, оказалась слишком жесткой. Сейчас начинает подвергаться критике принцип размещения начальных школ, разбросанных в отдельных структурных единицах. Этому принципу противопоставляется идея размещения детских учреждений и школ вблизи межрайонных спортивных сооружений и зон отдыха таким образом, чтобы жители микрорайонов могли совместно пользоваться этими территориями и специальными сооружениями (например, плавательными бассейнами, лабораториями, кабинетами для изучения иностранных языков, столовыми и межшкольными клубами, универсальными залами для собраний и развлечений молодежи).
 
 
Рис. 7. Комплекс Сады Жолиборске в Варшаве. Проект X. Скибневского, 1959 г.
Рис. 7. Комплекс Сады Жолиборске в Варшаве. Проект X. Скибневского, 1959 г.
 
 
Это подтверждают наблюдения над уже построенными районами. Большие жилые комплексы, в которых школы расположены не внутри отдельных микрорайонов, а сконцентрированы вблизи зеленых массивов и спортивных сооружений, оказались более эластичными и податливыми к программным изменениям, связанным с демографическими и функциональными требованиями.
 
Подобные же явления наблюдаются в сети учреждений обслуживания, торговли и снабжения. Многоступенчатая система влечет за собой необходимость дробления учреждений обслуживания и многоступенчатость их организации, а также заставляет жителя пользоваться определенным учреждением, что ограничивает возможность свободного выбора.
 
Повсеместно ощущаемый ныне недостаток «чувства города», точнее говоря «центра города», обусловленный как недостаточным количеством учреждений обслуживания, так и их разбросанностью, порождает стремление к созданию различных центров обслуживания, четко выделенных пространственно. Все сильнее проявляется тенденция создавать концентрированные, многофункциональные центры обслуживания открытой формы, элементы которых взаимно связаны и могут быть различным образом приспособлены к изменяющимся потребностям. В результате они позволяют лучше использовать территорию, транспортную сеть и организовать снабжение. При таком принципе только учреждения обслуживания так называемой первой необходимости должны остаться в непосредственной близости от квартир потребителей или должны быть заменены хорошо организованной системой обслуживания на дому по принципу абонемента (молоко, хлебные изделия) или заказов по телефону.
 
* * *
 
Индустриализация и связанная с ней концентрация мест приложения труда и отдаление их от места жительства, изменения в профессиональной структуре общества, распространение среднего и высшего образования, культуры, спорта, туризма и других форм отдыха привели к росту «подвижности» общества. Процесс этот и впредь будет развиваться.
 
Планируемое в ближайшем будущем постепенное увеличение свободного времени у населения несомненно приведет к дальнейшему росту движения между местом жительства и местом отдыха.
 
Растущая подвижность общества, особенно работоспособного населения, ослабляет тенденцию к завязыванию соседских связей. Более привлекательны становятся контакты с группами людей, имеющих общие профессиональные или культурные интересы. Местом завязывания их становятся центры культурного обслуживания и общения высшей ступени или места приложения труда. Соседские связи, если они имеют место, завязываются среди групп менее «подвижных», т. е. прежде всего среди детей и школьников, домохозяек или пенсионеров.
 
В результате этих изменений с каждым годом все острее становится проблема транспорта и растет ее влияние на формирование плана города и его структурных элементов.
 
Главным преимуществом жизни в большом городе является право выбора занятий и форм обслуживания, право на свободу завязывания контактов с другими людьми. Этим правом в некоторой степени пренебрегают иерархические структуры районов и микрорайонов. Поэтому наряду с тенденцией к концентрации обслуживания появляется стремление к лучшей организации транспортной сети, обеспечивающей быструю связь с центром города и местами отдыха.
 
Транспортная проблема связана с величиной города и степенью его урбанизации. Она имеет наибольшее значение в крупных и малых городах, входящих в состав агломераций. В средних и малых обособленных городах с менее эффективными средствами общественного транспорта (автобус, трамвай) она значительно меньше. Поэтому разнообразие моделей жилых единиц и форм застройки в городах может быть гораздо большим, чем это было до сих пор, в зависимости от принятой системы общественного транспорта.
 
Вредное воздействие транспортных магистралей на жизненную среду требует создания широких изолирующих полос, что в сочетании с принципом организации движения без пересечений и разделения различных его видов ведет к четкому выделению структурных элементов города, особенно большого. Транспортные узлы, в частности остановки общественного транспорта, становятся естественными местами концентрации учреждений обслуживания. Все известные «перспективные» решения предполагают, что движение между местом жительства и местом приложения труда и центром будет осуществляться с помощью массовых средств транспорта.
 
По мере роста моторизации, в том числе индивидуальной, увеличивается ее отрицательное влияние на окружающую среду и угроза безопасности жизни пешеходов. Нужно сказать, что проблема разделения транспортного и пешеходного движения является весьма актуальной. В настоящее время все чаще возникает необходимость разделять движение не только по горизонтали, но и по вертикали. Пересечения в нескольких уровнях, эстакады и подземные переходы для пешеходов становятся привычным элементом пейзажа польского города.
 
Обострились и проблемы, связанные с транспортным движением на территории жилого района: резко растет потребность в автостоянках, в гаражах, станциях обслуживания и т. п. До недавнего времени они решались путем уширения проезжей части улицы для стоянки машин и индивидуальных гаражных боксов, за счет территории, предназначенной для зелени. Сеть улиц жилого района, предназначенная вначале для хозяйственных целей (подвоз мебели, вывоз мусора) или аварийного движения (скорая помощь, пожарная охрана), оказалась запруженной автомобилями личного пользования, постепенно превращаясь в автостоянки.
 
Уже при нынешнем уровне моторизации и нормативных планировочных показателях в рамках жилого района невозможно разрешить конфликт: автостоянка или зелень. Неизбежен переход к строительству больших, многоэтажных гаражей на территориях, специально отведенных для этой цели. Только таким образом можно организовать и надлежащее техническое обслуживание.
 
Среди проектов города будущего распространены две противоположные тенденции. Одна в принципе исключает транспортное движение на территории жилого массива, ограничивая его только хозяйственными нуждами; гаражи и автостоянки располагаются на периферии микрорайона. Другая предусматривает доведение транспорта до дверей жилого дома. В этом случае его нижние этажи не предназначаются для квартир — в них размещается техническое или хозяйственное оборудование или они служат в качестве сквозных переходов. Приближение автомобиля к квартире увеличивает его вредное воздействие на человека. В непосредственной близости от квартир появляется зона загрязнения воздуха выхлопными газами, источник шума, зелень плохо переносит выхлопные газы и плохо растет вблизи домов. Возникает необходимость перенести детские игровые площадки на зеленые территории. Использование нижних этажей жилых домов для учреждений обслуживания в этом случае тоже ограничено.
 
 
Рис. 8. Фрагмент застройки комплекса Сады Жолиборске в Варшаве. Фото Э. Ухымяка (ЦФА)
Рис. 8. Фрагмент застройки комплекса Сады Жолиборске в Варшаве. Фото Э. Ухымяка (ЦФА)
 
 
Количественные и качественные изменения в системах коммуникации и транспорта послужат толчком для возникновения новых проблем, среди которых на первый план выдвигается многоступенчатое зонирование транспортной сети и все большее ее разделение как по горизонтали, так и по вертикали, возрастающая роль пешеходных трасс как основного средства связи остановки общественного транспорта с учреждениями обслуживания, местами отдыха и жильем, роль остановки общественного транспорта как фактора, влияющего на естественную концентрацию услуг. В связи с этим растет значение времени проезда и подхода к месту остановки общественного транспорта, а также расширяется роль радиуса обслуживания или расстояния как определителя величины структурных единиц. В проектах, основанных на этом принципе, принимают время подхода 7—10 мин, что соответствует расстоянию 700 м. При многоэтажной застройке время подхода должно включать время, затраченное на проезд лифтом. В результате, учитывая нынешнюю интенсивность использования площадей, жилой комплекс, построенный по такому принципу, включает 20—40 тыс. жителей.
 
 
Рис. 9. Квартал Затрасье. Проект Я. Новицкого
Рис. 9. Квартал Затрасье. Проект Я. Новицкого
 
 
В 1963—1967 гг. стремление к возможно более быстрому удовлетворению наиболее неотложных жилищных нужд, ликвидации квартир в «нежилых» помещениях, перенаселенных и т. п. привело к необходимости принятия более жестких нормативов расселения и ряда распоряжений, касающихся оборудования квартир и зданий. Отсюда — временное уменьшение в Польше средней величины квартиры и рост потребности в малых квартирах, особенно для двух-трех человек. Наиболее выгодной с экономической точки зрения считалась застройка 5- и 11-этажная, которая была рекомендована к повсеместному распространению. Таким образом, возникли определенные типы зданий. Они характеризуются большой шириной, позволяющей более интенсивно использовать территорию, сократить сеть коммуникаций, уменьшить потери тепла и площадь наружных стен, а также максимально использовать лестницы, лифты и сантехнические стояки. Повсеместно строились 5-этажные здания, трехпролетные, с внутренней лестничной клеткой, освещающейся фонарем верхнего света на крыше, а также 11-этажные дома коридорного типа. Освещение в квартирах, как правило, одностороннее, а кухни зачастую не имели окон. Ориентированы эти дома так, чтобы окна квартир выходили только на восток или на запад. Для достижения необходимой интенсивности использования территории в планах микрорайонов, проектировавшихся и строившихся в 60-е годы, преобладает строчная застройка с ориентацией домов на восток и запад. При такой застройке трудно было надлежащим образом выделять площади, предназначенные для учреждений обслуживания и рекреации, трудно было и создавать более индивидуализированные пространственные системы.
 
 
Рис. 10. Микрорайон кооперативных домов Дембники в Кракове. Проект В. Ценцкевича
Рис. 10. Микрорайон кооперативных домов Дембники в Кракове. Проект В. Ценцкевича
 
 
 
Одновременно с введением строгого режима экономии с целью быстрейшего решения жилищной проблемы было решено увеличить долю участия собственных средств населения в жилищном строительстве путем возможно более быстрого развития кооперативного строительства. Планировалось, что в ближайшем будущем оно будет составлять 70% жилищного строительства в городе. В соответствии с положениями этой новой жилищной политики доля строительства на государственные средства будет постепенно уменьшаться и должна будет служить только для обеспечения жильем той части населения, которая имеет наиболее низкие заработки.
 
 
Рис. 11. Жилой район Беляны в Варшаве
Рис. 11. Жилой район Беляны в Варшаве
 
 
 
Включение средств населения изменило источники финансирования жилищного строительства и одновременно увеличило требования, предъявляемые к функциональному решению квартир, уровню их оборудования и отделки. Вместо прежнего анонимного кандидата на квартиру, получавшего ее от государства бесплатно и поэтому практически лишенного возможности выбора и влияния на планировку квартиры и уровень ее оборудования, появляется кандидат — член кооператива, который, внося свой финансовый вклад, частичный или полный, предъявляет определенные требования к качеству отделки и хочет иметь право выбора.
 
 
Рис. 12. Комплекс Слодовец в Белянах. Авторы М. и К. Пехотка, 1965 г.
Рис. 12. Комплекс Слодовец в Белянах. Авторы М. и К. Пехотка, 1965 г.
 
 
Эти требования, достаточно жизненные, были исследованы кооперативными организациями и научными институтами путем проведения анкетирования среди населения и стали основой для предложенного в 1968 г. дополнения к «Техническому нормативу проектирования квартир и жилых домов». Они явились также отправной точкой для принятия мер в связи с подготовкой технической базы жилищного строительства на 1970—1985 гг. Одновременно путем улучшения проектных и строительных работ происходит отбор лучших в эксплуатации решений и повышается качество оборудования.
 
В больших городах, особенно в Варшаве, где требования к интенсивности использования территорий с высокой степенью оснащения инженерными коммуникациями особенно велики, необходимо было разрешение многоэтажного строительства (11 этажей и выше). Поэтому в больших городах в 1965—1968 гг. доля так называемой многоэтажной застройки (11 этажей) выросла с 30 до 60%.
 
 
Рис. 13. Фрагмент микрорайона Беляны II. Авторы М. и К. Пехотка. Фото X. Гженды (ЦФА)
Рис. 13. Фрагмент микрорайона Беляны II. Авторы М. и К. Пехотка. Фото X. Гженды (ЦФА)
 
 
При этом наблюдается тенденция ко все большей концентрации жилой застройки домами большой кубатуры, имеющих длину до нескольких сот метров, и так называемых «суперединиц», т. е. домов, предназначенных для 1000—2000 жителей и имеющих основные учреждения каждодневного обслуживания. У истоков этой тенденции лежит стремление к разрешению противоречия между желанием достичь большей интенсивности использования территории и оптимальной организации строительства и возможностью сохранения необходимых территорий, предназначенных для зелени и отдыха, и в то же время желанием создать выразительную градостроительную систему. Под названием «суперединица» понимается очень большой жилой дом, включающий детские учреждения (обычно детские сады и детские клубы) и основные учреждения обслуживания (магазины так называемой первой необходимости, ремесленные мастерские, конторы, прачечные и т. п.). Однако большинство этих учреждений носит «открытый» характер, и в своей организационно-социальной концепции имеет немного общего с «домом-коммуной». Все чаще на территориях больших городов, особенно их центров, появляются здания высотой 16—24 этажа (центр Варшавы, Катовиц).
 
 
Рис. 14. Микрорайон им. Словацкого Люблинского жилищного кооператива. Авторы О. и 3. Хансены, 1958 г.
Рис. 14. Микрорайон им. Словацкого Люблинского жилищного кооператива. Авторы О. и 3. Хансены, 1958 г.
 
 
По-видимому, упомянутые тенденции в ближайшие годы будут удерживаться при формировании застройки больших и средних городов. При этом нужно предположить, что планируемое на ближайшие годы развитие кооперативного строительства в малых городах, в которых до сих пор строительство многоквартирных домов было сравнительно невелико, приведет к необходимости разработки новых форм и систем застройки. Ожидается также развитие строительства домов для односемейных, где интенсивнее используется территория. Вести это строительство будут специализированные предприятия с применением сборных элементов заводского изготовления.
 
 
Рис. 15. Микрорайон Приморье в Гданьске. Проект планировки. Авторы Т. Ружаньский, Я. Хмель, 1959 г.
Рис. 15. Микрорайон Приморье в Гданьске. Проект планировки. Авторы Т. Ружаньский, Я. Хмель, 1959 г.
 
 
Отметим, что сейчас жилые 1—2-этажные дома строятся только одноквартирными отдельно стоящими, двухквартирными или в системе блочной застройки; сплошная малоэтажная застройка нового типа встречается редко, и в настоящее время готовых организованных форм такого строительства нет.
 
 
Рис. 16. Жилой комплекс Саксонская Ось в центре Варшавы. Авторы Я. Чиж, Я. Фурман, Я. Скопиньский, 1961 г.
Рис. 16. Жилой комплекс Саксонская Ось в центре Варшавы. Авторы Я. Чиж, Я. Фурман, Я. Скопиньский, 1961 г.
 
 
В экспериментальных работах, ставящих своей целью поиск форм застройки на ближайшие 20 лет, многие авторы придерживаются различных, зачастую противоположных взглядов; их предложения, касающиеся форм жилой застройки, весьма разнообразны.
 
Разница в основном состоит в различной степени «приближения к будущему» этих предложений. Среди них встречаются проекты, использующие возможности современной техники, только слегка улучшенной и модернизированной, и предложения, граничащие с научной фантастикой, превышающей технические возможности ближайших 15 лет. Несмотря на это, почти все они имеют некоторые общие черты. К ним относится почти полный отказ от застройки домами средней этажности, т. е. от пяти до десяти этажей — для города любой величины; предпочтение отдается низкой застройке (1—2 этажа) с высокой плотностью в блокированных или сплошных, ковровых системах, а также высотной — в 16 и более этажей. Малоэтажная застройка предназначается чаще всего для многодетных семей, особенно в малых городах (дома имеют приусадебные участки), или как дома полупансионного типа для престарелых. Трех-четырехэтажная застройка встречается в проектах, предназначенных для малых городов.
 
Основные поиски направлены на развитие многоэтажной застройки будущего. В этой группе больше всего новых предложений, но значительна также доля и ныне повсеместно распространенных систем, т. е. коридорных и замкнутых, башенных. Поиски касаются в основном таких систем, которые, сохраняя их достоинства (вентиляцию квартиры), позволяли бы лучше использовать площадь, занятую коммуникациями, особенно оборудованием вертикальных коммуникаций. Отсюда — возникновение комбинированных секционно-коридорных систем, или систем «duplex» с квартирами в двух уровнях и коридорами через один или два этажа (как в доме Ле Корбюзье в Марселе); системы ячеек, подвешенных на башенных стержнях в точечных, цепных или мостовых системах.
 
 
Рис. 17. Фрагмент квартала жилого комплекса Саксонская Ось с памятником Юлиану Мархлевскому. Фото ЦФА
Рис. 17. Фрагмент квартала жилого комплекса Саксонская Ось с памятником Юлиану Мархлевскому. Фото ЦФА
 
 
Общей тенденцией, которую нужно учитывать в дальнейших работах по многоэтажному строительству, является то, что обычно первые этажи зданий проектируются нежилыми или сквозными. Это объясняется как неудобством квартир, расположенных на первом этаже, в эксплуатации, так и желанием лучше организовать пешеходное движение, обеспечить микрорайону лучшую проветриваемость и т. п. Предлагаемая высота нижнего этажа различна и составляет от 6 до 15 м. Причем это пространство у всех авторов частично предназначается для учреждений обслуживания или квартир особых категорий.
 
Большинство авторов, занимающихся проблемой жилища и дома будущего, пытаются создать так называемую «открытую форму» здания — террасообразную, многозонную, свободно формирующуюся, образующую богатую скульптурную композицию и в то же время обеспечивающую квартирам хорошие условия инсоляции и вентиляции, сады на террасах и т. д.
 
Проблемы развития высотного строительства непосредственно связаны с уже начавшимся процессом профессиональной активизации женщин. Появляется необходимость изменений в системе и организации детских учреждений. На замкнутом дворе, окруженном со всех сторон 4—5-этажными домами, ребенок мог бы играть сам под окнами квартиры, откуда мать спокойно наблюдала бы за ним. При строительстве высотных домов и отсутствии двора как безопасной для детей площадки, вследствие необходимости введения транспортного движения вблизи дома, хотя бы для его технического обслуживания, появляется проблема организации учреждений для всех детей на специально выделенных территориях, причем не только для детей дошкольного, но и младшего школьного возраста.
 
Подобным же преобразованиям должна будет подвергнуться система снабжения (продуктами питания); необходимо будет организовать доставку продуктов на дом или в специальные помещения, расположенные в непосредственной близости от квартиры.
 
Все эти проблемы требуют решения. Тут может помочь применение различных технических приспособлений, а также отыскание наилучшего решения системы внутренних коммуникаций в доме. Сейчас в проектах домов будущего почти нет убедительных предложений в этой области.
 
* * *
 
С момента окончания второй мировой войны началось и длится по сей день восстановление и развитие современной отечественной промышленности. Как методы производства — механизация и автоматизация, так и забота о развитии надлежащего уровня социального обслуживания привели к тому, что условия труда в промышленности (даже в горнодобывающей и металлургической) стали лучше, чем в строительстве. Это явилось причиной ухода многих рабочих со строительных площадок. Недостаток рабочих рук стал одной из основных причин, препятствующих правильному качественному и количественному развитию жилищного строительства. Большое значение приобрело уменьшение трудоемкости работ на строительной площадке и перенесение производственных процессов на промышленное предприятие. Количественные и качественные требования, предъявляемые к жилищному строительству, ведут к необходимости его дальнейшей индустриализации и внедрению сборных строительных элементов, а также механизации строительных процессов, выполнявшихся до сих пор ремесленным методом, т. е. отделочных, санитарно-технических и электротехнических работ.
 
В 1970—1985 гг. планируются два направления развития строительства из сборных крупноразмерных элементов с высокой степенью их отделки и автоматизированными методами производства. Одним из них будет строительство на территории Польши домостроительных комбинатов, т. е. промышленных предприятий, производящих серии типовых жилых домов с определенными функциональными схемами и архитектурой.
 
Другим главным направлением развития жилищного строительства на 1970—1985 гг. должна быть так называемая открытая система В-70,¹ избранная в результате многоступенчатого конкурса. Основным принципом этой системы является разрешение противоречий между стабилизацией условий промышленного производства элементов и изменчивостью требований к их форме, предъявляемых ввиду изменения со временем эксплуатационных или эстетических критериев. Следовательно, существует, с одной стороны, необходимость максимальной типизации производства, транспорта и монтажа, а также отделочных работ, а с другой, — требование максимальной эластичности при формировании массива здания, его архитектурной формы, функциональной схемы, величины и планировки квартир и их элементов, а также возможности приспособления к разнообразным градостроительным условиям, оборудованию зданий, материальной базе и т. п.
____________
¹ Сокращенное название системы «Варшавская типизация 1970», разработанной коллективом под руководством авторов данной статьи.
 
Разрешение этого противоречия стало возможно путем типизации форм, транспортного и монтажного оборудования, а также конструктивных узлов и соединений. С этой целью была внедрена трехступенчатая система типизации: в систему центральной типизации входят элементы наиболее функционально и архитектурно объективные, т. е. применяющиеся на территории всей страны; в систему региональной типизации — элементы или их варианты, решения которых обусловлены спецификой материальной базы или характерными для района эксплуатационными требованиями (например, используемые стеновые материалы, уровень санитарно-технического оборудования домов); наконец, в систему местной типизации входят комплекты элементов, используемых при выполнении определенного задания (микрорайон, комплекс зданий).
 
Центральная типизация будет обязательна для всех предприятий, производящих элементы системы; региональная типизация касается предприятий, кооперирующихся друг с другом, продукцией которых пользуется определенный район; местная типизация будет результатом согласования ассортимента между проектировщиком и предприятием строительной индустрии.
 
В открытой системе не предусмотрены ни центральная типизация квартир, секций и зданий, ни создание так называемых региональных комплектов проектов. Наиболее правильным считается местная типизация, т. е. повторяемость квартир, секций или зданий при строительстве определенного жилого комплекса. Этот вид типизации прошел испытания в ряде построенных недавно микрорайонов. Он обеспечивает архитектурное единство комплекса, позволяя в то же время создать ряд черт, отличающих его от других жилых массивов. Кроме того, непосредственный исполнитель получает ряд организационных преимуществ благодаря многократному повторению одних и тех же операций.
 
Предлагаемая открытая система позволит также получить при ограниченном ассортименте элементов различные по величине, функциональной схеме и планировке квартиры и здания. Это даст некоторую свободу на стадии проектирования, однако не позволит вносить принципиальные изменения в планировку квартир или зданий во время их эксплуатации.
 
Возможность различного деления площади квартиры постоянными или передвижными перегородками, расположенными по-разному (в соответствии с желаниями потребителей), появляется только по превышении определенного минимума площади, предоставляемой в распоряжение жильцов. Эту возможность предполагает открытая система В-70 жилищного строительства из крупноразмерных элементов как на этапе проектирования, так и в эксплуатации. Такая степень эластичности предполагает неизменность конструктивной системы и расположения сантехнических стояков, но позволяет в определенной степени соединять некоторые помещения друг с другом (например, для различного использования квартиры днем и ночью).
 
Следующим этапом эластичности систем было бы обеспечение возможности замены некоторых элементов оборудования, прежде всего санитарно-технического, в зависимости от потребностей, даже во время эксплуатации. Санитарно-техническое оборудование подвергается «моральному» износу гораздо быстрее, чем конструкция здания.
 
Другие проектные предложения относятся к формированию жилого дома из объемных элементов, произвольно располагаемых и изменяемых во времени и пространстве таким образом, чтобы могла меняться не только планировка квартиры, но и ее площадь. Они обеспечивают свободу при формировании «оболочки» здания, возможность разрастания и видоизменения со временем его объемно-пространственного решения. Эти предложения выдвинуты в некоторых наиболее радикальных экспериментальных работах, содержащих гипотезы развития на 1985—1995 гг., и их выполнение потребовало бы иной материальной базы, чем та, которая запланирована на перспективный период (до 1985 г.).
 
Главными общими чертами всех этих поисков являются: стремление к разрешению противоречия между ограниченностью пространства квартиры и стремлением к оптической и акустической изоляции ее жильцов и, что с этим связано, между объединением помещений и в то же время делением их в соответствии с различными функциями отдельных элементов квартир, а также стремлением придать каждой квартире индивидуальные черты при сохранении стандартизации составных элементов.
 
 
Рис. 18. Непрерывная линейная система (1968—1969 гг.). Разработана коллективом под руководством О. Хансена I — принцип размещения НЛС на территории страны; II — полоса расселения; III — фрагмент полосы расселения: волнистые внешние линии — собственно жилая застройка; между ними — полоса учреждений обслуживания, расположенных вдоль транспортной магистрали
Рис. 18. Непрерывная линейная система (1968—1969 гг.). Разработана коллективом под руководством О. Хансена
I — принцип размещения НЛС на территории страны; II — полоса расселения; III — фрагмент полосы расселения: волнистые внешние линии — собственно жилая застройка; между ними — полоса учреждений обслуживания, расположенных вдоль транспортной магистрали
 
 
* * *
 
Подводя итог вышесказанному, можно попытаться определить характерные тенденции развития, проявляющиеся в польском жилищном строительстве.
 
Несомненно, что в период до 1975 г. еще будут проявляться количественные и качественные недостатки жилищного строительства. Поэтому главной задачей является создание соответствующей технической базы, которая позволила бы преодолеть количественный барьер; только после этого возможно более эластичное формирование квартиры, здания, да и самой формы микрорайона. Новая социально-экономическая политика, проводимая в Польше с начала 1971 г., поставила как одну из первых задач решительное увеличение объема жилищного строительства. Что касается его технических и пространственных методов, то период текущей пятилетки, а может быть и следующей, пройдет под знаком развития «открытых систем» производства готовых строительных элементов для жилищного строительства, которое и впредь будет вестись в форме жилых комплексов, и с несколько модифицированной программой и планировкой.
 
 
Рис. 19. Структурная градостроительная единица. Автор С. Кожиньский, 1965 г. 40 тыс. жителей размещаются в четырех микрорайонах по 10 тыс. в каждом, прилегающих к центру обслуживания. Вдоль центральной оси по обеим сторонам центра и расположены невредные производства. Школы находятся во внешних поясах единицы
Рис. 19. Структурная градостроительная единица. Автор С. Кожиньский, 1965 г.
40 тыс. жителей размещаются в четырех микрорайонах по 10 тыс. в каждом, прилегающих к центру обслуживания. Вдоль центральной оси по обеим сторонам центра и расположены невредные производства. Школы находятся во внешних поясах единицы
 
 
Принцип трактовки систем расселения, в частности жилых комплексов как «целого, состоящего из иерархически сгруппированных структурных единиц», в настоящее время повсеместно применяется как для текущего строительства, так и при разработке перспективных планов польских городов и их агломераций. Однако в исследовательских и экспериментальных работах, посвященных поискам моделей формирования жилой застройки будущего, наряду с предложениями, придерживающимися вышеупомянутого принципа, появляются проекты, радикально порывающие с ним.
 
Более правильными представляются проекты, предлагающие применять принцип иерархии в системе расселения в виде урбанизированных полос и городов-регионов, в которых учитывается принцип деления на структурные единицы, но на несколько иных, чем сейчас, принципах иерархического построения. При этом уровень оборудования и технические критерии формирования застройки урбанизированных полос подвергнутся дальнейшей унификации.
 
В городах средней величины, а особенно в малых городах, урбанизационные процессы в гораздо большей степени, чем до сих пор, должны будут сочетаться с процессом реконструкции существующих систем.
 
По-видимому, в малых городах нецелесообразно выделять структурные жилые единицы, поскольку город такой величины является в целом одной структурной единицей.
 
Это обусловливает невозможность отделения проблематики жилища от всей функциональной и технической проблематики малого города. Наиболее многочисленную группу этой категории составляют малые города районного значения и центры обслуживания населения сельских районов. В этих городах основным градообразующим фактором являются учреждения административные и культурно-бытового обслуживания всего района. Они будут основным местом труда для жителей городка, в противоположность жилому микрорайону такой же величины в крупном городе, где центр обслуживания предназначен только для обслуживания жителей, а места труда расположены за пределами района.
 
В больших и средних городах и в дальнейшем будет, по-видимому, наблюдаться стремление к многоступенчатой, иерархической системе центров обслуживания и связанному с этим принципу формирования жилой застройки в комплексах, величина которых определяется радиусом обслуживания отдельных центров. Следовательно, главной проблемой будет не столько сам принцип деления на единицы, сколько величина элементарной единицы.
 
Как видно из ряда аналитических работ, в перспективный период следует ожидать наибольшего прироста населения в городах средней величины, определяемых как «быстроразвивающиеся города», поэтому нужно особое внимание уделять правильности хода процесса урбанизации в этих городах.
 
При этом могут выявиться два варианта развития города:
 
длительное развитие — население растет постепенно, в течение многих лет; строительство сравнительно невелико; возможна гармоничная увязка прироста новой застройки с одновременной модернизацией существующей;
 
прирост населения происходит внезапно (например, вследствие появления крупного промышленного предприятия — Плоцк, Пулавы и т. п.); появляется крупная стройка, которую нужно закончить в небольшой срок; критерии темпа развития города будут определять и величину структурных единиц, которые возникнут на определенных его этапах.
 
В городе средней величины, чаще всего не имеющем достаточного количества учреждений обслуживания, проблема прироста населения (особенно быстрого, связанного с развитием промышленности) способствует возникновению определенных противоречий между городским населением и пришлым, а также приезжающим в город на работу. Их источником наряду с социальным происхождением является нарушение равновесия между развитием учреждений обслуживания и внезапным ростом потребности в них, а также своеобразная диспропорция между существующими и строящимися микрорайонами в уровне оборудования квартир и насыщения учреждениями обслуживания. При таком положении проблема объединения вновь построенного и старого комплексов особенно важна, а возникновение жилых комплексов на 8—15 тыс. жителей в городах с населением 40—80 тыс. как организмов, структурно замкнутых, не представляется обоснованным.
 
В то же время не подлежит сомнению необходимость обеспечения соответствия между основной величиной структурной единицы и величиной единовременной, этапной операции по капитальному строительству. Прирост фондов застройки города должен происходить организованно, так чтобы в каждой фазе строительства можно было получить определенные структурные единицы, комплексно-законченные, обеспеченные основными учреждениями обслуживания и всеми условиями для правильной их эксплуатации. С этой точки зрения величина элементарной единицы в средних и особенно в малых городах и количество ступеней ее дифференциации является не столько функцией величины города, сколько функцией темпа его роста и размеров капиталовложений.
 
Многоступенчатые «замкнутые» системы приемлемы только при одновременном строительстве целого жилого микрорайона. Следовательно, они могут применяться прежде всего в городах с быстрой динамикой развития. Под «замкнутой» системой при этом подразумевается такое решение, в котором степень взаимозависимости и связей между величиной, набором учреждений обслуживания, системой коммуникаций, схемой модели и формой застройки очень велика и слабо подается отклонениям.
 
Открытые системы основаны на создании таких принципов программирования и формирования моделей, которые позволили бы легко их приспособить к разнообразным местным условиям и любой программе как во времени, так и в пространстве, реализуя их поэтапно и обеспечивая максимальную эластичность.
 
На основе существующих в настоящее время тенденций можно сказать, что замкнутая модель уступит место открытой — принципу определения величины жилого комплекса в зависимости от местных потребностей и приспособления к ней программы учреждений обслуживания, а также объединения нескольких комплексов вокруг общего центра обслуживания.
 
Стремление к концентрации определяется как экономическими, так и социальными предпосылками. Укрупнение обслуживающих учреждений (особенно территорий) увеличивает степень их эластичности, облегчает смену способа их эксплуатации и позволяет с течением времени дифференцировать одинаковые функции, наконец, дает возможность реконструировать и расширять отдельные объекты. Оно увеличивает привлекательность центра обслуживания, способствует развитию общественных связей, объединяя группы населения с общими интересами.
 
Только поиск общих решений, обусловленных наиболее объективным анализом всех действенных факторов, моделей, которые найдут применение в различных условиях, достаточно эластичных и открытых, может дать плодотворные результаты.
 
 

17 января 2022, 18:45 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»