наверх
 
Удмуртская Республика

Севрюков О. В. Ижевск : Краеведческий очерк. 1972

Ижевск : Краеведческий очерк / О. В. Севрюков. — 2-е издание, исправленное и дополненное. — Ижевск : Издательство «Удмуртия», 1972  Ижевск : Краеведческий очерк / О. В. Севрюков. — 2-е издание, исправленное и дополненное. — Ижевск : Издательство «Удмуртия», 1972
 
 
Публикуем полнотекстовую версию одной из лучших книг по истории Ижевска и по истории его архитектуры, написанную Олегом Владимировичем Севрюковым. Благодарим Михаила Аркадьевича Баскина за предоставленный экземпляр издания из личной библиотеки для сканирования.
 
 
Севрюков Олег Владимирович — историк, краевед, участник Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., основатель Ижевского общества коллекционеров. Родился Олег Владимирович в 1920 г. в г.Томске, но уже через два года семья переехала в г. Ижевск.
 
Окончив среднюю школу в 1939 г., поступил на исторический факультет Удмуртского государственного педагогического института, но вскоре был призван в Вооруженные силы для прохождения трехлетней срочной службы. Однако демобилизации, которая должна была произойти осенью 1941 г., помешала начавшаяся в июне этого года Великая Отечественная война.
 
До февраля 1946 г. рядовой, а затем ефрейтор О. В. Севрюков проходил службу в различных частях Красной Армии, дислоцированных на Дальнем Востоке, участвовал в боях с японцами на территории Маньчжурии, за что впоследствии был награжден медалями: «За Победу над Японией», «За Победу над Германией».
 
В 1949 г., закончив с отличием институт, приступил к работе в качестве преподавателя истории сначала в Ижевском индустриальном техникуме, а затем, с 1954 г. в библиотечном техникуме (позднее Культурно-просветительное училище), где трудился вплоть до момента выхода на пенсию в 1981 г.
 
В начале 1950-х гг. Олег Владимирович занялся собиранием и изучением материалов по истории города Ижевска. Им была собрана уникальная коллекция фотографий и почтовых открыток с видами Ижевска, изданных до 1917 г.
 
В течение 30 лет он собирал и изучал документы и материалы по истории Ижевского цирка, одновременно являлся рецензентом цирковых программ, проходивших в Ижевском цирке.
 
Севрюков является автором большого количества статей по истории г.Ижевска и Ижевского цирка и книги «Ижевск. Краеведческий очерк». Он читал курс лекции «Нумизматика» на историческом факультете УдГУ, был членом Президиума Совета Ижевского городского отделения Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры.
 
Умер Олег Владимирович Севрюков 17 декабря 1981 г. в возрасте шестидесяти одного года. До самых последних дней он продолжал заниматься любимым делом: планировал написание работы об Ижевском цирке, надеялся осуществить новое издание книги «Ижевск», обогатив ее новыми материалами.
 
 
 

Ижевск : Краеведческий очерк / О. В. Севрюков. — 2-е издание, исправленное и дополненное. — Ижевск : Издательство «Удмуртия», 1972. — 271 с., ил.

 
 
ОГЛАВЛЕНИЕ
 
Под сенью старых тополей — 88. Символ города-труженика — 93. Здание-ветеран — 99. Старейшее в городе — 102. Память о днях пугачевских — 104. По проекту академика Руска... — 105. Ровесник арсенала — 109.
Вечно живой образ — 220. Человек-легенда — 223. Революционный некрополь — 225. Памятник солдату революции — 234. «Строителю Ижевского оружейного...» — 238. Обелиск на лесной поляне — 241. В память о героях — 243. Пушка на пьедестале—251. «...установить на родине награжденного» — 252. «Навеки с Россией» — 257.
 
 
Улица Советская. Сквер перед Республиканской библиотекой им. В. И. Ленина
Улица Советская. Сквер перед Республиканской библиотекой им. В. И. Ленина
 
 

[От автора]

 
Писать о родном городе так же трудно, как рисовать портрет близкого человека: кажется, хорошо знакома не только каждая черта, но и малейшая черточка дорогого тебе лица, а посмотришь на сделанное и видишь, что все-таки чего-то не хватает.
 
Когда несколько лет назад я задумал написать книгу об Ижевске, мне казалось, что она выльется из-под пера без особых затруднений: ведь с этим городом связана вся моя жизнь, он рос и хорошел на моих глазах. Я помню, как появлялись на его улицах первые многоэтажные дома, как постепенно преображался облик знакомых площадей, как вырастали новые кварталы и жилые районы города. О его прошлом мне рассказывали убеленные сединами старожилы, память которых сохранила любопытнейшие штрихи далеких лет.
 
И все же, приступив к работе, я убедился, что знаю далеко не достаточно, что многое мне неизвестно или известно не в точности. Пришлось засесть в архивах, заняться долгими, но чрезвычайно интересными поисками.
 
Просматривая увесистые папки старинных «дел», между листами которых еще сохранился песок, некогда заменявший писарям промокательную бумагу, вчитываясь в выцветшие от времени витиеватые строчки, я мало-помалу узнавал все новые и новые, неведомые до этого имена, названия, даты, которые дополнял изучением десятков чертежей, планов, фотоснимков, открыток, запечатлевших облик старого Ижевска. Многие из них я храню в своей коллекции, которую собираю на протяжении длительного времени. А как много интересного, но уже забытого или полузабытого напомнили мне страницы газетных подшивок довоенных и даже недавних лет! Читая свежий номер газеты, порой не задумываешься, каким ценным историческим материалом обернется через некоторое время помещенная в нем скромная заметка или будничная информация.
 
Так исподволь, крупица за крупицей, накапливался материал для книги. Работая над ней, я не стремился «объять необъятное».
 
Ведь Ижевск — это крупный промышленный центр. Мотоциклы с маркой «Иж» можно встретить на многих дорогах планеты. О продукции ижевских ружейников с благодарностью отзываются охотники и спортсмены различных стран мира. Ижевские редукторы, нефтенасосы, радиолы, пианино, трикотажные и ковровые изделия преумножают славу города и своих создателей. Но это — материал для отдельной книги. Я же ставил себе целью рассказать, как возник и развивался Ижевск, как формировался и формируется его архитектурный силуэт, описать исторические и памятные места, показать разительные перемены, происшедшие в его облике за годы Советской власти.
 
Если моя книга поможет читателю поближе познакомиться с городом, если она станет для него добрым спутником в путешествиях по ижевским улицам и площадям, я сочту свою скромную задачу выполненной.
 
 
ГОРОД ВЫРАСТАЕТ ИЗ ПОСЕЛКА
 

ГОРОД ВЫРАСТАЕТ ИЗ ПОСЕЛКА

 
Передо мной — старинный план. Витиеватые надписи, сделанные непривычным для глаза узорчатым шрифтом, многословные объяснения, своеобразное обозначение рельефа, традиционная «роза ветров» — все это приемы, характерные для картографов XVIII века. Итак, возраст плана — два столетия. Срок, что и говорить, немалый! И все же как знакомы очертания обширного водоема и извилистая лента вытекающей из него реки! Их легко узнать, даже если бы тут не было надписей, объясняющих, что это «прудъ Ижевскаго завода» и «река Іжъ». А вот и прямая, как стрела, плотина, по которой мы ходим сегодня... Я пристально вглядываюсь в план. На высоком обрывистом берегу вытянулись рядами дома и дворы, образуя две параллельные улицы. Одна из них, односторонняя, примерно совпадает с теперешней улицей Свердлова. У второй, что пролегла по линии нынешней улицы М. Горького, северная сторона, по-видимому, только начинает застраиваться — виднеется с десяток избушек, даже не огороженных еще заборами. Обе они протянулись с севера на юг приблизительно от современной улицы Ленина до Интернационального переулка. Особняком от крохотных дворов мастеровых людей расположена просторная усадьба управителя, с жилым домом и хозяйственными постройками. В заречной части, в районе, где сейчас находится речной вокзал, виднеется еще семь дворов. Вот и весь поселок, в котором без труда можно насчитать около шести десятков домов. План датирован ноябрем 1764 года, когда Ижевску не было еще полных пяти лет от рождения.
 
 
Первый план поселка Ижевский завод (1764).
Первый план поселка Ижевский завод (1764).
 
 
За четыре с половиной года до этого на поросших густым лесом берегах реки Ижа началось строительство завода. Здесь из привозного чугуна должны были изготовлять полосовое железо и корабельные якоря. Руководил работами опытный специалист горного дела берг-гешворен Алексей Степанович Москвин, доверенное лицо графа П. И. Шувалова.
 
Виднейший вельможа и сановник при дворе императрицы Елизаветы Петровны, Шувалов был жадным до наживы дельцом. Имея безошибочное чутье касательно всего, что сулило доходы, и пользуясь особой милостью императрицы, Шувалов стал еще и горнозаводчиком. Будучи владельцем шести уральских заводов, он получил в 1757 году разрешение построить еще два. Для них ему отвели земли вблизи реки Камы. На следующий год состоялась закладка завода на речке Вотке, а в апреле 1760 года приступили к строительству на Иже.
 
Вместе с заводом появился среди лесной глухомани поселок, в котором в 1766 году было 130 дворов. Путешественник Фальк, посетивший эти места в 1771 году, сообщает, что жителей в нем считалось тогда «2397 душ».
 
В первые три года существования Ижевского завода (1760—1763) его население составляли мастеровые, переведенные сюда с других заводов, принадлежавших Шувалову. В первой партии, прибывшей с Гороблагодатских заводов в количестве тридцати человек, было 14 плотников, 5 кузнецов, один плотинный и один кричный мастер, 3 каменщика, 2 конюха и 2 сторожа. Опытными специалистами «огневого дела» были молотовые мастера Осип Лисицын, Елисей Малышев, Михаил Тепляков, Федор Агапитов. К концу 1763 года на заводе насчитывался 91 мастеровой, а в 1768 году — уже 311.
 
Число жителей, постоянно проживавших в поселке, быстро увеличивалось. Во «всемилостивейшем указе» императрицы Елизаветы Петровны от 12 февраля 1761 года говорилось, что крестьяне, приписанные к заводам Шувалова, закрепляются «к тем заводам неотъемлемо, дабы по усмотрению его оных по способностям к заводам переселять». Шуваловские приказчики выбирали из приписных крестьян наиболее крепких, работоспособных и, отрывая их от хозяйства, насильственно заставляли идти в заводские работники. Так, из одной лишь Рождественской волости до 1768 года было переведено на Ижевский завод более ста человек «с женами и со всем их семейством». Жаловаться на обиды и притеснения было некому, так как единственным судьей над приписными крестьянами и мастеровыми был сам Шувалов.
 
Дети мастеровых в дальнейшем также становились работными людьми. С десятилетнего возраста мальчиков прикрепляли в ученики к мастеру. Обучение заключалось в том, что в процессе работы ученик постепенно перенимал навыки и приемы своего учителя.
 
Таким же образом пополнялись ряды заводских мастеровых и после смерти П. И. Шувалова (1763 г.), когда Ижевский завод и все другие принадлежавшие ему предприятия были взяты в казну от его сына Андрея Шувалова — в погашение накопившегося за ним огромного долга. С этих пор Ижевский и Воткинский заводы под общим названием Камских заводов поступили в ведение Берг-Коллегии — государственного органа, ведавшего горной промышленностью. Для управления ими назначался один начальник, именовавшийся командиром Гороблагодатских и Камских заводов.
 
Положение мастеровых и работных людей при казенном управлении нисколько не облегчилось. Работа вручную, при очень слабой и примитивной механизации, в пышущих жаром фабриках¹, где изготовлялось кричное железо, продолжалась по 10—12 часов в сутки и требовала огромного напряжения сил. Увечья и гибель на работе были повседневным явлением. Иногда начальство заставляло рабочих трудиться и в праздничные дни. Это вынужден был отметить даже генерал-губернатор Вятской и Казанской губерний, доносивший в сенат, что на Камских заводах «мастеровые и рабочие люди занимаются работою и в праздничные дни... почему и имеют времени для отдохновения и для исправления своих домашних нужд весьма мало».
____________
¹ Фабриками назывались в XVIII веке заводские цеха и мастерские.
 
 
Андрей Дерябин навечно прописан в Ижевске.
Андрей Дерябин навечно прописан в Ижевске.
 
 
Платили за этот изнурительный труд жалкие гроши. Основные категории мастеровых: мастера, подмастерья и работники кричного, укладного и якорного дела — были так называемыми «задельщиками», то есть получали «задельную» (сдельную) плату, не превышавшую четырех копеек с одного пуда железа. Остальные получали от 12 до 16 рублей в год. За вынужденные простои из-за недостатка угля, воды, поломки молота или горна делались вычеты и из этого скудного жалованья. Широко применялись штрафы за перерасход чугуна и угля, за брак и недоработки. Эти штрафы вычитались из жалованья, или же их надлежало отработать. Бывали случаи, когда за престарелых рабочих, которые ушли «в отставку», не успев погасить накопившейся задолженности, отрабатывать эти долги должны были их дети.
 
Все вспомогательные работы для завода: заготовку и подвозку леса, рубку дров для выжига угля, земляные работы, доставку с камской пристани Гольяны чугуна, который привозился туда водным путем с Гороблагодатских заводов, транспортировку готовой заводской продукции — выполняли приписные крестьяне, которые вместо уплаты денежных податей в казну обязаны были полностью или частично отрабатывать их за определенную, очень низкую плату. Дневные нормы зачастую были непосильными ни пешему, ни конному. Между тем за невыполнение «урока» приписных подвергали «понуждениям» в виде телесных наказаний. Избиения крестьян мастерами и заводскими нарядчиками вообще были системой, часто приводили к увечьям, а то и к смерти. Отставной подпоручик А. Крюков забил до смерти семь человек. Крестьянина Т. Зобачева куренный мастер «неведомо за что ударил железной лопатой по голове и разрубил смертно и в третий день умре». Рукоприкладствовал и сам управитель А. С. Москвин, собственноручно запоровший до смерти крестьян Г. Попова и Ф. Петрова. Мастера занимались и прямым вымогательством. Так, крестьянину Григорию Горшкову куренный мастер «палкою немилостиво из роту зубы вышиб и, стращая всячески, вымучил с него... один десяток лыку, да пуд солоду, одно решето конопляного семя...».
 
По официальным подсчетам, приписной крестьянин тратил на заводские работы 158 дней и на переходы от своей деревни до завода и обратно 56 дней, то есть в общем 214 дней в году. На сельскохозяйственные работы у него, следовательно, оставался 151 день. При этом, хотя инструкцией по управлению заводами предписывалось не высылать крестьян на заводские работы с 1 мая по 10 сентября, администрация завода систематически нарушала этот порядок. В 1767 году приписные крестьяне Ижевского и Воткинского заводов жаловались, что их заставляли работать почти круглый год — зимой возить уголь, а весной и летом, «когда бывает ярового хлеба сев и сенокос», — железо и чугун.
 
Одним словом, прикрепление к заводам было для крестьян невыносимым бременем. Когда началась приписка, они ответили на нее волнениями и отказом выходить на заводские работы. Поэтому строительство Ижевского завода шло очень медленно, и за два года (1760—1761) он не был готов и на половину проектной мощности.
 
Особенно крупные волнения были в 1760 году, когда правительство увеличило подушные подати. Приписные крестьяне поняли это как замену тягостных заводских повинностей и решили, что «подвод давать и заводских работ исправлять им не велено». Для разъяснения крестьянам истинного смысла указа были посланы по деревням заводские служители. Но крестьяне встречали их с нескрываемой враждебностью, «с копиями, с луками и стрелами и дубинами... а указа о бытии их в заводских работах не только слушать, но и читать не допускали». В некоторых селах дело доходило даже до столкновений крестьян с солдатами. У с. Костенеево было убито 16 и ранено 5 крестьян, а в воинской команде ранены 3 солдата и офицер.
 
К весне 1762 года волнения были подавлены, но летом крестьяне вновь бросили заводские работы и разошлись по деревням. Среди них появился подложный «царский манифест», сочиненный дьячком Иваном Козьминым и приписанным к Ижевскому заводу крестьянином Герасимом Куликовым. В нем говорилось, будто императрица Екатерина II по случаю своего восшествия на престол освобождает крестьян от заводских работ. Появление «манифеста» вызвало новые волнения. Екатерина II послала на Урал сановника князя А. Вяземского, снабдив его самыми широкими полномочиями. Расправившись с некоторыми «зачинщиками» и для вида приняв жалобы крестьян и работных людей, Вяземский оставил безнаказанными Москвина и других истязателей. Заканчивая следствие, он только дал Москвину письменное распоряжение, чтоб на «крестьян сверх сил человеческих работ впредь ни под каким видом не накладывал..., а для наказания тем нарядчикам иметь тонкие палки, а толстые, чем человека изувечить можно, отнюдь у них не было б». Вместе с тем он здесь же дает указание, чтобы за повторение «продерзостей и за всякое малейшее преступление наказание их (крестьян и мастеровых) удваивать».
 
В октябре 1773 года пришли на заводы вести о том, что на реке Яике народ поднялся против дворянской царицы Екатерины. Дошли до этих мест и манифесты Пугачева, в которых он, выдавая себя за Петра III, объявлял о даровании вольности, жаловал народ «реками с вершин и до устья, и землею, и травами, и денежным жалованьем», призывал уничтожать дворян и заводчиков. Эти призывы находили живой отклик среди крестьян и мастеровых. В декабре 1773 года все Прикамье пришло в движение. В разных местах создаются повстанческие отряды русских и удмуртских крестьян. Они захватили Камбарский и Рождественский заводы, заняли дворцовую слободу Сарапул. Находившийся в это время по служебным делам на Ижевском заводе командир Гороблагодатских и Камских заводов полковник Федор Венцель доносил в сенат, что под влиянием слухов о Пугачеве рабочие и приписные крестьяне вышли из повиновения начальству, не слушают никаких увещеваний, не страшатся наказаний и открыто выражают свои симпатии к «мужицкому царю». Когда он, Венцель, приказал схватить и привести в караульную избу молотового подмастерья Лариона Жукова, восхвалявшего Пугачева, рабочие помогли «оному Жукову» скрыться. Боясь народной расправы, Венцель бежал в Казань, куда за ним вскоре последовал и управитель Ижевского завода Алексей Алымов.
 
1 января 1774 года на завод пришел большой отряд пугачевцев во главе со старшиной Юской Кудашевым. Молотовые фабрики были остановлены, контора и хранившиеся в ней списки штрафных работных людей и недоимщиков сожжены, разгромлены квартира Венцеля и дом Алымова. Пугачевцы раздали рабочим продовольствие из разбитого склада, а деньги из заводской денежной кладовой в сумме 8223 рубля были сочтены и под охраной отправлены в штаб пугачевского «енарала» Чики-Зарубина, находившийся возле Уфы, в деревне Чесноковке. Приписным крестьянам Кудашев выдал увольнительные билеты и распустил их по домам, поручив вести в своих деревнях агитацию за вступление в войско «государя Петра Федоровича». По окрестным деревням было направлено несколько человек из числа заводских мастеровых. Мастеровой С. Толмачев показывал потом на следствии, что удмурты с большим вниманием слушали манифест, «сами тому были весьма рады и его за то очень ласково принимали». 170 ижевских работных людей образовали отряд, присоединившийся к Кудашеву.
 
27 января 1774 года отряд пугачевцев во главе с крестьянином Андреем Носковым без боя занял Воткинский завод.
 
В марте-апреле, в связи с временным поражением главных сил Пугачева под крепостью Татищевой и разгромом Чики-Зарубина под Уфой, последовал ряд неудач повстанцев и на территории Прикамья. Воткинский и Ижевский заводы были оставлены. Сюда вернулись Алымов и полковник Венцель. Крутыми мерами стали они приводить к повиновению работных людей, заставляя их присягать на верность Екатерине. Одновременно составляли списки для предстоящей расправы с теми, кто примкнул к «злодейским шайкам». После некоторого ремонта Камские заводы были снова пущены в действие.
 
Отойдя с остатками своих сил на Средний Урал, Пугачев пополнил отряды горнозаводскими рабочими и приписными крестьянами, получил на заводе пушки и в мае-июне 1774 года, взяв Красноуфимск, Кунгур и Осу, открыл себе дорогу на Казань. Чтобы обеспечить свой тыл, Пугачеву необходимо было овладеть Воткинским и Ижевским заводами. Зная об этом, командир Камских заводов Ф. Венцель принимал спешные меры к обороне. На подступах к Ижевскому заводу он приказал «сделать рогатки и расставить пикеты, ненужные дороги к заводу завалить, мастеровых... привести к верной присяге».
 
23 июня Пугачев переправился на правый берег Камы и, опередив высланный Венцелем отряд под командой Алымова и Клепикова, 24 июня без боя овладел Воткинским заводом. Не решившись вступить в бой с превосходящими силами, Алымов и Клепиков отступили. Высланная Пугачевым погоня догнала их у деревни Перевозной. За исключением командиров, которым удалось бежать, отряд перешел на сторону пугачевцев. Посланная Венцелем новая команда во главе с отставным секунд-майором Николаем Алымовым (братом управителя Ижевского завода) была разбита 26 июня около деревни Завьялово, остатки ее бежали, «преследуемые мятежниками».
 
 
Троицкая улица. Рисунок художника В. Бельтюкова по мотивам старинной открытки.
Троицкая улица. Рисунок художника В. Бельтюкова по мотивам старинной открытки.
 
 
На следующий день Пугачев, радостно приветствуемый народом, вступил в Ижевский завод, где пробыл два дня, принимая жалобы рабочих и приписных крестьян. Он казнил 42 человек из заводской администрации, в том числе Ф. Венцеля и А. и Н. Алымовых. По преданию, труп полковника Венцеля был зарыт на берегу пруда возле ключа, который получил у населения название Полковницкого ключа¹. Пугачев объявил приписным, что освобождает их на семь лет от уплаты подушной подати и ликвидирует недоимки по ней за все прошлые годы. Из денег, оставшихся в заводской казне, он выдал рабочим по два, а тем, кто пожелал вступить в его войско, — по три рубля.
____________
¹ Находится возле здания индустриального техникума.
 
29 июня Пугачев выступил из Ижевского завода. Путь его лежал в сторону Казани. В его отрядах шло много новых бойцов из числа воткинских и ижевских мастеровых... Под Казанью они самоотверженно сражались в рядах пугачевцев и вместе с ними пережили горечь поражения и ужасы царской расправы.
 
Несмотря на поражение восстания, народ не хотел верить, что старые порядки вернулись. Разрозненные отряды продолжали сопротивляться. Один из них, организованный ижевским молотобойцем Егором Слотиным из бежавших вместе с ним заводских рабочих, действовал в Рождественской волости.
 
Новый управитель Ижевского завода Василий Раздеришин палаческими мерами пытался усмирить приписных крестьян и разбежавшихся мастеровых и вернуть их на заводские работы. В 1775 году посланная им вооруженная команда разбила отряд Слотина. Егора приговорили к смертной казни, которая была «милостиво» заменена ему пятьюдесятью ударами кнута, отсечением уха и пожизненной ссылкой на тяжелые работы при Ижевском заводе. Восемь его товарищей также были «биты нещадно и отправлены на работу под крепким караулом». Для устрашения народа на всех больших дорогах, ведущих к Ижевскому заводу, были установлены виселицы. Одновременно с карательными действиями Раздеришин старался как можно скорее восстановить завод, сильно пострадавший во время восстания. К концу 1775 года завод вновь стал действовать. Восстановились и старые порядки. В 1779 году вышел указ, по которому приписным крестьянам уменьшили «урочные» задания, несколько повысили расценки, но зато через четыре года другим указом был увеличен размер подушной подати. Дешевый крепостной труд приносил казне огромную экономию денежных средств, но подневольные работники, конечно, не были заинтересованы в повышении производительности своего труда. Поэтому, несмотря на высокое качество продукции, Ижевский завод в течение следующих 30 лет своего существования (1776—1806) постепенно пришел в упадок.
 
Нараставшая угроза со стороны наполеоновской Франции заставили царское правительство позаботиться о дальнейшем увеличении выпуска оружия для армии. В 1800 году Павел I приказал построить на Урале оружейный завод с годовой производительностью до ста тысяч холодного и огнестрельного оружия. Подыскать удобное место для строительства нового завода поручили обер-берггауптману (главному горному начальнику) Гороблагодатских, Пермских, Камских и Богословских заводов Андрею Федоровичу Дерябину. Осмотрев ряд мест в Пермской и Вятской губерниях, Дерябин пришел к выводу, что наиболее подходящим для этого местом является река Иж, где стоит железоделательный завод, который можно превратить в оружейный. Свои доводы по этому вопросу он обстоятельно изложил в поданной им докладной записке. Правительство Александра I одобрило проект Дерябина, и 10 июня 1807 года под руководством этого опытного инженера было начато строительство Ижевского оружейного завода.
 
Для нового производства, предполагавшегося в весьма больших по тому времени размерах, понадобилось большое количество рабочей силы. В 1807—1808 годах Дерябин перевел сюда с других горных заводов более тысячи мастеровых — кузнецов, мастеров «укладного и колотушечного дела». За этот же период на завод поступило около 4 тысяч рекрутов, которые по указу правительства присылались сюда целыми партиями для использования в качестве рабочих. Правда, к концу 1808 года из этого количества осталось лишь 925 человек, так как многие были переданы на другие заводы, около 500 человек умерли, 28 бежали и более 150 оказались «неспособны к работам ввиду болезней». Систематические «укомплектования» штата заводских рабочих партиями рекрутов продолжались и в дальнейшем.
 
Для налаживания собственно оружейного производства были переведены мастера-оружейники с Н.-Туринского и Серебрянского заводов, а также наняты за границей 80 мастеров, преимущественно датчан и шведов. Согласно контракту, они должны были обучать оружейному мастерству русских рабочих, однако многие из иностранцев на деле оказались профанами и приехали лишь в расчете на легкую наживу.
 
Вспомогательные заводские работы, согласно принятому 15 марта 1807 года закону, должны были выполняться так называемыми непременными работниками. Они набирались из приписных крестьян (по 58 с каждой тысячи) и постоянно жили при заводе. Каждый пеший непременный работник получал на обзаведение 118 рублей 67 копеек и конный — 316 рублей 82 копейки. На эти деньги он должен был построить себе дом и питаться в течение первых четырех месяцев; конный работник, кроме этого, обязан был купить двух лошадей, корм для них и сбрую. К концу 1808 года непременных работников на Ижевском заводе было более 3 тысяч. Дети их со дня рождения становились «казенными».
 
Так население заводского поселка стало быстро увеличиваться. Если к началу основания оружейного завода здесь насчитывалось около 4 тысяч жителей, то к концу 1808 года — более 6 тысяч. Резко усилилась потребность в жилье. Об этом говорит хотя бы такой факт. Когда в августе 1807 года прибыла на завод первая партия иностранных мастеров (24 человека), ижевская управа благочиния, не зная, как их разместить, жаловалась Оружейной конторе завода, что «даже чиновникам трудно найти порядочное помещение и все теснятся, живут вместе с мастеровыми, а приезжих тоже придется разместить в обывательских домах и вместе с обывателями, отчего для последних выйдет великое утеснение». Пришлось иностранцев-холостяков поселить в казенных домах-казармах, семейных же направляли жить в Воткинский завод, где имелись свободные обывательские квартиры.
 
Началось усиленное строительство. Днем люди занимались работами на заводе, а часть ночи употребляли на постройку своих жилищ. Дома рубили из казенного леса, который выдавался Оружейной конторой из заводских лесных дач. Разумеется, за него потом нужно было отработать.
 
Одновременно казной строились жилые казармы, дома для заводских служащих, офицеров и чиновников, госпиталь и другие «казенные» здания, считавшиеся собственностью завода.
 
Таким образом, 1807 год был годом как бы второго рождения Ижевска: и предприятие, и поселок при нем строились теперь по единому плану, в тесной связи между собой.
 
 
Основным автором плана и руководителем всех строительных работ был талантливый архитектор Семен Емельянович Дудин (1779—1825). Уроженец Петербурга, выпускник Академии художеств, Дудин несколько лет провел за границей, где «совершенствовался в искусстве», а по возвращении был направлен в распоряжение А. Ф. Дерябина на строительство Ижевского оружейного завода. Молодой архитектор с жаром принялся за проектирование основных зданий завода и составление генерального плана «будущего города Ижа, в том виде, как он быть должен».
 
За очень короткий срок (менее чем за год) проект и план были составлены, и в январе 1809 года специальный нарочный фельдфебель Леонов «с великим бережением» повез их в далекую невскую столицу, в Министерство финансов, для последующего «высочайшего утверждения». К девятнадцати листам чертежей прилагалось подробное их описание и «вид Ижевскаго оружейнаго завода, снятый с натуры со стороны подгорной и представляющий плотину, нынешние фабрики, на месте коих заложены новые оружейные фабрики, так же нагорную часть селения заводскаго».
 
В основу генерального плана «будущего города Ижа» С. Дудин и его помощники П. Андреевский и А. Белянинов положили принцип поквартальной застройки. Широкие прямые улицы, идущие в направлении с севера на юг, пересекают перпендикулярные к ним переулки. Их четкая сеть образует небольшие по площади (2,5—3 га) прямоугольные кварталы. Такая система планировки позволяла свободнее ориентироваться в городе, облегчала разбивку генерального плана на местности и самую застройку улиц.
 
Большой заслугой Дудина как планировщика является творческий подход к использованию природных особенностей местности. Улицы высокой Нагорной части, проходя террасами параллельно восточному берегу заводского пруда, должны были придавать городу живописный вид. С этих улиц и из переулков, раскрытых в сторону пруда, глазам предстает великолепная панорама: обширное водное зеркало и синеющие за ним лесные дали.
 
При составлении генерального плана принимались во внимание инженерные вопросы, продумывалось размещение городской застройки в определенных природных условиях. Так, в низменной Заречной части, где «пошва... по причине низкого ее положения не довольно тверда и суха», намечалось «сделать флютверки и провести по улицам каналы, через кои вся низменная часть осушится и сделается несравненно способнее к населению»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп 1, д. 17, л. 73, 74. Отчет Дерябина гос. казначейству от 1 сентября 1808 г.
 
После того как генеральный план был утвержден Александром I, началось его осуществление. Селение Ижевского завода стало быстро разрастаться.
 
Вскоре, однако, его обитателей постигло страшное бедствие. В 1810 году «в 18-е число сего мая пополудни в первом часу в здешнем заводе случился пожар внизу Базарной улицы в доме вдовы мастеровой женки Парасковии Добрыниной. Сей несчастный случай был при необыкновенном ветре и огонь распространялся с чрезвычайной скоростью». Пожар уничтожил 172 частных и два казенных дома, провиантский магазин (склад) и две деревянные церкви, в одной из которых от сильного жара «растопился стотридцатипудовый колокол». Если учесть, что одна из этих церквей находилась в центре селения — на месте нынешнего кинотеатра «Колосс», а другая стояла на окраине — на теперешней Красной площади, — можно представить размеры этого пожарища. Все пять улиц Нагорной части выгорели почти полностью.
 
И вновь упрямо застучали топоры, и встали на пепелищах приземистые избы, срубленные из золотистых, пахнущих смолой сосновых бревен.
 
Дома ставили обычно в две избы; одна тремя окошками смотрела на улицу, другая, соединенная с нею сенями, выходила во двор. Кто победнее, тот строил домишко «об одной избе на улицу». Таких было немало. А мастера и чиновники возводили себе двухэтажные или пятистенные дома. Для квартир заводских служащих за казенный счет строились здания по типовым проектам, составленным архитекторами Дудиным и Беляниновым. Эти дома строились двухэтажными, ибо «строение в два этажа строить гораздо дешевле в сравнении двух домов одинаковой с ним вместительности, потому что в нем выигрывается фундамент и кровля». В тридцатых годах в Ижевске вообще почти на каждый строящийся жилой дом заводский архитектор Брыкин составлял проект фасада и план усадьбы.
 
К началу двадцатых годов в Нагорной части было уже девять улиц, а в Заречной — не менее шести. Особенно быстро росли улицы Береговая, Базарная и Куренная, лежащие ближе к пруду и более удобные для строительства по рельефу. Они вытягивались все дальше на север, и к 1812 году уже вобрали в себя деревню Русскую Подборную, стоявшую на берегу веселой песчаной речушки Подборенки, что пересекала вятскую дорогу (нынешняя улица Кирова) и впадала невдалеке от нее в заводский пруд.
 
В связи с увеличением территории поселка заводское начальство сочло необходимым разделить его на части. 10 сентября 1812 года инспектор заводов полковник Ермолай Грен направил Ижевской Оружейной конторе следующее предписание:
 
«По обширности сего завода и по умножающемуся в оном время от времени домовому строению, так что и деревня Русская Подборная вошла уже в состав завода, почему два частных пристава не могут с совершенною деятельностью исправлять возложенных на них должностей, то и счел я необходимо нужным завод сей разделить на три части, из коих первая составлять будет окружность свою от переулка домов гг. Кирхнера и Олышева за деревню Подборную; вторая от того же переулка вниз по течению реки Ижа и за госпиталь, а третья всю заречную сторону»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 38, л. 1.
 
В 1816 году селение Ижевского завода посетил некий путешественник из Казани. Приезжий был, по-видимому, человеком просвещенным и наблюдательным, к тому же не чуждым литературному творчеству. Во всяком случае в следующем году в пятнадцатом номере журнала «Вестник Европы» (в котором, кстати говоря, незадолго до того дебютировал юный стихотворец Александр Пушкин) им было опубликовано пространное «Описание Ижевского железоделательного и оружейного завода», подписанное одной буквой Е., поэтому мы не знаем полного имени автора. По его добросовестному описанию можно ясно представить, как выглядел Ижевск в 1816 году.
 
«Ижевский завод, — пишет Е., — находится Вятской губернии в Сарапульском уезде, при речке Иже, в приятной долине, окруженной небольшими пригорками. Обширное озеро, более 60-ти верст в окружности, составляемое речкою Ижем, придает местоположению величественный вид, а заведение снабжает нужною водой. Завод... окружен домами чиновников, рабочих людей и прочих жителей и походит на город. Число живущих здесь, исключая временную и инвалидную команды, простирается до 8324 душ; домов же, кроме фабричных зданий, считается до 1710. В средине оных величественно возвышаются восемь каменных, четвероугольных, со вкусом и удобно расположенных зданий... Главный, еще не оконченный четырехэтажный корпус с куполом и высокою на нем башнею составляет центр всей фасады. По бокам его находятся два невысокие флигеля, из коих к лежащему на правой стороне примыкает трехэтажное, недавно оконченное строение. Точно такой же величины здание выстроится и по левую сторону, чем и заключится целая фасада...
 
Пред вышеописанным зданием идет длинная прямая плотина, составляющая берег озера... Плотина имеет в четырех местах прорезы, через которые пропускается вода до фабрик, действующих водою.
 
...К сему собственно называемому заводу принадлежит еще ряд казенных строений, идущих по правой, нагорной стороне озера. Они суть: Ижевская Оружейная контора, Казначейство, гауптвахта и Управа Благочиния. Далее идут домы чиновников и, наконец, тюремный острог... В двух верстах от завода находится кладбище. Здесь, на иждивение жителей заводских, г. Архитектором Дудиным выстроена небольшая каменная церковь. Мысль и отделка небольшого храма сего показывает, что зодчий образовался в Италии. Господин Дудин выстроил еще каменное строение для училища, в котором обучаются разным, цели завода приличным предметам 139 мальчиков под руководством трех достойных духовных особ.
 
Теперь бросим взгляд на низменную часть места, занимаемого заводом... Хотя место сие на болоте и доселе было покрыто лесом и кустарником, но необходимость и вместе польза принудили его застроить частию с давних времен и частию ныне; а для отвращения здоровью угрожавшего вреда, весь лес около сего места вырублен и болота высушены спусканием воды в многочисленные каналы».
 
В 1820—1840 годах в Ижевске строится ряд крупных каменных зданий. Наряду с монументальным ансамблем заводских корпусов, оформление которого завершилось лишь в 1844 году, были возведены Александро-Невский собор (1820—1823), арсенал (1823—1825), здание «присутственных мест» (1843—1845), дом подрядчика Егора Новикова (ныне здание горисполкома). Резко выделяясь своими размерами и архитектурой среди одно образной деревянной застройки, они значительно обогатили общий вид селения и до некоторой степени приблизили его облик к городскому.
 
В «Статистическом описании Ижевского оружейного завода» (1850 г.) говорится: «Заводское селение, не включая пруда, содержит в себе до 850 десятин (т. е. 16 кв. км — О.С.), отстроено весьма правильно, но строения большею частью деревянные. В нем находится только 27 каменных строений». Из них 24, в том числе все заводские здания и три церкви, принадлежали казне, а три — частным владельцам. Деревянных домов числилось 3499, из них 38 казенных, 3284 «принадлежат собственно оружейникам, мастеровым, штатным служителям, заводским поселянам и мастерским вдовам, остальные 177 домов — чиновникам, женам и вдовам их, также купцам, крестьянам и прочим, не принадлежащим заводу... При всех домах имеются огороды. Сверх сего в заводском селении находится до 1106 колодцев, из коих казенных — 6»¹. Приведенные отрывки дают ясное представление не только о размерах Ижевска в середине XIX века, но и о социальном составе населения. Оно насчитывает в 1850 году 19163 человека, «что превышает численностью многие губернские города»².
____________
¹ ЦГА У АССР, ф. 4, оп. 1, д. 782, л. 319, об.
² Там же.
 
О жизни и тяжелом труде рабочих-мастеровых повествует тот же документ: «По введенному порядку ежедневно в 3 с половиною часа пополуночи на заводской башне и колокольне собора бьют в колокол, что называется «на пробуд»; в 4 часа опять бьют — «на работу». По этой повестке все оружейники, исключая тех, кои распределены в ночную смену, собираются в фабрики, каждый на свое место, в течение одного часа. В 5 часов смотритель цеха с писарем или старшиною проверяют, все ли явились к работе, и о неявившихся представляют старшему смотрителю работ записки, а сей последний сообщает об отыскании таковых в заводскую полицию. Потом оружейники принимаются за работу и продолжают оную до семи часов, восьмой час полагается им для завтрака; с 8 и до 11 часов опять производятся работы безостановочно; в 11 часов бьют в колокол с работы, и люди уходят для обеда на один час. В 12 часов бьют на работу; этот час также полагается для сбора. В 1 час пополудни опять делается проверка, все ли явились, в чем поступают как и поутру. Работа продолжается до 4 часов, пятый час дается для отдыха и для смазки машин. С 5 до 7 часов работа продолжается, а в 7 часов бьют с работы, и люди расходятся по домам. Ночная смена работает только на машинах и в кузницах»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 782, л. 373 и об.
 
Каторжная работа вызывала у рабочих протест, выражавшийся чаще всего в неявке на работу или даже в побегах. Беглецов ловили и жестоко наказывали. В Ижевском заводе, как и на других казенных заводах, находившихся в ведении Артиллерийского департамента, был военный гарнизон и действовал военный суд. В 1830 году император Николай I, вошедший в историю с прозвищем «Палкин», издал указ, по которому военным судам на казенных заводах давалось право прогонять провинившихся рабочих сквозь строй с тысячей ударов шпицрутенами при собрании всех мастеровых завода. В 1850 году мастеровой Ижевского завода Федор Лескин за неявку на работу должен был получить 40 ударов розгами. На седьмом ударе Лескин вырвался и с размаху ударил своего начальника по лицу. За это он был прогнан сквозь строй, получив тысячу ударов шпицрутенами, а затем на 12 лет сослан в каторжные работы.
 
По сто, двести и более ударов получали рабочие за непочтение к начальству, нехождение в церковь, домашние ссоры и другие проступки.
 
Функции городничего в Ижевске до 1830 года выполнял инспектор, а позднее — командир Ижевского завода. В подчинении у этих лиц, назначавшихся Артиллерийским департаментом, находилась Ижевская Оружейная контора (с 1830 года — Правление оружейного завода). Это учреждение ведало производственными вопросами и управляло практически всей жизнью заводского селения. Оно выдавало планы земельных участков для строительства жителями домов, заключало договоры с подрядчиками о постройке казенных зданий и церквей, занималось благоустройством улиц. В его ведении находились госпиталь, богадельня, острог, заводская полиция.
 
Отмена крепостного права в оружейной промышленности проводилась медленно, с большими остановками, и растянулась на несколько лет. Военные власти империи опасались, что после освобождения мастеровых от обязательной работы на заводе уровень производства снизится, а главное — оружие будет обходиться казне дороже, чем прежде. Поэтому, прежде чем провести «освобождение», Ижевский завод в октябре 1865 года сдали на правах арендно-коммерческого управления его командиру, полковнику Д. С. Фролову, который отныне стал именоваться управляющим заводом¹.
____________
¹ В дальнейшем арендатором Ижевского завода был капитан Бильдерлинг (1871—1879), а затем — капитан Г. Стандершельд (1879—1884).
 
Только после этого, в декабре 1866 года, было наконец объявлено «Положение о перечислении в гражданское ведомство приписанных к Ижевскому оружейному заводу людей», по которому освобождаемые от крепостной зависимости оружейники, мастеровые и непременные работники превращались в сельских обывателей и с лета 1867 года получили свое самоуправление.
 
Селение Ижевского завода было разделено на две волости (Нагорную и Заречную), каждая имела волостное правление и делилась на сельские общества во главе со старостами, избиравшимися на сходах. В Нагорную волость входило семь сельских обществ (Набережное, Базарное, Церковное, Троицкое, Михайловское, Госпитальное и Трактовое), в Заречную — четыре общества (Старковское, Казанское, Александровское и Андреевское).
 
Волостные правления подчинялись Сарапульской земской управе, возглавляли их волостные старшины, избиравшиеся на три года. Впрочем, они быстро смещались, чаще всего за растрату общественных денег. Волостные правления отвечали за исполнение населением повинностей, за своевременное представление земских сборов, они же санкционировали выдачу паспортов желавшим уехать из Ижевска, ведали благоустройством и другими местными делами.
 
Однако функции административного и полицейского «надзора за охранением порядка и безопасности в заводе» по-прежнему остались за заводским начальством. Заводской администрации было поручено и земельное устройство освобожденных оружейников и мастеровых. Согласно «Положению», дворы с жилыми и хозяйственными постройками, а также усадебные земли с огородами и садами перешли в их собственность. На право владения хозяйственное отделение завода¹ вручало хозяевам специальную бумагу, так называемую «данную». Эти бумаги, хранящиеся сейчас в архивах, дают богатый материал для изучения топографии Ижевска 60—80-х годов.
____________
¹ С 1867 года Правление завода было преобразовано в хозяйственное отделение завода.
 
Водопои, выгоны и сенокосы передавались оружейникам и мастеровым на правах общинного владения. Участки для этого определялись опять-таки заводом «в видах охранения целости лесов».
 
Отмена крепостного права углубила имущественное неравенство среди жителей поселка.
 
Наряду с массой рядовых рабочих, отставных солдат, бобылей и прочей бедноты выделялась зажиточная верхушка, состоявшая из квалифицированных мастеров-оружейников, конторщиков и иной заводской «аристократии». Сюда же относились чиновники, духовенство, купцы и прочие разночинцы, составлявшие в 1878 году 7,4% населения Ижевска (1700 человек из 22700.)
 
Такое расслоение наложило отпечаток на общий вид селения и на отдельные его районы. Рабочие постепенно были вытеснены из Нагорной части и сосредоточились на низменной болотистой местности — в Зареке и на южной окраине Нагорной волости, проходившей сначала по линии Бодьина (ныне Октябрьского), а затем Батеневского переулков, за последними домами которых начиналось обширное болото. Другой рабочий район, так называемая Колтома¹, быстро рос на северном берегу пруда. К 1868 году здесь было уже пять улиц.
 
Как свидетельствует старший врач заводского госпиталя Иван Иванович Андржеевский, в начале 70-х годов «более возвышенные части завода... отлично обстроились и самый вид возникающих теперь построек не поражает тем унылым, казенным однообразием, что прежде»². Здесь насчитывалось уже около двух десятков каменных зданий (не считая казенных).
____________
¹ В 1937 году, в связи со столетней годовщиной гибели А. С. Пушкина, Колтома переименована в Пушкинский городок.
² И. Андржеевский. Медико-топографическое описание Ижевского оружейного завода. С.-Петербург, 1880, стр. 33.
 
 
Дом правительства Удмуртской АССР.
Дом правительства Удмуртской АССР.
 
 
Монумент Славы.
Монумент Славы.
 
 
Улица Пушкинская.
Улица Пушкинская.
 
 
Обелиск на братской могиле героев революции и гражданской войны.
Обелиск на братской могиле героев революции и гражданской войны.
 
 
Заречная часть Ижевска. Фото 1912 года.
Заречная часть Ижевска. Фото 1912 года.
 
 
Резкий контраст с нагорными кварталами представляли рабочие районы. Домишки здесь были только деревянные, маленькие, зачастую ветхие и полусгнившие. Последние были особенно характерны для Зареки, которая, но словам того же автора, «представляет плоскую низменность и почти целиком лежит ниже уровня пруда (в 1871 году, когда плотина была удлинена, уровень воды в пруду еще более поднялся и Зарека была окончательно «подтоплена» — О. С.)... Сырость здесь постоянная и повсеместная: и в воздухе, и в почве, и в домах, и на улицах». Не удивительно поэтому, что «особенность самых низких частей завода составляют и совсем брошенные дома с заколоченными дверями и окнами. В некоторых из них вымерли две, иногда даже три смены жильцов, и нет больше ни у кого охоты занимать их...»¹.
____________
¹ Там же, стр. 30.
 
О бедности жителей Зареки пишет в 1907 году, спустя тридцать лет после Андржеевского, и другой свидетель, священник Александровского собора В. Успенский: «...жители Заречной части завода много беднее нагорных. Некоторые из них, достигши некоторого достатка, стараются перебраться на гору. Бывает, правда, и наоборот: жители Нагорной стороны переселяются в Заречную часть, но лишь по каким-нибудь несчастным обстоятельствам, например, в случаях осиротения, обеднения, потери хозяином работоспособности и т. п.».
 
Работа Оружейного завода целиком зависела от правительственных заказов. В годы переоснащения армии оружием нового образца или во время войны заказы эти увеличивались, что вело к росту числа рабочих и повышению их заработка. Но это длилось обычно недолго, от трех до пяти лет. Снабдив армию оружием нового образца, правительство сокращало свои наряды, и тогда на заводе начиналось массовое увольнение рабочих и резкое понижение зарплаты. Тысячи безработных выправляли себе паспорта и шли искать работу в других городах. В 1903 году, например, обоими волостными правлениями было выдано 7890 паспортов. Дома в таких случаях продавались за бесценок, а бывало и так, что целая усадьба отдавалась за штоф водки и за 50 копеек в придачу.
 
Немногим лучше было положение оставшихся в заводе. Чтобы прожить как-нибудь до новой работы, люди обменивали хороший дом на худший и некоторое время существовали на разницу, полученную от обмена, продавали лошадей, коров, домашний скарб, закладывали одежду, а многие доходили до нищенства.
 
«О домашнем комфорте ижевский оружейник почти не имеет понятия, — пишет И. Андржеевский. — Некрашенный деревянный стол, два-три таких же стула и по стенам лавки да еще угловой шкафчик для посуды составляют почти всю мебель. Тульский самовар составляет первый признак развивающегося довольства в доме. За ним идут дешевые стенные часы самых больших размеров. Как только является нужда, часы и самовар продаются более счастливому соседу, но при первой возможности приобретаются снова, и если уже нет этих предметов в доме, то значит бюджет оружейника находится в самом плохом состоянии. Кровать находится в редком доме, да ее и поставить было бы некуда: две стены избы непременно в окнах, в третьей дверь, у четвертой большая русская печь. Спят обыкновенно на полатях или на печи, а если уж очень жарко, то на полу. В этом случае не составляют исключения даже очень зажиточные люди, построившие себе большие красивые дома, в которых чистые комнаты с европейской мебелью или отдаются внаймы, или просто стоят на заперти, «для экстренных случаев», а между тем вся семья жмется где-нибудь в кухне с тараканами и другими домашними насекомыми. Тем не менее, чистота в домах оружейников поддерживается женщинами весьма удовлетворительно. По крайней мере раз в неделю, накануне воскресенья и вообще праздников, изба и вся мебель в ней дочиста вымываются. Тогда же обыкновенно парится и вся семья в бане, которая имеется почти при каждом доме, но большая часть бань построена «по-черному», без трубы».
 
Условия труда ижевских рабочих мало изменились с отменой крепостного права. «В некоторых мастерских работа начинается с пяти часов утра и продолжается до семи часов вечера (иногда и позже), с перерывом для обеда всего в два часа. Поэтому те оружейники, которые живут поближе к заводу, имеют возможность позавтракать (не всегда), пообедать и поужинать, но дальние должны довольствоваться одним только ужином. Они приносят с собой на работу ломоть хлеба и сушеную рыбу, которую расколачивают обухом, вымачивают немного в воде и, прихлебывая водой, съедают. Любимое питье составляет квас, иногда домашнее пиво, которое продается кружками на улицах»¹.
____________
¹ И. Андржеевский, указ, соч., стр. 38—39.
 
Широко применялся детский труд. Многим рабочим семьям, где взрослый кормилец умер, надорвавшись на заводской работе, или угодил в солдаты, приходилось посылать ему на смену подростков. Детство таких ребят кончалось в десять или даже в девять лет. По 12—15 часов в сутки работали они в душных мастерских. Одна из самых вредных для здоровья операций (шлифовка металлическими щетками ружейных стволов) поручалась, «ввиду легкости исполнения ее», почти исключительно малолетним рабочим.
 
В 1884 году оба завода (оружейный и образованный в 1872 году сталеделательный) вновь перешли в казну. Кроме них, в Ижевске одна за другой стали появляться частные фабрики и мастерские, хозяева которых из зажиточных заводских мастеров выбивались в ряды местной буржуазии. Первое место среди них принадлежало И. Ф. Петрову, построившему еще в 1860 году в Заречной части небольшую фабрику охотничьих ружей. Благодаря умению широко рекламировать и выгодно продать свою продукцию, И. Петров завел свои магазины в Екатеринбурге, Омске, Нижнем Новгороде и на Кавказе, а в Ижевске построил пороховой склад и не без выгоды торговал порохом.
 
Сыновья Петрова ревностно помогали ему в фабричных и торговых делах. Один из них, Василий, получив выделенную ему отцом мастерскую, завел собственное ружейное производство, причем изобретательностью по части рекламирования своей «фирмы» далеко превзошел отца.
 
Конкурентом Петровых был А. Н. Евдокимов. Два кирпичных корпуса, в которых располагалась его ружейная фабрика, и поныне стоят на бывшей Базарной улице (ныне ул. М. Горького); сейчас они принадлежат хлебозаводу № 1.
 
На этой же улице, недалеко от евдокимовской фабрики, построил свое предприятие третий ижевский «ружейник» — Н. И. Березин. Ему же на северо-восточной окраине Ижевска принадлежал небольшой чугунолитейный завод. Ныне на этом месте находится редукторный завод имени В. И. Ленина. Местность, прилегающая к нему, до сих пор известна среди старожилов как район «березинских бараков». Владельцами двух кирпичных заводов были купцы Порсев и Килин. А всего в Ижевске к 1914 году насчитывалось 12 частных промышленных предприятий с годовым оборотом в 3 706 тыс. рублей¹.
____________
¹ Россия. Полное географическое описание нашего Отечества, том V, С.-Петербург, 1914, стр. 522.
 
С семидесятых годов бурно развивается крупная торговля. Богатеют купцы и лавочники — братья Бодалевы, Моклецов, Оглоблин, Свешников, Созыкин и другие. Особенно бойко шла торговля водкой и вином. Тяжелый, изнурительный труд на заводе и беспросветная домашняя нужда порождали у рабочего желание забыться в вине.
 
По словам купца Отто Пуренга, в 1872 году в селении Ижевского завода было 3 водочных завода, 4 оптовых винных склада, 3 винных погреба (владельцем одного из них был сам Пуренг) и до 50 трактирных и питейных заведений. В том же году на берегу пруда, под горой, вблизи Полковницкого ключа, «открыл свое действие» большой пивоваренный завод, построенный купцом Иваном Бодалевым¹. О ежегодном увеличении числа кабаков можно судить по следующим данным: в 1862 году — всего 4, в 1874 — 88, то есть 1 кабак на 273 жителя; в 1878 году 1 кабак приходился уже на 190 жителей и 17 кабаков — на одну школу.
____________
¹ В его кирпичных корпусах расположено сейчас профессионально-техническое училище № 1.
 
Быстро множились в поселке и «божьи храмы». До реформы строительство церквей при военных заводах велось в основном за казенный счет. Тогда их было построено всего четыре, причем на окраине, в Заречье, только одна — Никольская (1859). Зато после реформы, за 17 лет (1899—1916), было освящено целых пять храмов, в том числе огромный по размерам Михайловский собор (1907), построенный на самой высокой точке Нагорной части. Такая активизация церковного строительства была не случайной. По признанию одного из представителей местного духовенства², «в Ижевске, как и в других местах, освободительное движение поколебало религиозные устои», на которые всегда опирался самодержавный строй. Не случайно и то, что три из пяти построенных в эти годы церквей были возведены в рабочих кварталах: каменная Покровская (1903) и деревянная Успенская (1916) в Заречной части, а Введенская (1899) была рассчитана на жителей Колтомы. Примечательно, что последняя помещалась в одном здании с женской школой.
____________
² Священник Алексей Спасский. Михайло-архангельский храм Ижевского завода. Ижевск, 1916, стр. 18.
 
Деньги на строительство церквей собирались путем «пожертвований» с населения, в первую очередь, конечно, с рабочих. Тот же священник сокрушался по поводу «приговоров мастеровых от 1907 года об отказе их жертвовать на Михайловский храм, отказе в то самое время, когда, казалось бы, следовало сделать последнее усилие, чтобы довести храм до полного внешнего и внутреннего благоустройства»¹. Собор этот обошелся рабочим в 350 тысяч рублей, что по тем временам было очень большой суммой.
____________
¹ Там же, стр. 19.
 
Кроме русских церквей, в поселке имелись еще две мечети, синагога и даже кирха для служивших на заводе «лиц лютеранского вероисповедания».
 
Учебные заведения по темпам строительства не могли тягаться с культовыми сооружениями и, уж конечно, с питейными заведениями. При населении 47,5 тысячи человек², в Ижевском заводе, по данным 1911 года, было всего «тринадцать начальных школ, в числе их две двух классные, женская гимназия, мужская прогимназия, городское ремесленное и оружейное училища»³. Цифры эти достаточно красноречивы.
____________
² Россия. Полное географическое описание нашего Отечества, том V, С.-Петербург, 1914, стр. 522.
³ Иллюстрированный путеводитель по р. Каме... Под ред. П. В. Сюзева. Пермь, 1911.
 
Мало было в Ижевском заводе и медицинских учреждений. Военный лазарет, земская больница, амбулатория Общества Красного Креста, аптека и аптекарский магазин — этого было, конечно, недостаточно для быстро растущего поселка. Несмотря на самоотверженный труд врачей-энтузиастов (А. А. Романова, И. И. Андржеевского, И. А. Кострица, А. И. Березиной, Ф. Е. Игнатьева и других подвижников своего дела), многим больным приходилось пользоваться «услугами» знахарей, бабок-повитух и костоправок. Смертность была всегда высокая. В 1905 году духовенство, ходатайствуя о расширении Троицкой церкви на Нагорном кладбище, мотивировало свою просьбу тем, что «в ней совершается каждодневно отпетие всех умерших, количество которых достигает до десяти и больше, так что половина церкви нередко бывает занята гробами и для живых остается мало места»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 245, оп. 1, д. 4569, л. 2.
 
Чуть теплилась в поселке культурная жизнь. Первая массовая библиотека для рабочих открылась лишь в 1899 году. Вначале ее фонд насчитывал 446 книг и 16 экземпляров разных газет и журналов. Впрочем, и читателей было всего 296 человек, ведь далеко не каждый рабочий был в состоянии уплатить требуемый библиотечным уставом годовой взнос — 1 рубль 80 копеек. Хотя совет библиотеки состоял из рабочих, но попечителями ее были сам начальник завода гвардии капитан П. М. Савостьянов и протоиерей Александро-Невского собора Василий Успенский, что обеспечивало надзор за содержанием и «благонамеренностью» всей работы библиотеки.
 
В предреволюционном Ижевске было три клуба, но один из них — Военное собрание — был закрытым и предназначался лишь для офицеров и заводских чиновников. В другом — Общественном, или Гражданском, клубе — собиралась также в основном «чистая» публика: купцы, интеллигенция, мастера. И только третий, помещавшийся в небольшом каменном здании, которое стояло на углу нынешних улиц К. Маркса и Ленина, был открыт для всех желающих и потому именовался Всесословным. Теснота помещения, а главное — строгий надзор властей не позволяли развернуть здесь сколько-нибудь серьезную культурно-просветительную работу, и дело ограничивалось настольными играми да буфетом.
 
Было еще несколько чайных, организованных в начале 900-х годов Обществом трезвости, да небольшой сад в центре поселка, где летом изредка выступали приезжие артисты, а по праздничным дням играл заводской духовой оркестр.
 
Профессиональные театральные труппы сюда, в глухую провинцию, никогда не заглядывали. И если ижевцы все-таки имели понятие о театре, то лишь благодаря энтузиазму любителей из числа заводских рабочих и служащих, организовавших в 1900 году небольшую самодеятельную труппу. Возглавлял ее один из прогрессивно настроенных инженеров Иван Логгинович Васильев¹. Спектакли шли в специально оборудованном помещении, на мансарде (верхнем этаже) главного заводского корпуса, под башней, а с 1913 года — в Гражданском клубе. В серой жизни ижевского захолустья каждый такой спектакль был отрадным событием.
____________
¹ Каменный дом, в котором жил И. Л. Васильев, уцелел (ул. Ленина, 15).
 
Время от времени на базарной площади (на месте старого корпуса механического института) появлялись дощатые балаганы или приезжавший на гастроли цирк. Хозяином-директором этого цирка был А. Коромыслов, известный не только как цирковой делец, но и как отъявленный черносотенец. Программы представлений изобиловали номерами, рассчитанными на самые низкие и грубые вкусы: «смертные» трюки акробатов, пошлые клоунады с неизменными пощечинами и плоскими остротами, полупорнографические «чемпионаты» женщин-борцов. Подлинно квалифицированные номера были редким исключением в этом царстве халтуры и примитива.
 
Незадолго до революции, в 1910—1913 годах, в Ижевск проникает «последняя новинка, чудо ХХ-го столетия» — кинематограф. Некоторые смекалистые предприниматели, сразу оценившие кино как дополнительное средство наживы, один за другим строят «электро-театры», стремясь превзойти друг друга в щеголеватости названий. Кинематограф при фабрике Березина назывался «Лира». Коряковцев рядом со Всесословным клубом открыл «Иллюзион». Свое заведение, помещавшееся в старинном жилом доме, братья Зимины нарекли «Модерном»¹, а братья Татаринцевы в 1916 году выстроили «Одеон» (на этом месте теперь стоит кинотеатр «Дружба». Были еще недолго просуществовавший «ль’Оранж» и, наконец, «Фурор», для которого его хозяева братья Пономаревы арендовали у купца Килина двухэтажное здание (ныне здание УдНИИ, ул. Советская, № 14). Закупив у кинофирм несколько лент, хозяева «электро-театров» крутили их до полного износа, привлекая немало желающих подивиться на «движущиеся туманные картины». Содержание лент было самое непритязательное, вроде известных «Похождений Глупышкина» или сентиментальных мелодрам.
____________
¹ На углу нынешних улиц М. Горького и Ленина. Сейчас здесь стоит четырехэтажный жилой дом.
 
В Ижевске царило бескультурье. Пьянство, дебоши, похабная ругань, поножовщина, традиционные кулачные бои на льду пруда «стенка на стенку» — «Гора» против Колтомы, Колтома против Зареки.
 
Представление о дореволюционном облике Ижевска будет далеко не полным, если не сказать об ужасной загрязненности ижевских улиц. До реформы, при казенном управлении, заводское начальство поддерживало хоть относительный порядок на улицах, а с передачей вопросов благоустройства в руки земской управы и волостных правлений дело это постепенно пришло в упадок. Улицы, которые раньше настилались фашинником, постепенно затянуло грязью. В жаркую погоду она образовывала пышную перину из пыли, а в ненастье превращалась в настоящую топь.
 
«Мощеных улиц нет. По одной стороне их тянутся дощатые тротуары, которые дурно содержатся и нередко-таки бывают причиной несчастных случаев. Об освещении улиц нет и помина, и в темную осеннюю ночь пешеход рискует или завязнуть по уши в грязи, или провалиться в канаву под тротуаром, или, наконец, быть ограбленным»¹.
____________
¹ И. Андржеевский, указ, соч., стр. 20.
 
Газета «Кама» поведала в 1913 году о таком трагикомическом случае: «Весна еще только начинается, а дороги по улицам Ижевского завода уже совершенно испортились. 15 марта ямщик содержателя дилижанса Стригина, проезжая с пассажирами по Узенькому переулку между Куренной и Базарной улиц (ныне ул. Красная и М. Горького — О. С.), утопил кошевку и подмочил багаж. Пришлось распрягать лошадей и при помощи посторонних лиц вытаскивать кошевку с злополучными пассажирами из воды. Трудно поверить, что эго случилось на улице такого большого населенного пункта, как Ижевский завод, но факт налицо и притом факт не единичный...»
 
Кстати, об уличном транспорте того времени. В любое время года на углу Бодалевского переулка (ныне ул. Ленина), возле Александро-Невского собора, функционировала извозчичья биржа. Лошади, привязанные к изглоданной коновязи, мерно жевали овес из торбы, подвешенной к самой морде. Извозчики, скучая в ожидании седоков, лениво переговаривались между собою, играли в карты или, сидя на облучке, грызли семечки. Седоки случались нечасто, разве что понадобится кому-нибудь съездить в Завьялово или Гольяны, а то пожилая чиновница, разомлев от долгой обедни, кликнет «Ваньку», чтоб отвез ее домой. Впрочем, перед самой революцией у ижевских извозчиков появился новый пункт следования — Казанский вокзал. В 1916 году была проложена железнодорожная ветка Ижевск—Агрыз, соединившая Воткинск и Ижевск с Казанской магистралью. Начало движения по ней открыло новую страницу в жизни Ижевска, приблизив его к центральным областям страны.
 
Среди различных реликвий, связанных с историей Ижевска, у меня хранится мелко исписанная почтовая открытка. Ее послала в 1913 году одна ижевская гимназистка своему дяде, находившемуся тогда на военной службе. Сообщая о местных новостях, она не без юмора писала, что в Ижевске появился автомобиль, который «бегает и пугает всех ижевских земцев».
 
Одним из важнейших вопросов благоустройства Ижевска был вопрос о водоснабжении. В связи с неуклонным ростом населения возрастала потребность в питьевой воде. Вода необходима была и для тушения пожаров, которые при большой скученности жилых деревянных построек были, особенно летом, довольно обычным явлением. Для питья население пользовалось многочисленными колодцами и несколькими родниками. Родниковую воду развозили водовозы за специальную плату — по копейке за «дружок». В итоге за одну только воду в бюджете обывателя за год набегала значительная сумма.
 
В 1911 году, выполняя настойчивое требование сходов сельских обществ, Нагорное волостное правление приступило к сооружению водопровода. Сначала строительство пошло быстро. На берегу пруда, рядом с пивоваренным заводом, всего за полгода выросло высокое здание насосной станции. Но, как всегда, мирских сборов, даже подкрепленных добровольным отчислением одного процента с каждого заработанного сельскими обывателями рубля, явно не хватало. К тому же вскоре в связи с мировой войной 1914 года началась дороговизна, и строительство окончательно заглохло.
 
Становилось все очевиднее, что сельское управление Ижевска безнадежно устарело и тормозит его дальнейшее развитие, что назрела необходимость заменить его городским самоуправлением.
 
В начале 1914 года Нагорное волостное правление и проживавшие в Ижевске разночинцы официально обратились к уездному земскому начальнику с просьбой ходатайствовать перед вышестоящими властями о преобразовании Ижевска в город.
 
Свою просьбу ижевцы мотивировали такими аргументами.
 
Во-первых, Ижевск и по числу жителей (50 тысяч), и по числу домов (5914) давно уже перерос многие города, в том числе и свой уездный город Сарапул.
 
Во-вторых, «жители селения Ижевского завода преимущественно служат и работают на местных казенных и частных заводах и по образу жизни своей более подходят к городским, а не к сельским жителям, так как почти никто из жителей Ижевска сельским хозяйством не занимается».
 
В-третьих, в Ижевске, кроме двух больших казенных заводов и трехсот частных торгово-промышленных заведений, находится ряд учреждений городского типа: уездное казначейство, общественный банк, ссудо-сберегательное товарищество, конторы страховых агентств, военный лазарет, земская больница, почтово-телеграфная контора, управление двух приставов, местная пехотная команда (300 человек, нотариальная контора, камеры: городского судьи, двух земских начальников, двух судебных следователей, помощника акцизного надзирателя. Имеется несколько учебных заведений, в том числе женская и мужская гимназии, высшее начальное училище, ремесленная и оружейная школы и более десяти начальных училищ.
 
В-четвертых, если сельское управление будет заменено городским, то на благоустройство Ижевска и на содержание городского управления будет поступать сборов с одних недвижимых имуществ не менее 200 тысяч рублей, тогда как «сейчас с великим трудом взыскиваются мирские сборы в сумме лишь около 20 тысяч рублей»¹.
____________
¹ Быть ли Ижевску городом? Казань. Типография Д. М. Гран, 1914.
 
 
Несмотря на столь обоснованную аргументацию, проблема не была решена. Ее удалось решить только после Октябрьской революции.
 
21 (8) февраля 1918 года на одном из своих первых заседаний Ижевский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов постановил:
 
«1. Преобразовать Ижевский завод в город «Ижевск» явочным порядком с 1 января настоящего 1918 года, с выделением его, как крупного промышленного центра, в самостоятельную земскую единицу, не зависимую от уездного земства.
 
2. Поручить Исполнительному Комитету Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов совместно с Волостной Земской Управой организовать городское самоуправление на широких демократических началах, причем Совет выносит пожелание, чтобы ⅓ состава будущего городского самоуправления была избрана от Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов.
 
3. Вменить в прямую обязанность будущему городскому самоуправлению в первую очередь принять неотложные меры к удовлетворению культурно-просветительных запросов местного населения путем рациональной постановки школьного и дошкольного образования; позаботиться о правильной организации медицинской помощи населению и принять соответствующие меры к созданию санитарно-гигиенических условий и элементарных удобств в Ижевске путем замощения улиц, настилки тротуаров, проведения электрического освещения и устройства водопровода и вообще принятием всех должных мер, клонящихся к оздоровлению и благоустройству будущего города...
 
Председатель: В. Жечев.
Секретарь: Э. Дишлер»².
____________
² ЦГА УАССР, ф. р. 390, оп. 1, д. 12, л. 19—20. Выписка из протокола № 9 заседания Иж. Совета Р., С. и К. д.
 
 
Улицы рассказывают
 

УЛИЦЫ РАССКАЗЫВАЮТ

 
Задумывались ли вы когда-нибудь, почему хорошо знакомые площади, улицы, переулки названы так, а не иначе.
 
Направляетесь вы, скажем, в кинотеатр «Спартак» посмотреть новый фильм. Едете в автобусе по улице Азина в Ленинском районе Ижевска (бывшая Зарека).
 
— Будочный переулок! — громко объявляет кондуктор.
 
Будочный? Вы с удивлением смотрите в автобусное окно: почему «Будочный»? Старожилы ответят: «Наверно, будка здесь была, потому и переулок — Будочный».
 
Будка здесь действительно стояла. Но когда, для чего и где именно? Ответ на этот вопрос дает архивный документ, датированный 10 сентября 1812 года. Это уже упоминавшееся предписание инспектора оружейного завода Е. Грена о разделении заводского селения на три части. В нем содержалось приказание поставить будки «с пристойным числом десятников» при въездах в селение по Казанской, Сарапульской, Вятской, Медведевской и Курековской дорогам.
 
Полосатые будки-заставы стояли в недобрые времена крепостничества при въезде в любой большой или малый город Российской империи.
 
На казенных заводах будки необходимы были властям еще по одной причине: непременные работники и мастеровые то и дело ударялись в бега от каторжной заводской жизни. Вот и стояла будка здесь, на Казанской дороге.
 
В 1867 году оружейники были освобождены от обязательного труда на заводе, посты были сняты, а сами будки сломаны за ненадобностью. Память об одной из них сохранилась в названии переулка. Даже в 1906 году этот переулок еще оставался окраинной чертой Ижевска. Южнее его тогда находился лишь небольшой починок, получивший название Ключевого из-за бивших здесь ключей-родников. Дальше простиралось открытое поле.
 
На Казанской дороге круглый год было оживленное движение: шли обозы из подвод, груженных ящиками с оружием, ехали на извозчичьих пролетках лица разного звания по личной или служебной надобности, вихрем проносились фельдъегерские тройки. Обстроившись с обеих сторон домами, Казанская дорога превратилась в Казанскую улицу. В заречной части она была центральной. На ней, в двухэтажном полукаменном доме, находилось волостное правление. Нижний этаж его глядел во двор и на улицу зарешеченными окнами арестантских камер. Не существующие ныне здания двухклассной земской школы для девочек и Никольской церкви (арх. И. Т. Коковихин, 1859 г.) с небольшой березовой рощицей вокруг нее — вот и все «достопримечательности» этой улицы, застроенной, как и вся Зарека, приземистыми деревянными домами с двустворчатыми оконными ставнями.
 
В небогатой событиями истории Казанской улицы ярко выделяется одно: 7 ноября 1918 года по ней вступили в Ижевск героические части Второй сводной дивизии, освободившие город от эсеро-белогвардейских мятежников. В июне 1920 года по постановлению исполкома бывшая Казанская улица получила имя легендарного начдива Второй сводной — Владимира Мартиновича Азина. Сегодня это оживленная городская магистраль.
 
 
Россыпь приземистых строений, среди которых Александро-Невский собор высится монументальным зданием, — так выглядела в 1880 году центральная часть поселка Ижевский завод.
Россыпь приземистых строений, среди которых Александро-Невский собор высится монументальным зданием, — так выглядела в 1880 году центральная часть поселка Ижевский завод.
 
 
Почти все старые улицы Зареки сохранили свои первоначальные, стихийно сложившиеся названия. К востоку от улицы Азина, параллельно ей, проходит Угольная улица, обязанная своим названием тому, что выходила она к юго-восточному и северо-восточному углам собственно заводской территории. На этой улице, близ упоминавшейся уже Никольской церкви, стояли два небольших деревянных дома, в одном из которых ютилась мужская, а в другом — женская церковноприходские школы, основанные в конце 90-х годов.
 
За Угольной шла улица Пробная, название которой имело чисто производственное происхождение: она начиналась от склада винтовок, которые перед отправкой в арсенал подлежали предварительной «пробе» (пристрелке) в заводском тире.
 
Следующие затем улицы Голубева¹ и Старкова(я) получили свое наименование скорее всего по фамилиям домовладельцев, которые были первыми жителями этих улиц, либо их усадьбы были покрупнее других и потому служили своеобразным ориентиром. Такое происхождение уличных названий было в старые времена довольно обычным. Самый ранний документ, в котором упоминается улица Голубева, относится к 1820 году. Поскольку в нем говорится также и о Шестой улице, то можно приблизительно представить себе размеры Заречной части в эту раннюю пору существования Ижевска.
____________
¹ Бытует искаженное название — Голублевая.
 
Название «Старковая» впервые встречается в делах 1864 года, где говорится, между прочим, о том, что по этой улице «трудно ездить из-за болотистой дороги».
 
Восточнее Старковой проходили Первая, Вторая и Третья Береговые улицы (ныне — Маяковского, Луговая и Делегатская). Порядковые номера этих улиц показывают, что застройка здесь постепенно распространялась в сторону реки Ижа, пока не вышла вплотную к его правому берегу.
 
К западу от Казанской улицы одна только улица Старая имела название, остальные носили просто порядковые номера от Четвертой до Тринадцатой улицы (первой считалась Угольная). Между Старой и Четвертой улицами на небольшой площади стояла каменная мечеть с возвышавшимся над ней минаретом, построенная в 1845—1846 годах архитектором Н. К. Бабушкиным. При ней имелась трехклассная мужская школа с татарским и русским отделениями. Вторая мечеть была построена незадолго до революции на Пятой улице. На этой же улице, на углу Баранова переулка, в 1899—1903 годах по проекту архитектора И. А. Чарушина была построена большая Покровская церковь, кирпичный корпус которой занят сейчас хлебозаводом. Около 1910 года, когда Заречная часть сильно разрослась, к западу от Тринадцатой улицы было образовано Заречное кладбище, на котором в 1916 году построена поныне существующая деревянная Успенская церковь (архитектор И. А. Чарушин).
 
Улицы Заречья под прямым углом пересекаются переулками, каждый из которых, кроме Плотинного и уже знакомого нам Будочного, до сих пор носит название, явно происходящее от фамилии домовладельца: Баранов, Маслов, Телегин, Ажимов, Черезов. Например, в отношении первого из них в деле за 1864—1868 годы прямо сказано, что он начинается «от дома мастерового Максима Баранова»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 1602, л. 16, об. и д. 1974, л. 353.
 
Более сложно происхождение названия переулка Ажимова. Сначала он именуется в документах Большой Канавой или просто Канавой, так как параллельно ему действительно проходил один из задуманных еще Дерябиным осушительных каналов. Впоследствии, когда канал исчез, название осталось, но наряду с ним укоренилось и другое — по домовладельцу. В конце концов оба они образовали странное для непосвященных словосочетание — Ажимова канава. Переулок этот в старой Зареке, вообще тонувшей в грязи, представлял собой сплошную топь: из-за низменного расположения здесь повсюду из-под почвы проступала вода. В 1864 году у пересечения с Пятой улицей «на Большой Канаве для скопа воды на случай пожара устроен прудок, плотина коего укреплена мусором, фашинником и землею».
 
Переулок Плотинный служил, как это видно из его названия, продолжением заводской плотины, которая соединяет Заречную часть Ижевска с Нагорной. Эти две части города были также связаны Долгим мостом через реку Иж. Мост построен в 1838 году и с тех пор много раз обновлялся.
 
Идя Плотинным переулком, мы выйдем на тенистую аллею, которую образовали на плотине тополя. На высоком берегу напротив нас ярусами поднимаются к горизонту утопающие в зелени улицы. Местами еще сохранилась старая застройка.
 
Пройдя плотиной, мы попадаем на развилок. Прямо перед нами круто уходит вверх широкая металлическая лестница, ведущая к одной из основных городских улиц — Советской. В обе стороны от лестницы поднимаются два пологих откоса или, выражаясь по-местному, «взвозы». Правый выведет нас на улицу Свердлова, левый — на Милиционную. Обе они составляли прежде одну улицу, которая называлась Береговой, так как северная ее часть проходит по крутому обрывистому берегу пруда, а короткий южный отрезок — вблизи берега Ижа. Эти части раньше соединялись бульваром (он превратился теперь в западную аллею городского сада им. Горького).
 
Береговая — одна из старейших улиц Ижевска. Судя но плану 1764 года, она существовала еще в поселке железоковательной фабрики. Но ее название впервые встретилось нам в документе, относящемся к 1809 году, то есть к тем временам, когда под руководством А. Ф. Дерябина начиналось строительство оружейного завода¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 23. Книга регистрации земельных участков, отводимых работникам Ижевского завода.
 
Улица эта замечательна тем, что с нее, как с естественной террасы, открывается прекрасный вид на пруд, который просматривается отсюда во всю свою первую ширь (выдающийся справа мыс скрывает так называемую вторую ширь). За прудом синеет полоса далекого леса.
 
Среди деревянных обывательских домов, которыми была застроена эта тихая, богатая зеленью улица, выделялся двухэтажный каменный особняк с балконом и двумя боковыми флигелями. Здесь обитали со своим семейством и многочисленной прислугой сменявшие друг друга командиры (позднее именовавшиеся начальниками) Ижевского оружейного завода, обычно в генеральском чине. Особняк был возведен казной в 1854—1857 годах по проекту архитектора-ижевца Ивана Трофимовича Коковихина-отца². Раньше здесь стоял деревянный «командирский дом», построенный в 1808—1812 годах и к 50-м годам совершенно обветшалый. При особняке был обширный сад, отгороженный от улицы глухой оградой. Вдоль нее и проходил упоминавшийся выше бульвар. Дорогу перед домом перекрывал шлагбаум, который ночью был закрыт, чтобы не тревожить покоя местного «полубога». Сейчас в перестроенном особняке помещается станция скорой помощи, а бывший «генеральский сад» стал основной частью городского сада им. Горького.
____________
² И. Т. Коковихин, выбившийся «из мастерских детей», был заводским архитектором с 1837 по 1860 год. В 70—80-х годах эту должность занимал его сын Николай.
 
Другие крупные здания Береговой улицы принадлежали женской гимназии (ул. Свердлова, 28. Ныне Удмуртский институт усовершенствования учителей), двухклассному училищу (Свердлова, 9) и Нагорному волостному правлению, которое в 70-х годах помещалось в двухэтажном каменном доме, что стоит на углу нынешнего Интернационального переулка (ул. Свердлова, 5). Два последних здания были построены, по-видимому, в 60-х годах XIX века, во всяком случае, они уже упоминаются в документе 1874 года¹. В доме № 9 до 1895 года помещалась земская больница, в течение следующих шести лет он временно использовался под солдатскую казарму, а в 1902 году здесь было открыто двухклассное мужское училище Министерства народного просвещения.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 3558, л. 76 и об.
 
11 ноября 1907 года в Ижевске, не имевшем при 45 тысячах населения ни одного среднего учебного заведения, наконец-то открылась женская прогимназия. Созданная на частные пожертвования, она вначале помещалась в небольшом, ныне не сохранившемся каменном доме, подаренном для этой цели меценатствующими купцами братьями Бодалевыми. Денежные взносы рабочих в фонд строительства шли так активно, что уже к 1908—1909 годам оказалось возможным построить для прогимназии капитальное полукаменное здание, а затем и расширить его (1911 г.). Напомним, что в эти же годы рабочие всё решительнее протестовали против отчисления из их жалованья денег на строительство церквей. В 1910/1911 учебном году прогимназия была преобразована в Ижевскую женскую гимназию, которая продолжала, однако, существовать в основном на земские и общественные средства. Царское Министерство просвещения выдавало на ее содержание лишь 250 рублей в год. Ежегодная плата за право обучения в гимназии была установлена в размере 15 рублей, что было не под силу подавляющему большинству рабочих семей.
 
Мужское среднее учебное заведение появилось в Ижевске в 1908 году. Через пять лет оно было преобразовано в частную мужскую гимназию. Она существовала лишь на средства, выделявшиеся уездным и губернским земствами, а также обеими ижевскими волостями. Помещалась мужская гимназия в деревянном здании, стоявшем на месте нынешнего дома № 190 по Пушкинской (тогда — Восьмой) улице.
 
В декабре 1918 года Береговая улица была переименована в улицу Красного Террора. 16 октября 1920 года название было заменено существующими ныне — Милиционной и Свердлова.
 
Южный конец улицы Свердлова упирается в Интернациональный, прежде Безымянный, или Узенький, переулок, проходящий от бывшей Сенной площади к уже упомянутому нами Долгому мосту через реку Иж. Возле самого моста до наших дней сохранились два старинных жилых каменных дома. Один из них (Интернациональный пер., 6) в 1874 году принадлежал зажиточному мастеровому Елкину, другой (№ 1) незадолго до революции был построен подрядчиком Пенькиным. Этот дом, привлекающий внимание оригинальным архитектурным решением фасада, интересен еще тем, что построен из пустотелых бетонных блоков, что было новинкой в строительной технике того времени¹.
____________
¹ Здание на территории гаража мех. колонны № 4.
 
По переулку Интернациональному можно выйти на одну из самых оживленных ижевских магистралей — улицу М. Горького. До революции она именовалась Базарной, так как к ней прилегала базарная площадь и здесь была сосредоточена вся торговая жизнь «села Ижова» с самого начала его существования.
 
Базар в первой половине прошлого века располагался на обширной площади между современными улицами Советской, Ленина и М. Горького, там, где находится сейчас Дворец культуры машиностроителей и его сквер. Площадь эта, или, как тогда говорили, «плацформа», была задумана автором генерального плана С. Е. Дудиным как парадный центр «будущего города Ижа». По трем ее сторонам было намечено возвести официальные казенные здания в монументальных классических формах. С четвертой, западной, стороны площадь должна была торжественно раскрываться в сторону завода. Здесь, на краю ее, стояло только небольшое каменное строение — денежная кладовая, сооруженная еще в 1804 году².
____________
² Ныне в ней помещается производственное управление «Удмуртгаз».
 
Однако застройка площади шла очень медленно, и талантливому планировщику так и не удалось увидеть свой замысел осуществленным. При жизни Дудина в 1823 году был построен лишь Александро-Невский собор (нынешний кинотеатр «Колосс»), В конце 30-х годов на юго-восточном углу площади купец-подрядчик Егор Новиков возвел свои богатые каменные хоромы (ныне здание горисполкома).
 
 
Густое облако пыли за дребезжащей пролеткой, щелястые тротуары, тишь и безлюдье... Это Базарная улица.
Густое облако пыли за дребезжащей пролеткой, щелястые тротуары, тишь и безлюдье... Это Базарная улица.
 
 
С северной же стороны, на месте деревянного дома Оружейной конторы, прозванного обывателями «дворцом», так как в нем в 1824 году проездом останавливался император Александр I, в 1843—1845 годах по проекту инженер-капитана А. П. Семенова было построено огромное «каменное двухэтажное здание для помещения в нем всех присутственных мест» (административных учреждений). О том, какое важное значение придавалось этой постройке, говорит тот факт, что чертежи фасадов, планы обоих этажей и даже рисунок чугунной решетки для ограды были 5 октября 1841 года утверждены лично Николаем I, который мнил себя тонким знатоком и ценителем архитектурного искусства, хотя всему на свете предпочитал казармы. Кстати, с изготовлением упомянутой решетки произошел следующий курьез. Правление завода, в целях экономии казенных денег, обратилось в Артиллерийский департамент с просьбой разрешить вместо утвержденной царем, но еще не изготовленной ограды установить уже имевшуюся «чугунную же узорчатую решетку, приготовленную еще при прежнем горном управлении». Хотя это стоило бы казне гораздо дешевле, чиновники департамента не посмели нарушить монаршую волю и согласия на это «рационализаторское предложение» не дали. Пришлось отливать здесь же, на Ижевском заводе, решетку и ее детали «по высочайше утвержденному образцу». Эта николаевская решетка на кирпичном цоколе стоит и сейчас с западной стороны здания.
 
 
Здание Военного собрания.
Здание Военного собрания.
 
 
Здание Военного собрания. Современный вид здания
Так выглядит это здание теперь.
 
 
В здании присутственных мест после реформы 1867 года разместились хозяйственное отделение завода и оружейная школа, а в последние двадцать лет перед революцией весь ее верхний этаж занял офицерский клуб, так называемое Военное собрание. В советское время здание надстроено двумя этажами и получило с севера большую пристройку вдоль улицы М. Горького.
 
Сама площадь представляла собой голый, пыльный пустырь. В «Статистическом описании Ижевского оружейного завода», составленном в 1850 году, говорится: «Лавки для торговли различными товарами устроены в некоторых частных домах, расположенных преимущественно близ Александро-Невского собора, потому что на площадь, находящуюся перед собором, еженедельно по воскресным дням съезжаются из близлежащих мест для торговли промышленники с разными продуктами. Эти торговые дни жителям завода служат почти единственным средством для заготовления жизненных потребностей на целую неделю»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 782, л. 319, об.
 
 
Чугунная ограда — свидетельница «жестокого века» Николая I.
Чугунная ограда — свидетельница «жестокого века» Николая I.
 
 
В 1852 году на площади был сооружен памятник великому князю Михаилу Павловичу, представлявший собой чугунную колонну, наверху которой стоял бронзовый ангел с крестом в руках. На пьедестале колонны с одной стороны была надпись: «Незабвенному Генерал-Фельдцейхмейстеру признательные подчиненные», а с другой — даты жизни «рыжего Мишки», как звали его августейшие родственники. За что же в далеком от столицы Ижевском заводе был воздвигнут памятник этому князю, прославившемуся, как и его коронованный брат, страстью к солдатской муштре и ко всему, что касалось военной формы, всех этих «в мундирах выпушек, погончиков, петличек»? Дело в том, что сей Михаил, как и все другие Михаилы в царской династии Романовых, по установившейся традиции числился генерал-фельдцейхмейстером, сиречь августейшим начальником всей российской военной промышленности, а следовательно, был высокопоставленным шефом и Ижевского оружейного завода. Вот почему Николай I пожелал, чтобы в Ижевске был сооружен этот монумент, и сам назначил дату его торжественного открытия — 8 ноября. Подробный отчет о церемониале этого торжества был незамедлительно представлен царю¹.
____________
¹ Копия отчета хранится в деле 811 (ф. 4, оп. 1). Монумент был убран в 20-х годах по постановлению горсовета.
 
В связи с сооружением памятника Соборная площадь официально стала именоваться Михайловской, хотя чаще ее все-таки называли по-старому (название «Михайловская» вскоре закрепилось за другой площадью, о чем речь пойдет впереди). По этой же причине безымянный переулок, который превратился ныне в красивую улицу Ленина, был пышно наречен Нижне-Михайловским проспектом. Впрочем, это громоздкое и трудное для неграмотных сельских обывателей название оставило свой след только в официальных бумагах. Население попросту окрестило его Бодалевским проулком по имени богатых купцов, которым принадлежало здесь несколько домов.
 
 
Улица Коммунаров.
Улица Коммунаров.
 
 
Базар с Соборной, то бишь Михайловской, площади был перенесен на квартал выше по той же самой улице, благодаря чему она по-прежнему звалась Базарной.
 
Освободившаяся Соборная площадь поначалу содержалась в порядке, но после 1867 года, когда вопросы благоустройства были переданы в ведение волостных правлений, вид ее стал неприглядным: тут торговали сеном, устроили извозчичью биржу. Жители окружающих домов жаловались, что «летом, при ветрах, песок и мусор заставляют поневоле держать почти постоянно окна запертыми». Поэтому в 1880 году было принято решение устроить здесь общественный сад. Площадь расчистили, обнесли деревянным забором, разбили клумбы, посадили березы и лиственницы. К началу XX века здесь разрослась густая тенистая роща. Несмотря на то, что сад был устроен на общественные средства, он считался казенной собственностью, так как находился на площади, принадлежавшей заводу¹.
 
Заводу принадлежала и площадь между нынешними переулками Красногеройским и Бородина, куда переместили базар (сейчас здесь расположена северная часть городского сада им. Горького и высится корпус механического института). Площадь эту, за исключением специально выгороженной территории вокруг стоящего здесь каменного заводского здания², передали в распоряжение волостных правлений, а в 1911 году она вообще стала их собственностью.
____________
¹ В 20-х годах сад этот назывался Комсомольским, ныне сохранившаяся часть его является сквером Дворца культуры машиностроителей.
² «Каменная сушильня для ложевых болванок», построенная в 1845 году арх. А. К. Яковлевым. Ныне в этом здании помещается квасной цех Ижевского пивоваренного завода.
 
 
Почтовое отделение и Центральный телеграф на улице Советской.
Почтовое отделение и Центральный телеграф на улице Советской.
 
 
«Базарная площадь, — говорится в одном из отчетов за 1872 год, — в особенности в базарные дни, четверг и воскресенье, занимается значительным количеством столов, временных палаток и тесовых разных мелочных лавочек. Свободное от ларей место занимают конные подводы, которые из-за тесноты запруживают также часть Береговой улицы до шлагбаума, Базарную улицу и весь Коньшин переулок (ныне Красногеройская улица — О. С.) от берега до Куренной улицы» (ныне ул. Красная).
 
В северной части рыночной площади торговали горшками, корчагами, крынками и другими гончарными изделиями. Поэтому начинавшийся отсюда короткий, тогда всего в два квартала, переулок получил название Горшечного (современная улица Бородина). На углу этого переулка и Береговой улицы стояло деревянное здание цирка Коромыслова.
 
 
Базарная площадь — самое оживленное место в старом Ижевске. Фото 1912 года.
Базарная площадь — самое оживленное место в старом Ижевске. Фото 1912 года.
 
 
«На помянутом базаре, — читаем дальше в том же отчете, — сосредоточена торговля не только одного селения заводского, но и всех деревень в окружности более чем на 50 верст. Кроме сельских обывателей ижевских Нагорной и Заречной волостей, здесь производят торговлю разного звания люди — собственными и даже мануфактурными изделиями. Каждый выбирает себе место для торговли по собственному произволу, чрез что часто бывают на площади этой ссоры и беспорядки из-за лучших мест».
 
Ежегодно 24 ноября, в так называемый Екатеринин день, в Ижевском заводе открывалась традиционная трехдневная ярмарка. Так повелось с 1763 года, когда при Екатерине II бывшая шуваловская железоковательная фабрика перешла в казну и день царицыных именин стал считаться праздничным. В этот день над кипящей толчеей базарной площади на специальном флагштоке поднимался трехцветный царский флаг.
 
По обеим сторонам ближайших к рынку кварталов Базарной улицы также теснились ларьки, столики, палатки мелких торговцев, а за ними высились чванные, как и их хозяева, каменные магазины и магазинчики с железными ставнями, которые к ночи запирались на пудовые замки. «Сложившись капиталами», ижевские купцы построили также занявший чуть не половину квартала приземистый лабаз для своих лавок и складов. В 1958 году это мрачное здание, портившее вид современной улицы М. Горького, было разобрано, в результате значительно расширилась территория городского сада.
 
Находились на этой улице, кроме торговых заведений, два частных промышленных предприятия: ружейные фабрики — Березина (между нынешними улицами Красногеройской и Бородина) и Евдокимова (севернее современного переулка Лихвинцева). Дворцами казались дома купцов Оглоблина, Шардакова и Тихонова.
 
Несмотря на то, что Базарная улица была в селении одной из центральных и самых оживленных, она оставалась грязной и неблагоустроенной. Выбоины, ухабы, промоины ремонтировались наскоро, кое-как. В отчетах по благоустройству мелькают такие фразы: «на площади Александро-Невского собора размытая весною дорога завожена мусором, шлаком и песком во многих местах...», «на Базарной площади возле каменного сушила накопившиеся от времени бугры навоза скопаны».
 
Лишь после революции облик улицы стал быстро меняться к лучшему. Изменилось и ее название. В декабре 1918 года она была переименована в Коммунальную, а в 1936 году в память о скончавшемся тогда Алексее Максимовиче Горьком ей было присвоено имя великого пролетарского писателя.
 
Параллельная улице М. Горького Красная улица до декабря 1918 года именовалась Куренной. В этом названии, которое упоминается в документах с 1810 года, но очевидно, существовало и раньше, запечатлелась память о рабочих-углежогах, которые «курили» (выжигали) древесный уголь для завода. «Курение» производилось в специальных кучах, сложенных из дров и накрытых пластами дерна так, чтобы не было доступа воздуха. За свою работу куренщики получали ничтожные гроши, жили в лачугах, из которых, по-видимому, и образовалась еще во времена шуваловской фабрики эта улица. Недаром при земляных работах здесь часто находят мелкие медные монеты конца XVIII века — деньги и полушки, которыми когда-то оплачивался каторжный труд горемык-куренщиков.
 
Впоследствии беднота была вытеснена из центральных кварталов Куренной улицы. Зажиточные мастера, подрядчики, купцы построили здесь свои просторные двухэтажные, иногда полукаменные дома, а квартал, лежавший против Александро-Невского собора, между нынешними улицами Ленина и Советской, в 1837 году был отведен под строительство домов для соборного духовенства. Так до самой революции этот квартал и числился «принадлежавшим собору»¹. Кварталом выше незадолго до революции поднялось двухэтажное каменное здание, которое выстроил для себя владелец нескольких домов подрядчик В. Бусыгин (ул. Красная, 149, ныне центральный аптечный склад ГАПУ). Верхний этаж арендовало земство под мужскую трехклассную школу. Другая такая же школа, но для девочек, ютилась в верхнем этаже полукаменного дома торговца Харина (ул. Красная, 119, ныне Дом работников просвещения). Были еще на Куренной улице частная аптека Ф. А. Генца и небольшая, тоже частная, типография, принадлежавшая В. С. Кучину.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 1974, л. 252.
 
Следующую за Красной улицу Карла Маркса сейчас, несмотря на ее большую протяженность, можно почти всю проехать на трамвае за двадцать минут. Прежде, когда она именовалась Старой и была значительно короче, потребовался бы верный час, чтобы пройти по ней из конца в конец: хоть она сухая и относительно чистая, но зато идет сначала круто в гору, а потом круто под гору. Сейчас трудно точно установить, почему эта улица, как и ее заречная тезка, называлась Старой. Можно предположить, что когда-то здесь проходила улочка одной из деревень, впоследствии вросших в черту заводского селения. Кварталы этой улицы, тяготевшие к центру (нынешней улице Советской), так же, как и в соседних улицах, состояли из крупных домов. Правда, каменных палат здесь не было, но иные дома все-таки выделялись своим видом и размерами. С претензией на аристократизм был построен деревянный особняк купца Третьякова, на воротах которого возлежали топорно сделанные фигуры двух львов (ул. К. Маркса, 181). На барскую усадьбу смахивал облицованный кирпичом дом начальника механической мастерской Коновалова (разобран в 1965 году).
 
На горе, в квартале, занятом сейчас огромным многоэтажным зданием, между улицей Красногеройской и переулком Бородина, еще недавно стоял деревянный дом, обшитый тесом и покрашенный светло-голубой краской. На верху его виднелась застекленная светелка, напоминавшая рулевую рубку парохода. Дом этот принадлежал известному и уважаемому в поселке нотариусу Геннадию Ивановичу Грачевскому. Жена его, Мария Андреевна, приходилась племянницей матери В. И. Ленина.
 
 
Этот снимок сделан в 1912 году, конечно, не с самолета, а с соборной колокольни.
Этот снимок сделан в 1912 году, конечно, не с самолета, а с соборной колокольни.
 
 
В июле 1912 года Мария Александровна Ульянова вместе со своей дочерью Анной Ильиничной, сестрой Владимира Ильича, приезжала к Грачевским погостить. Ульяновы прожили в доме Грачевских 20 дней. «Вчера, в воскресенье, гуляли мы, осматривали Ижевский завод, — писала Мария Александровна своей второй дочери, Марии Ильиничне, примерно 10 июля 1912 года. — Он очень большой, настоящий город, в нем, говорят, 50 тысяч жителей, мужская и женская гимназии и несколько других учебных заведений. Завтра думаем ехать за город в березовый лесок и луга, принадлежащие М. А., у ней и корова и лошадь своя. На днях будет сенокос, пойдем сгребать сено...» Пребывание в Ижевске оставило яркий след в памяти матери Ильича, и даже в 1916 году, в последний год ее жизни, она писала, что очень хотела бы снова побывать там.
 
Напротив квартала, где стоял дом Грачевских, на горе — самой высокой точке города, — расположена обширная площадь, которая с декабря 1918 года называется Красной. На ней сейчас разбит красивый сквер. Место это имеет интересную историю.
 
В конце XVIII века, когда Ижевск был еще крохотным поселком при железоковательной фабрике, на этой горе, находившейся тогда далеко за его чертой, располагалось кладбище с деревянной часовней. В 1783 году часовня была заменена небольшой, тоже деревянной, Троицкой церковью. Во время майского пожара 1810 года, о котором рассказывалось в предыдущей главе, церковь сгорела и больше на этом месте не возобновлялась. Кладбище было перемещено за восточную черту разросшегося к этому времени заводского селения, в конец нынешней Советской улицы. Там и была в 1814 году построена по проекту С. Дудина новая, каменная, Троицкая церковь, дошедшая до нас в сильно измененном виде. На месте сгоревшей церкви долгое время стоял столб с иконой, а в 1855 году была построена каменная Михайловская часовня (архитектор И. Т. Коковихин). Площадь получила название Михайловской, а ведущий сюда переулок стал Верхне-Михайловским проспектом. Как и расположенный симметрично ему Нижне-Михайловский проспект (улица Ленина), переулок этот был стихийно переименован самим населением: получил короткое и понятное всякому обывателю название Коньшин, поскольку начинался «в Базарной улице у дома мастерового Коньшина»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 1602, л. 6, об. Дата документа — 1864 г.
 
В 90-е годы, в пору мрачной реакции, когда, по блоковскому выражению, «Победоносцев над Россией простер совиные крыла», ижевское духовенство при полной поддержке местных светских властей задумало построить вместо часовни на Михайловской площади грандиозный собор, который должен был символизировать величие и незыблемость православия и освящаемого им самодержавного строя. Собор строился ровно десять лет (1897—1907). Выдержанный архитектором И. А. Чарушиным в модном тогда псевдорусском стиле, с белокаменной отделкой на фоне красной кирпичной кладки, многоугольный в плане, Михайловский собор имел действительно огромные размеры (высота с крестом — около 70 метров, диаметр в основании — 43 метра). Поставленный к тому же на господствующем над местностью холме, он был виден не только из любой точки поселка, но и далеко из окрестностей. Внутри собор был богато украшен лепниной и резьбой по дереву. Живопись принадлежала кисти художника В. П. Гурьянова, рекомендованного знаменитым В. М. Васнецовым.
 
 
Своим великолепием Михайловский собор еще сильнее подчеркивал убогий вид поселка.
Своим великолепием Михайловский собор еще сильнее подчеркивал убогий вид поселка.
 
 
Простоял собор не долго. В 1937 году он был разобран.
 
Продолжаясь к северо-востоку в виде огромного пустыря, на котором находились лишь построенные в 1900 году бревенчатые солдатские казармы и обнесенные забором склады ложевых болванок, Михайловская площадь смыкалась дальше с другой такой же обширной площадью-пустырем. По документам она именовалась Арсенальной, так как на ней находились сооруженное в 1823—1825 годах каменное здание арсенала и устроенный при нем пороховой погреб (1830). Однако это официальное наименование за площадью не закрепилось. По имени протекающей невдалеке речки Карлутки и одноименной деревушки площадь стали называть Карлутской. Это название она носила до 1968 года, когда ее переименовали в площадь имени 50-летия Октября.
 
Но вернемся снова на бывшую Михайловскую площадь. Улица, на оси которой она лежит, носит имя Героя Советского Союза Вадима Сивкова. В старом Ижевске эта улица была самой красивой. Обилие зелени придавало ей вид тенистой аллеи. Документы начала прошлого века называют эту улицу по-разному. В одних она именуется Зеленой, в других — «Пятой улицей, называемой Троицкою» (она вела к сгоревшей в 1810 году Троицкой церкви), в третьих — Церковной. Из этих трех названий бытовало последнее, пока улицу не переименовали.
 
В центральном квартале этой улицы, на ее скрещении с нынешней улицей Советской, стояла каменная Ильинская церковь (разобрана в 1936 году). Располагавшийся рядом с нею небольшой каменный особняк, с мезонином и полукруглым выступом на фасаде, в 1819 году был куплен казной у священника этой церкви Захария Лятушевича. В разное время в особняке были то заводская аптека и приемный покой, то квартиры заводских чиновников. В 20-х годах здесь помещался банк. Тогда же с северной стороны к зданию был сделан пристрой, нарушивший симметрию его фасада. Сейчас в этом старинном доме находится отдел природы Республиканского краеведческого музея.
 
Стоящий напротив музея каменный дом № 177, ныне занятый лечебным учреждением, был построен в 70-х годах прошлого века. В нем помещалась амбулатория Ижевского комитета Общества Красного Креста. Расположенный чуть подальше дом № 184 спроектирован в 1858 году архитектором Коковихиным по заказу одного из церковнослужителей. Сейчас в нем помещается клиника мединститута.
 
Имеет свою историю здание, стоящее на противоположном углу улиц В. Сивкова и Советской (нынешнее культпросветучилище). Построенное в 1810 году ярославским купцом Жереховым, оно тогда же перешло в казну, и в нем была помещена заводская школа «для оружейничьих детей». В 1837 году школа была перестроена и расширена, «так что и дети чиновников в ней обучаются в другом отделении особо»¹. В то время здание было одноэтажным, имело деревянный мезонин и портик с четырьмя колоннами. В 1867—1872 годах в нем временно помещалось только что образованное Нагорное волостное правление, а затем оно было передано вновь основанному двухклассному училищу². С 1877 года, когда надстроили деревянный, оштукатуренный снаружи второй этаж, здание получило тот вид, какой имеет сейчас. Для нас оно представляет интерес как первое и старейшее в Ижевске школьное здание.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 280, л. 137—139.
² В 1910 г. преобразовано в Высшее начальное училище.
 
Следующая за улицей В. Сивкова Красноармейская ныне быстро застраивается современными многоэтажными домами. С каждым годом все меньше остается на ней примет прошлого, и сейчас трудно представить себе, как выглядела эта улица, скажем, в 1812 году, когда заводский писарь, скрипя гусиным пером, впервые вывел на плане ее тогдашнее название — Гошпитальная. В то время между нынешними зданиями цирка и автовокзала стояли деревянные бараки заводского госпиталя, основанного в 1808 году. Путешественник Е. в цитированном уже нами «Описании Ижевского оружейного завода» отмечал в 1816 году: «На низменной части занимаемого заводом места находится гофшпиталь, состоящая из трех отделений. В середине помещается аптека, кухня и все, что относится к хозяйству. По всей длине здания сего идет теплый коридор, на наружной стороне коего расположено по девяти комнат, могущих вместить до 300 больных». Как раз в эти годы (1807—1816) среди ижевских рабочих свирепствовали беспрерывные эпидемии с очень высоким процентом смертности: ежегодно от 6 до 13,5% населения. В 1842 году суточное число больных превышало иногда 1500 человек (при общем количестве населения в 15 тысяч). Среди наиболее распространенных заболеваний чаще других упоминается «горячка», затем — «изнурительная лихорадка, легочная чахотка, водянка и кровавый понос». Причинами заболеваний были, конечно, не климатические условия, на которые неизменно ссылалось заводское начальство в своей громадной переписке с вышестоящими властями по этому вопросу, а тяжелейшие условия жизни и труда рабочих, систематическое недоедание и общее истощение их организма. А сколько людей погибало от беспощадного избиения розгами и шпицрутенами!
 
Помимо крайней тесноты помещений, госпиталь к тому же, как не раз указывали работавшие в нем врачи, находился на низком и сыром месте. Выдвигались предложения о строительстве нового госпиталя и его перемещении. Но власти оставались глухи к этим предложениям. Лишь после того как два корпуса из трех сгорели, а оставшийся окончательно обветшал, в результате длительного рассмотрения этого вопроса в высших инстанциях (что заняло еще десять лет!) в 1885—1886 годах были выстроены деревянные бараки вновь учрежденного Ижевского лазарета. Он разместился по той же Госпитальной улице, в том месте, где она, поднимаясь в гору, вливалась в огромную Михайловскую площадь. Место для постройки было рекомендовано талантливым врачом И. А. Кострицем, который «признал его в гигиеническом отношении самым лучшим из всех, находящихся в селении, так как расположено оно на южном склоне большой возвышенности, где горою будет вполне защищено от северных ветров и снабжено стоками. Все павильоны откроются к свету на южную и западную стороны, а с северной защитятся глухими стенами, теплыми коридорами и надворными постройками с садом»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 1860, л. 78, об.
 
Ныне в корпусах бывшего лазарета помещается Республиканская психоневрологическая больница.
 
Старое же здание госпиталя просуществовало еще очень долго, до 1962 года, и использовалось в основном как складское помещение и мастерские. Высокий глухой забор отгораживал его от обширной площади, которая, как и улица, называлась Госпитальной. Но в дальнейшем это название постепенно вытеснялось другим. Население стало называть ее Сенной площадью, потому; что в конце 70-х годов здесь начали торговать сеном, соломой, овсом, а также лошадьми, скотом и дровами. Уже тогда это была «самая бойкая площадь села Ижова»². Площадь и поныне называют Сенной, хотя в декабре 1918 года ей необдуманно присвоили наименование площади Свободы. Время и народ в конечном счете выносят безошибочное решение, какого названия достойна та или иная местность и какое наименование ей больше соответствует.
____________
² ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 2189, л. 25, об.
 
Следующая за Красноармейской короткая улочка еще в документе 1868 года именуется Потерянной. Своим названием она обязана тому, что, дойдя до Сенной площади, действительно как бы теряется, растворяется в ней и дальше к северу уже не продолжается. 16 октября 1937 года постановлением горсовета эта улица была переименована в Промышленную, а ныне она носит имя Василия Жечева, рабочего-большевика, павшего от рук белогвардейцев в 1918 году.
 
Остальные улицы были настолько однообразны и ничем не примечательны, что их, как и в Заречной части, чтобы не перепутать, называли просто по номерам, от Седьмой (ныне улица Свободы) до коротенькой (в 1908 году здесь был всего один квартал) Тринадцатой (ныне улица Удмуртская). За последними улицами начинался пустырь с редкими кустами можжевельника, а дальше, огороженная каменной оградой, темнела густая роща Троицкого нагорного кладбища.
 
В Колтоме в 1908 году было всего лишь пять улиц: односторонняя Набережная, Береговая, Средняя, Вятская (она же Трактовая) и Подлесная. Они были застроены рабочими хибарками, в два-три подслеповатых окошка, с деревянными крышами. Издали домишки эти казались сплошной серой массой, кое-где разбавленной зеленью деревьев.
 
Как и в Заречье, улицы Нагорной части Ижевска пересекают идущие с востока на запад переулки неодинаковой ширины. Один из них поэтому и называется — Широкий, зато два других Узенькие — Верхний и Нижний. Последний в 1918 году был переименован в Интернациональный, а Верхний так и продолжает называться Узеньким. Был еще просто Верхний переулок — находится он в возвышенной северной части города. Ныне он назван именем ижевского большевика Владимира Шумайлова. Дальше проходит переулок Северный, по которому в 1908 году проходила северная черта поселка.
 
Некоторые переулки образовались из трактовых дорог, что отразилось на их первоначальных названиях. Например, дорога, ведущая в губернский город Вятку, дала название Вятскому переулку. В декабре 1934 года он был переименован в улицу Кирова. А переулок, который в отличие от других имел направление на юго-восток и образовался из тракта, ведущего на камскую пристань Гольяны, назывался Трактовым, или просто Большой дорогой. Ныне эго улица имени 40-летия Комсомола.
 
Половина переулков, как и в Заречной части, раньше именовалась по фамилиям проживавших на них крупных домовладельцев: купцов — Бодалевский, Пуренгов, Моклецовский; чиновников — Прасовский; зажиточных обывателей — Овчинников, Коньшин, Батеневский, Ястребовский.
 
Исключительное положение среди всех переулков Нагорной части занимал тот, что служит прямым продолжением заводской плотины. Идеально прямой и значительно более широкий, чем остальные, он был задуман С. Е. Дудиным как основная магистраль будущего города. На его оси, но гораздо ниже уличного горизонта, расположены старые заводские корпуса. Благодаря этому венчающая их стройная башня, отчетливо вырисовываясь между домами на фоне неба, превосходно вписывается в уличную перспективу и придает ей торжественную завершенность.
 
Как видно из сохранившихся документов, за полтора столетия название этого переулка, а фактически центральной улицы, менялось трижды. В 1812 году, когда он стал рубежной линией при разделении поселка на части, у него еще не было определенного наименования. Поэтому в документе, цитированном в предыдущей главе, он именуется довольно расплывчато — «переулок домов гг. Кирхнера и Олышева». Однако в других документах этого же года и последующих лет он назван «проулком Пророко-Ильинской церкви». Позднее улица получает новое, явно официальное название — Александро-Невский проспект. Население предпочло этому пышному названию более краткое — Троицкий (проспект, «проулок» или улица). В это название вкладывался, по-видимому, невеселый смысл. Ведь двумя пунктами: заводом, от которого начинался Троицкий, и Троицким нагорным кладбищем, где он заканчивался, — по существу измерялся тяжелый и, как правило, короткий жизненный путь ижевского рабочего... Это название потом перешло и в официальные бумаги, оно обозначено и на открытке с видом этой улицы (1912).
 
Будучи многолюдным и оживленным, как и пересекавшая его Базарная улица, Троицкий переулок в то же время значительно отличался от нее по своему облику. .Здесь почти не было магазинов, лавок и лавчонок. Это была улица церквей, общественных зданий и домов местной «аристократии»: купцов, духовенства, чиновной интеллигенции. Тем не менее каменных зданий насчитывалось лишь с десяток. Самыми большими из них были двухэтажное здание Военного собрания и Александро-Невский собор.
 
Почти всю северную сторону квартала между Куренной и Старой улицами (ныне улицы Красная и Карла Маркса) занимала усадьба фабриканта Евдокимова с каменным домом и садом. Наискосок от нее, на углу, до середины 20-х годов возвышалось кирпичное здание лютеранской кирхи с островерхой готической башенкой. Она имела свою паству (работавшие на заводе мастера-немцы и члены их семей).
 
Полукаменное высшее начальное училище и Ильинская церковь, о которых уже говорилось, частный кинематограф «Фурор», старообрядческая церковь на углу почти исчезнувшей ныне Девятой улицы¹ да открытый в 1902 году «Ольгинский детский приют трудолюбия» в Одиннадцатой улице² — таковы остальные каменные строения на Троицком. Если прибавить к этому деревянные здания Гражданского клуба с большим садом³, частного кинотеатра «Одеон», частной фотографии да общественной богадельни, то список достопримечательностей Троицкой улицы будет исчерпан.
____________
¹ На ее месте стоит многоэтажный дом (Советская, 20).
² Дошкольный детский дом № 1 (ул. Гоголя, 206).
³ Угол улиц Советской и Красноармейской. Сейчас здесь сквер у здания ГК КПСС.
 
Среди «именитых» обитателей этой улицы, чьи фамилии и титулы давно преданы справедливому забвению, были и такие, кто заслужил добрую память. На месте многоэтажного дома, стоящего на углу улицы Пушкинской (бывшей Восьмой), в одноэтажном деревянном особнячке, жил талантливый инженер-металлург Андрей Михайлович Соловьев. Воспитанник Уральского горнозаводского училища в Екатеринбурге (Свердловск), он в 1874 году приехал работать на Ижевский сталеделательный завод и отдал этому предприятию более тридцати лет своей жизни. В 1877 году на А. М. Соловьева было возложено заведование построенной здесь первой мартеновской печью. Он же руководил кирпичной мастерской и заводской химической лабораторией, где проводились анализы выплавляемой стали.
 
В Свердловске, на стене здания бывшего горного училища, есть мемориальная доска, на которой золотыми буквами высечены имена прославленных выпускников этого учебного заведения. Среди них значится имя А. М. Соловьева, «пионера мартеновского дела на Урале». Перу Соловьева принадлежит ряд научно-технических трудов и статей, а также популярно написанный исторический очерк «В память столетнего юбилея основания Ижевского оружейного завода». Очерк этот был издан в 1907 году массовым тиражом в виде отдельной брошюры. Умирая, Андрей Михайлович завещал 6 тысяч рублей из своих трудовых сбережений в фонд будущей Ижевской мужской гимназии. Имя Соловьева живет также в названии одного из живописных мест на северном берегу Ижевского пруда, где находилась когда-то его дача.
 
Талантливыми инженерами, оставившими ценное теоретическое наследие, были также Э. К. Гермониус и А. Г. Дубницкий, квартировавшие в разное время поблизости от Троицкого в упоминавшемся каменном Особняке, принадлежавшем заводу (здание краеведческого музея).
 
Несмотря на свой «аристократизм» и положение центральной магистрали, Троицкая улица не блистала благоустройством. Дощатые тротуары, вдоль которых тянулись обшитые тесом водосточные канавы, немощеная проезжая часть, редкие и тусклые керосиновые фонари, да и то не по всей длине улицы — вот характерные ее черты.
 
Зимой улица тонула в сугробах снега, весной и осенью захлебывалась жидкой слякотью, знойной летней порой задыхалась в пыли и хрустела под ногами подсолнечной лузгой. На «бойком» перекрестке с Базарной улицей, возле аптекарского магазина Ф. Генца, пестрела полосатая будка городового. В положенное время тишину нарушали протяжные заводские гудки да церковный благовест.
 
 
Центр поселка — перекресток Базарной улицы и Троицкого переулка. Фото 1905 года.
Центр поселка — перекресток Базарной улицы и Троицкого переулка. Фото 1905 года.
 
 
С Октябрем семнадцатого года на ижевские улицы властно вторглась новая жизнь. В самом большом здании Троицкой улицы по-хозяйски расположился городской Совет. Вскоре и сама улица навсегда стала Советской — и по названию, и по существу.
 
 
Так выглядит это же место теперь — угол улиц М. Горького и Советской.
Так выглядит это же место теперь — угол улиц М. Горького и Советской.
 
 
13 декабря 1918 года Революционный гражданский совет Ижевска принял следующее постановление:
 
«1. г. Ижевск объявляется Ижевской трудовой коммуной. Все учреждения впредь должны именоваться отделами Ижевской коммуны. Все граждане коммуны подлежат трудовой повинности.
 
2. Считая существующие названия улиц и площадей не соответствующими духу пролетарского социалистического переустройства, Революционный совет нашел необходимым переименовать улицы и площади Ижевской трудовой коммуны.
 
Существующие названия: Новые названия:
Троицкий и Плотиный переулок Советская
Коньшин Красногеройский1
Горшечный  Бородина
Овчинников  Лихвинцева
Бодалевский  Труда2
Пуренгов  Пастухова
Узенький (Нижний — О. С.) Интернациональная
Моклецовский  К. Либкнехта
Бодьинский  Октябрьская
Береговая  Красного террора3
Базарная  Коммунальная4
Куренная  Красная
Старая  Карла Маркса
Церковная  Ленина5
Госпитальная  Красноармейская
Седьмая  Свободы
Восьмая  Пролетарская6
Девятая  Революционная
Десятая  Бедноты7
Одиннадцатая  Гоголя
Двенадцатая  Ломоносовская
 
Площади:
Михайловская  Красная
Артиллерийская (Арсенальная, она же Карлутская — О. С.) Первомайская8
Сенная  Свободы
   
 
Председатель Ревсовета Д. Зорин
Члены Шапошников, Галанов
Секретарь Катряев»9.
 
____________
1 Ныне — улица Красногеройская.
2 С 1970 года — улица Ленина.
3 Ныне Милиционная и Свердлова.
4 Ныне М. Горького.
5 Ныне В. Сивкова.
6 С 1937 года — Пушкинская.
7 Ныне ул. Коммунаров.
8 Ныне — площадь имени 50-летия Октября.
9 Удмуртия в годы гражданской войны. Сб. документов, ч. I, Ижевск, 1960, стр. 221—222.
 
 
Это постановление знаменовало собой новую полосу в истории ижевских улиц. Отныне их названия стали как бы летописью великого времени, переживаемого страной и народом.
 
 
СВИДЕТЕЛИ ДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО
 

СВИДЕТЕЛИ ДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО

 

ПОД СЕНЬЮ СТАРЫХ ТОПОЛЕЙ

 
Всякого, кто впервые приезжает в Ижевск, поражает своей красотой огромный пруд, который многие по ошибке принимают за естественное озеро. Ошибка в том, что Ижевский пруд не произведение природы, а дело человеческих рук и труда. Трудно представить, что на месте, где сейчас раскинулась его зеркальная гладь, два столетия назад находилась обширная долина, по которой в лесистых берегах протекала извилистая река Иж.
 
Когда в 1760 году приступили к строительству новой железоковательной фабрики, первой заботой оказалось создание водохранилища: ведь единственной механической силой на заводах того времени были водяные двигатели. Чтобы создать необходимый запас воды, было решено запрудить реку Иж.
 
Весной, после спада полой воды, на место строительства завода согнали сотни крестьян из приписанных к заводу деревень. Им предстояло расчистить дно будущего пруда и «затворить» реку плотиной. Начались дни каторжного труда. «Звонко стучали топоры, с треском валились могучие деревья. Там натужно волокли толстое бревно, зацепив его веревкой, здесь лопатами рыли котлованы для будущей плотины. У крутого берега уже начинали укладывать на дно котлована две бревенчатые параллельные стены. Сюда подвозили на телегах красную жирную глину, сваливая ее в пространство между стенами и утрамбовывая токмарями (по-местному — чекмарями). Глину брали тут же, в обрыве берега. Выше плотины сотни людей расчищали от леса низкую пойму реки, тяжелые бревна стаскивали на пригорок, ближе к плотине, сжигали сучья, оставляли только низкие пни, которые потом скроются на дне пруда, под водой»¹.
____________
¹ В. Л. Сергеев. Камские заводы. Удм. кн. изд., Ижевск, 1958, стр. 11—12.
 
Тяжелая изнурительная работа шла с утра до ночи, вручную, под надзором надсмотрщиков с тяжелыми палками в руках. Ни усталость, ни возраст, ни болезни во внимание не принимались. Недаром говорили, что заводская плотина построена на человеческих костях.
 
Она сооружалась по всем правилам тогдашней гидротехники. Были устроены шлюзы для спуска паводковых вод, так называемые вешняки, главный ларевой прорез, через который вода поступала по деревянному желобу-ларю на наливные колеса, установленные в стоявших ниже плотины фабриках (цехах) завода. Малый ларевой прорез обеспечивал поступление воды на лесопилку. Академик Паллас, посетивший Ижевский завод в 1773 году, дал высокую оценку плотине и искусству ее строителей.
 
Первоначально плотина имела в длину 267 сажен (570 м) и ширину 13 сажен (27,7 м). Этого было достаточно для получения того уровня воды в пруду, который обеспечивал работу тогдашнего количества заводских механизмов.
 
Но когда в 1807 году на базе железоковательного завода стал строиться оружейный завод, запас и уровень прудовой воды потребовался больший. Поэтому в 1815 году, рассмотрев вопрос, «в каком положении находится заводская плотина, яко главнейшее заводское строение, на котором основывается вся целость завода», и «достаточно ли действующей воды в пруде на предполагаемое число водяных машин», заводское начальство пришло к выводу, что «должно принять меры к возвышению нынешней плотины до трех аршин и к расширению оной»¹.
____________
¹ ЦГА УАССР, ф. 4, оп. 1, д. 43, л. 34—36.
 
В 1816—1824 годах плотину перестроили. Она была удлинена до 303 сажен (646,6 м) и расширена до 14 сажен (30 м). Со стороны пруда по всей длине плотины забили сваи, которые были затем обвязаны продольными брусьями. В пространство между образовавшейся стенкой и старым телом плотины плотно затрамбовали глину. Сверху шел слой речного песка. Около вешняков, для предохранения их от напора льда во время весеннего спуска воды, устроили специальное заграждение, так называемый двор. Все эти работы выполнялись солдатами «двух здешних подвижных инвалидных рот», заводскими мастеровыми, непременными работниками и вольнонаемными «жителями завода обоего пола», которым платили за труд по 40 копеек в день.
 
«...За всем тем в ненастное время, а особливо весною и осенью, бывает на плотине большая грязь, препятствующая удобному проходу мастеровых, работающих в заводских фабриках»². Поэтому в 1835 году на проезжей части плотины устроили каменное шоссе с водостоками и каменные тротуары для пешеходов.
____________
² Там же, д. 44, л. 278 и об.
 
Долгое время на плотине не было никакой зелени. Лишь в начале 900-х годов здесь насадили молодые тополя, которые теперь разрослись и образовали тенистую аллею.
 
Много поколений ижевских рабочих прошло по плотине за два столетия ее существования. Немало слышала она горьких слов и жалоб, немало видела горя и слез. В тяжелые годы безработицы на ней, возле главных заводских ворот, толпились сотни жаждущих получить хоть какую-нибудь работу, чтобы прокормить голодающую семью. Иные, отчаявшись, кончали жизнь самоубийством, другие пытались хоть как-то выразить свой протест. В апреле 1909 года рабочий Дмитрий Русов ударом топора убил шедшего по плотине помощника начальника оружейного завода генерал-майора Васильева, после чего бросился с моста над вешняками, чтобы лишить себя жизни. Но стремительный поток воды вынес его в Иж, откуда он был вытащен в бессознательном состоянии, с переломанными костями.
 
«Я признаю себя виновным в том, что с обдуманным ранее намерением лишил жизни генерал-майора Васильева, — заявил Русов на следствии. — За последнее время начальство завода стало давать населению мало работы, снижало расценки. Виновником бедственного положения рабочих я считал высшее начальство и в особенности начальника заводов генерала Савостьянова. Помню, год назад он говорил рабочим: «Я вас обую в лапти». В нынешнем году я задумал убить Савостьянова, чтобы этим обратить внимание на безработицу в нашем селении. С этой же целью убил и Васильева. Ни к каким политическим партиям я не принадлежу и сообщников не имею. О задуманном даже близким родным не говорил»¹.
____________
¹ Цит. по книге «Ижевский металлургический», 1960, стр. 47.
 
От стихийного выражения протеста рабочие все чаще переходили к организованным действиям. В Ижевске с 1905 года стала действовать подпольная организация социал-демократов. Вскоре на плотине стали раздаваться революционные песни — «Варшавянка», «Смело, товарищи, в ногу». Так было в 1905, в 1906. Так было в семнадцатом.
 
В 1918—1919 годах Ижевск дважды оказывался в лапах белогвардейцев и дважды его освобождала доблестная дивизия Владимира Азина. Реввоенсовет республики, награждая легендарного начдива высшей боевой наградой — орденом Красного Знамени, в приказе от 10 марта 1919 года отметил как особую его заслугу то, что он «сумел стремительным ударом ошеломить противника и не дать ему выполнить коварный план разрушения знаменитой плотины и завода». В оперативной сводке штаба Второй армии от 8 июня 1919 года также с удовлетворением отмечалось, что при освобождении Ижевска от колчаковцев «плотина цела, противник в беспорядке отступает».
 
7 ноября 1919 года ижевские рабочие собирались на плотине на свою первую октябрьскую демонстрацию. Как писала тогда «Ижевская правда», «заводская плотина представляла из себя сплошную массу, среди которой выделялись бесчисленные красные знамена»¹. По традиции плотина и сейчас является местом формирования колонн машиностроителей в дни первомайских и октябрьских торжеств.
____________
¹ Бюллетень «Ижевской правды», 1919, 9 ноября.
 
Рукотворный памятник многим поколениям ижевских рабочих и наш живой современник — вот что такое прудовая плотина, самое древнее сооружение в Ижевске.
 
 

СИМВОЛ ГОРОДА-ТРУЖЕНИКА

 
Ижевск обязан своим возникновением прославленному заводу. До революции поселок так и именовался официально: Ижевский завод. Поэтому стройная башня, венчающая старинный заводской корпус, как бы воплощает образ Ижевска. Не случайно ее контур можно видеть почти на всех эмблемах, посвященных нашему городу.
 
Архитектор Семен Дудин задумал центральный корпус с башней как объединяющий архитектурный центр города. Замыкая собой перспективу главной магистрали (нынешней Советской улицы), заводская башня надолго определила архитектурный силуэт Ижевска и имела для него такое же композиционное значение, как для Петербурга знаменитая адмиралтейская игла. Прекрасно смотрится башня и со стороны пруда, летом отражаясь в его зеркальных водах, а зимой вырисовываясь стройным силуэтом сквозь пургу, метущую над его ледяной равниной.
 
Ансамбль заводских зданий, сооружавшийся в общей сложности с 1809 по 1844 год, состоит из центрального четырехэтажного корпуса и двух боковых трехэтажных флигелей, соединенных с ним вставками. Обращенные фасадом к пруду, корпуса эти вытянулись вдоль плотины в одну линию на протяжении 350 метров. В гармонии и строгой пропорциональности этого архитектурного комплекса проявился недюжинный талант С. Дудина. По словам одного из исследователей истории уральской промышленной архитектуры И. Алферова, ансамбль Ижевского завода «по величине, удобству в производственном отношении, красоте и градостроительной роли... можно считать одним из уникальных не только на Урале, но и в России вообще»¹.
____________
¹ Н. С. Алферов. Зодчие старого Урала, Свердловск, 1960.
 
 
Заводская башня.
Заводская башня.
 
 
Особенно интересен в архитектурном отношении основной, четырехэтажный корпус, построенный в 1811—1815 годах. Об этом здании в описи тех лет говорится, что на нем «выстроена башня с деревянною на ней арматурою и шпилем, обитым белой жестью, на коем имеется медная маковица с железным гербом». Огромный монолит здания не производит впечатления тяжеловесности благодаря постановке гораздо ниже уровня плотины, удачно найденному членению фасада и умелому применению архитектурных приемов. Очень простые по рисунку карниз и поясок, отделяющий два верхних этажа от двух нижних, ритмичное чередование широких полукруглых окон с узкими прямоугольными, впадины, соединяющие попарно окна двух смежных этажей, — все эти скромные и экономичные приемы оживляют фасад и избавляют его от унылой монотонности. Зато очень сочно и выразительно акцентирована центральная часть здания: торжественная колоннада из 10 мощных полукруглых пилястр поддерживает богато профилированный антаблемент¹ и двухъярусный аттик², служащий подножием стройной круглой башни, которая увенчивает все здание и придает ему законченный вид. Изящная по силуэту башня состоит из трех поставленных друг на друга, уменьшающихся в диаметре объемов и завершается высоким шпилем в виде дорической колонны, что создает впечатление устремленности ввысь. Прорезанные в нижнем, более массивном ярусе башни высокие проемы-звоны (в них помещаются колокола заводских часов-курантов) усиливают впечатление легкости и изящества сооружения.
____________
¹ Антаблемент — верхняя горизонтальная, покоящаяся на колоннах часть здания, состоящая из карниза, архитрава и фриза.
² Аттик — декоративная стенка над венчающим карнизом.
 
 
В ночь на 18 марта 1834 года от неосторожного обращения с огнем в помещении главного корпуса вспыхнул пожар, уничтоживший всю внутренность здания и деревянные надстройки на башне. От страшного жара во многих местах растрескались стены и своды, обвалились штукатурка и лепные украшения на фасаде и даже расплавились колокола установленных за год до этого «боевых» башенных часов-курантов. С. Е. Дудину не довелось видеть гибели своего детища (за несколько лет до катастрофы, в августе 1825 года, он скончался). Восстановление обгоревшего здания было поручено командированному из Петербурга подполковнику корпуса инженеров путей сообщения Елфимову.
 
В результате реставрации (май 1836 — сентябрь 1837 гг.) здание приняло тот вид, который в основном сохранился до наших дней. К нему был пристроен не существовавший до этого мост-арка, служащий «всходом с плотины в четырехэтажный корпус», возведена каменная лестница, ведущая в здание со стороны заводского двора.
 
На башне была установлена «взамен сгоревшей деревянной, кованая железная арматура», изготовленная на заводе по рисунку чертежника Петра Трубенкова. Она представляет замысловатую композицию, составленную из боевых знамен, оружия и воинских доспехов, и служит напоминанием о трудовом вкладе ижевских оружейников во все победы русского оружия, начиная с Отечественной войны 1812 года. Документы скупо упоминают имена мастеров-умельцев, выполнивших это своеобразное произведение кузнечного искусства: Федоса Андреева. Аленбека Иванова, Степана Богатырева, Алексея и Николая Федосовых, Самойлы Матвеева и Аники Мусаломова.
 
За сто тридцать лет железо, из которого была сделана арматура, проржавело и совершенно обветшало. Уникальному украшению грозила гибель. Поэтому летом 1966 года, при очередном капитальном ремонте башни, старую арматуру бережно сняли и по ней с документальной точностью была сделана новая, из нержавеющей стали. Эту тонкую и сложную работу выполнили умельцы нашего времени: Петр Шибанов, Ахкамутфин Ахматшин, Григорий Оксенбейн, Геннадий Васильев и Александр Кузнецов. В октябре 1967 года монтажники А. М. Погудин и Ф. А. Яхин установили арматуру на прежнем месте, обойдясь при этом без каких-либо лесов или подмостков.
 
 
Арматура на вышке заводской башни (снимок сделан после реставрации).
Арматура на вышке заводской башни (снимок сделан после реставрации).
 
 
Верх башни увенчан пятисаженной колонной с квадратной капителью, на которой помещен «медный шар 16-ти вершков в диаметре, позолоченный чрез огонь червонным золотом» (на его позолоту пошло восемнадцать червонцев-«лобанчиков»), Над этим шаром был водружен «сделанный из железа с позолотою российский герб — двуглавый орел», расписанный, как и арматура, местным живописцем Андреем Самотохиным.
 
В 1838 году на отремонтированной башне были вновь установлены часы-куранты. Их (как и предыдущие, погибшие в огне пожара) сделал безвозмездно 74-летний «отставной галантерейный и штамповый мастер» Шиотц, в помощь которому был отряжен мастеровой Родион Глушков. Для курантов был закуплен в Казани набор из десяти колоколов. Самый большой из них весит свыше 8 пудов и предназначен для отбивания полных часов. Остальные, различные по весу и специально подобранные по тональности, каждую четверть и полчаса проигрывают гамму. 5 июля 1838 года куранты были пущены в ход и действуют без серьезной реставрации вот уже 130 лет. Их мелодичный перезвон каждый день в положенное время плывет над городом, как бы донося к нам сквозь толщу годов голос трудолюбцев-предков.
 
За полтора столетия построенные Дудиным корпуса много раз ремонтировались и перестраивалась. В 1842—1843 годах капитан А. П. Семенов возвел запланированный, но не построенный Дудиным правый (западный по отношению к башенному корпусу) трехэтажный флигель. Николай I утвердил для него другой чертеж фасада. Согласно этому чертежу одновременно был переделан и фасад левого флигеля. Однако эти частичные переделки не нарушили общего композиционного замысла, предложенного основным автором. Возведенный Дудиным ансамбль и поныне является одной из достопримечательностей Ижевска.
 
Год за годом, десятилетие за десятилетием отсчитывала старая башня мерным боем своих курантов. Размеренно работал механизм часов. А между тем сменяли друг друга поколения заводских рабочих... И вот наступил день 16 июня 1919 года, когда они сняли с башни ненавистную эмблему царского самодержавия. Железный хищник-орел был отвезен на пароходе на середину пруда и под ликующее пение революционных песен потоплен в его водах. На вершине башни торжественно водружен штандарт Советской Республики, сейчас замененный алым полотнищем государственного флага СССР.
 
 

ЗДАНИЕ-ВЕТЕРАН

 
Полтора столетия — возраст почтенный даже для каменного здания. А если все эти долгие годы оно исправно служит людям, то почтения заслуживает еще более. Вот одно из таких зданий-ветеранов.
 
...Вскоре после основания А. Ф. Дерябиным Ижевского оружейного завода возник вопрос о постройке «каменного арсенала для хранения огнестрельного и белого (холодного) оружия». Проект был составлен С. Е. Дудиным. Летом 1823 года приступили к постройке здания.
 
Талантливый архитектор и градостроитель С. Дудин проектировал арсенал с учетом роста «будущего города Ижа». Учитывая, что здание со временем врастет в черту города, зодчий выбрал для него обширное поле на самом возвышенном месте прилегающей к заводу округи, чтобы гармонично связать огромное по размерам здание с запланированной здесь просторной площадью (нынешняя площадь им. 50-летия Октября).
 
Дудин заботился о том, чтобы его произведение украшало собой будущий город. Три фасада здания решены им в строгих традициях русского классицизма и имеют совершенно одинаковую композицию: в центре — торжественные шестиколонные портики с треугольными фронтонами, а по бокам — слегка выступающие крылья-ризалиты. Плоскость стен оживляют лепные карнизы-сандрики над оконными проемами и рустованные¹ простенки между окнами. Оригинальна и разумна планировка арсенала, имеющая форму гигантской буквы «П», раскрытой к югу. Благодаря этому «палаты» всех трех частей здания получают в течение дня максимум естественного света, а потому удобны для работы.
____________
¹ Рустовка — декоративная облицовка стен крупными камнями. Иногда имитируется в штукатурке.
 
 
Портик арсенала.
Портик арсенала.
 
 
Замысел архитектора воплощала артель каменщиков во главе с подрядчиком крепостным Алексеем Бруснигиным. Это был умный и сметливый человек, каких немало встречалось среди закрепощенных крестьян России, достаточно грамотный (судя по собственноручно подписанным им бумагам). Ежегодно расчетливый барин князь Урусов отпускал его из балахнинской вотчины на оброк в отхожий промысел, получая немалые доходы. С 1813 года артель Бруснигина каждое лето работала в Ижевске. Она возвела все заводские здания и Александро-Невский собор. По отзыву заводского начальства, Бруснигин «всегда обязанности свои исправлял без упущения, рачительно и вел себя добропорядочно».
 
К осени 1824 года здание арсенала было вчерне готово. Император Александр I, приезжавший в октябре этого года в Ижевск, осмотрел в числе других зданий также и арсенал и вынужден был воздать должное таланту архитектора, наградив его орденом Владимира 4-й степени. Летом 1825 года здание было отделано снаружи и внутри, и 27 октября в Ижевскую оружейную контору поступил рапорт об окончании строительства. Ввиду смерти Дудина рапорт был подписан его помощником А. П. Беляниновым.
 
В течение многих десятилетий в здании арсенала хранилось, упаковывалось в специальные ящики и затем отправлялось в воинские части сделанное ижевскими рабочими оружие. Одна из его палат представляла собой своеобразный музей, где собирались образцы всех видов оружия, выпускавшегося заводом, эталоны его отдельных частей, железных и стальных заготовок, инструмента, а также модели заводских механизмов.
 
В годы первой мировой войны в связи с расширением производства в здание арсенала была перемещена с основной территории завода ложевая мастерская. Название «ложевая» прочно закрепилось за зданием и бытует до сих пор, хотя звучит теперь анахронизмом.
 
Сейчас значительная часть бывшего арсенала передана краеведческому музею. После реставрации старинному зданию будет возвращен первоначальный облик. Тогда оно отлично впишется в ансамбль нового центрального района Ижевска.
 
 

СТАРЕЙШЕЕ В ГОРОДЕ

 
В глубине сквера, примыкающего к Дворцу культуры машиностроителей, затерявшись в тени белоствольных берез, стоит приземистое каменное здание. Небольшое по размерам, оно выглядит еще меньше в соседстве с массивом Дворца.
 
Заводские ведомости начала прошлого века именуют его «каменной денежной кладовой». Указана и дата постройки — 1807 год (в некоторых документах указывается, впрочем, год 1804). Выходит, это здание — ровесник заводу и во всяком случае самое старое в Ижевске. Здесь, в сводчатых казематах со стенами полутораметровой толщины, хранилась некогда заводская казна.
 
В 1852 году денежная кладовая была перестроена в гауптвахту, где заводское начальство держало неугодных ему «смутьянов и бунтарей» из рабочих и солдат. Двор был обнесен высоким и глухим кирпичным забором. Перед воротами стояли полосатая будка часового и два полосатых столба: на одном ветер раскачивал фонарь, на другом висел сигнальный, на случай тревоги, колокол. Стремясь как-то скрасить это мрачное здание, заводской архитектор И. Коковихин, которому была поручена перестройка денежной кладовой, нарядно оформил восточный фасад.
 
 
Денежная кладовая, гауптвахта... Все это — далекое прошлое.
Денежная кладовая, гауптвахта... Все это — далекое прошлое.
 
 
Перед зданием расстилалась унылая голая площадь с монументом генерал-фельдцейхмейстеру. Лишь в 1881 году, как уже говорилось выше, здесь был заложен общественный сад (нынешний сквер Дворца). В 1885 году здание гауптвахты было переоборудовано под хлебопекарню, кухню и столовую местной гарнизонной команды, а перед революцией здесь помещалось управление Ижевского лесничества.
 
Сейчас в самом старом здании Ижевска находится вполне современное учреждение — производственное управление газового хозяйства.
 
 

ПАМЯТЬ О ДНЯХ ПУГАЧЕВСКИХ

 
Причудливое здание, похожее на сказочный теремок, виднеется среди деревьев между улицами Щорса и Коммунаров. Старожилы по привычке до сих пор называют его «крестиком», хотя давным-давно не видно на нем ни креста, ни других культовых атрибутов. Далеко в прошлое ушли те времена, когда здесь была загородная часовня с громоздким названием «Крестовоздвиженская», и сейчас уже никто не помнит, когда и почему ее здесь поставили. На этот вопрос дают ответ пожелтевшие листы архивных документов.
 
В семидесятых годах XVIII столетия, когда Урал и Приуралье были охвачены огнем пугачевского восстания, народный гнев обрушился на головы не только помещиков и крепостников-заводчиков, но и мирских захребетников — попов и монахов, — проводников насильственной христианизации нерусских народов. Там, где проходили повстанческие отряды, кострами пылали помещичьи усадьбы, а нередко подвергались разгрому и «святые обители» — монастыри и церкви. Поэтому, когда летом 1774 года Пугачев, переправившись со своими основными силами через Каму, без сопротивления овладел Воткинским заводом и двинулся на Ижевск, ужас обуял не только заводское начальство. Духовенство единственной тогда в поселке деревянной Ильинской церкви поспешило припрятать главную церковную ценность — большой «крест напрестольный серебряный златопозлащенный». Он был зарыт в лесу «верстах в двух от завода, по направлению к северо-востоку».
 
Может, люди, прятавшие крест, погибли или сбежали из поселка. Может, у них попросту отшибло со страху память, когда Емельян Иванович победно вступил в Ижевск, только место это оказалось потерянным. Лишь спустя сорок с лишним лет, в сентябре 1817 года, крест наконец был найден, и предприимчивые попы, конечно же, объявили его «чудесно спасшимся благодаря произволению божьему». На месте «чудесного обретения» креста поставили каменный памятник, а в 1879 году вместо него была сооружена часовня.
 
К тому времени местность эта находилась за чертой поселка и именовалась Соловьевскими полями, очевидно, по фамилии владельца покосов. Ежегодно в начале осени, в день религиозного праздника воздвиженья, к часовне устраивались многолюдные крестные ходы, приносившие в мошну «святых отцов» немалые доходы. После революции по требованию трудящихся Ижевска эти процессии были прекращены, часовня закрыта.
 
Здание бывшей часовни «крестик» — любопытный памятник, напоминающий не только о пребывании в Ижевске легендарного «мужицкого царя», но и о страхе, который испытали сильные мира сего перед бурей народного гнева, потрясшего устои крепостнической Российской империи.
 
 

ПО ПРОЕКТУ АКАДЕМИКА РУСКА...

 
При всей популярности кинотеатра «Колосс» едва ли кто знает, что здание, в котором мы смотрим сейчас фильмы, имеет давнюю и небезынтересную историю. Она начинается в далеком XVIII веке, когда в центре крохотного поселка при железоковательном заводе, как раз на том месте, где сейчас стоит кинотеатр, высилась рубленная из бревен церковь — «Ильинская, Екатерининская тож». Здесь 27 июня 1774 года ижевский работный люд с почетом встречал войско народного героя Емельяна Пугачева. Предание донесло до нас подробности этой встречи: «У церкви были настланы холсты, на столе расставлена хлеб-соль. Зазвонили в колокола. Толпа при его приближении опустилась на колени. Пугачев, слезая с лошади, сказал: «Вставайте, детушки, я ведь не воевода, я царь крестьянский». Здесь же он учинил суд и расправу над притеснявшими народ заводскими начальниками.
 
Во время майского пожара 1810 года церковь сгорела. Заводское начальство вместе с духовенством запланировало выстроить здесь собор, соименный царствовавшему тогда Александру I. Архитектор С. Е. Дудин составил проект и смету строительства на сумму 113 тысяч рублей.
 
Не дожидаясь утверждения проекта в Петербурге, ижевские власти организовали народ на рытье котлована под фундамент будущего собора. Их рвение было несколько охлаждено полученной из столицы бумагой, в которой говорилось: «Построение обширной и великолепной церкви, стоющей знатных издержек, было бы излишним в столь глухом и отдаленном краю, где Ижевский завод находится, и для того... дозволено употребить только до 30 тысяч рублей». Царь, утверждая это решение, предписал взамен грандиозного дудинского проекта послать в Ижевск уменьшенный план одной из церквей города-крепости Кронштадта, сооруженной придворным архитектором Луиджи Руска.
 
 
При ярком солнце архитектурные детали выступают особенно рельефно (детский кинотеатр «Колосс»).
При ярком солнце архитектурные детали выступают особенно рельефно (детский кинотеатр «Колосс»).
 
 
Яркий представитель классицизма в русском зодчестве, академик Л. Руска (1758—1822) внес заметный вклад в формирование архитектурного облика невской столицы, возведя в ней ряд крупных построек, в том числе Кавалергардские казармы и манеж, перестраивал и отделывал знаменитые Таврический и Аничков дворцы. Александро-Невскому собору, построенному в Ижевске по его проекту в 1820—1823 годах, также присущи типичные черты классического стиля: строгие пропорции основных объемов, простота и ясность линий, лаконичность декоративной отделки и особенно торжественные шестиколонные портики входов. Руководивший строительством С. Дудин внес в проект некоторые изменения, удешевившие постройку: вместо гранитных плит и ступеней, белокаменных капителей и баз у колонн он применил чугунные, отливавшиеся здесь же, на заводе.
 
Много людей различного звания и положения перебывало в стенах собора за 107 лет его существования. Бывали здесь изредка и «персоны из царствующего дома»: в 1824 году император Александр I, приезжавший инспектировать завод, в 1837 году — будущий царь Александр II, тогда еще наследник престола. В его свите, кстати, находился известный русский поэт, друг А. С. Пушкина, Василий Андреевич Жуковский...
 
 
Кинотеатр «Колосс»
[Кинотеатр «Колосс»]
 
 
После Великой Октябрьской революции, в соответствии с волей народа, многие культовые здания были изъяты из рук церковников и стали использоваться для хозяйственных и культурных надобностей. В марте 1929 года был закрыт и Александро-Невский собор в Ижевске. После небольшой перестройки здания (была снята колокольня) в мае 1930 года в нем открылся кинотеатр, которому 23 октября того же года было присвоено наименование «Колосс». Позднее, в 1937—1938 годах, в связи с тем, что его зрительный зал по своей акустике оказался неудобным для демонстрации звуковых фильмов, здание было реконструировано и приняло тот вид, какой имеет сейчас. Автор проекта реконструкции архитектор П. М. Попов сохранил основные черты архитектурного стиля старинного здания. Благодаря этому оно и поныне остается интересным памятником русского зодчества первой четверти прошлого века и находится под охраной государства.
 
 

РОВЕСНИК АРСЕНАЛА

 
На углу нынешних улиц М. Горького и Ленина стоит двухэтажное каменное здание с закругленным фасадом, выходящим на обе улицы. Детали его архитектурного решения — лепные сандрики над окнами, рустованные простенки между окнами, наконец, сама прорисовка оконных проемов — роднят его по стилю со зданием бывшего арсенала. Точная дата постройки этого здания неизвестна, но стилевое сходство позволяет предположить, что оно построено примерно в то же время, что и арсенал, либо чуть позднее — в 30-е годы. В пользу последнего предположения говорит тот факт, что дом этот принадлежал купцу Егору Новикову, который в 1836—1837 годах был подрядчиком при восстановлении пострадавшего от пожара башенного корпуса завода. Вполне возможно, что именно тогда он построил себе этот особняк. После смерти Новикова дом перешел к наследницам, которые в 1871 году продали его частному лицу. Позднее особняк этот был куплен Ижевско-Нагорным волостным правлением, которое и размещалось здесь до самой революции. Каменные лавки, пристроенные еще Новиковым к южному торцу дома, были приспособлены под арестное помещение — «чижовку», или «кутузку», как называли его обыватели.
 
 
Здание горисполкома — памятник гражданской архитектуры начала прошлого века.
Здание горисполкома — памятник гражданской архитектуры начала прошлого века.
 
 
В советское время в бывшем здании волостного правления долго находилась типография. Ныне в нем помещается исполнительный комитет Ижевского городского Совета депутатов трудящихся.
 
Здание представляет интерес как образец гражданской архитектуры первой половины XIX века.
 
 
ПО СЛЕДАМ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СОБЫТИЙ
 

ПО СЛЕДАМ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СОБЫТИЙ

 
Активное развитие революционных событий в Ижевске началось с момента возникновения в поселке подпольной социал-демократической организации.
 
...В августе 1904 года по заданию Прикамской группы РСДРП в Ижевск приехал один из ее активных членов сарапульский рабочий Василий Аркадьевич Сухих. К этому времени в поселке было немало революционно настроенной молодежи, знакомой с некоторыми произведениями марксистской литературы. В. Сухих установил связь с заводскими рабочими братьями Федуловыми и их сестрами-учительницами. С их помощью он создал первый в Ижевске социал-демократический кружок, в котором к началу 1905 года состояло 25 человек. Кроме организаторов кружка, в него вошли рабочие Г. Митрошин, Н. Зотов, Н. Варламов, Е. Красильников, Александр Пастухов, Е. Горбунов, А. Коробейников, учитель А. Березин и ряд других товарищей. Кружковцы собирались в доме Федуловых в Пятой улице Заречной части (дома этого сейчас нет). Здесь они читали нелегальную литературу, обсуждали прочитанное, готовили себя к агитационно-пропагандистской работе. Члены кружка распространяли поступавшие из Сарапула прокламации, выпускавшиеся Прикамской группой и Уральским областным комитетом РСДРП.
 
Весть о событиях 9 Января 1905 года дошла до Ижевска лишь в феврале. В это время ижевские кружковцы обзавелись гектографом и начали сами выпускать прокламации. Первая листовка была посвящена Кровавому воскресенью. Рассказывая о зверской расправе над питерскими рабочими, авторы доказывали, что пролетариям надо добиваться улучшения своей жизни путем решительной борьбы. Прокламация призывала рабочих вступать в ряды социал-демократов. Кружковцы организовали сбор средств в помощь семьям питерских товарищей, павших от рук царских палачей.
 
1 мая 1905 года была проведена первая массовка ижевских рабочих. Она проходила на северном берегу пруда, у так называемых копаней (каменоломен), там, где сейчас стоит второе головное сооружение ижевского водопровода.
 
Весной и летом 1905 года в Ижевск по поручению Уральского и Казанского комитетов РСДРП прибыли хорошо подготовленные теоретически социал-демократы: студент Казанской духовной академии П. А. Будрин, рабочий Мотовилихинского завода Е. Кириллов, студент Петербургского технологического института А. Юрков и рабочий Сормовского завода М. Мартынов. Они вступили в кружок В. Сухих и предложили оформить в Ижевске социал-демократическую организацию. В июне в лесу, на тех же копанях, было проведено собрание актива Ижевской социал-демократической группы, на котором присутствовало более 50 человек. Собравшиеся ознакомились с решениями III съезда РСДРП, с Программой и Уставом партии и постановили создать Ижевскую социал-демократическую организацию. Здесь же был избран партийный комитет из семи человек (П. Будрин, В. Сухих, А. Коробейников, Аполлос и Алексей Федуловы, В. Мышкин, А. Березин).
 
Комитет проводил летучие митинги, собрания, организовывал массовки. Места этих массовок, проходивших в 1905—1906 годах в окрестностях поселка, подальше от глаз полиции, — сейчас излюбленные места отдыха горожан. Многие даже сохранили свои былые названия — Малинов починок и Юровский мыс на южном берегу пруда, Крутой лог, Тагильцев покос и Важнин ключ — на лесистом северном берегу.
 
Под руководством комитета создавались партийные группы в заводских цехах и мастерских. Революционные настроения среди ижевских рабочих быстро усиливались. В связи с окончанием войны с Японией (сентябрь 1905 года) правительственные заказы заводу резко сократились и многие рабочие были уволены, а у оставшихся зарплата снизилась. В августе в некоторых мастерских вспыхнули забастовки экономического характера. В полицейских донесениях Ижевск упоминается как один из очагов «революционной заразы».
 
К этому времени Ижевский комитет наладил довольно прочные связи с партийными центрами Петербурга и Казани, которые присылали прокламации, нелегальную литературу, в том числе статьи В. И. Ленина. В одном из писем, направленных большевистским восточным бюро ЦК в адрес Казанского комитета, говорилось: «О важности Ижевска для нашей партии нет надобности говорить. Думаем, что это для вас ясно. Потому — не можете ли послать туда кого-нибудь из товарищей? Если нельзя от вас, то из другого места»¹. В сентябре 1905 года чиновник особых поручений департамента полиции доносил своему начальству, что у ижевских социал-демократов установлена «постоянная связь... с Уралом (Екатеринбург, Уфа), откуда доставляется революционная литература, деньги и приезжают лица, принимающие на себя руководство различными революционными мероприятиями»². Приезжая в Ижевск, представители Уральского областного комитета, социал-демократы Перми, Казани останавливались в доме № 167 по нынешней улице Свободы. В каменном полуподвале в 1905—1908 годах была явочная квартира Ижевской социал-демократической организации. По этому адресу шли посылки с нелегальной литературой, иногда здесь проводились заседания комитета. Местом собраний был и старинный деревянный дом с мезонином по Береговой улице (улица Свердлова, 26).
____________
¹ Цит. по книге Е. Рябухина и М. Садакова «Краткий очерк соц.-дем. организаций в Удмуртии». Ижевск, 1963. стр. 31.
² Там же, стр. 32.
 
Местом встреч ижевских социал-демократов до 1917 года служил также Общественный сад, где под видом гуляющего можно было увидеться с нужным товарищем, обменяться срочной информацией, сообщить о предстоящем собрании, массовке. Об этих встречах напоминает сейчас бронзовая мемориальная доска, прикрепленная к металлической ограде нынешнего сквера Дворца культуры машиностроительного завода.
 
Благодаря связи с другими городами ижевские социал-демократы были в курсе революционных событий в стране. В октябре 1905 года, во время Всероссийской политической забастовки, рабочие многих мастерских казенного Ижевского завода и ружейных фабрик Петрова и Евдокимова тоже забастовали.
 
Вскоре в Ижевск пришла весть о царском манифесте 17 октября. Заводская администрация собиралась отметить его хвалебными молебнами в цехах, но социал-демократическая организация на своем экстренном собрании постановила провести демонстрацию протеста против новой попытки царя обмануть народные массы лживыми обещаниями прав и свобод.
 
Демонстрация вылилась в действительно массовое выступление, подобного которому Ижевск еще не видел. 22 октября в полдень из дома Федуловых вышла небольшая группа (15 человек) под знаменем Ижевской организации РСДРП. На плотине к ней присоединились тысячи рабочих. Все разрастаясь, шествие двинулось по южному взвозу на Береговую улицу, а оттуда — на площадь перед Александро-Невским собором. Участник и один из организаторов демонстрации А. Коробейников («Терентий») вспоминал впоследствии:
 
«На площади (угол Троицкой и Базарной) в начале демонстрации выступали с краткими речами члены партийной организации и некоторые беспартийные рабочие. Все речи носили резко обличительный характер, а выступление «т. Еремы», по профессии рабочего, заканчивалось фразой: «Похороним царское самодержавие и в могилу его вколотим осиновый кол!». В первый раз ижевские рабочие открыто на площади услышали свободное слово.
 
С красными знаменами и пением революционных песен двинулись вдоль Троицкого переулка (теперь Советской). Полицейских в этот день не было видно на улицах и лишь двое из них шли в стороне... На повороте одной из улиц шествие остановилось. Опять полились обличительные речи по адресу самодержавия... Двинулись дальше по другим улицам. Поравнявшись с домом начальника завода, встретили на своем пути спущенный через улицу шлагбаум. Но шествие не остановилось. Раздалось громкое: «долой шлагбаум!». И шлагбаум был убран. А из окна тревожно выглядывала фигура генерала»¹.
____________
¹ А. Коробейников. Первое 10-тысячное шествие в Ижевске. «Ижевская правда», 1925, декабрь, № 292.
 
В этой грандиозной демонстрации приняло участие не менее 10 тысяч человек.
 
Октябрьские дни укрепили веру рабочих в победу над царизмом, подняли их классовое самосознание. Партийная организация в это время перешла на легальное положение, ряды ее быстро росли. «Мы захватили помещение Гражданского клуба, где проводили свои собрания и совещания», — вспоминал Е. В. Горбунов¹. Здесь почти ежедневно проходили народные митинги.
____________
¹ Е. Горбунов. В борьбе за свои права. «Удмуртская правда», 1955, 21 декабря.
 
«В верхнем этаже одного из домов по Куренной улице (ул. Красная, 115), — вспоминает далее Горбунов, — была организована подпольная библиотека-читальня. Каждый день ее посещали десятки рабочих. Мы приходили сюда, чтобы почитать газеты, журналы, взять политическую книгу или брошюру. Здесь же слушали лекции».
 
В ноябре 1905 года Ижевская партийная организация при содействии Петербургского комитета РСДРП приобрела печатный шрифт. В самом центре поселка, в деревянном доме на Церковной улице (не сохранился), была организована подпольная типография. Здесь печатались листовки, обращенные не только к ижевским рабочим, но и к крестьянам окрестных деревень. Социал-демократы стремились привлечь крестьян к участию в революционных митингах. На одном из таких митингов, на берегу речки Позимь, присутствовало много крестьян-удмуртов Завьяловской волости.
 
Подъем революционного движения породил массовые организации трудящихся, которые явочным путем вводили на местах демократические порядки. В Ижевске в ноябре 1905 года был создан Совет рабочих уполномоченных. Он состоял из 146 человек, избранных рабочими по мастерским. Наряду с другими в него вошли большевики В. Сухих, А. Пастухов, Е. Кириллов, М. Шитов, А. Ульянов, А. Коробейников. «Мне довелось участвовать в заседаниях этого Совета, — вспоминает один из депутатов М. С. Агапитов. — Они созывались в бывшем Гражданском клубе на углу улиц Советской и Красноармейской»¹. Сейчас на этом месте разбит сквер перед зданием горкома КПСС.
____________
¹ Воспоминания старого коммуниста. «Удм. правда», 1957, 23 июня.
 
Совет развернул широкую разностороннюю деятельность в защиту интересов рабочих. Без его разрешения начальник казенного завода и владельцы частных фабрик не имели права увольнять рабочих, накладывать на них штрафы или подвергать другим наказаниям. Совет уполномоченных запретил проводить вычеты из заработка рабочих на строительство Михайловского собора, отменил обыски рабочих при выходе с завода, организовал сбор средств на открытие среднего технического учебного заведения для детей рабочих. По существу Совет уполномоченных был зародышем Совета рабочих депутатов. Рабочие признавали Совет высшей властью на заводе, они требовали назначения своим избранникам «платы от казны в размере их заработка за дни, посвященные нуждам мастеровых и рабочих». Когда начальство завода попыталось арестовать большевиков-руководителей Совета, рабочие ответили забастовкой и демонстрацией.
 
Революционное движение в стране шло к своей высшей точке — вооруженному восстанию. По призыву партии рабочие стали создавать боевые дружины, доставать оружие для их вооружения. Руководитель Уральской областной социал-демократической организации, посланец ЦК РСДРП Яков Михайлович Свердлов проявлял немало энергии и изобретательности, чтобы достать оружие для рабочих дружин Урала. Тридцать шесть винтовок ему удалось добыть через рабочих Ижевского завода. Большевики Ижевска оказали помощь в приобретении оружия также боевым дружинам Вятки и Воткинска. А в декабре организовалась боевая дружина и в Ижевске. В ней было 28 человек, возглавлял ее опытный подпольщик по кличке «Василий» (Е. В. Кириллов). Штаб дружины помещался в доме № 79 по улице Красной (в то время — Куренная улица). Для изучения военного дела дружинники собирались в лесу за Колтомой (на территории нынешнего Парка культуры и отдыха имени С. М. Кирова).
 
Однако в Ижевске, да и во всей Удмуртии, рабочий класс оказался к этому времени недостаточно организованным, и в декабре 1905 года революционное движение не переросло в вооруженное восстание.
 
После поражения декабрьского вооруженного восстания в Москве царизм перешел в наступление на революционные силы страны. 21 декабря Вятскую губернию объявили на положении усиленной охраны, а Ижевский завод отдали под непосредственное наблюдение начальника губернского жандармского управления. Штат полиции здесь удвоили, прислали две казачьи сотни и роту солдат из Казани.
 
Но революция еще не была задушена. Первую годовщину Кровавого воскресенья ижевские социал-демократы решили отметить массовой демонстрацией и митингом в память павших рабочих Петербурга. В полдень, оставив работу, рабочие нескольких мастерских с красным знаменем вышли на улицу. Они двинулись тем же маршрутом, что и в октябре: по плотине, южному взвозу и Бодалевскому переулку (ул. Ленина) на площадь перед Александро-Невским собором. Рабочим других цехов, вышедшим с территории завода несколько позже, путь по плотине преградил подоспевший отряд полиции. Некоторые повернули обратно, но более смелые и решительные всё же прошли по льду пруда в Нагорную часть, к месту митинга. Собралось около четырехсот человек. Как только начался митинг, площадь перед собором окружили полиция, казаки и солдаты. Без предупреждения они напали на безоружных рабочих, пустив в ход нагайки, приклады, ножны шашек, тесня людей конями. Кроме того, против демонстрантов двинули пожарных, которые хлестнули по упорно сопротивлявшимся рабочим струями ледяной воды из брандспойтов. Всех попавшихся под руку полицейские тащили в участок или в «чижовку» при Нагорном волостном правлении (ныне гараж при здании горисполкома).
 
В январе 1906 года полиции удалось арестовать многих руководителей Ижевской партийной организации. Аресты прошли также в апреле—июне. Но организация, уйдя в подполье, продолжала бороться. Вскоре после разгона январской демонстрации среди ижевских рабочих пошла по рукам листовка, в которой говорилось: «Теперь каждый рабочий будет знать на своем опыте, что никаких свобод нет на Руси, а есть только насилия, штыки и нагайки, что царские манифесты — один обман для темных и наивных людей...» Под листовкой стояли подпись и дата — «Ижевский районный комитет РСДРП. 14 января 1906 года»¹.
____________
¹ Революция 1905—1907 гг. в Удмуртии. Материалы и документы. Ижевск, 1956, стр. 44.
 
Все лето в окрестностях Ижевска проходили массовки и нелегальные собрания социал-демократов. На смену арестованным выдвинулись новые, молодые руководители организации: Алексей Ульянов, Павел Хохлов, Дмитрий Сапожников, Иван Пастухов.
 
1 мая 1906 года на заречном берегу пруда, на так называемой Кучапке, была проведена вторая ижевская маевка. Бывший член комитета Е. В. Горбунов рассказывал о ней впоследствии:
 
«Маловеры, напуганные преследованиями полиции, пророчили провал маевки, но вопреки всему она состоялась. На нее собралось свыше двухсот человек — наиболее здоровая, сознательная часть рабочих, молодежь.
 
Маевка прошла под лозунгом организации сил для решительного штурма царизма, за наше святое рабочее дело. Однако эсеры пытались протащить свои «боевые» лозунги, внести раскол в единство рабочих, увлечь их на путь террора. С резкой отповедью эсерам выступил бакинский рабочий Миллер, участник батумской политической стачки 1902 года.
 
Перед концом маевки для проверки стойкости собравшихся была объявлена ложная тревога. После того как раздался выстрел, заранее условленный с пикетчиками, первыми бросились к лодкам эсеры, только что упрекавшие большевиков в недостатке революционной смелости. Когда перепуганных эсеров вытаскивали из воды, смеху и шуткам рабочих не было конца»¹.
____________
¹ «Удмуртская правда», 1958, 1 мая.
 
В июне были выпущены из тюрьмы руководители январской демонстрации. Под их руководством 29 июня, в петров день, был проведен плавучий митинг на лодках посередине пруда. Он проходил на глазах не только у гуляющей праздничной публики, но и у метавшихся по берегу полицейских, которые бессильны были что-либо предпринять, так как все лодки были предусмотрительно угнаны. По окончании митинга красный флаг, поднятый над одной из лодок, свернули и участники митинга спокойно разъехались в разные стороны пруда.
 
Летом 1906 года дважды успешно бастовали рабочие механической мастерской. Среди забастовок 1907 года особенной организованностью отличалась трехнедельная стачка прокатчиков, которая окончилась частичной победой рабочих.
 
В тяжелые годы реакции (1908—1910) в Ижевске, как и по всей стране, царил дикий полицейский произвол. По малейшему подозрению рабочих избивали нагайками и волокли в участок. В одном из писем А. П. Федулов упоминает такой факт: «28 июля (1907 года) ночью шел выпивший мужик и запел песню «Вставай, поднимайся...» (только эти слова, потому что он больше не знал ничего). Подъехали чеченцы и стражники и застегали до смерти».
 
Особенно свирепствовал полицейский пристав Кагранбеков. По улицам он ездил всегда в сопровождении телохранителя и вооруженных конных стражников. «Взвод этот в виде прогулки объезжает главную Базарную улицу с песнями, по пути угощаются водкой и пивом, — рассказывала в августе 1907 года газета «Вятский край». — Если рабочий, мастеровой или конторщик во время гулянки его, пристава, укажет своему товарищу, что вот, мол, едет новый пристав, последний таких лиц забирает в кутузку на съедение клопам и держит под арестом сутки. Главная энергия нового пристава направлена на обыски мирных обывателей, подозреваемых в политической неблагонадежности, хотя такие массовые обыски и ничего не дают...».
 
Не удивительно, что Кагранбеков и его присные заслужили своими бесчинствами ненависть всего населения. В «Памятной книжке Вятской губернии на 1908 год» в разделе «Хроника», где суммированы примечательные события предыдущего года, есть такие сообщения: «В Ижевском заводе в ночь на 1 августа в квартиру волостного старшины Самойлова брошена бомба, не причинившая, однако, никому вреда, так как она не взорвалась; 13 августа в Ижевском заводе при нападении анархистов на полицейских убит городовой, опасно ранен телохранитель пристава Кагранбекова, три городовых и двое посторонних... Вследствие этих беспорядков пристав Кагранбеков просит разрешения сдать участок, так как нести службу не в силах, ввиду душевного расстройства». Эти бесполезные террористические акты, проводившиеся анархистами и эсерами, конечно, не приносили революционному движению ничего, кроме вреда, так как еще больше усиливали репрессии против рабочих.
 
Принципиально иной была тактика большевиков, рассчитанная на сохранение старых и накопление новых сил для предстоящего революционного наступления. По инициативе комитета РСДРП в Ижевске в 1908 году были созданы профсоюз металлистов и рабочее потребительское общество «Союз труда». Члены партии входили в эти легальные организации, чтобы использовать проводимые там мероприятия, в частности лекции, для политического воспитания рабочих. Еще в 1895 году в Ижевске было организовано вполне легальное и на первый взгляд далекое от политики Общество трезвости. Собрания его проходили в 1905—1908 годах в доме № 224 по нынешней улице Карла Маркса, а в 1910—1914 годах — по улице Красной, 152. Обществу также принадлежали чайная и биллиардная, работавшие летом в Общественном саду. В жандармских донесениях не раз отмечалось, что на собраниях общества, кроме обсуждения официально разрешенных вопросов, говорится и о том, как бороться с капиталистами, как организовать стачки, как помогать бастующим товарищам.
 
Ижевская организация РСДРП (в эти годы ее возглавляли Я. А. Макин, М. Плотников, М. В. Шутов, братья Александр и Иван Пастуховы) вела активную подпольную деятельность. В нелегальной типографии печатались листовки и бюллетени «Известия прикамского рабочего» и «Рабочий листок». После многократных безуспешных обысков 19 марта 1908 года полиция нагрянула на квартиру Я. Макина, жившего в Зареке на углу Второй Береговой улицы и Ажимовой Канавы (на месте этого дома сейчас проезд к новому мосту через Иж). При обыске были обнаружены типографское оборудование, отпечатанные прокламации и часть партийной библиотеки. Я. Макина и М. Плотникова, работавших в типографии, арестовали и затем сослали в Сибирь. Но в августе 1909 года комитет возобновил выпуск листовок и прокламаций.
 
В октябре 1910 года была разгромлена типография, спрятанная во дворе дома¹ М. В. Шутова (ул. В. Сивкова, 110), и арестованы шесть из восьми членов комитета. Однако под руководством Александра Пастухова в январе 1911 года комитет был восстановлен в новом составе, и организация продолжала действовать. В период нового революционного подъема, начавшегося в стране после Ленского расстрела 1912 года, она печатала на гектографе листовки, распространяла центральный орган партии «Социал-демократ» и легальную большевистскую газету «Правда», в которой иногда печатались корреспонденции о жизни ижевских рабочих. Для расширения связей с массами члены партии продолжали действовать в легальных рабочих организациях. Кроме «Союза труда» и Общества трезвости, они взяли под свое влияние «Кассу ижевских сталеделательного и оружейного заводов» и Вольное пожарное общество.
____________
¹ Дома этого сейчас нет.
 
В 1912—1914 годах на заводах и фабриках Ижевска участились стачки, митинги, проводились нелегальные массовки. В июле 1914 года рабочие сталеделательного завода собрали средства в помощь бастующим пролетариям Баку, что свидетельствовало о возросшем классовом самосознании ижевских рабочих.
 
Первая мировая война вызвала расширение производства на ижевских заводах и увеличение штата их рабочих и служащих. На заводы хлынуло множество зажиточных крестьян, сынков торгашей и купцов, чтобы укрыться от мобилизации в армию. В то же время правительство направило сюда партии квалифицированных рабочих с предприятий Москвы, Петрограда, Сормова и других промышленных центров. Многие из них прошли суровую школу борьбы с царизмом и имели богатый опыт революционной работы. Были среди них и большевики: Г. М. Жданов, В. А. Дрокин, П. Н. Лихвинцев, В. С. Жечев, И. И. Шалашов, Ф. В. Фокин и другие. Они сразу же установили связь с ижевцами: Александром Пастуховым, Николаем Турановым, Василием Сергеевым, Андреем Клячиным, Владимиром Шумайловым, Иваном Рогалевым. Встречи и беседы происходили то в доме Пастуховых (пер. Безымянный, 25), то у В. Сергеева (ул. Красная, 293), то у В. Жечева (ул. Красная, 153)¹.
____________
¹ Этого дома ныне не существует.
 
Осенью 1915 года в лесу за Колтомой (на территории нынешнего Парка культуры и отдыха имени С. М. Кирова) состоялось организационное собрание, на котором была воссоздана Ижевская социал-демократическая организация, а потом на собрании, проходившем в районе Воложки, создан и ее комитет. Вскоре установилась связь с Уральским областным комитетом партии, с партийными организациями Перми, Лысьвы и Чусовой, стала поступать нелегальная литература. Члены организации приобрели гектограф, развернули агитационно-пропагандистскую работу. В сентябре—октябре 1916 года они провели две нелегальные рабочие массовки, на которых разъясняли империалистический характер войны, призывали превратить ее в войну гражданскую, звали к борьбе.
 
14 февраля 1917 года в инструментальной мастерской оружейного завода вспыхнула забастовка, вызванная снижением расценок. В последующие дни к инструментальщикам присоединились все остальные мастерские казенных заводов, кроме ложевой и электростанции. Объявили забастовку рабочие частных предприятий и крестьяне, занятые на лесозаготовках для завода. Фактически Ижевск был охвачен всеобщей забастовкой, в которой приняло участие до 28 тысяч человек. Большевики Вл. Шумайлов, В. Матвеев, В. Жечев, А. Бабушкин, И. Рогалев выступали перед рабочими бастующих мастерских, призывая их к стойкости и решительности. На лесоучастки по поручению комитета выехал Ф. В. Фокин. Под влиянием большевиков в ряде мастерских рабочие выдвинули не только экономические, но и политические требования.
 
Тем временем заводское начальство мобилизовало весь воинский гарнизон на подавление забастовки. 19 февраля из Казани была прислана рота солдат, а на другой день прибыла еще одна. Начались аресты. За решетку бросили свыше 2670 активных участников забастовки. Их ожидала отправка на фронт, в штрафные роты.
 
Лишившись руководства и испытывая сильное влияние примиренцев-меньшевиков, рабочие стали возвращаться на предприятия. 27 февраля забастовка прекратилась. Как раз в этот день в Петрограде под натиском рабочих и солдат рухнуло царское самодержавие.
 
Весть о победе Февральской революции пришла в Ижевск 2 марта. Рабочие встретили ее с ликованием. Заводское начальство затаилось, напряженно выжидая дальнейшего хода событий. По цехам быстро прошли выборы в Совет рабочих депутатов, который объявил себя «органом законодательного и исполнительного характера». 6 марта он приступил к работе. В этот день перед старинным зданием бывшего Военного собрания (Советская ул., 1) состоялась массовая демонстрация рабочих, выразивших полную поддержку и доверие органу революционной власти. Прибыли в полном составе и солдаты местного гарнизона во главе со своим командиром. Они также рапортовали Совету о своей поддержке. Их представители вошли в Совет и образовали в нем солдатскую секцию.
 
Всего в состав Совета вошло 160 депутатов, однако, как и по всей стране, большинство мест в нем захватили соглашатели. Например, в исполком первого состава Ижевского Совета вошли 12 эсеров, 9 меньшевиков, 10 беспартийных и лишь 3 большевика. Это объяснялось, во-первых, политической незрелостью рабочих, в среду которых во время войны влилось много мелкобуржуазных элементов; во-вторых, тем, что большевики Ижевска понесли после февральской забастовки большой урон; многие были арестованы и отправлены в Сарапул и Казань.
 
В середине марта все арестованные, освободившись, вернулись в Ижевск, и тогда по инициативе большевиков было созвано общее собрание Ижевской партийной организации. Оно проходило на Базарной улице. Ныне этот дом (№ 62 по ул. М. Горького) отмечен мемориальной доской. Председательствовавший на собрании большевик Иван Пастухов предложил прежде всего организационно размежеваться с меньшевиками. Но собрание высказалось за совместную работу, считая, что «теперь надо объединять силы рабочих, а разъединиться всегда можно, если в этом будет необходимость». Таким образом, большинство собравшихся — так называемые «мартовские социал-демократы», вступившие в партию совсем недавно и очень слабо разбиравшиеся в сути разногласий между большевиками и меньшевиками, — оказалось в это время на примиренческих позициях.
 
...Памятной весной 1917 года рабочий Ижевск впервые свободно праздновал Первомай. Люди вышли на демонстрацию, не опасаясь казачьей нагайки или «селедки» городового. К 12 часам рабочие собрались на своих предприятиях. Затем, неся самодельные стяги и транспаранты из кумача, все двинулись на Михайловскую (ныне Красную) площадь, где состоялся праздничный митинг. Такие же митинги проходили на Сенной и Арсенальной (Карлутской) площадях. «С трибун лились речи ораторов... о свободе, братстве и равенстве наций, об Учредительном собрании, равноправии женщин, о демократической республике, о земле и воле, соединении пролетариата... Особенно следует отметить митинг военнопленных (немцев, австрийцев, венгров — О. С.). Здесь звучали речи о братстве трудового народа, о необходимости свержения деспотов Вильгельма и Карла по примеру Николая Романова, о пагубности германского милитаризма...»¹.
____________
¹ «Кама», 1917, 25 апреля (8 мая), № 89, стр. 4.
 
Между тем разногласия с меньшевиками всё более обострялись и наконец привели к разрыву. 13 мая 1917 года состоялось общее собрание Ижевской партийной организации. Оно проходило в здании бывшего коромысловского цирка. После обсуждения доклада по текущему моменту большевики предложили резолюцию, в основу которой были положены решения VII (Апрельской) Всероссийской конференции. Меньшевики большинством голосов отвергли эту резолюцию. Тогда большевики демонстративно покинули собрание. Вскоре после этого они оформились в самостоятельную организацию.
 
Партийный комитет большевиков и бюро их фракции помещались тогда на Базарной улице, в бывшем доме купца Шардакова. Сейчас этот дом отмечен мемориальной доской. Он стал частью огромного многоэтажного здания, занимающего весь квартал нынешней улицы М. Горького между улицами Красногеройской и Бородина.
 
Летом 1917 года ижевские большевики, развернув широкую борьбу в массах, добились заметных успехов. Укреплялся их авторитет среди рабочих, быстро росли ряды. В мае большевистская организация насчитывала всего 30 человек, а к июлю — свыше 600. Это дало возможность послать в Петроград на VI съезд партии делегата с решающим голосом — Ефима Андриановича Бабушкина.
 
В августе большевики, используя революционный подъем среди рабочих, провели перевыборы Совета и получили в нем значительно больше мест, чем в прежнем составе. Председателем исполкома Совета стал большевик В. А. Шумайлов.
 
Проводя в жизнь решения VI съезда партии о подготовке вооруженного восстания, Совет принял постановление преобразовать созданную еще в июле боевую дружину в Красную гвардию. Для ее вооружения исполком Совета потребовал от начальника завода полковника Борисова выдать 500 винтовок, 50 револьверов и 75 тысяч патронов. Надеясь на местный гарнизон, под охраной которого находились склады оружия, Борисов отказался выполнить это требование. Тогда по поручению парткома в казармы гарнизона направились лучшие агитаторы-большевики В. Матвеев, В. Жечев, Ф. Фокин, С. Пойлов. Гарнизон встал на сторону Совета, и в распоряжении исполкома оказались все оружейные склады Ижевска.
 
В ночь с 25 на 26 октября (с 7 на 8 ноября) 1917 года революционные рабочие, солдаты и матросы Петрограда свергли Временное правительство. В ту же ночь открылось заседание II Всероссийского съезда Советов, на котором делегаты-большевики составляли подавляющее большинство. Делегатом от Ижевского Совета рабочих и солдатских депутатов был большевик Иван Дмитриевич Пастухов, избранный на этом съезде в члены ВЦИКа. Съезд принял решение о переходе всей власти в стране в руки Советов и сформировал первое Рабоче-Крестьянское правительство во главе с Владимиром Ильичем Лениным.
 
Известие об этих исторических событиях пришло в Ижевск 26 октября (8 ноября), во время очередного заседания Совета. Телеграмма сообщала о свержении Временного правительства, об открытии II съезда Советов и о том, что идет штурм Зимнего дворца. Заседание было прервано, чтобы каждая фракция обсудила вопрос об отношении к событиям в Петрограде.
 
Утром 27 октября (9 ноября) заседание Совета возобновилось. В переполненном зале шли жаркие прения. Выступали представители всех фракций Совета и всех партийных организаций Ижевска. Меньшевики и эсеры называли вооруженное восстание в Петрограде «преступной авантюрой» и призывали к поддержке Временного правительства. Большевики, эсеры-максималисты и крестьянская секция Совета предлагали единственной властью в стране признать Советы. При голосовании подавляющим большинством голосов (111 против 58) были приняты резолюции большевиков и крестьянской секции.
 
«Уже после голосования, — вспоминала потом участница этого заседания Елизавета Дмитриевна Пастухова, — была доставлена телеграмма ив Петрограда, сообщавшая об аресте членов Временного правительства, о решениях II съезда Советов взять власть в свои руки и об образовании Рабоче-Крестьянского правительства под председательством В. И. Ленина. Это сообщение было встречено могучим «ура»... Громадным большинством Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов постановил приветствовать новое Рабоче-Крестьянское правительство и заявил, что власть в Ижевске отныне принадлежит только Совету»¹.
____________
¹ Цит. по книге Б. Вихарева «Ижевск». Удм. кн. изд., 1963, стр. 42.
 
Так мирно, без применения оружия, установилась в Ижевске Советская власть. Об этом событии сейчас напоминает бронзовая мемориальная доска, вмонтированная в стену у входа в здание бывшего Совета (ул. Советская, 1). Надпись на ней гласит: «Здесь 27 октября (9 ноября) 1917 года решением Совета рабочих депутатов было провозглашено установление Советской власти в Ижевске».
 
На следующий день, 28 октября (10 ноября), по предложению большевиков перед этим зданием состоялась манифестация, на которой трудящиеся Ижевска и солдаты местного гарнизона продемонстрировали полное единодушие с решением Совета. Затем манифестанты двинулись по Троицкой улице на Карлутскую площадь, где состоялся большой митинг.
 
В первые же дни после октябрьского переворота Ижевский Совет, руководимый большевиками, развернул кипучую деятельность. В ноябре 1917 года по указанию исполкома Совета общезаводский комитет назначил к начальникам цехов и мастерских своих комиссаров «для контроля всех дел, бумаг и производства», а 30 января 1918 года вообще взял управление заводами в свои руки. «Бывшая администрация, — говорилось в постановлении, — не вмешиваясь в дела правления заводов, должна только исполнять все распоряжения общезаводского комитета и проводить их в жизнь немедленно по получении и без всяких уклонений»¹.
____________
¹ Октябрьская соц. революция в Удмуртии. Сб. документов. Ижевск, 1957, стр. 221.
 
Память о первых месяцах существования Советской власти тесно связана со старинным каменным особняком, в котором сейчас помещается Республиканский краеведческий музей (ул. В. Сивкова, 180). В нем с конца 1917 года до начала августа 1918 года помещался комитет Ижевской организации РСДРП (большевиков). Здесь ежедневно собирался руководящий большевистский актив: В. Жечев, В. Сергеев, С. Комлев, Н. Туранов, Ф. Фокин, И. Рогалев. А. и И. Пастуховы и другие товарищи.
 
Вскоре после установления Советской власти, учитывая горячий интерес молодежи к политической жизни и ее стремление к активному участию в ней, партком постановил создать в Ижевске Союз молодежи и взять его под свое руководство. Создание Союза было поручено Василию Шумайлову, Ивану Леконцеву и Леониду Соковикову. Первое организационное собрание состоялось в начале марта 1918 года в помещении кинотеатра «Фурор» (Советская, ул., 14, нынешнее здание УдНИИ). Новая организация стала называться «Социалистическим Союзом рабочей молодежи имени III Интернационала». Вскоре в ее рядах насчитывалось уже до 500 членов. Комитет Союза помещался в одном здании с парткомом. Впоследствии здесь же был организован Дом юного пролетария (нечто вроде Дома пионеров).
 
28 (15) января 1918 года председатель Совнаркома В .И. Ленин подписал декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Формирование ее проходило в ожесточенной борьбе с меньшевиками и эсерами-максималистами, которые принимали в ряды красногвардейцев различные деклассированные элементы. 14 апреля Ижевский Совет принял решение о роспуске Красной гвардии и создании отрядов Красной Армии «на подлинно революционных началах». При исполкоме Совета был создан военный отдел, в задачу которого входила запись добровольцев и формирование красноармейских частей. Он располагался на Михайловской площади в деревянных казармах ижевского гарнизона. Руководить военным отделом поручили большевику Василию Степановичу Жечеву.
 
Союзу максималистов и штабу Красной гвардии было предложено немедленно передать все оружие военному отделу. Максималисты категорически отказались выполнить это требование. Их штаб-квартира находилась в бывшем доме фабриканта Евдокимова (на углу Советской и Красной улиц, где теперь магазин «Гастроном»). В связи с этим в Ижевске был создан «Революционный полевой штаб» в составе большевиков Л. Берлина¹, С. Холмогорова и Ф. Фокина. В городе объявили военное положение. Все члены партии были мобилизованы и получили оружие.
____________
¹ Л. Е. Берлин был прислан Казанским комитетом партии.
 
20 апреля в помощь ижевским большевикам из Казани прибыл отряд матросов с двумя орудиями и броневиками. Начальник отряда дал максималистам пять минут на раздумье. Получив уклончивый ответ, он приказал открыть огонь по штабу мятежников. После пулеметного обстрела с угла улицы Карла Маркса и с башни броневика, подъехавшего к зданию Совета, максималисты сдались.
 
Через месяц после разгрома мятежа, 26 мая 1918 года, к зданию Совета под звуки оркестра подошла колонна красноармейцев. Им было торжественно вручено красное знамя, на котором золотыми буквами горели слова: «РСФСР. 1-й Ижевский батальон Рабоче-Крестьянской Красной Армии».
 
 
Летом 1918 года вся Сибирь, Урал и Среднее Поволжье оказались в руках белогвардейцев. Судьба Советской республики решалась на Восточном фронте. В августе белые подошли к Казани, грозя отрезать Прикамье от центральных районов страны.
 
К этому времени большевистская организация Ижевска была сильно ослаблена, так как 1200 ее членов отправились на фронт под Казань. В городе осталось всего 73 коммуниста. Все они были вооружены и находились при военном отделе, где вместе с ними под ружье встали многие преданные Советской власти рабочие. Большой ошибкой со стороны партийного комитета было то, что на заводе среди рабочих не оставалось почти ни одного коммуниста. Этим воспользовались меньшевики, эсеры и контрреволюционное офицерство, объединенное в четырехтысячную группу «Союз фронтовиков».
 
Большевистская организация Ижевска и ее руководитель И. Д. Пастухов допустили в те тревожные дни серьезную ошибку, не приняв решительных мер по борьбе с контрреволюцией. И когда под натиском белых пала Казань, в Ижевске начался контрреволюционный мятеж. Утром 8 августа, захватив поверочный склад винтовок и обладая большим численным превосходством, мятежники заняли Заречную часть города и начали наступление, чтобы захватить Нагорную часть. Опасаясь, что многие рабочие выступят в поддержку большевиков, они закрыли все заводские ворота и поставили к ним усиленную охрану. Большевики с малочисленным отрядом красноармейцев оказались, таким образом, отрезанными от основной массы рабочих. В их распоряжении было всего около трехсот бойцов, недостаточно было и боеприпасов. Несмотря на это, в течение всего дня удерживали они в своих руках район здания Совета и, ведя огонь по плотине и Долгому мосту, не давали мятежникам переправиться через Иж.
 
К вечеру, получив из Гольян боеприпасы, белогвардейцы усилили натиск. С юга, со стороны Казанского вокзала, их цепи наступали почти по всем улицам. Когда стемнело, мятежники перебросили часть своих сил через пруд в Колтому и повели наступление также и с севера. Кольцо постепенно сжималось. Силы красных редели. Был убит член ревкома С. Холмогоров, выбыл из строя тяжело раненный В. Жечев. Пришлось отступить на Михайловскую площадь, к казармам военного отдела, а затем, неся большие потери, отойти к зданию ложевой мастерской. Здесь, на Карлутской площади, ночью наступила роковая развязка: небольшая группа красных была окружена и попала в лапы озверевших врагов. Вырваться к своим из Ижевска и уйти в леса удалось лишь немногим большевикам, но некоторые из них вскоре тоже были схвачены и погибли. В районе села Якшур-Бодья были зверски убиты Ф. В. Фокин и И. И. Рогалев. За прудом, на Воложке, предатель-лесник выдал белым скрывавшегося здесь Ивана Пастухова. Скрученный веревками руководитель ижевских большевиков был доставлен в город и брошен в один из застенков на Седьмой улице (улица Свободы, 226). Много дней и ночей палачи пытали его, но не добились никаких показаний. В одну из темных сентябрьских ночей они увезли Пастухова на Нагорное кладбище и в глухом северо-восточном углу, там, где кладбищенская роща смыкалась с лесом, заживо закопали в землю. Лишь в 1929 году, спустя 11 лет, в результате разоблачения одного из участников этой зверской расправы, выяснились обстоятельства гибели И. Д. Пастухова и обнаружены его останки.
 
Ровно три месяца хозяйничали белогвардейские мятежники в Прикамье. Кроме Ижевска, они захватили Воткинск, Сарапул и Камбарский завод. Они провели массовые аресты. Хватали не только большевиков, но и всех, кого подозревали в сочувствии к ним. Под арестные помещения приспособили многие здания города: главный заводский корпус «под башней», школы (улица Свердлова, 5; ул. В. Сивкова, 173), двухэтажное каменное здание на углу Старой улицы и Овчинникова переулка (ул. Карла Маркса, 227). Но особенно много заключенных сидело в казармах военного отдела. Здесь по десять человек томились в четырех камерах и более трехсот — в одной общей. Почти каждую ночь пьяные каратели врывались в камеры, издевались над арестованными и избивали их. Чувствуя, что долго не продержаться у власти, белогвардейские главари спешили расправиться с попавшими в их руки коммунистами. Под предлогом перевода их в сарапульскую тюрьму, они уводили с собой по нескольку человек и в лесу за Карлуткой или за кладбищем прикалывали их штыками, чтобы не привлекать внимание населения выстрелами.
 
Между тем на фронте произошел перелом. В сентябре Красная Армия освободила Казань. В телеграмме на имя главнокомандующего Восточным фронтом И. Вацетиса 20 октября 1918 года В. И. Ленин и Я. М. Свердлов писали: «Крайне удивлены и обеспокоены замедлением со взятием Ижевского и Воткинского. Просим принять самые энергичные меры к ускорению. Телеграфируйте, что именно предприняли». Освобождение Ижевска и Воткинска было возложено на Вторую армию. В своей беседе с членом Реввоенсовета Второй армии С. И. Гусевым В. И. Ленин просил передать личному составу армии, что к годовщине Октябрьской революции он ожидает донесения о взятии Ижевска.
 
Операция по освобождению Ижевска началась 5 ноября. С юга, от станции Агрыз, наступала 2-я сводная дивизия Владимира Азина, в составе которой было семь ударных и два резервных полка пехоты и кавалерии. Их поддерживал бронепоезд «Свободная Россия». С севера к Ижевску продвигалась Особая Вятская дивизия с отрядами Третьей армии.
 
Прорвав позиции белых, азинцы на следующий день вышли на подступы к Ижевску по линии Завьялово—Пирогово. На рассвете 7 ноября белые предприняли неудачную попытку перейти в контрнаступление со стороны деревни Пирогово и были разбиты азинцами. В это время, на ходу ведя ураганный огонь, в тыл белым на Казанский вокзал (ныне ст. Ижевск II товарная) стремительно влетел бронепоезд. Кавалеристы во главе с Азиным ворвались на южную окраину города. Вслед за ними на притихшие улицы Заречной части Ижевска вступили пехотные полки.
 
Через несколько часов В. И. Ленин в Кремле читал только что сошедшую с телеграфного аппарата ленту: «Доблестные войска Второй армии шлют горячее поздравление с Великим праздником и подносят город Ижевск. Сего числа в 17 часов 40 минут город Ижевск взят штурмом». Поздно вечером телеграф принес в Ижевск ответ: «Приветствую доблестные красноармейские войска, взявшие Ижевск. Поздравляю с годовщиной революции. Да здравствует социалистическая Красная Армия. Ленин».
 
В освобожденном городе быстро налаживалась нормальная жизнь. Общее собрание ижевских большевиков избрало партийный комитет во главе с Владимиром Шумайловым. Был восстановлен «Социалистический Союз рабочей молодежи», возродились профсоюзы, начала выходить газета «Ижевская правда». Власть в городе сосредоточил в своих руках Революционный гражданский Совет в составе Д. Зорина (председатель), Р. Шапошникова и А. Галанова. Совет помещался в доме № 224 по улице К. Маркса. Рядом, в деревянном доме с мезонином, временно размещался штаб Азинской дивизии (сейчас на этом месте находится спортплощадка школы № 22).
 
Несмотря на тяжелое положение с продовольствием и финансами, настроение у ижевских рабочих было приподнятое. Уже на четвертый день после освобождения, 11 ноября, завод возобновил работу и через два месяца выпуск винтовок достиг тысячи штук в день. От имени Совета Рабоче-Крестьянской Обороны В. И. Ленин специальной телеграммой выразил ижевским оружейникам благодарность «за ценную поддержку, оказанную ими Красной Армии». Вскоре рабочие довели ежедневный выпуск винтовок до 1100 штук, а к марту 1919 года — до 1200.
 
В декабре 1918 года комиссар бригады Азинской дивизии Илья Аронштам посетил В. И. Ленина. Доложив о боевых делах дивизии, о восстановлении ижевских заводов, он передал вождю подарок от ижевских рабочих. В небольшом деревянном футляре на красном бархате лежала миниатюрная винтовочка. На медной пластинке, привинченной к крышке футляра, была выгравирована надпись: «Великому пролетарскому вождю тов. Ленину на память о взятии Ижевска от 2-й железн. дивизии и Революционного гражданского Совета гор. Ижевска ». Этот сувенир находится в витрине одного из залов Центрального музея В. И. Ленина в Москве.
 
 
Весной 1919 года с востока на Советскую республику двинулась 400-тысячная армия Колчака. Два корпуса этой армии наступали вдоль железной дороги на Сарапул. Ведя тяжелые оборонительные бои против многократно превосходящих сил противника, 28-я стрелковая дивизия, которой командовал В. М. Азин, медленно отходила¹. Фронт снова приближался к Ижевску. Состоявшаяся в феврале общегородская партийная конференция единодушно решила отправить на фронт десятую часть всех ижевских коммунистов. В принятой резолюции говорилось: «Мы, участники конференции, заявляем, что в случае надобности все, как один человек, встанем в ряды Красной Армии».
____________
¹ 27 ноября 1918 года 2-я сводная дивизия была переименована в 28-ю стрелковую.
 
Ввиду нарастающей опасности партийные и советские органы стали готовиться к эвакуации заводов, учреждений и семей коммунистов и красноармейцев. Подготовкой руководили Ревсовет во главе с Р. С. Шапошниковым и специальная эвакуационная комиссия, которую возглавлял Вл. Шумайлов.
 
8 апреля из штаба Второй армии пришла зашифрованная телеграмма: «Эвакуировать заводы». По заранее разработанному плану сложная и ответственная операция демонтажа завода была проведена четко, без паники, в предельно сжатый срок — за 20 часов. Все важнейшие станки, машины и приборы были разобраны, упакованы и погружены в вагоны. Оставшееся оборудование рабочие закопали в землю или спрятали в надежных местах. Утром состав из 46 вагонов в сопровождении охраны двинулся в сторону Казани.
 
Когда колчаковцы, овладев Воткинском и Сарапулом, 13 апреля захватили Ижевск, заводские цеха встретили их пустотой и мертвой тишиной. Расчеты на использование прославленной «кузницы оружия» потерпели крах. Несмотря на наличие специалистов-инженеров, колчаковцы за два месяца хозяйничанья в городе так и не сумели пустить завод в действие. С грехом пополам они организовали ремонт старого оружия да набивку гильз, но о выпуске винтовок не могло быть и речи.
 
В конце мая войска Второй армии, остановив натиск колчаковцев, сами перешли в наступление. Героическая Азинская дивизия, которую Михаил Иванович Калинин назвал «красой и гордостью нашего социалистического Отечества», и правофланговые части 7-й дивизии стремительно наступали на Ижевск. 7 июня 1919 года в 24 часа красноармейские части вступили в освобожденный город.
 
Голод и разруха царили в Ижевске. Во многих семьях оплакивали расстрелянных белыми мужей, отцов, сыновей. Некоторых рабочих колчаковцы насильно угнали с собой, другие скрывались в лесах и окрестных деревнях и теперь, после прихода красных, стали возвращаться домой.
 
14 июня митинг, на котором присутствовало 5 тысяч рабочих и работниц, обратился к красноармейцам с благодарностью за освобождение от гнета белогвардейщины. В принятом обращении говорилось: «В знак благодарности нашим освободителям рабочие обещают изготовлять винтовки с удвоенной энергией, ибо они знают, что только вооруженный народ может быть свободным, только с оружием в руках можно добиться конечного торжества труда над капиталом»¹.
 
Свое слово, несмотря на трудности, рабочие сдержали. 4 июля газета «Ижевская правда» сообщала: «Как и надо было ожидать, производство на заводе с каждым днем увеличивается. С 17 по 26 июня сдача ружей поднялась с 200 до 400 штук в день, с 26-го ежедневно собирается 500 штук»².
____________
¹ Трудящиеся Удмуртии в борьбе с Колчаком. Сб. документов, Ижевск, 1959, стр. 59.
² Там же, стр. 64.
 
Восстановлением революционного порядка в городе, налаживанием хозяйства и ликвидацией разрухи руководил ревком, назначенный Реввоенсоветом Второй армии. 15 июня ему была передана вся полнота власти в Ижевске. В состав ревкома входили председатель Римма Сергеевич Шапошников и член Михаил Дмитриевич Пастухов. В помощь им политотдел Второй армии выделил пять ижевских партийных работников. Ревком помещался в бывшем доме начальника завода (улица Милиционная, 4, ныне городская станция скорой медицинской помощи). Здесь всегда было людно. Множество людей обращались в ревком «по всем вопросам гражданской жизни».
 
Постепенно создавались при ревкоме Совет народного образования, агитационный отдел, отделы труда, здравоохранения, финансовый, земельный, социального обеспечения, военный комиссариат, милиция.
 
В конце июля, «ввиду того, что жизнь города вошла в нормальные условия и Ижевск вышел из прифронтовой полосы», были проведены выборы в Совет рабочих и красноармейских депутатов, после чего ревком передал Совету свои полномочия.
 
В бывшем доме Петрова на Коммунальной улице (улица М. Горького, 68) помещалось созданное после освобождения города от колчаковцев временное бюро ижевской партийной организации, состоявшей тогда из 30 коммунистов. Постепенно их число растет. Возвращаются эвакуированные в апреле рабочие-коммунисты, приезжают товарищи, направленные из армии для работы на заводе. К 30 июня зарегистрировалось 185 членов партии и 52 сочувствующих. Тогда было проведено партийное собрание, на котором избрали партком. Это позволило наладить работу городской партийной организации.
 
В ноябре из членов партии и комсомольцев Ижевска был сформирован батальон особого назначения, командиром стал коммунист Федюнин. Штаб и арсенал помещались на Базарной улице в бывшем складе ружейной фабрики В. Петрова (ул. М. Горького, двор магазина «Ткани»).
 
...Шла осень 1919 года. Приближалась вторая годовщина Октябрьской революции. Рабочий Ижевск, дважды изведавший ужасы белогвардейской неволи, готовился к встрече первого мирного Октября. Не покладая рук трудились рабочие, чтобы обеспечить оружием Красную Армию, громившую уже за Уралом банды Колчака, а в южных степях — полчища Деникина. Радостные вести с фронтов еще больше воодушевляли людей и рождали уверенность в близкой победе.
 
Город одевался в праздничный наряд. Повсюду алели флаги, зеленела свежая хвоя. Заводский художник И. Н. Ситников, забыв о преклонных годах, за две недели написал более двадцати больших портретов, шесть огромных панно и свыше тридцати лозунгов, которые украсили фасады общественных зданий и улицы. Но самой главной частью праздничного убранства Ижевска была большая триумфальная арка, установленная в начале Советской улицы между сквером Александро-Невского собора (ныне кинотеатр «Колосс») и бывшей аптекой, на месте которой стоит сейчас здание гостиницы «Центральной». Выполненная из дерева, арка эта, благодаря своим простым и строгим формам, выглядела торжественно. На ее темно-красном фронтоне были помещены увитые пихтовыми гирляндами портреты Маркса, Энгельса, Ленина и цифры 1917—1919, а вверху, в обрамлении флагов, четко выделялась на фоне неба эмблема Рабоче-Крестьянской власти — серп и молот и буквы РСФСР. Это интересное сооружение, получившее у населения название «Красных ворот», простояло более десяти лет. Только в начале тридцатых годов в связи с реконструкцией Советской улицы обветшавшая арка была разобрана.
 
Под сводом «Красных ворот» 7 ноября 1919 года прошли колонны первой в Ижевске октябрьской демонстрации, которая знаменовала собой начало новой полосы в истории города.
 
 
СТОЛИЦА СОВЕТСКОЙ УДМУРТИИ
 

СТОЛИЦА СОВЕТСКОЙ УДМУРТИИ

 
...Шла весна 1920 года. На фронтах гражданской войны еще не затихла канонада — бои шли в Средней Азии, Закавказье, на Дальнем Востоке. На Украину и в Белоруссию вторглись полчища белополяков. В Крыму готовился выступить Врангель.
 
Внутри страны царили разруха и голод, свирепствовал тиф.
 
«Теперь нам осталось победить трех генералов: холод, голод и разруху, — говорилось в решении пленума Ижевского бюро профсоюзов. — Все наше внимание должно быть обращено на восстановление экономического состояния страны путем поднятия производительности (труда)»¹.
____________
¹ Удмуртия в период иностранной военной интервенции и гражданской войны. Ч. II, Ижевск, 1963, стр. 162—163.
 
Самоотверженную борьбу с разрухой в Ижевске, как и в других местах Советской республики, возглавили коммунисты.
 
В марте на заводах Ижевска проводился Революционный месяц труда, во время которого выпуск продукции увеличился на 47 процентов. По два часа сверхурочно работали завод и все советские учреждения во время Недели труда (с 7 по 14 июня). За усиленную работу и перевыполнение боевых заданий для фронта 5 октября 1920 года ижевским рабочим и служащим была объявлена благодарность особоуполномоченного Промвоенсовета и командующего запасной армией республики.
 
Немалую помощь оказывали рабочие Ижевска сельскому хозяйству, посылая в окрестные деревни гвозди, лемеха к плугам, бытовые предметы из железа, починочный материал, краску.
 
В 1920 году еще больший размах приобрели субботники и воскресники, инициаторами и активными участниками которых неизменно были коммунисты и комсомольцы. «Невиданное зрелище представлял наш Ижевск в день Первого мая, — писала газета «Ижевская правда». — Десятки тысяч рабочих и работниц, вооруженных топорами, лопатами, кирками и мотыгами, с пением революционных песен и развевающимися знаменами двигались к месту общей коммунистической работы. Музыка не перестает играть. Разбившись по группам, труженики взялись за топоры, за лопаты — и закипела работа»¹. В этом субботнике участвовало 17950 человек, большинство взрослого населения тогдашнего Ижевска. Субботник превратился, по свидетельству его участников, в грандиозный праздник труда.
____________
¹ «Ижевская правда», 1920, 4 мая.
 
Ижевцы выгрузили в тот день 3 тысячи шпал и уложили их в основание новой железнодорожной ветки — от Узгинки до лесопилки, уложили в штабеля 150 кубических сажен дров и не менее 6500 бревен, подняли на домкраты и подготовили к ремонту два паровоза и два тендера.
 
Много было сделано в этот день и для приведения в порядок самого города. Рабочие доставили с завода 8 железнодорожных составов балласта, 50 вагонов шлака и металлической стружки. Этими отходами производства засыпали ямы и ухабы на Советской улице, вырыли водосточную канаву и высадили 800 деревьев. Такая же работа была проделана в Заречной части — на Казанской улице и по переулку Баранова. От многолетнего мусора и грязи очистили Базарную и Сенную площади, привели в порядок Общественный, Детский и Летний сады. В день первомайского субботника было положено начало сооружению памятника у братской могилы на Красной площади.
 
Усталые, но довольные расходились ижевцы по домам с этой необычной маевки. Город сразу будто помолодел. А вечером над старой заводской плотиной зажглась и отразилась в зеркале пруда цепочка ярких огней: на установленных в этот день столбах вспыхнуло пятнадцать электрических лампочек.
 
 
10 июня 1921 года город Ижевск стал центром Удмуртской автономии.
 
Благодаря революционному энтузиазму и трудовому героизму ижевских рабочих и служащих, предприятия города постепенно залечивали раны, нанесенные войной и разрухой. Все равномернее становился ритм работы Ижстальзавода. В феврале 1921 года восстановили чугунолитейный завод. Вновь заработала фабрика охотничьих ружей, созданная на базе бывших частных предприятий. Небольшая электростанция обеспечивала нужды фабрики и давала энергию нескольким кварталам города. Действовали в Ижевске два кирпичных завода, лесопилка и несколько других мелких предприятий.
 
В 1921—1922 годах, во время сильного неурожая и голода, ижевские рабочие создали огородную коммуну «Заря» под председательством коммуниста А. И. Галанова. Записавшиеся в нее две тысячи членов весной 1921 года засадили 67 десятин земли картофелем и другими овощами. Собрав первый урожай, коммунары часть его направили в фонд помощи голодающим Поволжья, а часть послали В. И. Ленину, сопроводив свой подарок теплым письмом. В 1923 году, после ликвидации продовольственного кризиса, коммуна прекратила свое существование, а ее земли перешли к подсобному хозяйству завода.
 
Несмотря на то, что внешний вид Ижевска в первое пятилетие после окончания гражданской войны в общем не изменился, в жизни города с каждым годом появлялось все больше примет нового.
 
В конце 1921 года в здании бывшей немецкой кирхи на Советской улице открылся краеведческий музей, подготовка к созданию которого началась еще в 1919 году. «Открываемый музей, — извещалось об этом событии, — должен служить маленькой академией наук и штабом всех научно мыслящих трудящихся»¹. Первыми экспонатами были произведения искусства, взятые в национализированных домах местной буржуазии, а также вещи, подаренные музею некоторыми жителями.
____________
¹ «Ижевская правда», 1921, 9 декабря.
 
Напротив музея, на другой стороне Советской улицы, в двухэтажном каменном доме, помещалась редакция газеты «Ижевская правда» (позднее, в 1929 году, переместилась на улицу К. Маркса, 181).
 
3 августа 1922 года в бывшей лавке торговца Чигвинцева на Коммунальной улице (ул. Горького, 70) открылся книжный магазин «Знание». Его создателем было товарищество, организованное в Ижевске «с целью распространения печатного слова среди населения и предоставления возможности приобретения книг по доступной цене». Коллективными пайщиками товарищества были Ижевский уком РКП(б), облсоюз, облисполком и облполитпросвет. Представители товарищества периодически выезжали в Москву закупать книги. Первая партия книг, поступившая в магазин, составляла 8 тысяч экземпляров. Так было положено начало книжной торговле в Ижевске.
 
 
В бывшем особняке начальника завода в 1920 году открылся клуб коммунистов.
В бывшем особняке начальника завода в 1920 году открылся клуб коммунистов.
 
 
В верхнем этаже того же здания помещалась организованная в 1920 году на базе Нагорной волостной библиотеки-читальни городская Центральная библиотека, позднее преобразованная в областную. Ее книжное собрание легло в основу фонда нынешней Республиканской библиотеки имени В. И. Ленина.
 
Библиотеки создавались и при клубах. В 20-е годы среди десяти клубов города центральное место занимал клуб коммунистов, открытый в феврале 1920 года и помещавшийся в бывшем доме начальника завода (ул. Милиционная, 4). Здесь проходили первые общегородские партийные конференции, торжественные заседания, делегатские женские собрания, читались лекции и доклады на различные темы. При клубе была создана самодеятельная труппа «артистов-коммунистов», которой руководил профессиональный режиссер А. Ф. Федоров. Спектакли, которые труппа ставила часто, привлекали много публики и рецензировались в газете «Ижевская правда». Руководил клубом коммунист М. Шитов. В январе 1921 года в специально отведенной для приезжих комнате клуба останавливался член ЦК РКП(б) Ф. А. Сергеев (Артем), прибывший в Ижевск, чтобы оказать помощь городской партийной организации. 22 января 1924 года в клубе состоялось объединенное собрание коммунистов заводской и городской партийных организаций, на котором была выбрана делегация для поездки в Москву, на похороны В. И. Ленина...
 
В красивом каменном здании на улице Пастухова находился клуб ижевских комсомольцев имени III Интернационала (ныне в этом здании — детская музыкальная школа № 2). Профсоюзные клубы имели металлисты, строители, сезонные рабочие, секция инженеров, работники народного просвещения, сотрудники Центрального рабочего кооператива (ЦРК). В Заречной части города центрами культурно-массовой работы были клубы имени Луначарского, К. Либкнехта, Урицкого и Татарский.
 
 
На месте деревянного кинематографа «Одеон» теперь стоит двухзальный кинотеатр «Дружба».  На месте деревянного кинематографа «Одеон» теперь стоит двухзальный кинотеатр «Дружба».
На месте деревянного кинематографа «Одеон» теперь стоит двухзальный кинотеатр «Дружба».
 
 
Особо следует отметить значение центрального Удмуртского клуба. Первоначально он помещался в здании на углу улиц Красноармейской и Пастухова¹. На его открытии 10 февраля 1923 года с речью о задачах клуба в воспитании трудящихся удмуртов выступил председатель облисполкома И. А. Наговицын. Клуб вел разностороннюю работу. Здесь были кружки политграмоты, атеистический, драматический, музыкально-хоровой, по ликвидации неграмотности и малограмотности. Специальный информатор давал консультации на родном языке. Регулярно ставились спектакли, проводились собрания и беседы.
____________
¹ Этого здания сейчас нет.
 
17 сентября 1922 года в Ижевск впервые пришла «газета без бумаги и расстояний». То была пробная передача первой советской радиовещательной станции, принятая отдельными радиолюбителями. А через четыре года в одном из домов на Красной площади был оборудован трансляционный узел, рядом с ним, соперничая по высоте с Михайловским собором, в небо вонзилась игла высокой радиомачты — и голос красной Москвы зазвучал во многих ижевских квартирах. А в девятую годовщину Октября его в первый раз услышали городские улицы. «7 ноября в восемь часов вечера, когда холодная мгла окутала черные дома, рабочий Ижевск слушал радио из Москвы прямо на улицах, — пишет в своем репортаже корреспондент «Ижправды». — Впереди меня, сбоку, сзади с любопытством и гордостью замерли люди. Кто-то восхищенно говорит: «А хорошо слышно!»¹. В 1929 году трансляционный узел уже имел по городу 78 громкоговорителей и 543 квартирные розетки. Кроме того, в Ижевске насчитывалось 179 любительских приемников, из которых 149 были самодельными.
____________
¹ «Ижевская правда», 1926, 9 ноября.
 
В первые трудные годы Советской власти Ижевск был очень беден театрально-зрелищными предприятиями. Стационарного профессионального театра здесь не было. Из бывших частных кинематографов к началу 1922 года действовал, и то с перерывами, только «Одеон», который некоторое время был единственным на весь город (сейчас на его месте стоит здание кинотеатра «Дружба»). Лент не хватало. О содержании фильмов газета «Ижевская правда» 14 апреля 1923 года с возмущением писала: «В «Одеоне» демонстрируются картины — продукт творчества буржуазии с ее гнилой идеологией... Этим ядом отравляется наша молодежь, так как она составляет 70% всех посетителей кино. Мы вправе требовать картин, соответствующих духу времени. Пора убрать пошлость с советского экрана». Первенцы советского киноискусства встречали у рабочих горячий прием. В Ижевске, как и по всей стране, с огромным успехом демонстрировались «Красные дьяволята», «Дворец и крепость», «Броненосец «Потемкин», «Стачка» и другие фильмы.
 
К июню 1924 года был переоборудован кинотеатр в помещении бывшего Гарнизонного клуба на улице Труда (ныне ул. Ленина). До революции здесь был частный кинематограф «Иллюзион». Теперь он получил название «Красный инвалид», так как находился в ведении комиссии по оказанию помощи инвалидам гражданской войны. В октябре 1925 года его переименовали в кинотеатр «Отдых». Под этим названием он функционировал до 1934 года, а затем помещение было передано только что созданному Ижевскому аэроклубу. Сейчас на месте этого деревянного здания стоит пятиэтажный жилой дом (ул Ленина, 5).
 
В те годы картины демонстрировались также в летнем театре городского сада и в клубах — заречном имени Луначарского и в «Металлисте» на Советской улице (бывший Гражданский клуб, в 1919 году — Народный дом). В просторном саду, примыкавшем к «Металлисту», в 1926 году построили деревянный кинотеатр с залом на тысячу зрителей. Видимо, поэтому, первоначально он получил громкое название «Гигант». В 1930 году его переименовали в «Металлист». Несмотря на невзрачный вид и отсутствие какого-либо комфорта, «Металлист» в течение 26 лет пользовался большой популярностью у зрителей. В 1952 году обветшавший кинотеатр был разобран, и на его месте выросло здание Республиканской библиотеки имени В. И. Ленина.
 
Некоторое время ижевцы были лишены такого издавна любимого ими зрелища, как цирковое представление: старый коромысловский цирк сгорел в годы гражданской войны, а на постройку нового не было ни времени, ни средств. Правда, и в этот период в город иногда заезжали акробаты, жонглеры, фокусники, выступавшие со своими номерами на садовых эстрадах или в кинотеатрах. Лишь в конце лета 1926 года на площади, возле Сенного базара, появилось постоянное цирковое здание, рассчитанное на 1500 зрителей. Было оно деревянное, дощатое, с печным отоплением и освещалось поначалу керосиновыми лампами. 21 сентября состоялось первое представление. С этого времени ежегодно в осенне-зимний сезон, сменяя друг друга, стали приезжать в Ижевск не отдельные гастролеры, а целые цирковые коллективы. В 20—30-е годы перед ижевскими зрителями выступали такие мастера арены, как жокеи братья Серж, иллюзионист Э. Кио, борец Иван Поддубный, клоун-прыгун Виталий Лазаренко, укротитель Н. Гладильщиков. Особенно яркое впечатление осталось у ижевцев от выступлений талантливого дрессировщика Анатолия Анатольевича Дурова и его преемника Владимира Дурова-младшего (1928, 1933, 1937 годы).
 
 
Огромное здание цирка построено на том же месте, где стоял его деревянный предшественник.  Огромное здание цирка построено на том же месте, где стоял его деревянный предшественник.
Огромное здание цирка построено на том же месте, где стоял его деревянный предшественник.
 
 
Символично, что первыми крупными каменными зданиями, построенными в Ижевске при Советской власти, и притом на средства трудящихся, были здания школ. С 1922 года рабочие и служащие ижевского завода начали добровольно отчислять в фонд специально созданного ими «школьно-строительного комитета» по два процента от своей ежемесячной зарплаты. Вскоре собралась сумма, достаточная для постройки двух больших школ. 18 июня 1924 года сотни ижевцев собрались на улице Карла Либкнехта у южного края Сенной площади. После небольшого митинга на каждом из углов будущего здания были символически заложены 5-конечные звезды.
 
Рабочие отдавали стройке все свободное время, устраивали на строительной площадке массовые субботники, воскресники и возвели здание за полтора года. 30 января 1926 года первые ученики школы имени Свободы (786 мальчиков и девочек) сели за парты в залитых солнцем классах. Заведование школой было поручено учительнице-коммунистке, делегату I Всероссийского съезда учителей Ксении Михайловне Ившиной.
 
За сорок лет существования школа Свободы выпустила тысячи учащихся — нынешних врачей, педагогов, инженеров, офицеров Советской Армии. Ее выпускник, летчик Михаил Тюлькин в годы Великой Отечественной войны стал Героем Советского Союза, а учившийся здесь четыре года Евгений Кунгурцев заслужил своими подвигами звание дважды Героя. Сейчас здесь помещается вспомогательная школа-интернат № 75.
 
Позднее, 22 июня 1925 года, была заложена школа в Заречной части, по переулку Телегина (ныне средняя школа № 26). Она строилась по тому же проекту, что и школа имени Свободы. В следующем году достроена каменная школа на углу Коммунальной улицы и Вятского переулка (ныне улицы М. Горького и Кирова).
 
По данным за 1924 год, в Ижевске было 30 школ первой ступени (начальных) и 4 школы второй ступени. Специальных зданий не хватало, и большинство школ размещалось в наскоро приспособленных частных или учрежденческих домах.
 
 
К середине 20-х годов в Ижевске остро встал жилищный вопрос. Восстановление и дальнейшее развитие промышленных предприятий вызвало быстрый рост населения города. В 1920 году здесь было 34 478 жителей, в 1923 — 52 388, а по данным Всесоюзной переписи 1926 года — уже 62 211. К этому времени в распоряжении заводов и городских организаций появились денежные накопления, позволившие хотя бы скромно развернуть жилищное строительство.
 
В 1926—1928 годах в центре города, в квартале, образуемом улицами Советской, Труда (ныне ул. Ленина), Красной и Карла Маркса, заводоуправление постепенно построило для рабочих шесть каменных трехэтажных зданий на месте старых деревянных домов и бывшей немецкой кирхи (помещавшийся в ней краеведческий музей перевели в двухэтажный каменный дом № 186 по улице В. Сивкова. Позднее, в начале 30-х годов, эти дома надстроили двумя этажами, и они стали пятиэтажными. Для рабочих предназначались также четыре двухэтажных деревянных барака, по восемь квартир каждый. Они были, построены заводом в 1927 году на так называемых заречных Старковых хуторах.
 
 
Школа № 31 носит имя И. Л. Наговицына.
Школа № 31 носит имя И. Л. Наговицына.
 
 
К этому же времени относится застройка пустовавшего тогда участка в районе Красной площади — между улицами К. Маркса, Свободы, Наговицына и Бородина. На этой территории, искони принадлежавшей заводу, разместилось двадцать добротных деревянных коттеджей, почему-то именовавшихся тоже бараками. Построенные примерно по одному типу, они были рассчитаны, каждый, на две-три просторные и удобные квартиры с надворными постройками и огородами. В них разместились семьи немногочисленных в то время инженерно-технических работников завода.
 
В 1927—1928 годах горсовет возвел три жилых каменных дома — два трехэтажных, построенных по одному проекту (ул. Ленина, 2 и ул. Советская, 7), и один — на углу улиц Ленина и М. Горького, примечательный тем, что в его цокольном этаже помещалась коммунальная прачечная.
 
 
В увеличение жилого фонда вносили свой вклад и трудящиеся Ижевска. В июле 1924 года они создали жилищно-строительный кооператив «Победа». 90 процентов необходимых для строительства средств выделяло застройщикам государство в виде долгосрочной ссуды. Остальные 10 процентов они вносили из личных сбережений как вступительный пай. Летом следующего года это объединение построило в конце Советской улицы целый поселок из 12 двухквартирных деревянных домов с большими приусадебными участками. В дальнейшем здесь построили еще 14 четырехквартирных деревянных домов и трехэтажное кирпичное здание на 18 квартир (1928—1929). Этот жилой массив занял пустовавшее тогда пространство от улицы Ленина до Красногеройской, образовав здесь продолжение улиц Гоголя и Ломоносова¹. В связи с тем, что черта города в восточной части вплотную придвинулась к старому Нагорному кладбищу, оно в 1929 году было упразднено. Для захоронений были отведены участки севернее и южнее города — вдоль дороги на деревню Пазелы и близ Гольянского тракта (Северное и Южное кладбища).
____________
¹ Сейчас здесь выстроены многоэтажные каменные дома, в том числе здание музыкального училища.
 
Много жилых домов строилось и индивидуальным порядком. В южной части города, на низменном лугу возле Воткинской железнодорожной линии, летом 1925 года вырос целый починок. Полсотни небольших домиков образовали здесь пять улиц. На другом конце Ижевска, за Северным и Верхним переулками, в долине речки Подборенки и в Колтоме (она называлась в то время Рабочей Слободкой) — повсюду до поздней ночи стучали топоры, голосисто звенели пилы — росли дома, домишки, а то и временные землянки. По восторженному выражению одного из корреспондентов газеты, «поэзия строительства бурно нахлынула в молодой центр области»².
____________
² А. Фонарев. Ижевск на новом пути. «Ижевская правда», 1925, 7 ноября.
 
 
Одновременно со строительством город благоустраивался. Как уже говорилось, одной из «достопримечательностей» дореволюционного поселка Ижевского завода была феноменальная грязь на его улицах. Не удивительно поэтому, что вопрос о борьбе со «знаменитой ижгрязью» (бытовал даже такой термин — «ижгрязь»!) одним из первых встал на очередь. «Победим грязь!», «Первый штурм на ижгрязь», «Каждая доска, каждая булыжина, брошенная в месиво ижевских улиц, — это борьба за новое» — такими призывами к гражданам и организациям города пестрели страницы «Ижевской правды» в 20-е годы.
 
В 1925—1928 годах были замощены заречная Голубева улица, Коммунальная (ныне М. Горького), Советская, улица Свободы, проведены осушительные работы в Заречье — по переулкам Телегина и Черезова, покрылись гранитной мостовой Баранов и Плотинный переулки.
 
Езда по булыжникам таких мостовых сопровождалась неимоверным грохотом и тряской. Поэтому на более оживленных центральных улицах каменное покрытие в 30-е годы заменили деревянной мостовой из просмоленных чурок-торцов, а в 40-е — асфальтом.
 
Интенсивное строительство развернулось в Ижевске в 1928—1940 годах. Оттесняя однообразные деревянные постройки, по городу то тут, то там вырастали многоэтажные каменные здания.
 
24 апреля 1928 года были подведены итоги объявленного горсоветом конкурса на лучший эскиз жилого дома. Первую премию жюри присудило проекту под девизом «Донат». Его автором оказалась О. Н. Богданова, молодой архитектор (она назвала свое произведение именем новорожденного сына). На аттике, венчающем фасад дома, сооруженного по этому проекту (ул. В. Сивкова, 171), и сейчас можно видеть даты 1928 и 1929, обозначающие начало и завершение строительства.
 
Восемь трех- и четырехэтажных домов для рабочих и служащих завод построил в 1927—1930 годах на восточной стороне огромной пустынной Карлутской площади. Так было положено начало новому жилому кварталу.
 
Сейчас, когда мы ведем счет городским новостройкам не отдельными зданиями, а целыми кварталами и микрорайонами, масштабы и темпы строительства 30-х годов кажутся нам скромными. Но не следует забывать, что переживала тогда страна: не хватало денежных средств, материалов, низким было техническое оснащение строительных площадок.
 
В начале сентября 1931 года бывшую базарную площадь, где всегда царили грязь и беспорядок, обнесли легким забором. Сюда стали свозить камень, песок, лес, цемент, железо. Меньше чем за месяц строители вырыли траншеи под фундамент огромного здания и уложили в них две тысячи кубометров бутового камня и бетона. Всю осень и начало зимы до января строители вели упорную борьбу за каждый метр кирпичной кладки. Ширилось социалистическое соревнование. Доска показателей пестрела цифрами: «Бригада Колесникова декабрьское задание выполнила на 103%, бригада Шапкина — на 148,%,, бригада Шохорева на 159%. Стройка велась под лозунгом «Быстрее, дешевле и лучше!».
 
7 ноября 1932 года, в 15-ю годовщину Октября, строители с гордостью рапортовали: «Есть ВТУЗ-комбинат — кузница кадров для растущего Ижевского завода!» В новом здании успешно работали Высшие технические курсы Ижстальзавода и Индустриальный техникум. Их без отрыва от производства закончили многие рабочие. Сейчас это учебный корпус Ижевского механического института.
 
 
После войны здание механического института украсилось торжественной колоннадой.
После войны здание механического института украсилось торжественной колоннадой.
 
 
Особенно значительно реконструировалась центральная магистраль города — Советская улица. Помимо уже упомянутых трехэтажных зданий в квартале между улицами Красной и К. Маркса, в 1927—1928 годах двухэтажный каменный дом на шесть квартир выстроил для своих работников Госстрах (ул. Советская, 6). 15 мая 1928 года было торжественно заложено здание фабрики-кухни ЦРК. Первого мая 1930 года это первое в городе крупное предприятие общественного питания вступило в строй (ныне здесь помещаются ресторан «Отдых» и столовая). А днем раньше справили новоселье жильцы большого дома, построенного на углу улиц Красной и Советской по проекту московского архитектора С. Смирнова. Напротив него несколько позднее, в 1931 году, был заселен огромный дом, занявший всю северную сторону квартала между улицами Красной и К. Маркса. Оба здания были предназначены для квартир ИТР завода. В цокольных этажах размещались промтоварный (ныне «Ландыш») и гастрономический магазины, а также большая столовая.
 
 
Фабрика-кухня ЦРК. Фото 1930 года.
Фабрика-кухня ЦРК. Фото 1930 года.
 
 
Старое и новое. Фото 1931 года.
Старое и новое. Фото 1931 года.
 
 
Постройка этих зданий создала новый архитектурный облик не только Советской улицы, но и площади, от которой улица начинается. Вместе с сооруженным в 1931 году пятиэтажным домом по улице Труда (ныне ул. Ленина) они образовали ее периметр, обступив с трех сторон находящийся в центре сквер с монументальным зданием бывшего собора, переоборудованного в 1930 году в кинотеатр «Колосс». С западной стороны четырехугольник площади замкнулся фасадом клуба имени Октябрьской революции (сокращенно — КОР), выстроенного по инициативе рабочих металлистов в 1928—1930 годах. В облике этого крупного здания были ярко выражены черты конструктивизма, характерного для архитектуры той поры (здание перестроено в 1950 году). Став вскоре средоточием всей культурной жизни города, КОР пользовался среди ижевцев громадной популярностью. Кроме помещений для работы кружков и секций, клуб располагал вместительным театральным залом с балконом и просторным фойе. На его сцене регулярно выступали иногородние артистические труппы, а в начале 30-х годов начали свою работу Русский и Удмуртский драматические театры.
 
 
Таким был КОР — нынешний Дворец культуры машиностроителей (снимок 1930 года).
Таким был КОР — нынешний Дворец культуры машиностроителей (снимок 1930 года).
 
 
Находящееся против КОРа старинное двухэтажное здание (ул. Советская, 1) в 1932—1933 годах надстроили двумя этажами. В нем разместились обком и горком партии, а также Республиканский и Партийный архивы. В следующие три года к этому зданию было пристроено большое пятиэтажное крыло, вытянувшееся вдоль улицы М. Горького (архитектор П. М. Попов). Окончание его строительства совпало со знаменательным событием: 28 декабря 1934 года постановлением ВЦИКа Удмуртская автономная область была преобразована в автономную республику. В этом здании до 1965 года размещались правительственные учреждения республики. В 1965 году основные из них переведены в Дом правительства, построенный на новой центральной площади Ижевска.
 
Одновременно с Домом правительства на противоположном углу улицы М. Горького вырос пятиэтажный корпус городской гостиницы (1930—1932). С ее сооружением архитектурное оформление бывшей центральной площади было завершено.
 
Строительство 30-х годов обогатило Советскую улицу рядом крупных жилых и общественных зданий. В 1930—1931 годах по типовому проекту, присланному Наркоматом связи, был построен Центральный почтамт. В верхних этажах его разместились телеграф, городская АТС и студия Ижевской радиовещательной станции. В 1965 и 1972 годах здание было расширено¹.
____________
¹ В 1972 году Центральный почтамт переведен в новое здание на улице Кирова.
 
Против почтамта, на другой стороне Советской улицы, в августе 1932 года началось строительство 50-квартирного дома для специалистов — ученых, ИТР, деятелей искусства. Такие дома по особому постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР сооружались в 67 городах страны, в том числе в Ижевске. Проект дома и смета на его строительство были присланы из центра. Здание вступило в эксплуатацию в 1936 году. Тогда же заселили 32-квартирный дом, что стоит на углу Красноармейской и Советской улиц. Наискосок от него в 1929—1930 годах выросло здание Госбанка, в то время одноэтажное (в 1965 году надстроено тремя этажами по проекту архитектора Д. Ф. Калабина).
 
Новые дома поднялись и на пересечении Советской улицы с Пушкинской, сменив стоявшие тут деревянные строения. Сначала здесь появились два больших жилых дома: трехэтажный, рассчитанный на 42 квартиры (1929—1930), и 48-квартирный дом в пять этажей, построенный кооперативом «Победа» (1931—1933). В нижнем этаже сделанного к нему пристроя разместились столовая¹ и парикмахерская. В эти же годы на северной стороне Советской улицы было возведено большое административное здание, которое вместе с примыкающими к нему клубом имени Ф. Э. Дзержинского и красивым жилым домом, украшенным балконами-лоджиями (архитектор Л. П. Шкляев), заняло весь квартал между улицами Свободы и Пушкинской.
____________
¹ Ныне — Зал архитектуры.
 
 
Здание Госбанка.
Здание Госбанка.
 
 
На той же стороне Советской улицы, между улицами Пушкинской и Коммунаров, ижевские заводы построили три пятиэтажных жилых дома, в которых разместились также заводские поликлиники и промтоварный магазин (архитекторы М. В. Пикулев и П. М. Попов). За их могучими фасадами не видно построенных в глубине двора еще нескольких жилых зданий, известных в свое время под названием «домов ТЭЦ».
 
Последним крупным зданием довоенной поры на Советской улице была школа, построенная в 1935—1936 годах по проекту архитекторов Сощенко и Артемьева (ныне средняя школа № 24).
 
Все это значительно изменило облик Советской улицы. Однако наряду с новыми домами встречалось немало обветшавших деревянных домов и домишек, напоминавших о старом Троицком переулке. Особенно много их оставалось на южной стороне улицы. Реконструкция этой городской магистрали завершилась лишь после войны, о чем будет рассказано дальше.
 
Большой жилой массив вырос в 30-е годы в восточной части Ижевска, на обширном пустыре, прилегавшем к речке Карлутке. Десятки двухэтажных восьмиквартирных домов образовали здесь новый район, получивший название Соцгорода. По своему облику он резко отличался от старых кварталов. Дома, построенные по типовым проектам, были деревянные, но наружная штукатурка и побелка придавали им аккуратный и нарядный вид. Были здесь магазин и клуб, потом появились школы, баня. Территория Соцгорода была удачно спланирована и озеленена. Рассекающий ее участок старой Гольянской дороги превратился в широкую прямую улицу, названную именем Серго Орджоникидзе.
 
Стремительное развитие промышленности и быстрый рост численности населения настойчиво требовали сооружения водопровода. В 1928 году под руководством приехавшего из Москвы специалиста, профессора Гениева были проведены проектно-изыскательские работы. С мая следующего года началось строительство основных сооружений и прокладка траншей для водопроводных труб. Вскоре на берегу пруда, совсем невдалеке от тогдашней городской окраины, поднялись кирпичные здания насосно-фильтровальной станции и водонапорной башни, а в самом высоком месте города был сооружен резервуар для приема 250 кубометров воды (после войны его емкость значительно увеличена).
 
Строительство велось ударными темпами, и 30 сентября 1932 года первая очередь ижевского водопровода была сдана в эксплуатацию. Водопроводные магистрали протянулись по всему городу на 55 километров. (Напомним, что проектом, составленным в 1914 году, предусматривалось обеспечить водой лишь центральную часть поселка.) Через каждые 10—15 метров были сооружены пожарные гидранты, водоразборные будки или колонки. Это облегчило борьбу с давним и страшным врагом горожан — пожаром. Оставаясь в 20—30-х годах по-прежнему в основном деревянным, Ижевск пережил много пожаров, которые приносили громадный ущерб. Так, 6 июня 1929 года огонь за четыре часа уничтожил 22 дома в Восьмой улице Заречья, причем жители не смогли спасти даже имущество. Подобные случаи в то время не были редкостью.
 
В 1929—1931 годах в Нагорной (угол улиц Красноармейской и Кирова) и в Заречной частях города было построено два пожарных депо, а в 1933 году вступило в эксплуатацию двухэтажное каменное депо на Коммунальной улице (ныне ул. М. Горького). В 1948 году оно надстроено третьим этажом и получило пристройку.
 
Появление водопровода дало возможность строить общественные бани. Летом 1932 года снесли несколько домов на углу улиц Красноармейской и Красногеройской и в течение двух лет, к 1934 году, построили двухэтажную городскую баню. До этого на реке Иже, возле Долгого моста, с грехом пополам действовала единственная в городе баня, принадлежавшая до революции частнику Колупаеву. Пропускная способность ее была очень невелика, да и мыться здесь не доставляло большого удовольствия: теснота, грязь, неудобства. Подавляющее большинство населения по старинке парилось в домашних банях и баньках, дымившихся там и сям посреди огородов. Кстати, именно от этих банек часто возникали в городе пожары. Теперь многие предпочитали посещать новую баню, рядом с которой вскоре появилась и прачечная (1938). Другая баня была построена в Соцгороде в 1934—1935 годах.
 
Важным событием в жизни Ижевска 30-х годов явилось сооружение мощной по тому времени теплоэлектроцентрали — ИжТЭЦ. В морозные январские дни 1931 года закипела жаркая работа. Сносились ветхие избушки с покосившимися сараями и курятниками, готовилась огромная строительная площадка. Весной, не успел еще оттаять промерзший грунт, приступили к рытью котлованов и забивке свай под стены основного здания и под оборудование.
 
Работа была нелегкая. Но строители вступили в соревнование с бетонщиками крупнейших новостроек страны — Днепрогэса и Магнитки. В результате героического труда Ижевская ТЭЦ в январе 1934 года была сдана в эксплуатацию. Электроэнергия, которой еще год назад город был обеспечен лишь на 30 процентов, стала быстро входить в его хозяйственную жизнь и в быт населения. В темные осенние ночи ижевские кварталы уже не тонули, как прежде, во мраке, а переливались тысячами приветливых огней.
 
В годы первых пятилеток Ижевск получил несколько важных для него пищевых предприятий, из которых наиболее крупными были хлебозавод № 1 (переулок Лихвинцева, бывшая фабрика Евдокимова) — 1927—1928 гг., скотобойня и холодильник в районе Казанского вокзала, мелькомбинат с элеватором (1934—1935), а также три больших механизированных фабрики-кухни, одна из которых находилась прямо на территории завода.
 
Город постепенно рос, а уличный транспорт оставался прежним. Извозчики брали с седоков непомерную плату и для удобства своих «коммерческих операций» однажды даже уничтожили доску с указанием установленной таксы за проезд, висевшую на традиционном месте их стоянки — у кинотеатра «Колосс». Первый удар по этой «монополии» был нанесен летом 1932 года, когда в Ижевске открылось автобусное движение, соединившее центр с наиболее отдаленными районами города: Казанским вокзалом, Вятским переулком (ныне улица Кирова), Карлутской и Сенной площадями. По этому маршруту курсировали... три имевшихся в городе небольших автобуса. Да и весь остальной городской автопарк насчитывал тогда 34 грузовых и 3 легковых автомашины.
 
В 1935 году было принято решение проложить в Ижевске трамвайный путь. В августе того же года образовалась комиссия содействия строительству, в состав которой вошли представители партийных, профсоюзных, советских организаций и руководители промышленных предприятий. В течение двух месяцев при активном участии населения были проложены пути от Воткинской линии до улицы Кирова протяженностью 4 километра. 7 ноября, в день 18-й годовщины Октября, строители торжественно рапортовали об окончании работ первой очереди. По гладким рельсам понеслись сверкающие стеклами трамвайные вагоны. Ижевск получил новый удобный вид транспорта.
 
30-е годы были для Ижевска периодом широкого школьного строительства. Просторные светлые здания школ поднялись на улицах Карла Маркса (№ 21, 25 и 27) и Красногеройской (№ 22, 30), на переулке Широком (№ 28), в 5-й Подлесной улице бывшей Колтомы (№ 32), на Майской площади (№ 33), в Соцгороде (№ 54, архитектор Бачурин) и в других районах города¹. Новые здания радовали глаз простыми и строгими архитектурными формами, удобством помещений. Почти в каждой школе, кроме классных комнат, имелись спортивные залы и производственные мастерские.
____________
¹ Школы указаны по нынешней нумерации.
 
Кадры учителей для школ города и области готовили педтехникум, позднее преобразованный в педучилище, а также педагогический институт, открытый 10 апреля 1931 года. Сначала это первое высшее учебное заведение Ижевска размещалось в доме № 72 по улице М. Горького, где ныне находится магазин «Ткани». Осенью того же года его перевели в здание бывшего Удмуртского клуба (угол улицы М. Горького и переулка Бородина), а в 1939 году на Красногеройской улице был выстроен специальный учебный корпус. Институт постепенно расширялся. Вначале в нем было лишь два факультета — исторический и литературный, в 1932 году к ним прибавились физико-математический и биологический, а после войны были организованы спортивный и художественно-графический факультеты. Рядом с основным учебным корпусом в 1963—1967 годах построен второй корпус и большое студенческое общежитие на улице Удмуртской. Передано институту и сравнительно небольшое здание бывшего педучилища (Красногеройская ул., 38). В январе 1972 года на базе пединститута был открыт Удмуртский государственный университет.
 
Уже в первые труднейшие годы восстановления народного хозяйства в Ижевске открылись глазная лечебница, туберкулезный и венерический диспансеры (1925). Под туберкулезные санатории были приспособлены в 1927 году бывшие дачи фабрикантов — Бодалева у реки Карлутки (ныне Культбаза) и В. Петрова в районе Гольянского тракта (ныне санаторий «Металлург»), — причем первый санаторий был предназначен для детей.
 
В двухэтажном здании бывшего Всесословного клуба в 1928 году открылась хорошо оборудованная физиотерапевтическая лечебница с пропускной способностью до двухсот больных в день. Летом следующего года вступили в строй два двухэтажных корпуса терапевтического отделения городской больницы, построенные в районе Карлутской площади. Спустя несколько лет к ним добавились корпус хирургического отделения (1932)¹ и здание на улице Лихвинцева (1935)².
____________
¹ Ныне корпуса 1-й Республиканской клинической больницы.
² Ныне один из корпусов 2-й городской больницы.
 
8 марта 1928 года, в Международный день работниц, на углу улицы Милиционной и переулка Бородина было торжественно заложено первое в Ижевске специальное здание для детских яслей (сдано в эксплуатацию в 1932 году). Наряду с существовавшими при больницах акушерско-гинекологическими отделениями открылись родильные дома, самый крупный — на Карлутской площади (1937).
 
3 сентября 1933 года был открыт второй ижевский вуз — медицинский институт. Первое время он занимал верхний этаж ВТУЗ-комбината и примыкавшее к нему небольшое старинное здание, использовавшееся в качестве анатомического театра. В 1938 году институт перешел в специально построенный корпус в районе Красногеройской улицы. За первые семь лет работы было выпущено 427 врачей, в том числе 81 врач-удмурт. Среди преподавательского состава института к этому времени 35 человек имели ученую степень.
 
Медицинских работников средней квалификации готовила открытая в 1923 году школа медицинских сестер, впоследствии преобразованная в медучилище.
 
Важную роль в подготовке квалифицированных кадров для народного хозяйства сыграли высшая Коммунистическая сельскохозяйственная школа (позднее — Комвуз, здание на углу улиц Ленина и Свердлова), индустриальный (1929) и коммунально-строительный¹ техникумы, школы ФЗУ, а с 1940 года — ремесленные училища.
 
Как столица Удмуртской автономии, Ижевск занял ведущее место и в культурной жизни республики. В 1922 году было создано книжное товарищество «Удкнига», позднее развернутое в Удмуртское книжное издательство², Оно выпускало литературу на русском и удмуртском языках. Если за все дореволюционное время на национальном языке было выпущено лишь 150 книг (главным образом религиозного содержания), то с 1917 до 1935 года было издано до тысячи книг тиражом более 5 миллионов экземпляров.
____________
¹ Ныне Ижевский монтажный техникум.
² Ныне книжное издательство «Удмуртия».
 
В 20-е годы в Ижевске издаются областные, а с 1934 года — республиканские газеты «Удмуртская правда» и «Советской Удмуртия». Рожденные в годы революции и гражданской войны, они имеют свою историю. Предшественниками «Удмуртской правды» были выпускавшиеся в 1917 году «Известия Ижевского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» и сменившая их в 1918 году газета «Борьба», орган политического подотдела Второй армии при штабе Азинской дивизии. 4 декабря 1918 года вышел первый номер газеты с новым названием. В одной из помещенных в ней статей говорилось: «Сегодня на революционном посту народного творчества газету «Борьба» сменила новая — «Ижевская правда»...» Возникнув как городская газета, «Ижевская правда» вскоре превратилась в областной, а затем — в республиканский печатный орган. С 15 марта 1937 года она получила название «Удмуртская правда». Полувековой путь этой газеты неразрывно связан с деятельностью областной партийной организации, с самоотверженной борьбой трудящихся республики за построение социализма и коммунизма в нашей стране. За большие заслуги в деле коммунистического воспитания трудящихся УАССР, мобилизации их на выполнение задач хозяйственного и культурного строительства Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1967 года газета «Удмуртская правда» награждена орденом «Знак Почета», изображение которого украшает каждый ее номер.
 
История младшей сестры «Удмуртской правды», газеты «Советской Удмуртия», такова. 31 октября 1918 года политотдел Второй армии стал издавать на удмуртском языке газету «Гудыри» («Гром»), редакция которой первоначально находилась в Елабуге, затем — в Сарапуле, а потом перебазировалась в Ижевск. В 1930 году газета была переименована в «Удмурт коммуну», а с января 1943 года стала называться «Советской Удмуртия».
 
Кроме этих основных газет, в Ижевске издавались областная еженедельная крестьянская газета «Голос крестьянина» (1924), еженедельная газета Удмуртского обкома комсомола «Ленинская смена» (1925), «Егит большевик» («Молодой большевик»)¹, пионерская газета «Дась лу!» («Будь готов!»)². Две последние выходили одновременно на удмуртском и русском языках. Выпускались также удмуртские журналы «Кенеш» (1926) и «Кылбурет удысын» (ныне называется «Молот»).
____________
¹ 1 В настоящее время газета «Комсомолец Удмуртии» на русском языке.
² В 1968 году, после перерыва, издание возобновлено.
 
Вся эта периодика, а также книги печатались в Ижевской типографии, которая поначалу была оборудована очень скудно и в разное время помещалась в разных зданиях. В 1926—1936 годах она занимала старинное здание на углу улиц Труда и Коммунальной (ул. М. Горького), где ныне находится горисполком. В апреле 1937 года на улице Пастухова в специально выстроенном большом здании начала работать Республиканская типография с фотоцинкографией, с совершенными наборными, печатными и переплетными машинами. Вплотную к типографии в 1939 году было сооружено трехэтажное здание Дома печати, обращенное главным фасадом на улицу Карла Маркса. В нем разместились редакции республиканских газет и книжное издательство (в 1968 г. здание расширено).
 
В 1931 году на берегу пруда, за Рабочей слободкой (бывшая Колтома), началось строительство Ижевской радиовещательной станции мощностью 4 киловатта и с радиусом действия в 2000 километров. Аппаратная и студия станции помещались на верхнем этаже только что построенного Дома связи на Советской улице (ныне почтовое отделение связи № 57).
 
5 ноября 1932 года радиостанция была торжественно открыта и с тех пор регулярно выдает в эфир передачи на русском и удмуртском языках.
 
Крепко сдружились ижевцы и с киноискусством. 30-е годы стали годами подлинного расцвета советской кинематографии. Кино, этот «великий немой», заговорило и запело, что придало ему еще большую силу эмоционального воздействия. Вслед за первым звуковым фильмом «Путевка в жизнь» ижевские зрители организованно, целыми коллективами ходили смотреть «Чапаева», смотрели «Веселых ребят», трилогию о Максиме, аплодировали таланту артиста Б. Щукина, создавшего образ Ленина.
 
В те годы число кинотеатров Ижевска обогащается еще двумя большими по тому времени зданиями. В 1930 году в помещении бывшего Александро-Невского собора открывается кинотеатр «Колосс». В 1939 году в Заречной части, на улице Азина, по последнему слову тогдашней техники оборудуется только что построенный кинотеатр «Спартак». Одновременно кинопередвижками и зрительными залами обзаводятся многие клубы города: КОР, Дом техники, клуб имени 1 Мая, клуб района Березинских бараков, клуб имени Дзержинского и многие другие. Кино стало для ижевцев доступной и излюбленной формой отдыха.
 
30-е годы стали также годами рождения Ижевска театрального. В 1931 году Ижевск получил постоянный театр, существующий и по настоящее время. То был Удмуртский драматический (ныне музыкально-драматический) театр, труппа которого в первые годы состояла из участников художественной самодеятельности, одаренной рабочей и колхозной молодежи, а также из учащихся существовавшего тогда Ижевского театрального техникума.
 
7 февраля 1931 года, в дни празднования десятилетия УАО, театр показал свою первую большую работу — постановку по пьесе И. Гаврилова «Вало ӧр куашетэ» («Река Вала шумит»). Спектакль был тепло принят зрителями — делегатами областного съезда Советов и гостями, прибывшими в столицу Удмуртии на юбилейные торжества.
 
Первые годы существования театра были отмечены созданием репертуара на родном языке. Вслед за «Вало ӧр куашетэ» были поставлены пьесы «Батрак» и «Тыл пыр» («Сквозь пламя») М. Петрова, «Кезьыт ошмес» («Холодный ключ») и «Геройёс» И. Гаврилова. Расширяя репертуар, театр ставит и переведенные на удмуртский язык лучшие произведения русской и мировой классики — пьесы Гоголя, Островского, Горького, Мольера, Гольдони. В 1933—1934 годах в коллектив влились свежие силы — выпускники Московского театрального техникума. Один из них — К. А. Ложкин (ныне народный артист РСФСР) стал постоянным режиссером театра.
 
Весной 1932 года театр впервые выехал на гастроли — в Глазовский и Ярский районы. В дальнейшем такие гастрольные поездки по республике стали неизменной традицией театра.
 
Создание национального театра явилось большим событием в жизни удмуртского народа, ярким свидетельством осуществления в нашей стране ленинской национальной политики.
 
18 октября 1935 года впервые поднялся занавес Ижевского русского драматического театра. В этот день на сцене клуба КОР был с большим успехом показан спектакль по пьесе Н. Погодина «Аристократы». По этому поводу газета «Ижевская правда» писала: «Замечательная игра артистов А. Платонова (Костя-капитан) и В. Евреиновой (Сонька), оригинальный замысел постановщика Н. Цертелева, прекрасная декорация художника Н. Г. Попова, правильно понявших идею пьесы Погодина, обеспечили создание блестящего, высокохудожественного зрелища». Так родился в Ижевске еще один очаг культуры — Государственный русский драматический театр, ныне носящий имя Владимира Галактионовича Короленко.
 
Одним из старейших театров республики является и театр для самых юных зрителей. Дата и место его рождения — 24 апреля 1935 года, Ижевский ДХВД (дом художественного воспитания детей)¹, «родители» — любители искусства из числа молодых рабочих ижевских заводов. Под руководством режиссера С. Ломовской они взялись за освоение необычного и весьма сложного искусства актеров-кукловодов. Первая же постановка (по пьесе Сперанского «Вор-нахал человеком стал») показала, что молодые энтузиасты овладели этим искусством на профессиональном уровне. За 37 лет Ижевский кукольный театр прочно завоевал симпатии детворы.
____________
¹ ДХВД был создан в 1934 году и помещался в не существующем теперь здании на углу ул. М. Горького и Красногеройской.
 
Одно время имели свой собственный театр и зрители-школьники. Он назывался ТЮЗом (театр юного зрителя) и помещался в здании бывшего клуба «Металлист». Труппа его была укомплектована квалифицированными артистами и режиссерами и, несмотря на тесноту помещения, работала очень плодотворно. В течение сезона 1936—1937 годов был показан ряд пьес, из которых особенным успехом пользовались «Гимназисты» К. Тренева, «Гибель эскадры» А. Корнейчука и «Сережа Стрельцов» В. Любимовой. Ребятам полюбились актеры театра: Корнеев, Иратов, Луначарская, Лилина-Лейн и другие. Они видели их не только на сцене ТЮЗа, но и у себя в школах в качестве руководителей драмкружков. К сожалению, в связи с недостатком средств и отсутствием подходящего здания театр был расформирован. Многие его артисты влились в труппу Русского драмтеатра.
 
Бывший Общественный сад в советское время был предоставлен в распоряжение молодежи и получил название Комсомольского. В 1927 году в связи с постройкой КОРа территория сада значительно уменьшилась, и он превратился в сквер. Сейчас он находится за Дворцом культуры машиностроителей, в нем до сих пор сохранилась часть старых берез и лиственниц.
 
Другой большой сад, при бывшем Гражданском клубе, стал называться садом клуба «Металлист». Ныне на этом месте стоят здания горкома партии и Республиканской библиотеки с величественным памятником В. И. Ленину.
 
К двум этим садам сразу после революции прибавился прежде не доступный трудящимся сад при доме бывшего начальника завода (так называемый «генеральский сад»). Красивый и обширный, он стал главным городским садом. В его тенистых аллеях в июле 1923 года была развернута Первая областная сельскохозяйственная выставка, которая явилась для крестьян Удмуртии школой передового опыта. Некоторые экспонаты были отобраны для показа на Первой Всероссийской сельскохозяйственной выставке, открывшейся в Москве в августе того же года.
 
В саду часто проводились массовые народные гулянья, играл духовой оркестр, устраивались концерты на открытой эстраде. В деревянном Летнем театре, построенном на территории сада в 1920 году, шли спектакли приезжих театральных коллективов и демонстрировались кинокартины. В 1928 году этому театру, а также саду горсовет присвоил имя Максима Горького. Великому пролетарскому писателю была послана приветственная телеграмма, в ответ на которую Алексей Максимович прислал в подарок свой портрет с надписью: «Товарищам ижевцам привет и пожелание бодрости духа. М. Горький. Москва».
 
Территория Сада имени М. Горького в дальнейшем постоянно увеличивалась и благоустраивалась. В нее была включена полоса бульвара, шедшего прежде по откосу Береговой улицы. Здесь в 1935 году построили беседку-колоннаду, из которой открывается красивый вид на пруд и его берега. Тогда же началось постепенное расширение сада к северу, завершившееся уже в послевоенные годы присоединением всей бывшей базарной площади вплоть до здания механического института. Сейчас здесь размещены различные развлечения: качели, детская карусель, аттракцион «мертвая петля» и т. д. Сад имени М. Горького — и поныне любимое место отдыха горожан и в разгар жаркого лета, и в морозные дни новогодних праздников, и в улыбчивую пору проводов русской зимы.
 
В северной части Ижевска садами районного значения были две красивые березовые рощи: за речкой Карлуткой и в районе Березинских бараков. Первая в ознаменование проводившейся здесь культурно-массовой работы получила название Культбазы (1929), а вторая, ныне не существующая, была известна как Сад имени И. Д. Пастухова.
 
В сентябре 1933 года в хвойный лес за Рабочей слободкой (бывшей Колтомой) пришли люди, вооруженные геодезическими инструментами. Они долго и тщательно что-то вымеряли, нанося результаты измерений на планшеты. На смену им пришли люди с топорами и пилами. Там, где они проходили, оставались просеки: одни — прямые и широкие, другие — поуже, третьи — дугообразные. По субботам лес звенел песнями и шутками. Множество людей, особенно молодежи, корчевали на просеках пни, разравнивали землю, снимали дерн. Стало видно, что просеки — это уже не просеки, а правильные аллеи. Следующей весной, чуть сошел снег, хозяевами леса стали плотники, а за ними — садоводы. Они работали здесь почти все лето. И вот среди деревьев приветливо забелели павильоны, беседки, танцевальные площадки, музыкальные раковины, киоски. На большой поляне близ пруда вырос Зеленый театр с большой сценой, на крутом берегу, против пароходного причала, поднялось двухэтажное здание летнего ресторана с широкими открытыми верандами. Аллеи запестрели многоцветьем огромных клумб и газонов.
 
6 августа 1934 года тысячи ижевцев на пароходах, катерах или просто пешком собрались сюда на большой праздник — открытие Парка культуры и отдыха, которому в июле 1936 года присвоили имя С. М. Кирова.
 
Расположенный в прекрасном хвойном лесу, на берегу обширного пруда, парк и летом и зимой является отличным местом здорового отдыха и занятий физкультурой.
 
Интерес и тяга к физкультуре и спорту пробудились у ижевской молодежи с первых лет Советской власти. Застрельщиками физкультурного движения были молодой рабочий Н. Т. Наговицын и матрос И. Н. Колупаев. В 1918 году под их руководством был создан первый в городе спортивный клуб, помещавшийся в зале бывшего кинотеатра «Фурор» (ул. Советская, 14). Ничего, что в распоряжении спортсменов-энтузиастов были всего лишь одна штанга, несколько гирь, трапеция да кольца! Даже с этим скудным инвентарем они сумели заинтересовать спортом многих молодых рабочих. В 1922 году в том же здании Союз металлистов открыл уже настоящий Дом физкультуры с секциями бокса, гимнастики, фехтования и баскетбола.
 
В это же время в Ижевске появились и первые футбольные команды. И. Н. Леконцев, один из организаторов ижевской комсомольской организации и один из первых ижевских футболистов, вспоминает: «Все началось с того, что молодежь в своем Комсомольском саду в свободное от работы время «пинала» футбольный мяч. Кто-то из ребят предложил создать две футбольные команды и начать тренировки. Предложение всем понравилось, и такие команды были созданы. Названий они тогда не имели, не было и спортивной формы. Футболисты одной команды играли в белых рубашках, а другой — в красноармейских гимнастерках с красной лентой через плечо. У судьи на груди была большая пятиконечная звезда.
 
В городе в те годы не было стадиона. Но ребята нашли выход. После трудового дня на заводе они стали тренироваться, а потом проводить матчи на Сенной площади. При этом всегда собиралось много зрителей. Плотным кольцом они обступали футбольное поле, подбадривая футболистов обеих команд»¹.
____________
¹ «Удмуртская правда», 1966, 23 декабря.
 
Позднее в Ижевске появились и спортивные общества, и стадионы, и водные станции. В 30-х годах зенитовцы в районе Карлутской площади построили свой стадион, а на пруду против городского сада соорудили отличную водную станцию с бассейном, вышкой для прыжков в воду и большой лодочной пристанью. Между улицами Свободы, Пушкинской и Советской в 1936 году разместился стадион спортобщества «Динамо», недавно реконструированный и значительно расширенный. В переулке Лихвинцева под крутым обрывистым берегом находилась водная станция динамовцев, ныне не существующая. Неплохой стадион был и в Парке культуры. Кроме того, спортивные площадки и залы имелись почти в каждом клубе и школе.
 
 
В годы Великой Отечественной войны под лозунгом «Все для фронта, все для победы!» ижевцы ковали оружие и боеприпасы, формировали, снаряжали и отправляли на фронт воинские части и соединения. Кажется просто невероятным, что в эти годы в Ижевске все-таки была завершена начатая в 1940 году постройка огромного каменного цирка на Красноармейской улице (архитектор П. М. Попов). Прерванное в связи с войной строительство возобновилось летом 1943 года, и 28 ноября цирк был торжественно открыт. Придя из цехов и казарм на первое представление, зрители с восхищением осматривали просторный вестибюль, фойе и залитую светом круглую чашу зрительного зала, вмещающего свыше 1800 зрителей. Долгое время Ижевский цирк по своим размерам и многим другим качествам превосходил большинство цирковых зданий страны.
 
Вскоре после войны трудящиеся Ижевска получили замечательный подарок. 23 февраля 1946 года постановкой пьесы удмуртского драматурга И. Гаврилова «Азин» начал свой первый послевоенный сезон Русский драматический театр. Все четыре военных года его коллектив провел вне родного города, так как здание КОРа, в котором он выступал, было занято промышленным производством. Теперь театр праздновал не только возвращение, но и новоселье. На углу улиц К. Маркса и Пастухова для него было отстроено специальное здание со зрительным залом на 760 мест. Сооруженное еще в военное время, оно по первоначальному замыслу предназначалось для производственных нужд, но в связи с окончанием войны архитектор В. Тишин коренным образом переделал проект, и город получил еще один очаг культуры.
 
 
Двери и ограда Дворца культуры машиностроителей украшены художественным литьем.  Двери и ограда Дворца культуры машиностроителей украшены художественным литьем.
Двери и ограда Дворца культуры машиностроителей украшены художественным литьем.
 
 
В первую послевоенную пятилетку город был значительно благоустроен. На многих, особенно центральных улицах булыжные и торцовые мостовые были заменены асфальтовыми, вместо деревянных тротуаров прокладывались панели, разбивались новые скверы и газоны. В этих работах участвовали коллективы ижевских предприятий. Они брали шефство над прилегающими улицами и площадями и приводили их в порядок. За короткий срок неузнаваемо изменился облик старинной заводской плотины. Уродовавшие ее глухие дощатые заборы уступили место литой чугунной ограде, похожей на замысловатое кружево. Возле памятника основателю завода А. Ф. Дерябину появились фонари в стиле начала прошлого столетия. Возле заново построенного водного вокзала зазеленел небольшой скверик с серебристым фонтаном. По-новому стал выглядеть и спуск на плотину со стороны Советской улицы. Здесь по крутому склону пролегла широкая металлическая лестница, состоящая из трех пролетов-маршей.
 
Вообще металлическое литье заняло в эти годы очень видное место в убранстве города. Штакетники газонов, парапеты подпорных стенок, решетчатые ограды Сада имени М. Горького и скверов на Красной площади и у Дворца культуры машиностроителей — все это было отлито на заводах Ижевска по эскизам местных архитекторов. Особенно удачно оформлен сооруженный в 1947 году по проекту архитектора Б. П. Беневоленского главный вход в Парк культуры и отдыха имени С. М. Кирова. Три легких сомкнутых арки опираются на массивные рустованные пилоны, увенчанные статуями спортсменов. В обе стороны от образуемых ими ворот полукольцом расходится простая и изящная металлическая ограда.
 
Из крупных сооружений первых послевоенных лет следует отметить Дворец культуры машиностроителей, жилые дома на улице Орджоникидзе и вокзал пассажирской станции Ижевск-І.
 
Здание популярного среди ижевцев клуба имени Октябрьской революции было коренным образом реконструировано. В результате перестройки в 1948 —1950 годах по проекту архитектора В. П. Орлова оно значительно изменило свой вид. Фасад его театральной части, украшенный четырьмя сдвоенными пилястрами (полуколоннами), решен в подчеркнуто монументальных формах. Его увенчивают отлитые из бетона трехметровые фигуры рабочего и солдата, символизирующие нерушимое единство фронта и тыла в только что победоносно закончившейся Великой Отечественной войне (автор статуй — заслуженный деятель искусств УАССР скульптор М. X. Тутынин).
 
Дворец делится на две части — клубную и театральную. В первом этаже клубной части, кроме уютного вестибюля и гардеробной, расположены абонементное отделение библиотеки и просторный спортивный зал. На втором этаже — читальный зал и комнаты для кружковой работы, на третьем — концертный зал с большим фойе.
 
В отличие от скромной, по-домашнему уютной клубной части, театральная выглядит парадно и торжественно. По своей популярности Дворец культуры машиностроителей занимает первое место среди культурно-просветительных учреждений города. В 1959 году его изображение было помещено на одной из советских почтовых марок, которую можно встретить в альбомах филателистов всего мира.
 
С конца 40-х годов по проекту архитекторов Н. И. Нелюбиной, Л. П. Шкляева и А. О. Циглиса начала быстро застраиваться восточная сторона улицы Орджоникидзе. Ветхие деревянные домишки, огороды и пустыри уступили место добротным двух- и трехэтажным домам с центральным отоплением, водопроводом и канализацией. В первых этажах разместились магазины, детские и лечебные учреждения, почта, аптека. В 1961 году рядом с ними был построен небольшой, но уютный Дворец культуры «Октябрь» (архитектор Корнфельдт, Москва). В десятилетие 1950—1960 годов многоэтажными жилыми домами обстроилась и западная сторона улицы (архитектор Н. И. Нелюбина). За их стройной шеренгой совсем не видны отслужившие свой век каркасные дома Соцгорода 30-х годов. Уже сейчас число их заметно уменьшилось, а скоро они и вовсе исчезнут.
 
Вокзалы часто называют «парадными воротами города». Ведь именно с них начинается знакомство с городом. До 1952 года «парадные ворота» Ижевска были, скажем прямо, невзрачными: тесный перрон, дощатые пакгаузы и почерневшее станционное здание, похожее на те, какие встречаются на десятках крохотных полустанков. Планировка вокзальной территории устарела: пассажирская и товарная платформы располагались близко друг к другу, что было неудобно и пассажирам, и железнодорожникам.
 
В 1950 году в километре от старого вокзала начали строить новый, предназначенный для приема и отправления пассажирских поездов. Через два года красивое светлое здание с подсобными помещениями было готово и вступило в эксплуатацию. Ижевск получил новые, по-настоящему парадные «ворота». Старый же вокзал превратился в товарную станцию Ижевск-ІІ. К его платформе теперь подаются под погрузку и разгрузку тяжелые товарные составы. Это «хозяйственный двор» города.
 
 
Универмаг «Детский мир» на Советской улице.
Универмаг «Детский мир» на Советской улице.
 
 
В годы строительства нового вокзала неподалеку от строительной площадки была обнаружена подземная вода. Для технических целей она оказалась непригодной, так как была насыщена минеральными солями. Внимательно изучив состав воды, научные сотрудники Ижевского медицинского института пришли к выводу, что она может давать исключительный эффект при лечении заболеваний пищеварительного аппарата. Так к плеяде прославленных минеральных источников страны прибавился еще один, который получил название Ново-Ижевского (в отличие от Ижевского источника, расположенного в устье реки Ижа, в пределах Татарской АССР). В 1958 году на базе обнаруженного источника в чудесном лесу, близ восточной окраины Ижевска, был открыт санаторий «Металлург», получивший широкую известность во всем Приуралье.
 
После войны возобновилась реконструкция Советской улицы. За десять лет, с 1948 по 1958 год, одно за другим поднялось несколько красивых многоэтажных зданий: 28-квартирный дом № 36 в восточном конце улицы (архитектор И. И. Нелюбина, 1952), 48-квартирный дом № 15 на углу улицы Свободы (архитекторы В. П. Орлов и Н. М. Баранова, 1952), двухзальный кинотеатр «Дружба» на 600 зрителей (построен в 1953—1955 годах по типовому проекту, разработанному архитектором «Гипрокино» С. И. Якшиным), дом № 18 (архитектор И. П. Грызлов, 1955)¹, административное здание на углу Красноармейской улицы (архитектор И. Т. Ким, 1957)², Республиканская библиотека имени В. И. Ленина (архитекторы В. И. Антощук и Б. С. Чичкин, 1957), жилой дом № 9 с проездной аркой на улицу В. Сивкова (архитектор В. П. Орлов) и жилой дом № 32 с мебельным магазином в цокольном этаже (архитектор В. С. Масевич, 1953).
____________
¹ Ныне здание горкома ВЛКСМ.
² Ныне здание горкома партии.
 
Позднее Советская улица обогатилась еще несколькими крупными многоэтажными зданиями. Некоторые из них, например, объединенные проездной аркой жилые дома № 20 и 22 (архитектор В. С. Масевич) и сооруженное в 1960 году трехэтажное здание универмага (типовой проект), довольно интересны по архитектурному решению.
 
Реконструкция Советской улицы полностью еще не завершена. Время от времени то тут, то там появляются на ней деревянные заборы, означающие начало еще одной стройки. Недавно закончилось строительство «Ижевских Лужников» — большого спортивного комплекса, который занял всю территорию бывшего Нагорного кладбища площадью в 22 гектара (главный архитектор проекта В. П. Орлов). Здесь сооружена спортивная арена с трибунами на 32 тысячи зрителей, демонстрационная игровая площадка с железобетонными трибунами на три тысячи зрителей, зимний плавательный бассейн и, наконец, торжественно открытый 24 сентября 1971 года Дворец спорта металлургического завода с искусственным катком.
 
 
Начало 50-х годов ознаменовалось для Ижевска важным событием: был разработан генеральный план, определивший основные черты развития города на ближайшую четверть века.
 
Генплан Ижевска разработан коллективом сотрудников Ленгипрогора (Ленинградского государственного института проектирования городов) во главе с архитектором Г. Е. Александровым и предусматривает полную реконструкцию планировочной структуры и застройки города. Учитывая тенденцию роста территории Ижевска в северо-восточном направлении, авторы проекта предложили перенести центр города на новое место. Раньше центром считался перекресток улиц Советской и М. Горького. Теперь он — в самой возвышенной точке города, на оси Пушкинской улицы в районе ее пересечения улицами Лихвинцева и Наговицына. Этими тремя улицами определяются границы новой центральной площади. Пушкинская улица теперь стала одной из главных в городе.
 
 
14-этажные дома на Центральной площади.
14-этажные дома на Центральной площади.
 
 
Кинотеатр «Колосс».
Кинотеатр «Колосс».
 
 
Стадион «Зенит».
Стадион «Зенит».
 
 
Спортивный Дворец ижевских металлургов.
Спортивный Дворец ижевских металлургов.
 
 
Монумент «Навеки с Россией».
Монумент «Навеки с Россией».
 
 
Ижевск строится.
Ижевск строится.
 
 
Главный корпус Ижевского механического института.
Главный корпус Ижевского механического института.
 
 
На Ижевском пруду.
На Ижевском пруду.
 
 
Центральная площадь Ижевска.
Центральная площадь Ижевска.
 
 
За годы, прошедшие с принятия генплана, она неузнаваемо преобразилась. Реконструкция началась с участка, лежащего между улицами Советской и Лихвинцева. Одна за другой исчезли деревянные постройки. За каких-нибудь 3—4 года вдоль всей восточной стороны улицы встали большие красивые здания, составившие единый стройный ансамбль. Автор общего проекта застройки — архитектор В. С. Масевич (1909—1964). Архитекторы В. П. Орлов, Н. И. Нелюбина, И. Т. Ким и В. С. Масевич, проектировавшие отдельные здания этого ансамбля, сумели простыми и экономичными средствами, без излишнего украшательства, добиться интересного декоративного оформления их фасадов. В цокольных этажах новых жилых корпусов разместились детские учреждения, ателье мод, магазины и центральная детская библиотека. Над улицей взметнулась в небо 80-метровая вышка Ижевского телецентра, открывшегося в 1957 году. Ее ажурный силуэт днем резко чернеет на фоне неба, а вечером светится красными огоньками сигнальных лампочек. Он стал неотъемлемой частью силуэта города¹. Западную сторону Пушкинской улицы между Советской улицей и Красногеройским переулком составляют большое административное здание, украшенное монументальным портиком с колоннадой (архитектор В. Антощук), и красивая металлическая ограда реконструированного стадиона «Динамо». В этом месте широкое, сорокаметровое полотно улицы кажется еще просторнее. Дальше, за переулком, на асфальт снова ложатся тени многоэтажных домов.
____________
¹ В 1962 году была введена в строй вышка радиорелейной передачи в районе Парка культуры и отдыха.
 
Плавно поднимаясь в гору, Пушкинская улица вливается в просторный прямоугольник центральной площади, окруженной вековыми березами. Еще недавно эти могучие деревья склонялись над глухим забором, ограждавшим сараи для хранения лесоматериалов. Теперь от унылых строений не осталось и следа. На их месте расстилается гладь асфальта, щедро залитая светом и окаймленная газонами. Со временем площадь будет окружена общественными и жилыми зданиями, которые составят интересный архитектурный ансамбль современного типа. Несколько зданий этого ансамбля уже построены. С восточной стороны возвышается пятиэтажный Дом правительства (сооруженный в 1961—1964 гг. по типовому проекту). Его фасад, решенный в подчеркнуто простых и строгих формах, обращен в сторону площади и является ее композиционным центром. С северной стороны, по улице Наговицына, сквозь зелень деревьев просматривается фасад гостиницы «Ижевск», сданной в эксплуатацию в 1965 году и рассчитанной на 690 мест (архитектор А. В. Овечкин).
 
Рядом с гостиницей поднялись первые в Ижевске высотные 14-этажные жилые дома. Проект этих 45-метровых гигантов разработан в одной из архитектурных мастерских Москвы.
 
Неподалеку от Центральной площади построены универсальный магазин, широкоформатный кинотеатр «Россия», строится Дворец культуры металлургов.
 
Это лишь несколько зданий из тех, что встанут по обе стороны широкого, 60-метрового бульвара, который должен пролечь строго на запад от городского центра и, пересекая улицы К. Маркса, Красную и М. Горького, выйти непосредственно к набережной пруда. Но это уже будущее, хотя и недалекое. А пока вернемся снова на Центральную площадь.
 
Ее обширное пространство рассчитано на проведение здесь больших народных праздников, парадов и шествий. 7 ноября 1965 года, в день 48-й годовщины Октября, по площади впервые прошли праздничные колонны трудящихся. С тех пор традиционный маршрут демонстрантов, проходивший раньше по Советской, теперь лежит по Пушкинской улице, мимо трибун перед Домом правительства.
 
 
Улица Пушкинская.
Улица Пушкинская.
 
 
Продолжаясь к северу от центральной площади, Пушкинская отлого спускается вниз. Безукоризненно прямая, она просматривается от Дома правительства вплоть до ул. Майской. По ней беспрерывно проносятся легковые машины, с достоинством проплывают автобусы и троллейбусы. Несмотря на оживленное движение и многолюдье, тесноты не чувствуется — уличное полотно достигает здесь семидесяти метров в ширину. Поэтому шеренги многоэтажных зданий по обеим его сторонам не кажутся громоздкими и не превращают улицу в мрачное ущелье. Обилие света и воздуха создает настроение легкости и раскованности.
 
За сплошными стеклами, которые почти целиком заменяют стены цокольных этажей, видны интерьеры магазинов. Любой предмет хозяйственного обихода можно приобрести в огромном зале под вывеской «Тысяча мелочей». В соседнем «Экране» торгуют электро- и радиотоварами, в широком ассортименте представлены телевизоры и приемники новейших марок. Всегда много покупателей в фирменном гастрономическом магазине «Урал». Неподалеку расположены магазин «Искусство» и большой книжный магазин со специальным отделом подписных изданий.
 
На этой самой молодой и светлой улице нашего города есть отличная парикмахерская «Чайка», специализированный магазин «Весна» с товарами только для женщин, в котором есть также салон для новобрачных. А рядом с «Весной» соседствует кафе «Романтика». Стены его зала расписаны изящными фресками. Исполненные в современной манере, они раскрывают историю одного из прекраснейших видов искусства — архитектуры, от колоссов древнего Востока, Эллады и Рима до сказочных творений древнерусских зодчих.
 
Проект застройки Пушкинской на участке от центральной площади до улицы Кирова принадлежит архитекторам Б. С. Чичкину и В. П. Орлову в содружестве с Н. М. Барановой и А. В. Овечкиным. Им же принадлежит творческая переработка типовых проектов построенных здесь отдельных зданий.
 
Сейчас строители, энергично продолжая улицу все дальше к северу, одновременно начинают наступление и в южном ее конце, сметая обветшавшие остатки бывшей обывательской Восьмой улицы. Недалеко время, когда главная улица нашего города получит законченный облик на всем многокилометровом протяжении.
 
 
Новый жилой массив между улицами Пушкинской и М. Горького.
Новый жилой массив между улицами Пушкинской и М. Горького.
 
 
Дом радио.
Дом радио.
 
 
А как происходит омоложение улиц в старой части города? Там тоже появилось немало нового. Взять, например, улицу Коммунаров. По генеральному плану реконструкции Ижевска ей отведена роль одной из важнейших транспортно-пассажирских магистралей. По темпам обновления она смело может тягаться с Пушкинской улицей. Если не считать нескольких зданий, построенных на ней в довоенное время (квартал так называемых домов ТЭЦ), то все остальное появилось здесь лишь за последнее время. Даже не верится, что еще совсем недавно это была узкая, сплошь деревянная улица. До 1933 года она даже называлась улицей Бедноты. Теперь деревянная застройка осталась лишь на отдельных ее участках. В центральных кварталах появились каменные пяти- и шестиэтажные жилые дома. Среди них, недалеко от Советской улицы, выделяется оригинальной архитектурой сравнительно небольшое здание. Его фасад больше чем наполовину состоит из стекла. Это Дом радио, «голос столицы Удмуртии». Включая утром приемник, мы слышим знакомые позывные — отрывок народной удмуртской мелодии — и привычные уху слова: «Вераське Ижевск — Говорит Ижевск...» Аппаратные Дома радио оснащены современным отечественным оборудованием, которое позволяет выдавать в эфир одновременно четыре программы. Соответственно здесь есть четыре отлично оборудованных студии. В самой большой из них, концертной, стены и потолок облицованы древесностружечными плитами, перфорированной фанерой и другими материалами, которые обеспечивают хорошую акустику. Кроме аппаратных и студий, в здании есть специальные помещения для фонотеки, лаборатории, мастерской, библиотеки, отдельные комнаты для всех редакций радиовещания. Первая передача из нового Дома радио состоялась 6 октября 1965 года.
 
 
Большое будущее вырисовывается и перед другой, в прошлом очень невзрачной улицей. Бывшая окраинная, Тринадцатая по счету и названию, она, как уже говорилось, была односторонней и граничила с кладбищем и открытым полем. Нынешняя Удмуртская улица, на большом протяжении расширенная и заасфальтированная, стала основной грузопроводящей магистралью города. Среди многих крупных строений, возведенных здесь за последние годы, выделяются здание на пересечении Советской улицы с магазином «Гастроном» в цокольном этаже (архитектор В. С. Масевич) и корпус университета с хорошо прорисованным фасадом, украшенным лепными полуколоннами (архитектор И. Т. Ким, 1959). Мягко закругляясь, он как бы обтекает, сглаживает угол, образуемый Удмуртской и Красногеройской улицами, архитектурно оформляя их перекресток.
 
Так же удачно, хотя и другим способом — резким срезом угла, решен перекресток улицы М. Горького и переулка Интернационального. В 1952—1956 годах по проекту, присланному из Москвы, здесь построены два одинаковых пятиэтажных здания, отличающиеся только тем, что одно увенчано декоративной башенкой-беседкой. Поставленные симметрично друг другу по обе стороны улицы М. Горького, они как бы открывают въезд на улицу со стороны нового железобетонного моста через реку Иж и вместе с тем «дают заявку» на дальнейшее расширение и реконструкцию этой старейшей улицы города.
 
Вдвое расширяется ровесница улицы М. Горького, ныне носящая имя Карла Маркса. Тридцать лет назад, когда по ней проложили первую в городе трамвайную линию, вагоны проносились почти вплотную к палисадникам старинных деревянных домов. Сейчас на большом участке между улицами Наговицына и Кирова выросли многоэтажные каменные здания.
 
Рабочие, в распоряжении которых есть современные строительные материалы и могучая техника, научились строить не только быстро, добротно и дешево, но и красиво. На улице Свободы, например, бригада Т. Н. Овчинникова в 1967 году возвела из обыкновенного силикатного кирпича здание больницы. Но как возвела! Применив метод декоративной кладки, то есть комбинируя серый силикатный кирпич с обычным красным, умельцы выстроили красивый дом, во многом отличающийся от других: по карнизам разбежались нарядные пояски, а северную стену украсила древняя эмблема медицины — змея, обвивающая лекарственную чашу. С такой же любовью и творческой выдумкой отнеслись к своему труду и рабочие, построившие пятиэтажный дом № 226 на Удмуртской улице (второй корпус студенческого общежития университета): гладкий простой фасад этого здания оживляется орнаментом, заимствованным из удмуртских народных вышивок.
 
 
Улица Удмуртская — основная грузопроводящая магистраль города.
Улица Удмуртская — основная грузопроводящая магистраль города.
 
 
Немало новых больших зданий можно увидеть, повернув с шумной Советской улицы на Красноармейскую и двигаясь по ней вниз, в направлении Центрального рынка. Рядом с круглой громадой цирка (архитектор П. М. Попов) наше внимание привлечет красивое здание автовокзала, сверкающее стеклами огромных окон. Оно построено в 1964 году по типовому пректу. Рядом раскинулась обширная асфальтированная площадь. Автобусы, легковые и грузовые автомашины, пассажиры... Многолюдно и в вокзальном помещении. Здесь два просторных зала: в одном находятся билетные кассы, в другом — можно отдохнуть, прочитать купленную тут же свежую газету или журнал. Художественно оформленные карты-схемы помогут вам познакомиться со всеми городскими и иногородними маршрутами.
 
Неподалеку от автовокзала возвышается большое здание дома ДОСААФ, на фасаде которого четко выделяются детали архитектурной отделки и балюстрада широкого крыльца-террасы. В стенах Ижевского аэроклуба, открытого 7 ноября 1934 года и помещавшегося тогда в не существующем ныне деревянном здании на улице Ленина, начали свой путь в голубые просторы «пятого океана» сотни ижевских парней и девчат. В грозные годы Великой Отечественной войны семь питомцев клуба: Николай Голдобин, Анатолий Заровняев, Виталий Микрюков, Владимир Опалев, Леонид Рыков, Михаил Тюлькин и Аркадий Черезов — стали Героями Советского Союза, кавалерами Золотой Звезды, а Евгений Кунгурцев удостоился этой высокой чести дважды.
 
В доме ДОСААФ работают секции мотоциклетного, автомобильного, водолазного спорта, имеются хорошо оборудованные классы, кабинеты, стрелковый тир. ДОСААФ много делает для военно-патриотического воспитания молодежи.
 
Напротив дома ДОСААФ расположена площадь бывшего Сенного базара. Главная примета нового здесь — это огромное здание крытого рынка. Построенное по типовому проекту из кирпича, бетона и стекла, оно вступило в эксплуатацию в 1967 году. Под высоким полукруглым сводом — просторный зал, рассчитанный на 520 торговых мест. Стены и прилавки, облицованные белыми кафельными плитками, хорошая вентиляция, кондиционированный воздух, постоянный микроклимат — всё это обеспечивает отличные санитарно-гигиенические условия для торговли. В специальных комнатах размещены контрольно-пищевые станции, разделочные и другие подсобные помещения. Неподалеку от рынка строится высотное здание Дома быта.
 
 
Улица Кирова.
Улица Кирова.
 
 
В последнее время проектирующие организации перешли от старого метода поквартальной застройки к новому, более прогрессивному методу — созданию в городах микрорайонов, или больших жилых массивов, имеющих все необходимые учреждения культурного и бытового обслуживания и по возможности изолированных от шума и пыли больших городских магистралей. В связи с этим одни улицы должны принять на себя основные потоки современного уличного транспорта, превратиться в своего рода вены и артерии городского организма, другим уготована скромная роль тихих внутренних улиц и улочек, полностью или частично освобожденных от транспортной сутолоки. Здесь будет особенно много зелени, искусственных водоемов, мест отдыха.
 
Такое «разделение труда» происходит сейчас между улицами Ижевска. Те, на которых мы с вами уже побывали, сохранят и окончательно закрепят за собой функции основных линий городского транспорта. Они значительно расширяются и выпрямляются. Добрая половина других улиц — Красная, В. Сивкова, Свободы, Революционная, Гоголя, Ломоносова — уже сейчас перестали быть сквозными. Во многих местах они перекрыты вновь построенными зданиями, отдельные их участки превращены в отличные скверы. Так, один отрезок улицы Свободы между Советской и улицей Ленина полностью освободился от деревянной застройки и стал уютным сквером при кинотеатре «Дружба», а квартал, расположенный выше Советской, пока сохранивший прежние строения, выглядит своеобразным «зеленым вестибюлем» стадиона «Динамо». Реконструирован заложенный еще в довоенные годы кленовый бульвар на улице Гоголя — между улицами Советской и Красногеройской. Много зелени на улицах В. Сивкова и Ломоносова. Над головой — зеленый свод сомкнувшихся веток деревьев, под ногами мельтешат веселые солнечные зайчики.
 
Генеральный план реконструкции Ижевска круто изменил биографии многих бывших переулков города. Улица Ленина... Сейчас мало кто помнит, как выглядел ее предшественник — бывший Бодалевский переулок, переименованный в 1918 году в улицу Труда, а в апреле 1970 года — в улицу Ленина. И не удивительно: памяти буквально не за что было уцепиться в этом узком, грязном ущелье, зажатом меж двумя рядами почерневших, вросших в землю деревянных домов и покосившихся заборов. До революции каменных зданий здесь насчитывалось всего лишь четыре: волостное правление, Александро-Невский собор, Всесословный клуб и дом чиновника Васильева¹. Только они сегодня и напоминают о прошлом.
____________
¹ Ныне здания исполкома горсовета, кинотеатра «Колосс» и нотариальной конторы.
 
Первым домом нового типа было небольшое, но нарядное здание городской АТС, появившееся в 1950 году (типовой проект). Его полукруглый фасад, выходящий одновременно и на улицу Карла Маркса, обозначил новую красную линию будущей застройки. Стало видно, что бывший тесный переулок расширится по меньшей мере втрое, далеко превзойдя соседнюю Советскую улицу, еще считавшуюся тогда главной улицей города.
 
Тем временем коллектив архитекторов «Удмуртгражданпроекта» во главе с В. П. Орловым уже заканчивал работу над общим проектом застройки улицы. Ей суждено было стать широким, оживленным проспектом, средоточием жилых кварталов, торговых предприятий и различных учреждений.
 
 
Там, где сейчас расположена стоянка автобусов, некогда находилась извозчичья биржа (ул. Ленина).
Там, где сейчас расположена стоянка автобусов, некогда находилась извозчичья биржа (ул. Ленина).
 
 
Вскоре то, что тушью и красками ложилось на ватман, стало воплощаться в кирпич и бетон. С середины 50-х годов улица Ленина превратилась в огромную строительную площадку. По обеим ее сторонам со сказочной быстротой вырастали многоэтажные здания с интересным подчас архитектурным решением. Таков, например, огромный жилой дом, занявший своим фасадом расстояние от угла улицы Коммунаров до угла Пушкинской. Говоря точнее, это даже не одно, а два здания, соединенные между собой третьим, играющим роль вставки. Лепные украшения в виде богато профилированного карниза, пилястры, сандрики над окнами, нарядное убранство балконов-лоджий, высокие арки, открывающие въезд с улицы во внутренний двор,— всеми этими приемами архитекторы В. С. Масевич и Н. И. Нелюбина сумели оживить гладь огромного фасада и избавить его от утомительной монотонности.
 
 
Дом обуви на улице Ленина.
Дом обуви на улице Ленина.
 
 
Совсем по-другому, в строгих и лаконичных формах, решено здание Дома Союзов. Его прямоугольный корпус, начисто лишенный каких бы то ни было украшений, устремлен ввысь и от преобладания вертикальных линий кажется еще выше.
 
Высоту Дома Союзов еще более подчеркивают стоящие по соседству с ним два одноэтажных здания оригинальной формы. Горизонтально вытянутые фасады, склоненные над панелью под углом примерно в шестьдесят градусов, сплошь состоят из цельного стекла. Это придает обоим зданиям вид огромных прозрачных кристаллов, светящихся изнутри мягким светом люминесцентных ламп. На темно-серых гофрированных аттиках — размашистые надписи: Дом одежды, Дом обуви. Эти вполне современные торговые предприятия, построенные в 1966 году по проекту молодого архитектора А. В. Овечкина, можно с полным правом назвать украшением улицы. Здесь расположены и другие магазины, такие, как «Подарки», мебельный салон, «Овощи». А в одном из гастрономических магазинов вы обратите внимание на юный возраст всех его работников. Это комсомольско-молодежный магазин. В нем проходят производственную практику студенты Ижевского торгово-кулинарного училища, расположенного в верхних этажах того же здания.
 
На улице Ленина есть детская поликлиника, школа, профессионально-техническое училище № 3, станция юных техников и парикмахерская «Молодость».
 
Раньше, чем в других районах города, здесь применен новый метод строительства — возведение домов из крупных железобетонных блоков-панелей, изготовляемых в заводских условиях. Первыми экспериментальными постройками такого рода были возведенные в 1960 году жилые дома № 9 и № 18. Вскоре такие же дома появились в восточном конце улицы, там, где она сливается с улицей Орджоникидзе.
 
Сегодняшняя улица Ленина — одна из самых широких и благоустроенных улиц Ижевска, одна из оживленнейших городских магистралей. По ее асфальтовому полотнищу в обоих направлениях мчатся автомашины, скользят по рельсам вагоны трамвая. В недалеком будущем эта улица будет продолжена в юго-восточном направлении. Разительные перемены произошли за короткий срок и в облике Красногеройской улицы. Круто поднимаясь в гору со стороны улицы М. Горького, она пестреет яркими красками высаженных здесь цветов и мягкой зеленью газонов. Кажется, что так было всегда. Но вот как-то стали прокладывать здесь траншеи для укладки теплофикационных труб — и прошлое бывшего Коньшина переулка зримо предстало во всей своей неприглядности. Стенки глубоких траншей напоминали слоеный пирог: поверх так называемой материковой породы, сменяя друг друга, шли напластования, отложившиеся за последние два столетия. Черные пласты перегнившего мусора, щебня и навоза чередовались с хорошо сохранившимися толстыми прутьями веток, уложенных некогда поперек дороги в виде гати. Таких слоев-гатей, молчаливо свидетельствующих о безуспешных попытках победить пресловутую ижевскую грязь, можно было насчитать около десятка.
 
 
Улица Ленина — одна из самых широких и благоустроенных улиц Ижевска.
Улица Ленина — одна из самых широких и благоустроенных улиц Ижевска.
 
 
Теперь все это бесследно исчезло под гладким асфальтом. Почти не осталось на Красногеройской и деревянных строений былого Коньшина переулка. Исчезли они очень быстро и потому как-то незаметно. Еще в первые послевоенные годы каменных зданий здесь было, что называется, наперечет: две школы (№ 22 и 30), детский сад, баня с прачечной, педучилище да пединститут, а сейчас можно по пальцам пересчитать оставшиеся деревянные дома. Застройка ведется целыми кварталами, в которых жилье сочетается с учреждениями культуры и бытового обслуживания, магазинами и зелеными «зонами здоровья». Центральная аптека, продовольственные магазины, большой магазин сельскохозяйственных продуктов, специализированный магазин «Синтетика», «Ателье мод», новый корпус университета, многоэтажные жилые дома — все это появилось на Красногеройской совсем недавно.
 
Близится к завершению реконструкция улицы Кирова: бывший Вятский переулок стал шире в четыре раза и превращается в важную транспортную магистраль с двусторонним трамвайным и автобусным движением. В дальнейшем восточный конец этой магистрали пройдет через Авангардную улицу и Воткинский переулок в сторону нового жилого массива в районе автозавода и там сомкнется с 20-метровой лентой Воткинского шоссе.
 
 
Многие деревянные дома старого города украшены резными наличниками, свидетельствующими о фантазии и мастерстве ижевских умельцев.
Многие деревянные дома старого города украшены резными наличниками,
свидетельствующими о фантазии и мастерстве ижевских умельцев.
 
 
Двигаясь по улице Кирова на запад, в сторону Парка культуры и отдыха, по маршруту трамвая № 1 или № 4, мы попадаем в старый район города — Колтому. Впрочем, название это, так же, как и связанная с ним мрачная память о беспросветной нужде, бескультурье и дикой поножовщине, давно отошло в область предания. Нет больше Колтомы, глухой заводской окраины, есть большой зеленый район — Пушкинский городок.
 
До революции на всю Колтому была одна-единственная начальная школа при Введенской церкви. Сейчас в Пушкинском городке пять школ, монтажный техникум и два института — механический и сельскохозяйственный — с общежитиями для студентов. Церковь, пресловутая казенка да множество частных винных лавок и лавочек — этим исчерпывалась вся «культура» старой Колтомы. Нынче в городке пять библиотек (не считая библиотек при учебных заведениях), два кинотеатра, в том числе широкоэкранный кинотеатр «Удмуртия» (архитектор В. С. Масевич, 1962) и обширный Парк культуры и отдыха имени С. М. Кирова с различными аттракционами и песчаным пляжем на берегу пруда. Здесь же разместились круглогодично действующая водно-лыжная база и водная станция республиканского морского клуба ДОСААФ. По-иному выглядит и берег. Еще недавно низменный и топкий, он оделся теперь в бетонный панцирь и ровной светлой полоской вырисовывается над водной гладью.
 
Большое жилищное и культурно-бытовое строительство ведется во всех районах города на свободных территориях. Взять хотя бы участок, прилегающий с севера к тому же Пушкинскому городку. На пустыре, где еще не так давно сажали картофель, вырос Городок металлургов, заселенный рабочими и служащими трижды орденоносного металлургического завода. Расправив могучие плечи, стоят здесь многоэтажные каменные дома, окруженные зеленью, с целым лесом телевизионных антенн на крышах.
 
Сильно разрослась и Заречная часть города, ушедшая сейчас далеко за пределы старого Ижевска. Там, где вереницы замшелых домишек упирались в мрачную кладбищенскую рощу с небольшой деревянной церковью, высится здание кинотеатра «Италмас» и начинаются широкие улицы с многоэтажной каменной застройкой. Кварталы городка «Строитель», поселок рабочих и служащих машиностроительного завода, сеть улиц вдоль линии Увинской железной дороги и берега пруда — все это появилось за последние 10—15 лет на месте пригородных полей и перелесков. На месте Малинова починка образовался теперь новый жилой массив с поэтическим названием «Малиновая гора». Теперь это крайняя точка города на западе.
 
На юге, в районе станции Ижевск-І, красивые многоэтажные здания обступили просторную привокзальную площадь с большим тенистым сквером. К площади ведет одна из самых молодых ижевских улиц, названная именем Юрия Гагарина. Ее достопримечательность — Дом культуры железнодорожников (1965) со зрительным залом на 420 мест и удобными комнатами для кружковой работы.
 
Но особенно большого размаха достигло строительство в северо-восточной части Ижевска. В 50-е годы быстро начал застраиваться район Культбазы. На месте довольно густого леса появились аккуратные двух- и трехэтажные каменные строения, пролегли новые прямые улицы — Авангардная, Софьи Ковалевской, Репина, Льва Толстого, 8 Марта и другие. Кроме многоквартирных домов, здесь есть общежития рабочей молодежи, детские сады и ясли, аптека, магазины, кинотеатр, небольшой клуб «Спутник». Хорошее украшение и место отдыха в этом районе — старая березовая роща, увеличенная в последние годы молодыми посадками.
 
 
Так выглядит сегодня Пушкинский городок (бывшая Колтома).
Так выглядит сегодня Пушкинский городок (бывшая Колтома).
 
 
В 1960 году в соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР в Ижевске началось строительство крупного завода по изготовлению оборудования для бумажной промышленности.
 
Этот завод пополнил число крупных ижевских предприятий, продукция которых широко известна в нашей стране и за рубежом. Среди них — Ижевский машиностроительный завод, прославивший себя прекрасными дорожными и спортивными мотоциклами, высокоточными станками; металлургический завод, производящий сталь, прокат; Ижевский редукторный завод им. В. И. Ленина; радиозавод, выпускающий радиолы «Сириус-М»; Ижевский механический завод, продукция которого — охотничьи и спортивные ружья — экспортируется в десятки стран мира; завод ячеистого бетона, «Нефтемаш» и др.
 
Одновременно с заводом сказочно быстро рос и его спутник — поселок. На месте лесных полян, между живописными группами сохраненных деревьев, один за другим появились современные многоэтажные дома. Большинство их собрано из готовых железобетонных блоков, что намного ускорило и удешевило строительство. За первым микрорайоном вскоре возник второй, а потом и третий. Молодой поселок на глазах превращался в обширный жилой массив, способный по площади и количеству жителей тягаться со многими старейшими районами города. Сейчас возле Буммаша образовалось уже шесть больших микрорайонов. При их планировке архитекторы отказались от устаревшего метода поквартальной застройки и применили свободную расстановку зданий. Это обеспечивает строениям наилучшую освещенность.
 
По соседству с Буммашем, несколько восточнее его, так же стремительно растет другой индустриальный гигант Ижевска — автозавод. Несмотря на молодость этого предприятия (год «рождения» — 1965), его продукцию— легковые автомобили «Москвич-412» — знают уже во всех концах страны. Близ завода раскинулся поселок ижевских автомобилестроителей, в котором сейчас застраиваются уже третий и четвертый микрорайоны. Здесь также высятся пяти-, шести- и девятиэтажные дома с магазинами, столовыми, культурно-бытовыми учреждениями.
 
 
Больница Ижевского машиностроительного завода.
Больница Ижевского машиностроительного завода.
 
 
Быстрый территориальный рост Ижевска вызвал стремительное развитие городского транспорта. Двадцать четыре автобусных маршрута соединяют самые отдаленные точки города. Почти сорок лет в Ижевске существует трамвайное сообщение. Протяженность трамвайных путей увеличилась за это время в 12 раз. Первый четырехкилометровый маршрут, которым так гордились ижевцы в 1935 году, — теперь лишь частица огромной сети, раскинувшейся по городу в общей сложности на 60 с лишним километров. Стальные лучи-маршруты звездообразно расходятся из центра в разных направлениях. Конечные пункты на севере — это кварталы Городка металлургов и поселка Буммаша. Улица Московская — остановка близ южной черты города. Мчатся трамвайные вагоны по тихим улочкам Восточного поселка, по западному маршруту — в Заречную часть. Ежегодно трамвайный парк пополняется новыми вагонами.
 
 
9-этажные дома в районе Буммаша.
9-этажные дома в районе Буммаша.
 
 
Летом открывается навигация на Ижевском пруду. Теплоходы и катера доставляют многие сотни людей на Воложку, Юровский мыс и Соловьевскую дачу, расположенные по живописным берегам пруда.
 
Быстро растет численность населения Ижевска.
 
По переписи 1970 года, население города составляло 422 тысячи человек. В недалеком будущем столица Удмуртии войдет в число советских городов, имеющих полумиллионное население.
 
 
КАК ЖИВЫЕ С ЖИВЫМИ
 

КАК ЖИВЫЕ С ЖИВЫМИ

 

ВЕЧНО ЖИВОЙ ОБРАЗ

 
Первым памятником, установленным в Ижевске в годы Советской власти, был небольшой, отлитый из чугуна или бронзы, бюст Ильича на деревянном, окрашенном под мрамор постаменте. Он был сооружен в 1926 году, вскоре после смерти В. И. Ленина, и стоял на площадке лестницы, спускавшейся двумя потоками от Советской улицы в сторону заводской плотины. В 1946 году обветшавшая деревянная лестница уступила место существующей ныне металлической — и памятник пришлось снять. Тогда было решено соорудить в столице республики новый, более монументальный памятник великому Ленину. За выполнение проекта взялся известный советский скульптор, лауреат Государственных премий П. П. Яцыно в содружестве с архитектором Л. И. Кулага.
 
Потомственный ваятель, коммунист, участник Великой Отечественной войны, Петр Петрович Яцыно (1906—1964) посвятил работе над образом великого вождя тридцать лет своей жизни, создав целую серию скульптурных портретов Ильича. В ряде всесоюзных конкурсов представленные им проекты памятников В. И. Ленину были отмечены премиями. Проект, выполненный для Ижевска, — одно из звеньев многолетнего вдохновенного труда скульптора.
 
 
Памятник Ильичу.
Памятник Ильичу.
 
 
Стремясь показать Ленина-вождя и человека, ваятель сознательно избегает мелочной детализации, его изобразительный язык лаконичен. Фигура Ленина, несмотря на спокойную, естественную позу, полна большой внутренней силы, страстного порыва. Хорошо гармонирует со статуей такой же простой и строгий пьедестал из красного и черного гранита (архитектор Л. Кулага). Единственным украшением его служит бронзовый валик в виде венка из цветов, перевитых лентой с удмуртским национальным орнаментом.
 
7 августа 1952 года предложенный авторами проект был рассмотрен и одобрен Советом Министров УАССР. В декабре того же года был заключен договор с Киевским заводом художественного литья об отливке бронзовой статуи Ильича. Подмосковный Мытищинский завод обязался изготовить и смонтировать пьедестал.
 
Почетный заказ столицы Удмуртии был выполнен точно в срок. В течение 1953—1955 годов все детали будущего памятника были получены, и весной 1958 года на площади перед только что выстроенным зданием Республиканской библиотеки имени В. И. Ленина началась установка монумента и разбивка мемориального сквера. 20 июня 1958 года, в день празднования 400-летия добровольного присоединения Удмуртии к России, памятник был торжественно открыт.
 
Ежегодно весной сквер вокруг памятника превращается в яркий ковер. Зелень и цветы, высаженные заботливыми руками цветоводов, появляются здесь раньше, чем где бы то ни было в городе. А 22 апреля, в день рождения Ильича, сюда под звуки пионерского горна приходят колонны празднично одетых школьников. В торжественной обстановке вчерашние октябрята становятся пионерами, а пионеры — комсомольцами. С утра до позднего вечера, сменяя друг друга, стоят в этот день в почетном карауле у памятника часовые с красными галстуками.
 
 

ЧЕЛОВЕК-ЛЕГЕНДА

 
На привокзальной площади, в центре сквера, стоит монумент. На высоком сером пьедестале — стройная фигура человека, одетого в военную форму. За плечами, подобно орлиным крыльям, — широкий разлет косматой бурки. Из-под заломленной назад папахи выбилась прядь волос и, кажется, прилипла к влажному, разгоряченному лбу. В руках зажат полевой бинокль. Сразу видно, что перед нами — боевой командир, пристально наблюдающий за ходом жаркого боя.
 
На постаменте — лаконичная надпись: «Азин В. М. 1895—1920».
 
Имя начдива Владимира Мартиновича Азина золотыми буквами вписано в историю гражданской войны. Сын бедного портного-латыша, не имевший не только специального военного, но и обыкновенного среднего образования, Азин принадлежал к той же плеяде славных полководцев-самородков, в которой блистают имена В. Чапаева, Н. Щорса, А. Пархоменко, Г. Котовского.
 
Связав свою судьбу с партией в грозовом восемнадцатом году, Азин был беззаветно предан ей до последнего момента своей короткой и прекрасной жизни.
 
О храбрости, находчивости, железной воле начдива Азина уже при жизни его из уст в уста неслась народная молва. «Человек-легенда. Колоритная фигура!» — говорил о нем ученый-большевик и политработник Петр Штернберг. «Человек отчаянной отваги и удали... Жизнь свою двадцать раз на дню готов отдать за Советскую власть», — вспоминала об Азине Н. К. Крупская, которая в 1919 году беседовала с ним на борту агитпарохода «Красная звезда». А вот слова женщины-комиссара Ларисы Рейснер, столь же легендарной, как и сам Азин: «Азин просто, едва ли не каждый день водил в бой свои части, забывая, что он начдив и не имеет права рисковать своей жизнью. Любил, страстно любил свои части, любил и понимал каждого новобранца». Тем же платили своему начдиву и бойцы.
 
Дивизия, которой командовал Владимир Азин, была сформирована им самим по приказу командования Восточного фронта из разрозненных отрядов и полков. Это было осенью 1918 года на ст. Вятские Поляны. Вскоре за стойкость и непобедимость дивизия получила название Железной. Азинцы беспощадно громили врагов революции в Прикамье и на Урале, под Царицыном и в Сальских степях. Там, на берегах Маныча, безвременно и трагически оборвалась жизнь легендарного начдива.
 
Одной из самых ярких страниц боевой истории Железной дивизии была операция по разгрому и ликвидации белоучредиловского мятежа в районе Ижевска, Воткинска, Сарапула. Отмечая особые заслуги начдива Азина, который в решающем бою за Ижевск, «находясь непосредственно в боевой линии, энергично, дерзко и умело сумел разгромить противника», Реввоенсовет республики наградил его высшей боевой наградой — орденом Красного Знамени.
 
В июне 1919 года Азину и его дивизии снова довелось освобождать Ижевск, на этот раз — от колчаковцев. И снова его удар по врагу был стремительным и неотразимым.
 
Памятник В. М. Азину не случайно установлен на Привокзальной площади. Именно сюда со стороны деревни Пирогово 7 ноября 1918 года вихрем ворвались азинские конники, рубя отступавших белогвардейцев. Авторы монумента, открытого 6 ноября 1967 года, — ижевские скульпторы М. Тутынин и В. Мазеин.
 
 

РЕВОЛЮЦИОННЫЙ НЕКРОПОЛЬ

 
На самом высоком месте города — Красной площади, посреди уютного сквера издали виден стройный четырехгранный обелиск. Его увенчивает бронзовый вензель из букв «РСФСР», обвитый листьями дуба и лавра, символизирующими крепость и неувядаемую славу. К подножию обелиска ведет широкая двухмаршевая лестница. Поднявшись по ней, подходим к ажурной металлической ограде, за которой на земле лежит большая бетонированная плита-надгробие. В цокольную часть обелиска вделана бронзовая доска с надписью: «Вечная память борцам, павшим за дело рабочего класса в 1918 году...»
 
...Велика была радость ижевских рабочих, освобожденных дивизией Азина от кровавого трехмесячного господства белоэсеровских мятежников. Но она была омрачена скорбью о товарищах, погибших от рук озверевших палачей. Было решено похоронить павших на том месте, где они стояли насмерть в бою за власть Советов — на Михайловской площади, которая поэтому была тогда названа Красной, а прилегающий к ней Коньшин переулок — Красногеройским.
 
20 ноября 1918 года тысячи рабочих вместе с семьями пришли на площадь, чтобы проводить героев в последний путь. Шелестели на холодном ветру приспущенные знамена. Под скорбно-торжественную мелодию «Вы жертвою пали» красные гробы, увитые хвоей, медленно, один за другим опускались в братскую могилу.
 
...Алексеев, Астафьев, Бажанов, Гладких, Желязко, Кожевников, Козулин, Максютин, Черных... Двадцать четыре безвременно оборванных жизни.
 
Всего двадцать с небольшим лет прожил Александр Бабушкин, Сашка, Сано, как обычно звали его товарищи. Тринадцатилетним мальцом стал он учеником токаря, влился в среду рабочих, жил их интересами, болел их нуждами. В феврале 1917 года получил первое боевое крещение, приняв активное участие во всеобщей заводской стачке, — был арестован. В июне стал большевиком, в августе избран депутатом Совета. Назначенный в мае 1918 года начальником штаба советской милиции, а позднее председателем чрезвычайной комиссии, вел беспощадную борьбу с контрреволюционными элементами, которые люто возненавидели молодого большевика. Во время белогвардейского мятежа Бабушкину с группой красноармейцев удалось вырваться из окружения и уйти. Его отряд, предпринявший через несколько дней попытку прорваться в Ижевск, был разбит в неравном бою. Александр Семенович попал в лапы белых и был зверски замучен в застенке.
 
...Хорошо помнили ижевские рабочие страстную речь, услышанную ими на октябрьском митинге 1905 года вот здесь же, на площади, возле строившегося тогда Михайловского собора. Оратор гневно говорил о том, что колоссальные средства, собираемые правительством с народа, идут на подавление его же свободы — на содержание полиции, армии, чиновников, на постройку дворцов, тюрем и церквей. Жгучей силой правды умел убеждать слушателей Алексей Александрович Ульянов, потомственный ижевский рабочий, член РСДРП с 1905 года, депутат Совета в пятом и в семнадцатом. С врагами революции он воевал не только словом, но и оружием: был членом Ревтрибунала, участвовал в подавлении мятежа максималистов, в ликвидации контрреволюционных восстаний в Сарапуле и Елабуге. Захватив живыми Алексея Ульянова и председателя трибунала Василия Михайлова, белогвардейские мятежники подняли их на штыки.
 
...Менее пяти лет прожил в Ижевске Василий Степанович Жечев, уроженец Полтавы, но за это время он снискал у ижевских рабочих глубокое уважение и непререкаемый авторитет. Начав революционную деятельность еще в 1905 году у себя на родине, Жечев в 1913 году вступил в ряды большевиков. Во время первой мировой войны его призвали в армию, но как квалифицированного токаря направили с большой группой мобилизованных на Ижевский оружейный завод. Здесь вместе с другими большевиками он руководил февральской забастовкой 1917 года, после подавления которой был арестован и отправлен в Казань. Только падение самодержавия спасло Жечева и его товарищей от военно-полевого суда. Вернувшись в Ижевск, он ведет активную борьбу против меньшевиков, одним из первых ставит вопрос об организационном разрыве с ними, становится членом большевистского парткома.
 
После победы Октября Жечев вторым из большевиков (до 26 февраля 1918 года) возглавлял исполком Ижевского Совета. В апреле он стал руководителем созданного при Совете военного отдела и занимался формированием отрядов Красной Армии. Участвуя в августовских боях против мятежников, тяжелораненый, Василий Жечев был схвачен врагами. Ничего не выпытали они у бесстрашного большевика и в бессильной злобе зарубили его шашками.
 
Такая же участь постигла военного комиссара Павла Николаевича Лихвинцева, соратника Жечева по работе в военном отделе. Специалист-формовщик, родом из Калуги, он, как и Жечев, прибыл в Ижевск с очередной партией мобилизованных. Уже здесь в 1917 году Павел Лихвинцев стал большевиком, депутатом Совета, ревностно выполнял ответственные партийные задания: транспортировал оружие и патроны для самарских товарищей, боролся с контрреволюцией в Сарапуле. Дикую расправу над Лихвинцевым главари белогвардейских мятежников «обосновали» подло сфабрикованной бумажкой, в которой рабочие чугунолитейной мастерской, где раньше работал Лихвинцев, якобы требовали казни большевистского военкома.
 
Под ударами шашек и штыков белых карателей пали коммунисты Папельмейстер, Михаил Смирнов, Александр Храмов, Павел Хохлов. Погибли Э. Дишлер и Э. Самлер — члены созданной в мае 1917 года Ижевской организации большевиков-эстонцев. Трагическую участь большевиков разделили сражавшиеся рядом с ними максималисты Петр Баталов, Тарас Дитятин, Клавдия Посаженникова, кровью искупившие свои былые заблуждения.
 
Не менее мужественно держались перед лицом палачей и беспартийные красноармейцы. До последней минуты верил в близкую победу девятнадцатилетний Александр Легаев, бывший машинист парового молота¹. «Мы еще поживем, — говорил он товарищам. — Мы еще им покажем. Ни одному гаду пощады не будет. Долго им не продержаться, придут наши!..»
____________
¹ В надписи на памятнике ошибочно сказано, будто ему было 14 лет.
 
Но не довелось ему дожить до желанного часа победы. За несколько дней до освобождения Ижевска Азинской дивизией при очередном повальном обыске у него нашли лоскуток красной материи, который берег он, чтобы сделать флажок на штык своей винтовки.
 
— Когда азинцы освободили город и мы с матерью пришли во двор казарм военного отдела искать брата, — рассказывает пенсионер Иван Алексеевич Легаев, — то с трудом разыскали его среди других изуродованных трупов. Тело Александра было исполосовано кровавыми рубцами от нагаечных и шомпольных ударов, живот распорот, пальцы рук изрезаны. Видимо, сопротивляясь, он хватался за клинки палачей...
 
 
В декабре того же 1918 года братская могила на Красной площади приняла прах еще двух коммунистов — скошенного болезнью коменданта Ижевской Трудовой Коммуны Терентьева и секретаря городского комитета РКП(б) Екатерины Комаровой.
 
...Родилась она на Урале, в деревне Комарово Верхотурского уезда Пермской губернии. Окончив с золотой медалью женскую гимназию в Салдинском заводе, некоторое время учительствовала в глухой деревеньке. Но жажда знаний не давала девушке покоя. С пятью рублями в кармане она уехала в Москву учиться дальше. Попасть на какие-либо курсы ей не удалось, и она устраивается работать на одну из фабрик Пресненского района. Очевидно, здесь она вступает в ряды большевистской партии. В феврале 1917 года ее избирают депутатом Пресненского районного Совета. После Октябрьской революции Комарова возвратилась на Урал, где работала секретарем комитетов партии — сначала в Надеждинске (ныне г. Серов), потом в г. Верхотурье, а когда белые войска заняли этот район, партия направила ее в политотдел штаба Второй армии.
 
После освобождения Ижевска от белогвардейских мятежников штаб направил в помощь местным большевикам ряд партийных работников, в том числе и Комарову. Избранная секретарем городского комитета РКП(б), она энергично включилась в работу, зачастую не отдыхала целыми сутками. В разгар этой напряженной работы жизнь ее безвременно оборвалась. «Жаль товарища, который так недолго работал, но так много сделал, — говорилось в некрологе, посвященном ее памяти. — Слабая на вид, она несла наравне с другими всю работу и своим примером и революционным огнем воодушевляла других»¹.
____________
¹ «Ижевская правда», 1918, 15 декабря.
 
18 марта 1919 года на Красной площади состоялись похороны члена и секретаря правления ижевских заводов Сергея Ивановича Петрова, бывшего питерского рабочего, члена партии с 1898 года.
 
Над свежими еще могилами стояли временные деревянные памятники. Вставал вопрос о сооружении монумента, достойного памяти борцов. Но в апреле 1919 года Ижевск был захвачен колчаковцами, и осуществить этот замысел удалось лишь после освобождения города. 18 июня 1920 года газета «Ижевская правда» сообщала: «В заседании Совдепа рассмотрен и утвержден проект памятника на братской могиле на Красной площади, разработанный технической комиссией». Основным автором проекта был заводский архитектор Григорий Федорович Сенатов. В течение 1921—1922 годов монумент был сооружен, и 7 ноября 1922 года, в пятую годовщину Октября, состоялось его открытие. В цокольной части обелиска имеется небольшой балкон-трибуна. По существовавшей в 20-е годы традиции в первомайские и октябрьские праздники колонны демонстрантов сходились на Красной площади. Здесь устраивался общий митинг, с балкона памятника выступали ораторы.
 
За два месяца до торжественного открытия монумента здесь был похоронен большевик Владимир Афанасьевич Шумайлов (1891—1922). Потомственный ижевский рабочий, член партии с 1915 года, руководитель стачечного комитета во время февральской забастовки 1917 года, первый большевик-председатель исполкома Ижевского Совета (август 1917), делегат VII партийного съезда — таковы вехи яркой жизни Владимира Шумайлова. Во время белогвардейско-эсеровского мятежа в Ижевске он находился на партийно-хозяйственной работе в Перми. После освобождения города возвратился сюда в качестве члена ревкома. Затем его избирают секретарем партийного комитета, редактирует он газету «Ижевская правда», перед захватом города колчаковцами возглавляет эвакуационную комиссию, а потом вступает в ряды Красной Армии. В должности комиссара 7-й дивизии он сражается за освобождение Ижевска. В ноябре 1920 года назначен начальником политотдела ударной «Огневой бригады», которая ведет на юге бои с врангелевцами. Контуженный под Перекопом, он не покидает рядов армии. В 1921 году участвует в ликвидации банд на Тереке, а потом назначается комиссаром броневых частей Уральского военного округа.
 
Владимир Афанасьевич скончался в Перми после сложной операции. Гроб с его телом был доставлен на родину, в Ижевск, и с почестями захоронен на Красной площади.
 
Здесь же покоится прах умершего в апреле 1923 года от туберкулеза помощника технического директора ижевских заводов Ивана Никоновича Егорова. Родом он из крестьян Тверской губернии, до 1916 года работал в Петрограде, на Путиловском заводе. Во время мировой войны его переводят на Ижевский завод, где он работает в магазинно-коробочной мастерской. После революции Егорова избирают в фабрично-заводский комитет, затем он назначается комиссаром оружейного завода. Умение вникать во все детали производства, чуткость и внимательность к запросам трудового люда — вот те качества, которыми завоевал комиссар Егоров уважение и авторитет среди ижевских рабочих.
 
Во время августовского мятежа 1918 года белогвардейцы издали приказ об аресте Егорова, но ему удалось бежать из Ижевска. После освобождения города он вновь был избран в фабзавком и назначен председателем технической комиссии. Несмотря на тяжелые условия разрухи, завод работал без перебоев, снабжая Красную Армию оружием для обороны республики.
 
Большой заслугой Егорова были умело проведенный демонтаж и эвакуация заводского оборудования в апреле 1919 года и быстрое восстановление производства после изгнания колчаковцев из Ижевска. Напряжение физических и духовных сил подорвало здоровье Ивана Никоновича и привело к безвременной кончине.
 
 
...27 января 1924 года, в час, когда в Москве проходили похороны В. И. Ленина, весь рабочий Ижевск пришел на площадь к братской могиле, чтобы отдать последний долг великому вождю. Скорбно звучал похоронный марш, реяли увитые черным крепом знамена. Ровно в 4 часа по московскому времени в морозном воздухе протяжно загудели заводские и паровозные гудки. На пять минут, как и по всей стране, замерло все движение, прекратилась работа...
 
С восточной стороны памятника есть входная дверь, ведущая внутрь монумента. Сквозь решетку двери видна узкая винтовая лестница на балкон-трибуну, а рядом, в полукруглой стенной нише, можно заметить зацементированную кирпичную кладку. Здесь 8 октября 1932 года была замурована урна с прахом большевика Спиридона Васильевича Васильева.
 
Родился он в 1891 году в деревне Карашур бывшей Б.-Кибьинской волости (ныне Можгинского района) в семье бедного крестьянина-удмурта. С малых лет батрачил у богатеев, так как семья жила впроголодь. Безжалостная эксплуатация и несправедливость порождали в душе подростка пока еще смутное чувство протеста и жгучую ненависть к эксплуататорам. Эти чувства по-настоящему оформились и получили революционную направленность позднее, когда, будучи солдатом царской армии, Васильев впервые услышал слова большевистской, ленинской правды. В 1917 году, находясь на фронте, Васильев сам стал большевиком. После распада старой армии он организовал из революционно настроенных солдат батальон, который влился в создавшуюся тогда молодую Красную Армию. Этим батальоном Васильев командовал около года.
 
В 1920 году Васильев — член Можгинского ревкома. Позднее он руководит борьбой с разрухой и голодом. Последние десять лет своей жизни С. В. Васильев работал в органах юстиции, являясь с 1927 года председателем областного суда, а с 1930 года — членом краевого суда.
 
Тяжелая болезнь (туберкулез легких) все чаще заставляла Спиридона Васильевича отрываться от любимой работы. 27 сентября 1932 года он скончался в одном из подмосковных санаториев.
 
29 июля 1939 года в братской могиле был похоронен с воинскими почестями бывший комиссар Азинской дивизии Григорий Дмитриевич Щеголев. Военно-политическая деятельность его тесно связана с историей гражданской войны на территории Удмуртии. Во время белоэсеровского мятежа он командовал в районе Сарапула партизанским отрядом. При его участии был создан и ряд других отрядов камского правобережья. Осенью 1918 года на станции Вятские Поляны эти отряды влились во 2-ю сводную дивизию В. М. Азина.
 
В рядах этой дивизии Щеголев дважды участвовал в освобождении городов и сел Удмуртии, а потом прошел с ней боевой путь по другим фронтам гражданской войны. За это время он вырос от комиссара артиллерийской бригады до комиссара дивизии.
 
...В 1937 году Г. Д. Щеголев приехал в Ижевск для работы над книгой по истории гражданской войны в Удмуртии. На страницах газеты «Удмуртская правда» он опубликовал ряд интересных очерков — фрагментов будущей книги. Но труду этому не суждено было завершиться. 27 июля 1939 года Г. Д. Щеголев умер. «Трудящиеся Удмуртии никогда не забудут заслуг комиссара Красной артиллерии т. Щеголева, беззаветно дравшегося за освобождение Удмуртии от белобандитов», — писала газета «Удмуртская правда» в день его похорон.
 
В 1967 году в братскую могилу был перенесен с места первоначального захоронения прах И. Д. Пастухова.
 
«Некрополь...» По-русски это значит «город мертвых». Так древние греки образно называли кладбища. С революционным некрополем на Красной площади Ижевска не вяжется понятие о кладбищенском покое. Герои бессмертны.
 
 

ПАМЯТНИК СОЛДАТУ РЕВОЛЮЦИИ

 
Первомайская демонстрация 1933 года в Ижевске была не совсем обычной. Когда праздничные колонны трудящихся выстроились у трибуны для торжественного митинга, грянул оркестр, раздался ружейный залп и парусиновое покрывало, окутывавшее скульптурное сооружение на углу Советской и Коммунальной¹ улиц, упало, открыв взорам присутствующих бронзовую фигуру на высоком пьедестале. Коренастый человек в рабочей блузе, крепко сжимая в мускулистой руке винтовку, смотрит вдаль...
____________
¹ Ныне улица М. Горького. В 1968 г. памятник перемещен на угол улиц Коммунаров и Красногеройской.
 
...Так был открыт памятник Ивану Пастухову — большевику, председателю исполкома Ижевского Совета, делегату II Всероссийского съезда Советов и члену ВЦИКа, павшему от рук белых палачей в 1918 году.
 
...Иван Дмитриевич Пастухов родился в 1887 году в большой и дружной рабочей семье, почти все члены которой активно участвовали в революционном движении в Ижевске. В 13 лет он стал учеником токаря инструментальной мастерской. Познакомившись через старшего брата Александра со взглядами социал-демократов, юный Иван Пастухов в 1905 году вступает в партию. Дважды (в 1910 и в 1911 годах) его арестовывали. Лишившись права работать на казенном военном заводе, он был вынужден уехать из Ижевска. Преследуемый царской охранкой, Иван Дмитревич не смог надолго осесть ни в уральском городе Надеждинске, ни в далеком Владивостоке. В 1913 году он уже в Петербурге. Переходит с одного завода на другой, участвует в сборе денежных средств на партийную печать, пишет корреспонденции в большевистскую газету «Правда». 11 июля 1914 года — новый арест. Мрачная одиночка петербургской тюрьмы «Кресты». Отсюда после трехмесячного заключения выслан этапным порядком в село Колмогорово Енисейской губернии.
 
В марте 1917 года Иван Дмитриевич возвращается в родной город, где становится одним из признанных руководителей ижевских большевиков, а с марта 1918 года — председателем исполкома Ижевского Совета. На этом посту он и погиб во время белогвардейско-эсеровского мятежа.
 
При открытии памятника присутствовавшие видели на трибуне рядом с хорошо известными в городе людьми незнакомого пожилого человека. Это был автор монумента, московский скульптор Иван Семенович Ефимов. Представитель старшего поколения мастеров советского изобразительного искусства, ученик Валентина Серова, И. С. Ефимов (1878—1959) был талантливым скульптором и художником-графиком. Пятнадцать лучших его работ выставлено в Государственной Третьяковской галерее и Ленинградском Русском музее.
 
Заказ на изготовление проекта памятника И. Д. Пастухову он получил в 1930 году. Побывав в Ижевске, тщательно изучил документы о жизни и деятельности своего героя, беседовал с его соратниками и родными, пристально вглядывался в фотографии.
 
Вернувшись в свою московскую мастерскую, ваятель с жаром принялся за работу. Из представленных им нескольких моделей статуи была одобрена та, в которой черты революционера-пролетария были выражены наиболее ярко. По этой модели на ленинградском заводе «Монументскульптура» была отлита статуя для ижевского памятника... Имя И. Д. Пастухова носит средняя школа № 67 (пер. Широкий). Перед ее зданием установлен бюст И. Д. Пастухова работы скульптора Г. А. Черниенко. Более полувека прошло со дня гибели бесстрашного большевика, но его героический образ продолжает вызывать восхищение и гордость новых поколений.
 
 
Памятник И. Д. Пастухову
Памятник И. Д. Пастухову
 
 

«СТРОИТЕЛЮ ИЖЕВСКОГО ОРУЖЕЙНОГО...»

 
На плотине Ижевского пруда против старинной заводской башни стоит памятник, осененный зеленью старых тополей. На высоком постаменте — бюст человека в мундире александровских времен, с орденом Анны на груди и лентой через плечо. Сделанная вычурной вязью надпись гласит: «Обер-берггауптман Андрей Федорович Дерябин, строитель Ижевского оружейного завода».
 
Имя А. Ф. Дерябина (1770—1820), выдающегося горного деятеля и инженера начала прошлого столетия, золотыми буквами вписано в историю русской технической мысли и отечественной промышленности.
 
Сын сельского священника, Дерябин родился в самом сердце Урала, в Верхотурском уезде. Рассказы бывалых горщиков и рудознатцев о несметных сокровищах, таящихся в недрах Каменного пояса, заронили в душу любознательного мальчика глубокий интерес к естественным наукам. Вот почему после окончания Тобольской духовной семинарии он не пошел по стезе отца, а отправился в Петербург, где поступил в 1787 году в горное училище. Окончив его в 1790 году с чином шихтмейстера¹, Дерябин проходил службу на Нерчинских горных заводах, а затем был направлен для усовершенствования в заграничную командировку. Знакомство с постановкой дела на рудниках, заводах и фабриках Германии, Франции и Англии расширило кругозор молодого инженера, обогатило его технические и административные познания.
____________
¹ Младшее инженерное звание в XVIII в. соответствовало военному чину прапорщика.
 
По возвращении на родину Дерябин быстро выдвинулся благодаря своим обширным знаниям и способностям. В 1798 году его назначают членом Берг-коллегии, высшего государственного учреждения, ведавшего российской промышленностью. Он выполняет ряд ответственных правительственных поручений, инспектируя заводы и рудники, возглавляя экспедиции и т. п. В 1801 году Дерябин был назначен главным начальником Гороблагодатских, Пермских и Камских (Воткинского и Ижевского) заводов и управляющим Дедюхинскими соляными промыслами. Лично ознакомившись с состоянием вверенных ему заводов и найдя их в совершенном упадке, обер-берггауптман Дерябин¹ подал правительству обстоятельную записку, в которой предлагал провести целый ряд преобразований в управлении горной промышленностью. Эти предложения легли в основу утвержденного в 1806 году нового «Горного положения».
____________
¹ Обер-берггауптман — высшее звание горного инженера, равное генеральскому в военной службе.
 
Нарастала военная угроза со стороны наполеоновской Франции — и русское правительство приняло решение создать, кроме уже имевшихся тогда Тульского и Сестрорецкого оружейных заводов, еще один оружейный завод — на Урале.
 
Среди поданных правительству планов предпочтение было отдано плану А. Ф. Дерябина, который предложил построить оружейный завод на базе существовавшего с 1760 года железоковательного завода на реке Иже.
 
10 июня 1807 года торжественным открытием Оружейной конторы было положено основание заводу.
 
В 1810 году прежняя Берг-коллегия была реорганизована в Департамент горных и соляных дел. Дерябин, назначенный его директором, приложил немало энергии для дальнейшего развития российской горной промышленности, особенно заводов Урала. С 1812 по 1816 год А. Ф. Дерябин был директором Горного кадетского корпуса в Петербурге, готовил инженерные кадры для отечественных предприятий. Выйдя в отставку по состоянию здоровья, Андрей Федорович скончался в Гомеле 26 июля 1820 года.
 
...На бронзовой доске, помещенной на тыльной стороне пьедестала, указано, что монумент «сооружен в память столетия Ижевского оружейного завода 10 июня 1807 года — 10 июня 1907 г.».
 
 
Если посмотреть внимательно, то сзади, на цоколе бюста, можно прочитать: «Мод(ель) Ситникова». Это «автограф» художника-самоучки, рабочего ложевой мастерской Ивана Никаноровича Ситникова (1855—1919).
 
...Подростком, как и другие дети мастеровых, пришел он на завод. Трудолюбивый и сметливый, Иван Ситников стал хорошим слесарем, овладел грамотой. Каким бы тяжелым и утомительным ни был долгий рабочий день, он и дома не любил сидеть сложа руки. Увлекся новым в те времена делом — фотографией, много читал, восполняя чтением недостаток образования. Но особенно влекло его к живописи, рисованию, лепке. Провести час-другой у самодельного мольберта было для него лучшим отдыхом.
 
Постепенно за Ситниковым закрепилась на заводе слава художника. Стали поступать заказы на картины и портреты от заводской администрации и частных лиц. Его произведения можно было видеть в залах Гражданского клуба, женской гимназии. А когда в 1900 году в заводе организовался самодеятельный театр, Ситников стал его постоянным художником-декоратором. Не удивительно, что, когда началась подготовка к столетию завода, юбилейная комиссия поручила Ивану Никаноровичу изготовить проект памятника основателю завода. По имевшемуся в заводоуправлении старинному портрету Ситников вылепил глиняную модель бюста, который затем отлили из чугуна.
 
В свое время А. Ф. Дерябин, говоря об ижевских оружейниках, восхищался их умением, искусством и подлинным мастерством. Талантливый ижевский мастеровой Иван Ситников — яркий тому пример.
 
 

ОБЕЛИСК НА ЛЕСНОЙ ПОЛЯНЕ

 
Старую проселочную дорогу, идущую от юго-западной окраины Ижевска в сторону Куреговского лесного кордона, пересекает узкая просека. На карте лесоучастка она именуется «Дуровской гранью». Если свернуть по ней вправо от дороги и пройти метров полтораста-двести, то мы увидим среди лесной чащи небольшую полянку, посреди которой высится невысокий обелиск из темно-серого полированного гранита. На лицевой его стороне выбита надпись: «На охоте от случайного выстрела 19 ноября 1928 года здесь трагически погиб известный артист цирка Анатолий Анатольевич Дуров».
 
Жизненный и творческий путь А. А. Дурова (1893—1928) был краток, но плодотворен. Сын знаменитого клоуна-дрессировщика Анатолия Леонидовича Дурова, он унаследовал от отца яркое сатирическое дарование, но превзошел его в области дрессировки животных. Свою артистическую деятельность Анатолий Анатольевич начал незадолго до революции, но в полную силу его талант расцвел и окреп уже в советское время. Верный традициям отца, с гордостью именовавшего себя «шутом его величества Народа», Анатолий Дуров-младший тоже посвятил свое искусство народу. В 1914 году, вскоре после дебюта, молодой артист был арестован за смелую шутку относительно начавшейся империалистической войны и сослан в город Котельнич Вятской губернии. После освобождения он выступает в Ижевском цирке Коромыслова, а затем уезжает в свой родной город Воронеж. Здесь он подготовил небольшую группу дрессированных животных и стал выступать с ней на юге России, обслуживая части Красной Армии. За это впоследствии ему было присвоено звание почетного красноармейца.
 
Мастерство артиста быстро росло, в 20-е годы он стал одним из ведущих мастеров нашего цирка. Его гастрольное турне по странам Западной Европы в 1926—1927 годах сопровождалось блестящим успехом и явилось подлинным триумфом тогда еще совсем молодого советского циркового искусства. Из-за границы А. А. Дуров привез большую коллекцию редких животных и птиц. Его номер превратился в грандиозный красочный аттракцион, с которым дрессировщик возобновил свои выступления перед советским зрителем. Посетив ряд городов, он в ноябре 1928 года приехал на гастроли в Ижевск. Эти гастроли оказались для него последними...
 
22 ноября 1928 года ижевцы, еще недавно горячо аплодировавшие полюбившемуся артисту, с глубокой скорбью проводили его в последний путь. Гроб с телом А. А. Дурова был отправлен в Москву, где состоялась кремация. Урна с прахом хранится сейчас в музее города Таганрога.
 
А через несколько дней, 27 ноября 1928 года, на арене Ижевского цирка впервые выступил юный Владимир Дуров, племянник и ученик погибшего дрессировщика. В этот день ижевские зрители присутствовали при рождении нового большого мастера арены. Переняв цирковую эстафету дуровского рода, нес ее с честью по манежам нашей Родины и всего мира народный артист СССР Владимир Григорьевич Дуров (1909—1972). Не раз приезжал он и в Ижевск — город, где началась его жизнь в искусстве. В 1933 году при его участии на месте гибели Анатолия Анатольевича был открыт обелиск. Надпись на памятнике гравировали мастера Н. и М. Первяковы.
 
 

В ПАМЯТЬ О ГЕРОЯХ

 
«Здесь работал участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза Пислегин Виктор Кузьмич», — выгравировано золотом на серой мраморной доске. В скромной должности кассира работал на Центральном почтамте человек, которому одновременно с другим уроженцем Удмуртии — П. Н. Кирьяновым суждено было стать первым нашим Героем-земляком.
 
Короткую жизнь прожил Виктор Пислегин (1920—1941). Вскоре после того как он надел военную форму, ему довелось принять боевое крещение. В 1939 году во время войны с белофиннами, командуя боевой машиной, молодой танкист участвовал в прорыве «линии Маннергейма». За отвагу и мужество, проявленные в этой операции, лейтенанту Пислегину в 1940 году была вручена Золотая Звезда Героя. В Кремле, получая из рук Михаила Ивановича Калинина высокую награду, Виктор сказал:
 
— Я снова готов по первому зову партии и Советского правительства выполнить любое боевое задание во славу нашей любимой Родины.
 
На седьмой день после вторжения немецко-фашистских войск на советскую территорию бывший работник Ленинградского горвоенкомата лейтенант Пислегин снова занял свое место в боевой машине. 21 июля 1941 года Виктор Пислегин, уроженец деревни Пуштовай (Увинского района), пал смертью храбрых...
 
 
В эти дни будущий танкист Вадим Сивков еще сидел за ученической партой в ижевской школе № 22 имени А. С. Пушкина. В 1942 году, закончив десятый класс, он поступил в танковое училище, стал комсомольцем.
 
...Весна 1944 года. Советская Армия, тесня обескровленного противника, победоносно продвигалась вперед, освобождая советские села и города. В составе войск, наступавших на юге Украины, шло Н-ское танковое подразделение. Боевая машина № 017 из-за повреждения вынуждена была временно отстать от своей части. Устранив поломку, экипаж повел танк дальше на запад.
 
В занятое немцами большое село Явкино стальная крепость ворвалась с задраенными люками, ведя на ходу ураганный огонь из башенного орудия и пулемета. Танк промчался на предельной скорости по нескольким улицам — и у немцев создалось впечатление, будто в село вошли по крайней мере десять советских машин. В панике фашисты бежали, оставив много исправной боевой техники. Однако ночью, подтянув значительные силы, они пошли в контратаку. Боеприпасы у танкистов были на исходе, пришлось отходить. И тут случилось непоправимое: танк упал во тьме в противотанковый ров, глубоко уткнувшись в его стенку стволом башенного орудия. Фашисты окружили ставшую беспомощной машину.
 
Что произошло дальше, стало впоследствии известно из рассказов жителей села и из двух писем, найденных за внутренней обшивкой взорванного танка. На одном листке было написано:
 
«Мы остались двое в танке № 017 — командир танка младший лейтенант Сивков Вадим Александрович и радист красноармеец Крестьянинов Петр Константинович, — решив умереть в своем родном танке, чем покинуть его. В плен сдаваться не думаем... Немцы два раза подходили к танку, но открыть люк не смогли. В последнюю минуту взорвем танк, чтобы он не попал врагу...»
 
Герои похоронены на площади в центре села Явкина Николаевской области. Приказом министра обороны они навечно зачислены в списки первой роты той части, в которой служили...
 
В Ижевске, на стене средней школы № 22 (Красногеройская улица), издали видна бронзовая доска с надписью: «В этой школе учился с 1938 по 1942 год Герой Советского Союза танкист Вадим Александрович Сивков, павший смертью храбрых в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов». С 1970 года улица, ведущая к этой школе, носит имя Героя.
 
 
Подобная доска с изображением Золотой Звезды помещена и у входа в среднюю школу № 24 на Советской улице. Надпись на ней гласит: «В этой школе учился с 1938 по 1940 год Герой Советского Союза летчик-штурмовик Аркадий Степанович Черезов, повторивший бессмертный подвиг Гастелло в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».
 
Вероятно, мечта о небе, о полетах появилась у Аркаши Черезова еще тогда, когда он заканчивал семилетнюю школу в родном поселке Валамазского стеклозавода. Позднее, переехав в Ижевск и учась в школе № 24, Аркадий поступил в аэроклуб. Когда оканчивал десятый класс, знал уже твердо: поступит в военное авиационное училище. К моменту окончания им училища фронту потребовались пилоты на тяжелые бомбардировщики. Он сел за штурвал грозного «ТБ». С весны 1942 года началась боевая служба летчика Черезова. Летал он, как говорят летчики, грамотно, в сложной обстановке умел быстро ориентироваться и находить правильное решение. 19 июля 1943 года восемь «ИЛов» вылетели на штурмовку приближавшейся к фронту большой танковой колонны фашистов. Самолет Черезова был подбит зенитным снарядом. Летчик мог выброситься с парашютом, но позорному плену предпочел другое: свою пылающую, как факел, машину он направил в самую гущу вражеских танков...
 
 
«В этой школе учился Герой Советского Союза летчик-истребитель Виталий Васильевич Микрюков, павший смертью храбрых в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» Металлическая доска с такой надписью находится на фасаде средней школы № 25 по улице Карла Маркса. Выпускник этой школы, курсант Ижевского аэроклуба Виталий Микрюков в июле 1943 года, после окончания военного авиационного училища, прибыл на Юго-Западный фронт в разгар наступательных боев. В составе истребительной дивизии, которой командовал герой боев в Испании полковник Б. А. Смирнов, Виталий прошел славный боевой путь от берегов Днепра до австрийской столицы, сделав 226 боевых вылетов.
 
Свой последний воздушный бой он провел 4 апреля 1945 года в небе над Веной.
 
В 1968 году на аэродроме Ижевского авиационного спортивного клуба торжественно открыли памятник-стелу, где золотыми буквами начертана надпись: «Здесь начал свой путь в небо Герой Советского Союза Виталий Микрюков».
 
 
Среди Героев — уроженцев Удмуртии — мы встречаем имена трех девушек. Одна из них родилась вблизи Ижевска в деревне Тукмачи и в одном из ижевских учебных заведений получила образование. «Герой Советского Союза Федора Андреевна Пушина (1923—1943) училась в Ижевском медицинском училище с 1939 по 1941 г.» Эту надпись, золотые буквы которой врезаны в белый мрамор, с уважением читают сотни юношей и девушек, проходя мимо мемориальной доски. Тут же, на невысоком пьедестале, — бронзовый бюст героини, которая приходила в эти самые аудитории, так же волновалась на зачетах, но в грозный час выдержала самый трудный экзамен, показав себя настоящим Человеком.
 
...Глубокой осенью 1943 года, с ходу форсировав многоводный и широкий в этих местах Днепр, наши войска вышли на подступы к древнему Киеву. 5 ноября части Красной Армии заняли киевский пригород Святошино и устремились дальше, к центру города. В Святошине расположились госпиталь и санбат, в котором служила медсестра Федора Пушина.
 
 
Памятник Ф. А. Пушиной.
Памятник Ф. А. Пушиной.
 
 
Утром 6 ноября в небе появилось более 60 фашистских бомбардировщиков. Бомбы посыпались на улицы и дома. От разрыва одной из них загорелось здание госпиталя. Во время налета Федора была ранена. Но, не обращая на это внимания, отважная медсестра кинулась спасать раненых. Тех, кто не мог двигаться, работники госпиталя выносили на руках, «ходячим» помогали выйти из объятых пламенем комнат. Раненые были спасены все до одного. Полузадохнувшуюся от дыма, обессилевшую от потери крови Федору Пушину товарищи вынесли из горящего госпиталя одной из последних. Она скончалась, до конца выполнив свой благородный долг медика и солдата...
 
Памятник Ф. А. Пушиной сооружен на средства, собранные учащимися, и открыт 7 ноября 1969 года.
 
 
Высокий темно-красный обелиск, увенчанный изображением ордена Победы и обвитый черно-оранжевой гвардейской лентой, возвышается на площади возле металлургического завода. В нижней части обелиска золотом горит надпись: «Вечная слава воинам-металлургам, павшим в боях за честь, свободу и независимость нашей Родины. 1941—1945 гг.». У подножия его трепещут на ветру языки Вечного огня.
 
С первых дней войны многие ижевские металлурги ушли на фронт и с оружием в руках защищали любимую Родину. А оставшиеся на заводе ковали победу над врагом своим самоотверженным трудом на производстве.
 
Не всем суждено было вернуться с поля брани. В боях за Отчизну погибли мастер цеха № 14 И. А. Торопов, вальцовщик А. Н. Ерыпалов, секретарь цеховой парторганизации А. В. Попов, посадчик М. А. Полков, мастер цеха № 15 П. А. Темников, слесари В. И. Анисимов, Н. Е. Ильюхин, ученик слесаря А. В. Светляков, модельщики Н. А. Карелин, Н. И. Илькин, П. И. Ухарских, А. В. Баранов, А. Г. Харалгин, лекальщики X. Иманутдинов, А. А. Шемякин и другие. Имена всех погибших воинов-металлургов выгравированы на пластинках из нержавеющей стали. Пластинки уложены в стальной ларец и замурованы у подножия памятника. Место этого символического захоронения обозначено невысоким квадратным стилобатом, на котором лежит бронзовый венок. На декоративной стенке, с трех сторон окружающей обелиск, изображены приспущенные боевые знамена.
 
Этот памятник, которым коллектив дважды орденоносного Ижевского металлургического завода почтил память погибших товарищей, сооружен по проекту художника П. В. Жарского и открыт в мае 1967 года.
 
Оригинальный монумент в честь героев ратного и трудового фронта воздвигли ижевские машиностроители. Он находится на территории завода, близ главной проходной, но хорошо виден и с улицы. Десятиметровый обелиск, выполненный из серого бетона, лаконично изображает две могучие руки: одна сжимает трехгранный штык, другая держит молот, на котором золотом горят цифры «1941—1945». Фоном для обелиска служит высокая декоративная стена из черного стеклопластика. В левом верхнем ее углу изображены орден Ленина и орден Красного Знамени, которыми предприятие было награждено в годы Отечественной войны. Внизу, на серебристой ленте, начертана надпись: «В память о героическом труде и боевых заслугах Ижевского машиностроительного завода в годы Великой Отечественной войны сооружен комсомольцами завода этот монумент. 1970». Авторами проекта памятника являются инженеры-конструкторы завода В. Лоскутов и Л. Аллилуев. Средства на его сооружение заработаны заводскими комсомольцами на субботниках и воскресниках. Ими же были выполнены и все строительные работы.
 
На многих предприятиях и в учреждениях города можно увидеть мемориальные доски, на которых запечатлены имена павших.
 
...Они не вернулись с войны в родной город. Но их имена живут и будут жить в благодарной памяти большого народного сердца.
 
 
...Тысячи горожан собрались 6 ноября 1967 года на Карлутской площади для того, чтобы в канун 50-летия Октября зажечь вечный огонь Славы и открыть памятник сынам и дочерям Удмуртии, внесшим свой вклад в победу над фашистской Германией.
 
Огромная фигура советского солдата со знаменем в руках установлена на мраморном стилобате. На стеле — слова: «За подвиг ради жизни на земле Отчизна-мать вам благодарна вечно». Памятник построен по проекту архитекторов Г. Пономарева и А. Мифтахова, авторы скульптуры — Б. Волков и Р. Тагиров. Часть средств на сооружение памятника собрали трудящиеся республики.
 
Факел, зажженный у могилы борцов революции на Красной площади, был доставлен к монументу Славы в сопровождении почетного эскорта. Приняв эту символическую эстафету, Герой Советского Союза А. М. Лушников под торжественные звуки гимна Советского Союза зажег у подножия памятника огонь Славы, огонь бессмертия...
 
 

ПУШКА НА ПЬЕДЕСТАЛЕ

 
В сквере у кинотеатра «Дружба» возвышается еще один монумент. На постаменте, напоминающем по форме противотанковый эскарп, установлено 57-миллиметровое орудие. Такие были на вооружении Советской Армии в грозные годы войны с фашизмом. Декоративная стенка, на которую опирается постамент, украшена лаконичной надписью: «1941—1945. 174-му противотанковому артдивизиону имени Комсомола Удмуртии».
 
 
Памятник противотанковому артдивизиону имени Комсомола Удмуртии.
Памятник противотанковому артдивизиону имени Комсомола Удмуртии.
 
 
...Боевой путь этой воинской части, сформированной из молодых добровольцев нашей республики, начался в суровом 1942 году на Дону и закончился в победном 1945 -м на берегах немецкой реки Эльбы. Орден Красной Звезды на знамени и более пятисот правительственных наград, полученных бойцами и офицерами дивизиона, ярко свидетельствуют о его славных боевых делах. Нелегок был путь к Победе. Многие не вернулись домой с полей сражений, отдав за счастье будущих поколений свою жизнь...
 
В память погибших и в честь живых ветеранов соорудили ижевские комсомольцы этот монумент (авторы проекта — И. В. Керсантинов и А. Е. Добровицкий).
 
Торжественное открытие, приуроченное к знаменательной дате 50-летия Ленинского комсомола, состоялось вечером 29 октября 1968 года. Среди знамен, склоненных у памятника, в трепетном свете факелов ярко рдело полотнище боевого знамени артдивизиона. Сейчас оно передано Удмуртской областной комсомольской организации на вечное хранение.
 
 

«...УСТАНОВИТЬ НА РОДИНЕ НАГРАЖДЕННОГО»

 
По существующему в нашей стране мудрому и справедливому закону людям, вторично заслужившим высокое звание Героя Советского Союза, при жизни устанавливаются монументы на их родине. Среди 110 дважды Героев есть уроженец города Ижевска, сын заводского рабочего Евгений Максимович Кунгурцев.
 
Еще учась в ижевской школе № 22, Евгений «заболел» авиацией: увлеченно мастерил на детской технической станции модели самолетов, упорно занимался физкультурой, закалял здоровье, чтобы «пройти в летчики». Окончив семь классов, он поступил в Воткинский машиностроительный техникум и одновременно стал заниматься в аэроклубе.
 
Война застала Кунгурцева курсантом Балашовской летной школы. В декабре 1942 года он был выпущен из нее и направлен в гвардейскую штурмовую часть, сражавшуюся на Ленинградском фронте.
 
Уже в первых вылетах на задания молодой летчик показал превосходные боевые качества: смелость, выдержку, умение мгновенно оценить обстановку, а главное — то «чувство локтя», которое так присуще советским авиаторам. Товарищи говорили про Евгения, что он «любит летать». На языке штурмовиков это означало, что Кунгурцев любит трудные и дерзкие операции. Не раз ходил он в смелую разведку, добывая ценные сведения для командования, был искусным мастером по фотографированию вражеских позиций, причем делал снимки с небольшой высоты. 23 февраля 1945 года Евгению Максимовичу Кунгурцеву было присвоено звание Героя Советского Союза. К этому времени он совершил уже 200 боевых вылетов и был командиром той самой эскадрильи, в которую за два года до этого пришел необстрелянным новичком-сержантом.
 
 
Бюст дважды Героя Советского Союза Е. М. Кунгурцева.
Бюст дважды Героя Советского Союза Е. М. Кунгурцева.
 
 
Однажды, когда бои шли уже в Восточной Пруссии, Кунгурцев получил задание разведать местонахождение крупного немецкого склада боеприпасов. Склад оказался недалеко от переднего края, в зоне наибольшего насыщения зенитным огнем. Самолет Кунгурцева был сбит разорвавшимся снарядом, сам летчик серьезно ранен. Товарищи считали его погибшим. Только на четырнадцатый день, после долгих и опасных скитаний по немецким тылам, он вышел в расположение своих войск и, обросший, еле держащийся на ногах от потери крови, был доставлен в свою часть...
 
24 мая 1945 года Евгений Кунгурцев участвовал в параде Победы в Москве. Он шел в строю по Красной площади, и на его груди сверкали уже не одна, а две Золотые Звезды Героя Советского Союза.
 
...День 2 сентября 1950 года превратился в Ижевске в праздник, не предусмотренный календарем. В этот день в сквере у кинотеатра «Колосс» в присутствии самого Героя состоялось торжественное открытие монумента. Он представляет собой цилиндрический постамент из красного полированного гранита. На нем установлен бронзовый бюст Героя.
 
Скульптор П. П. Козловский изобразил Кунгурцева в форме старшего лейтенанта гвардейской авиации со всеми полученными им наградами: двумя Золотыми Звездами, орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Красной Звезды, Александра Невского, Богдана Хмельницкого и несколькими медалями. Открытое, мужественное лицо летчика исполнено решимости и отваги.
 
На овальном бронзовом щите, прикрепленном к постаменту, отчеканен текст Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года, подписанного М. И. Калининым и А. Ф. Горкиным: «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза, наградить Героя Советского Союза гвардии старшего лейтенанта Кунгурцева Евгения Максимовича второй медалью «Золотая Звезда», соорудить бронзовый бюст и установить его на постаменте на родине награжденного».
 
Окончив после войны Военно-воздушную академию и Академию генерального штаба, полковник авиации Е. М. Кунгурцев продолжал службу в рядах Советской Армии, командуя крупным авиационным соединением. Ныне находится в отставке.
 
 

«НАВЕКИ С РОССИЕЙ»

 
Есть в Ижевске монумент совсем особого рода. Проект его, прежде чем воплотиться в материале, рождался в жарких творческих спорах на протяжении многих лет — слишком ответственна была задача, поставленная перед художниками, скульпторами и архитекторами.
 
В июне 1958 года Удмуртия торжественно отмечала 400-летие добровольного вступления в состав Русского государства. Побратимство русского и удмуртского народов окрепло и закалилось в совместной борьбе с царизмом и иноземными захватчиками, в строительстве социализма и коммунизма. Эту нерушимую дружбу и братство решено было увековечить монументом. Место его установки первоначально наметили в районе новой Центральной площади. Позднее, в связи с утверждением проекта центрального бульвара-эспланады в сторону пруда, было решено соорудить монумент на крутом косогоре, спускающемся к набережной. Памятник должен просматриваться на всем протяжении бульвара как его композиционный центр.
 
Летом 1970 года был утвержден окончательный проект монумента и началось его сооружение. Авторы — московский скульптор А. Бурганов, архитектор Р. Топуридзе, инженер Е. Бисноватый совместно с удмуртскими художниками С. Кузьминым, П. Семеновым и В. Табахом — метко озаглавили свое произведение девизом «Навеки с Россией».
 
Монумент был торжественно открыт 26 июня 1972 года. Он представляет собой две параллельно стоящие 53-метровые стелы, выполненные из нержавеющей стали и олицетворяющие два народа. Стелы соединяются ажурным скульптурным рельефом. Составляющие его три самостоятельных композиции отражают этапы совместной истории народов-братьев: начало пути, созидательный труд, защиту Отечества, дружбу.
 
Две женские фигуры в русском и удмуртском национальных костюмах, олицетворяющие Россию и Удмуртию, высоко поднимают полотнище знамени, трепещущее на ветру. С другой стороны монумента в просвете между стелами размещен вертикальный геральдический рельеф с рядом символов нашей республики. Все скульптурные детали выполнены из красной, местами позолоченной меди и эффективно контрастируют со спокойной гладью серых стальных стел-пилонов.
 
На боковых крыльях пилонов написано на удмуртском и русском языках: «Слава великой братской дружбе русского и удмуртского народов».
 
От монумента к набережной пруда ведет просторная лестница.
 
 
ГОРОД СМОТРИТ В БУДУЩЕЕ
 

ГОРОД СМОТРИТ В БУДУЩЕЕ

 
Заглянем в завтрашний день Ижевска. Для этого совсем не нужно призывать на помощь фантазию. У нас есть отличный путеводитель — генеральный план, в котором ясно определены основные черты развития города на двадцать лет (с 1961 по 1980 год).
 
Начнем с центра. По сравнению с прежней планировкой он получает значительное смещение к северу и располагается на территории, которая с трех сторон ограничена магистральными улицами Кирова, Удмуртской и Советской, а с четвертой, западной стороны, выходит непосредственно к пруду. Ввиду того, что эта территория относится к старой части города и имеет давнишнюю, в основном деревянную застройку, здесь предстоят и уже проводятся большие реконструктивные работы — сносятся устаревшие строения и местность планируется заново.
 
На центральной площади некоторые здания из запроектированного для нее монументального ансамбля уже построены. Намечается также возвести величественное здание музыкально-драматического театра. На западе обширное пространство площади останется широко распахнутым. Отсюда начинается парадный бульвар, который каскадом уступчато расположенных террас плавно спустится в сторону пруда. По обе стороны этой широкой и прямой магистрали, придавая ей значительный, торжественный вид, встанут жилые и общественные здания, выдержанные в строгом современном стиле.
 
Южная сторона бульвара уже начинает постепенно вырисовываться. Здесь построены Центральный универмаг и кинотеатр «Россия». Северную сторону образуют четыре жилых высотных дома и здание Дворца культуры металлургов с фасадом, украшенным витражами из стекла. Все эти здания, сооружение которых составило первый этап застройки бульвара, разместились на его отрезке от площади до улицы Карла Маркса.
 
На всем протяжении бульвар будет украшен декоративными насаждениями и искусственными водоемами, а ниже улицы М. Горького он вольется в зеленый массив расширенного городского сада. Кстати, сама улица М. Горького на значительном расстоянии превратится в одностороннюю. Малоценные деревянные строения, составляющие сейчас ее западную сторону, будут снесены, и все пространство до берега пруда, включая и нынешнюю Милиционную улицу, превратится в зеленую зону. Берег на всем протяжении от плотины до Парка культуры и отдыха одевается в панцирь из камня и бетонных плит, а впадающая в пруд речка Подборенка заключена в специальную железобетонную трубу. Все это не только укрепит берег Ижевского водохранилища, но и значительно украсит его. Лодочные причалы и красивые ступенчатые сходы к воде придадут набережной разнообразие и живописность. Со стороны пруда ее ровная линия будет восприниматься как неотъемлемая часть городского архитектурного ансамбля, его спокойное и твердое подножие. Вдоль набережной пролягут семиметровая автострада и широкая панель для пешеходов.
 
По генеральному плану сохраняется прежний принцип членения территории города на самостоятельные в административном отношении районы, которые в свою очередь будут делиться на большие жилые районы с количеством жителей от 30 до 35 тысяч человек. В пределах каждого такого жилого района предусматривается организовать общественные центры с клубами, кинотеатрами, поликлиниками, родильными домами, банно-прачечными комбинатами, а также районные сады со спортивными площадками.
 
 
Кинотеатр «Россия».
Кинотеатр «Россия».
 
 
В жилых районах проектируется по нескольку микрорайонов, в каждом на площади 25—30 гектаров будет жить 6—8 тысяч человек. Кстати, в целях экономии территории и затрат на единицу площади сооружений, а также для наибольшей живописности архитектурного силуэта, жилые дома теперь строятся не двух- или трехэтажные, как раньше, а в 5, 9, 12 и более этажей. Это добротные капитальные здания с центральным отоплением, канализацией, водопроводом, газом и мусоропроводами.
 
Генплан предусматривает за 20 лет создать 15 микрорайонов: 10 из них расположатся на свободных территориях в районе Воткинского шоссе, а 5 — севернее улицы Кирова путем реконструкции старых жилых кварталов.
 
Основное развитие города идет в направлении на восток и северо-восток. Эти территории свободны от застройки и имеют благоприятные естественные условия: ровный рельеф, наличие богатого фонда зелени, отсутствие какой бы то ни было задымленности.
 
Вдоль Воткинского шоссе сейчас создается общественно-торговый центр, к которому будут тяготеть жилые районы Буммаша и автозавода. Здесь уже разместились широкоформатный кинотеатр «Ударник» на 600 мест, большие продовольственные и промтоварные магазины, столовые и кафе.
 
После того как могучие 9—12-этажные здания встанут и с северной стороны Воткинского шоссе, эта широкая, 93-метровая магистраль станет одной из красивейших в городе. Гирлянды уличных светильников и цветные огни реклам будут придавать ей по вечерам особенно нарядный вид.
 
Интересно решен проект района автозавода. Он займет площадь размером до 700 гектаров и будет иметь, по предварительным расчетам, около 400 тысяч квадратных метров жилой площади. Здесь можно будет разместить около 45 тысяч жителей (при норме 9 квадратных метров на человека) — целый дореволюционный Ижевск! Проектировщики стремятся придать району автозавода интересный силуэт путем использования различной этажности зданий. Кроме пятиэтажных домов, здесь будут построены здания по 9, 12, 14 и даже 16 этажей. Помимо школ, детских садов, яслей, различных предприятий общественного питания и бытового обслуживания, в районе предполагается разместить Дворец молодежи, Дом культуры автозавода, филиал городской библиотеки, киноконцертный зал, гостиницу, ресторан, кафе, крупные фирменные гастрономические и промтоварные магазины. Предусматривается создание лесопарковой зоны со спортивными сооружениями.
 
Учитывая, что численность населения в Ижевске должна увеличиться до 500 тысяч человек, и исходя из нормы жилой площади 9 квадратных метров на человека, генеральный план в целом по городу намечает построить за 20 лет около 5 миллионов квадратных метров жилой площади. Для выполнения проекта объем жилищного строительства должен быть увеличен до 250—300 тысяч квадратных метров в год.
 
Такие районы города, как Восточный поселок на левом берегу р. Карлутки и южная часть Ленинского района, ввиду малой амортизации существующих жилых домов, намечается реконструировать за пределами предусмотренного планом срока. Впрочем, и здесь продолжатся благоустройство и озеленение, а в местах прохождения основных транспортных магистралей возможна замена деревянных зданий каменными.
 
Сейчас перед проектировщиками и строителями стоит задача строить жилые и общественные здания не только удобными и добротными, но и интересными в архитектурном отношении.
 
Большое внимание в генплане уделяется вопросам транспортной связи. Наряду с развивающимся трамвайным и автобусным движением важное значение в городе получит троллейбус. Трамвай будет перевозить примерно 40 процентов пассажиров, троллейбус — 30, автобус — 20 и остальные виды транспорта — 10 процентов. Троллейбусные линии связали центр города с районами заводов Буммаш и Нефтемаш, куда проложены также трамвайные и автобусные маршруты.
 
В дальнейшем троллейбусная линия протянется к автозаводу и к вокзалу.
 
 
Оживленное движение на улицах города.
 
 
Магистрали общегородского значения с наиболее интенсивным движением планируется расширить до 60—80 метров. Для безопасности движения пешеходов на главных магистралях с обеих сторон проезжей части пролягут широкие озелененные бульвары, а на перекрестках будут сооружены подземные переходы на разных уровнях. Для грузового транспорта предусмотрено выделить специальные магистрали, изолированные от жилых домов. Чтобы ускорить движение транспорта на пересечении магистралей, предполагается сделать развязки на разных уровнях. Это в первую очередь будет касаться магистрали в сторону автозавода.
 
 
Оживленное движение на улицах города.
Оживленное движение на улицах города.
 
 
Долгое время единственным источником энергопитания города и его предприятий была Ижевская ТЭЦ, построенная еще в начале 30-х годов и умощненная с тех пор почти в 3,5 раза. С 1959 года она стала давать горячую воду в городскую теплофикационную сеть. После ввода в эксплуатацию Воткинской ГЭС энергоснабжение столицы Удмуртии значительно улучшилось, однако дальнейшее обеспечение электричеством и теплом поставило на очередь дня вопрос о строительстве новой теплоэлектроцентрали.
 
Ее строительство началось осенью 1970 года. Первые агрегаты должны дать ток в 1974 году. По годовой выработке энергии ИЖ ТЭЦ-2 превзойдет Воткинскую ГЭС. Помимо этого, она полностью обеспечит город необходимым количеством горячей воды и технологического пара. Главный корпус теплоэлектроцентрали будет окружен целым комплексом подсобных зданий и сооружений. Рядом планируется для энергетиков жилой микрорайон общей площадью не менее 60 тысяч квадратных метров со всеми необходимыми культурно-бытовыми учреждениями.
 
Несколько лет назад, когда были построены новые головные сооружения ижевского водопровода, считалось, что они вполне обеспечат город прудовой водой. Но быстрый рост промышленности и коммунального хозяйства, особенно строительство автозавода и ТЭЦ-2, заставили искать новые, более мощные источники водоснабжения.
 
В 1970 году начались работы по строительству водопровода Кама—Ижевск. Это сложное гидроинженерное сооружение будет представлять собой гигантскую трубу, которая проляжет под землей на протяжении 56 километров. Строительство водопровода должно завершиться в 1974 году.
 
10 января 1966 года окончилось строительство 300-километрового газопровода Миннибаево—Ижевск. Приход голубого топлива открывает новые перспективы в развитии экономики и культуры Ижевска. Его предприятия переводятся на газ. Это удешевит производство и сразу отразится на состоянии воздушного бассейна, который станет гораздо чище и здоровее.
 
Скверы, сады, парки, пригородные леса называют легкими городов. Сейчас зеленые насаждения в Ижевске составляют около 6 квадратных метров на человека. По плану эта норма должна увеличиться до 12—15 квадратных метров. Зеленый наряд станет существенным дополнением к архитектуре города.
 
Центральным городским парком останется Парк культуры и отдыха имени С. М. Кирова. От него по берегу пруда протянется широкая зеленая «зона здоровья», которая сольется с массивом городского сада, а к югу продолжится вдоль реки Иж. Второй городской парк запроектирован в районе нынешнего ипподрома на левом берегу речки Карлутки, где есть лесной массив. Садами районного значения станут березовая роща Культбазы и подлежащие сохранению участки бывшего леса в районе Буммаша и автозавода. Вокруг города в радиусе 8—10 километров раскинется лесопарковый пояс общей площадью 6 тысяч гектаров. Здесь расположатся пионерские, туристические лагеря, дома отдыха и гостиницы-пансионаты, а на берегах пруда и впадающих в него рек появятся новые пляжи, купальни и лодочные станции.
 
По-новому будет выглядеть район станции «Ижевск-1». Построенный еще в начале 50-х годов, вокзал стал тесен для растущего города. Он будет реконструирован и расширен. С северной стороны к нему примкнет красивое трехэтажное здание, сверкающее полированным стеклом, мрамором и анодированным алюминием. В нем разместятся билетные кассы, камеры хранения ручного багажа, комнаты отдыха для транзитных пассажиров, различные подсобные помещения. Значительной реконструкции подвергнется привокзальная площадь.
 
Ведется еще одно важное строительство: сооружается новый Ижевский аэропорт. Здесь будет просторный аэровокзал, способный обслуживать 200 пассажиров в час, и гостиница на 100 мест. Сердцем аэропорта станет командно-диспетчерский пункт с семиэтажной башней, оснащенный новейшим аэронавигационным оборудованием. Бетонированные взлетно-посадочные полосы позволят принимать большие пассажирские лайнеры. Прямые рейсы свяжут Ижевск со столицами союзных республик, с городами Сибири, Дальнего Востока и другими районами страны.
 
Таково недалекое будущее нашего города. Таким он видится не только в наметках генерального плана развития, но и в реальных делах людей, на глазах преображающих его облик.
 
 
 

ЧТО ЧИТАТЬ ОБ ИЖЕВСКЕ

 
  • Алферов Н. С. Зодчие старого Урала. Первая половина XIX века. Свердловское книжн. изд., 1960.
  • Александров А. А. Ижевский завод. Ижевск, Удм. книжн. изд., 1957.
  • Бахина В. И. Санаторий «Металлург». Ижевск, «Удмуртия», 1965.
  • Вихарев Б. С. Ижевск. Удм. книжн. изд., 1963.
  • Горбов М. И. Ижевские оружейники. Удм. книжн. изд., 1963.
  • Двадцать лет. Государственный Русский драматический театр. Под ред. А. К. Пивоварова. Ижевск, 1955.
  • Забвению не подлежит. Фотоальбом. Ижевск, «Удмуртия», 1972.
  • Зубарев С. П. Прикамье в огне. «Удмуртия», 1969.
  • Ижевский металлургический. Сост. А. М. Фомичев. Ижевск, 1960.
  • К истории образования Удмуртской автономии. Сб. документов, Ижевск, Удм. книжн. изд., 1960.
  • Кондратьев Н. Д. Начдив Железной Азин. Военное изд. Министерства Обороны СССР. Москва, 1960.
  • Кулемин И. Г. Героев наших имена. Ижевск, «Удмуртия», 1967.
  • Очерки истории удмуртской организации КПСС. Ижевск, «Удмуртия», 1968.
  • Орешков Т. М. Ново-Ижевский источник — у вас дома. «Удмуртия», 1965.
  • Очерки истории Удмуртской АССР, тт. I—II. Ижевск, Удм. книжн. изд., 1958, 1962.
  • По родному краю. Исторические памятники и знаменательные места Удмуртии. Удм. книжн. изд., 1964.
  • Сергеев В. Л. Камские заводы. Из истории возникновения и развития Ижевского и Воткинского железоделательных заводов. Ижевск, Удм. книжн. изд., 1958.
  • Сергеева А. Д. Семья рабочего. Ижевск, «Удмуртия», 1966.
  • Сергеева А. Д. Товарищи. Ижевск, «Удмуртия», 1969.
  • Слово о земляках. Сб., Ижевск, «Удмуртия», 1965.
  • Сорок лет Удмуртской АССР. Ижевск, Удм. книжн. изд., 1960.
  • Советской Удмуртии двадцать лет. Ижевск, Удмуртгосиздат, 1940.
  • Стрельцов Ф. В. Анатолий Анатольевич Дуров. Ижевск, 1928.
  • Твои земляки. Сб. очерков. Ижевск, «Удмуртия», 1970.
  • Трефилов Г. Н. К вершинам культуры. Ижевск, «Удмуртия», 1964.
  • Трижды орденоносный. Сб., Ижевск, 1967.
  • Удмуртия в период иностранной военной интервенции и гражданской войны. Сб. документов, ч. I (июнь 1918 г.— начало марта 1919 г.). Ижевск, Удм. книжн. изд., 1960.
  • То же, ч. II (март 1919 г. — декабрь 1920 г.). Ижевск, Удм. книжн. изд., 1963.
  • Улицы города Ижевска. Справочник. Сост. В. М. Солохин. Ижевск, «Удмуртия», 1970.
 

 

 
Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 227 МБ).
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

30 марта 2017, 21:28 1 комментарий

Комментарии

Тираж большой, но эта замечательная книга страстного краеведа издавалась давно, классика своего времени, когда с послевоенной "оттепелью" стало реабилитироваться краеведение и появились в СССР книги о городах (с конца 50-х). О Севрюкове - родился в Томске в семье "белого отступленца", техника оружейного завода, поэтому его вызывали в КГБ. Очень любопытен т.н. "Фонд Севрюкова" (старые фотографии, ЦГА УР). На самом деле, это на 90% коллекция ижевского фотографа Н.Г.Пономарева, умершего в 1930 г., его дочери учились в библиотечном техникуме (ныне один из корпусов УдГУ) у Севрюкова. О.Н.Пономарева рассказывала мне, что отдала "целый чемодан" фотографий своего отца О.В.Севрюкову, который вел у них русскую литературу и историю. Так появился огромный "фонд Севрюкова". В нём также много вырезок из местной печати по цирку, Севрюков вырезал бритвочкой материалы по цирку в Ленинской библиотеке (в краеведческом отделе сохранились следы этих краж, см. последние страницы местных газет, то есть занимался кражами). Севрюков хотел поступить на работу и в краеведческий музей, чтобы ознакомиться с фотографиями, но его не пустили, так как у него была страсть к коллекционированию, а значит, и к невольным кражам - в музее негласное правило - коллекционеров туда не пускают на работу. Я как раз начинал работать в музее после университета и не стал коллекционером. Другие же краеведы - заядлые коллекционеры, в частности, старых фотографий и, соответственно, невольные жулики. Так, "главный историк" Ижевска, которому музейщики проговорились о том, что собираются поехать к дочери ижевского царского генерала Миронова (архитектор, по проекту которой была построена в 1930 году Центральная гостиница на Советской) и назвали этому "историку" адрес в г.Ступино Московской области, съездил туда оперативно сам, забрал альбом генеральских фотографий 19 века и рукописные афиши заводского театра работы Ситнинкова (автора памятника Дерябину). Краденный альбом "историк" оставил себе, а афишу продал музею. Надо сказать, что краеведы, особенно с жилкой коллекционера - очень страстные люди. Рано или поздно, но их коллекции, даже полученные не честным путем, все-таки поступают в государственные фонды.

Добавить комментарий

Партнёры
Альянс Трейд
Компания «Философия Камня»
ГК «СтеклоСтиль»
АО «Прикампромпроект»
Pine House Corporation
Копировальный центр «Пушкинский»
Стоматологический салон «Центральный»
Компания «Вентана»
Джут
Компания Алюм Дизайн