наверх
 
Удмуртская Республика


В. А. Мыслин. Архитектура производственных цехов. 1936

Проблемы архитектуры : Сборник материалов : Том I, книга 2 / Под редакцией А. Я. Александрова ; Всесоюзная Академия архитектуры. — Москва : Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1936 Арх. В. А. Мыслин АРХИТЕКТУРА ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЦЕХОВ
 
 
Статья архитектора В. А. Мыслина «Архитектура производственных цехов» из сборника «Проблемы архитектуры : Сборник материалов : Том I, книга 2» (Москва : Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1936).
 
 
 

Арх. В. А. Мыслин

АРХИТЕКТУРА ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ЦЕХОВ

 
 

АРХИТЕКТУРНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

 
Промышленная архитектура не является самостоятельной отраслью архитектуры. Она в основном пользуется теми же строительными материалами и конструктивными приемами, что и другие виды строительства. Законы архитектурной композиции для нее те же, что и для жилых, общественных, сельскохозяйственных и других видов сооружений. Творческий метод работы архитектора, возникающие трудности и противоречия при проектировании промышленных зданий в основном те же, что и при проектировании жилого дома, клуба и т. д.
 
Однако в условиях промышленного производства творческий метод работы архитектора, его возможности и ограничения приобретают часто свою, только ему присущую, специфику. Объясняется это тем, что промышленная архитектура связана с обслуживанием не только человека, но и технологического процесса производства.
 
Если обратиться к истории развития промышленной архитектуры, то оказывается, что в период зарождения промышленного производства она мало чем отличалась по своему характеру от архитектуры зданий, связанных исключительно с обслуживанием человека и его потребностей. Так, мануфактурная фабрика в Вудчестере (рис. 1), построенная около 1740 г., не имеет специфических черт промышленного здания. В своих размерах она равняется на человека.
 
Промышленная архитектура пользовалась общими композиционными приемами и архитектурными элементами, присущими данной эпохе и национальным особенностям страны. Часто мы видим перенос господствовавших стилевых особенностей и на промышленные предприятия. Швейцарская электростанция в Сен Мориц (рис. 2) воспринимается нами, как место религиозного культа, — это промышленное сооружение еще не имеет каких-либо специфических черт.
 
Такое положение было вполне возможно и естественно в связи с низким уровнем состояния техники промышленного производства. Развитие техники потребовало и от архитектуры своих, только ей присущих, элементов, а часто и новых приемов композиционного решения. Появились огромные ленточные окна, гигантские фонари, характерный тип одноэтажного цеха, изменился и весь колорит окружающего завод пространства (рис. 3). Особенно ярко специфичность промышленной архитектуры выявилась за последние 30—40 лет, в связи с бурным развитием техники промышленного производства.
 
 
Рис. 1. Мануфактурная фабрика в Вудчестере, построенная около 1740 г.; башенка надстроена позднее
Рис. 1. Мануфактурная фабрика в Вудчестере, построенная около 1740 г.; башенка надстроена позднее
 
 
Какие же основные моменты характерны для современной промышленной архитектуры? Мы попытались выяснить их в следующих восьми тезисах:
 
1. Промышленное производство требует рациональной технологической организации всего комплекса (завод, комбинат) и каждого цеха, каждого аггрегата в отдельности. Мало того, производство требует еще и рациональной его эксплоатации, т. е. максимального сокращения передвижений сырья, полуфабриката, готовой продукции, пустого и недогруженного транспорта, рабочего. Поэтому основным фактором, влияющим на архитектурный облик производственного здания, будет тот технологический процесс, для которого оно сооружается.
 
 
Рис. 2. Швейцария. Сен Мориц. Электростанция
Рис. 2. Швейцария. Сен Мориц. Электростанция
 
 
2. В отдельных случаях на архитектурное решение цеха могут иметь большое влияние и другие факторы. Так, в производстве, связанном с переброской большого количества грузов (например металлургия), транспорт будет иметь решающее значение. Расположение сооружений на генеральном плане предприятия, их взаимная координация определяются допускаемыми уклонами и радиусами поворота того или иного вида транспорта; высота здания и его отдельных элементов (например проемов) будет определяться габаритами подвижного состава; передвижение рабочих в данном случае требует устройства подземных тоннелей или висячих эстакад. Все это влияет на архитектурный облик завода.
 
В производствах, выделяющих много вредных веществ, или в производствах горячих, влажных и т. д., искусственные и естественные вентиляционные устройства оказывают чрезвычайно большое влияние и на архитектурный облик цеха. Так, впечатление от интерьера коконо-парочного цеха шелкомотальной фабрики в Хони (рис. 4) целиком определяется искусственными вентиляционными устройствами; за ними скрываются все элементы здания. Подобного рода сооружения, связанные с обслуживанием производственного процесса, часто непосредственно выявляются и на внешней форме производственного здания. Воздухопровод Запорожстали (рис. 5) по своим размерам и сложности конструктивных переплетений целиком поглощает внимание зрителя.
 
Эти примеры показывают, что архитектор в промышленном строительстве не может ограничиться решением одной строительной оболочки здания. Он должен вмешиваться еще и в пространственное размещение всех элементов оборудования и обслуживания производства.
 
3. При особой сложности конструкций здания (арочные и решетчатые перекрытия больших пролетов, ангары, эллинги, мосты) именно они становятся решающим фактором, поскольку даже в обычных промышленных, сооружениях они играют огромную роль.
 
4. Современное промышленное производство требует грандиозных сооружений. Это относится в одинаковой мере как к территории, занимаемой промышленным предприятием в целом, так и к площади отдельных цехов, их длинам и высотам. Так, главный корпус мартеновского цеха Кузнецкого металлургического завода им. Сталина — трехпролетное здание длиною почти в полкилометра (470 м) и шириной в 69 м. Здание, где стоит миксер, имеет высоту более 28 м. Луганский паровозостроительный завод имеет цех, площадь которого, заключенная под одной кровлей, достигает 60 000 м². Отдельные сооружения промплощадки имеют также огромные размеры. Градирни достигают высоты в 50 м при диаметре в 35 м. Кислотные турмы Балахны имеют высоту 45 м. Фабричные трубы достигают 60 м высоты и больше.
 
 
Рис. 3. Законченный стройкой литейный цех Челябинского тракторного завода. На переднем плане экскаватор за очисткой заводского двора, который должен быть подготовлен для производственной работы
Рис. 3. Законченный стройкой литейный цех Челябинского тракторного завода. На переднем плане экскаватор за очисткой заводского двора, который должен быть подготовлен для производственной работы
 
 
5. Промышленная архитектура обладает исключительным богатством форм и их сочетаний; достаточно указать на контраст здания, обнаженной конструкции и аггрегата, на контрасты вертикали трубы и горизонтали склада, плоскости фасада многоэтажного здании и объемной формы градирни, массы стены и пространства остекления.
 
Каждый из элементов промстроительства имеет самобытную форму, различный характер обработки и поражает своими размерами и мощностью. Одно существование такого разнообразия зданий и сооружений, связанных с промышленным производством, бесконечно обогащает возможности архитектора, работающего в этой области.
 
Печи Шнейдера (рис. 6) — один из примеров исключительно богатой формы сооружения, целиком состоящей из элементов производственного назначения. Обычная архитектурная деталь — наличник, введенный на торце сооружения — выглядит смешной и ненужной.
 
 
Рис. 4. Внутренний вид коконо-парочного цеха шелкомотальной фабрики в Хони (Грузия)
Рис. 4. Внутренний вид коконо-парочного цеха шелкомотальной фабрики в Хони (Грузия)
 
 
6. Однако наряду с богатством и разнообразием отдельных объемных форм промплощадки характер самого производственного цеха, а также планировки заводской территории определяется прямым углом. В большинстве случаев- производственное здание имеет в плане и разрезе прямоугольное очертание. Его объем представляет собой один или ряд сочлененных параллелепипедов. Расположение зданий на участке определяется параллелями и перпендикулярами. Отсюда почти исключительно прямые магистрали и прямоугольные площади.
 
В промстроительстве доминирует прямой угол, основной объемной фигурой производственного здания является параллелепипед, решение которого определяется простотой контура в плане и плоскостной обработкой отдельных фасадных поверхностей. Господство в промстроительстве прямого угла находится в зависимости главным образом от межцехового и внутрицехового транспорта. Прямой путь, являясь кратчайшим, легче всего конструируется и в механических устройствах (конвейер, шнек и т. п.).
 
7. Масштаб производственного здания определяется человеком и машиной. Если рост человека мы можем считать за постоянную величину, колебания в размерах машин могут быть весьма значительными. С развитием техники идет увеличение мощностей, что в свою очередь ведет к укрупнению аггрегатов. Разрыв между размерами человека и машины все увеличивается.
 
8. К архитектурно-строительным особенностям производственного здания относится и вопрос о законченности его формы в связи с возможностью расширения и технической реконструкции. Производственное здание не имеет застывшей формы. Специальный интерес представляет и вопрос о монументальности производственного здания. Форд говорит: «Монументальное строительство — это надгробный памятник промышленности». Промышленная архитектура не монументальна в материальном понимании этого слова. Такое положение будет вполне понятно, если учесть быстрое развитие техники промышленного производства, а в связи с этим и короткие сроки амортизации промышленного предприятия. Этим же объясняется и то положение, что до нашего времени сохранилось крайне незначительное количество сооружений, связанных с зарождением промышленного производства.
 
 
Рис. 5. Домна № 1 Запорожстали. Вид мощного воздухопровода воздуходувки, пропускающей в час 2500 м³ воздуха
Рис. 5. Домна № 1 Запорожстали. Вид мощного воздухопровода воздуходувки,
пропускающей в час 2500 м³ воздуха
 
 
Таковы специфические особенности промышленного производства, влияющие на промышленную архитектуру.
 
Наибольшие по сравнению с другими видами строительства технологичность и конструктивность промышленной архитектуры ни в коей мере не исключают ее эмоциональности.
 
Художественная выразительность промышленной архитектуры базируется в основном именно на тех средствах, которые предоставляются архитектору специфическими особенностями промышленного здания или сооружения.
 
 
Рис. 6. Цементный завод «Пролетарий» в Новороссийске. Печи Шнейдера
Рис. 6. Цементный завод «Пролетарий» в Новороссийске. Печи Шнейдера
 
 
Анализируя в каждом отдельном случае факторы технологического и конструктивного порядка, можно вскрыть богатейшие возможности для архитектурно-художественного решения, присущего только данному объекту строительства. Конечно, ошибочно было бы считать, что эмоциональность промышленной архитектуры целиком вытекает из требований производства и из конструктивных приемов его решения. Эти средства должны быть еще переведены на язык архитектуры и превращены в композиционно-выразительные средства путем активной художественной переработки их.
 
Проблема образного обогащения промышленной архитектуры на советском заводе требует еще и расширения выразительного языка архитектуры за счет синтеза изобразительных искусств. Но в практике нашего промстроительства помощь изобразительного искусства — явление пока еще очень редкое.
 
Челябинский завод в день пуска (рис. 7) имел на пустующих плоскостях стен живописные росписи. К сожалению, они носили временный характер, что, конечно, не способствовало художественному качеству их исполнения и органическому включению в общее архитектурно-пространственное решение.
 
Особое значение с этой точки зрения приобретает живопись (фреска), скульптура, барельеф, фактура (сочетание материалов в кладке), майолика, орнамент, цветовое решение в связи с естественной окраской материала и покраской оштукатуренных стен, дневное и вечернее (естественное и искусственное) освещение, озеленение и т. д.
 
 
Рис. 7. Механо-сборочный цех Челябинского тракторного завода в день пуска
Рис. 7. Механо-сборочный цех Челябинского тракторного завода в день пуска
 
 
В промышленной архитектуре имеются огромные возможности для применения всего арсенала художественных средств; однако не все из них и не в одинаковом виде могут быть применены в различных условиях.
 
Так, например в производствах, связанных с выделением твердых частиц, как например доменное, котельное, скульптура, барельеф, фактура и другие рельефные элементы будут подвержены постоянной осадке этих мелких частиц, а в химических производствах живописные росписи, скульптура, даже естественный камень, могут претерпевать сильные изменения, не говоря уже о зелени, выбор пород которой целиком этим определяется. Не меньшее значение при выборе художественных средств играют климатические и метеорологические особенности места строительства.
 
Переходя к вопросу об архитектурно-художественном содержании наших производственных зданий и сооружений, нужно сказать, что его возможно поднять только при творческом подходе к каждому промышленному предприятию в отдельности.
 
Создание образа, присущего только данному предприятию, цеху и сооружению, отыскание архитектурно-художественной «эмблемы» для выражения сущности только данного вида производства связано с выявлением индивидуальных особенностей каждого отдельного производственного здания, сооружения и окружающей их среды.
 
С этой точки зрения не может быть стандартных ни завода, ни производственного цеха, ни сооружения. Мы должны бороться против опасности нивеллировать решение различных производственных зданий.
 
 
Рис. 8. Старые известково-обжигательные печи в Верхней Силезии
Рис. 8. Старые известково-обжигательные печи в Верхней Силезии
 
 
Но так как многие из цехов, вне зависимости от технологического процесса, имеют родственную архитектурно-строительную форму, то можно наметить следующие, вполне установившиеся и имеющие свои архитектурно-строительные особенности, типы:
 
а) Одноэтажный цех, характерный для машиностроения, металлургии (мартен), текстиля, фарфора и некоторых других видов производства, охватывает чрезвычайно большое количество различных по своей структуре зданий. Здесь встречаются здания однопролетные и многопролетные, крупнопролетные и мелкопролетные (ячеечного типа), с очень большой и сравнительно незначительной производственной высотой, с относительным равенством ширины и длины и с резким преобладанием одной из протяженностей. Объединяющим для всех них моментом является ориентация, в основном на верхнее освещение.
 
б) Многоэтажный цех, распространенный в стекольном, текстильном, резиновом, химическом и других видах производств, в основном ориентируется на боковое освещение.
 
в) Цех-аггрегат характеризуется относительным преобладанием форм: оборудования и обслуживания производства над строительной оболочкой.
 
Отличительная черта этого типа та, что внешняя форма его строится самым аггрегатом, который не одевается в дополнительную архитектурно-строительную оболочку (машина без футляра). Тип этот существует в металлургии (домна, газо- и воздуходувки), в коксо-химии (коксовые батареи), в энергетике (газогенераторные, открытые повысительные подстанции) и других видах производств.
 
 
Рис. 9. Вид на домны №№ 5 и 4 Макеевского металлургического завода
Рис. 9. Вид на домны №№ 5 и 4 Макеевского металлургического завода
 
 
г) Инженерные сооружения и обнаженные конструкции, связанные с обслуживающим производство транспортом, сантехникой (в части водоснабжения и отвода сточных вод), с отоплением, вентиляцией и энергоснабжением.
 
Настоящей классификацией достаточно полно охватывается почти вся номенклатура производственных зданий и сооружений. Практика дает еще ряд промежуточных решений, когда в одном здании или сооружении сочетаются элементы разных типов (например сочетание одноэтажного цеха с многоэтажным).
 
 

ИНЖЕНЕРНЫЕ СООРУЖЕНИЯ И ЦЕХ-АГГРЕГАТ

 
По мощности, размеру, сети распределения на промплощадке инженерные сооружения, в связи с действующими цехами, часто играют значительную роль в архитектуре заводских зданий.
 
Еще большее значение на архитектурно-художественное впечатление от промышленного предприятия имеют цеха-аггрегаты, (которые в ряде производств (например в металлургии, коксо-химии, нефтеперегонном) явно преобладают над зданиями.
 
 
Рис. 10. Градирни в Нуме
Рис. 10. Градирни в Нуме
 
 
Нельзя сказать, что в решении различных инженерных сооружений, а тем более цеха-аггрегата, роль архитекторов такова же, что и в решении производственного здания. Но чем более сооружение по виду приближается к зданию, чем большую роль для него приобретает строительная оболочка, тем значительнее роль архитектора. Например, старые известково-обжигательные печи (рис. 8) стоят на грани здания и сооружения. Здесь, при минимальном количестве применяемых архитектурных деталей, построена очень выразительная масштабная композиция; и наоборот, чем большую сложность и значение приобретает специальная инженерная задача, тем меньше роль архитектора, который в таком случае может только корректировать решение, применяемое соответствующим специалистом.
 
Но даже в тех случаях, когда форма инженерного сооружения целиком определяется техническими моментами, архитектор может путем художественной обработки (цвет, фактура, рисунок профиля) поднять его эмоциональную выразительность. Известны случаи, когда архитектор и художник участвовали даже в оформлении машины: автомобили на заводе Форда и погибший самолет «Максим Горький» специально оформлялись архитекторами и художниками.
 
Какие же возможности архитектурно-художественного порядка таят в себе инженерные сооружения и цех-аггрегат, и чего должен добиваться архитектор при работе над ними?
 
 
Рис. 11. Градирня ТЭЦ Уралмаша
Рис. 11. Градирня ТЭЦ Уралмаша
 
 
Рассматривая домны №№ 5 и 4 Макеевского завода, построенные в виде обнаженных аггрегатов (рис. 9), можно легко убедиться, что их построение подчинено ярко выраженной фронтальной композиции на симметричной основе.
 
Пока еще — это редкие примеры. Обычно инженерное сооружение или цех-аггрегат представляет сочетание элементов, полностью оправданных только производственными и техническими нуждами, и такое сооружение не подчинено какой-либо общей системе композиционного построения.
 
Архитектор же должен добиваться построения из инженерного сооружения и цеха-аггрегата определенной композиции.
 
Сравнивая форму градирен в Нуме (рис. 10) и на ТЭЦ Уралмаша (рис. 11), можно сделать вывод, что инженерное сооружение одного и того же производственного назначения вовсе не связано только с единственным пространственным построением. Различная форма инженерного сооружения и цеха-аггретата определяется не только выбранной конструкцией и материалом, но еще и требованиями эстетического порядка.
 
 
Рис. 12. Завод электрооборудования. Сименсштадт, около Берлина (1917 г.). Арх. Ганс Хертлейн
Рис. 12. Завод электрооборудования. Сименсштадт, около Берлина (1917 г.). Арх. Ганс Хертлейн
 
 
Сравнение совершенно различных решений формы при одном и том же производственном содержании можно было бы продолжить еще на целом ряде примеров, начиная от простейших инженерных сооружений и кончая сложнейшим цехом-аггрегатом (краны, мосты, быки плотины, трубы, домны, крекинги и т. д.).
 
Сочетание инженерных сооружений и цеха-аггрегата с производственными зданиями часто приводит к исключительно выразительным контрастным сопоставлениям, и наоборот, построение композиции производственного здания часто осуществляется при помощи сочетания его с инженерными сооружениями.
 
Поэтому при работе над инженерным сооружением и цехом-аггрегатом архитектор должен добиваться, с одной стороны, максимального художественного эффекта от сооружения, а с другой — композиционной связи его с отдельными зданиями и общим ансамблем промплощадки.
 
Это тем более важно, что в большинстве случаев характер промышленного предприятия воспринимается по его аггрегатам и инженерным сооружениям, а не по его зданиям. Домна определяет металлургическое производство, трубчатки и крекинги — нефтеперегонное, угольные башни — обогатительную фабрику и т. д.
 
 
Рис. 13. Сименсштадт. Северный фасад, разрез и план
Рис. 13. Сименсштадт. Северный фасад, разрез и план
 
 

ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ЗДАНИЯ

 
Есть виды промышленности, производственные процессы которых требуют лишь одного и единственного способа передвижения сырья и полуфабрикатов (например мельницы требуют вертикального, а литейные горизонтального), т. е. связаны с одним и единственным типом здания (многоэтажным или одноэтажным). Но в большинстве производств направление процессов может решаться различно, вследствие чего этот момент перестает быть решающим фактором в выборе этажности промышленного здания, т. е. его архитектурно-строительного типа (например мелкое машиностроение).
 
 
Рис. 14. Элеватор в Буффало
Рис. 14. Элеватор в Буффало
 
 
В этих случаях до настоящего времени выбор того или иного типа производственного здания определялся факторами технико-экономического порядка. Необходимо поставить вопрос о том, что при выборе типа промышленного здания наряду с вопросами технологии и экономики должен стоять и фактор его архитектурно-композиционной выразительности.
 
Выбор типа производственного здания зависит также от участка (его формы, размера и характера), от строительных материалов и конструкций, сроков возведения, состояния строительной техники, заданной стоимости единицы измерения здания, возможностей транспортного оборудования и санитарно-технических устройств.
 
Практика последних лет в области нашего промышленного строительства выдвинула на одно из первых мест одноэтажный цех. Широкое распространение именно этого архитектурно-строительного типа, даже в тех отраслях промышленности, где ранее применялись другие типы здания (например текстильная в части прядения), объясняется тем, что одноэтажный цех наиболее отвечал нашим возможностям и требованиям. Однако одноэтажный цех в архитектурно-художественном отношении мало выразителен.
 
При полной ориентации на верхнее освещение в одноэтажном здании сплошной застройки огромное значение приобрели фонари как с точки зрения технических функций (освещение и аэрация), так и влияния, которое они оказывают на архитектурно-строительную форму. Это влияние тем сильнее, чем меньше производственная высота здания и чем выше требования к освещению и аэрации.
 
 
Рис. 15. Хлопчатобумажная фабрика «Красная Талка», в Иванове
Рис. 15. Хлопчатобумажная фабрика «Красная Талка», в Иванове
 
 
Размеры фонаря в этом случае вступают по своим габаритам в такое соотношение с высотой здания, что превращают одноэтажный цех в двухэтажное сооружение, причем второй этаж образуется рядом фонарей. Глядя на цеха Челябинского тракторного завода им. Сталина, трудно даже сказать, что же определяет его архитектуру: лента стекла или профиль фонарей? Для такого цеха почти полностью пропадает необходимость в боковом освещении (особенно при доведении фонаря до наружных стен), производственный цех получает возможность безграничного роста и в ширину и в длину. Сплошь и рядом форма одноэтажного цеха в плане приближается к квадрату, что стирает грань между фронтом и торцом. Торец такого одноэтажного цеха дошел до гипертрофических размеров и уже потерпел свое техническое крушение в связи с переходом от внешнего отвода воды к внутреннему; однако он сохранился еще в архитектурном понятии. При незначительной производственной высоте цех приобретает совершенно новую форму горизонтального объема, что приближает его к планировочному пятну.
 
По условиям эксплоатации и обслуживания транспортом одноэтажный цех не имеет даже уступов, если не считать пристроек с социально-бытовыми и культурно-административными помещениями. Фасады такого здания вытягиваются в линейные плоскости (большое преобладание протяженности над высотой), причем возможности решения их по вертикали нередко полностью исключаются. Соотношение в площадях боковых стен и кровли приводит к значительному преобладанию последней, что совершенно по-новому ставит вопрос об отношении к охлаждающей поверхности стен.
 
Одноэтажный производственный цех современной структуры и размеров почти не встречает аналогичных решений в других областях строительства. Редкие примеры можно встретить в строительстве рынков или школ экспериментального порядка (например проект школы проф. Никольского) . В связи с новым типом одноэтажного здания необходимо искать и новых приемов его композиционного решения.
 
В противоположность одноэтажному, многоэтажный цех ориентируется в основном на боковое освещение. Это ограничивает возможности его роста в ширину, а требования производства и факторы технико-экономического порядка ограничивают его этажность, чем обуславливается сильное развитие его в длину. В связи с необходимостью обслуживать передвижение грузов и рабочих по вертикали возникает целый ряд новых архитектурно-строительных элементов (наружные и внутренние лестницы, грузовые подъемники, подъемники для рабочих, эстакады, виадуки, соединительные площадки и коридоры, пандусы, мостики и т. д.), которые имеют большое влияние на композицию здания. Многоэтажный тип производственного здания более всего приближается по своему характеру к ряду общественных и даже жилых зданий. Часто приемы его пространственного решения полностью совпадают с приемами решения этих видов строительства. Отличительным моментам этого типа, как впрочем и ряда других производственных зданий и сооружений, является физический размер, определяемый габаритами оборудования и его обслуживания (краны, трансмиссии и т. д.). Перед промышленной архитектурой стоит задача решения зрительного масштаба этих сооружений и приведения разномасштабных элементов к одномасштабным, причем модулем для построения масштабности должен быть человек.
 
 
Рис. 16. Фабрика моторов на выставке рабочего союза в Кельне (1914 г.). Решение входа в цех. Арх. Вальтер Гропиус, Берлин
Рис. 16. Фабрика моторов на выставке рабочего союза в Кельне (1914 г.).
Решение входа в цех. Арх. Вальтер Гропиус, Берлин
 
 

Композиция производственного здания

 
В практике нашего промышленного строительства еще очень часто производственные здания представляют собой набор объемов, не связанных единством композиционной идеи. Если даже и задумана композиция здания, то часто отдельные объемные элементы находятся в противоречии с общей идеей, не развивая ее, а наоборот, нарушая. Такое положение можно объяснить тем, что до последнего времени мы не придавали должного значения архитектурно-художественному качеству наших промышленных предприятий. Поэтому сейчас, когда перед нами стоит, как первоочередная, задача поднять архитектурно-художественное качество наших производственных зданий, необходимо начинать с их объемной композиции.
 
 
Рис. 17. Прядильная фабрика в Ивантеевке
Рис. 17. Прядильная фабрика в Ивантеевке
 
 
Каждое производственное здание должно иметь композиционную идею своего построения.
 
На выбор композиции производственного здания непосредственное влияние оказывает участок строительства. Городской участок обязывает к увязке нового здания с уже существующими сооружениями для включения его в общий ансамбль. Размер, форма и характер рельефа участка влияют на форму, этажность и структуру производственного здания (например ступенчатое решение на сильно пересеченном рельефе), а присутствие водного зеркала, как и зеленых насаждений, заставляет увязывать его архитектуру с природой. Большое влияние на выбор композиции производственного здания оказывает также положение его на генеральном плане предприятия относительно входной группы, магистралей, движения рабочих и относительно заводских площадей.
 
Существенное влияние на решение композиции производственного здания оказывает целый ряд специфических особенностей, связанных с промышленным производством.
 
Производственное здание обычно не имеет одного или ряда соподчиненных композиционных центров, что особенно относится опять-таки к одноэтажному цеху. Огромные протяженности фасадных плоскостей не расчленены на ряд участков, ясно воспринимаемых по количеству, размеру и их взаимной композиционной связи.
 
Наконец, понятие композиции требует еще и завершения здания как по вертикали, так и по горизонтали, что также отсутствует до настоящего времени в промышленной архитектуре. Здесь проблема завершения здания, особенно в горизонтальном направлении, стоит исключительно остро. Короткие амортизационные сроки в связи с быстрым моральным износом производственного здания, значительно опережающим его физический износ, и расширение чуть ли не во все стороны — чрезвычайно затрудняют решение этой композиционной проблемы. В то время как завершение композиции связано с нарушением закона построения, развернутого на основной форме, равномерная расстановка оборудования и разбивка конструкции по всей длине здания (для промышленной архитектуры чрезвычайно характерна метричность — повторение равных форм на равных интервалах) не дают естественного основания для решения этой композиционной задачи.
 
 
Рис. 18. Главное здание Уралэльмаш. Архитекторы Р. Подольский и М. Кузнецов
Рис. 18. Главное здание Уралэльмаш. Архитекторы Р. Подольский и М. Кузнецов
 
 
В каком же направлении следует искать решения этих композиционных, проблем в промышленной архитектуре?
 
Композиционный центр, как правило, должен быть один, но при больших протяженностях заводских зданий возможно наличие ряда композиционных центров, которые в таком случае должны быть взаимно соподчинены.
 
Композиционный центр должен быть ориентирован на главные магистрали и площади по направлению движения рабочих. Наличие нескольких композиционных центров дает возможность ориентировки на несколько подходов к зданию. Возможности для решения одного или ряда соподчиненных композиционных центров, а также для законченности производственного здания, необходимо искать прежде всего в самом производственном процессе.
 
Единый центр или ряд соподчиненных композиционных центров могут быть органически созданы в производственном здании путем выделения главных пролетов (по ширине, высоте и рельефу) или частей здания, связанных с отдельными моментами технологического процесса, путем ли подчеркивания главной объемной формы или ряда форм производственного назначения (при сочетании в одном здании нескольких объемов), путем ли положения их (центрального или бокового при симметричном и асимметричном решении), или, наконец, расположением входов.
 
 
Рис. 19. Электроцентраль в Голландии. Машинный зал и помещение распределительных щитов (1931 г.)
Рис. 19. Электроцентраль в Голландии. Машинный зал и помещение распределительных щитов (1931 г.)
 
 
Композиционный центр главного производственного корпуса молочного завода в Нюрнберге решен выступом той части здания, где выходит готовая продукция. Ряд многоэтажных производственных корпусов завода электрооборудования Вернера в Сименсштадте (рис. 12 и 13) образует единый объем. Объединяющей формой, вокруг которой группируются все элементы этого комплекса, служит расположенная в геометрическом центре сооружения башня производственного назначения. Угловая композиция элеватора в Буффало (США, рис. 14) решена разрывом силосов на две группы. Образовавшийся прорыв во внутреннее пространство ограничен пилонами подъемных сооружений и является композиционно главной частью сооружения. Во всех этих примерах композиционный центр решен элементами самого производственного процесса.
 
В качестве подсобных элементов для выделения и подчеркивания композиционного центра могут быть использованы отдельные инженерные сооружения, связанные с обслуживанием производства (трубы, подъемники) , а также сочетание производственного здания с культурно-административными и бытовыми помещениями. Концентрация помещений социально-бытового и обслуживающего назначения на торце производственного корпуса фабрики «Красная Талка» в Иванове (рис. 15) акцентирует главную часть здания. Архитектурная обработка бытовых помещений с преобладанием массы стены над остекленением удачно контрастирует здесь с сильно остекленными поверхностями производственных помещений, а отдельные элементы окон — с линейной протяженностью ленточного остекления.
 
 
Рис. 20. Здание для культуры луковичных растений в Голландии (1928 г.)
Рис. 20. Здание для культуры луковичных растений в Голландии (1928 г.)
 
 
Для обогащения главной формы должны быть использованы все средства художественной выразительности; последнее особенно важно для решения входа в цех. Здесь правильно применить ряд декоративных элементов, производственную скульптуру, монументальную роспись, эмблему производства и т. д.
 
Вход на фабрику моторов (рис. 16) — пример пышного, но в достаточной мере эклектичного решения — может, однако, служить иллюстрацией заложенных здесь возможностей, далеко еще не исчерпанных в практике нашего промстроительства.
 
Но наличие хотя бы и четко выраженного композиционного центра не решает полностью композиции. Понятие композиции требует еще завершения, которого в большинстве случаев приходится искать в сочетании его с рядом элементов инженерного обслуживания нужд производства и в сочетании с социально-бытовыми и культурно-административными помещениями. Для этой цели используются: башни, лестничные клетки, подъемники, трубы, эстакады, краны, открытые конструкции и аггрегаты.
 
Так, в решении молочного завода в Нюрнберге законченность композиции по горизонтали строится на контрасте протяженности здания и вертикали трубы. Прядильная фабрика в Ивантеевке (рис. 17) дает удачный пример решения ограничения здания по горизонтали введением на торцах массивных пилонов с помещениями обслуживающего назначения. Развитие по вертикали здесь строится на активных соотношениях уменьшающихся членений остекленной поверхности производственного здания.
 
Реже удается добиться впечатления законченности от производственного здания путем компоновки самого производства. Но и здесь иногда имеются возможности изменить профиль здания в плане или в разрезе, нарушить размеры и интервалы размещения (скорость) отдельных архитектурных элементов (шаг колонн, размеры проемов), развернутых на основной форме, а также прибегнуть к контрастному сопоставлению фронта и торца здания, стены и остекления (рис. 18).
 
 
Рис. 21. Хлебозавод «Десятилетие Октября» в Ленинграде
Рис. 21. Хлебозавод «Десятилетие Октября» в Ленинграде
 
 
Наконец, при незначительной протяженности здания сильное выделение композиционного центра может соподчинить себе весь объем. В этом случае композиция не требует, чтобы проблема завершения была решена самостоятельно.
 
Отсутствие композиции объема производственного здания дезориентирует в решении его фасадных плоскостей. Главный и второстепенные фасады его не вытекают из общей композиции объема. Производственное здание в лучшем случае имеет ясно выраженный фронт и торец. При таком положении за главный фасад производственного здания обычно принимается та из его плоскостей, которая ориентирована на входную группу или выходит на главную магистраль по направлению движения рабочих. Композицию объема производственного здания мы воспринимаем посредством решения его фасадных поверхностей. Поэтому вопрос решения фасадных поверхностей приобретает для промышленной архитектуры огромное значение. Здесь возникают те же трудности в решении их композиции, что и для объемной формы; эти трудности в основном сводятся к построению композиционного центра, к решению фасадов большой протяженности и законченности.
 
Первое требование, которое мы здесь должны предъявить, — это соответствие композиции фасада композиции объема здания. Это накладывает на архитектора обязанность органического решения задачи в целом.
 
 
Рис. 22. Котельная МОГЭС. Москва. Арх. Норверт
Рис. 22. Котельная МОГЭС. Москва. Арх. Норверт
 
 
Конструктивная схема фасадов производственного здания характеризуется большей частью простой метричностью элементов как по горизонтали (вертикальными членениями), так и по вертикали (горизонтальными членениями). Такая разбивка приводит к чрезвычайно однообразной конструктивной подоснове фасадной плоскости, не давая ей начала и завершения, что приобретает еще бо́льшую остроту при огромных протяженностях промышленных цехов, когда создается впечатление зрительной бесконечности.
 
Построение композиции фасада требует решения его композиционного центра так, чтобы остальные элементы были ему подчинены. Если при построении композиции объема производственного здания последний сам может рассматриваться в качестве композиционного центра окружающей среды или решаться с ориентацией на одну из сторон (главный фасад), то последняя должна иметь еще свою главную часть.
 
 
Рис. 23. Челябинский тракторный завод. Бытовые помещения
Рис. 23. Челябинский тракторный завод. Бытовые помещения
 
 
Решение композиционного центра на фасадной плоскости сопряжено с тем бо́льшими трудностями, чем самостоятельнее выражены отдельные элементы, ее образующие, и чем большую протяженность она имеет. В этом случае решение задачи необходимо искать в соединении отдельных элементов простого метрического ряда в группы и в соподчинении их. Число таких групп и их размеры должны легко восприниматься. Группировка может достигаться использованием для этого самой структуры производства (выделением отдельных этапов процесса), конструктивных приемов решения (различной высоты фонарей, противопожарными зонами) и, наконец, использованием их архитектурной обработки (объединением отдельных элементов фасадной плоскости стеной или остеклением, введением дверных и проездных проемов и т. д.). В достаточной мере убедительным примером подобного решения может служить машинный зал электроцентрали в Голландии (рис. 19).
 
Композиционный центр может решаться различно. При сравнительно небольшой длине производственного здания соподчинение его частей может быть достигнуто с помощью одного центра. При больших же протяженностях решение композиции с одним, хотя бы даже и очень сильно выраженным, центром не решает задачи построения фасада, так как условия зрительного восприятия не позволяют охватить взглядом сразу все здание и отдельные его участки не воспринимаются как части общего целого.
 
Здание для культуры луковичных растений в Голландии (рис. 20) может служить примером организации композиции фасада большой протяженности с одним сильно выраженным центром. Огромное количество композиционных средств, брошенных здесь на организацию центра, не всегда убеждает в соподчинении ему всей фасадной поверхности. Подобное решение находится на пределе зрительного воздействия. Один, хотя бы и очень сильно выраженный, центр уже не может решать композиции фасада такой протяженности. Приходится решать композицию с несколькими центрами, соподчиненными главному. Пожалуй, лучшим примером подобного решения является здание Адмиралтейства в Ленинграде. Наличие нескольких композиционных центров дает возможность организовать пространство большой протяженности по горизонтали, связывая отдельные участки в одно композиционное целое.
 
 
Рис. 24. Механо-сборочный цех Горьковского автозавода им. Молотова
Рис. 24. Механо-сборочный цех Горьковского автозавода им. Молотова
 
 
Но даже с несколькими соподчиненными композиционными центрами не всегда удается решить фасад производственного здания. Выразительность и закономерность простого метрического ряда отдельных элементов, образующих плоскость фасада, при масштабах промышленного строительства бывает настолько велика, что соподчинение их связано с большими трудностями и явилось бы чрезвычайно искусственным. В этих случаях для обогащения фасада необходимо простой метрический ряд, элементы которого являются достаточно самостоятельными, перевести в более сложный, при сохранении органически связанных с данным технологическим процессом форм, со своими осями и центрами. Соподчинение здесь создается методом различной трактовки отдельных элементов простого метрического ряда: одни несут функции главных, в то время как другие — второстепенных (интервальных) форм сложного метрического ряда. Примером такого решения является хлебозавод «Десятилетие Октября» в Ленинграде (рис. 21).
 
Архитектурно-художественная выразительность самой поверхности производственного здания должна строиться на активных соотношениях величин вертикального, горизонтального и глубинного членений, путем использования конструктивной схемы объединения отдельных ее элементов и введения новых; на активных соотношениях массы и пространства — стены и остекления, пользуясь для этого различными требованиями освещения (существуют целые циклы технологических процессов, не допускающие естественного освещения) и различными методами его получения (боковой и верхний); на активных соотношениях в пространстве отдельных элементов фасада, например наклонных стеклянных поверхностей вертикали стены и профилей опор (рис. 22), наконец, на сочетании фактурной и цветовой обработки поверхностей здания.
 
 
Рис. 25. Большая аэродинамическая труба в Медоне (Франция). Вид изнутри в период строительства. В каждом отверстии будет установлен мотор с вентилятором, нагнетающим воздух в трубу
Рис. 25. Большая аэродинамическая труба в Медоне (Франция). Вид изнутри в период строительства. В каждом отверстии будет установлен мотор с вентилятором, нагнетающим воздух в трубу
 
 
Разобрав основные требования, предъявляемые к композиции объема и его фасадных плоскостей, необходимо сказать несколько слов о так называемой детали.
 
 
Рис. 26. Шляпная фабрика в Люкенвальде. Внутренний вид одного из главных пролетов. Арх. Эрих Мендельсон
Рис. 26. Шляпная фабрика в Люкенвальде. Внутренний вид одного из главных пролетов. Арх. Эрих Мендельсон
 
 
«Детали» производственного здания (фонарь, остекление, дверные проемы, стена) приобретают, благодаря своим размерам и количеству применяемых в одном объекте строительства элементов, очень большое значение. От деталей часто зависит и все впечатление от сооружения. Требования, которые здесь должны быть предъявлены, в основном сводятся к следующему:
а) деталь должна отвечать композиции фасада, раскрывая общий замысел и обогащая основную идею;
б) она должна проектироваться (или подбираться) для каждого отдельного здания с расчетом его физических размеров (карниз одноэтажного здания неприемлем для многоэтажного) и условий восприятия (расстояние, ракурс);
в) деталь не должна застыть в уже полученных формах и их обработке.
 
Необходимо содействовать архитектурной переработке технически сложившихся типов различных деталей промсооружений и искать новых приемов их решения.
 
 

Композиционное сочетание производственного здания с социально-бытовыми и культурно-административными помещениями

 
Среди целой цепи сооружений, как непосредственно примыкающих к производственному зданию, так и отдельно стоящих, но связанных с его восприятием и обслуживанием, социально-бытовые и культурно-административные помещения играют особую роль. На советском заводе нет почти ни одного здания, которое не имело бы помещений для обслуживания рабочего. Общественно-бытовой сектор завода связан с масштабом человека и в ряде случаев удачно разрешает масштабность всего производственного здания или сооружения.
 
 
Рис 27. Луганский паровозостроительный завод. Новокотельный цех
Рис 27. Луганский паровозостроительный завод. Новокотельный цех
 
 
Однако сочетание бытовых помещений с производственным зданием или сооружением требует от архитектора решения их зрительной одномасштабности, как соизмеримости с человеком. Решения этой проблемы следует искать или путем повторения на производственном здании элементов, связанных с размерами человека, или путем контрастного сопоставления помещений, связанных с обслуживанием человека, и архитектурно-строительной оболочки над производственным процессом.
 
Относительно большая свобода архитектурно-планировочного решения бытовой группы, при органической связи ее с цехом, может разбить однотонность крупного здания и сооружения, выявить вход в цех и композиционно главную часть, оформить площадь и магистраль, дать законченность всей композиции. Это требует от архитектора специального внимания к ее размещению. В нашей практике еще очень часто размещение бытовых помещений производится согласно нормам, путем использования оставшихся свободными от производства пространств, или простой приставкой объемов данного назначения вне всякой связи с композицией здания и с общей системой расположения их на генплане предприятия.
 
 
Рис. 28. Элеватор в Буффало
Рис. 28. Элеватор в Буффало
 
 
Вот почему пример Челябинского тракторного завода им. Сталина (рис. 23), при всей скромности решения бытовых помещений, производит отличное впечатление.
 
Здесь чувствуется система в расположении бытовых групп по генплану предприятия (расположены по магистрали) и относительно производственных корпусов (примыкают к торцам здания), а также стилевое единство в их обработке.
 
При значительном удельном весе бытовых помещений широко применяется прием застройки ими производственного здания по периметру, особенно для одноэтажного цеха, когда многоэтажными бытовыми помещениями пользуются для поднятия фасадной высоты производственного здания. Характерным образцом такого решения может служить механо-сборочный цех Горьковского автозавода им. Молотова (рис. 24). Здесь трехэтажный корпус административно-культурных и социально-бытовых помещений полностью закрывает, с одной из главных точек зрения, фасад производственного здания. Таким приемом фактически смазывается сложная задача решения производственного здания и органического архитектурно-композиционного сочетания его с помещениями, обслуживающими производство и рабочих. Задача переходит в плоскость решения архитектуры сооружений скорее жилых и общественных, нежели промышленных.
 
 
Рис. 29. Нюрнберг. Молочный завод. Арх. Швейцер
Рис. 29. Нюрнберг. Молочный завод. Арх. Швейцер
 
 

Композиционная связь внешнего решения с внутренним

 
Внешнее решение архитектурно-строительной оболочки производственного здания там, где это касается не только поверхностной обработки стены, а связано и с пространственным членением (соотношение стены и остекления, выраженность отдельных элементов), непосредственно отражается и на внутреннем решении. Часто бывает и наоборот.
 
Большая аэродинамическая труба в Медоне (рис. 25) — пример непосредственного отражения производственных требований на внешней форме сооружения: гигантские отверстия для вентиляторов целиком определяют структуру фасада этого здания.
 
Может существовать положение, при котором удачно полученное внешнее решение изнутри окажется композиционно совершенно непригодным. При небольших габаритах оборудования, свободе в расстановке аггрегатов, мелкой продукции и отсутствии сложных элементов обслуживания (кранов, трансмиссий) — конструктивная сетка опор перекрытия выбирается исключительно по условиям строительной экономики, а высота помещения вытекает из условий необходимого объема воздуха, освещения и т. д. Напротив, при значительной величине аггрегатов, при ярко выраженном порядке в их расстановке (метр аггрегатов и проходов между ними), при значительности отдельных элементов обслуживания (крупные краны, конвейер) и величины продукции (автомобили, тракторы, паровозы, вагоны, самолеты и т. д.) — горизонтальная разбивка опор и очертание конструкции в вертикальной плоскости целиком определяются указанными факторами.
 
 
Рис. 30. Тракторный завод «Катерпиллер» в Сан Леандро (Калифорния)
Рис. 30. Тракторный завод «Катерпиллер» в Сан Леандро (Калифорния)
 
 
В этих случаях пространственное решение интерьера оказывает непосредственное влияние и на внешнюю форму производственного здания. Это влияние может быть двоякого порядка. В одних случаях это влияние неизбежно, и скрытие данных внутреннего пространства приводит к искусственности приема внешнего решения. В этих случаях фасад становится не органической частью целого, а декоративной плоскостью. В других случаях можно говорить лишь о тех возможностях, которые интерьер предоставляет для композиции экстерьера. Эти возможности можно использовать или не использовать, в зависимости от того, помогают ли они решению экстерьера или нет, развивают ли идею композиции или нарушают эту идею.
 
 
Рис. 31. Концерн Сименса. Общий вид
Рис. 31. Концерн Сименса. Общий вид
 
 
Сравнивая решения Волховской, Закавказской и Днепровской гидроэлектростанций, можно видеть, что в одном случае архитектура, в художественном смысле этого слова, использовала метричность расстановки турбин и проходов между ними для мотива обработки фасада. Появились арки (трехцентровая и стрельчатая), отражающие количество турбин. Можно даже говорить о том, что на выбор очертания арок повлияла круглая форма турбины, т. е. отражение аггрегата произошло не только в горизонтальной, но и в вертикальной (фасадной) проекции. Днепровская гидростанция не пошла по пути данного приема; здесь сплошная лента стекла объединила всю фасадную плоскость здания. Архитектурно-художественная выразительность решения в каждом отдельном случае зависит от мастерства автора, а использование элементов внутреннего содержания — от композиционной идеи.
 
Однако при работе над фасадом сплошь и рядом пользуются данными внутреннего пространства, перерабатывая их в архитектурно выразительные элементы.
 
Эрих Мендельсон создал весьма оригинальный облик для шляпной фабрики (рис. 26). Если рассматривать ее внешний вид, интерьер и деталь, то можно легко обнаружить, что все причудливые формы исходят из очертания железобетонных рам перекрытия основных пролетов.
 
Кроме прямого влияния технологического содержания и конструктивных приемов решения, имеется еще и целый ряд скрытых факторов, влияющих на архитектуру внешнего вида производственного здания. К числу их относятся требования освещенности, чем определяется соотношение глухой и остекленной поверхности стены и перекрытия, требования теплового режима, влияющего на обработку теплопроводящих конструкций, пожарная безопасность, определяющая количество выходов, лестниц, подъемников, пандусов и др. элементов, связанных с передвижением рабочих, и т. д.
 
 
Рис. 32. Челябинский тракторный завод. Главная магистраль
Рис. 32. Челябинский тракторный завод. Главная магистраль
 
 
Рис. 33. Челябинский тракторный завод. Вид от главного входа
Рис. 33. Челябинский тракторный завод. Вид от главного входа
 
 
Основной вывод, который мы должны здесь сделать, подчеркивает необходимость единства в построении внешнего и внутреннего пространства производственного здания, необходимость учета и использования композиционных возможностей, которые предоставляет нам внутреннее пространство для построения выразительности его внешней формы.
 
 

Влияние окружающей среды на решение композиции производственного здания

 
Производственное здание обычно занимает целый квартал заводской территории. Отдельные его фасадные плоскости выходят на магистрали или площади. По магистралям передвигаются в различных направлениях подвижные составы. Здание располагается в соседстве с другими сооружениями промплощадки. Подвесные галереи для передвижения людей и грузов связывают отдельные здания и сооружения между собой. В ограниченном таким образом пространстве располагается еще целый ряд инженерных сооружений, связанных с обслуживанием производства (трубы-газопроводы и т. д.). Производственное здание воспринимается с различных точек зрения и с различных уровней внешнего и внутреннего пространств.
 
 
Рис. 34. Заводы концерна Сименса. Общий вид
Рис. 34. Заводы концерна Сименса. Общий вид
 
 
Условия окружения и зрительного восприятия оказывают огромное влияние на решение композиции производственного здания. Решение площадей и магистралей может значительно повысить архитектурную выразительность здания, при условии сочетания их композиции с композицией здания.
 
Размещение планировочных пятен — газоны, клумбы, фонтаны, скульптура, транспаранты, киоски — может часто выделить недостаточно решенную главную часть здания; посадка деревьев, поперечные проходы между цветниками, столбы осветительной аппаратуры, барьеры, поперечный профиль магистрали, периодическое введение площадей — все это может подчеркнуть не только главные элементы, но и весь характер решения фасада, производственного здания. Так, безразличный фасад новокотельного цеха Луганского паровозостроительного завода (рис. 27) целиком находится под влиянием сильного планировочного пятна сквера с фонтаном.
 
Заводские площади сильно подчеркивают композиционные центры производственного здания. Такое же значение имеют и магистрали, как оси, ориентирующие на композиционные центры, а зелень помогает выявлению основных моментов пространственного решения цеха.
 
Совершенно специфичным для промышленной архитектуры является «потолок», перекрывающий внешнее пространство магистрали, заключенной между отдельными сооружениями. Начиная от одной галереи, связывающей два здания, мы часто наблюдаем переход к ряду соединений горизонтальных и наклонных, глухих и решетчатых, идущих в одном и нескольких уровнях и направлениях. Эта паутина часто превращает внешнее пространство в почти замкнутое внутреннее, нарушая тем самым грань между отдельными зданиями и сооружениями. Элеватор в Буффало (рис. 28) представляет собой узкий коридор, сильно вытянутый в вертикальном направлении, боковые поверхности которого образуются рядом стоящих вплотную друг к другу силосов, соединенных поверху сетью мостиков. Этот пример очень сильно напоминает прием решения гипостильных зал египетских храмов Нового царства.
 
 
Рис. 35. Днепрогэс им. Ленина. Арх. В. А. Веснин
Рис. 35. Днепрогэс им. Ленина. Арх. В. А. Веснин
 
 
Порядок расстановки таких воздушных галерей сильно способствует расчленению заключенного между зданиями пространства и помогает решению больших протяженностей, но требует при этом ясного сочетания с композицией фасадных плоскостей, с разбивкой магистрали и с замыкающей формой. Существование «потолка» открывает новые возможности для обогащения промышленной архитектуры совершенно неожиданными перспективами, ракурсами и точками зрения.
 
Для внешнего пространства особое значение приобретают фронт и сопоставление зданий в пределах одной магистрали или площади. Необходимо переоценить также прямые, ничем не замыкаемые магистрали. Основные заводские магистрали должны иметь завершение в виде замыкающей формы или промежуточных ориентиров. Интересно решено завершение одной из магистралей молочного завода в Нюрнберге (рис. 29) контрастным сопоставлением фронта здания большой протяженности и вертикали трубы.
 
 
Рис. 36. Макет фабрики «Красное знамя» (Ленинград). Арх. Эрих Мендельсон
Рис. 36. Макет фабрики «Красное знамя» (Ленинград). Арх. Эрих Мендельсон
 
 
Главная магистраль, ведущая от входной группы, должна иметь непосредственную связь с основными производственными цехами.
 
Таким путем, переходя от частного к целому и от целого к частному, мы неизбежно приходим к ансамблю магистрали площади и других внешних пространств заводской территории. Композиция, отдельного здания уже не может рассматриваться, как самостоятельная задача: она неизбежно приходит в соприкосновение со всеми условиями окружения, в которых этот объект строительства будет находиться. Поэтому архитектурно-композиционное решение производственного цеха должно быть связано с общим архитектурно-пространственным построением заводской территории. Возникает стержневая проблема промышленной архитектуры — создание заводского ансамбля. Особое значение эта проблема приобретает в отношении корпусов основного производства. Удельный вес зданий, связанных единством технологического процесса, на генеральном плане предприятия чрезвычайно велик. Поэтому от степени архитектурно-художественной выразительности отдельных зданий и сооружений основного производства, а также их взаимной связи и единства (ансамбля), в значительной мере зависят общая художественная ценность и ансамбль всего предприятия.
 
На генеральном плане промышленного предприятия ядро основного производства обычно представлено рядом зданий и сооружений (рис. 30). Этот ряд может представлять собой сочетание как родственных, так и различных архитектурно-строительных типов. При сочетании ряда многоэтажных зданий промышленный ансамбль во многом приближается по своему характеру к городскому ансамблю.
 
Совершенно особый вид приобретает ансамбль одноэтажных зданий, характерный для промышленного строительства. Почти все гиганты нашего тяжелого машиностроения представляют собой сочетание ряда одноэтажных зданий сплошной застройки, обычно приводящее к большому однообразию зрительного впечатления, вследствие отсутствия композиционно главной формы, вокруг которой группировались бы остальные. Композиционного соподчинения между отдельными зданиями при таком сочетании не возникает, каждое из них имеет самодовлеющее значение (рис. 31).
 
Однако отдельные удачные примеры из практики нашего и заграничного промышленного строительства показывают возможности решения ансамбля зданий основного ядра производства и при сочетании одноэтажных цехов.
 
ЧТЗ им. Сталина, как и ряд подобных ему заводов (ХТЗ, СТЗ, Горьковский автозавод), не имеет композиционно главной формы. Крупные прямоугольные цеха образуют центральное ядро производства ЧТЗ. Однако в расположении входной группы ясно чувствуется начало завода. Магистрали четко разбиты в поперечном и продольном направлениях. Они ограничиваются прямой линией застройки зданиями, причем утомительного однообразия здесь нет (рис. 32 и 33). В сопоставлении фасадных плоскостей на отдельных участках магистрали (кварталы) встречается большее разнообразие: то сопоставляется фронт с торцом здания, то торец — с помещениями, обслуживающими производство и рабочих. Характер обработки фасадных поверхностей, связанных с различным их назначением (торец, фронт, обслуживающие помещения), сохраняется на ряде заданий. Торец обрабатывается в свободной американской манере прямо по очертанию здания. Благодаря этому если форма фонаря и изменяется, то характер фасадной плоскости все же остается. Фронт здания решается сильной лентой остекления, а обслуживающие помещения — частыми пилястрами. В значительной мере впечатлению от ансамбля ЧТЗ способствовали росписи на пустующих плоскостях стен, сделанные к моменту его пуска. Пример ЧТЗ показывает возможности построения ансамбля зданий центрального ядра производства для случая сочетания одноэтажных цехов, когда невозможно решить их связь построением единой композиции. Взаимная связь здесь строится на повторности характера архитектурной обработки незначительного, легко читаемого количества элементов различного назначения.
 
Однако, как бы выразительно ни было решено сочетание ряда одноэтажных цехов, само по себе оно представляет наиболее бедные возможности для создания ансамбля. Одноэтажный цех, получивший в нашем промышленном строительстве такое распространение, должен быть переоценен как с точки зрения его соответствия ряду технологических процессов, строительной экономики и эксплоатации, так и с точки зрения его архитектурно-художественной выразительности. Также должны быть подвергнуты переоценке и размеры одноэтажного цеха в тех отраслях технологии, где его дальнейшее существование необходимо. Нужно разрубить огромные протяженности одноэтажных производственных цехов. Это должно открыть новые перспективы перед промышленной архитектурой.
 
Значительно большие возможности представляет сочетание различных архитектурно-строительных типов промышленного здания с инженерными сооружениями и цехом-аггрегатом. Сочетание одноэтажных производственных зданий с многоэтажными гораздо выразительнее, чем сочетание одних одноэтажных. В этом легко убедиться на примерах заводов концерна Сименса (рис. 34).
 
Чем богаче формы промышленного производства, связанные с данным видом технологического процесса, тем больше возможностей в смысле построения ансамбля предоставляется архитектору.
 
Построение ансамбля зданий и сооружений центрального ядра производства может быть осуществлено в этом случае посредством единой пространственной их композиции. Несомненно, лучшим примером композиционного ансамбля является Днепрогрэс им. Ленина, полностью созданный рукой мастера-архитектора (рис. 35). Это — пример ансамбля, качественно наиболее высокого. Композиционным центром здесь является самое здание станции. Плотина и планировка берега образуют два крыла. Общий композиционный замысел доведен до решения отдельных деталей.
 
Интересным примером композиционного построения является также фабрика «Красное знамя» в Ленинграде по проекту Эриха Мендельсона (рис. 36). Решение этой фабрики особенно интересно благодаря расположению ее на городском участке неправильной формы, с ярко выраженным острым углом, на котором и создан композиционный центр. Мендельсону удалось удачно использовать разнообразие форм промышленной архитектуры (например красильни) и, благодаря различной архитектурной обработки отдельных объемов различного характера, избежать общей монотонности, не теряя в то же время единства путем повторности этих мотивов на ряде зданий. Композиционно главная часть здесь явилась собирательной. В ней отразились все отдельные формы и характер их архитектурной обработки, благодаря чему она стала наиболее богатой и в то же время не потеряла связи с остальным ансамблем.
 
Сочетание объемных элементов промплощадки и отдельные удачные примеры решения такого сочетания не снимают дополнительных трудностей, которые здесь возникают вследствие сочетания различных как по форме, так и по характеру обработки поверхностей зданий и сооружений; кроме того, создание единой композиции промпредприятия часто приходит в противоречие с производственными, конструктивными и другими требованиями. Задача архитектора заключается в том, чтобы, максимально использовав возможности такого сочетания, сохранить единство и масштабность его отдельных сооружений.
 
Отсутствие ансамбля в пределах целого предприятия, зданий и сооружений основного производства не исключает возможности существования ансамблей отдельных частей внешнего пространства — площадей и магистралей. Такие ансамбли возникают часто неожиданно. Один из уголков Днепропетровского металлургического завода (рис. 37), представляющий сочетание здания со своеобразно разрешенным входом, домной и фонтаном, дает исключительно интересный пример такого ансамбля. К сожалению, «малые» ансамбли в настоящее время возникают только случайно или как результат последующей доработки, не являясь органической частью общего композиционного замысла.
 
 
Рис. 37. Уголок Днепропетровского завода металлургического оборудования
Рис. 37. Уголок Днепропетровского завода металлургического оборудования
 
 
Но бывает и обратное. Часто отдельные здания и сооружения, а также их сочетание на долгое время не получают своего окончательного вида, предусмотренного архитектором в проекте. Это объясняется тем, что промышленное производство во многих технологических процессах требует от своей архитектурно-строительной оболочки достаточной гибкости в смысле возможностей дальнейшего расширения и даже технической реконструкции. В тех случаях, когда такое расширение является действительно необходимым, с точки зрения архитектурно-композиционной, правильнее предусматривать его путем новых самостоятельных единиц, а не пристройкой к уже готовым зданиям или сооружениям.
 
Примерно в таком же положении находится и вопрос со строительством промышленного предприятия по очередям. С архитектурно-художественной точки зрения очередность строительства необходимо вести законченными зданиями и комплексами. Существовавшее до настоящего времени положение приводило к тому, что на протяжении многих лет промышленные здания находились в незаконченном состоянии. Не приводились в окончательный вид даже вполне законченные участки строительства.
 
Огромное значение имеет также вопрос о решении художественных задач на период строительства. До настоящего времени промышленное предприятие и отдельные его здания не получали на период строительства хотя бы примитивного художественного оформления. Между тем, архитектурно-художественное оформление предприятия на этот период, имеет огромное культурно-воспитательное значение для массы рабочих-строителей.
 
Ряд временных сооружений промплощадки (котельная, электростанция) существуют в течение продолжительного срока. Архитектурно-художественному же решению их, а особенно расположению на промплощадке и сочетанию с постоянными сооружениями, уделяется чрезвычайно мало внимания.
 
Примером правильного подхода к временным сооружениям может служить оформление шахт Метростроя в Москве. Опыт крупного строительства в пределах города необходимо перенести и на строительство промпредприятий, хотя бы и расположенных на вновь осваиваемой территории.
 
При решении архитектурно-художественных задач для производственных зданий и сооружений необходимо исходить не только из конечного этапа строительства, но из промежуточных стадий их возведения. Как бы ни рассматривалось производственное здание с точки зрения его расширения и возможной технической реконструкции, необходимо, чтобы сооружения центрального ядра производства на каждом отдельном этапе представляли вполне законченный комплекс.
 
Наконец, необходимым условием для достижения должного эффекта от сооружения является точное и полное его исполнение в натуре. Между тем, мы имеем огромное число примеров (чем особенно отличается наше промышленное строительство), когда утвержденный проект осуществляется в натуре без некоторых, но очень существенных с точки зрения архитектуры, моментов. Так, заменяется заполнитель стены, не производится обязательная оштукатурка отдельных поверхностей, в связи с изменением материала покрытия меняются уклоны кровли, а значит и пропорции фасадов и т. д.
 
Часто такие изменения или недоделки происходят без всякого участия автора проекта. Требования, которые сейчас стоят перед нами в области архитектурно-художественного качества строительства, обязывают к точному и полному выполнению принятого проекта в натуре. Всякое отступление от него должно согласовываться с автором проекта путем переработки всего решения, а не путем частных замен и невыполнения так называемых деталей, влияние которых на общий архитектурно-художественный облик всего промышленного предприятия огромно.
 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 
К решению архитектурно-художественных задач в промышленном строительстве можно подойти двумя путями: во-первых, можно одеть готовый, составленный без участия архитектора, технологический процесс в строительную оболочку и решать композиционные задачи применительно к уже установившейся общей форме производственного здания или сооружения, не используя возможностей, заложенных в его технологическом содержании и конструктивных приемах решения; и, во-вторых, можно творчески проработать (а часто даже и переработать) пространственную схему производственного процесса с целью отыскания максимального архитектурно-художественного эффекта как в общей форме производственного здания или сооружения, так и в отдельных его элементах.
 
Первый путь не решает в большинстве случаев композиции объема или решает ее не органически. В последнее время мы уже имеем как в производственной, так и в вузовской практике примеры таких решений, когда сильно увеличиваются габариты промышленного здания (в горизонтальной и вертикальной проекциях) исключительно по архитектурным соображениям, вне всякой связи с технологическим содержанием и степенью действительной потребности.
 
В некоторых случаях строительная оболочка над технологическим процессом даже обстраивается по всему периметру колоннадой, ничем не обоснованной с производственной точки зрения. Производственное здание решается по аналогии с Парфеноном. Такой путь снимает всякую заботу о судьбе строительной оболочки и полностью развязывает руки архитектора в смысле решения общей композиции, обработки фасадных плоскостей и введения архитектурно-строительных деталей.
 
Не говоря уже о том, что такой путь приводит к чрезвычайной дороговизне строительной оболочки, промышленная архитектура вследствие этого теряет всякую специфику. Завод делается похожим на дворец и в натуре придет в противоречие с неотъемлемыми элементами производственного обслуживания.
 
Характерно, что такой путь на практике встречает меньшее сопротивление со стороны наших собратьев по работе — технологов, нежели второй путь. Этим путем архитектор, очевидно, меньше затрагивает технолога. Этот путь является и более легким для архитектора. Однако для промышленной архитектуры возможен только второй путь — путь органического сочетания архитектурно-художественных задач с технологическим содержанием, с конструктивными приемами решения и с остальными инженерными факторами, влияющими на форму промышленных зданий и сооружений.
 
 

6 мая 2018, 2:57 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
Архитектурное бюро «РК Проект»
АО «Прикампромпроект»
Джут