наверх
 

В. А. Веснин. О современной итальянской архитектуре. 1937

Сабаудия. Церковь Аннунциата, баптистерий, 1933—1934 гг. Автор проекта: архитектор Джино Канчелотти
Сабаудия. Церковь Аннунциата, баптистерий, 1933—1934 гг. Автор проекта: архитектор Джино Канчелотти. Фото 2005 г. Источник: it.wikipedia.org
 
 
 
Автор статьи: архитектор Виктор Александрович Веснин (1882—1950).
Статья публикуется по изданию: В. А. Веснин. О современной итальянской архитектуре // Архитектурные записки : Рим — Помпеи — Флоренция — Венеция — Виченца — Париж : Из материалов советской делегации на XIII Международном архитектурном конгрессе в Риме. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1937. — С. 141—154.
Факсимильный скан издания: http://tehne.com/library/arhitekturnye-zapiski-rim-pompei-florenciya-veneciya-vichenca-parizh-moskva-1937
 
 
 

О СОВРЕМЕННОЙ ИТАЛЬЯНСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ

В. А. ВЕСНИН

 
Италия — страна туризма, сокровищница великого искусства прошлого, куда стекались со всего мира художники, архитекторы, искусствоведы, чтобы увидеть произведения человеческого гения, в таком изобилии собранные на территории этой страны.
 
Каждый город, будь он самый небольшой, носит оттенок индивидуальности, одному ему присущие черты, отражает на себе характерные особенности определенной школы, сложившейся на протяжении веков, сохраняющей все традиции итальянского искусства, и в то же время отличается чисто местным колоритом.
 
Это многообразие оттенков придавало путешествию по Италии неослабевающий интерес открытия каждый раз чего-то нового, еще невиданного. Наплыв желающих осмотреть Италию увеличивался из года в год. Страна жила туризмом.
 
Черты капиталистического развития мало отражались на архитектурном облике Италии.
 
Прошло лишь два десятилетия с начала мировой войны, со времени вступления Италии в число крупных империалистических держав, но печать капитализма и фашистской власти начинает явно обозначаться на общем облике страны. Теперь при посещении Италии нельзя не заметить ростков «современности» — ростков подчас грубых, дерзких, вносящих дисгармонию, редкий диссонанс в покой застывших образов прошлого.
 
Если в небольших городках, живущих замкнутой жизнью, это явление еще мало чувствуется, то большие города с развивающейся промышленностью, являющиеся политическими и административными центрами страны, очень ярко демонстрируют изменение своего внешнего облика. Эти города перестраиваются внутри и, расширяясь, захватывают новые территории, застраивая их новыми постройками. Почти все крупные городские центры ведут планировочные работы, создают так называемые в Италии «регулятивные планы».
 
Капиталистическая система ставит творческую инициативу архитектора в жесткие рамки.
 
Небольшой пример из практики планировки нового Рима будет очень показателен. В северо-восточном районе города запроектирована новая площадь. Планировщик неплохо решил вливание магистралей лучевых улиц, учел перспективные возможности, продумал техническую сторону графика. Не забыта и декоративная сторона, сквер и монумент, — словом, архитектор-планировщик добросовестно выполнил свою миссию.
 
Но... на этом «миссия» его и заканчивается. Все участки на площади приобретаются частными лицами или фирмами и застраиваются ими самостоятельно. Каждый владелец участка приглашает архитектора или, вернее, строительную фирму, и для владельца участка архитектор является только неприятной необходимостью.
 
В результате площадь оказывается застроенной домами, носящими отпечаток всех направлений, всех стилей и вкусов, начиная модерном и кончая «неоклассицизмом». Рекламные соображения заставляют владельцев стремиться обратить внимание публики именно на свой дом. Каждый старается «перекричать» своего соседа. Получается такой хаос, такое нагромождение форм, что трудно смотреть, хочется поскорее уйти. Архитектор-планировщик, работающий в интересах общества, создающий красивую площадь, ансамбль, побежден системой, поддерживающей частные интересы в ущерб общим.
 
Архитектор — в тупике. Он чувствует эту «систему», получает наглядный урок «политграмоты». Итальянская архитектурная молодежь делает выводы: «У вас в СССР — настоящее поле деятельности для архитектора, для подлинного развития архитектуры. У вас нет частной собственности на землю, нет капитализма».
 
В Италии строят не только частные лица, но также и муниципалитеты и государство.
 
 
Сабаудия. Башня муниципалитета
Сабаудия. Башня муниципалитета
 
 
В рабочих районах Рима фашистские муниципалитеты из соображений демагогического порядка построили некоторое количество дешевых жилищ. Не буду останавливаться на экспериментах прежних лет, возьму последние «достижения» — законченный в этом году комплекс. С внешней стороны сооружение производит благоприятное впечатление. Широкий двор, сад, пальмы и цветы, фонтаны, дорожки, усыпанные гравием, окантованы камнем, местами вазы, скульптура. Выходящие в сад фасады имеют лоджии, балконы, уютно декорированы зеленью. Широкие светлые окна, недурные пропорции фасадов, выполнение работ очень хорошее, цветная штукатурка светлого приятного тона. Полуоткрытые лестницы, хорошо вентилируемые, по-южному открыты, но защищены от ветра и солнца.
 
 
Сабаудия. Дом местной фашистской организации
Сабаудия. Дом местной фашистской организации
 
 
Квартиры маленькие, но светлые и удобно распланированные. И все же наряду со всеми этими показными качествами видно, что в постройке отсутствует забота о человеке. В квартирах нет ванн, нет вентиляции и нет отопления. Мягкий климат Италии всем известен, но тем не менее в Риме бывают морозы до 10°; зима коротка, но дождливый период довольно продолжителен, и без искусственного подогревания, подсушки помещения, обойтись нельзя. Как же здесь решается этот вопрос? Очень просто: вместо печей применяют переносные жаровни, горшки с тлеющими углями. Не надо думать, что в Италии вообще обходятся без отопления. Буржуазные квартиры, как новые, так и старые, снабжены отоплением. Архитектору-итальянцу, дающему нам объяснения, становится не по себе. Он краснеет за свою государственную систему. Он знает, что сырые квартиры в Италии — это рассадники туберкулеза, источники простудных заболеваний, ревматизма, это бич для здоровья трудящихся, что забота о гигиене жилища лежит на ответственности архитектора; он попадает в фальшивое положение, вступает в конфликт с совестью; в результате побеждает «система».
 
 
Сабаудия. Общий план города
Сабаудия. Общий план города
1. Муниципалитет. 2. Религиозный центр. Собор. 3. Политический центр. 4. Кинотеатр. 5. Гостиница для туристов. 6. Жандармерия. 7. Почта, телеграф и телефон. 8. Казарма милиции. 9. Общество участников войны. 10. Школы и организации молодежи. 11. Управление сельскохоз. работами. 12. Медицинский городок. 13. Родильный дом и ясли. 14. Кафе-ресторан. 15. Административный центр. 16. Скотобойня. 17. Кладбище. 18. Водопроводный резервуар. 19. Стадион. 20. Крытый рынок. 21. Спортивные организации. 22. Парк.
 
 
Еще маленькая подробность, от которой итальянскому архитектору еще больше становится не по себе. Сколько стоит дешевая квартира? Ответ — 100—150 лир. А каков средний заработок рабочего. Ответ — около 500 лир.
 
 
Сабаудия. Кладбище
Сабаудия. Кладбище
 
 
Сабаудия. Казарма
Сабаудия. Казарма
 
 
Сабаудия. Внутренний дворик собора
Сабаудия. Внутренний дворик собора
 
 
Сабаудия. Кинотеатр
Сабаудия. Кинотеатр
 
 
Выходит, значит, что около трети заработка рабочего уходит на оплату «дешевой» квартиры.
 
Государство в Италии строит некоторые крупные сооружения. Фашистский режим хочет запечатлеть в них «новую эру». Эти сооружения должны создать стиль, выражающий «эпоху фашизма».
 
Трудно точно определить, что это за стиль. Идейный руководитель новой итальянской архитектуры — «друг Муссолини» — архитектор Пьячентини — еще сам хорошенько не разобрался, чего он хочет и куда ведет: то это «неоклассицизм», то «неоромантизм».
 
Но общие тенденции этих «измов» и некоторые характерные черты в новой архитектуре Италии уже можно наметить. В ней, несомненно, присутствует «нео», — раз новая эра, то без «нео» нельзя. Несомненно, присутствует и «латинизм» как продолжение «великих идей Римской империи», несомненно, имеет место также и «рационализм» как завоевание века. Не отдавая предпочтения ни одному «изму», Пьячентини и его сподвижники ловко ими оперируют в зависимости от обстоятельств, назначения и значения сооружения.
 
На мой взгляд, они достигли многого, больше даже, чем хотели, — они отражают в своих работах сущность фашизма, часто невольно разоблачая истинный его смысл.
 
 
Сабаудия. Здание против муниципалитета
Сабаудия. Здание против муниципалитета
 
 
Театральность, поза, ложный пафос, декламации, характерные для всей практики фашизма, нашли полное выражение в этой архитектуре. Достаточно посмотреть университетский городок в Риме, чтобы все эти свойства ожили. Торжественно-театральная лестница перед зданием Ректората, с поставленной перед ним статуей Минервы, полной бутафорской архаизации и в позе и в жесте. Самое расположение многочисленных торжественных надписей на стенах сделано так, что надписи эти невольно читаешь скандируя, в ритме декламации.
 
 
Сабаудия. Главная улица. Кафе
Сабаудия. Главная улица. Кафе
 
 
Желание фашистского режима создать впечатление силы выражается в архитектуре ложным монументализмом, гипертрофией форм, подчеркиванием тяжести, грузности, а все это роднит эту мощь с понятием бронированного кулака. Форум Муссолини полон этих ассоциаций, несмотря на весьма неплохой общий замысел спортивного учреждения.
 
Чем крупнее сооружение, тем яснее и четче выражаются в нем эти черты фашистской архитектуры.
 
Разумеется, нельзя огульно всю архитектуру современной Италии отнести к этой категории показных парадных сооружений фашизма. Есть также неплохие скромные вещи, не претендующие на такую роль.
 
Об одной из таких работ я и буду говорить дальше. Это маленький, недавно построенный городок Сабаудия, авторами которого является группа молодых архитекторов-планировщиков — Канчелотти, Монтуори, Пичинато и Скапелли. На конкурсе они взяли первенство, и им была поручена постройка.
 
Сабаудия, небольшой городок, возник лишь в последние годы, закладка его состоялась в 1933 году. В 1932 году были предприняты большие работы по осушению Понтийских болот для превращения их в плодородные земли. На всей этой новой земледельческой территории организовано несколько административных центров, обслуживающих фермеров. Одним из таких центров и является Сабаудия. Городок расположен на берегу озера Паоло, в полукилометре от Тирренского моря. Площадь около 60 га, из которых значительная часть отводится под зелень. В сущности, по размерам это не город, а поселок.
 
На примере Сабаудии интересно проследить, как работает мысль архитектора-планировщика в капиталистических условиях.
 
Прежде всего бросается в глаза резкая разница наших планировок небольших городов и поселков и планировки Сабаудии. У нас все построено на создании ансамблей: улицы, площади, кварталы в своей трактовке подчинены идее создания целостного ансамбля всего сложного комплекса города.
 
 
Сабаудия. Собор
Сабаудия. Собор
 
 
Архитектор капиталистического мира, в противоположность нашему архитектору, не может свободно и целеустремленно подходить к решению задачи. В его распоряжении лишь те участки города, которые представляют общественную часть его, т. е. площади, парки, места общественных сооружений. Все остальное жестко регламентировано. Частные владения — участки минимально широкие и максимально глубокие. В этих рамках проектировщики Сабаудии не сказали ничего нового. Эта сторона проекта поселка представляет унылую картину трафаретного старого города с прямолинейными улицами-коридорами.
 
В части же общественного сектора городка авторы выдвинули ряд предложений, представляющих интерес. Вынесение общественного сектора с его площадями в сторону моря с красивой панорамой горы Сирцео сделано правильно.
 
 
Сабаудия. Площадь.
Сабаудия. Площадь.
 
 
Широко намечен прибрежный парк с местом для празднеств, и спортивным клубом. Хорошо решен поселковый центр с его рядом переливающихся площадей, что имеет свои исторические обоснования в ряде примеров итальянских городов и дает архитектору возможности для разнообразных нетрафаретных объемно-пространственных решений. Центр композиции — это палаццо Коммунале — муниципалитет со своей высокой башней. На это здание, или, вернее, на вертикальную башню, ориентирована главная магистраль.
 
Площадь имеет полузамкнутый характер. В сторону от главной площади, вытекая из нее, строится вторая площадь-авеню, на которой расположено здание ассоциации ветеранов войны (теперешние хозяева-фермеры осушенных болот). Площадь замыкается культовой группой — церковь, баптистерий, приют и дома католических священников.
 
Следует отметить масштабность площади по отношению к величине поселка и сомасштабность окружающих объемов.
 
Затем — поиски силуэтного решения на основе излюбленного итальянского построения площадей. Продуман прием окружения площади галлереями, — сделано это по-южному, мотив — тоже излюбленный итальянцами. В архитектуре зданий поселка большим минусом является известный налет немецкой жесткости, которого не сумели избежать авторы.
 
Скромные формы отдельных построек Сабаудии лишены все же того искусственного пафоса и той театральности, которыми так характерна официальная фашистская архитектура.
 
 
Литтория. Собор
Литтория. Собор
 
 
Ряд небольших сооружений, как отдельные дома для жилья и другие небольшие постройки, носит отпечаток продуманности. В постройках применялись самые простые, дешевые материалы, но использованы они умело, работы выполнены тщательно и с большим вниманием к деталям и качеству отделки.
 
 
Литтория. Оформление площади
Литтория. Оформление площади
 
 
Если сравнивать эту работу с архитектурой Литтории, другого вновь строящегося городка Понтийских болот, то невольно отдаешь предпочтение Сабаудии с ее скромной трактовкой в противовес известной претенциозности архитектуры Литтории.
 

22 ноября 2022, 10:05 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «Алюмпарк»
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»