наверх
 
Удмуртская Республика

М. Охитович. Заметки по теории расселения. 1930

М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2  М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2  М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2  М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2  М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2
 
М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2  М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2  М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2  М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2  М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2
 
 
 

М. Охитович. Заметки по теории расселения // Современная архитектура. — 1930. — № 1–2. — С. 7—16.

 
 

ЗАМЕТКИ ПО ТЕОРИИ РАССЕЛЕНИЯ

М. Охитович

 
Маленькое предисловие
 
Реконструкция индустриального и сельскохозяйственного производств в СССР неожиданно резко поставила под вопрос все принципы построения жилища, принципы и социальные и производственные и географические.
 
Самое скромное, кабинетное выступление по всем этим вопросам немедленно и больно ударяет по напряженным нервам внимания огромных масс.
 
Идеи в соединении с массами получили невиданный размах.
 
В горячей драке обсуждений каждый участник ее бурно рос, получая бесконечно плодотворный опыт, вырабатывая свое отношение к борющимся предложениям, к сталкивающимся идеям.
 
В огне идейных сражений оттачивались формулировки, вырабатывались позиции, занимались новые, покидались старые... Горячая практика с неожиданной силой почувствовала значение самой казалось бы отвлеченной теории, конкретные предложения стали подвергаться проверке холодного ума абстракции исторических суждений. Теоретическая работа из тиши кабинетов и шелеста книг вышла на свежий воздух действия, практики. Многое из вчерашнего зазвучало для завтрашнего; будущее, которое рисовал кое-кто перед изумленным зрителем эпохи, — это будущее оказалось погребенным еще во вчерашнем.
 
Никогда не отказаться от опыта этого союза теории с практикой. Пора подводить первые итоги. Пора готовить свою, революционную теорию расселения. Ибо сказал Ленин — «БЕЗ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ТЕОРИИ НЕТ И РЕВОЛЮЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ».
 
Предлагаемые «заметки» стремятся наметить путь для серьезной разработки марксистской теории расселения людей и географического размещения производительных сил в их взаимозависимости. В заметках наших мы сознательно устраняем всякие признаки ученого аппарата, также как и всякие элементы полемики. Мы даем лишь логический ход идей, призывая читателя к самой жестокой их критике.
 
 

Способ расположения жилища в истории

 
Жилище всегда связано с местом производства. Человек живет всегда там, где работает. Еще точнее: человек СТРЕМИТСЯ жить там, где работает. Местом обитания человека всегда является его место работы, т. к. ведь труд делает животное человеком, труд, этот единственный источник человеческого становления или, что одно и то же, единственный источник общественного существования, единственный источник ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО.
 
Если двигается производство, то ЗА производством, ВСЛЕД за ним, ВМЕСТЕ с переменой места производства меняется и место обитания, меняется и место расположения жилища человека. Так у номадов.
 
Но вот установилось постоянное место работы. Тогда к нему немедленно прирастает жилище. Так у оседлых земледельцев. Потерял он свой участок земли — покидает и жилище для жилья на новом участке работы. Приобрел новый участок — ставит новое жилище, забрасывает старое.
 
Бросил место работы — бросишь и место жилья. Ни твоя бедность, ни твоя скупость не могут остановить действия этого закона расположения жилища у производства.
 
Мало сказать — у производства.
 
Жилище стремится быть как можно ближе к производству. Жилище стремится располагаться даже не вблизи, не возле, а непосредственно, на производстве. Оно стремится поместиться так близко к производству, как только можно, но разумеется так, чтобы не вредить при этом расположению самого производства, чтоб не только не вредить при этом процессам производства, но чтобы содействовать им.
 
Так, жилище крестьянина располагается не на пашне. Тут производство окружает жилище¹.
____________
¹ Тогда как жилище ремесленника наоборот само окружает производство — станок.
 
И крестьянское жилище и жилище свободного ремесленника есть одновременно и место производства и место жилья производителя. Ни крестьянин, ни ремесленник не ездят и не ходят на работу.
 
Сложнее положение при мануфактурном и машинном капиталистическом производстве. Конечно путиловский рабочий не живет во Пскове. Разумеется он не будет жить ни на других окраинах Ленинграда, ни в центре самого города. Хотя бы там в центре были приготовлены для него и барские особняки, он всегда будет стремиться жить как можно ближе к месту производства.
 
Для него необходимость пользоваться транспортом для прибытия на работу — наказание. Для него это несчастие², как неизбежный результат скученности человеческой вокруг мест производства.
____________
² Особенно это ощущается в связи с уменьшением рабочего времени. Чем меньше рабочий день, тем пропорционально дольше движение к предприятию. Поэтому переход в сельском хозяйстве к нормированному рабочему дню еще более должен усилить отдаленность деревни от города, поскольку он в еще большей степени должен производителя приближать к производству.
 
Далекое от работы жилье — не жилье.
 
Крестьянин, получивший надел далеко от данной деревни, неизбежно переселится в другую; если этот надел лежит в пределах владений деревни, но далеко за прочими участками, то крестьянин получив его перейдет «на выселки»; если надел этот есть самостоятельное владение, расположенное вдали от всех селений, то крестьянин просто перейдет «на хутор».
 
Если район его работ велик — он «разрывается на части», и, чтобы поспеть повсюду, помимо главного, основного своего жилища по месту основной работы, т. е. работы, которая отнимает у него большую часть времени, он строит еще и особые «заимки» для временных, но достаточно продолжительных других занятий на концах территории, движение к которым и движение от которых обратно к жилищу отняло бы у него необходимое для основного производства время.
 
Так, напр., ЗАИМКИ эти делаются для лесного, пушного, охотничьего, рыбного, ягодного, грибного и др. промыслов при основном занятии земледелием.
 
То же самое примерно, правда совсем по другим причинам (значит — не то же самое) делает и современный американский фермер. Автомобиль, который имеется в его же распоряжении, не достаточно быстр, чтобы вовремя доставить его на производство. Тут роль легкового автомобиля иная — автомобиль должен (подобно телефону) связывать различные одновременно протекающие в разных концах территории производства процессы, он должен превращать отдельные, частные производственные усилия в один, общий продукт.
 
Таким образом бездомность вовсе не означает только отсутствие площади, мне принадлежащей. БЕЗДОМНОСТЬ ОЗНАЧАЕТ также, что Я НЕ ИМЕЮ ПЛОЩАДИ НЕПОСРЕДСТВЕННО НА ПРОИЗВОДСТВЕ. По объективным, независящим от воли своей причинам, расселяется человек.
 
С одной стороны формы производства с железной необходимостью определяют отдаленность людей друг от друга, вынужденную отдаленность людей, вплоть до того, что человек живет в одичалости, заброшенности, идиотизме деревенской жизни. С другой стороны они создают и близость людей, вынужденную близость людей, отсюда потрясающие бедствия ГОРОДСКОЙ СКУЧЕННОСТИ.
 
Стремление устранить бездомность (ибо какой же это дом, когда он стоит далеко от работы) в определенных условиях ведет к скученности. Стремление при этих же условиях устранить скученность неизбежно приводит к бездомности. Причин изоляции, причин скученности, условий их возникновения, следовательно и условий для возможного их устранения надо искать в
 
СПОСОБАХ РАЗМЕЩЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА.
 
Момент возникновения противоположности между городом и деревней является самым интересным и решающим в нашем вопросе об источниках жилищной изоляции, заброшенности с одной стороны и источниках жилищной скученности, концентрации с другой.
 
Город является результатом общественного разделения труда, результатом отделения ремесла от земледелия, или иначе отделения ПРОЦЕССОВ ОБРАБОТКИ ПРОДУКТА ОТ ПРОЦЕССОВ ДОБЫВАНИЯ ЕГО. Город, таким образом, является не продуктом каких-то физико-географических, т. е. природных условий, но следствием ОБЩЕСТВЕННЫХ, СОЦИАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ. Сырье имеется везде. Это и продукты природы и продукты земледелия. Однако, город, промышленность или точнее обрабатывающая промышленность возникает не всюду, не равномерно. Это зависит от размещения элементов производства, т. е. от географии, правда уже не физической географии, а экономической. Поясним:
 
Для того, чтобы сырье в руках человека превратилось бы в продукты ремесла необходимо топливо (или другой источник энергии: вода, ветер). Главное все же — это
 
ТОПЛИВО.
 
При отделении ремесла от земледелия происходит такой подъем производительных сил, что если не хватит местных запасов топлива (а это должно быть так) — судьба производства должна стать в зависимость от возможности его получения из более отдаленных районов. Таким образом, пути сообщения не сами по себе и не как средство обмена, не как средство торговли¹, но пути сообщения как условие производства, как средство ДОСТАВКИ ТОПЛИВА (главным образом лесного) становятся ПЕРВЫМ источником развития того или иного мелко промышленного или, что то же самое, ГОРОДСКОГО населенного пункта (значит и товарообмена).
____________
¹ Причиной возникновения всякого торгового центра прежде всего является обрабатывающее производство: ремесло, промышленность. Торговый пункт является пунктом обмена продуктов производственного потребления, т. е. город приобретает сырье для переработки, деревня — средства производства. Сырье становится также и средством личного потребления горожанина, а товар также и средством потребления земледельца. Вообще надо сказать — пути сообщения возникают еще до обмена. Но обмена без путей сообщения нет.
 
Так транспорт, являясь ПЕРВЫМ условием размещения промышленности, отделения ее от земледелия, становится и ПЕРВОЙ причиной скученности на земле. Из-за неравномерного размещения топлива по поверхности земли, при повсюдности сырья из-за необходимости топливо транспортировать к сырью происходит неравномерность размещения промышленности, неравномерность и расселения следующих за размещением промышленности людей, неравномерность в самых размерах городов.
 
Центры притяжения топлива становились затем и центрами притяжения сырья. Пути топлива становились и путями сырья (значит и торговли). Так транспорт утверждается как причина концентрации топлива, сырья, жилищ.
 
В самом деле, что такое город? Узел путей сообщения: узел дорог и рек.
 
Чем город отличается от деревни? Наличием скрещений дорог (улиц) и рек. Деревня в отличие от города всегда состоит из ОДНОЙ ДОРОГИ. Если в деревне дорога не одна — можно быть спокойным — во внутренней структуре деревни произошел качественный скачок, ремесло уже отделилось от земледелия. Пусть это называется еще не городом, а селом, но она не может уже являться и деревней. Это уже НАЧАЛО города, это уже КОНЕЦ деревни, РАЗЛОЖЕНИЕ ее.
 
Что же все таки обуславливает тяготение людей к одной точке, что заставляет людей громоздить свои жилища одно на другое? Время. Общественно-необходимое время. Не будем забывать, что расстояние измеряется временем.
 
Производство более (по количеству), лучше по качеству и скорее (по темпу) развивается там, где легче всего, быстрее всего, удобнее всего получать топливо (впоследствии и сырье, затем полуфабрикат), для того чтобы иметь возможность скорее, легче и больше и лучше изготовить продуктов за один и тот же промежуток времени. Ремесленник всегда (как впрочем и крестьянин) в погоне за временем. Время — продукт, время — товар. Вот почему ему необходимо нужно ставить жилище на скрещении путей, доставляющих ему топливо (затем сырье, полуфабрикат).
 
Топливо! Транспорт топлива! Революция в передаче энергии является условием, которое позволяет нам надеяться на устранение и невероятной изолированности с одной стороны и необычайной, гипертрофированной скученности с другой.
 
Энергию можно стало передавать на расстояние по проводам. Провод стал заменять дорогу. Транспорт топлива превратился в ТРАНСПОРТ ЭНЕРГИИ.
 
 

Транспорт энергии

 
Надо иметь ввиду, что чем длиннее провод, тем энергия дороже. Поэтому первое время в старых промышленных центрах привозной уголь превращается в энергию, а затем промышленность переходит к новым, местным источникам энергии, так как они не требуют транспорта топлива. Это вызывает некоторое захирение прежних центров, но создает не меньшие, а иногда и более крупные центры промышленности, крупные города, правда уже в других, в новых районах.
 
Лишь распространение СЕТИ проводов на весьма отдаленные углы страны, лишь создание повсюду своих местных станций и в особенности т. н. кольцевая передача энергии (общая сеть различных станций) создает условия для полного переворота в формах размещения и расселения, такого переворота, какого еще не знала человеческая история.
 
Переворот заключается в том, что раз не надо будет возить в Ленинград топлива, раз топливо в виде электроэнергии может быть получено на месте получения сырья, где-нибудь у горы Магнитной на далеком замершем сравнительно Урале — незачем возить и руду в Ленинград. Вместе с рудой ведь идут и отходы, отбросы производства и весь тот материал, что войдет затем в графу «брака» и в графу утилизации тех же отходов и т. д.¹.
____________
¹ Иное дело с мукой, хлебом и др. продуктами питания и с некоторыми видами строительных материалов (цемент, бетон). Тут выгоднее возить полуфабрикат, ибо после процессов обработки он увеличивается и в объеме и в весе. В этом одна из причин отсталости этих производств в прошлом и уходящем настоящем.
 
Мало того. Уменьшается в этих условиях объем грузоперевозок не только топлива, не только сырья, но и готовых изделий. Далее, переходом на местное сырье исчезнет в зависимости от стоимости перевозок готового фабриката и узкая промышленная СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ районов, и сельскохозяйственная² МОНОКУЛЬТУРНОСТЬ их.
____________
² Монокультурность Египта (хлопок) является сама продуктом колониальной системы. Великобритания обрабатывала хлопок на своем угле. С падением власти английского финансового капитала Египет на базе собственных источников энергии конечно сам станет центром текстильной промышленности.
Наш Турксиб с его идеей превратить Советскую Среднюю Азию в монокультурную страну борется с монокультурностью и Египта и хлопководческого юга САСШ. При дальнейшем развитии научного земледелия не исключен переход хлопководства скажем к Ивано-Вознесенску, Шуе.
 
Так, все современное развитие сельского хозяйства идет по направлению сокращения грузоперевозок продукта от места производства к месту его переработки и потребления.
 
И селекция и вся техника гибридизации растений, техника удобрений, просвечивания семян и оранжерейная тепличная техника и вся работа современной зоотехники — все это сосредоточено на одной задаче:
 
ПРОИЗВОДИТЬ ЛЮБОЙ ПРОДУКТ В ЛЮБОМ ГЕОГРАФИЧЕСКОМ РАЙОНЕ.
 
Последствия перемен в способе транспортирования энергии, последствия замены топливных путей металлическими проводами, особенно кольцевой передачи, а в будущем и беспроводной передачей невозможно учесть так, на быстрый глазок.
 
Сырье развивалось у топлива³, сырье тянулось к топливу, к скрещениям путей сообщения.
____________
³ Ибо если оно не имело топлива, то оно и не могло стать сырьем для производства продукта на рынок, без топлива следовательно невозможно было отделить промышленность от земледелия.
 
Теперь энергия (обработка) тянется к сырью. Сырье повсюду — энергия тянется повсюду. Производство повсюду — жилище повсюду. Приход энергии к местному сырью коренным образом меняет положение земледелия. Земледелие распределяется не центрами, а по всему пространству земли. Каким образом эта растянутость сельскохозяйственного производства обуславливала огромное развитие городских центров? Деревня, как основной источник развития города, как источник сырья для города развивалась (речь идет о товарной, не общинной деревне) в меру своих связей с рынком, с городом, т. е. она тянулась со своим сырьем к топливу, т. е. к городу, к скрещению путей сырья с путями топлива. Топливо было на месте скрещения путей (но не обязательно там, где его добывали). Сырье тоже.¹ Теперь энергия тянется к сельскохозяйственному сырью, НЕ К СКРЕЩЕНИЯМ ПУТЕЙ, но К МЕСТУ ПРОИЗВОДСТВА ЭТОГО СЫРЬЯ.
____________
¹ Маленькая Лютеция имела один радиус деревень для своего существования, многомиллионный Париж — другой.
 
Мы реконструктируем деревню не только в смысле перехода ее с мелкого на крупный, машинный способ производства. Точнее переход земледелия на машинный способ производства или соединение промышленности с земледелием будут означать, что ПЕРЕРАБАТЫВАТЬ СЫРЬЕ ЧЕЛОВЕК БУДЕТ ТАМ ЖЕ, где будет производится и его добывание.
 
ЧЕМ МЕНЬШЕ² БУДЕТ ПРЕДПРИЯТИЕ по обработке продуктов земледелия, тем меньшее расстояние будет двигаться земледельческое сырье к переработке, тем меньшее расстояние будет проходить тот готовый фабрикат, который не предназначается на потребление других районов.
____________
² По территории.
 
Так величайшая концентрация производства в экономике ведете к величайшей децентрации производства в пространстве. Ленин этот процесс называл РАССЕЯНИЕМ промышленности. Так сольется промышленность с земледелием.
 
Мы еще не знаем, во что выльется — в техническом смысле — этот процесс. Но уже сейчас не трудно себе представить КОМБАЙН, который производил бы, скажем, еще одну, дополнительную операцию — превращения зерна в муку.
 
Таким образом, из закрытых помещений производство вернулось бы на открытый воздух. Новые условия транспорта энергии ставят по-новому и вопрос об источниках энергии. Будет ли передача энергии по проводам или беспроводная — безразлично, будет ли энергия передаваться на расстояние из каких-то огромнейших центров — источников энергии? Будут ли развиваться и местные источники энергии?
 
Сеть вытеснит центры. В этой сети огромное значение приобретают не столько центры энергии, сколько возможность собирать и крупные и мелкие и мельчайшие источники энергии на одну единую сеть энергии. Переход от центров энергии к сети перевертывает вверх ногами проблему истощения мировых запасов энергии, поскольку при сети мы имеем дело с собиранием мельчайших, а при центрах с растратой — крупнейших источников энергии.
 
Как эти процессы, как новые формы размещения производств повлияют на формы расселения? Каким образом можно будет покончить и с изоляцией человека и с жилищной скученностью людей, с этими продуктами простого товарного общества, так бесконечно усиленным развитием крупного капитализма? Но этот вопрос есть вопрос
 
СВЯЗИ ГРУППИРОВКИ ЖИЛИЩ С ГРУППИРОВКОЙ ПРОИЗВОДСТВА.
 
История знает следующие четыре основных отношения группировки жилищ по отношению к группировке людей в производстве.
 
Первое. СОВМЕСТНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПРИВОДИТ К СОВМЕСТНОМУ ПРОЖИВАНИЮ. СОВМЕСТНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПРИВОДИТ К ОБЩЕМУ ЖИЛИЩУ. Это подтверждается опытом первобытного коммунизма (пастушеские народы). Там жилище строилось одно на всех участников производства. Исследователи насчитывали 250—300 человек в одном жилище.
 
Можно ли распространить этот случай на другие общественные формации? Коммунизм, СОВРЕМЕННЫЙ коммунизм должен охватить общим процессом производства по крайней мере сотни миллионов людей. Если бы совместному труду соответствовало совместное жилище, то было бы правильным построить одно жилище на несколько сот миллионов людей. Для лучшей проверки положения перейдем ко второму.
 
ОТДЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПРИВОДИТ К СОВМЕСТНОМУ ПРОЖИВАНИЮ.
 
Самый независимый, отдельный производитель в истории — это мелкий буржуа. Однако именно мелкая промышленность создала «скопление гигантских масс в городах». Возьмем Париж, Лондон, Берлин. Для гарантии точности представим их в XIV—XV веках, когда не было вовсе крупной промышленности.
 
Если верить тому положению, будто совместный, коллективный труд ведет к коллективному проживанию, к общему дому, то выходит, что мелкая буржуазия должна была бы размельчить существующие деревни, а она их, эти мельчайшие деревни, как раз и превратила в сгущенные образования ввиде городов.
 
Третье. ОТДЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПОРОЖДАЕТ И ОТДЕЛЬНОЕ ЖИЛЬЕ.
 
Так происходит с деревней под влиянием развития товарных отношений. Так капитализм влияет на деревню. Тот самый капитализм, который в своем развитии как будто бы³ создает скученность.
____________
³ Именно как будто. Капитализм создает и скученность и изоляцию, один является продуктом другого. Чем большее расстояние охватывает район деревень, снабжающих сырьем город, тем больше оно усиливает скученность города. Вспомни пример с Лютецией и Парижем.
 
Второй и третий случай прекрасно опровергают предположение, будто КОНЦЕНТРАЦИЯ КАПИТАЛА СОЗДАЕТ КОНЦЕНТРАЦИЮ ЖИЛИЩ.
 
Капитала еще нет, а город уже есть. Концентрации капитала еще нет, а город уже процветает.
 
Сам Вавилон способен посмеяться над этой идеей.
 
А что делать с деревней, которая вопреки этим утверждениям не только не скучивается, но народу в ней делается все меньше под влиянием укрупнения производства и концентрации капитала?..
 
Только первый случай и только третий кажется подтверждают зависимость совместного проживания от совместного труда и, следовательно, отдельного проживания от отдельного труда.
 
Четвертый случай. СОВМЕСТНОЕ ПРОИЗВОДСТВО ПОРОЖДАЕТ ОТДЕЛЬНОЕ ЖИЛИЩЕ.
 
Рабочая казарма, как будто, подтверждает правильность закона, выведенного на опыте первого и третьего случаев. Вместе работаем — вместе живем. Увы, это относится только к бедному, слабо развитому капитализму, главным образом к эпохе мануфактуры. В развитом капитализме рабочий имеет индивидуально-семейное жилище, и если может всегда живет даже в коттедже. Мы можем порицать «мещанские наклонности» рабочего, громить его отсталость, «оппортунизм», обвинять его в биологическом уклоне и т. д., но мы не знаем еще ни одного живого конкретного рабочего, который поменял бы квартиру и тем паче коттедж на койку в общежитии. А обратных случаев мы знаем сколько угодно.
 
Тут мы переходим уже к вопросу о том, какова ВНУТРЕННЯЯ, СОЦИАЛЬНАЯ ФОРМА ЖИЛИЩА.
 
Город — это жилище? — Нет. Это форма расселения, а не форма жилища.
 
Дом? Городской, большой городской дом — жилище? Нет. Это вертикальная форма скученности жилищ, но не жилище.
 
Жилище — это здание, охватывающее род.
 
Жилище — это двор (не изба). А общинная патриархальная деревня это уже не жилище, это форма расселения.
 
Жилище — это КАЗАРМА, ОБЩЕЖИТИЕ.
 
Жилище — это ХУТОР.
 
Жилище — это ФЕРМА.
 
Жилище — это КОТТЕДЖ, КВАРТИРА, КОМНАТА, УГОЛ. Но город, деревня, дом, изба — это не жилище¹.
____________
¹ Социальная форма жилища не имеет и грана вещности, социальная форма жилища не вещь, но отношение, форма отношений «скрытых под вещественной формой».
 
Жилище коммунистического рода не знает никаких делений на город и деревню; делений деревни на дворы, делений города на дома, делений дома на комнаты.
 
Это отсутствие делений внутри расселения и жилища свидетельствует об отсутствии общественного разделения труда. Патриархальная община знает уже первое крупное разделение труда в обществе: между женщиной и мужчиной. Мужчина занимается земледелием, в то время жена занимается дома — отсюда ее подчиненное положение в обществе. Когда нет полевых работ, муж дома занимается ремеслом, жена опять домашним хозяйством.
 
Почему же одно жилище рода при этих условиях не делится на две половины — мужскую и женскую, а происходит прежде всего деление одного жилища на многие, жилища на дворы, и лишь затем деление уже этих жилищ на две половины?
 
Тут сыграл роль переход от скотоводства к земледелию. Одно жилище превращается в деревню², состоявшую из многих жилищ. Отчего это зависит? От перехода к новому способу производства, а значит, к новому способу размещения.
____________
² Обращаю внимание, что тут деревня представляет собой совокупность вместе расположенных жилищ (патриархально-крестьянская форма расселения), что при развитости капиталистических отношений в деревне нет „деревень“, но есть фермы, хутора.
 
Жилище деревенское — величина не арифметическая, но хозяйственная. Мужчин работников столько, сколько нужно для обработки определенного участка земли. Какой величины этот участок?
 
Величина его измеряется при данных орудиях временем, достаточным для того, чтобы производству захватить погоду и успеть обработать землю.
 
Увеличение числа работников приведет к дроблению земельного участка по числу новых работников, следовательно и к созданию нового жилища.
 
Почему?
 
Да потому, что данный способ производства требует не только известной кооперации в производстве, потому что каждый лишний человек делается не только сотрудником, помогающим производству, но одновременно и потребителем, растратчиком общего продукта. Количество работников необходимо поэтому должно быть минимальным.
 
Это количество и есть то, что называется патриархальной семьей, вступившей на место коммунистического рода.
 
Но почему же в таком случае жилища расположены не каждое само по себе, а рядом в одной деревне?
 
Потому что разделение труда в земледелии произошло не окончательное. Часть территории: луга, пастбища, леса и т. д. остаются еще в общем пользовании.
 
Лишь переход к новому способу производства и к новому разделению труда приводит и к новым формам расселения и к новым формам жилища. Луга, пастбища, лес по-старому объединяют людей в деревни, (в одну общую группировку), земледелие разрывает ее на отдельные дворы (жилища), но с тех пор, как занятия ремеслом становятся для части деревни не сезонными, а постоянными занятиями, это новое разделение труда стало означать начало города и конец деревни. Это же новое разделение труда создает и новое жилище — мещанское, жилище независимого ремесленника. Новое разделение труда повело и к новому делению и разделению жилища. Мещанская семья в отличие от патриархальной охватывает лишь два поколения, так как при новом разделении труда, понятно, требуется меньше людей на данную операцию.
 
Место рода и патриархальной семьи занимает при капитализме в городе мещанская, затем капиталистическая семья, а в деревне? Тут происходит не только отделение промышленности от земледелия, но дальнейшее разделение труда и в самом сельском хозяйстве. При капиталистическом сельском хозяйстве производитель уже оторван от других в силу укрепления, с одной стороны, специализации, в силу отделения полеводства от животноводства — с другой.
 
Община (значит и деревня) разложилась и из деревни человек переходит на ферму-хутор. Что же будет при социалистическом способе размещения?
 
Не будет ни города, ни деревни¹, не будет грани между ними, они соединятся в одно целое.
____________
¹ Так как не будет общественного разделения труда на добывающий и обрабатывающий, т. к. произойдет соединение промышленности с земледелием, а не наоборот, последнее означало бы лишь машинизацию процессов добывания.
 
А жилище? Жилище — это продукт дальнейшего технического разделения труда. Последнее приведет к еще большему уменьшению его размеров. От родового, от патриархального жилища в 4 поколения, от мещанского в два поколения, капиталистического в одно, техническое разделение труда при социализме приведет к жилищу на одного человека — к индивидуальному жилищу.
 
Почему при капитализме этого не происходит?
 
Потому что жена и муж еще не могут произвести окончательного разделения труда, как капиталист связан разделением труда с наемным рабочим. Они связаны единством хозяйственных интересов: наследования имущества и общностью капитала. Точно так же и пролетарская семья связана общностью интересов воспроизводства своей рабочей силы и надеждой на поддержку своих сил детьми на старости.
 
Лишь социалистические отношения поставят общество непосредственно перед производителем-человеком и человека-производителя непосредственно перед лицом общественных лишь связей...
 
Ибо они уничтожают разделение труда между мужчиной и женщиной.
 
[Необходимо заметить: ход определенной различных форм семьи — патриархальной, мещанской, мелкобуржуазной, капиталистической и пролетарской, сознательно дан нами в абстрактных формулах.
 
В жизни неизбежны отклонения. Патриархальная семья (4 поколения) может приближаться по размерам к роду — 6 поколений. Мещанская (2 поколения) к патриархальной— 4 поколения.
 
Капиталистическая и пролетарская (1 поколение, пара, чета) к мещанской — 2 поколения].
 
Форма расселения: город, деревня, форма влияет на ВНЕШНЮЮ ФОРМУ ЖИЛИЩА, но никак не на внутреннюю.
 
Не важно, живу я в отдельном бараке-общежитии или в общежитии, помещающемся в большом доме. Социальный характер формы жилья не изменился. Все равно, форма жилища в том и другом случае является примитивно-коммунистической.
 
То же самое не важно, живу ли я в отдельной квартире многоквартирного дома или моя отдельная квартира помещается за городом и называется поэтому коттеджем. И в том и другом случае социальная форма жилища одна: семейно-мещанская.
 
Не важно, живу ли я в комнате отдельной, помещенной внутри большущего дома, или нет, ибо комната остается комнатой, хотя бы ее и поставили за город одну и окружили бы, скажем, зеленью, тишиной и пр. Социальный характер или вернее социальная форма, внутренняя форма жилища не изменилась.
 
Такой получается вывод, если мы оторвемся от навязчивого физико-географического критерия и будем пользоваться социально-историческим...
 
И в первом случае и в последнем факт совместного, коллективного производства налицо. Но в первом случае он приводит к совместному жилищу, а во втором к отдельным квартирам на семью и даже к отдельным комнатам на человека.
 
При низкой технике общий труд означал и общее место жилья, при высоко развитой, капиталистической технике (разделении труда) общий труд создает ОТДЕЛЬНОЕ ЖИЛИЩЕ, но (сплошь и рядом) ОБЩЕЕ МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ. А это не одно и то же.
 
Может быть зато общность местоположения (дом, квартал, город² создается общностью в производстве? Нет. Далеко нет. В этом вся суть. Работа на предприятиях Форда есть общая работа на один концентрированный капитал, но люди живут в различных группировках: одни под Детройтом, другие в Ирландии, третьи в Константинополе, четвертые в Белграде.
____________
² Город — это форма расселения. Она порождает и свою форму группировки: горизонтальную и вертикальную. Город т. о. является условием группировки жилищ, местом расположения жилищ, но не формой ее (группировки).
 
То же самое в любом солидном пароходном деле: одни живут на берегу, другие на пароходах. Но трудятся все в одном предприятии, ибо если остановить работу одной из группировок — остановится и другая.
 
Совместный труд примитивных народов влек за собой совместное жилье. Совместный труд современных народов развивает личность.
 
Как, в связи с чем развивается личность в человеке? В связи с появлением собственности. Собственность в ее хозяйствующей, эксплоатирующей, подавляющей другие, все другие личности кроме личностей — членов данного эксплоататорского коллектива, исчезнет.
 
Но рождаться человек будет отдельно — не коллективно. Есть, пить, спать и одеваться и т. д., словом ПОТРЕБЛЯТЬ будет всегда отдельно. И чем выше общество, тем больше будет прав личности в потреблении, не забудем, что социализм означает избыток продуктов (пятилетка и есть стремление недостаток — продукт капитализма превратить в избыток — социализм).
 
Вместе с частной собственностью исчезнет буржуазная, капиталистическая собственность, буржуазная, капиталистическая личность, но личная собственность, личное потребление, личная инициатива, личный уровень развития, личные руки, личные ноги, личная голова, мозг не только не исчезнут, но будут впервые доступны каждому, а не избранным, не «привилегированным», как то было до социализма. Личность — потребность социалистического способа производства, создавшаяся уже в недрах капиталистического.
 
Личность явится продуктом отдельного (в данный момент, территориально, но не экономически отдельного) производственного положения. Личность — это продукт технического разделения труда, а не общественного. Не признавать коллектива, но в то же время провозглашать ЛИЧНОСТЬ как это делает Макс Штирнер, значит восторгаться следствием, презирая причину. Превозносить коллектив и игнорировать личность, значит хвалить русский язык, но запрещать говорить русскими словами. Так делают наши, современные штирнерианцы навыворот, сторонники специфического оттенка прудонистского коммунализма.
 
Нельзя противопоставлять личность коллективу и наоборот.
 
Чем сильнее коллективные связи, тем сильнее личности, его составляющие, и ИМ ВЫДЕЛЯЕМЫЕ. Чем сильней личность, тем сильней коллектив, которому она служит, тем сильней классовый коллектив, которому эта личность служит...
 
Личность единица не арифметическая, но социальная, общественная единица.
 
В досоциалистических формациях единицей личность служила постольку, поскольку она была величиной порабощающей, эксплоатирующей, угнетающей.
 
Остальные были не люди.
 
Задача социализма не увековечивать это отношение, а изменить его.
 
Надо уничтожить эксплоатацию, уничтожить и ее продукт — дворянскую, капиталистическую, мещанскую личность. Уничтожить же личность человека вообще, значит уничтожить всякое разделение труда между отдельными людьми. Нашей же задачей вовсе не является уничтожение разделения труда вообще, как того требуют идеалы крестьянской общины, представленные в лице Н. К. Михайловского.
 
Наша задача уничтожить ОБЩЕСТВЕННОЕ разделение труда: между предпринимателем и наемным рабочим, между мужчиной и женщиной, между городом и деревней, и наконец, между отдельными странами.
 
В самой оценке разделения труда между людьми мы считаем неизбежным, необходимым, мы считаем обязательным условием развитие производительных сил общества. Но в то же время мы абсолютно не расходимся с Н. К. Михайловским¹ в ОЦЕНКЕ последствий СПЕЦИАЛИЗМА, возникающего из технического разделения труда. Со всей решительностью мы осуждаем его.
____________
¹ Точнее Н. К. Михайловский с научным социализмом.
 
Но в то время как Михайловский противопоставляет ему, этому специализму, прошлое с его низким уровнем производительных сил, мы противопоставляем прежней специализации будущее, т. е. специализацию. Да, еще большую. До тех пор надо проводить техническое разделение труда, чтобы стала возможна легкая смена труда.
 
Тогда будет уничтожено окончательно общественное разделение труда, противоположность между умственным и физическим трудом, квалифицированным и «черно»-рабочим, ответственным и неответственным, «бабьим» и «мужицким», городским и деревенским делом и т. д.
 
Тогда лишь станет возможным полное слияние «труда» и «образования». Пока же общее образование и физкультура стараются заполнить провалы специализма, стараются быть универсальными. С разделением труда между отдельными людьми, с продуктом этого разделения труда личностью бороться бесполезно, ненужно, реакционно. Историческая наша задача состоит лишь в устранении односторонности человеческой личности, в превращении личности из буржуазно ограниченной с ее профессионализмом, из капиталистически-ограниченной с ее специализмом во всесторонне развитую, социалистическую личность.
 
Мы за разделение труда, но мы и за систему смены труда, которую делает возможным именно разделение труда.
 
Трудность в усвоении сущности взаимоотношения личности и коллектива из за невозможности разрешить ее без изучения вопроса о разделении труда — общественном и разделении труда техническом усугубляется еще тем, что забывается крупность экономическая, производственная и территориальная.
 
Без умения резко разграничить эти три вещи нельзя ничего понять в аграрной экономике так же, как и в проблеме рассеяния промышленности.
 
Экономическая крупность предприятия в современном обществе измеряется величиной капитала, но не количеством рабочих, занятых в предприятии — в противном случае огромнейшую фабрику электроэнергии пришлось бы объявить мелкой мастерской, т. к. на электрогидростанции работает несколько человек, а иную ремесленную мастерскую мануфактурного типа, имеющую сотни рабочих в своем составе пришлось бы, объявить крупной фабрикой.
 
Производственная крупность определяется также не количеством людей, привлеченных к орудиям производства. Производственная крупность предприятия характеризуется количеством продуктов, вырабатываемым рабочим равной подготовленности, равных усилий, при одинаковом количестве времени.
 
Территориальная крупность может иногда совпадать с экономической и производственной крупностями.
 
Особенно в эпоху перехода от мелкого к крупному производству, напр., от мелкого городского ремесла к мануфактуре или от мелкого земледелия к кооперированному, коллективизации.
 
В определенных условиях размещения центры становились признаком крупности предприятий, в новых, иных условиях размещения их заменить должна будет сеть.
 
Именно сеть станет условием, территориальным признаком крупности.
 
Что крупней, одна на 25 тыс. жителей города прачечная, механизированная «по последнему слову техники», или 25 прачечных на каждую тысячу жителей, также механизированных по еще более «последнему слову»? Конечно 25 прачечных выше одной, хотя обыкновенно думают иначе. Они нужней, т. к. большинство населенных пунктов менее 25 тысяч¹. Они вытеснят мелкие прачечные, ибо в 25 раз (фактически много больше!) ближе к потребителю. Они побьют мелкую технику, ибо их, эти прачечные, легко производить по сравнению с тяжелым оборудованием крупной прачечной... Но, разумеется, они возможны, когда имеется сеть или по крайней мере местные источники энергии.
____________
¹ Цифры привожу случайные.
 
Тоже с фабриками-кухнями и т. д.
 
Мир когда-нибудь придет к такому укрупнению, что будет лишь одна сеть питания, стирки, жилья и т. д. Но человек никогда не увидит такого укрупнения предприятий, чтобы на всю нашу планету оказалась бы сооруженной одна прачечная или столовая, один центр стирки, питания.
 
Сеть победит, центр отомрет².
____________
² Вместе с центром отомрет и система центрального водоснабжения, канализации и т. д. эти основы современного коммунального хозяйства.
 
В будущем будет немыслима теснота людей на производстве. Наоборот: вокруг одной группы автоматических станков, на которой работает³ один человек, можно будет оставлять свободное пространство для зелени, света и воздуха, и производство перестанет быть источником профессиональных заболеваний, связанных в немалой мере с условиями расположения предприятия. Таков в перспективе неизбежный результат постепенного вытеснения человека машиной.
____________
³ Пожалуй работает, производит уже не он, а машина. Человек организует деятельность машин или даже организует деятельность людей по организации деятельности машин. В первом случае всегда возле группы машин, во втором всегда в движении: по телефону или через авто.
 
Сокращение времени, необходимого на производство продукта, вызывало в данных условиях (получения энергии и сырья) скученность, создавало неслыханно высокую земельную ренту. Это же сокращение времени в других условиях вместо скученности, концентрации, скоплений, приведет к МАКСИМАЛЬНОМУ РАССЕЯНИЮ промышленности, к МАКСИМАЛЬНО-РАВНОМЕРНОМУ (т. е. без средоточий с одной стороны и без пустынь с другой, одно, вызывающее существование другого...) расселению людей.
 
Интересно сопоставить наши взгляды со взглядами анархо-коммунистов в лице их идеолога П. Кропоткина.
 
По Кропоткину центры подают энергию местному производителю прямо на дом (в будущем).
 
По нашему:
 
Центров энергии нет. Есть единая СЕТЬ энергии. Центральных источников нет, есть местные, крупные и мелкие, мельчайшие, повсюдные источники энергии. Каждый центр является периферией и каждый пункт периферии центром.
 
Сеть должна быть собирателем мельчайших энергий, а не только способом распределения энергии от крупных источников.
 
П. Кропоткин освобождает человека от скученности возвращением к мелкому ремеслу с помощью крупной промышленности. Научный коммунизм борется со скученностью и изолированностью путем нового размещения земледелия, горнодобывающей промышленности, путем соединения обрабатывающей промышленности с ними в одно целое.
 
ТЕРРИТОРИАЛЬНО решения близки, почти одинаковы: и у Кропоткина и у Ленина налицо РАССЕЯНИЕ производства. Но экономически — один стоит на базе мелкоремесленной, другой — крупнопромышленного способа производства¹.
____________
¹ С. Мотолянский в журнале «Революция и культура» сравнивает идеи Виллиама Морриса («Вести ниоткуда») с идеями «нашего современника» М. Охитовича». Он оговаривается, правда, что к сходным выводам В. Моррис и «наш современник» пришли на основе различных социальных мотивов. Если бы С. Мотолянский был марксистом, для него это заявление было бы не оговоркой, а основой суждения.
 
И эти прежние условия размещения производства, расселения людей повлияли на самый
 
СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА СТРОЕНИЙ.
 
Все говорят об отсталости строительного производства. Надо не говорить, надо объяснить эту отсталость.
 
.... Капитализм развивается неравномерно. Наряду с величайшей, тончайше развитой современной крупной индустрией существуют бесконечно отсталые: 1) ЗЕМЛЕДЕЛИЕ, 2) строительная техника, 3) техника обработки пищи, стирки белья (т. н. домашнее хозяйство).
 
Эти три отсталые отрасли еще не подтянулись до уровня остальных отраслей промышленности.
 
Основная причина отсталости строительной техники и земледелия одна и та же. Решающий сдвиг² в технике сельскохозяйственного производства связан с появлением бензина и технического транспорта в Деревне. Впервые энергия пришла к сырью. А в строительной технике...
____________
² Первой революцией в земледелии является появление машины на смену сохе, бороне, но на прежней, конной еще, тяге.
 
Современное направление ее развития связано с тем же самым движением энергии к любому, к местному сырью. Передача энергии на все большие расстояния покончит с городской земельной рентой (тут техническая революция поможет социальной), этим последним бетонным, долговечным и тяжелой конструкции препятствием к революции в строительной технике.
 
В самом деле, почему в самых развитых центрах современной индустрии, где есть и сырье и топливо, где была сконцентрирована энергия, почему в этих, казалось бы, самых благоприятных условиях строительное производство осталось на ремесленно-средневековом уровне?
 
Из-за высокой земельной ренты. Из-за тяготения промышленности к скрещениям путей топлива и сырья, полуфабриката. Скученность внешняя создавала скученность внутреннюю. Стремление всех к месту производства сокращало площадь каждого, всякое расширение жилища могло происходить лишь за счет соседа. Таким образом техническим идеалом строителя города стало жилище минимальных размеров¹.
____________
¹ С момента появления торгового капитала в городе с этим принципом вступает в неразрешимые противоречия внутригородской транспорт. Он расширяет улицу. Этим самым он еще больше сжимает дома, следовательно вызывает бесконечно новые потребности в улице, т. к. в сжатом доме больше народу, значит и потребность в транспорте большая.
Подробней о роли транспорта смотри наши работы в «Вестн. Комм. акад.» № 35—36 за 1930 г., «Строительство Москвы» № 1 за 1930 г.
 
Дома превратились в коробки, получили форму коробок. Ибо внешняя форма зданий меняется не в зависимости от потребности или внутренней социальной формы жилищ и не в зависимости от строительного материала (из глины, дерева, камня строили и строят круглые и прямоугольные дома)², но вследствие
 
ЗАВИСИМОСТИ ВНЕШНЕЙ ФОРМЫ ОТ РАСПОЛОЖЕНИЯ ЖИЛИЩА ОТ ГРУППИРОВКИ ЖИЛИЩ.
____________
² Важен т. о. не материал сам по себе, а отношение к нему.
 
Вы не можете сделать сводчатый потолок, ибо выше вас есть другое жилище, другое помещение. И необходимость для жильцов (или для вас) ступать по ровному полу с неизбежностью заставляет вас, живущего под ним (или под самим собой), иметь ровный потолок. Вы не можете изменить форму жилища и в горизонтальном направлении, ни увеличить его размеры, ибо внешняя форма вашего жилища, размер вашего жилища ограничиваются расположением, группировкой жилищ.
 
Дорога и забор — первая причина перехода жилища к «прямоугольной» форме от «круглой». Топор сделал осуществимым этот переход от замкнутых кривых к прямым линиям домов. Скрещение улиц и вертикальная группировка жилищ — причина дальнейшего развития прямоугольности домов. Долговечность зданий была потребностью мануфактурного способа производства и неизбежным следствием скученности (в частности вертикальной).
 
Изменения в технике производства, необходимость в ТЕХНИЧЕСКОМ ПЕРЕОБОРУДОВАНИИ ПРЕДПРИЯТИЙ (темп, темп!) требуют разрушения старых городов, старых домов. Они требуют самых недолговечных зданий. Этажность — этот бич недолговечности — последний страж долговечности зданий, должна уступить место безэтажным строениям.
 
Новый способ размещения производства оказался причиной (которая уже действует и сегодня) того, что человечество, наконец, сможет перейти к новому способу производства в строительном деле. И как всякий новый революционный способ производства, он придет, как самый ДЕШЕВЫЙ...
 
Новый способ стройпроизводства покончит и с бытом, с укладом жизни вообще. Ибо строительство не должно увековечивать отношений людей (а быт, уклад именно и характеризуют НЕИЗМЕННОСТЬ отношений), новое строительство не должно и перегонять их. Оно должно СЛЕДОВАТЬ за человеком, за изменениями в отношениях между людьми и в развитии отдельной личности, СЛЕДОВАТЬ за ним, а НЕ ПЕРЕГОНЯТЬ их и не закреплять старые отношения.
 
Жилище, как одежду, можно улучшать: увеличив его в размерах вширь, вверх, увеличив размеры окон и т. д. Разве это мыслимо при старой технике?
 
Нет, только сборный, разборный, досборный дома будут отвечать актуальным потребностям конкретного развивающегося человека.
 
Если новый способ размещения производств требует и
 
НОВОЙ ГРУППИРОВКИ ЖИЛИЩ,
 
то новый способ строительного производства делает эту задачу осуществимой.
 
Но до тех пор, пока мы еще не разрушили существующий в реальности город, до тех пор, пока не РАССЕЯЛИ промышленность городов, мы можем говорить о 40—50 годах, в которые мы должны уложить свои проекты расселения рабочих этих старых городов. Ибо здания не амортизируются до истечения этого (примерно) срока, ибо энергия еще получается от центров, не от сети. В эту эпоху огромную роль суждено будет играть легковому транспорту — особенно автомобилю. Чем город развитей, тем большая потребность во внутригородском транспорте. Чем город развитей, тем меньше возможности использования этого транспорта. Таков результат скученности, скоплений, концентрации. В этом выражение противоречия между городской формой размещения и стремления производителя к производству. Противоречие столь велико, что современному работнику лучше бывает жить дальше (географически), чтобы быть ближе (во времени¹), но это возможно только при условии ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЛЕГКОВОГО ТРАНСПОРТА в качестве средства связи с местом производства.
____________
¹ Пока, следовательно, существует территориальная концентрация производства, условием нашей близости к производству является автомобиль, но не место, не территория. Но легковой автомобиль не исчезнет и при самом рассеянном размещении производства, покамест сохранятся жилые связи (семья, приятели, «бытовые коммуны» и т. д.)
 
Легковой АВТОМОБИЛЬ таким образом ЯВЛЯЕТСЯ ПОТРЕБНОСТЬЮ ПЕРЕХОДНОЙ эпохи от города к уничтожению его к соединению его с деревней в одно целое, автомобиль является неизбежным спутником нерассеянной еще по пространствам промышленности.
 
В переходную эпоху любая форма жилища — мещанская ли, бытовая ли коммуна, пролетарская или, наконец, социалистическая, индивидуальное жилище, — все они будут носить неизбежно отпечаток принудительности и близости и отдаленности, поскольку МАТЕРИАЛ ЖИЛИЩА неподвижен, неизменен в продолжение ЦЕЛОГО ВЕКА, а форма жилища подвергается изменениям в течение полудесятилетия, а иногда даже и полугода.
 
Таким образом способ строительного производства с одной стороны и с другой — способ планировки становятся средствами разрешения социальных вопросов.
 
Они будут или мешать (принудительность именно в этом) или облегчать становление новой социальной формы жилища, будут препятствовать новые отношения людей между собой или питать их человеку при этих условиях остается лишь заставить технику служить обществу, служить себе, своим потребностям; человеку при этих условиях придется объявить войну, беспощадную войну технике, старой строительной технике и ее идеологическому представителю — беспринципному подражательству, безграничному техницизму. Старой технике он войну объявит. Новую технику запряжет в свою историческую колесницу.
 



 

 
 

15 мая 2022, 10:32 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»