наверх
 
Удмуртская Республика


A. Мордвинов. К выставке Баухауз в Москве. 1931

Поселок Дессау-Тёртен. Кухня с мебелью, 1926 г. Фото Wedekind / Dessau. Из издания: Walter Gropius. Bauhausbauten Dessau. — München : Albert Langen Verlag, 1930. — (Bauhausbücher 12).
Поселок Дессау-Тöртен. Кухня с мебелью, 1926 г. Фото Wedekind / Dessau.
Из издания: Walter Gropius. Bauhausbauten Dessau. — München : Albert Langen Verlag, 1930. — (Bauhausbücher 12).
 
 

К выставке Баухауз в Москве / A. Мордвинов // Советская архитектура : № 1—2 : 1931. — С. 8—11.

 

БАУХАУЗ

к выставке в Москве

 
Материалы организуемой ВОКС’ом выставки представляют собою работы германской школы Баухауз (строительный дом) в Дессау, руководимой архитектором Ганес Майером с 1928 г. до разгрома Баухауз. Помимо произведений, выполненных студенчеством, на выставке имеется ряд персональных работ Ганес Майера, выполненных при участии студенчества. Выставка Баухауз представляет для нас чрезвычайный интерес. Она является отчетом о последнем периоде развития Баухауза, с одной стороны, и, с другой, — отражает движущие тенденции и противоречия искусства капиталистической Германии вплоть до зарождения в его недрах элементов пролетарского искусства, встающих в непримиримое противоречие с господствующей буржуазной идеологией. Если грубо, схематично просмотреть процесс развития буржуазного искусства последних десятилетий, то в основном мы увидим процесс выхолащивания идейного содержания искусства, который приводит к фетишизации отвлеченных форм, к «вещизму», техницизму и к отрицанию искусства.
 
Так например, в живописи процесс выхолащивания идейности, сюжетности, изображение реального мира шел через распад, крайнюю дифференциацию живописи на составные элементы формы и материала, культивировавшиеся отдельными течениями: футуризм — выражение динамики, кубизм — структурность предметов, супрематизм — абстрагированное сочетание цветовых пятен, конструктивизм — выявление фактуры естественных материалов, выход за пределы картинной плоскости и переход к конструированию.
 
 
Агитпроп-тележка на противовоенной демонстрации 1930 г. Коллективная работа ячейки коммунистической партии Баухауз, Дессау
Агитпроп-тележка на противовоенной демонстрации 1930 г. Коллективная работа ячейки коммунистической партии Баухауз, Дессау
 
 
Замена живописи производством вещей, замена искусства индустриальной техникой — вот логический итог, тупик, в который зашло искусство периода разложения капитализма. Иначе и быть не могло — капитализм развивается, следовательно его идеологическая надстройка — искусство без перспектив.
 
Из этого тупика нет выхода в пределах буржуазного искусства, и для того, чтобы создать иллюзию этого выхода, остается или отрицать искусство, или заняться реставрированием старых буржуазных стилей, подновленных моментами конструктивизма (неоклассицизм, невещественность в живописи). Подлинно революционного художника ни тот ни другой выход удовлетворить не может.
 
Баухауз отразил в себе эти основные тенденции развития искусства последних десятилетий.
 
 
Обложка журнала женщин-работниц
Обложка журнала женщин-работниц
 
 
Для первого периода в развитии Баухауз в бытность его в Веймаре характерно доминирование в нем работников кисти — станковистов в искусстве. От станка художники приходят к «вещи», в которой видят синтез искусств, и поскольку они рассматривают каждое из искусств как чистую форму (живопись — цвет, плоскость, скульптура — объем, архитектура — пространство), постольку самый синтез живописи, скульптуры, архитектуры в вещи явился формально отвлеченным.
 
Во втором периоде развития Баухауз в Дессау доминирует законченный формалистический вещизм; здесь вместо картин — окраска стен, фотомонтаж и полиграфия, вместо скульптуры — производство мебели из дерева и металла. На первое место выдвигается архитектура. В этой области Баухауз порывает с прошлой архитектурой украшенческой, подражательной, реставрирующей древние стили,— он идет по пути создания новой архитектуры. Как в производстве вещей, так и в архитектуре в Баухаузе были два направления мысли и методов работы.
 
Формалистический конструктивизм, который главенствует при арх. Вальтер Гропиусе во второй период Баухауза, в третий период, при Ганес Майере, уступает место функционализму и инженеризму.
 
Школа Вальтер Гропиуса эстетизирует технику, школа Ганес Майера обнажает ее, отвергая всякое эстетство.
 
Первая — стремится к созданию новых форм в архитектуре и вещи на основе новых технических средств и материалов, к их формальной выразительности в простейших геометрических объемах; вторая — отбрасывает формальные проблемы, добиваясь решения, отвечающего прямым функциям вещи в ее конструктивной целесообразности.
 
Школа Вальтер Гропиуса несет на себе влияние кубо-супрематизма, формализма в искусстве, школа Ганес Майера заменяет искусство наукой и техникой.
 
Сравните эстетные жилые дома Тöртена, особняки и здание Баухауза в Дессау (произведения Вальтер Гропиуса) с произведениями Ганес Майера — жилыми домами в Тöртене и школой в Бернау, где все продиктовано лишь последовательным функционализмом. Материал, объемы и членения вызваны не эстетическими соображениями, а продиктованы прямым функциональным назначением и рациональностью конструкций. Разница этих двух школ так же разительно выступает и в других областях. Так, текстиль, мебель школы Гропиуса проникнуты исканием в цвете, в фактуре, в форме конструктивного остроумия изощренной выразительности без украшенчества, рассчитанной на эстетические воздействия. Текстиль и мебель Ганес Майера определены лишь функциональной и технической значимостью. Чашке — произведению школы Гропиуса, где стекло стакана охвачено металлическим поясом, связанным с деревянной ручкой, где все внимание ушло, на остроумное конструирование и выявление фактурных свойств разнородных материалов— стекла, дерева металла и их формальной выразительности, — Ганес Майер противопоставляет простую стандартную стеклянную чашку, отвечающую своему прямому назначению.
 
Школа Гропиуса выпускала эстетизированную (без прикладничества) формально утонченную продукцию, представлявшую скорее предметы роскоши, находя спрос у меценатов, музеев и эстетствующих буржуа. Школа Ганес Майера стремилась создать продукцию, максимально экономичную и целесообразную для широкого потребителя, в том числе включая и рабочую массу.
 
 
Школа профсоюзов в Бернау, Берлин Ганес Майер. 1929/30
Школа профсоюзов в Бернау, Берлин Ганес Майер. 1929/30
 
 
Этот социальный момент получил свое наибольшее развитие не в архитектуре и не в производстве вещи, а в наполнении боевым пролетарским содержанием тех форм художественно-идеологической пропаганды, которые наиболее массовы и подвижны — плакат, фотомонтаж, оформление журналов, книг и брошюр.
 
В этой области мы видим уже поворот от формализма, техницизма и отрицания искусства к искусству, пролетарскому по содержанию.
 
Этот поворот не охватил еще область фрески, монументальной скульптуры, оформления массовых празднеств и демонстраций и не затронул архитектуры. В условиях капитализма это частью крайне затруднительно (фреска, монументальная скульптура) и даже совершенно невозможно (архитектура).
 
 
Читальный зал в школе профсоюзов в Бернау. Ганес Майер. 1929/30
Читальный зал в школе профсоюзов в Бернау. Ганес Майер. 1929/30
 
 
Этот новый поворот Баухауза к искусству, наполненному агитационным содержанием, вызван обострением классовой борьбы в Германии и развертыванием коммунистического движения в самом Баухаузе. Студенчество Баухауза интернационально по своему составу. Здесь — немцы, швейцарцы, венгерцы, поляки и т. д. Этот состав представляет собой в основном мелкобуржуазную, техническую интеллигенцию, бунтарскую, новаторскую в искусстве, анархистскую по духу. Довольно значительная коммунистическая ячейка оказывала влияние и направляла радикализм и бунтарство, свойственные Баухаузу, на пролетарские рельсы. С другой стороны, обостренные противоречия в современной Германии не могли не отразиться на технической интеллигенции.
 
 
Общий вид. 90 рабочих квартир в Дессау-Тöртен. Коллективная работа студентов Баухауза. 1930
Общий вид. 90 рабочих квартир в Дессау-Тöртен. Коллективная работа студентов Баухауза. 1930
 
 
Часть наиболее чуткая и передовая неизбежно приходит к выводам, исходя из интересов своей специальности, что подлинное развитие ее специальности немыслимо в условиях капиталистической системы. Так, целый ряд архитекторов, работая над планировкой городов или перепланировкой старых, упирается в неосуществимость своих проектов в условиях частной собственности.
 
Только социалистическая система, плановое хозяйство дают небывалый простор для работы архитекторов-планировщиков.
 
Громадная планировочная работа и строительство социалистических городов в СССР еще раз подтверждают это.
 
Все это вместе взятое, как и то, что Баухауз в области полиграфии дал ряд коммунистических плакатов, обложек журналов и книг германской коммунистической партии, выступая таким образом на арену открытой классовой борьбы на стороне пролетариата, привело к разгрому Баухауза.
 
Социал-демократический магистрат Дессау снимает Ганес Майера с поста директора Баухауза, производит обыски в Баухаузе и высылает лидеров студенчества иностранцев из пределов Германии.
 
 
Одна из наружных галлерей
Одна из наружных галлерей
 
 
Ганес Майер, выступая на митингах протеста в Москве, заявил, что подлинное развитие науки и техники невозможно в условиях капиталистической системы, деятелю науки по пути только с пролетариатом, строящим социализм под руководством коммунистической партии.
 
Разгром Баухауза вызвал волну протестов со стороны советских архитекторов, художников и студенчества.
 
На митингах протеста в Архитектурном, Лесотехнологическом, Полиграфическом институтах, на собраниях профессуры, студенчества и деятелей искусства выносились резолюции, приветствовавшие революционное студенчество Баухауза, мужественное выступление Ганес Майера, клеймящие позором социал-демократический магистрат Дессау.
 
Ганес Майер и группа архитекторов из Баухауза — Шефлер, Урбан, Вейнер, Менщ, Майман, Тольцинер и Пюшель — работают сейчас в Москве. Они образовали ударную архитектурную бригаду «Рот фронт». Ганес Майер одновременно работает в качестве профессора в Высшем архитектурно-строительном институте — ВАСИ.
 
 
Стандартный стол для рабочей квартиры. Коллективная работа студентов Баухауза. 1929
Стандартный стол для рабочей квартиры. Коллективная работа студентов Баухауза. 1929
 
 
Что для нас ценно в работах архитектурной школы Ганес Майера?
 
Первое — это научный момент в методе проектирования архитектурных сооружений. Проектирование ведется на основе предварительного глубокого изучения производственных процессов, имеющих место в данном объекте, в их связях и функциях на основе анализа главнейших факторов физического, психо-физиологического, ответ на требования которых обеспечит правильное функционирование проектируемого здания.
 
Результаты анализа фиксируются в графиках, диаграммах, являющихся наглядным пособием для дальнейшей работы проектировщика по типизации отдельных помещений с учетом вопросов освещения, солнечного облучения, функциональной расстановки мебели и т. д. и т. п.
 
Здесь отметаются всякие каноны, предвзятые схемы и формы, каждая деталь доводится до сознания и разрешается с помощью последних данных науки и техники.
 
Второе — это рационализация как в области проектирования, так и в области производства. При этом рационализацией здесь проникнуто все вплоть до стандартизации и типизации самих чертежей.
 
И третье — это система архитектурного образования. Студенты Баухауза всех курсов вместе с профессором берутся за проектирование и постройку здания. Работая над реальным проектом и над выполнением его в натуре, студент сочетает свою учебу с производственной работой во всех стадиях созидания сооружения, причем младшие учатся у старших, последние, учась у профессора, одновременно помогают ему в обучении младших.
 
 
Обложка Гебхарт. 1930
Обложка Гебхарт. 1930
 
 
Такая коллективная работа и учеба по вертикали на основе реального задания и производств, охватывая одновременно все курсы, безусловно дает положительный результат.
 
 
Чайный столик „Саночки“. Баухауз, Дессау. 1926
Чайный столик „Саночки“. Баухауз, Дессау. 1926
 
 
В капиталистических условиях эта система если не совершенно неосуществима, то чрезвычайно затруднена. В наших советских условиях она вполне осуществима и необходима. Нужно использовать этот опыт Баухауза в наших строительных втузах. В условиях краткой статьи невозможно указать на целый ряд других ценных для нас моментов в школе Ганес Майера, но отметим, что наряду со всеми положительными сторонами ее теории метода и системы работ есть и моменты отрицательные, которые необходимо преодолеть. К этим моментам относится отсутствие учета социально-идеологического содержания архитектуры, выбрасывание из архитектуры моментов искусства, механистичности метода, сведение роли и задач архитектурного сооружения к обслуживанию простейших функций. Это является тормозом для развития подлинно пролетарской архитектуры, строящейся на выдвижении классового содержания архитектуры и на охвате всех ее сторон, в том числе художественной.
 
 
Фотопластика. Раб. Мохоли-Наги, Баухауз. Дессау. 1926
Фотопластика. Раб. Мохоли-Наги, Баухауз. Дессау. 1926
 
 
В пролетарской архитектуре техника и искусство должны выступать в диалектическом единстве. Будем надеяться, что в условиях СССР эти моменты Ганес Майером и его группой будут преодолены. Наконец, чрезвычайно ценно для нас то, что Ганес Майер и его товарищи пришли в СССР не просто как специалисты, а как люди, сознающие невозможность подлинного развития науки и техники в капиталистических условиях, сознательно отдающие свой труд делу рабочего класса. Ганес Майер и его товарищи встали в шеренгу пролетарских специалистов, встали в ряды рабочего класса СССР — этой ударной бригады мирового пролетариата по строительству социализма во всем мире.
 
А. МОРДВИНОВ
 



 

 
 
 

11 ноября 2020, 14:58 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут