наверх
 
Удмуртская Республика

М. А. Крестов. Техника отделочной штукатурки. 1936

Painted stucco decoration, Stabian Baths, Pompeii
Painted stucco decoration, Stabian Baths, Pompeii. Photo: Matt Brisher, CC BY 2.0
 
 
 
Статья архитектора Михаила Александровича Крестова «Техника отделочных штукатурок» из сборника «Проблемы архитектуры : Сборник материалов : Том I, книга 1» (Москва : Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1936).
 
 
 

Техника отделочной штукатурки / Арх. М. А. Крестов // Проблемы архитектуры : Сборник материалов : Том I, книга 1. — Москва : Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1936. — С. 369—394.

 

ТЕХНИКА ОТДЕЛОЧНОЙ ШТУКАТУРКИ

Арх. М. А. Крестов

 
Штукатурные работы среди других методов отделки поверхностей зданий занимают, бесспорно, господствующее место. Картины современных и старых городов дают впечатление почти сплошного штукатурного оформления. Естественная фактура основного материала стен — кирпича, тесового или рваного камня — встречается лишь в виде вкраплений. Точно так же облицовка естественным камнем или керамикой производится самостоятельно (т. е. полным покрытием) в незначительном проценте, чаще всего в комбинации со штукатурными поверхностями. Исключение составляют немногие города, где обилие местного прочного естественного камня или кирпича хорошей фактуры, в соединении с благоприятными климатическими условиями, дает возможность построить оформление города на камне. Это преимущественно города районов, имеющих белый мергелистый кирпич, туфы, легко обрабатываемые известняки. Из архитектурных стилей, основанных на естественной фактуре кирпича — господствующего материала стены, можно отметить ветвь Ренессанса — ломбардскую архитектуру и отчасти московский «украшенный» стиль.
 
Таким образом, в прошлом и настоящем наблюдается чаще всего штукатурное оформление стен, реже — комбинация штукатурок с естественным камнем и керамикой и еще реже — полная облицовка естественным камнем или керамикой.
 
Основное преимущество штукатурок перед другими видами отделки — это ее гибкость по форме, доступность по материалам, возможность приспособить ее к местным условиям и требованиям защиты зданий от атмосферных влияний (от влаги, ветра, потери тепла или, наоборот, от притока его), удовлетворяя в то же время эстетическим требованиям в отделке. Облицовка мрамором и другими ценными каменными породами в связи с усовершенствованием методов обработки их уже в ближайшие годы может применяться шире, будучи перенесена от монументальных зданий к объектам массового строительства, но вследствие высокой стоимости она все же будет лишь комбинироваться со штукатуркой.
 
Остатки Пестумского храма (в Неаполитанском музее), где на известняке сохранилась штукатурка, точно так же, как штукатурки Помпей и Геркуланума и других итальянских памятников постройки Ренессанса, ряд памятников Киевской Руси, древнего Новгорода и Грузии, относящихся к XI, XII, XIII вв., свидетельствуют о долговечности штукатурок, равной, а иногда и большей, чем у облицовок. Помпейская штукатурная отделка не уступает мрамору, обладая в то же время более теплым тоном.
 
Строительство последних двух столетий, наряду с примерами плохого качества штукатурок, бесспорно разрушающихся, создало большое количество зданий, сохранявших свою штукатурку многие десятки лет. Следовательно, существуют факторы, могущие обеспечить достаточную долговечность этому дешевому виду отделки. Эти факторы — качество работы и условия эксплоатации.
 
Во внутренней отделке доминирующим является требование бесшовности, и все современные усовершенствования обшивок различными патентованными способами не имеют совершенного решения шва. Лишь пластические массы, с введением пластической же спайки швов, в достаточной степени могут заменить внутренние штукатурки из минеральных вяжущих и инертных.
 
Таким образом, штукатурки, при всей трудоемкой кустарности процесса, остаются главным отделочным видом работ и требуют к себе особого внимания, так как техника их выполнения ушла назад от блестящей техники мастеров древности, несмотря на наличие в наше время более богатой технической базы, развитие научной технологии и возможность мощного вооружения механизмами.
 
Громадное значение в распространенности штукатурок имеет применимость для нее местных материалов. Правильное использование качеств последних может дать высокие эффекты при оформлении зданий. Известь белая и серая, гипс, каустический доломит, магнезит, гажа, глина — все эти материалы пригодны для штукатурок, как вяжущие. Усиливают свойства штукатурок различные местные добавки: туфы, пемзы, котельные и доменные шлаки, глины, трепела, отходы химической промышленности вроде «сиштоффа», асбестовые отходы, очесы льна и шерсти. Своеобразные фактуры создают местные инертные: пески белые, цветные, простые, мраморы, туфы, известняки, доломиты, гравий, гранит, стекловидные шлаки и т. д. Местные земляные и искусственные краски издавна применялись мастерами стенной живописи и даже при ограниченной палитре фрески давали высокие красочные эффекты. Краски фресковой палитры могут с успехом итти в цветные отделочные штукатурки.
 
Это многообразие — основа доступности штукатурок. Лишь некоторые добавки могут завозиться для штукатурок, не снижая их доступности, так как при отделочном слое в 3—7 мм количество потребных добавок — цемента, цветного мрамора для высокосортных штукатурок — не превышает десятка килограммов на 1 м² стены. Например, для жилого дома в 10 тыс. м³ (25—30 квартир) требуется завоз не более 3—5 т «внешних» сортов добавок.
 
Штукатурная техника приспособляется почти к любому конструктивному разрешению здания: в камне, кирпиче, бетоне, дереве, к плоскости, сфере, к большому количеству изломов; к требованиям глади, рельефа и т. д. И вот эти ценные качества штукатурок — доступность, сравнительно низкая стоимость, распространенность — в последние десятилетия создали к ним отношение, как к последнему, самому низкому виду отделок. В то же время мы видим, что греки в архитектуре храмов покрывали штукатуркой свой достаточно фактурный камень — известняк. Римляне, имея много хорошего облицовочного камня, довели штукатурку до высокой степени совершенства. На памятниках Помпей и Геркуланума, а также и на надземных памятниках, сохранившихся в Италии, штукатурная техника не только служила техникой подготовки под роспись, но и давала самостоятельные решения штукатурных плоскостей. Мастера эпохи Возрождения уже не могли достигнуть качества римских штукатурок. Мастера древнего Киева, заимствовавшие искусство от Византии, и мастера Новгорода и Пскова хотя и очень внимательно относились к технике подготовки растворов, но в нанесении их на стены не достигли изящества и тонкости образцов помпейских штукатурок.
 
О штукатурках греков и римлян Парлянд говорит: «Остатки храма в Гимере (хранятся в Палермском музее), храмы Леды в Джирдженти и храм Посейдона в Пестуме показывают, что штукатурки греков до того мелкозернисты, плотны и белы, что похожи скорее на тонкую облицовку из белого мрамора. Сцепляясь весьма крепко с камнем и составляя с ним одно целое, штукатурка в то же время, приняв окраску, удерживает ее, как нельзя лучше, сохранив колера в их первобытной свежести».
 
Едва ли можно предположить, что эта мраморовидность образовалась веками, вследствие постепенной карбонизации извести. Обычно в штукатурках (и в древних тоже) процесс карбонизации никогда не охватывает более 50% гидрата извести. Только определенными условиями обработки можно достигнуть более полной карбонизации и плотности нанесенного раствора. Конечно, качеству штукатурок Южной Италии помогали вулканические пески (Витрувий, книга II, глава 5 и 6), но последние применяются в Италии и до сих пор; однако, по свидетельству комментатора Витрувия Гуевара, качество штукатурок нового времени гораздо ниже древних, что он объясняет пренебрежением к качеству обработки растворов.
 
По поводу развития штукатурок в древней Греции Парлянд говорит: «В общественных постройках штукатурки встречаются ранее IV в. До н. э. Нам известно, что греческие храмы, построенные не из мрамора, а из известняка (более древние), всегда покрывались снаружи штукатуркой». У Ганса Шмидта есть указание, что фресковая роспись появилась в Греции приблизительно за 14 веков до н. э. Следовательно, штукатурка на извести должна была войти в практику уже в ту эпоху.
 
Первые примеры применения штукатурки в частных домах в Греции должны быть отнесены (по Парлянду) к последней половине IV в. до н. э. А 100 лет спустя они уже встречаются во всех постройках в Афинах.
 
В Италии первые следы штукатурок замечаются в местах древнегреческих колоний, а именно на храме Посейдона в Пестуме, почти на всех храмах Сицилии, на греческом храме Помпей раннего периода, построенном на форуме.
 
«Штукатурка в Италии в ранние периоды не уступает греческой, но затем искусство выполнения ее падает. Прочности и крепости штукатурного раствора, наряду с другими условиями истории, мы обязаны сохранением благополучно дошедших до нас памятников» (Парлянд).
 
Если высокое качество технических приемов греков вытекает из опыта тысячелетий, то мы должны и можем этого достигнуть установлением научной технологии и правильных методов работы.
 
Бергер в своих исследованиях живописи сводит требования Витрувия (почти единственный литературный источник для изучения древней строительной техники) к штукатурке для отделки стены к следующему:
  • а) кроме первого грубого слоя штукатурки, нужно нанести еще три слоя из более тонкого известкового раствора и три слоя мраморной штукатурки в различных просевках, уменьшая крупность зерен от нижнего слоя к верхнему;
  • б) поверхность штукатурки следует шлифовать в сыром виде;
  • в) эта поверхность должна быть настолько блестящей, чтобы можно было видеть в ней свое изображение.
 
В первом требовании характерна многослойность, не применяющаяся в последние эпохи. Ганс Шмидт утверждает, что многослойная штукатурка не выполняется из-за трудоемкости, т. е. из-за высокой ее стоимости.
 
Во втором требовании шлифовка и получение блестящей поверхности говорят о сильном уплотнении верхнего, нанесенного на стену раствора. У Кноллера (XVIII в.) есть упоминание о необходимости сильно уплотнять штукатурку. Ганс Шмидт приводит типы специальных вальков греческих мастеров для уколачивания сырой штукатурки. По его словам, в Тироле применялось накатывание бутылками для достижения плотности штукатурного грунта.
 
Требования Ренессанса ниже античных, они сводились к следующему:
  • а) нанесение одного грубого слоя (нижнего);
  • б) общее число слоев, как и в современной технике, два-три;
  • в) требование гладкой и блестящей поверхности отпало, так как мастера Ренессанса предпочитали писать по шероховатой поверхности;
  • г) вместо мраморной муки в intonaco (верхний слой) примешивается песок.
 
В древнерусской технике, заимствованной в начальный период от Византии, применяется гладкая (нешлифованная) поверхность, но слой штукатурки довольно рыхлый в изломе.
 
Многочисленные образцы греко-римских штукатурок сохранились в течение 2000 лет. Штукатурки в памятниках Киева, Новгорода и Пскова имеют давность 700—900 лет; в памятниках эпохи Возрождения — 500—600 лет.
 
Нужно ли добиваться высокой плотности греко-римского мастерства? Плотность, при отсутствии трещин, безусловно, предохраняет от основного врага штукатурок в нашем климате — выветривания. Возможно, что ценные свойства античных штукатурок зависят от упоминаемой Витрувием многослойности и способа обработки — особой уплотненности верхнего слоя. Указание немецкого исследователя Ганса Шмидта, что усвоение античных способов для нас нерентабельно, вполне правильно при ручном способе, так как многослойность увеличивает трудоемкость. Однако при машинной технике нанесения штукатурки как раз неизбежна многослойность. В то же время штукатурные машины при большой производительности дают большую силу наброса и хорошее уплотнение.
 
Особая забота древних мастеров и художников о качестве вяжущих и тщательность приготовления растворов должны быть нами восприняты и осуществлены методами индустриализации, вполне для нас доступными.
 
Ссылаясь на искусство и технику древних времен, мы вовсе не думаем, что не нужно искать примеров в более близкие времена. Но мы знаем, что в еще недавнюю эпоху производственно-экономические отношения привели к засорению техники штукатурки нездоровыми увлечениями цементом, к злоупотреблению гипсом в стремлении скорейшей сдачи подряда и т. д. Поэтому классические приемы работы заслуживают внимания и изучения.
 
Нужно заметить еще, что долговечность штукатурок древних памятников не обусловливается какими-либо более благоприятными условиями для сохранения зданий. Если стены Помпей сохранились под землей (где известь также могла растворяться), то целый ряд надземных памятников Италии одновременно сохранялся под жестокими порывами сирокко. Сирокко, по словам Кноллера, разрушило много фресок эпохи Возрождения. История киевских памятников далека от мирного жития. Псковские памятники часто подвергались действию весенних разливов. Памятники Грузии X—XI вв. также выдержали немало ударов от людей и природы.
 
Задымленность современных городов с наличием в воздухе углекислоты, сернистых и других газов, с блуждающими в конструкции электрическими токами, с одновременным физическим воздействием всевозможных вибраций — изменили условия эксплоатации отделочных конструкций в сравнении со старыми временами в худшую сторону. Это мы должны учитывать, выбирая те или иные материалы, разрабатывая составы и их технологию. Но в то же время прогресс современной техники дает нам в руки методы борьбы с коррозией в виде всевозможных защитных средств, основанных на развитии физики и химии. В недалеком будущем у нас, безусловно, будут применены радикальные методы борьбы с загрязнением воздуха городов. Поэтому мы должны переконструировать наши облезлые фасады таким образом, чтобы они допускали освежение простыми средствами на базе коммунальной индустрии, при помощи пылесосов, пескоструек, водоструйных аппаратов и штукатурных машин.
 
В настоящее время нам уже доступны методы защиты штукатурок подбором достаточно стойких составов их растворов, отказом от окраски фасадов и переходом на цветные составы с возможностью обновления загрязненных слоев физической очисткой; наконец, для новых зданий применяются методы конструктивной защиты.
 
Выбор вяжущего оказывает существенное влияние на свойства и качества штукатурной отделки. Мы должны пересмотреть наши основные вяжущие вещества и дать им определенное место в отделочных работах. До половины XIX в. в практике отделки господствовала известь. Гипс по древности применения может спорить с известью, так как, например в Египте, он пользовался предпочтением. Но в Греции, с внедрением фресковой техники, примерно с XII в. до н. э., гипс в штукатурках почти не употреблялся. В античной технике Греции и Рима он применялся под названием «штукатурного меда» лишь для рельефных отделок. (Примечания Поццо к комментариям Витрувия Гуевары).
 
Довольно широко применялся гипс в строительстве Средней Азии. Применение гипса в странах поливных культур, при незначительном количестве атмосферных осадков, вполне оправдывается отсутствием влияния этих атмосферных осадков на отделку. Глина также применялась в отделках, но во второстепенных постройках, так как вследствие своих свойств не могла занять какое-либо место среди более квалифицированных вяжущих.
 
Портланд-цемент, как вяжущее в наружных штукатурках городских зданий, завоевал сейчас первенствующее место. Он получил распространение во второй половине XIX столетия. Но в чистом виде в цементно-песчаных растворах он не мог привиться в штукатурках вследствие недостаточной своей пластичности и чаще употребляется в смеси с известью, в смешанных растворах.
 
Впервые применение известково-цементных растворов отмечено в 1887 г. В начале XX в. в Петербурге настойчиво пропагандировалось применение портланд-цемента в строительных растворах для кладки и штукатурки. Основными преимуществами цементных растворов считались уменьшение количества влаги в стенах, лучшая пористость составов, содействующая более быстрому высыханию зданий и скорейшему их заселению, большая прочность составов и т. д. Эта пропаганда поддерживалась владельцами заводов нарождавшейся цементной промышленности, заинтересованных в усилении сбыта продукции своих молодых предприятий. Уже тогда утверждение о целом ряде преимуществ портланд-цемента в каменной кладке и штукатурках было отвергнуто (Комиссия Русского технического общества, исследование Илькевича). Но все же увлечение портланд-цементом в штукатурках было и осталось. Результатом увлечения портланд-цементными штукатурками является в крупных городах СССР большое количество мрачных серых фасадов общественных и жилых зданий, заполнивших главные улицы этих городов в период строительного подъема первых 15 лет нашего столетия. Это увлечение отразилось и в нашем советском строительстве.
 
Проницаемость штукатурок зависит не столько от сорта вяжущего, сколько от свойств и подбора инертных. Пористость меньше всего в тех сыпучих материалах, в которых содержится больше мелких частиц. Проницаемость песчаных растворов для воздуха тем меньше, чем больше в песок входит зерен самой фракции. Цементно-известковый отвердевший и высохший раствор дает в одних и тех же условиях тем бо́льшую проницаемость для воздуха, чем мельче взят песок. Проницаемость для воздуха цементно-известковых растворов зависит от комбинаций песков различных крупностей.
 
Проницаемость увеличивается с увеличением доли песка в растворе. С течением времени проницаемость известковых и цементно-известковых растворов становится большей. Обыкновенный строительный известковый раствор 1 : 3 обладает большей проницаемостью для воздуха, чем портланд-цементные растворы, применяемые в строительстве. По быстроте высыхания обыкновенный строительный известковый раствор отвечает цементно-известковому составу 1 : 1 : 12.
 
Цементно-известковый раствор связывает при твердении больше воды, чем известковый, но все же при просыхании должен выделить в воздух от 80 до 95% воды, употребленной для затворения. Таким образом, цементные штукатурки перед обычными воздушными штукатурками особых преимуществ не имеют.
 
Механическая прочность цементных растворов в сравнении с известковыми и гипсовыми бесспорна, но в штукатурках нужны не столько механическая прочность, сколько пластичность, сцепление, величина усадки и т. д. Нельзя применять ко всем штукатуркам перенесенные из теории бетона физико-химические показатели; нужно найти другие, свойственные тонкослойным структурам, находящимся в условиях воздушного твердения. Как раз гидравлические растворы находятся в штукатурках в ненормальных и капризных условиях твердения. Мы знаем, что цементные штукатурки чаще подвержены растрескиванию, чем известковые или цементно-известковые с преобладанием извести. Для штукатурок нужны свои самостоятельные показатели стойкости.
 
В случае требования большей непроницаемости, чтобы лучше предохранить поверхность здания от выветривания или в иных случаях защитить помещение от излишней вентиляции, например в зданиях из сильно пористых известняков в местностях с господствующими резкими ветрами, наружная штукатурка должна наноситься на вполне высохшие стены и только после выполнения внутренней штукатурки. Из цементных составов в условиях воздушного твердения трудно получить уплотненные поверхности. Мелкие волосные трещины в сильно уплотненных цементных растворах создают благоприятные условия для выветривания. В этом случае предпочтительны более пластичные составы с преобладанием извести перед цементом или на одной извести, с тщательным подбором инертных. Появление усадочных трещин в плотных растворах можно объяснить как неравномерностью усадки, так и разными температурными расширениями в различных слоях штукатурки и на поверхности основной конструкции. Вспомним требование Витрувия многослойности и постепенного изменения крупности инертного. Остаток этих требований в нашей практике — нанесение обрызга из грубого песка, грунта — из смеси крупного и мелкого и накрывки — из мелкого песка; т. е. наша практика дает более грубые переходы свойств в слоях.
 
Если в целом ряде песчаных растворов цемент не должен быть господствующим вяжущим, то без портланд-цемента мы не можем обойтись в штукатурках, подвергающихся механической обработке или ударам при эксплоатации. Так, «каменные штукатурки» с наполнителем из каменной крошки требуют для своей механической обработки (наковкой, насечкой, и т. п.) большой прочности вяжущего. В этом случае нужен портланд-цемент или его разновидности.
 
Но в интересах особых свойств отделочных штукатурок к цементу должны быть предъявлены иные требования, чем для бетонных работ. Из них важнейшие: цвет и замедленность схватывания, наименьшая способность выделять известь при твердении. Нам нужны белые и цветные цементы. За границей они уже широко применяются, особенно в США и Англии. Технологический процесс изготовления белого цемента у нас уже разработан Институтом цементов. Нужно торопить промышленность с переоборудованием старых или постройкой новых заводов белого и цветного портланд-цементов. Будем надеяться, что в 1937 г. мы будем иметь первые партии белого цемента. По нашим подсчетам, на 1 млн. руб. вложений в жилищное и соцкультурное строительство необходимо около 200 бочек цемента для высокосортных штукатурок. При наших многомиллиардных вложениях в строительство потребность в отделочных сортах цемента едва ли может быть покрыта во второй пятилетке развитием производства белого цемента для наружных штукатурок. Поэтому мы не можем пренебречь в штукатурных растворах и обычными цементами: портланд-цементом, пуццолановым, шлаковым и др.
 
Можно и с обычным цементом достигнуть значительных художественных эффектов. Прежде всего нужно отбирать более светлые тона цементов. Например, новороссийский цемент значительно светлее цемента других заводов. Некоторые пуццолановые цементы также дают более светлые тона, чем обычные портланд-цементы. Например, портланд-цемент Брянского завода дает растворы на 30% светлее щуровского портланд-цемента. Применение прибавки искусственных минеральных разбелов цемента дает им неблагоприятные показатели по прочности (мел) или слабый эффект высветления (мраморная мука). Наилучшим материалом для разбела цемента остается известь. Если в штукатурках с мраморной и гранитной крошкой прибавка извести не может быть более 10—15% сухого гидрата от цемента, то при более мягких породах каменных инертных — туфа, известняка — штукатурки допускают механическую обработку поверхности при весовом соотношении гидрата извести к цементу от 1:5 до 1:3, и в этом случае получается довольно удовлетворительный результат по светлоте тона. Эти составы проверены на извести лучшей активности, полученной из обычной строительной извести путем обогащения теста.
 
Так как светлые цементы нужны больше для цветных растворов, то заглушения серого тона цемента можно достигнуть окрашиванием его примесью пигмента. Окрашивание цемента для получения цветных штукатурок различными щелочеустойчивыми красками дает полный эффект лишь при заводском приготовлении, когда тесным перемешиванием в специальных аггрегатах можно достигнуть изменения светорассеивающих и цветовых свойств цемента в нужном направлении.
 
Гипс, как вяжущее, дает наилучшие результаты для получения белого цвета штукатурок. Настоящее состояние гипсового производства в СССР не совсем удовлетворительно. Обычно гипс не отвечает стандарту, не имеет маркировки. Качество гипса еще ухудшается плохим обращением с ним при перевозке и на стройке. Нам приносили с постройки на испытание гипс, содержащий до 40% гидрата, явно получившегося от небрежного хранения. Алебастровые заводы, особенно промысловые, часто поставляли полугидратный гипс с посторонними примесями до 30%. Применение гипса в настоящее время ограничивается лишь внутренними штукатурками, где обычно дозировка гипса слишком примитивна и неэкономична. В наружной отделке гипс может быть применен более широко в специальных случаях, если мы вновь научимся предохранять его от влияния влаги. Мы повсюду видим старые дома с лепными украшениями из гипса на фасадах, существующими десятки, а некоторые и сотни лет. Большинство же наших современных зданий имеет амортизацию в пределах 50—60 лет. Применение гипса в районах мощных залеганий, как Прикамье, Средняя Волга, Средняя Азия — районах с малым количеством осадков, должно быть расширено в наружных отделках. В районах же, дефицитных по гипсу, применение его и во внутренних отделках должно быть ограничено специальными случаями лепки и искусственного мрамора. Применение гипса в наружных украшениях может быть расширено с внедрением флюатированных гипсовых изделий и других способов консервирования. Это сильно поможет более быстрому обогащению архитектурных ансамблей городов.
 
Наша силикатная промышленность слишком упрощенно и узко подходит к своим задачам, выпуская на рынок лишь простейшие сорта гипса. Между тем, выпуск да рынок разновидностей гипса в виде «эстрих-гипса», «ангидрит-цемента» и других сортов дал бы улучшенные показатели отделки в сравнении с простым строительным гипсом и заменил бы последний в деталях штукатурно-отделочных работ с сильным рельефом, а также и в искусственном мраморе.
 
Известь является основным вяжущим для штукатурных работ. Применение ее просто и доступно. После ряда десятилетий увлечения цементом, известь вновь конкурирует с цементом не только в простых, но и в высокосортных штукатурках, например в терразите. Она одинаково годится как для наружных, так и для внутренних штукатурок, как самостоятельно, так и в комбинации с гипсом во внутренних и с цементом в наружных штукатурках, дополняя их качества. Практика применения извести имеет уже тысячелетия. Внедрение цемента в штукатурки, благодаря его большей прочности и быстроте твердения, в числе других причин привело к игнорированию качества обработки извести. Между тем, штукатуркам вовсе не нужна излишняя механическая прочность цементных составов. Полным использованием свойств извести, правильной обработкой ее, правильным процентированием в растворах и тщательностью в работе можно достигнуть высокой техники штукатурных работ древних, а при современном техническом вооружении и превзойти ее.
 
Противоречивые указания древних манускриптов говорят о местных различиях свойств извести и различных способах тщательной обработки. В Греции, повидимому, употреблялась известь из мрамора, в Италии — известь на пуццоланических добавках. Кноллер (художник XVII в.) в тощую известь для фресок вводил, повидимому, золу, пережигая известняк дважды, причем второй раз в смеси с углем. В Москве мы имеем белую известь из мягких известняков. Мячковская известь называлась раньше замковой. На Урале известь вырабатывается из серых мраморов, в Ленинграде имеется в значительном количестве серая тосненская известь с гидравлическим уклоном. Волховская серая гидравлическая и боровицкая известь белая применяются для чистых штукатурных работ.
 
У нас существует единый стандарт на известь и известковое тесто. Если он удовлетворяет требованиям (техническим, но не экономическим) грубых строительных работ, например, растворам для кладки, то для отделочных работ данный стандарт потребуется дополнить. Необходимо определить и установить специальные показатели для отделочной извести с разбивкой ее на сорта по тонкости обработки — для грубого намета и для накрывки, особо чистый сорт для грунта под стенную роспись; по химическому составу и условиям твердения нужны особые показатели для белой извести, магнезиальной, гидравлической. Требование выдерживания известкового теста в яме с самыми различными сроками, от двух недель до трех лет, не гарантирует от плохого качества теста, так как эти качества заложены прежде всего в обжиге, гашении и дополняются условиями содержания в яме.
 
Гидратная известь (пушонка), производящаяся в полукустарных условиях, обычно содержит мало активной извести. Нужно добиться изменения отношения к производству извести, начиная с карьера и кончая гашением. Не может быть спора между применением только гидратной извести (пушонки) или только теста. И гидратная известь и известковое тесто имеют свои преимущества применения в тех или иных условиях. Тесто как местный материал, всегда будет спорить с централизацией заготовки гидратной извести. Изготовление готовых, сухих, гарантированных по качеству смесей на заводах должно занимать большое место в отделочных работах для изживания кустарной заготовки состава на месте строительства. Предел распространения гидрата и сухих смесей на гидрате — это транспортабельность и быстрое изменение активности в неблагоприятных условиях хранения. Производство теста для особо тонких составов, например для грунта при росписи, необходимо централизовать и снабжать им художников на стройках так же, как нужно снабжать их специальными сортами красок. Производство известкового теста (без выдерживания в яме) на различных системах аггрегатов более доступно, чем организация производства гидратной извести, требующего специальных машин-гидраторов.
 
Таким образом, мы должны восстановить применение высокого качества отделочной извести, не повторяя кустарных, длительных по времени приемов старых мастеров, а достигая этого индустриальными методами, на основе научных работ по исследованию свойств извести и заимствования опыта из заграничной техники. Мы должны иметь на стройке маркированный материал и уметь его контролировать.
 
Применение наполнителей в штукатурках так же многообразно, как и сами отделочные штукатурки. Начиная с высокосортных каменных пород до различных отходов производств и органических волокон, все они находят применение при известных условиях и в определенных технических приемах. В древних штукатурках мы встречаем каменную мелочь, туф, известняк, песок, кирпичную муку, лен, солому, волос и т. д.
 
Необходимо отметить, что, так же как и к вяжущим, к наполнителям штукатурных растворов в отделочных штукатурках нужно относиться с большим вниманием. Для составления растворов нельзя дать готовых рецептов, а лишь методы их составления и, пользуясь ими на основании местных свойств вяжущих и инертных, подбирать нужный состав. Поэтому для правильности составления смесей всегда нужно проверить свойства наполнителей, объемный вес, пористость, количество пустот, количество примесей, величину зерен и их соотношение и т. д.
 
Еще лучше получить маркированный материал. Чрезвычайно важно для улучшения качества штукатурных работ создать в системе местной промышленности предприятия по добыче и обогащению минеральных наполнителей. Нет района в СССР, где бы не было своих оригинальных сортов, а в редких случаях отсутствия их всегда возможно создать получение искусственных наполнителей, вроде кирпичной муки, обработки отходов промышленности, начиная со всевозможных шлаков до отходов пуговичного производства. Для нижних слоев штукатурок идут исключительно местные сорта наполнителей; для тонкого слоя отделочных накрывок рентабельно применять и более ценные привозные материалы.
 
Чтобы закончить характеристику положения с материалами, необходимо еще сказать о красках, применение которых в отделке поверхностей зданий с распространением цветных штукатурок получает несколько иные условия, чем при поверхностных окрасках. Введение красок в состав растворов требует от них совершенной щелочеустойчивости. Основные достоинства цветных штукатурок: длительное сохранение цвета, вытекающая отсюда необходимость полной устойчивости краски, хорошая красящая способность, совершенная ее дисперсность, дающая экономию в количестве, равномерность и эффективность окраски. Условия, в которых находятся краски в штукатурках, сходны с применением красок во фресковой живописи. Следовательно, подбор красок может быть взят из палитры фрески за исключением некоторых дорогих и редких, в большинстве случаев искусственных, красок, как кобальт, кадмий и др.
 
 
Рис. 1. Штукатурка «снежными хлопьями»
Рис. 1. Штукатурка «снежными хлопьями»
 
 
Мы имеем большие ресурсы природных красок, достаточно разнообразных по цветам и оттенкам, а искусственно можем получить несколько сравнительно недорогих минеральных красок. Добычей и обработкой природных красок необходимо заняться более тщательно, чем сейчас, так как на рынок идут природные краски, испорченные обработкой и фальсификацией. Нельзя применять краски, содержащие свинцовые соли, как желтый и оранжевый кроны, большинство медных красок, мышьяковые, серные соединения, берлинскую лазурь, киноварь. Из желтых природных красок можно применять золотистую охру — журавскую и дубовиковскую (ЦЧО), светлую (барановскую, Урал), темножелтую с своеобразным красноватым оттенком (Турулакское месторождение) и др.
 
Вместо желтого крона необходимо ввести в производство известковую желтую (из хромобариевых солей).
 
Из красных красок мы имеем разные сорта криворожских мумий, болотную руду (БССР и Карелия), казакстанскую красную (жгуче-коричневого оттенка). Особенный интерес представляет выпускаемая Анилтрестом новая органическая красная краска, безусловно устойчивая к щелочам, чрезвычайно эффектная по кроющей способности, взамен киновари и английской красной. Аналогичные по составу краски цвета бордо, черная, желтая (ганза-гельб) осваивается производством.
 
Из зеленых наибольшее значение должна иметь окись хрома. Под маркой «зеленой земли» сейчас на рынке идет непригодный для штукатурок суррогат. Применима также зеленая краска Анилтреста, широко идущая для окраски транспортных машин.
 
Единственным представителем синих красок является ультрамарин в его лучших сортах, которые могли бы выпускать для нужд строительства наши ультрамариновые заводы. Ультрамарин вместе с известковой желтой дает хорошие бирюзовые оттенки.
 
 
Рис. 2. Штукатурка «снежными хлопьями»
Рис. 2. Штукатурка «снежными хлопьями»
 
 
Для светлосерых тонов вместо сажи возможно широкое применение молотого шифера (кровельный сланец).
 
Для черных красок вполне применимы криворожская, марганцевая, апчанкульская черная краска и графит.
 
Первым и очень срочным мероприятием местной промышленности должна быть организация предприятия по получению цветного цемента на базе светлых сортов портланд-цемента, пуццолан-цемента и стойких пигментов. Далее нужно развить обработку инертных, и цветных в частности, и, наконец, организовать выпуск готовых смесей.
 
* * *
 
Как уже указывалось раньше, штукатурка является во всех странах наиболее распространенным видом отделки. Методы оформления штукатурных поверхностей зданий чрезвычайно разнообразны. Еще от штукатурок конца прошлого и начала нашего столетия, имитирующих каменную облицовку различных архитектурных школ Ренессанса, мы можем заимствовать некоторые элементы отделки или приемы работ, как насечки, нацарапывания, набрызги и т. д.
 
Изучая западно-европейские и американские приемы фактурной обработки поверхностей, мы можем, не подражая им слепо, выработать нужные нам приемы обработки, соответственно характеру советской архитектуры. Еще внимательнее мы должны изучать античную штукатурную технику, тем более, что во многом она послужила первоисточником для западноевропейских стилей отделки.
 
 
Пример штукатурной отделки стены в Помпеях с окраской фресковым способом
Рис. 3. Пример штукатурной отделки стены в Помпеях с окраской фресковым способом. Цвета: цоколь — золотисто-желтый по шлифованной поверхности; поле стены — белый, архитрав — ярко-красный   Рис. 4. Пример развития стенной декорации в Помпеях (ранний стиль). Штукатурка на извести, окрашенная фресковым способом. Швы разбивки на камни выполнены продавливанием
 
 
 
Основная тенденция современной техники штукатурной отделки зданий направлена в сторону получения из нее окончательной отделки, без последующей окраски поверхности. Этот принцип более применим к наружным штукатуркам, чем к внутренним. В последних увлечению цветными штукатурками нужно поставить некоторые пределы, так как санитарные требования внутренних помещений требуют более плотной пленки поверхности, чего можно достигнуть штукатурной фактурой, хотя бы гладкой. Кроме того, цветные штукатурки здесь неудобны как по эстетическим требованиям, так и из-за необходимости изменять назначение помещений, что требует в значительной части внутренних отделок изменения цвета и частого освежения поверхности.
 
 
Рис. 5. Стенная декорация в Помпеях из штукатурки на извести. Камни окрашены в разные яркие цвета. Швы получены вдавливанием
Рис. 5. Стенная декорация в Помпеях из штукатурки на извести.
Камни окрашены в разные яркие цвета. Швы получены вдавливанием
 
 
Выбор способа обработки поверхностей цветных штукатурок, главным образом наружных, должен основываться на тех фактурах, которые допускают возможность обновления без сноса всего отделочного слоя. Здесь разумеются освежение поверхности перековкой, насечкой, пескоструйным аппаратом, промывкой водой или слабыми кислотами, перетирки их камнем или щетками без изменения фактуры. Это требование обусловлено засоренностью воздуха современных городов пылью, копотью и газами. В местностях с более чистым воздухом, например в парковой, санаторной, колхозной архитектуре, можно пренебречь принципом восстанавливаемости и расширить выбор фактур, заимствуя более сложные штукатурки, например рельефные в английской коттеджной архитектуре.
 
 
Рис. 7. Штукатурка лоджии шубой с незначительным изменением от общего цвета фасада (светложелтого)
Рис. 6. Деталь рис. 7
 
 
Рис. 7. Штукатурка лоджии шубой с незначительным изменением от общего цвета фасада (светложелтого)
Рис. 7. Штукатурка лоджии шубой с незначительным изменением от общего цвета фасада (светложелтого)
 
 
Еще одно условие должно быть введено для цветных штукатурок, это — предварительное выполнение всяких арматурных работ и пробивок или предварительная подготовка для них обработанных отверстий и установка дюбелей, так как ремонт повреждений цветных штукатурок с мокрыми добавками, даже и вполне идентичного состава, дает пятна.
 
 
Рис. 8. Фото производственного опыта на фасаде д. № 21/25 по Земляному валу. Часть фасада, покрытого цветной штукатуркой (сразу после снятия лесов). Цвет — светложелтый. Состав: цемент — охра — гидроизвесть — белый песок в пропорции (по весу) 2:1:4:25
Рис. 8. Фото производственного опыта на фасаде д. № 21/25 по Земляному валу.
Часть фасада, покрытого цветной штукатуркой (сразу после снятия лесов). Цвет — светложелтый. Состав: цемент — охра — гидроизвесть — белый песок в пропорции (по весу) 2:1:4:25
 
 
Остатки древних римских городов и в особенности раскопки Помпей и Геркуланума дают нам примеры совершенных по структуре, выполнению и фактуре штукатурных отделок, преимущественно гладких или матово-шлифованных. Архитектура этой эпохи комбинировала сравнительно небольшое количество приемов гладких в основном штукатурок, разбивая их для имитации мраморных форм на камни или, в более поздние периоды, — на панно и филенки пилястрами, поясками и т. д. Теперь уже можно считать установленным, что окраска античных памятников производилась методом фрески. Соединение совершенной штукатурной техники с прочной и долговечной окраской фреской мы можем привить в наших внутренних отделках. Кроме самостоятельного значения, этот тип античной отделки хорошо комбинировать с обычными шероховатыми цветными фактурами для оживления последних, взамен сложной лепки и искусственного мрамора на гипсе, очень дорогого в сравнении с античной отделкой.
 
Наша архитектура отходит от скучных плоскостных решений зданий, заимствуя расчленение поверхностей из классической архитектуры. Для основных плоскостей подходят гладко-песчаные штукатурные поверхности со включением гладко шлифованных поверхностей. Последние иногда нужны там, где требуется имитация камня твердых пород. Развернутые фактуры нужны для деталировки поверхностей. Первый наиболее практичный вид штукатурок обычно выполняется под терку, причем она легко выполняется и легко восстанавливается. Для того чтобы на поверхности этих штукатурок избежать пятен, получающихся от выдавливания теркой теста, следует песчаные штукатурки проскоблить циклей или карборундом.
 
 
Рис. 10. Рельефная американская внутренняя штукатурка на гипсовом составе. Выполняется резиновой губкой	 Рис. 9. Штукатурка со штриховкой по сырому составу
Рис. 10. Рельефная американская внутренняя штукатурка на гипсовом составе. Выполняется резиновой губкой   Рис. 9. Штукатурка со штриховкой по сырому составу
 
 
 
Для гладко-песчаных наружных штукатурок необходимо в первую очередь отказаться от окраски их поверхности, введя в состав накрывки пигментирующие вещества. Хотя в этом случае расход красок несколько превышает расход их на окраску, но, принимая во внимание недолговечность фасадной окраски, единовременные затраты красок в цветной штукатурке компенсируются долголетним отсутствием ремонта. По денежным же затратам цветные штукатурки будут незначительно дороже стоимости штукатурки и окраски. Это удорожание временного характера вызывается более тщательным составлением и нанесением штукатурки, лучшей подготовкой материала и должно быть в дальнейшем ликвидировано усовершенствованием техники, механизацией работы и индустриализацией заготовки составов.
 
 
Рис. 11. Выполнение штукатурки сграффито на фризе д. № 21/25 по Земляному валу На первом плане — только что нанесенная штукатурка, далее видна работа предыдущего дня; вдали (более светлый тон) — сграффито, выполненный два дня тому назад
Рис. 11. Выполнение штукатурки сграффито на фризе д. № 21/25 по Земляному валу
На первом плане — только что нанесенная штукатурка, далее видна работа предыдущего дня; вдали (более светлый тон) — сграффито, выполненный два дня тому назад
 
 
Для светлых тонов в накрывках должно брать в качестве наполнителей белые кварцевые пески или мраморную муку. Обычные горные пески глинистого цвета грязнят тон и могут применяться при темных красителях — серых, коричневых и т. п. В этих же гладко-песчаных фактурах можно создать цвет введением в качестве наполнителей цветных кварцевых песков, имеющихся в Донбассе и в пылевидных фракциях на Южном Урале. Они дают желтые, розовые, оранжевые мягкие тона.
 
Привозный характер цветных наполнителей не может значительно отразиться на их стоимости, так как слой цветных наполнителей может быть не более 3—4 мм и потребует на 1 м² всего 3—4 л наполнения, т. е. 1 м³ на 300—500 м². В настоящее время делаются опыты с предварительным окрашиванием песков взамен природных цветных наполнителей.
 
Нарушая структуру верхней пленки гладко затертой штукатурки металлическими или деревянными скребками, мы получим различные виды фактур: развернутую, переменной шероховатости, дающей при соответствующей разбивке имитацию камня грубой тески.
 
Обрабатывая эту поверхность различным способом, игрой светотени можно получить целый ряд фактур выветрившегося камня. Инструмент для обработки может быть самый разнообразный: мастерок штукатура, кирочки, цикля, жесткая кисть, метелка и т. д.
 
 
Рис. 12. Штукатурка сграффито. Начало выцарапывания по нанесенному рисунку на свежем слое штукатурки
Рис. 12. Штукатурка сграффито. Начало выцарапывания по нанесенному рисунку на свежем слое штукатурки
 
 
Следующий цикл рельефных цветных фигур — это различные виды набрызга, начиная с самого мелкого, выполняемого набросом через сетку, затем более крупного с метелки перпендикулярно к плоскости стены, наконец, наклонно, жидким составом для образования капельных потеков. Затем следует набрызг с метелки второй накрывки по ранее выполненной гладкой накрывке одного или многих цветов (рис. 1 и 2). Последний прием подходит к мелкой архитектуре или в качестве включения в виде панно в гладкие поверхности больших зданий. Различная крупность набрызга одного и того же состава дает различную степень игры светотени. В русской практике мелкий набрызг песчаных растворов применялся часто и носил термин «штукатурки шубой». Набрызг крупными комками возможен при включении в раствор гравия или кирпичного щебня и требует быстро схватывающихся вяжущих, т. е. смешанных растворов с преобладанием цемента. Третий вид песчаных штукатурок — это поверхность с нанесенными по сырому грунту рисунками в виде штрихов различной глубины, которые выполняются различными гребенками, щетками, просто тряпкой, метелкой. Бугорчатые поверхности с гладкой пленкой образуются торцовкой жесткой кистью, гоздевой щеткой, резиновой губкой, отсасыванием раствора, путем прикладывания терки и т. д. (рис. 6, 8, 9, 10).
 
Наконец, рисунок по сырому раствору выдавливается по определенному шаблону концом лопатки, иногда с созданием наплывов. Последний способ требует более толстого намета верхнего слоя.
 
 
Рис. 13. Штукатурка сграффито в простенках 5-го этажа того же дома
Рис. 13. Штукатурка сграффито в простенках 5-го этажа того же дома
 
 
Для того чтобы все эти виды штукатурок выполнялись не по фантазии мастера и соответствовали характеру проекта, нужно, чтобы архитектор имел перед собою прейскурант фактур, цветных и рельефных, возможных к выполнению в том или другом случае.
 
Во внутренней отделке рельефные штукатурки обычно выполняются рельефом и под так называемую фактурную окраску. Нужно признать, что с гигиенической стороны применение рельефа во внутренней отделке сомнительно, пока не будут у нас распространены составы водостойких лаков и эмульсий для покрытия штукатурок. Включение рельефных, и цветных в частности, штукатурок в гладкие внутренние поверхности с соответствующей лепной или конструктивной разбивкой более применимы в общих и общественных помещениях, как-то: на лестницах, в вестибюлях, ресторанах и т. п.
 
В состав рельефных внутренних штукатурок входят материалы, придающие составам вязкость, как гипс с замедлителем, асбест.
 
Здесь уместно остановиться более подробно на художественной цветной штукатурке, называемой сграффито. Это двухслойная с разным цветом слоев штукатурка, в которой нижний слой обнажается выцарапыванием сырого еще верхнего слоя по определенному рисунку различной сложности, от примитивов геометрического орнамента до сложных композиций целых картин.
 
 
Рис. 14. Пример цветной штукатурки типа терразит. Цвет создается введением цветной каменной муки
Рис. 14. Пример цветной штукатурки типа терразит. Цвет создается введением цветной каменной муки
 
 
Сграффито, как вид отделки, может заменить наружную роспись и заменить в более простых постройках барельефы. Сграффито почти такой же древний прием, как и фрески. Он известен был в раннюю эпоху Возрождения и имеет распространение в старых постройках Северной Италии и Швейцарии. По стилю работы он подходит к выполнению украшений греческих ваз. В наше время техника сграффито дополняется введением в состав раствора цемента и может применяться в помещениях, даже подверженных сырости.
 
Как и фреску, и даже преимущественно перед ней сграффито следует внедрять в архитектуру колхозов и совхозов на базе местных художественных сил. Вместе с фреской сграффито, украшая нашу советскую архитектуру вдали от центров, могут быть стимулом развития художественной культуры не менее эффективно, чем станковая живопись.
 
 
Рис. 15. Пример опыта нанесения штукатурки бетононасосом. Показано выполнение нижних слоев штукатурки
Рис. 15. Пример опыта нанесения штукатурки бетононасосом.
Показано выполнение нижних слоев штукатурки
 
 
Залог успеха выполнения художественных штукатурок сграффито: хорошая известь, чистый подобранный наполнитель из песка, кирпичной мелочи, шлака, мраморной муки, щелочеустойчивых местных пигментов. Инструментами служат металлические скребки в виде косо срезанной острой лопаточки и ложечки различной ширины. Самый простой вид сграффито: первый слой — из серой извести или белой, подкрашенной жженой соломой, и верхний слой — из белой извести в чистом виде, нанесенный кистью в смеси с мелким песком. Выполнение рисунка должно быть произведено в тот же день, как и нанесение обоих цветных слоев.
 
В качестве высокосортных штукатурок у нас преимущественно применялись составы из цемента и мраморной или (реже) гранитной крошки. Цемент иногда подкрашивали. Поверхность таких штукатурок обычно оформляется наковкой.
 
 
Рис. 16. Опытная машинная штукатурка. Показан пример нанесения цветной рельефной штукатурки бетононасосом
Рис. 16. Опытная машинная штукатурка. Показан пример нанесения цветной рельефной штукатурки бетононасосом
 
 
Этот вид штукатурки далек от совершенства. Обычно это — серая поверхность цементного раствора с редкими вкраплениями мраморной крошки. К такой штукатурке прибегают почти всегда, когда хотят побогаче отделать здание, не прибегая к облицовке. Штукатурка с мраморной крошкой может быть значительно улучшена тогда, когда наладится производство цветных цветостойких и белого цементов. Основной тон мраморной или гранитной крошки необходимо усилить, подбирая более плотные составы из крошки путем комбинации фракций. В Германии сильно распространены штукатурки с каменными цветными наполнителями, но эти наполнители обычно употребляются в мелких фракциях, вплоть до пыли; вяжущим их служит пуццоланизированная известь. К таким штукатуркам относится терразит — заводским способом изготовленная смесь из гидратной извести, пуццолана, каменной муки и крошки, слюды, иногда цемента. Добавка слюды дает лишь временный эффект, так как слюда быстро выветривается.
 
Производство терразита сейчас налажено в Москве в небольших масштабах. Достижение в этом сорте штукатурки цветового эффекта лишь каменным наполнением суживает сферу ее распространения, так как получить каменную мелочь чистого и яркого цвета в больших масштабах затруднительно, и потому необходимо цвет создавать комбинацией цветного каменного наполнителя и устойчивого пигмента. Громадным преимуществом терразита перед обычными кустарными штукатурками является тщательная подборка состава его изготовления в заводских условиях.
 
Иногда здание облицовывается частично мягкими породами камней, известняком, туфом, песчаником. К этим облицовкам необходимо давать штукатурку, имитирующую камень. Это лучше всего достигается примешиванием в состав крошки того же камня. Если в состав с крошкой из твердых пород необходимо брать вяжущее большой прочности, чтобы при наковке инертное не выкрошилось, то при крошке из мягких пород вяжущее возможно брать менее прочное. Это позволяет при отсутствии белого цемента разбелять портланд-цемент добавкой значительного количества извести. Нам удавалось заменить до 30% цемента известью без потери способности штукатурки к механической обработке. Для получения лучшей однотонности состава штукатурок и вяжущее (цемент) нужно подкрасить в тон с крошкой. Сортамент цветных мягких пород более распространен, чем мрамор или хороший цветной гранит.
 
Под Москвой мы имеем белый и желтый известняки. Много доломитовых известняков и красных песчаников находится в Ленинградской области. Закавказье имеет белые, светлосерые, розовые, красные и желтые туфы. В Крыму — зеленовато-голубой карагадский трасс, желтый известняк. Белые известняки, имеющиеся почти во всех районах, при подкраске вяжущих могут давать хорошие светлые тона штукатурок.
 
В этих штукатурках значительное влияние на качество оказывают подбор крупности зерен, правильная дозировка вяжущего в соответствии с количеством пустот в крошке, освобождение поверхности зерен крошки от пыли и т. д. Составы мягкокаменных штукатурок достаточно стойки к морозу и воде, допускают всевозможные виды наковки, вырезку и отливку барельефов.
 
Каменная штукатурка на основе крошки мягких каменных пород имеет значение не только, как дополнительное оформление при облицовке зданий камнями, но и самостоятельное значение. При недостатке облицовочного материала можно достигнуть художественного богатства отделки, комбинируя отделку больших площадей каменной штукатурки с обработкой деталей здания камнем (наличников, поясков и т. п.).
 
Устойчивость каменных штукатурок к атмосферным влияниям та же, что и для однородных облицовочных камней. Нами испытывались эти штукатурки на вымораживание и на действие струй воды. Как и для вся ких известково-цементных штукатурок, каменные штукатурки необходимо защищать конструктивными методами от сосредоточенных струй воды с карнизов, балконов и т. д.
 
При производстве каменных штукатурок на известково-туфовых породах нужны несколько другие приемы работы, чем в обычных песчаных или в мраморных составах, вследствие большого отделения пыли и облипания ею зерен, а также вследствие большой пористости зерен. Прежде всего необходимо отмыть или отсеять зерна крошки от пыли. Пыль от крошки можно вводить в состав, перемешивая ее предварительно и очень тесно с вяжущими. Пыль в этом случае иногда может заменить окраску вяжущего.
 
За последние два года появился большой интерес к стенной росписи и главным образом к фреске, по своему характеру и методам наиболее созвучному нашей советской архитектуре виду росписи. Методы фресковой техники интересны в архитектурном оформлении как сами по себе, так и в целях переноса этой более совершенной техники на массовые штукатурные работы. Заимствование совершенной техники подготовки грунтов под фреску от старых мастеров, и особенно от мастеров классической архитектуры древнего Рима и Греции, не только для небольших площадей для росписи, но и для гладких поверхностей, хотя бы внутренних помещений, поставит наши отделочные штукатурные работы на большую высоту.
 
В этом вопросе много моментов, требующих тщательного технологического изучения и получения технических навыков. Вопросы экономики здесь, так же, как и в других случаях, решаются механизацией процессов нанесения растворов и индустриализацией заготовки смесей. Как и в случае сграффито, материальная база фресковой техники очень доступна и более проста, чем в целом ряде других видов отделки. Нужна гашеная известь высшего качества, что достигается обработкой; наполнители могут быть всевозможные: мраморные пески, мелкий чистый кварцевый песок, туфы, известняки, лен, асбестовая мелочь, даже волокна соломы, но тщательно подобранные. О палитре красок говорилось ранее. Если для масляной живописи краски даются в готовом виде, то тем более это нужно для фрески.
 
Сочетание цветных накрывок с окраской или росписью по сырому (фреска) дает прочные, сочные по колеру поверхности, весьма гигиеничные по гладкости и допускающие обмывание и реставрацию. Эта техника, простая по формам, богатая по выражению, должна быть внедрена в нашу колхозную архитектуру. Она станет элементом развития художественных дарований в самых глухих углах нашей страны. Нужно, конечно, конкретное руководство мастеров нашего советского искусства и строительной техники.
 
* * *
 
К первоочередным мероприятиям по улучшению техники отделочно-штукатурных работ относится выработка стандартов на отделочные материалы, сообразно с необходимыми требованиями к ним. Это позволит контролировать качество материалов.
 
Более внимательное отношение к сырью и переработке его на строительных площадках, конечно, повлияет на улучшение качества отделочных работ, но лишь переход к промышленному производству отделочных материалов и полуфабрикатов в корне изменит дело к лучшему. Эти производства не так громоздки и дороги по затратам, как заводы основных строительных материалов, и вполне могут быть освоены местной промышленностью. Производство известкового теста, гидратной извести, цветного цемента, обогащенных и сортированных наполнителей, устойчивых пигментов и, наконец, готовых смесей — все это, и материалы и составы для штукатурки, не требует сложных аггрегатов и больших вложений.
 
Строители, освобождающиеся от забот о необходимости перерабатывать материалы, больше могут уделять внимания технике производства работ. Там также непочатый край работы. Слишком бедны приемы нашей работы; мы даже ЦИТ’овские методы не довели до совершенства и не распространили их на массовые штукатурные работы.
 
Если сравнить наши инструменты и приспособления с германскими, то получается разница в количественном соотношении 1:3 не в нашу пользу. Мастера, знающие приемы хороших отделок, насчитываются единицами. Можно приветствовать почин Моссовета в создании школы мастеров отделочной техники. Вооружение мастеров знаниями разобьет секреты замкнутого мастерства.
 
Механическое вооружение штукатурных работ находится в зародыше. Мы обычно применяем механизмы, перенесенные из общестроительных работ, мало пригодные для более тонкой техники отделки. Растворомешалки Гау-Гоккель мало пригодны для штукатурных растворов с их малолитражностью, с одновременным разнообразием составов, дисперсностью составляющих, требующих более тесного перемешивания. Нужно подбирать более подходящие мешалки или конструировать новые. Появляющиеся новые машины для наброса штукатурки нужно освоить, усовершенствовать, дать целый ряд промежуточных приспособлений, увязать производительность механизмов между собой. Здесь для конструкторов еще много работы, и, к сожалению, этим делом приходится часто заниматься строителям, так как механики мало привлечены к конструированию строительных машин или заняты в области крупного машинного строительного оборудования. Между тем машинная наброска штукатурки и отделка поверхностей могут резко изменить качество штукатурных отделок и, уменьшив их трудоемкость, дать большую производительность по таким медленным процессам, как наковка, насечка, выглаживание, шлифовка и т. п.
 
Почин арх. Жолтовского по замене штукатурок отделочными блоками, новые интересные опыты проф. Некрасова по производству конструктивных, окончательно отделанных блоков, изготовляемых по методу силикатных кирпичей, заслуживают величайшего внимания и массового развития. Оба эти опыта — первый еще в условиях кустарной мастерской, второй в виде более массового и индустриально организованного производства — могут в корне решить вопрос о кустарности и несовершенстве штукатурных работ, заменить их и дать отделку высокого качества, легко контролируемую в производстве.
 
 

24 апреля 2022, 15:12 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»