наверх
 
Удмуртская Республика


В. В. Кратюк, H. X. Поляков. Архитектурно-пространственная организация улицы. 1936

Рис. 36. Проект застройки города Корбюзье
 
 
Статья архитекторов В. В. Кратюка и Н. Х. Полякова «Архитектурно-пространственная организация улицы» из сборника «Проблемы архитектуры : Сборник материалов : Том I, книга 1» (Москва : Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1936).
 
 
Николай Харлампиевич Поляков (1898—1969) — советский архитектор. Член-корреспондент Академии архитектуры СССР (1956). Окончил Московское высшее техническое училище (МВТУ) в 1928 году. В 1928—1929 годах работал инженером-проектировщиком в Водоканалстрое. С 1929 года преподавал в Московском высшем техническом училище, затем в Московском авиационном институте. В 1932—1934 — руководитель группы Средволгостроя. В 1934—1936 годах — руководитель, заместитель руководителя 7-й архитектурно-планировочной мастерской Моссовета. В 1936—1938 — старший архитектор 1-й архитектурно-планировочной мастерской Наркомата коммунального хозяйства РСФСР. В 1938—1941 годах — руководитель кабинета градостроительства, исполняющий обязанности директора Института градостроительства, руководитель экспериментальной мастерской Академии архитектуры СССР. В 1942—1948 годах — старший научный сотрудник мастерской НИИ градостроительства Академии архитектуры СССР. В 1948—1952 — старший архитектор Института градостроительства Академии архитектуры СССР. С 1952 — главный архитектор Института генерального плана города Москвы.
 
Владимир Венедиктович Кратюк (1899—1976) — советский архитектор. Окончил Московское высшее техническое училище (МВТУ) в 1926 году. Когда Ярославский губкоммунотдел объявил всесоюзный конкурс на разработку проекта домов жилого поселка, который предполагалось построить на участке, ограниченном улицами Большой Даниловской (ныне — Пушкина), Республиканской, Тутаевской (Свердлова) и Любимской (Чайковского), то к январю 1927 года поступило 98 проектов. Победил проект дома под названием «Норма», автором которого был В. В. Кратюк. Строительство велось в 1927—1929 гг. под контролем заведующего ярославским губкоммунотделом Константина Ивановича Бутусова (1892—1929), поэтому поселок и созданный рядом парк в его честь называются «Бутусовскими». Бутусовский поселок состоит из семи четырёхэтажных П-образных жилых корпусов. Первоначально предполагалось построить девять. Тогда же Кратюк под руководством профессора А. П. Иваницкого работал над планом перестройки Ржева. В начале 1930-х гг. В. В. Кратюк вновь под руководством А. П. Иваницкого в Нижнем Новгороде работал над планом «Большого Нижнего», а параллельно участвовал в конкурсе на проекты генеральных схем Москвы. Конкурс был объявлен Моссоветом после июньского Пленума ЦК ВКП (б) 1931 г. Весной 1932 г. были представлены 7 конкурсных проектов генеральных схем Москвы, одну из которых разработала группа архитекторов под руководством В. В. Кратюка. В дальнейшем Кратюк много работал над проблемами планировки и застройки рабочих посёлков, архитектурно-пространственной организации улиц, формирования микрорайонной системы. В. В. Кратюк преподавал в Московском архитектурном институте. На кафедре «Градостроительства» вёл курсовое проектирование по теме «Планировка населенных мест». Автор книги «Архитектурно-пространственная организация улицы».
 
 
 

Архитекторы В. В. Кратюк и H. X. Поляков

АРХИТЕКТУРНО-ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ УЛИЦЫ

 
Капиталистическая система городского хозяйства оставила в наследство нашим городам улицу с глухой сплошной застройкой ее обеих сторон — «улицу-коридор». Последняя создалась в результате необходимости внести известный «порядок» в уличную застройку, оформить строительные кварталы города, устроить проезжее полотно улицы.
 
Коридорная застройка только внешне оформила улицу и объединила уличные фасады, но не дала целостного и интересного архитектурно-пространственного решения. При большой протяженности улицы такая застройка однообразна и скучна, при большой этажности она не дает улице ни пространства, ни воздуха, ни солнца.
 
При высокой застройке уличные фасады не воспринимаются полностью зрителем, находящимся на улице. У него остается только впечатление от архитектурной трактовки первых этажей и гнетущее чувство давящего силуэта застройки.
 
При небольшой этажности зрителю предоставляется для восприятия лишь стена, состоящая из лицевых фасадов отдельных зданий (рис. 1). Архитектура сделалась здесь двухмерной, объема здания нет на улице, имеющей коридорную систему застройки. Самое существо архитектуры оказалось, таким образом, потерянным. Как прямой результат такого положения, работа архитектора свелась главным образом к решению передней, уличной стены здания.
 
 
Рис. 1. Улица в Rostock
Рис. 1. Улица в Rostock
 
 
Излишне доказывать, что улица-коридор негигиенична в своей основе по причине сплошной ее застройки зданиями, непосредственно примыкающими друг к другу; улица-коридор имеет недостаточное освещение, плохую вентиляцию, она пыльна и шумна от движения, явно неудобна в бытовом отношении, в большей своей части лишена зелени.
 
Мы помещаем снимок одной из крупных по своему значению московских улиц — ул. Кирова (б. Мясницкой), которая на отдельных своих отрезках имеет ширину, значительно меньшую, чем высота выходящих на нее зданий (рис. 2). При большой своей протяженности она застроена сплошной стеной однотипных по своему архитектурному решению фасадов. Перекрестки ее никак не выражены архитектурно и, естественно, не дают сколько-нибудь заметных разрывов, смягчающих общее впечатление сплошной стены улицы-коридора.
 
 
Рис. 2. Улица Кирова в Москве
Рис. 2. Улица Кирова в Москве
 
 
Еще более типичны улицы-коридоры Ленинграда. Они чрезвычайно однообразны, скучны одинаковой этажностью зданий и, несмотря на относительно большую ширину, представляют собою каменные мешки, пыльные и шумные от уличного движения.
 
Даже в последние годы советского строительства городов, наряду с расширением проезжего полотна улиц, последние нередко сплошь застраиваются зданиями большой этажности, что не только не уничтожает, но часто даже усугубляет впечатление стесненного пространства улицы-коридора.
 
Улицы в крупных капиталистических городах, почти как правило, имеют коридорную застройку, и часто этажность их во много раз превышает их ширину.
 
Наиболее выражены улицы-коридоры в американских городах. Альбом, выпущенный германским архитектором Мендельсоном, — прекрасная иллюстрация этого. Зритель не в состоянии уловить фасад всего здания, он видит лишь те или иные этажи, в зависимости от того, на каком уровне он находится.
 
Мы приводим два характерных примера вновь выстроенных на Западе поселков. Поселок «Neuköln», близ Берлина (рис. 3), имеет кварталы, типичные для городов капиталистической системы. Сплошная ячеечная застройка разбивает квартальное пространство на замкнутые дворы-колодцы. Принцип периметральной застройки кварталов — оформление улицы сплошной стеной — изолирует внутриквартальное пространство от улицы. Санитарно-гигиенические недостатки этого очевидны.
 
 
Рис. 3. Застройка Neuköln (Берлин)
Рис. 3. Застройка Neuköln (Берлин)
 
 
Другой пример —улица «Am Höhenblick» (арх. Э. Май) с одинаковой скучной архитектурной трактовкой обеих сторон (рис. 4) — не что иное, как тот же коридор, лишь достаточно широкий и более благоустроенный.
 
 
Рис. 4. Улица в поселке «Höhenblick». Арх. Э. Май
Рис. 4. Улица в поселке «Höhenblick». Арх. Э. Май
 
 
Уже в эпоху Возрождения улица начинает жить самостоятельной жизнью, имеет полностью специфику городской улицы. Однако, несмотря на такой длительный процесс развития, архитектурные требования к ней почти не повышались, оставаясь по существу мероприятиями, обеспечивающими только уличное движение и элементарное уличное благоустройство. Надо признать, что в основу архитектурного стандарта современных улиц легли далеко не лучшие образцы XVII и XVIII вв.
 
Архитектурный образ улицы всегда отвечал социальному и экономическому содержанию кварталов, ее образующих. Дробная нарезка частновладельческих участков, естественно, способствовала плотной застройке по периметру кварталов, давая этим предпосылку к созданию улицы-коридора. Коридорная застройка, вследствие специфики буржуазной экономики, стала доминировать в архитектурном решении улицы капиталистических городов.
 
Однако, наряду с прочно установившимся архитектурным характером улицы, с ее сплошной и однообразной по этажности застройкой, имеются неоднократные попытки на опытах и в проектах отдельных архитекторов уйти от улицы-коридора, опираясь на принципы иного архитектурно-пространственного решения. Эти творческие искания в основном могут быть сведены к ряду архитектурно-планировочных приемов, анализу которых и посвящен настоящий очерк.
 
 

РАСКРЫТИЕ ПЕРВОГО ЭТАЖА

 
Улицы капиталистических городов по своей ширине ни в какой мере не отвечают развитию современного городского транспорта. Скорость автомобиля на больших улицах крупнейших городов (Лондон, Нью-Йорк) ничтожна, во многих случаях она не превышает скорости движения пешеходов.
 
Отсюда и явился ряд проектов реконструкции городов, как, например, «план Voisin» Корбюзье для центральной части Парижа, капитальное издание по реконструкции Нью-Йорка, схема «большого Берлина», план Муссолини реконструкции Рима и др.
 
Попытки представить себе образ улицы с сильно развитым движением делались рядом архитекторов. Приводим несколько характерных проектов архитекторов Гильберзеймера, Нётра, Корбетта, в которых с чрезвычайной убедительностью сказались и то исключительное внимание, которое уделяется вопросам транспорта, и явная беспомощность, а в некоторых случаях отвлеченность, работы архитектора в условиях капиталистического строя.
 
Арх. Гильберзеймер дает отвлеченный образ будущего города (рис. 5) с крупнейшей застройкой. Оформление улицы решается по принципу торцевой застройки. Тротуары для пешеходов вынесены на уступы зданий примерно на уровень 6-го этажа. Между обеими сторонами улицы на том же уровне устраиваются переходные мостки. Все нижнее полотно отведено для механического транспорта. Поднятый наверх пешеход нигде не пересекает уличного движения.
 
 
Рис. 5. Улица «вертикального города». Арх. Гильберзеймер
Рис. 5. Улица «вертикального города». Арх. Гильберзеймер
 
 
Перекидные мостки через уличное полотно встречаются также и в проекте реконструкции улицы H. Descamps. В этом проекте посредине улицы устраивается бульварная полоса с небольшими сооружениями павильонного типа, от которых перекинуты мостки к зданиям через проезжее полотно.
 
Архитектурное решение такой улицы во многом определяется архитектурными и конструктивными формами указанных переходов. Их частое расположение вынуждает рассматривать их как основной архитектурный мотив оформления улицы.
 
Пожалуй, еще большее значение транспортная архитектура приобретает у архитектора Нётра в его проекте улицы с решением пересекающегося движения механического транспорта в разных условиях (рис. 6).
 
 
Рис. 6. Улица с движением, пересекающимся в разных уровнях. Арх. Нетра
Рис. 6. Улица с движением, пересекающимся в разных уровнях. Арх. Нетра
 
 
Транспорт — вот основная тема образа улицы будущего города, которую мы находим во многих проектах архитекторов Америки и Западной Европы.
 
По существу то же решение мы имеем и у арх. Корбетт в его более реальных проектах реконструкции Нью-Йорка: улица загромождена транспортными конструкциями (рис. 7).
 
 
Рис. 7. Реконструкция улицы Нью-Йорка. Арх. Корбетт
Рис. 7. Реконструкция улицы Нью-Йорка. Арх. Корбетт
 
 
Перекрестки с переходами и переездами в разных уровнях разделяют пространство улицы на отдельные изолированные отрезки и закрывают ее перспективу.
 
В своих проектах Корбетт применяет один из старых приемов реконструкции улиц — устройство проходов в первых этажах зданий. Уличное полотно для механического транспорта расширяется за счет ширины обоих тротуаров. Раскрытие первых этажей с предоставлением всей ширины улицы механическому транспорту является во многих случаях единственно возможным решением при сложившейся ситуации на улицах в больших городах.
 
В Москве уже осуществлено несколько таких проходов на коротком протяжении (у церкви Успения на Маросейке, в начале Большой Полянки, в некоторых угловых зданиях и т. д.). По проекту реконструкции ул. Кирова намечается пробивка проходов-галлерей для пешеходов шириной в 4 м на значительном участке — от Кировских ворот до Кривоколенного переулка.
 
Само собой разумеется, что этот прием раскрытия первого этажа при высокой этажности не может устранить впечатления улицы-коридора, но при малой этажности он дает определенный эффект ухода от улицы-коридора и введения в нее пространства. Вместе с тем, колоннада, поддерживающая верхние этажи, создает интересный архитектурный мотив решения первого этажа. В общем, этот прием значительно объединяет улицу и дает ей целостное архитектурное и пространственное решение.
 
 
Рис. 8. Улица. Рисунок Браманте
Рис. 8. Улица. Рисунок Браманте
 
 
Архитекторы эпохи Ренессанса также пользовались этим приемом: достаточно вспомнить улицу Уффиций во Флоренции (рис. 42), идущую от площади Синьории к набережной р. Арно, галлерею дворца Дожей в Венеции и др. Раскрытие нижних этажей в улицах Ренессанса было действительным и радикальным средством введения пространства в улицу. Браманте в своем проекте улицы (рис. 8) применил глубокое раскрытие нижнего этажа двумя рядами колонн, одновременно играя на контрасте замыкания пространства при помощи арки, свободно стоящей на оси улицы. Отдельные высокие здания и вертикали башен и кампанил разнообразили силуэт улицы Ренессанса. На картине Беноццо Гоццоли (рис. 9) раскрытие первых этажей дается живописными приемами, различной трактовкой их по обеим сторонам улицы с использованием выступающих частей здания для замыкания ее перспективы.
 
 
Рис. 9. Мотивы уличной застройки. Картина Беноццо Гоццоли
Рис. 9. Мотивы уличной застройки. Картина Беноццо Гоццоли
 
 
Общеизвестна аркада, раскрывающая первый этаж на Schlossplatz в Карлсруэ, построенная в 1913 г. арх. Остендорф. При невысоких зданиях она дает, несмотря на несколько тяжелую архитектурную обработку, впечатление более раскрытого пространства площади (рис. 10).
 
 
Рис. 10. Галлерея на Schlossplatz (Карлсруэ). Арх. Остендорф
Рис. 10. Галлерея на Schlossplatz (Карлсруэ). Арх. Остендорф
 
 
К этой категории примеров следует отнести и предложение Корбюзье о полном раскрытии первого этажа для сквозного движения под зданиями.
 
Несомненно, прием Корбюзье является крайним радикальным предложением для реконструкции улиц-коридоров. Этот прием, конечно, следует рассматривать лишь в принципиальной плоскости самого решения, не вдаваясь в оценку архитектурной трактовки зданий на столбах и не распространяя его механически на все улицы и на всю застройку города.
 
Все приведенные примеры дают возможность установить, что принцип раскрытия первого этажа, как прием пространственного решения улицы, известный еще мастерам эпохи Возрождения, хотя и не решает всего вопроса реконструкции улицы-коридора наших городов, но как прием, не представляющий особых трудностей для осуществления, несомненно заслуживает внимания.
 
 

ОТСТУПЫ В ФАСАДНОЙ ЛИНИИ УЛИЦЫ

 
Стремясь уйти от улицы-коридора, ввести в улицу пространство, дать ей свет и воздух, архитекторы, работавшие в области городского ансамбля, в иных случаях решали вопрос радикально и разбивали однообразный уличный фронт застройки, в других — давали паллиативное решение, внося лишь некоторое разнообразие в общий силуэт улицы.
 
К числу последних относятся почти все современные планировки городов, в том числе и большинство работ сектора планировки Гипрогора и других наших проектно-планировочных организаций. Новые улицы, возникающие в старых наших городах, а также и в новостройках, продолжают оставаться зачастую теми же коридорами, правда, несколько уширенными и иногда снабженными зеленью.
 
В зарубежной капиталистической практике, даже в лучших примерах реконструкции городов, при расширении магистралей и пробивке новых уличных трасс архитектурному оформлению улицы отводилось второстепенное место и давалось далеко не полноценное архитектурно-пространственное решение, в основном не отходящее от принципа улицы-коридора. Приводимый нами макет проекта улицы в Лейпциге арх. Штробель очень характерен для этой категории проектов (рис. 11). Небольшие отступы застройки, дающие расширение улицы, робко вводят пространство, однако не меняют общего характера улицы-коридора.
 
 
Рис. 11. Макет улицы в Лейпциге. Арх. Штробель
Рис. 11. Макет улицы в Лейпциге. Арх. Штробель
 
 
К этому же решению сводятся почти все проекты большого конкурса на реконструкцию и достройку одной из основных улиц Берлина — Unter den Linden. Один из проектов этого конкурса под девизом «К. Зитте» (рис. 12) дает в новой части улицы сплошной коридор с одной этажностью, лишь объемно акцентируя высокими башнями перекресток Friedrichstrasse. Однако и данный проект вводит пространство в поперечный разрез улицы путем раскрытия первых двух этажей для устройства пешеходного движения. В другой части улица сохраняет свое живописное и пространственное решение, благодаря смежно расположенным площадям старого города.
 
 
Рис. 12. Проект улицы Unter den Linden в Берлине под девизом «К. Зитте»
Рис. 12. Проект улицы Unter den Linden в Берлине под девизом «К. Зитте»
 
 
Одним из хороших решений является проект Karl-Friedrichstrasse арх. Ведехол в Карлсруэ (рис. 13). Площадь, перекресток и начало улицы решены, как цепь связанных ансамблей, составляющих определенный архитектурный силуэт улицы. Начало улицы от парка отмечено аркой и пропилеями, а также расширением самой улицы с двумя свободно стоящими зданиями. Перекресток подчеркнут повышенной этажностью и решен как единый ансамбль. Главная площадь при выходе улицы имеет по обеим сторонам вертикальные ориентиры. Общий силуэт улицы решается в строгих формах, с сохранением за площадью доминирующего архитектурного значения.
 
 
Рис. 13. Karl-Friedrichstrasse в Карлсруэ. Арх. Ведехол
Рис. 13. Karl-Friedrichstrasse в Карлсруэ. Арх. Ведехол
 
 
К категории приемов, вносящих некоторое разнообразие в общий силуэт улицы, следует отнести совсем недавние, правда, недолго продержавшиеся примеры пилообразной уличной застройки.
 
Мотив пилообразной застройки улицы может быть применен лишь как частное решение отдельных отрезков. Он может внести определенную динамичность, разнообразие и архитектурный интерес в общее решение. Но при большом протяжении застройки «пила» становится скучна своим однообразным ритмом и мало выразительной трактовкой уличной стены; в особенности это можно отнести к поселкам арх. Э. Мая в Германии. Хороший архитектурный эффект этот прием может дать на улицах с сильным продольным профилем рельефа, где ступеням в плане могла бы отвечать и ступень в силуэте улицы.
 
К этому же приему пилообразной застройки улицы следует отнести и ступенчатое уширение по всей ее длине. Характерным примером такого решения может служить проект улицы в Нюрнберге, выполненный арх. Г. Янсен (рис. 14), где данный прием свободно раскрывает пространство, дает хорошую перспективу на замыкающее здание и, пространственно решая улицу, обогащает ее архитектурное восприятие. Оформление здесь решается торцами, отступающими перед зрителем и открывающими перспективу на главный фасад замыкающего улицу здания; в обратном направлении та же улица спокойным, линейным, постепенно суживающимся фронтом застройки ведет в зеленый массив города.
 
 
Рис. 14. Макет улицы в Нюрнберге. Арх. Янсен
Рис. 14. Макет улицы в Нюрнберге. Арх. Янсен
 
 
Явным противопоставлением улице-коридору является принцип застройки арх. Корбюзье.
 
Корбюзье (рис. 15), применяя четкий ритм отступов отдельных частей уличной застройки, широко ввел пространство в улицу, раскрыв ее горизонты, и дал ей определенную архитектурную трактовку. Однако единый архитектурный прием на большом протяжении, несмотря на наличие зелени, создает впечатление однообразия и притупляет зрительное восприятие улицы. С другой стороны, прием Корбюзье не дает архитектурного решения улицы как таковой, ибо проезжее полотно, без какого-либо ущерба для ее архитектуры, может предполагаться и по другую сторону фронта зданий. Таким образом, в трактовке города Корбюзье понятия ансамбля улицы и внутриквартального ансамбля не имеют никакого различия.
 
 
Рис. 15. Застройка города Корбюзье
Рис. 15. Застройка города Корбюзье
 
 
Проект Корбюзье — пример крайности, к которой пришел архитектор, не имеющий возможности при капиталистической системе городского хозяйства органически решить сочетание основных городских элементов — транспорта и застройки.
 
Одним из наиболее действенных решений улицы, вводящим в нее воздух, свет и зелень и в то же время сохраняющим архитектурный характер ее протяженности, является принцип застройки улицы открытыми дворами, принцип «cour d’honneur».
 
Всем известны здания Института Склифассовского на Колхозной площади с прекрасной колоннадой центрального входа (арх. Гваренги), Института физкультуры на Гороховской ул. (арх. Казаков), старое здание Университета на Моховой ул. (арх. Джилярди), Музей революции на ул. Горького (арх. Менелас (?)), Книжная палата на Новинском бульваре (арх. Бове) и другие лучшие образцы московского ампира. Одним из лучших поздних зданий подобного рода является дом Щербатова на Новинском бульваре (арх. Таманов); фасад этого дома в свое время получил золотую медаль, как лучший фасад московского доходного дома.
 
В практике советской архитектуры прием открытого двора является одним из употребительнейших приемов и для решения застройки улицы и при проектировании отдельных зданий.
 
Наиболее крупным строительством последних двух лет в Москве является строительство набережных Москва-реки, начатое по инициативе Л. М. Кагановича, в связи с предстоящим обводнением Москвы.
 
Мы приводам для примера два проекта: проект Смоленской и Ростовской набережных арх. Фридмана (рис. 16) и принятый к осуществлению проект застройки Ростовской набережной акад. арх. Щусева (рис. 17).
 
 
Рис. 16. Проект застройки Смоленской и Ростовской набережных в Москве. Арх. Фридман
Рис. 16. Проект застройки Смоленской и Ростовской набережных в Москве. Арх. Фридман
 
 
В первом проекте в месте выхода магистрали на набережную застройка отходит от красной линии вглубь, образуя значительный архитектурный ансамбль на оси магистрали и моста через Москва-реку. Магистраль кончается на набережной двумя зданиями повышенной этажности, объемы которых доминируют в ансамбле. Не затрагивая вопроса об архитектурной трактовке ансамбля набережной в целом, принцип раскрытой застройка, примененный в данном проекте, заслуживает внимания.
 
 
Рис. 17. Проект застройки Ростовской набережной в Москве. Акад. арх. Щусев
Рис. 17. Проект застройки Ростовской набережной в Москве. Акад. арх. Щусев
 
 
Второй проект, акад. арх. Щусева, дает разнообразно профилеванную линию застройки. Сохраняя общее протяжение, она имеет ряд отступов в плане прямоугольной и полукруглой форм. Самая стена имеет несколько больших арок, открывающих внутриквартальную застройку. Общий силуэт застройки набережной очень разнообразен и богат по форме. Архитектурная трактовка стены застройки, благодаря применению полуциркульных кривых, ниш и арок, дается очень скульптурно. Передний план дан спускающимися к реке террасами, являющимися как бы стилобатом одного огромного здания всей набережной.
 
Можно привести еще много примеров решения застройки улицы, имеющей отступы от фасадной линии в глубь квартала. Раскрывая пространство улицы, отступы cour d’honneur уничтожают монотонность линии уличных фасадов, обогащают архитектурное содержание улицы газонами, цветниками, скульптурой и малыми формами архитектуры. Помимо этого, они имеют еще немаловажное достоинство, создавая необходимое расстояние для восприятия целостного архитектурного комплекса, и дают возможность читать застройку улицы объемно. Этот прием, выдержанный в определенной композиционной цельности, может быть широко использован при пространственном решении уличной застройки в социалистических городах.
 
 

СТУПЕНЧАТЫЙ ПРОФИЛЬ УЛИЦЫ

 
Одним из действительных решений, позволяющих уйти от улицы-коридора, является застройка ее ступенчатыми зданиями или параллельным рядом зданий разной этажности, создающих уступчатый поперечный профиль.
 
Это решение применялось с целью раскрыть улицу сверху и тем самым допустить в нее большее количество воздуха и света. В проектной практике встречался ряд такого рода пространственных решений, которые нами объединены под общим названием «ступенчатый профиль улицы».
 
Элементарным примером такого решения может явиться устройство в нижнем этаже выносных террас, столбы которых поддерживают балконы второго этажа, устройство протяженных, выступающих на улицу галлерей или колоннады, вынесение на улицу магазинных помещении и т. п. Такие приемы ломают отвесную прямую линию застройки улицы, вносят в нее оживление и разнообразие, обогащая архитектуру как отдельных зданий, так и архитектурный ансамбль в целом.
 
Прием выноса колоннады на улицу возможен лишь при достаточной ширине улицы. В практике градостроительства имеется пример «печальной истории» сломки на одной из старейших улиц Лондона — Regent-Street — такой колоннады (рис. 18), ставшей помехой при развитии городского движения. Колоннада на улице Regent-Street придавала нарядность улице и создавала определенный архитектурный ансамбль.
 
 
Рис. 18. Regent-Street в Лондоне
Рис. 18. Regent-Street в Лондоне
 
 
Выносная колоннада — одно из средств, могущих объединить и дать целостность фасадам отдельных зданий, архитектурная трактовка которых различна.
 
Упоминавшийся уже раньше конкурс на проектирование Unter den Linden в Берлине дал ряд решений улицы с выносной колоннадой. Мы помещаем в качестве примера один из проектов этого конкурса (рис. 19), в котором на всем протяжении улицы вынесен крытый проход с арочной трактовкой проемов. Этот проход с симметричной застройкой обеих сторон улицы и однообразностью архитектурного приема в решении галлереи не устраняет полностью впечатления улицы-коридора.
 
 
Рис. 19. Перспектива одного из конкурсных проектов на Unter den Linden в Берлине
Рис. 19. Перспектива одного из конкурсных проектов на Unter den Linden в Берлине
 
 
В проектной и планировочной практике есть примеры решения ступенчатых зданий с последовательным отходом их передней стены от отвесной линии путем устройства ступеней по всем этажам здания.
 
Известными примерами таких зданий являются дома арх. Г. Соважа, который еще в 1912 г. построил уступчатый жилой дом на улице Vavin в Париже. Изображение одного из последних его домов «доходного типа» (рис. 20) дает ясное представление о преимуществах такой системы застройки.
 
 
Рис. 20. Дом в Париже, построенный арх. Г. Соваж
Рис. 20. Дом в Париже, построенный арх. Г. Соваж
 
 
Подобное решение здания позволяет, независимо от этажности, иметь постоянную освещаемость улицы и весь поперечный профиль ее раскрытым сверху. Кроме того, жилье при таком решении удаляется от улицы с ее шумом и пылью и имеет хорошее освещение всех этажей. Консольное устройство стен позволяет свободно оперировать с внутренней планировкой и более или менее независимо от конструкции решать фасады здания.
 
Своеобразным примером пластичности здания может служить дом «Shell» в Берлине, построенный по проекту арх. Фаренкампфа. Здесь уличный ансамбль решен раскрытием поперечного силуэта путем отступов в верх и в глубь участка. Архитектурная трактовка, данная в доме «Shell», безлична и однообразна. Однако подобным нарастанием масс возможно решение отдельных фрагментов улицы и перекрестков, а также решение входов в квартал, так как отступы в плане хорошо вводят пространство улицы в глубину квартала.
 
В проекте арх. фон Эйстерн (рис. 21) дана попытка решения целого большого отрезка улицы (Unter den Linden) приемом ступенчатой застройки. Тянущаяся ступенчатая застройка перебивается поднятыми объемами, что дает разнообразный силуэт всей улице. Вместе с тем, все объемно-пространственное решение улицы является связанным и композиционно цельно задуманным.
 
 
Рис. 21. Проект улицы Unter den Linden в Берлине Арх. Эйстерн
Рис. 21. Проект улицы Unter den Linden в Берлине Арх. Эйстерн
 
 
На рис. 22 изображен набросок арх. Власова архитектурно-пространственного решения застройки новой магистрали Москвы, проспекта им. Сталина (проект планировки Москвы, выполненный архитекторами Кратюком и Поляковым в 1932 г.). В этом проекте намечалась новая основная магистраль Москвы, проходящая через Сталинский район и имеющая конечным пунктом Измайловский парк культуры и отдыха им. Сталина. Набросок намечает застройку проспекта крупными общественными зданиями ступенеобразного вида, имеющими в середине большой зал с арочным перекрытием, к которому подвешены отдельные конторские помещения. Подобные ступенчатые здания предположены с обеих сторон проспекта. Благодаря такому раскрытию улицы сверху, получается хорошее освещение как самого проспекта, так и отдельных помещений в зданиях.
 
 
Рис. 22. Мотивы застройки улицы. Набросок арх. Власова
Рис. 22. Мотивы застройки улицы. Набросок арх. Власова
 
 
Одним из интересных пространственных решений целого отрезка улицы может служить проект застройки третьего квартала по аллее Энтузиастов 6-го поселка Днепрокомбината, исполненный архитекторами Лавровым и Поповым. Основным архитектурно-пространственным мотивом фасада третьего квартала (рис. 23) является ступенчатая обработка выходящих на улицу и соединенных между собой торцов жилых зданий. Фасады, соединяющие ступенчатые торцы, имеют по верхнему этажу ряд выступающих балконов, что еще более обогащает объемное решение и дает зданию скульптурно-архитектурную трактовку.
 
 
Рис. 23. Фронт застройки 3-го квартала по аллее Энтузиастов 6-го поселка Днепрокомбината. Архитекторы Лавров и Попов
Рис. 23. Фронт застройки 3-го квартала по аллее Энтузиастов 6-го поселка Днепрокомбината.
Архитекторы Лавров и Попов
 
 
В практике застройки улицы открытыми дворами в некоторых случаях применяется прием последовательного расположения по улице одного двора за другим. Таким образом, на фасад улицы выходят как заглубленные фасады жилых зданий, так и выступающие торцы их. Последние иногда делаются уступчатыми. Архитектурно-пространственное решение подобной застройки мы имеем в виде определенного ритма ступенчатых торцов. Таким примером может служить застройка одной стороны улицы в городе-саде Дранси, выполненная по проекту архитекторов Бодуэна и Лодс (рис. 24). При этом решении получается хорошая инсоляция и много светотени. Жилье в массе своей удалено от проезжей части улицы. В габарит улицы вводятся в большом количестве зелень, площадки, малые архитектурные формы, скульптура и т. п.
 
 
Рис. 24. Макет застройки улицы Мюэт города-сада. Дранси. Архитекторы Бодуэн и Лодс
Рис. 24. Макет застройки улицы Мюэт города-сада. Дранси. Архитекторы Бодуэн и Лодс
 
 
В принципе к этому примеру близко решение застройки Котельнической и Гончарной набережных Москвы (рис. 25 и 26) арх. Мельникова, который также применяет открытые дворы с обработкой торцов уступами вверх. Раскрытые ансамбли даны контрастно к уличному пространству, имеющему линейный протяженный габарит. Силуэт улицы архитектурно обогащается перспективной игрой отступающих в глубину квартала ступенчатых объемов. В застройке набережных арх. Мельникова и поселка в Дранси определенно выражена архитектурно-пространственная ориентировка зданий на улицу.
 
 
Рис. 25. Проект застройки Котельнической и Гончарной набережных. Арх. Мельников
Рис. 25. Проект застройки Котельнической и Гончарной набережных. Арх. Мельников
 
 
Рис. 26. Проект застройки Котельнической и Гончарной набережных. Арх. Мельников
Рис. 26. Проект застройки Котельнической и Гончарной набережных. Арх. Мельников
 
 
Пример, взятый из проекта типовой застройки Москвы (набросок арх. Власова), дает ступенчатое решение не только торцов, но и основных объемов здания (рис. 27). В этом предложении застройка пространственно является еще более открытой, так как здания, поставленные под углом, усиливают ступенчатый характер силуэта улицы.
 
 
Рис. 27. Мотивы уличной застройки. Набросок арх. Власова
Рис. 27. Мотивы уличной застройки. Набросок арх. Власова
 
 
Известный эффект введения пространства в улицу достигается путем застройки ее в два ряда. Данное решение довольно часто встречалось в практике планировки наших социалистических городов несколько лет тому назад. Но для больших отрезков улицы (а в планировочной практике у нас иногда так решались улицы по всей своей длине) такое решение является слишком однообразным.
 
Прием застройки улицы в два ряда применен архитекторами Вирэ, Мармором и Моннуайэ в одном из конкурсных проектов «Нового Антверпена» (рис. 28). В этом проекте архитектурно-пространственное решение широко раскрывает улицу приемом ступенчатости ее поперечного габарита: полоса зеленых насаждений, за ней отдельно стоящие торцами к оси улицы здания небольшой высоты и далее — периметральная высокая застройка со ступенчатой трактовкой верхних этажей. Выход улицы на набережную решен приемом раскрытия ландшафта. Башни, заканчивающие улицу при выходе на набережную, образуют передний план для открывающейся далекой перспективы города на другой стороне реки.
 
 
Рис. 28. Проект застройки улицы «Нового Антверпена» Архитекторы Вирэ, Мармор, Моннуайэ
Рис. 28. Проект застройки улицы «Нового Антверпена» Архитекторы Вирэ, Мармор, Моннуайэ
 
 
В проекте арх. Ладовского площади Большой и Малой Ордынок (рис. 29) первый ряд составляют здания башенного типа, редко поставленные на фоне сплошной уличной застройки и соединенные между собой переходами. С юго-западной стороны фронт застройки частично разорван, чем достигается лучшее освещение улицы. Основная магистраль двумя рукавами обходит площадь, имея на оси замыкающее здание, решенное для контраста низкой этажностью. Прием этот, помимо раскрытия поперечного габарита улицы, дает еще своеобразную ритмичность продольному силуэту, разрывая общий карниз улицы-коридора.
 
 
Рис. 29. Площадь Б. и М. Ордынок в Москве. Арх. Ладовский
Рис. 29. Площадь Б. и М. Ордынок в Москве. Арх. Ладовский
 
 
Разобранные нами приемы — вынос на улицу выступающей колоннады или галлереи, ступенчатые здания с отходом от фасадной линии улицы всех или части этажей и застройка улицы в два ряда — по существу сводятся к приданию разрезу улицы ступенеобразного профиля с раскрытием габарита ее сверху.
 
Но не следует допускать, чтобы улицы по всей своей длине решались одним приемом. Особенно при значительной протяженности их необходимо использовать ряд различных приемов, чтобы на различных принципах пространственной организации внести в улицу советского города как можно больше света, воздуха и зелени.
 
 

ЗАСТРОЙКА УЛИЦЫ ОТДЕЛЬНО СТОЯЩИМИ ЗДАНИЯМИ

 
Наиболее простой системой объемно-пространственной организации улицы, которую можно противопоставить улице-коридору, является застройка отдельно стоящими зданиями. Такая застройка наиболее распространена в большинстве наших городов и особенно на их окраинах. Но скученность застройки, не имеющей достаточных разрывов между домами, постановка всех домов на фасадной уличной линии, отгораживание от улицы внутриквартального пространства глухой стеной забора, наконец, однообразие в этажности застройки и в архитектуре зданий нередко придают улице характер коридора.
 
Мы приводим примеры застройки улицы отдельно стоящими домами небольшой этажности, которую нельзя, однако, назвать улицей-коридором.
 
Первый пример — архитектурная фантазия XVI в. (рис. 30). Улица застроена одно- и двухэтажными зданиями, но не все здания своими фасадами поставлены по одной линии, некоторые из них выступают за нее, отчасти закрывая перспективу улицы. Таким путем на улице создается замкнутый архитектурный ансамбль, небольшой по своей протяженности. Разная высота зданий, отсутствие соединяющей их ограды и свободная постановка некоторых зданий разбивают впечатление улицы-коридора.
 
 
Рис. 30. Улица. Архитектурная фантазия XVI в.
Рис. 30. Улица. Архитектурная фантазия XVI в.
 
 
Второй пример — улица в Wilmersdorf в Берлине, построенная арх. А. Клейном (рис. 31). Улица имеет двухэтажные здания, поставленные по одной фасадной линии. Однако большие разрывы между ними, богатое и индивидуальное решение каждого в отдельности здания с архитектурно-оформленными оградами, входами и парадными въездами и большое количество зелени на улице разбивают впечатление коридора. Не входя в оценку качества архитектуры, надо признать, что общий стилевой ее характер и единый принцип планировки дают улице цельность и единство.
 
 
Рис. 31. Улица Wilmersdorf (Берлин). Арх. А. Клейн
Рис. 31. Улица Wilmersdorf (Берлин). Арх. А. Клейн
 
 
Третий пример — улица Andincour по проекту Корбюзье (рис. 32). Здания поставлены по одной общей фасадной линии, однако уличный фронт застройки сильно разорван, раскрывая внутриквартальные перспективы. Строгая геометрическая форма зданий контрастно компонуется со свободной зеленью квартала и с передним планом уличной посадки. Пространство у Корбюзье вводится в улицу не только большими зелеными разрывами и перспективой на стоящие в глубине квартала здания, но входит и в первые этажи, имеющие сквозные террасы.
 
 
Рис. 32. Улица в Andincourt. Арх. Корбюзье
Рис. 32. Улица в Andincourt. Арх. Корбюзье
 
 
Эти примеры, различные по своему архитектурному направлению, показывают, что рядом архитектурных и пространственных приемов можно добиться реконструкции улиц-коридоров наших городов с небольшой этажностью даже при сохранении общей фасадной линии.
 
Немецкие и в особенности английские поселки имеют разорванную фасадную линию улицы, создавая уходящие в глубь квартала и застроенные по периметру небольшие тупики различных форм и рисунка, открытые дворы или простые отступы отдельных зданий.
 
Полное игнорирование принципов архитектурного ансамбля улицы представляет торцовая застройка, соответствующая строчной застройке кварталов. Из-за однообразия застройки всех улиц, идущих в одном направлении, теряется всякая ориентация в поселке и основная магистраль выявляется только своей шириною.
 
Наиболее отрицательным примером строчной застройки может служить застройка «Neuköln» в Берлине. Квартальные дворы — в большинстве вытянутые колодцы, а улица-коридор выделяется среди них своим пространственным протяжением и выходом на нее поперечных улиц (рис. 33). На примере Нейкельна ярко сказалось капиталистическое понимание принципов «экономичности».
 
 
Рис. 33. Застройка Neuköln (Берлин)
Рис. 33. Застройка Neuköln (Берлин)
 
 
В СССР строчная застройка кварталов и торцовая застройка улицы проводились по проектам арх. Э. Май в Магнитогорске, Кузнецке и на других новостройках. Примеры этого строительства всем хорошо известны. Они составили в свое время «эпоху» в планировке социалистических городов. Новая застройка Москвы в этот период также дала ряд «образцов» торцовой застройки, очень быстрый конец которой, к счастью, положил Л. М. Каганович, принявший на себя руководство перестройкой пролетарской столицы.
 
В зарубежной строительной и проектной практике торцовая застройка улицы иногда соединялась с периметральной. Этот прием давал возможность закрепить строчную застройку, отвечающую правильной ориентации здания по странам света, и в то же время избежать торцовой уличной застройки в чистом ее виде.
 
В поселке Торнов-Геленде (рис. 34) арх. Э. Май дал соединение торцовой и периметральной застройки путем свободной постановки небольших по длине зданий между торцами строчно расположенных корпусов. В данном примере при косой строчке торцов образуется ступенчатая линия фронта застройки улицы.
 
 
Рис. 34. Проект застройки улицы в поселке Торнов-Геленде. Арх. Э. Май
Рис. 34. Проект застройки улицы в поселке Торнов-Геленде. Арх. Э. Май
 
 
Простым примером архитектурного оформления торцовой застройки является решение улицы в Анкаре, данное арх. Янсеном (рис. 35). Здания, фронтально поставленные по улице между торцами, вдвинуты в квартал и по низу имеют колоннаду. Верхние карнизы звеньев такой застройки и колоннада могут дать богатую трактовку фасадам улицы и хорошую игру света и тени. Архитектоника уличной стены хорошо гармонирует со ступенчатостью застройки на горе, закрывающей перспективу улицы. Конец улицы подчеркнут выступающими зданиями, имеющими несколько бо́льшую этажность.
 
 
Рис. 35. Проект застройки улицы в Анкаре. Арх. Янсен
Рис. 35. Проект застройки улицы в Анкаре. Арх. Янсен
 
 
Примером удачного пространственного решения торцовой застройки служит улица Мюэт в городе-саде Драней, о котором мы уже упоминали (рис. 24). Здесь застройка обеих сторон улицы дается различно: одна сторона решается непрерывным ритмом открытых дворов с выходящими на улицу ступенеобразными торцами зданий; другая сторона оформлена парно расположенными корпусами строчной системы застройки с вертикальными объемами на торцах.
 
Контрастная пространственная композиция горизонталей и вертикалей широко раскрывает пространство улицы.
 
Строчная застройка справедливо осуждена, но не следует вместе с нею отбрасывать один из крупных факторов правильного решения застройки, а именно — нормальное расположение зданий по отношению к солнечному освещению. Соединение периметральной и торцовой застройки представляет один из возможных приемов совмещения архитектурных и санитарно-гигиенических требований к застройке улицы.
 
Стремление к максимальному экономическому эффекту, желание уйти от улицы-коридора, от беспорядочной антисанитарной застройки и дать улице свободное архитектурно-пространственное решение привели планировочную мысль Запада к архитектурному образу города небоскребов.
 
Свободно стоящие небоскребы практически уничтожают улицу, — ее направление и габарит не определяются застройкой. Улице в ее транспортном понимании отводится любая часть территории города, не занятая небоскребами; вся остальная поверхность отдается зелени, свободно окружающей застройку.
 
 
Рис. 36. Проект застройки города Корбюзье
Рис. 36. Проект застройки города Корбюзье
 
 
По существу, проекты таких городов имели исключительно теоретическое значение. К ним в первую очередь относятся: работа Корбюзье («Urbanisme») и план реконструкции центральной части Парижа, так называемый «план Voisin». На рис. 36 дана перспектива города с выделенной центральной частью, застроенной 60-этажными небоскребами. Этот проект хорошо знаком советским архитекторам, как известна также улица небоскребов арх. А. Люрса (рис. 37), одно время бывшего последователем Корбюзье.
 
 
Рис. 37. Улица небоскребов. Арх. Андрэ Люрса
Рис. 37. Улица небоскребов. Арх. Андрэ Люрса
 
 
Несколько своеобразным решением является проект застройки небоскребами, поставленными под углом к улице и соединенными вместе нижними этажами и переходами в верхних этажах (набросок арх. Власова, рис. 38). Такое решение отличается от предыдущих тем, что сохраняет специфику протяженности улицы и может быть пригодно и при квартальной системе организации застройки города. Постановка небоскребов углом к улице, помимо архитектурных соображений (известной динамики ритма застройки и игры светотени), преследует также цель дать лучшую солнечную освещенность внутренних помещений.
 
 
Рис. 38. Мотивы уличной застройки. Набросок арх. Власова
Рис. 38. Мотивы уличной застройки. Набросок арх. Власова
 
 
Проектные работы по реконструкции московских улиц, начатые вслед за историческим постановлением июньского пленума ЦК (1931 г.), уже не повторяли в чистом виде улицы-коридора. В большинстве случаев застройка улицы решалась приемом отдельно стоящих зданий с небольшими разрывами между ними. Характерным примером такого решения является проект Большой Черкизовской улицы (рис. 39), относящийся к раннему периоду работы над реконструкцией Москвы.
 
 
Рис. 39. Перспектива Б. Черкизовской ул. в Москве. Проект реконструкции
Рис. 39. Перспектива Б. Черкизовской ул. в Москве. Проект реконструкции
 
 
Не входя в оценку архитектуры этих ранних, далеко не совершенных и недостаточно пространственно раскрытых, примеров решений городских ансамблей, можно установить определенный уход от старой улицы-коридора. Это является характерным для советской практики, так как улица-коридор несовместима с социалистическим порядком городского хозяйства: причины, ее порождающие, как земельная рента и коммерческая эксплоатация жилого строительства, противоречат экономике и политике строительства социалистических городов.
 
 

ЗАКРЫТЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ УЛИЦЫ

 
Одним из средств устранения зрительного восприятия улицы, как улицы-коридора, является сознательное ограничение впечатления от длины ее путем закрытия ее перспективы.
 
Таким приемом за ней закрепляется определенное архитектурное пространство, даются ей определенные масштаб и законченность, пространство и протяжение ее уменьшаются до размеров небольшого архитектурного ансамбля и становятся хорошо доступными для глаза человека.
 
При таком положении возможно установить соотношения между длиной и шириной улицы и высотой ее застройки; эти отношения должны давать наилучший архитектурный эффект. Однако определение габарита ее не входит в задачу настоящего очерка, имеющего своей целью показать лишь приемы ее пространственной организации.
 
Переходя к анализу ряда приемов архитектурного закрытия перспективы улицы, следует остановиться прежде всего на простейшем случае устранения впечатления улицы-коридора путем ритмично выдвинутых вперед и вдвинутых вглубь вертикальных объемов по фасадной стене ее, данное в решении «Rues à Redent» Корбюзье (рис. 40). Объемы, выдвинутые с обеих сторон улицы, делят ее на равномерные отрезки, образуя отдельные полузамкнутые ансамбли, и сохраняют в то же время основную фасадную линию застройки.
 
 
Рис. 40. План улицы à Reden. Арх. Корбюзье
Рис. 40. План улицы à Reden. Арх. Корбюзье
 
 
В решении «Rues à Redent» архитектурное членение улицы достигается весьма просто.
 
Недостаток его, присущий всем работам Корбюзье, — в механическом повторении одних и тех же архитектурных ансамблей на всем протяжении улицы.
 
Нарушение фасадной линии улицы может быть вынужденным при реконструкции магистралей.
 
Так, при расширении Каляевской улицы до проектной ширины в 64 м пришлось сохранить большой жилой дом, выступающий за красную линию.
 
Автор проекта, арх. Кондрашев, оставил это здание в зеленой полосе, наметив в нем арки для сквозного прохода бульварных аллей. Здание не уменьшает проезжей части и в то же время архитектурно замыкает перспективу улицы.
 
Большинство старых улиц, особенно в средневековых городах, было небольшим по протяжению, имело изломы и смещения направления, образуя замкнутые перспективы на отдельных участках, либо вело к определенным господствующим зданиям в городе: замку магната, храму, городской ратуше и т. п.
 
На рис. 41 Помещено относящееся к концу XVII в. изображение улицы, идущей от Friedrich-Wilhelmplatz в Берлине. Улица вела от площади к готическому собору и, подымаясь в гору, имела ступени во всю свою ширину. Эти ступени придавали ей торжественность и пышность.
 
 
Рис. 41. Friedrich-Wilhelmplatz в изображении конца XVII в.
Рис. 41. Friedrich-Wilhelmplatz в изображении конца XVII в.
 
 
Подобных примеров средневековых улиц можно привести немало. Одни из них непосредственно вели к господствующим городским зданиям, другие имели их своей перспективой, своим пространственным ориентиром, придавшим улице законченность и цельность архитектурного образа. На рис. 42 помещен снимок с гравюры XVII в., изображающий улицу Уффиций во Флоренции с перспективой через арку, которой заканчивается улица со стороны набережной, на собор и палаццо Веккио, расположенные на площади Синьории.
 
 
Рис. 42. Улица Уффиций во Флоренции
Рис. 42. Улица Уффиций во Флоренции
 
 
Приводим еще несколько примеров улиц с замкнутой перспективой. Прекрасный рисунок Альбрехта Дюрера дает образ замкнутой средневековой улицы (рис. 43). Она имеет единую архитектурную трактовку зданий, составляющих вместе достаточно цельный и живописный архитектурный ансамбль отдельного фрагмента города эпохи Возрождения. Виа Аква во Флоренции, замкнутая фасадом палаццо Монтальво (рис. 44), в пространственном отношении имеет все недостатки, присущие средневековому городу: малую ширину, никуда негодное освещение и т. д. К ней трудно применить современное понятие улицы, — скорее ее можно счесть за часть дворового ансамбля комплекса дворцовых или музейных зданий, но замыкающее здание — палаццо Монтальво — своей пышной и в то же время строгой архитектурной трактовкой контрастирует со скромной обработкой зданий улицы и, несмотря на одинаковую с ними этажность, является архитектурной доминантой улицы.
 
 
Рис. 43. Улица средних веков. Рисунок Альбрехта Дюрера
Рис. 43. Улица средних веков. Рисунок Альбрехта Дюрера
 
 
Рис. 44. Виа Аква во Флоренции
Рис. 44. Виа Аква во Флоренции
 
 
Классическим примером замкнутой улицы, имеющей целостное архитектурное решение, является ул. зодчего Росси в Ленинграде (рис. 45). Застройка обеих сторон ее дается в одной архитектурной трактовке, в простом повторении одного и того же фасада. Замыкающее здание выдержано в стиле самой улицы и своим обогащенным решением, более легким и нарядным, создает гармоническое завершение ансамбля.
 
 
Рис. 45. Улица зодчего Росси в Ленинграде
Рис. 45. Улица зодчего Росси в Ленинграде
 
 
По существу пространственного решения ул. Росси, как и улица Уффиций и другие описанные примеры, представляет улицу-коридор. Но ограничение длины улицы путем закрытия ее перспективы зданием, закрепляющим и оформляющим определенное пространство, превращает ее в замкнутый архитектурный ансамбль, выдержанный в единой архитектурной трактовке составляющих ее элементов.
 
Архитектурный прием замыкания перспективы улицы широко применяется в новых городах и поселках Западной Европы и у нас в СССР. Примером такого решения уличного ансамбля может служить улица в поселке близ Штутгарта по проекту арх. Oud (рис. 46). Архитектурно-объемное решение в данном примере рассчитано на пластическую игру масс характерными выступами, различной высотой и богатой светотенью. Торцы создают четкий математический ритм, завершающийся спокойной и лаконической архитектурной трактовкой замыкающего улицу здания.
 
 
Рис. 46. Улица поселка у Штутгарта. Арх. Oud
Рис. 46. Улица поселка у Штутгарта. Арх. Oud
 
 
В нашей советской практике распространен прием закрытия поперечных улиц в рабочих поселках новостроек зданиями обслуживающего характера: школами, столовыми и т. п. Нередко в проектах встречается прием закрытия пространства улицы на ее перекрестках.
 
 
Рис. 47. Проект перекрытого перекрестка. Арх. Сиркс
Рис. 47. Проект перекрытого перекрестка. Арх. Сиркс
 
 
Несколько своеобразным является решение арх. Сиркс перекрестка, крытого здания большой высоты (рис. 47). Такое решение эффектно с точки зрения объемно-пространственной организации улицы, но излишне загромождает уличное движение, создавая искусственно пробку на перекрестке, а потому не может иметь большого практического применения. Примеры зданий, свободно стоящих на перекрестках, даются также в проекте «Avenue des Westens» арх. Гельгорна (рис. 48).
 
 
Рис. 48. Проект застройки «Avenue des Westens». Арх. Гельторн
Рис. 48. Проект застройки «Avenue des Westens». Арх. Гельторн
 
 
Улица в этих случаях имеет глухую периметральную застройку кварталов, которая служит фоном для выявления отдельных общественных зданий, свободно поставленных на перекрестках. Эти здания, вынесенные на ось улицы, делят ее на отдельные отрезки, создавая замкнутые архитектурные ансамбли, ориентируя движение по ней.
 
В решении перекрестка на площади Амалиенберг в Копенгагене улицы замыкаются поставленной на их оси конной статуей, которая дополняет ансамбль восьмигранной площади-перекрестка.
 
Примером решения закрытия перспективы улицы монументом, поставленным на перекрестке, может служить площадь Звезды в Париже: триумфальная арка поставлена на оси двенадцати улиц, сходящихся к площади.
 
Являясь свободным от каких-либо зданий и сооружений, перекресток в ряде примеров акцентируется общим объемным нарастанием или более высокими угловыми зданиями (рис. 12, 19 и др.).
 
Одним из интереснейших приемов закрытия перспективы улицы может служить решение выхода ее на площадь через арку в здании, замыкающем ее и являющемся звеном в общем ансамбле зданий, оформляющих площадь. Хорошим примером такого решения является выход Миллионной улицы на площадь Урицкого в Ленинграде (рис. 49). Росси, строивший здание Главного штаба, нашел исключительное по смелости, оригинальности и архитектурному замыслу решение сопряжения улицы с площадью двойной аркой, составляющей центральную часть фасада здания Главного штаба.
 
 
Рис. 49. Арка Главного штаба в Ленинграде. Арх. Росси
Рис. 49. Арка Главного штаба в Ленинграде. Арх. Росси
 
 
Прием применения арки, замыкающей перспективу улицы, мог быть заимствован Росси из ряда подобного рода мотивов, встречающихся в восточных и старых итальянских городах. Возможно, что некоторым примером ему послужила и улица Уффиций во Флоренции, которая является образцом архитектурно целостного решения городского ансамбля. Высота зданий, выходящих на улицу, превышает ее ширину, однако открытые галлереи по первому этажу с обеих сторон раскрывают поперечный разрез улицы. Богатое оформление галлерей, завершающихся аркой при выходе на набережную, является основным архитектурным мотивом. Со стороны набережной перспектива на площадь Синьории замыкается высокой башней палаццо Веккио. С той же стороны улица замыкается перспективой на фонтан «Нептун», поставленный на оси ее (рис. 50).
 
 
Рис. 50. План улицы Уффиций и площади Синьории во Флоренции
Рис. 50. План улицы Уффиций и площади Синьории во Флоренции
 
 
Замыкание улицы монументом при ее выходе на площадь — архитектурный прием, часто употреблявшийся в старых городских ансамблях — встречается также и в ряде новых проектов решений.
 
В проекте площади арх. Петер Беренс (рис. 51) создается дополнительный переходной интерьер для переключения улицы на площадь в форме полукруга. В этом промежуточном пространстве поставлена колонна-обелиск, замыкающая перспективу улицы.
 
 
Рис. 51. План площади перед рейхстагом в Берлине (Reichstagswetterbewerb). Арх. Петер Беренс
Рис. 51. План площади перед рейхстагом в Берлине (Reichstagswetterbewerb). Арх. Петер Беренс
 
 
Этот же прием особенно ярко выражен в решении площади dell Popolo в Риме (рис. 52). Обелиск поставлен на осях трех сходящихся к Площади улиц.
 
 
Рис. 52. Paizza dell Popolo в Риме
Рис. 52. Paizza dell Popolo в Риме
 
 
В архитектурно-планировочном отношении площадь dell Popolo является классическим примером решения пучка трех улиц, сходящихся к ней. Острые углы между ними решены постановкой двух одинаковых зданий церквей. Эти здания дают прекрасное оформление выхода осевой и боковых улиц и в то же время составляют основной элемент архитектурного решения площади. Поставленный на оси улиц монумент завершает цельность пространственной организации площади.
 
Решение, примененное на площади dell Popolo, имело много подражаний в истории архитектуры городских ансамблей. В той или иной трактовке оно встречается и в новой зарубежной и советской проектной практике. Например, близким к нему является решение площадей Verdi в проекте «Большой Генуи», составленном арх. Марчелло Пьячентини (рис. 53). Два высоких, одинаково решенных здания оформляют выход улицы на площадь, играя в то же время роль ее архитектурной доминанты.
 
 
Рис. 53. Проект площади Верди «Большой Генуи». Арх. Марчелло Пьячентини
Рис. 53. Проект площади Верди «Большой Генуи». Арх. Марчелло Пьячентини
 
 
В подготовке генплана Москвы акад. арх. Жолтовский дал интересное решение Арбатской площади, пользуясь приемом площади dell Popolo. Осевая улица на площади Verdi в Генуе замыкается колоннадой, соединяющей оба центральные здания. Решение выхода улицы на площадь постановкой колоннады или триумфальной арки дается и в упомянутом проекте арх. Петер Беренс на противоположной обелиску стороне площади.
 
Старый и Новый музеи в Берлине также соединены колоннадой (рис. 54), которая замыкает улицу, выходящую на площадь перед музеями. Кроме того, на оси улицы поставлен памятник, для которого в перспективе колоннада образует передний план.
 
 
Рис. 54. Колоннада между Старым и Новым музеями в Берлине
Рис. 54. Колоннада между Старым и Новым музеями в Берлине
 
 
Колоннада, замыкающая улицу, при сопряжении последней с площадью, может быть поставлена с обеих сторон вдоль улицы, образуя парадный въезд на площадь, как, например, это сделано акад. арх. Щука перед Смольным в Ленинграде.
 
Все описанные приемы закрытия перспективы улиц ограничивают их протяжение, создают замкнутый архитектурный ансамбль, организуют их пространство и смягчают зрительное восприятие улицы-коридора. Являясь необходимым элементом в объемно-пространственной организации улицы, лучшие из этих приемов, сопровождаемые раскрытием поперечного профиля ее и свободной (а в то же время связанной одной пространственной композицией) расстановкой зданий на ней, могут послужить действительным средством архитектурного подхода к решению городского ансамбля. Они создадут улицу, в корне отличающуюся от старой улицы наших городов, от улицы-коридора капиталистической формации.
 
 

РАСКРЫТИЕ КВАРТАЛА НА УЛИЦУ

 
Периметральная застройка улицы в капиталистических городах непрерывной сплошной стеной изолирует внутриквартальное пространство. Разделение внутриквартального пространства на отдельные строительные участки, самостоятельная, независимая от общей, застройка отдельного участка, квартала, и при этом хищническая эксплоатация площади участка, доходящая до 80—90% и образующая замкнутые дворы-колодцы, — все эти характерные признаки кварталов в капиталистическом городе явно не отвечают социальным и бытовым установкам планировки и градостроительства в СССР.
 
В социалистических условиях городского хозяйства мы имеем все возможности для плановой застройки квартала в целом, все предпосылки к экономически рентабельной, но достаточно свободной застройке с зелеными насаждениями и площадками внутри.
 
Являясь органической частью всего города и, естественно, выражая в своих формах материальную и идейную стороны его коллективной жизни, улица в социалистическом городе на всем своем протяжении должна отразить в своей архитектонике социальную и архитектурно-планировочную сущность кварталов. Архитектура улицы в социалистическом городе — парадная сторона, главный фасад квартальной застройки, оформляющий не замкнутые дворы-колодцы капиталистического города, а широко раскрытые на улицу внутриквартальные интерьеры, составляющие с улицей один общий архитектурный ансамбль. В такой социальной концепции органического взаимодействия архитектуры внутриквартального ансамбля и архитектуры улицы решение входа в квартал приобретает первостепенное значение в пространственной организации ее. Не вырываясь из общего архитектурного силуэта, решение входа в квартал должно быть достаточно выразительным и в общем объемно-пространственном решении должно радикально изменить старую структуру улицы-коридора.
 
В дальнейшем приводятся примеры пространственной организации улицы с раскрытой, в той или иной степени, застройкой кварталов и с различной архитектурно-планировочной ее трактовкой.
 
Рис. 55 — снимок с проекта радикальной реконструкции окраины Москвы, Черкизова (Сталинский район), исполненного архитекторами Варенцовым и Лавровым. Изображенная здесь южная часть Черкизова — от Большой Черкизовской улицы до Хапиловского пруда — представляет ряд шестигранных кварталов, по своей планировке достаточно раскрытых и пространственно разно ориентированных на Черкизовскую улицу и в парк у Хапиловского пруда. Средняя часть кварталов застроена жилыми домами, имеющими в плане также форму шестигранника. Несколько жесткая геометризированная система общей планировки и застройки южной части Черкизова, однако, представляет значительный шаг в сторону ухода от замкнутой периметральной системы застройки кварталов. Кварталы раскрыты под диагональным направлением к улице. Объемно-пространственная трактовка выходов дана свободно поставленными зданиями башенного типа, замыкающими перспективу улиц северной части Черкизова.
 
 
Рис. 55. Проект реконструкции района Черкизова в Москве. Архитекторы Варенцов и Лавров
Рис. 55. Проект реконструкции района Черкизова в Москве. Архитекторы Варенцов и Лавров
 
 
На последующих примерах даются решения застройки квартала с одним композиционным центром и основным внутриквартальным ансамблем, в архитектурно-плакировочном отношении различно связанным с застройкой улицы.
 
В поселке «Бриц» (рис. 56), построенном по проекту архитекторов Бруно Таута и М. Вагнера, основной архитектурный ансамбль квартала — подковообразной формы двор — открывается непосредственно на улицу. Вся прочая застройка квартала группируется по внутриквартальным проездам, связывающим центральный двор с боковыми улицами.
 
 
Рис. 56. Мажет поселка «Britz». Архитекторы Бруно Таут и М. Вагнер
Рис. 56. Мажет поселка «Britz». Архитекторы Бруно Таут и М. Вагнер
 
 
Пятнадцатый квартал поселка при Ярославской гидростанции архитекторов Кратюка и Полякова (рис. 57) решен по тому же принципу одного доминирующего внутриквартального ансамбля. Главный вход акцентирован отступом уличной застройки во внутрь квартала по всему его фронту и ведет к внутреннему центральному парадному двору почта квадратной формы. Организация внутриквартальной зелени подчинена архитектурной композиции решения и функциональному назначению отдельных дворовых участков.
 
 
Рис. 57. Проект застройки 15-го квартала поселка у Ярославской гидростанции. Архитекторы Кратюк и Поляков
Рис. 57. Проект застройки 15-го квартала поселка у Ярославской гидростанции. Архитекторы Кратюк и Поляков
 
 
Третий квартал 6-го поселка Днепрокомбината архитекторов Лаврова и Попова (рис. 58) в архитектурно-пространственном отношении имеет четко решенную осевую композицию. Композиционный центр квартала — расположенный в конце его круглый двор, соединяющийся с улицей аллеей с торцовым расположением зданий по ней. Сопряжение аллеи с круглым двором дается двумя зданиями повышенной этажности, интересно задуманными и играющими роль огромных пилонов при входе во двор. Квартальный фасад застройки (главный), богато по массам оформляя улицу зданиями ступенчатой формы, раскрывает пространство улицы и является архитектурным решением входа в квартал.
 
 
Рис. 58. Перспектива застройки 3-го квартала 6-го поселка Днепрокомбината. Арх. Лавров
Рис. 58. Перспектива застройки 3-го квартала 6-го поселка Днепрокомбината. Арх. Лавров
 
 
Эти несколько примеров показывают, что прием открытия застройки квартала является одним из основных моментов в пространственной организации улицы.
 
Сохраняя в основном фронтальную линию застройки по улице, раскрывая местами внутренние квартальные дворы на уличное пространство и применяя различные системы застройки на всем ее протяжении, можно создать разнообразные архитектурные ансамбли, обогащая этим архитектурно-пространственный образ улицы.
 
* * *
 
Капиталистическая система городского хозяйства, при бесплановости строительства и разнохарактерности вкусов застройщиков, не могла дать цельности архитектурно-пространственной организации улицы. Поэтому не распространен, мало понятен и скорее теоретичен самый термин «архитектура улицы».
 
Социалистический строй, наоборот, в самой природе его производственных отношений и планового порядка строительства имеет все предпосылки к реальному осуществлению архитектурных ансамблей города. Улица социалистического города — улица целостных архитектурных ансамблей. Советский архитектор перестает быть архитектором отдельного здания он становится архитектором городского и поселкового ансамбля, архитектором улицы и площади, архитектором целых кварталов социалистического города и социалистической деревни.
 
Необходимо категорически покончить с улицей-коридором, наследием капиталистической эпохи, и вплотную подойти к решению новой советской улицы. Принцип коридорной застройки, соответствующий сплошной периметральной застройке кварталов, в архитектуре улицы может быть применен лишь как частное решение отдельных ее отрезков, так же, как и все рассмотренные выше приемы ухода от улицы-коридора, не давшие полноценного образа улицы социалистического города.
 
Архитектурный образ города укладывается в нашем зрительном восприятии или в форме архитектурного силуэта, при достаточном от него удалении, или в форме архитектурных ансамблей города: городских площадей, отдельных частей улиц, дворовых ансамблей и т. п. Зритель воспринимает городские ансамбли в движении, продвигаясь по улицам города. Улица в целом ряде случаев не является единым ансамблем, так как она слишком протяженна и не поддается единовременному восприятию, а включает в себя цепь городских ансамблей. Связать эти городские ансамбли (отдельные ансамбли улицы, площади) в один композиционный костяк составляет задачу архитектурно-пространственного решения улицы.
 
Творческие поиски в этом направлении не должны быть абстрактными; они должны прежде всего отвечать содержанию улицы, ее преимущественному назначению в системе общей организации города, давая тип жилой улицы, деловой магистрали, транспортной магистрали, улицы скоростной связи между отдельными районами и центром и т. д. Только при полном учете всех этих функций, выраженных конкретным языком архитектуры, можно дать живой художественный образ улицы.
 
Улица не рассматривается как изолированное пространство; являясь органической частью города, она должна иметь естественное архитектурное развитие своей пространственной организации на площадях и завершение ее в центре города. Одновременно на всем своем протяжении она должна реагировать на содержание кварталов, отражая в своей архитектонике их социальную и архитектурно-планировочную концепцию.
 
Улица не должна быть однообразной как по профилю своего поперечного габарита, так и по высотности застройки. Широкое применение отступов застройки, карманов, курдонеров, различной этажности зданий и ступенчатой застройки должно способствовать созданию архитектурно-пространственного образа улицы. Только радикально раскрывая ее горизонт, вводя в нее пространство и свет, обогащая архитектуру зданий светотенью и воздухом, можно создать архитектуру улицы, достойную содержания нашей социалистической эпохи. Только применяя различные по своей пространственной организации и разнообразные по форме системы застройки по обеим сторонам улицы, связывая их методам контраста или гармонического перехода, можно обеспечить ей единство решения, сохраняя многообразие отдельных архитектурных ансамблей.
 
Для органической цельности архитектуры улицы необходимо: решить общую композиционную структуру улицы на всем ее протяжении — ее архитектурный скелет, зависящий от архитектурного образа города в целом, сохраняя, однако, самостоятельную и специфическую архитектурно-пространственную концепцию каждой отдельной улицы; решить основные архитектурные элементы объемно-пространственной организации всей улицы и ее отдельных отрезков. Такими элементами являются; сопряжение улицы с площадями — переход от динамического в основном архитектурного пространства ее к статичному пространству площади; перекрестки улиц, как основные элементы членения уличного пространства, и входы в квартал, как элементы архитектурной связи внутриквартального пространства с пространством улицы, параллельно выявляя архитектурными средствами разнообразие ее содержания.
 
Конечно, перечисленные моменты далеко не являются исчерпывающими положениями, выполнение которых полностью разрешало бы качественно и по существу проблему архитектуры советской улицы. Являясь наиболее высокой формой организации материальной среды, отражающей гигантский масштаб новой культуры социализма, архитектурный ансамбль является труднейшей проблемой сегодняшнего дня. Тем более архитектура улицы, рассматриваемая как цепь последовательно воспринимаемых ансамблей, естественно является одной из наиболее сложных и ответственных задач в создании и оформлении социалистического города.
 
Несмотря на плановое строительство наших городов, архитектура улицы до последнего времени создавалась случайно, без определенного композиционного решения ее, как целостной архитектурно-пространственной организации. Установившееся в нашей практике строительство зданий, оформляющих улицу, требование учитывать архитектуру соседних зданий, а также представление проектных соображений по архитектурной организации всего квартала, еще не дали достаточных положительных результатов, так как не могли гарантировать цельность архитектурного образа.
 
Историческое постановление партии и правительства о генеральном плане реконструкции Москвы создало новый этап в области планировки и строительства наших городов. Четкие и конкретные указания постановления гарантируют нас от повторения ошибок вчерашнего дня, когда отдельные здания были самоцелью и строились независимо от окружающего их ансамбля. Созданная на основе этого постановления архитектура нашей социалистической столицы, естественно, явится примером для практики строительства и проектирования во всех городах нашего Союза.
 
Заканчивая этот очерк по основным вопросам архитектурной организации улицы, необходимо отметить крайнюю скудость материала по данному вопросу как в советской, так и в зарубежной литературе. Проблема «архитектуры улицы» только в последнее время ставится архитекторами как самостоятельная задача. Тем более ощущается острая и актуальная необходимость в добросовестном изучении и освоении всего культурного наследства в этой области, так как только научно обоснованное архитектурное содержание улицы, проникнутое великими задачами, изложенными в постановлении ЦК партии и Совнаркома, может дать нашим улицам образ, отвечающий новому быту и культуре социалистического общества.
 
 

10 октября 2020, 14:04 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут