наверх
 
Удмуртская Республика

А. С. Урбан. Архитектура интерьера и внутреннего оборудования жилища. 1936

Интерьер кафе-музея в Вене в 1930-е годы
Интерьер кафе-музея в Вене в 1930-е годы. Источник: commons.wikimedia.org
 
 
 
Статья архитектора А. С. Урбана «Архитектура интерьера и внутреннего оборудования жилища» из сборника «Проблемы архитектуры : Сборник материалов : Том I, книга 1» (Москва : Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1936).
 
Антонин Стенкович Урбан (1906—1938) — советский архитектор. Родился в 1906 году в городе Новы Биджов в Восточной Чехии, входившей тогда в состав Австро-Венгрии. Учился архитектуре в школе Баухаус в Германии (Дессау). Приехав в Советский Союз в 1931 году как иностранный специалист, Антонин Урбан поступил в аспирантуру Всесоюзной академии архитектуры и одновременно начал работать в Гипровтузе. В 1932 году Антонин Урбан вступил в ВКП(б), а в 1934-м был принят на работу во Всесоюзную академию архитектуры, где проработал до самого своего ареста. Он принимал участие в заказных конкурсах на проект Комвуза, Военной академии им. М. В. Фрунзе, в открытом конкурсе на проект Дворца Советов. В книге «Проекты колхозных клубов и районных домов культуры» издательства Академии Архитектуры СССР (1937) есть несколько проектов Урбана (некоторые выполнены совместно с женой). В ночь на 8 марта 1938 года Антонин Урбан был арестован. Его обвинили в шпионаже и подрывной деятельности в составе бригады «Рот Фронт», возглавляемой Ганнесом Мейером, который к тому моменту успел покинуть СССР. В ходе допросов следствие «установило», что в 1934 году Урбан «был завербован для шпионской деятельности на территории СССР в пользу Германии», в его задачу входило передавать германской разведке через Мейера «секретные материалы о намечаемой планировке г. Москвы и состоянии Биробиджана». 23 мая 1938 года Антонин Урбан был приговорен к высшей мере наказания и 7 июня 1938 года расстрелян. В 1958 году Антонин Урбан был реабилитирован «за отсутствием состава преступления».
 
 
 

АРХИТЕКТУРА ИНТЕРЬЕРА И ВНУТРЕННЕГО ОБОРУДОВАНИЯ ЖИЛИЩА

Арх. А. С. Урбан

 
Для раскрытия темы «Архитектура жилого интерьера» неизбежно требуется коснуться четырех основных вопросов: определения предпосылок и условий, в которых растет и формируется жилой интерьер; планового решения, как основы работы над интерьером; принципов архитектурной отделки внутренних пространств и, наконец, той роли, которую должны сыграть наука и техника в деле создания внутренней архитектуры советского жилья.
 
В понятие архитектуры жилого интерьера нужно включить не только создание объемов и пропорций внутренних помещений, их цветовое решение и освещение, но также решение их связи со смежными помещениями, обработку полов, стен, окон, дверей и всю обстановку жилых помещений, как-то: мебель, технические приборы, художественно-декоративные элементы. Нужно помнить, что в понятие жилого интерьера входит не только внутреннее пространство отдельной комнаты, предназначенной для тех или иных жизненных процессов, но и весь комплекс комнат данной жилой единицы в целом.
 
Разные общественные формации по-разному приступали к решению этой задачи, разные культурные центры по-разному оформляли свой интерьер.
 
Если помпейская вилла Цицерона или дом Вециев дают нам примеры организации больших внутренних пространств жилья настенной росписью и фресками и создают сильные пространственные впечатления чередованием и контрастом полутеней своих небольших, но многочисленных комнат, сгруппированных вокруг «атриума», залитого светом; если дворцовое строительство эпохи барокко и раннего классицизма использовало (что поучительно и для нас) различнейшие иллюзионистские приемы, как, например, богатые росписью и штукатуркой потолки, дающие впечатление увеличенного пространства, то и буржуазный особняк дает ряд остроумных решений технического обогащения внутреннего пространства жилья. Приведем примеры.
 
На рубеже двух стилей — уходящего барокко и восходящего за ним классицизма — возникает проект нереализованного дворца Шато ла Мальгранж работы французского архитектора Боффран. «Барочный узел» парадной приемной части внутреннего пространства находит свое ярчайшее выражение в круглом двухсветном центральном зале дворца, являющемся и по своему внешнему облику доминантой всего здания. В нем пересекаются продольные оси длинных анфилад комнат боковых корпусов, вход из него ведет на большую парадную лестницу, освещенную верхним светом. Лестница, занимая по старой барочной концепции одно из наиболее видных мест плана, все-таки, согласно новой тенденции классицизма, своим привилегированным положением не нарушает режима жизни и не давит на другие помещения дворца.
 
Две большие лоджии, входная ниша в торце одного крыла здания и парковая «salla terrena» в торце другого являются звеньями, соединяющими внутреннее пространство дворца с окружающей его природой.
 
 
Помпеи. Дом Марка Олкония
Помпеи. Дом Марка Олкония
 
 
Из противоречий капитализма, на фоне глубочайшего упадка его архитектуры, вырастают такие отдельные декадентские решения внутреннего пространства, как работы немецкого художника Мис ван дер Рое, где законы архитектурной композиции находят свое выражение в чрезвычайно тонкой обработке бессмысленно дорогих материалов — в ониксе, мраморе, алебастре, в их сопоставлении, контрасте их поверхностей и структур.
 
В своем искании нового типа жилья в доме Тугентхат в Чехословакии Мис ван дер Рое окончательно стирает грани между отдельными пространствами, между внутренним и внешним миром, заставляя их слиться в одно пространственное целое. Основной этаж дома — это единое, большое помещение в 140 м², которое не является замкнутым в себе пространственным элементом: большими стеклянными стенами оно раскрывается наружу, а внутри подразделено только рядом свободно стоящих перегородок. Стеклянные наружные стены при помощи электричества спускаются в пол, тонкие стальные профиля опор покрыты хромом, мебель из металла, из стеклянных и каменных плит.
 
 
Помпеи. Дом трагического поэта
Помпеи. Дом трагического поэта
 
 
При ясности планового решения, известной, хотя и чужой нам по своему характеру, уютности отдельных частей, например столовой или уголка отдыха, ширине масштабов и смелости использованных приемов пространственной организации остается нерешенной такая проблема, как вопрос изоляции и защиты внутреннего пространства от солнца и холода.
 
 
Мальгранж. План. Арх. Боффран
Мальгранж. План. Арх. Боффран
 
 
Доведенное до предела слияние одного пространства с другим не дает возможности изолировать живущих друг от друга, и рафинированная простота внутренней отделки дает впечатление не жилого, а роскошного помещения выставки или ресторана. По существу, на площади одного помещения в 140 м² распределены функции по крайней мере трех помещений: жилой комнаты в 100 м², столовой в 24 м² и кабинета в 16 м². В жертву декадентскому архитектурному замыслу принесены и комфорт и функциональные запросы жильцов. Противоречивость и деградация архитектурного мастерства капиталистических художников доходит здесь до кульминационной точки.
 
Нас, конечно, не может удовлетворить одна только уютность буржуазного особняка, наиболее выраженная в английском пейзажном доме, или одна парадность приемной части феодального замка; для нас вопрос не решается также и механическим перенесением принципа наименьших квартир, отражающих чрезвычайно подчеркнутую эгоцентричность капиталистической семьи. В наших квартирах надо гармонически сочетать принципы архитектурного построения интерьера со всеми требованиями нового, социалистического человека.
 
 
Дом Тугентхат в Брно. 1930
Дом Тугентхат в Брно. 1930
 
 
Учитывая культурный уровень, национальные обычаи и все характерные особенности разных слоев населения, мы не должны итти по пути упрощения и плохо понятой типизации, как это происходило еще недавно. Мы должны различать разные типы жилого интерьера: один — для городского дома с его повышенными требованиями по отношению к бытовой культуре, другой — для колхозной избы с ее непосредственной близостью к природе; один — для жилья в европейской части нашего Союза, другой — для среднеазиатского дома, с отражением всех его социально-бытовых особенностей. Отсюда различие материалов, различие обработки стен и мебели, отсюда разнообразие орнамента и других обогащающих элементов, а также и методов связи жилого интерьера с окружающей средой.
 
На примере полуоткрытой жилой веранды мексиканского или калифорнийского фермера мы видим, как специфическая архитектурная форма вырастает из специфических требований климата, культурного уровня населения и т. д.
 
Первой предпосылкой архитектурной композиции интерьера вообще является план жилья. Нужно понять, что не только фасад, не только внешнее, но и внутреннее пространственное решение должно быть насыщено высокой художественной выразительностью, что уже само плановое решение интерьера должно создавать возможности наилучшей архитектурной организации внутреннего пространства. Ограниченное пространство, вливающееся пространство, анфилада комнат — все эти приемы, веками обогащавшие жилища определенных общественных формаций, являются характерными не только для дворцового строительства колоссальных масштабов.
 
У некоторых западных архитекторов мы видим, правда, упрощенное в деталях, но все же интересное применение ряда вливающихся пространств с одновременной возможностью их разъединения путем закрытия широких раздвижных дверей, складывающихся перегородок и т. д. Да и в нашей советской практике, например в работах арх. Гинзбурга, вливающееся пространство становится принципом построения малой жилой единицы, а внутреннее пространство известного дома на Моховой построено акад. Жолтовским на принципе анфиладности.
 
 
Калифорния. Дом фермера
Калифорния. Дом фермера
 
 
Внешние качества дома Жолтовского хорошо известны, менее известны его интерьеры, их плановая организация и отделка. Сквозные виды через весь корпус здания в одних квартирах, длинные оси анфиладно расположенных комнат в других, уравновешенность пропорций, тщательная отделка деталей — дверей, окон, потолков, согласование их с рисунками паркета полов — вот те средства, при помощи которых акад. Жолтовский достиг известного качества внутренней архитектуры дома на Моховой. Отдельные комнаты получали свое оформление в зависимости от их назначения, отдельные детали получали свой внешний вид в зависимости от качества примененных материалов.
 
Наряду с помпейской росписью или же рельефно украшенными потолками в одних комнатах, в других — простые оштукатуренные потолки. Наряду с белыми крашеными дверьми подсобных помещений — лакированные двери основных, где натуральный рисунок и структура материала использованы до конца.
 
Это разнообразие деталей дополняется и разнообразием планового решения: квартиры отличаются по количеству и расположению помещений, комнаты строго дифференцированы по назначению: спальня, столовая, кабинет и т. п. Из передней, освещенной, как правило, вторым светом (за исключением одной двухкомнатной ячейки, в которой передняя имеет непосредственный дневной свет), вход ведет в основные комнаты квартиры. Санитарные помещения изолированы от жилых дополнительной передней, куда выходят кухня с помещением домработницы, уборная и ванная комната. В четырехкомнатных квартирах сюда присоединена еще одна спальня. Недостатком большинства квартир является их оторванность от наружного пространства. Все комнаты не только расположены за довольно далеко выступающей колоннадой, ограничивающей возможность смотреть в стороны по направлению улицы, но они почти все (за исключением 4-го этажа) без балконов, которые целиком принесены в жертву внешнему архитектурному замыслу. Это в конечном результате и привело к слишком большой для жилья официальности и холодности внутреннего пространства этих квартир.
 
 
Дом на Моховой. План. Акад. арх. И. В. Жолтовский
Дом на Моховой. План. Акад. арх. И. В. Жолтовский
 
 
Жилой дом на Моховой. Деталь интерьера. Акад. арх. И. В. Жолтовский
Жилой дом на Моховой. Деталь интерьера. Акад. арх. И. В. Жолтовский
 
 
Момент обогащения внутреннего пространства и связывание его с внешним, путем ли устройства закрытых эркеров или веранд, путем ли открытых балконов или лоджий, не нашел в нашей послевоенной практике полного понимания и применения. Даже работы архитекторов, наиболее передовых в отношении поисков новых путей, сводят внутреннее пространство жилья к голой коробке четырех стен, не учитывая до конца все функционально-бытовые возможности и пространственно-архитектурные обогащения, скрытые в указанных выше приемах. Вот в кратком сопоставлении, как решается эта связь в отдельных анализируемых нами здесь проектах:
 
 
Попытку организовать малую жилую квартиру на принципе вливающегося пространства представляют работы арх. Гинзбурга, исполненные им в период первой пятилетки (1928—1932). Двух-, трех- и четырехкомнатные квартиры расположены здесь вертикально вокруг большой жилой комнаты. Основным коммуникационным звеном квартиры является внутренняя лестничка, соединяющая отдельные помещения. Высота жилой комнаты 3,60 м, спальных помещений — 2,30 м. Арх. Гинзбург — один из тех, кто пытался выяснить новые композиционные возможности построения малой жилой единицы, связанной рядом функционально-бытовых и экономических требований. Несмотря на неприемлемость резко пониженных высот помещений, — ибо спальня в наших малых квартирах является одновременно и кабинетом и местом отдыха одного из членов семьи, — этот прием все же представляет известный интерес для дальнейшей работы, особенно в смысле решения минимальных квартир в одну и одну с половиной комнат, по типу американских «апартмент-хауз». Однако, Гинзбург оставил на сегодня нерешенной проблему такого типа жилья. Чрезмерная осветительная площадь окон и поэтому преувеличенная инсоляция помещения, неудобство внутренней лестницы, на которой в малой квартире проводится, по существу, большая часть жизни семьи на пути между одной и другой комнатой; упрощенное игнорирование второстепенных приемов архитектурной композиции (обработка полов, потолков, стен) — вот основные недостатки решения жилья арх. Гинзбургом.
 
В небольшом поселковом доме арх. Клейна, благодаря анфиладному расположению комнат, на очень стесненном участке, шириною в 7 м, получается осевая перспектива сквозь весь корпус здания и отсюда впечатление большой просторности и свободного пространства.
 
 
Берлин-Далем. План этажа. Арх. А. Клейн.
Берлин-Далем. План этажа. Арх. А. Клейн.
 
 
Берлин-Далем. Анфилада комнат. Арх. А. Клейн
Берлин-Далем. Анфилада комнат. Арх. А. Клейн
 
 
Клейн, известный своими экспериментальными работами над современным жильем в послевоенной Европе, в своих ранних работах основное ударение делает на архитектурно-композиционных моментах жилья, не упуская при этом из вида функциональной оправданности и всех особенностей малого или даже минимального жилища. В одном случае связующим звеном жилой ячейки является принцип анфиладности, в другом — вертикально, поэтажно расположенные комнаты сгруппированы вокруг одного центрального двухсветного помещения с деревянной лестницей и балконом на втором этаже. Смягчение переходов одних плоскостей в другие легкими профилями карнизов, замыкание сквозных видов и перспектив нишами в стене, с помещенной в них пластикой или вазой с зеленью, и вся внутренняя отделка помещений указывают на приверженность автора ампирным традициям жилищного строительства.
 
 
Дербишир (1250—1400). Хадон-холл. План 1-го этажа
Дербишир (1250—1400). Хадон-холл. План 1-го этажа
 
 
Дербишир (1250—1400). Хадон-холл. План 2-го этажа
Дербишир (1250—1400). Хадон-холл. План 2-го этажа
 
 
В упомянутом проекте дома поселкового типа (в Берлине-Далеме), с шириною уличного фасада в 7 м и глубиною корпуса в 13 м, все помещения расположены в трех фронтах. В наружных, по уличному и дворовому фасадам, расположены жилые и спальные комнаты, внутренний фронт занимают лестница, входное помещение (Diele) и группа помещений санитарно-гигиенических, освещенных вторым светом и вентилируемых через каналы в стенах. Кухня в 6 м², по образцу американских и шведских «апартмент-хауз», освещена вторым светом, что, конечно, снижает ее практическую ценность. Diele является своего рода приемной. Здесь помещается камин с уголком для сиденья, встроены книжные шкафы и т. п.
 
 
Норт Эмтоншио. Руштон-холл. Интерьер холла с эркером
Норт Эмтоншио. Руштон-холл. Интерьер холла с эркером
 
 
Как правило, междукомнатные двери этих квартир, рассчитанных на жизнь одной семьи, — стеклянные, так же как и балконные двери жилой комнаты и спальни родителей. Дверные проемы в штукатурке доведены до потолков и украшены штукатурными рельефами, что дает иллюзорное увеличение высоты. Тщательный подбор и ограничение ассортимента мебели, проверка ее размеров, обязательное устройство шкафов, встроенных в стены, во избежание мебели, превышающей своей высотой уровень зрения человека, дают в свою очередь увеличение и облегчение пространства. Путем использования ряда второстепенных архитектурных приемов на малой площади в 90 м² организован архитектурно цельный мир квартиры, полностью отвечающей жизни трех-, пятичленной семьи с довольно высокими культурным уровнем и требованиями комфорта.
 
Художественно-пространственная насыщенность плана — это первая предпосылка архитектурной композиции интерьера. Жилая комната не должна быть голой коробкой из четырех стен, она может быть обогащена вливающимся в нее пространством эркера, лоджии, веранды или зимнего сада, различающихся по своему назначению, по обработке стен и характеру меблировки.
 
Эркер, который вначале играл только оборонную роль, с течением времени приобрел другое назначение и другой характер. Уже в плане нормандского замка XIII в. мы находим большой стеклянный эркер, как элемент расширения жилого холла, элемент, который красной нитью проходит через все строительство английских пейзажных домов и становится одним из его наиболее характерных мотивов.
 
Готика не признает закона симметрии в такой степени, как предыдущие или последующие эпохи. Архитектурный образ внутреннего пространства готического замка создан повторением ряда асимметричных частей и деталей, сливающихся в одно живописное целое.
 
Ниша с камином, лестница, ведущая вверх, на галлерею второго этажа, шкала разнообразнейших нюансов света, падающего из ряда окон, разных по величине и остеклению, — вот те средства, которыми так изумительно овладели в жилом интерьере мастера английского средневековья.
 
Разные обработки потолков, стен и полов, разный характер и расстановка мебели отвечают разному назначению отдельных комнат. В малых, строго ограниченных помещениях богатая светлая отделка потолка и верхней части стен росписью и штукатурными работами дает впечатление большого свободного пространства, иллюзорно увеличивая его, и, наоборот, большая жилая комната со свободно стоящей невысокой стенкой или одним-двумя столбами и с правильно расставленной мебелью дает два отдельных, связанных в одно целое, пространства: жилую часть и уголок для обеденного стола, для сна или рабочего места. Мало того, несущие столбы и другие конструктивные элементы нашего жилья следует заведомо включать в его внутреннюю архитектурную организацию, как полноценные звенья композиционного единства. Этот мотив встречается и в архитектуре помпейской виллы, и в дворцовом строительстве XVI—XVII вв., и отчасти в современной архитектуре, где французский архитектор Перрэ несущие железобетонные столбы своих восьми- и двенадцатиэтажных рамовых конструкций использует одновременно для архитектурного обогащения внутреннего пространства жилья.
 
 
Париж. Дом по улице Франклина (1903). Арх. Перрэ
Париж. Дом по улице Франклина (1903). Арх. Перрэ
 
 
Уже первая работа Перрэ в области жилья — его многоэтажный жилой дом на улице Франклина в Париже (1903)  —показывает ряд композиционных возможностей и приемов при одновременной глубокой продуманности плана. Вместо двора, который, согласно парижским нормам, должен иметь 50,0 м², на этом чрезвычайно малом и стесненном участке запроектирован, начиная со второго этажа, уступ за линию фасада размером в 12,0 м², в котором в лучеобразном порядке ориентированы три основных помещения квартиры. Две следующие комнаты, более интимного назначения, — спальня и будуар, — расположены по углам плана и выступают эркером над улицей. Спальня связана коридором-гардеробной с помещением ванной комнаты. Окна-двери, ведущие на неглубокие французские балконы, дают возможность легкого открытия внутреннего пространства наружу. Во внутренней отделке заслуживает внимания применение стеклянного кирпича в качестве заполняющего материала в тех местах, где при нормальном непросвечивающем кирпиче было бы недостаточно освещения.
 
В проекте жилого дома по улице Ренуар (1934) стержнем композиционного приема является градация пространственно-архитектурных эмоций в направлении главных осей здания и квартиры, при одновременном подчеркивании отдельных пространственных форм их повторением и чередованием. Коническая, в передней свой части перспективно-суживающаяся, площадка перед лифтами, являющимися основным средством вертикальной коммуникации дома, расположена по продольной оси квартиры. Линия оси проходит через входную дверь, холл, между столбами большого жилого помещения и, проходя через полукруглый стеклянный эркер торцовой стены дома, упирается в наружное пространство окружающего парка.
 
Коническая форма площадки является своего рода первичной формой основных помещений. Она находит свое повторение во входном холле и жилом зале, где перспективно-суживающиеся стены иллюзионистски углубляют и удлиняют пространство данных комнат. Если, стоя на этой малой площадке, мы откроем входную дверь в квартиру, перед нами раскрывается перспектива входного холла, полутень которого сквозь большую стеклянную дверь переходит в залитое светом пространство жилой комнаты, разделенной четырьмя столбами на несколько пространств: жилую часть, уголок библиотеки и кабинет. Эта жилая комната, самая большая из перечисленных, занимает 60,0 м² и является архитектурным завершением этой малой анфилады комнат. Из нее через широкие откидные двери ведет вход в столовую и будуар, соединенные, в свою очередь, с буфетной и спальной комнатами.
 
Четкой и тонкой архитектурной композиции плана не уступают функциональная продуманность и увязка отдельных его частей. Кухня в 7,8 м² со входом с черной лестницы отделена от столовой «шлюзом»-буфетной. Вся группа санитарных помещений, кроме ванной комнаты, расположена в одном углу квартиры и от входного холла отделена хозяйственным коридором. Ванная комната перенесена к группе опальных помещений и включена, как полноценный элемент, в архитектурную композицию плана. Здесь ванная является, действительно, уголком гигиены в жилье.
 
В противовес богатому членению пространства и разбивке потолков и полов, стены комнат отделаны чрезвычайно просто. Одно- и двухцветная окраска их нарушается только оконными и дверными проемами. Широкие раздвижные двери и стеклянные складывающиеся стены дают возможность соединять несколько помещений в одно целое.
 
Все средства и достижения современной французской техники использованы для повышения комфортабельности данного жилья. Большие платяные шкафы, библиотечные шкафики и буфеты встроены в стены, а этим самым определена меблировка всей квартиры. Кухня и буфеты полностью имеют встроенную меблировку и оборудование.
 
Жилая площадь такой четырехкомнатной квартиры — 113,25 м²; полезная же площадь, из которой 25,5 м² приходится на входной холл, равняется 167,25 м². Это дает коэффициент отношения жилой площади к полезной 61,7%. Площадь всех помещений санитарно-технического назначения 28,5 м²; из них ванная — 9,5 м², уборная и бидэ — 1,60 м², кухня — 7,8 м², буфетная — 5,0 м² и коридор — 4,6 м².
 
 
Париж. Дом по улице Ренуар. 1934. Арх. Перрэ
Париж. Дом по улице Ренуар. 1934. Арх. Перрэ
 
 
Если работу Перрэ сопоставить с работами его ученика и товарища по профессии Ле Корбюзье, то мы увидим, что там, где у Ле Корбюзье организация внутреннего пространства построена на движении, Перрэ предпочитает подчеркнуть статический характер своего интерьера. Ле Корбюзье искусственно расширяет внутренние пространства путем создания ряда чередующихся перспектив и перемещений пространственных ориентаций. Кривые его перегородок и стен динамичны там, где интерьер Перрэ строго статичен. Несмотря на это, Перрэ путем вовлечения во внутреннюю пространственную организацию таких элементов, как, например, несущие столбы, открывает, соединяет и смягчает переходы одних помещений в другие, заставляя их слиться в одно пространственное целое. Анализируемые нами интерьеры архитекторов Жолтовского, Гинзбурга, Клейна и Перрэ показывают некоторые приемы внутренней плановой организации жилья.
 
Теперь перейдем к принципам архитектурной отделки интерьера.
 
Эстетическое восприятие внутреннего пространства прежде всего зависит от пропорций и масштабов последнего.
 
Пропорции слагаются из взаимоотношений отдельных размеров внутреннего пространства, из отношения целого к его частям и, наконец, из отношений каждой части к остальным.
 
Кубообразное пространство дает спокойное впечатление жилой комнаты, квадратное пространство нейтрально, круглое помещение концентрично, длинное пространство галлерей старых дворцов и вилл дает впечатление проходного помещения; природа пропорций его динамична. Гармоническая связь отдельных пространств достигается или аналогичными соотношениями и пропорциями по законам так называемых «подобных фигур» или контрастами их.
 
 
Балдасар Перуцци, «Пиетро Массими». План 1-го этажа
Балдасар Перуцци, «Пиетро Массими». План 1-го этажа
 
 
Контрасты возбуждают глубокие эмоции; чем резче контрасты величины, освещения, света и цвета, материалов, осевого направления отдельных пространств, тем сильнее пространственное впечатление. Можно указать на глубокие пространственные эмоции, вызываемые ритмическим чередованием теневых пространств Альгамбры с ее солнечными водоувлажненными дворами. Классическим примером такого контрастного подхода к решению внутреннего пространственного ансамбля является строительство вилл и дворцов эпохи Возрождения в Италии (работы Микельанджело, Виньола, Палладио).
 
Уже в римской вилле «Мадама», работы Рафаэля, придано большое значение удачным сочетаниям пропорций соседних помещений, но только Палладио в своей вилле «Ротонда», близ Виченцы (1552), в чередовании широких полуоткрытых колоннад, лоджий, низких коридоров с центральным круглым залом, перекрытым высоким куполом, достиг максимального контраста отдельных звеньев всего жилого ансамбля в целом. Восприятие пропорций подчеркнуто здесь разной обработкой потолков цветом, штукатурными рельефами, расположением и профилем карнизов и медальонов. Чрезвычайная простота плана, ряд перекрещивающихся анфиладных перспектив не только из центрального помещения, но и из боковых комнат, разные высоты помещений, градация их освещения и отделки — таковы средства архитектурного выражения, делающие это произведение одним из лучших памятников мировой архитектуры.
 
Такую же игру пространств мы находим и в римском дворце «Pietro Massimi», работы арх. Перуцци, особенно во входной его части: вестибюле, пассаже и в открытых лоджиях внутри двора.
 
 
Балдасар Перуцци, «Пиетро Массими». Разрез
Балдасар Перуцци, «Пиетро Массими». Разрез
 
 
Одним из основных моментов, влияющих на восприятие пространственных пропорций средствами архитектурного выражения большой силы, является самый материал, которым мы работаем. Нужно уметь применять материалы для подчеркивания и смягчения пространства, используя их естественный цвет и структуру. Штукатурки разных цветов и структур, применение дерева и других простых, но чрезвычайно богатых художественными возможностями материалов, — такой путь обогащения интерьера хорошо показан в японском жилом строительстве эпохи расцвета японского феодализма на рубеже XVI и XVII вв.
 
 
Балдасар Перуцци. «Пиетро Массими». Открытый вестибюль
Балдасар Перуцци. «Пиетро Массими». Открытый вестибюль
 
 
Большую роль в старинном японском жилом строительстве играет стандарт. Все комнаты дома по своим площадям и высотам строго нормированы. Единицей меры японского дома является «shaku», приблизительно 30,3 см (1 метр = 3,3 shaku). Следующей более крупной мерой будет «ken», равный 6,0—6,5 shaku, в зависимости от географического положения: на севере — 6,0, на юге 6,5 shaku. При проектировании за единицу принят ken, и от него исходят все размеры комнат и дома в целом: ½; 1; ⅕ ken.
 
Ken определяет размер соломенных ковров «татам», величиною в 1×0,5 ken, которые являются необходимой принадлежностью японской комнаты. Они защищают ее от холода, они же украшают своим рисунком полы. Применение стандарта и норм не носит догматического характера. В японском жилом доме, несмотря на широкое применение и наличие стандартов, мы наблюдаем максимальное разнообразие и отдельных частей и домов в целом.
 
 
Интерьер японского жилого дома
Интерьер японского жилого дома
 
 
Простейшие материалы применяются здесь в их почти естественном виде. Соломенные ковры пола резко контрастируют с гладкими бумажными стенками, природная структура священного бамбука «кобуши» подчеркнута горизонтальным цоколем из черного лакированного дерева. Картина, ваза с одним-двумя цветками и несколько предметов необходимой мебели дополняют внутренний пространственный образ японского дома. При этом обращает на себя внимание искусное овладение японскими мастерами таким важным архитектурным средством, как свет. Свет понят и применен здесь во всем его разнообразии: свет, полусвет, полутень, тень, так же как и в картинах мастеров старой голландской школы эпохи позднего барокко.
 
 
Интерьер японского жилого дома
Интерьер японского жилого дома
 
 
Здесь еще не утрачено чувство применения света и его нюансов, как это мы видим сегодня на Западе, например в вилле «Савой», где бесконечные окна свели шкалу разнообразнейших световых оттенков к одному лишь прямому освещению.
 
Дневной и вечерний интерьер — только две стороны одной и той же проблемы, выставляющей свои особые требования. Проектирование осветительных приборов не должно итти по линии упрощения. На Западе, да и у нас, сплошь и рядом пользуются образцами арматур искусственного освещения, которые перестали играть роль элемента, организующего пространство. А ведь осветительный прибор не только освещает, но одновременно украшает и организует пространство. Утерянные в процессе развития капитализма эстетические свойства осветительного прибора должны быть ему возвращены.
 
Облегчение пространства, подчеркивание пропорций его, рефлекторное и равномерное освещение, использование плоскостей потолков и стен для световых эффектов вечернего интерьера, — вот некоторые из первоочередных художественно-технических задач, стоящих перед нами в этой области.
 
Но одних только благоприятных пропорций и освещения интерьера недостаточно — пространство сухо и мертво, если ему не придана жизнь цветом. Здесь мы вступаем в область психологического воздействия цвета на человека, идя по пути использования одноцветной и многоцветной окраски, пользуясь рисунками и орнаментом, искусно подчеркивающими пропорцию и масштабность комнат.
 
Важным звеном архитектурной обработки интерьера являются те части стен, которые, открываясь, дают возможность соединить одно пространство с другим, т. е. окна и двери. Окно должно прежде всего, по своей величине, форме и расположению, отвечать всем требованиям гигиены и комфорта, оно должно пропускать достаточное количество солнца, света, воздуха. Как норма, приводится ⅛—⅙ площади пола. Это, конечно, не является пределом. Зачастую окно нужно увеличить и расширить, но это нужно делать так, чтобы чрезмерное увеличение его, вроде доведения его от одной стены до другой, не привело к отрицательным результатам такого разрешения пространства. Кроме светотехнических и экономических соображений, большую роль играют и соображения пространственно-эстетические. Окно, его разбивка и отделка должны максимально выявлять пространство и дать возможность лучшей его организации. Гармоническая разбивка переплетов создает предел, барьер к внешнему пространству, а правильно расставленная в оконной нише мебель связывает окно с меблировкой комнаты в одно целое. В особенности нужно подчеркнуть роль окна, как звена, связывающего внутренний мир с внешним, как элемента, облегчающего психологический переход зрителя, находящегося в закрытом помещении интерьера, к свободному наружному пространству. Здесь окно приобретает роль рамы, окаймляющей картину живой природы, как мы это видим в жилом строительстве разных исторических эпох.
 
Дворцовое строительство Ренессанса и барокко искусственно создавало перед окнами иллюзорный живой мир итальянских садов и парков. В современной работе над жильем устройство фонтана перед окном и обработка площадки перед ним зеленью создают нужное впечатление уюта и парадности для интерьера.
 
 
Жилой интерьер (1650). Худ. П. Янсенс
Жилой интерьер (1650). Худ. П. Янсенс
 
 
Следует также упомянуть про светотехническую и эстетическую роль гардин и занавесей. Занавесь рассеивает свет; она не только ослабляет интенсивность солнечного света, но должна и усиливать его, и создавать равномерное гармоническое освещение жилья. Кроме того, она своим цветом и рисунком определяет в известной степени характер интерьера. Исходя из этого, нужно иметь в виду окраску, световые условия, меблировку комнаты и пр. и подбирать такой цвет и качество текстиля для занавесей, которые обладают свойством регулировать свет.
 
 
Интерьер с окном. Арх. Оп Ген Орт
Интерьер с окном. Арх. Оп Ген Орт
 
 
Моментом, играющим большую роль в деле восприятия пространства, является его меблировка. Пространство тем больше выступает, как одно архитектурное целое, чем меньше выступают его меблировка и оборудование. Это превосходно понимали старые мастера-мебельщики: Шератон, Булль, Чепендаль, у которых не только группы мебели в целом, но и каждый предмет в отдельности является формально законченным в себе, абсолютно совершенным произведением, подчиненным в то же время архитектурному замыслу всего интерьера в целом.
 
При разработке всех элементов нашей новой советской мебели перед нами, архитекторами, стоит задача удовлетворять потребности нового, социалистического человека в комфортабельном и максимально удобном оборудовании жилого интерьера. В настоящее время у нас в продаже имеются всего два-три сорта стульев, мало отличающихся по своим размерам и отделке. Для того, чтобы удовлетворить требования, предъявляемые к жилью трудящимися социалистического общества, нам необходимо разработать целую шкалу типов стульев, разных как по своей отделке, так и по своим основным размерам. С ростом культуры растет и потребность отдыха во всем его разнообразии: человек хочет сидеть, полусидеть, полулежать, лежать. Отсюда потребность в новых типах мебели для лежания и сна: раскладное кресло, шезлонг, софа, кушетка, кровать.
 
Пропорции, масштабность, тщательная обработка деталей и поверхностей играют в работе над меблировкой ту же решающую роль, как и в отделке интерьера и всего архитектурного комплекса в целом.
 
Возьмем как пример стул: высота, ширина и глубина его определяют возможности его использования. Низкое кресло, служащее для отдыха, должно быть большей глубины по сравнению со стулом к письменному столу, и отличается по материалу, по конструкции и по способу отделки. В то же время по размерам стула определяется высота столов и других частей мебели.
 
Уже в период барокко и рококо высокий и узкий резной стул Ренессанса был заменен низким стулом более удобной формы с боковыми опорами, но только в период позднего ампира окончательно определилась форма «дедовского» кресла отдыха, при котором тело, руки и голова получают свою опору. В комбинации с такими креслами низкий стол круглой, овальной или квадратной формы, при высоте не более 65 см, создаст впечатление уютного уголка отдыха. Нередко такой стол одновременно приспособлен для шахматной или карточной игры или же является комбинацией стола и шкафчика для хранения курительных принадлежностей, чайного сервиза и т. д.
 
Удобным и практичным типом является группа столиков разных высот (45—60 см), задвигаемых один под другой и занимающих в собранном виде чрезвычайно мало места, а в разобранном виде дающих возможность большому количеству лиц садиться за них малыми группами. Такой тип встречается в старой японской бамбуковой мебели, в английской мебели периода «квинен» и «георгиен» и в буржуазной мебельной продукции, где арх. Бройер сконструировал такую мебель из стальных труб и стеклянных плит.
 
Большое значение имеет и универсальность мебели. Малые комнаты нуждаются в расширении пространства путем раскрытия помещений. Столовая зачастую является только уголком в жилой комнате, жилая комната в свою очередь часто соединяется широкими дверями с кабинетом. При таком положении мы должны распрощаться со старыми «гарнитурами» мебели, разными для разных комнат, или же итти по пути конструирования мебели, более универсальной как по своему назначению, так и по внешнему своему облику, чем это наблюдается сегодня. Историческим примером мебели, подходящей к любой обстановке, служат традиционные английские «виндзорские» кресла и стулья. В буржуазной мебельной продукции последних лет есть хорошие, разработанные венским арх. Лоосом образцы универсальной, легко передвигающейся мебели.
 
Расцвет культуры, техники и искусства в СССР, рост благосостояния и культурности населения ставят по-новому все вопросы интерьера, в частности мебели. Мебель по своему назначению, форме и материалу органически связана со спецификой помещения и характером его архитектуры. Наши мебельные предприятия предлагают нам по-старинке дорого стоящие, подчас дурного «купеческого» вкуса гарнитуры, или же нехитрые изделия из реек и брусков, как наиболее «рациональную» стандартную мебель для широкого населения. Между тем, мебель, как один из компонентов интерьера, помимо своего прямого функционального назначения, воздействует на психо-физическое состояние человека, в известной степени организует быт и формирует вкус. Поэтому создание наиболее рациональной, доступной, хорошо сконструированной и художественной по форме мебели является неотложной практической задачей для архитекторов и промышленности.
 
Рост техники и появление новых материалов: металла, стекла, пластмассы и других, дают большие возможности художнику-архитектору для создания новых типов мебели.
 
Стиль мебели должен быть согласован со стилем тканей, ковров, занавесей; художественная промышленность должна снабдить наше жилье высококачественной художественной продукцией: вазами, керамикой, текстильными, металлическими и другими изделиями, необходимыми для полноценного оборудования жилья.
 
* * *
 
Высказанные здесь принципы архитектурной композиции положены в основу экспериментальной работы автора в кабинете жилых и общественных зданий Всесоюзной академии архитектуры над жилым интерьером. Первые шаги в этом направлении — проведенная нами разработка жилых единиц повышенного городского типа, их меблировка, предметы оборудования и т. п. Возьмем как пример квартиру в 4½ комнаты, в которую входят: жилая комната, кабинет, детская комната, спальня и комната работницы, которая обозначается нами, как «полкомната».
 
 
Ячейка в 4½ комнаты
Ячейка в 4½ комнаты
 
 
Основное архитектурное ударение сделано на комплекс входного и связанных с ним жилых помещений. Входное помещение, дающее каждому входящему в квартиру первое впечатление, во многом определяет качества жилой ячейки. Оно должно иметь приветливый, светлый вид. Нужно раскрыть стены передней, дать доступ в нее свету, солнцу, воздуху. Она должна быть помещением, где, кроме ниши с гардеробом и зеркалом, следует поместить и маленький столик с телефоном и одним-двумя креслами. Передняя превращается в приемную, беря на себя ряд жилых функций: в ней можно принять посетителей, читать, отдыхать.
 
 
Интерьер жилой комнаты. Арх. В. Лоос
Интерьер жилой комнаты. Арх. В. Лоос
 
 
Холл комбинирован с лоджией-зимним садом (с отоплением), через нее он получает непосредственный дневной свет. От лоджии, которую можно на зимний период простым закрытием окон превратить в зимний сад (получая, таким образом, промежуточное помещение между внешней температурой улицы и внутренней температурой жилых помещений), холл отделен стеклянными двухстворчатыми дверями такой же высоты, как и самое помещение, так что, открывая дверь, можно соединить пространство холла с лоджией-садом в одно целое.
 
Дверь — в деревянных дубовых рамах, верхняя поверхность которых отделана резьбой. По обеим сторонам дверей — узкие вертикальные окна двойного застекления, в которых помещена зелень. Меблирован холл легкой деревянной или соломенной мебелью, в лоджии — простая садовая деревянная скамейка, помещенная в нише, из верхней части которой опускается и нависает зелень. Такова универсальная лоджия-зимний сад, эта связующее звено квартиры с внешним и внутренним миром: сюда в летние дни переносится отдых, здесь отведено место детским играм, для чего дети не вынуждены выходить из квартиры на улицу или во двор. Функции лоджии-сада и холла многосторонни, как многостороння возможность варьирования и комбинирования их. Отсюда ведет вход в основные жилые помещения квартиры; на протяжении оси лоджии и холла отведено место и комнате для детей. Детская выступает эркером и отделена от холла стеклянной дверью, что дает возможность сквозного вида через всю квартиру и создает большую перспективу и впечатление чрезвычайно большого пространства.
 
Градация архитектурной связи и значимость отдельных помещений подчеркнута посредством разной обработки дверей, стеклянных перегородок, потолков и полов, стен и всех деталей внутренней отделки. Одно пространство срастается с другим в архитектурное целое, черпающее свою архитектурную цельность из взаимных контрастов, соотношений и связей.
 
Когда мы входим в помещение холла с его светлыми стенами, полом и легко обработанным потолком, мы через высокую стеклянную дверь видим лоджию-зимний сад и дальше — ландшафт. Затем идет комната, открывающаяся большим французским окном-дверью на слегка выступающий балкон. Пространство это — большое по своим размерам, и, когда мы открываем широкую откидную дверь, мы переходим в малую комнату с широким эркером впереди, который сплошь залит светом.
 
Ряд таких чередующихся контрастов и изменений, наличие организующей оси, создающей сквозную перспективу и впечатление большой свободы внутреннего пространства, включение в жилой ансамбль пластики, зелени, эркеров, балконов — создают новые архитектурно-пространственные эмоции. Наряду с борьбой за комфортабельное в функционально-бытовом и экономическом отношении жилье они же намечают и линию дальнейшей работы кабинета в целях создания нового лица советского жилого интерьера. При площади застройки в 144,0 м², при жилой площади в 67,0 м² и полезной площади в 96,75 м², при наличии двух вертикальных коммуникаций для каждой квартиры (парадная лестница плюс черный лифт) — отношение жилой площади к полезной составляет 69%. При наличии одной только лестницы (без черной лестницы и лифта) показатели для квартир в 2, 2½, 3, З½ и 4½ комнаты следующие:
 
 
Определив понятие жилого интерьера и раскрыв содержание основных принципов архитектурной работы над ним, мы можем подойти к решению вопроса и о той помощи, какую должны оказать наука и техника развитию советского жилого интерьера.
 
С неослабным ростом общего благосостояния трудящихся нашего Союза и технического прогресса мы будем и в наружной и во внутренней архитектуре зданий постоянно переходить к новым, более совершенным как основным, так и отделочным материалам, широко используя новейшие конструкции и технические возможности.
 
 
Интерьер современного западно-европейского жилья. Арх. В. Лоос
Интерьер современного западно-европейского жилья. Арх. В. Лоос
 
 
В настоящее время у нас далеко не использованы все художественно-технические возможности, скрытые в самом простом и наиболее распространенном у нас материале — дереве. А, между тем, значение его для правильной постановки работы над жилым интерьером чрезвычайно велико. Разные сорта дерева, разная их обработка, комбинация цветов и структур, новые способы обработки (фурнир, деревянная масса, прессованное дерево) создают и новые формы и способы их применения: инкрустацию, панель, деревянные балочные потолки, сплошные фанерные двери, разные виды паркетов и т. п.
 
Наша стекольная промышленность, хотя и получила в последние годы колоссальное развитие, все же не отвечает еще всем требованиям, вызываемым ростом советской архитектуры. Стекло — один из материалов, дающих большие художественно-технические возможности: стекло структуальное, стекло цветное и их комбинации, стеклянный кирпич, облицовка стен большими стеклянными плитами вместо маленьких фаянсовых плиток 18×18 см.
 
А какие возможности может дать разноцветная пластмасса, как облицовочный материал для стен, полов, карнизов, дверей, металлических гарнитур, частей зданий, наконец, мебели! Проблема использования пластмассы в архитектуре интерьера нашего жилья находится в прямой связи с проблемой широкого развития у нас данного производства. В Америке, например, пластмасса используется не только в интерьере, но идет также в поселках на строительство небольших домов.
 
Наши возможности в области внутренней архитектуры жилья не ограничиваются применением тех или других новых основных или вспомогательных отделочных материалов. Современная техника позволяет нам различным образом решать вопросы связи и контрастов двух или ряда помещений. Мы, например, имеем возможность делать сдвоенные и одновременно открывающиеся двери балконов и террас, большие окна и даже целые стеклянные стены. Мы можем делать двери откидные или подвижные, убирающиеся в стены, ширмы и сплошные занавеси на роликовых подшипниках, — все это имеет чрезвычайно большое значение для варьирования и повышения архитектурных качеств жилого интерьера.
 
Мы должны обратить особое внимание также на обработку отопительных и осветительных приборов и расположение их в помещении. Если современная капиталистическая архитектура на пути максимального упрощения обнажила все технические элементы жилья, то мы в архитектуре интерьера не можем становиться на этот путь. Радиаторы современных отопительных систем могут и должны быть перенесены в ниши и обработаны разными декоративными средствами. Отопительные и газовые трубы могут почти всегда проходить в стенах по специальным каналам под штукатуркой. В дальнейшем мы должны использовать в строительстве советских жилищ новейшие отопительные и вентиляционные системы: отопление трубами под полом, отопление так называемой системы «Kritall» — радиаторами, скрытыми под штукатуркой потолка.
 
Придавая громадное значение типизации и стандартизации в деле повышения архитектурного качества элементов жилого интерьера, мы должны всемерно развивать и углублять научную и практическую работу в этом направлении. При правильной постановке работы по стандартизации можно будет добиться для отдельных элементов жилого интерьера такого большого количества и разнообразия типов, при наличии которого всегда будет возможность полностью удовлетворить индивидуальные вкусы и потребности.
 
 

20 января 2021, 14:53 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий


Партнёры
Архитектурное бюро КУБИКА
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»