наверх
 
Удмуртская Республика


Володин П. А. Новые жилые дома. 1952

Новые жилые дома / П. А. Володин. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1952  Новые жилые дома / П. А. Володин. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1952
 
 
Редакция портала Tehne.com благодарит архитектора, члена Союза архитекторов России Владимира Викторовича Куприкова за предоставление книги в библиотеку портала для сканирования. Ниже мы выкладываем полнотекстовую версию издания со всеми иллюстрациями. Скачать скан в формате pdf можно на странице издания в разделе «Библиотека».
 
 

Новые жилые дома / П. А. Володин. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1952. — 87 с., ил.

 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ

 
Заключительные годы послевоенной сталинской пятилетки ознаменовались для советской архитектуры значительными событиями.
 
Присуждение Сталинских премий за архитектуру высотных зданий Москвы, новых станций Московского метрополитена и многоэтажных жилых домов свидетельствует о поступательном развитии советской архитектуры, о больших достижениях в градостроительстве. Эти успехи на фронте мирного созидательного труда, как и все наши всемирно-исторические победы, были достигнуты благодаря мудрому сталинскому руководству.
 
Прошло всего несколько лет после Великой Отечественной войны, а советская страна уже восстановила и построила в городах и поселках более 100 млн. м² жилой площади. С новой силой развернулась работа по реконструкции и строительству советских городов.
 
Наши дети изучают теперь преображенную географию необъятной социалистической державы. За два последних десятилетия на карте нашей Родины возникли крупнейшие промышленные центры — Магнитогорск, Сталинск, Комсомольск-на-Амуре, Караганда, Кировск, Рустави и многие другие города — олицетворение новой социалистической эпохи.
 
Возникновение промышленных центров сопровождается — и в этом коренное отличие советского градостроительства от буржуазного — возведением благоустроенных жилищ, школ и высших учебных заведений, дворцов культуры и театров, разведением садов и парков. Планомерное создание или преобразование населенного места, как гармонического целого, с предвидением роста материальных и духовных запросов трудящихся является законом развития социалистического градостроительства.
 
А ведь было такое время в старой России, когда застройка и архитектура городов уродовались в угоду буржуазным потребностям и вкусам. Архитектор, придавленный господствовавшими общественными отношениями, зачастую превращался в покорного исполнителя чужой воли. И в труде его ничего не оставалось от одухотворенного творчества, от великого искусства архитектуры.
 
В одном из своих произведений А. П. Чехов рассказал об архитектуре провинциального города. С присущим ему мастерством он нарисовал «творческий» портрет архитектора, работавшего в этом городе.
 
«К сожалению, он был у нас единственным архитектором, и за последние 15—20 лет на моей памяти в городе не было построено ни одного порядочного дома. Когда ему заказывали план, то он обыкновенно чертил сначала зал и гостиную; как в былое время институтки могли танцевать только от печки, так и его художественная идея могла исходить и развиваться только от зала и гостиной. К ним он пририсовывал столовую, детскую, кабинет, соединяя комнаты дверьми и потом все они неизбежно оказывались проходными, и в каждой было по две, даже по три лишних двери. Должно быть, идея у него была неясная, крайне спутанная, куцая; всякий раз, точно чувствуя, что чего-то не хватает, он прибегал к разного рода пристройкам, присаживая их одну к другой, и я как сейчас вижу узкие сенцы, узкие коридорчики, кривые лестнички, ведущие в антресоли, где можно стоять только согнувшись и где вместо пола — три громадных ступени вроде банных полок; а кухня непременно под домом, со сводами и кирпичным полом. У фасада упрямое, черствое выражение, линии сухие, робкие, крыша низкая, приплюснутая, а на толстых, точно сдобных трубах непременно проволочные колпаки с черными визгливыми флюгерами».
 
Какая безрадостная картина!
 
Читая эти строки, явственно ощущаешь, что и сама жизнь людей была такой же бессмысленной и скучной, как и планировка их домов. А если и рождалась в человеке хоть искра творческого таланта, она бесследно угасала в этой душной общественной атмосфере.
 
Ведь не случайно так произошло, что за всю вторую половину XIX века в архитектуре России не появилось ни одного действительно крупного имени. Капитализм дал толчок росту городов и развитию техники строительства, но архитектура как искусство шла вспять, постепенно превращаясь в ремесло. Посредственные создания строительного искусства сплошь и рядом выдавались за шедевры архитектуры.
 
Великий Октябрь восстановил архитектуру в ее исконных правах. Жизнь нашего молодого общества, преисполненная высокими стремлениями, придала и градостроительству и всему архитектурному творчеству новый небывалый размах.
 
Проектируя и строя город и каждый отдельный дом, зодчие советского времени вдохновляются новым содержанием жизни людей, их новыми запросами.
 
* * *
 
Когда заходит речь о наиболее ярких достижениях советского зодчества, мы обращаем свой взор прежде всего к сердцу нашей Родины — Москве. Строительство в Москве представляет собой огромную творческую лабораторию, в которой уже не раз рождались выдающиеся произведения советского зодчества.
 
В книгах и статьях об архитектуре Москвы часто встречаются простые слова: «в застройке столичного города достигнуты большие успехи». Но как слабо выражают они художественную поэтическую сущность созданного.
 
Величие новых столичных магистралей и мужественная красота архитектуры выстроенных домов еще будут описаны талантливыми исследователями и художниками слова. Раскрывая прогрессивные черты молодой советской архитектуры, новые закономерности ее развития они не пройдут мимо исторического документа о генеральном плане реконструкции Москвы. Этот документ вот уже многие годы вдохновляет зодчих всей советской страны. Сталинские идеи реконструкции столицы явились основой для развития науки о советском градостроительстве.
 
Вспомним еще раз о том, что говорилось в этом программном историческом постановлении. Партия и правительство отвергли проект сохранения Москвы как законсервированного музейного города и предложение создать новый город за пределами существующего. Проект сломки сложившегося города и постройки на его месте нового по совершенно новому плану был также решительно отвергнут.
 
В постановлении Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 10 июля 1935 года было сказано, что «при определении плана Москвы необходимо исходить из сохранения основ исторически сложившегося города, но с коренной перепланировкой его путем решительного упорядочения сети городских улиц и площадей».
 
«ЦК ВКП(б) и СНК СССР считают, что во всей работе по перепланировке города должно быть достигнуто целостное архитектурное оформление площадей, магистралей, набережных, парков с использованием при строительстве жилых и общественных зданий лучших образцов классической и новой архитектуры, а также всех достижений архитектурно-строительной техники».
 
Единство конкретного плана строительства зданий и инженерных сооружений с идейной программой развития искусства архитектуры придали этому документу подлинную научную ценность.
 
Творческий метод советской архитектуры — метод социалистического реализма — получил здесь свое глубокое идейное обоснование и незыблемый фундамент.
 
Прошло немногим более 15 лет с того времени, когда был утвержден генеральный план реконструкции Москвы. Из года в год с большевистской настойчивостью претворялись в жизнь предначертания великого сталинского плана.
 
На фоне застоя и деградации зарубежного градостроительства успешное осуществление великих работ в нашей столице является ярчайшим примером силы и жизнеспособности советского общественного строя.
 
Почти два века проводилась мучительная переделка центральных ансамблей Парижа, которая, как известно, ничего не дала для пролетарских окраин города. За это время труд французских строителей использовался в угоду буржуазии то на бессмысленное возведение парижских застав, то на затеи пресловутого Оссмана¹.
____________
¹ Прокладывая новые магистрали, Оссман руководствовался только интересами господствующего класса. «Господин буржуа» чувствовал себя тревожно в лабиринте парижских улиц, унаследованном от средневековья. Для борьбы с французским пролетариатом в центре столицы теперь нужно было иметь прямые, широкие и хорошо простреливаемые улицы.
 
В течение многих лет в современной Англии слышатся демагогические посулы на тему о реконструкции Лондона. Однако дальше разработки генерального плана города дело фактически не продвинулось. Лондонские трущобы остаются в теле города до сих пор, а жилищное строительство ведется в мизерных размерах.
 
 
Москва. Улица Горького после реконструкции
Москва. Улица Горького после реконструкции
 
 
В приветствии нашей славной столице по случаю ее 800-летия И. В. Сталин писал: «Москва является теперь не только инициатором строительства нового быта трудящихся столицы, свободного от нищеты и прозябания миллионов неимущих и безработных. Москва является вместе с тем образцом для всех столиц мира в этом отношении. Одной из серьезнейших язв больших столиц европейских, азиатских и американских стран является наличие трущоб, где миллионы обнищавших трудящихся обречены на прозябание и медленную мучительную смерть. Заслуга Москвы состоит в том, что она полностью ликвидировала эти трущобы и дала трудящимся возможность переселиться из подвалов и лачуг в квартиры и дома буржуазии и в новые благоустроенные дома, построенные Советской властью».
 
Архитектурный облик советской Москвы преобразился всего за полтора-два десятилетия. При этом замечательной особенностью является то, что работы по реконструкции столицы охватывали весь комплекс градостроительных задач. Перестройка многих радиальных магистралей: Садового кольца, набережных Москва-реки, въездов в город, создание прославленного Московского метрополитена, строительство новых мостов, коренное переустройство городского хозяйства и, наконец, мощный размах жилищного и культурно-бытового строительства — все это крупнейшие победы сталинских пятилеток.
 
 
Москва. Советская площадь. Жилой дом (корпус «Е»). Арх. А. Г. Мордвинов. 1940
Москва. Советская площадь. Жилой дом (корпус «Е»). Арх. А. Г. Мордвинов. 1940
 
 
Объем жилищного строительства в Москве возрастает с каждым годом. В 1947 году было сдано в эксплоатацию 129 тыс. м² жилой площади, в 1948 году — 170 тыс. м², а в 1950 году более полумиллиона.
 
Но не таков характер советского государства, чтобы останавливаться на достигнутых успехах. Великая партия Ленина—Сталина выдвигает перед советским народом новые, еще более величественные задачи.
 
В сталинском плане переустройства столицы особое и значительное место принадлежит работам по озеленению городской территории. Только в 1948—1950 годах на площадях Москвы, на магистралях и въездах в город было высажено 8000 многолетних деревьев.
 
Озеленение столицы, оздоровляя жизнь людей, делает ее еще радостнее и краше. Зелень явилась чудесным украшением города, она позволила по-новому увидеть и архитектуру. Улица Горького с ее живописной перспективой и величавым простором приобрела теперь совершенно иной вид. Строгие линии фасада монументального правительственного здания в Охотном ряду оттеняются мягкими контурами деревьев.
 
Зелень многолетних лип, украсив центральные площади Москвы (Манежную, пл. Революции, пл. Свердлова), придала им новый облик и объединила их огромные пространства. И даже разностильность архитектуры отдельных участков города, ранее бросавшаяся в глаза, как-то сгладилась и смягчилась в обновленном колорите...
 
За последние годы произошло еще одно важнейшее событие в развитии архитектуры города — началось строительство высотных зданий.
 
Эта идея товарища Сталина, ставшая реальностью наших дней, является новым вкладом в развитие генерального плана реконструкции Москвы.
 
Остовы высотных зданий Москвы, взметнувшиеся ввысь из массива городской застройки, на наших глазах преображают архитектурную панораму и силуэт столицы. Значение этого события для становления архитектуры сталинской эпохи исключительно велико. В итоге осуществления генерального плана Москвы, особенно теперь при возведении высотных зданий, заложены такие градостроительные и художественные основы, которые означают коренное изменение архитектуры города.
 
Великой эпохе присущи великие дела. Москва с ее необычайно красивой планировкой, с центральным кремлевским ансамблем вступает в новую, более высокую фазу исторического развития.
 
Гигантское ожерелье вокруг Кремля и будущего Дворца Советов, образуемое стройками высотных зданий, огромные объемы этих зданий, их новый архитектурный облик меняют и масштаб, и художественное лицо города. Строители Москвы настойчиво и успешно претворяют в жизнь постановление партии и правительства о том, «чтобы строить и создавать высококачественные сооружения для трудящихся, чтобы строительство в столице СССР и архитектурное оформление столицы полностью отражали величие и красоту социалистической эпохи».
 
Жилище человека является наиболее распространенным элементом в застройке города. Жилые кварталы — основная клеточная ткань городской планировки.
 
Архитектура населенного места зависит прежде всего от уровня художественной культуры и техники жилищного строительства. Разумеется, жилые дома никак не умаляют особой роли общественных зданий и произведений монументальной скульптуры в архитектурном облике города. Но художественные качества городской магистрали зависят прежде всего от согласованности архитектуры жилых домов.
 
Что определило в Москве новый вид и индивидуальный характер архитектуры Большой Калужской улицы или Можайского шоссе? Многоэтажные жилые дома.
 
Новые жилые дома, выстроенные в 1949 году в Москве и Тбилиси по проектам И. В. Жолтовского, 3. М. Розенфельда, А. Д. Суриса, Е. А. Рыбицкого и А. Я. Миминошвили, представляют для нас особый интерес, потому что в них наиболее убедительно выражены достижения архитектуры советского жилища. Творческий успех архитекторов — авторов этих домов — основан на плодотворном опыте советской архитектуры, особенно на опыте жилищного строительства в Москве.
 
Мы часто обращаемся к поучительным примерам истории архитектуры. Они говорят о том, что личные способности зодчего раскрываются во всем блеске только тогда, когда он, в совершенстве владея художественным мастерством, правильно отображает в своем творчестве требования эпохи.
 
Ростки новой социалистической архитектуры появляются на почве передового опыта нашего градостроительства, уходя своими корнями в толщу истории зодчества.
 
Советская архитектура, как и другие виды нашего искусства, после постановления ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» (1932 г.) решительно освободилась от чуждых формалистических влияний. С того времени она бесповоротно вступила на путь социалистического реализма. Уже к середине 30-х годов в наших городах возникли сооружения нового, невиданного дотоле художественного облика.
 
Появление на Моховой улице в Москве дома, выстроенного в 1934 году по проекту И. В. Жолтовского, было в то время значительным событием в жизни архитектуры. Вряд ли есть еще такое произведение, которое вызвало в архитектурной среде столько страстных споров. Один из виднейших деятелей советского зодчества И. В. Жолтовский с большим мастерством и темпераментом высказался за освоение классического наследия. Архитектуре жилого дома, построенного на одной из столичных площадей, зодчий придал такое мощное звучание, которое действительно было необходимо огромному пространству Манежной площади. Казаков и Бове, создавая здания Московского университета и Манежа, тоже хорошо понимали, к чему обязывает близость к кремлевскому ансамблю. Но они должны были считаться с масштабом застройки того времени и пространством городских улиц. В облике дома на Манежной площади И. В. Жолтовский отразил новый архитектурный масштаб, свойственный градостроительству советской эпохи.
 
Выразительная пластика этого произведения, его скульптурность, радостный солнечный цвет штукатурки — все это после грубых темносерых конструктивистских объемов было воспринято как архитектурное откровение. Но вряд ли предвидел мастер, что широкая волна подражаний породит здания с эклектическим обликом. Стремление начисто отрешиться от канонов безжизненной «архитектуры» конструктивизма—формализма было так велико, жажда овладения культурным наследием прошлого была так сильна, что в 1935—1936 годах сразу во многих городах появились дома в одежде колоссального коринфского ордера.
 
Многие молодые архитекторы не поняли тогда глубокого значения программно-творческой заявки одного из наших маститых архитекторов. То, что позволительно построить на одной из столичных площадей, в условиях исторически сложившегося ансамбля, нельзя в том же виде повторять на жилой улице областного города.
 
Недаром мощные изобразительные средства, использованные в архитектуре дома на Манежной площади, И. В. Жолтовский не применил в многоэтажных домах, выстроенных им впоследствии на Большой Калужской улице и на Новинском бульваре. Во всех этих сооружениях виден один и тот же почерк талантливого мастера, но каждое произведение играет свою особую роль в ансамбле города.
 
С 1936 по 1941 г. архитектура советского жилища обогатилась огромным количеством новых произведений. В эти годы в Москве, Ленинграде, в столицах союзных республик и в других крупных центрах были построены жилые дома, которые совершенно преобразили художественный облик городов. Из рядов старой низкорослой застройки поднялись сотни новых многоэтажных жилых зданий. Жилые дома, выросшие за эти годы в Москве на улице Горького, на Большой Калужской, на Садовом кольце, на набережных Москвы-реки, стали достойным украшением мирового города.
 
Искусство проектировать и строить удобные, прочные и красивые дома, строить их быстро и экономно — сложнейшая и, пожалуй, наиболее важная отрасль архитектурной деятельности.
 
Непрерывный рост потребностей нашего общества, наше продвижение по пути к коммунизму обусловливают в будущем еще большее развитие градостроительства. В могучий поток переустройства советских населенных мест вливается строительство новых колхозных сел.
 
Архитектура жилищ в Москве складывалась в предвоенное пятилетие в сложной обстановке преодоления больших творческих противоречий. Возведение домов, происходило одновременно на многих магистралях города. Иной раз на одной и той же улице в одно и то же время поднимались дома совершенно различного архитектурного облика. Невольно вспоминается, например, застройка 1-й Мещанской улицы и Можайского шоссе.
 
Авторы многих отдельных домов, плененные своим творческим замыслом, забывали о необходимости художественного единства, композиционного соподчинения в застройке магистрали. Умение дисциплинировать свою творческую фантазию, согласовать ее с высокими интересами ансамбля — хотя и трудное, но вместе с тем обязательное условие для успешной работы зодчего. Стремление к своеобразию и индивидуализации образа сооружения не должно переходить той грани, за которой начинается кричащий индивидуализм. Истинный мастер тем и отличается, что он об этом никогда не забывает. Великое в искусстве рождается только при тех условиях, когда художник обладает и высоким творческим мастерством и высокоразвитым общественным сознанием.
 
Среди лучших многоэтажных домов Москвы, а их было построено до войны немало, нужно отметить прежде всего дома по улице Горького, возведенные по проектам архитекторов М. И. Синявского и А. К. Бурова, дом на Суворовском бульваре — по проекту Е. Л. Иохелеса, дом на Большой Калужской — по проекту Г. П. Гольца и другие.
 
Эта группа выдающихся по архитектурным качествам зданий, выстроенных на различных магистралях столицы, характеризуется не только высоким уровнем художественного мастерства, но и единым подходом к решению творческих проблем. Появление этих произведений в 1935—1937 годах в корне поколебало прежние мерила оценки архитектуры жилого дома.
 
Все эти произведения, возникшие под влиянием творчества И. В. Жолтовского, явились ценным вкладом в архитектуру советского жилища. Однако в поисках нового образа жилого дома их авторы опирались на художественное наследие в основном одной из великих архитектурных эпох — эпохи итальянского Возрождения. Это и стало наиболее уязвимым местом их творческого метода.
 
Наше общество, бесспорно, является единственно законным наследником всех подлинных ценностей искусства прошлого, в том числе и эпохи Возрождения.
 
 
Москва. Жилой дом на бульваре Суворова. Арх. Е. А. Иохелес. 1937
Москва. Жилой дом на бульваре Суворова. Арх. Е. А. Иохелес. 1937
 
 
Но отрыв от национальных традиций, от народных истоков искусства, увлечение культурным наследием одного строго очерченного периода и некритическое использование этого наследия приводит художника к творческой ограниченности.
 
Прошло 10—15 лет после того, как эти дома встали в строй московских улиц, в архитектуре жилища за это время достигнуты большие успехи, но эти произведения до сих пор покоряют своим обликом. Это значит, что в них была найдена та необходимая мера настоящей прочной новизны, которая обеспечивает сооружению архитектурное долголетие. Слаженность композиции фасадов, высокая культура и изящество деталей, теплая цветовая гамма — все это и теперь продолжает радовать советского человека.
 
Однако как бы ни были значительны по своей архитектуре эти дома-одиночки, в довоенном жилищном строительстве столицы произошли еще более знаменательные события. Мы имеем в виду опыт поточно-скоростного строительства жилищ в Москве и связанные с ним новые архитектурные проблемы.
 
Значение этого опыта для советского градостроительства весьма велико и не случайно наше правительство дало ему столь высокую оценку.
 
Развитие социалистического общества обусловило возникновение этого нового явления, вызвав к жизни невиданное дотоле комплексное строительство жилищ. Огромный опыт промышленного строительства, накопленный у нас за годы сталинских пятилеток, подсказывал, что и при возведении многоэтажных жилых домов надо применять новые, более прогрессивные методы. В этих условиях архитектор должен был проявить себя не только художником-новатором, но и деятелем нового типа — инициатором и организатором индустриальных методов строительства.
 
В развитии архитектуры советского жилища произошел скачок, породивший новое качественное явление.
 
Строительство больших жилых комплексов, начатое на улице Горького в Москве, а затем блестяще продолженное на Большой Калужской улице, явилось в этом отношении особенно поучительным.
 
Уже первая гряда многоэтажных домов, построенных на улице Горького в 1936—1937 годах, коренным образом преобразила архитектурный масштаб магистрали. По телу застройки старой купеческой Тверской пролегла подлинно столичная улица, обстроенная новыми зданиями. Городские проезды, вливающиеся в улицу Горького, были перекрыты могучими арками. В течение трех-четырех лет улица Горького приобрела новый величественно-триумфальный облик. С той поры, когда на улице Горького появились первые многоэтажные дома нового типа, уже прошло более десяти лет. Время, а особенно горячее время советской эпохи, — лучший помощник при оценке произведений архитектуры. Вопреки тем критическим замечаниям, которые высказывались в довоенные годы об архитектуре улицы Горького, опыт прожитых лет показал, что архитектура этой магистрали получила устойчивое признание нашего народа. Это доказывает, что в архитектуру улицы и ее новых зданий была заложена сила молодости и неподдельная жизнеспособность. Здесь было дано верное отображение новых устремлений нашего общества. Недаром москвичи считают ныне улицу Горького лучшей улицей города. Они полюбили ее за простор и величавость, за приподнято-торжественную архитектуру светлых зданий.
 
Но нельзя забывать о допущенных здесь промахах. Проблема реконструкции застройки, примыкающей к улице из толщи кварталов, все еще не разрешена.
 
Новые дома, построенные на улице Горького по проектам архитектора А. Г. Мордвинова, неравноценны в архитектурно- художественном отношении. Среди них выделяется своими бесспорными достоинствами, благородной простотой линий и форм жилой дом (корпус «Е») на Советской площади. Спокойный ритм вертикалей этого здания уравновешивает экспрессивные горизонтали стилобата корпусов «А» и «Б».
 
 
Москва. Улица Горького. Жилые дома. Арх. А. Г. Мордвинов
Москва. Улица Горького. Жилые дома. Арх. А. Г. Мордвинов
 
 
Дома в начале улицы Горького, где особенно сильна ее пространственная мощь, обладают крупными архитектурными членениями. В то же время в них есть лиризм и теплота, присущие облику жилищ. По мере удаления от центра города, там, где улица становится менее широкой, архитектурные формы приобретают и легкость, и более тонкую прорисовку деталей.
 
В невиданно короткие сроки по единому архитектурному замыслу здесь были воздвигнуты шесть огромных домов-массивов, преобразивших вид улицы от Охотного ряда до Пушкинской площади.
 
История градостроительства не может назвать подобных примеров. И кроме того, при всем разнообразии форм в застройке магистрали ощущается один и тот же общий характер архитектуры.
 
Все это оказалось возможным выполнить только благодаря уверенному и широкому применению типовых секций, сборных конструкций и новых методов строительства. На основе коллективного новаторского труда архитекторов и инженеров родилась новая творческая школа советской архитектуры.
 
В годы войны комплексное строительство многоэтажных жилых домов на время прекратилось. Пришлось на короткий срок возвратиться к практике возведений отдельных зданий.
 
С окончанием войны массовое строительство развернулось в тех районах столицы, где имелись незастроенные территории. Так, например, возник один из крупных очагов жилищного строительства в районе Песчаной улицы.
 
Наряду с этим возобновилось строительство многоэтажных домов на важнейших московских магистралях. Уже в 1947—1948 годах были созданы такие незаурядные произведения жилищной архитектуры, как, например, дом на Можайском шоссе, выстроенный по проекту архитектора В. Б. Вольфензона, и дом на Садово-Кудринской по проекту архитекторов В. О. Мунц и В. Е. Асс под руководством действительного члена Академии архитектуры СССР Л. В. Руднева.
 
Великие идеи сталинского плана реконструкции Москвы с еще большей силой вдохновили творчество архитекторов.
 
Еще перед войной группа видных советских архитекторов была отмечена Сталинской премией за новаторскую работу в жилищном строительстве, за архитектуру многоэтажных жилых домов, возведенных на Большой Калужской улице.
 
В конце послевоенной пятилетки, когда советский народ восстановил уровень довоенного производства, жилищное строительство и советское искусство обогатились новыми произведениями архитектуры. В 1950 году советское правительство отметило Сталинскими премиями за архитектуру жилых домов академика архитектуры И. В. Жолтовского и архитекторов 3. М. Розенфельда, А. Д. Суриса, Е. В. Рыбицкого и А. Я. Миминошвили.
 
Среди новых лауреатов Сталинской премии — все поколения советских зодчих. Крупнейший зодчий нашего времени академик архитектуры И. В. Жолтовский вместе с корифеями отечественной архитектуры А. В. Щусевым, И. А. Фоминым, В. А. Щуко и А. И. Таманяном оказал огромное влияние на развитие советского зодчества. Следуя великим заветам В. И. Ленина, он принес в наше время лучшее из архитектурного искусства прошлых лет и вместе с молодым поколением зодчих создает новую, социалистическую культуру.
 
Другой лауреат Сталинской премии член-корреспондент Академии архитектуры СССР 3. М. Розенфельд — зрелый мастер советской архитектуры — широко известен своей плодотворной работой в области строительства жилищ.
 
В содружестве с архитектором А. Д. Сурисом он создавал архитектуру дома на Садово-Триумфальной улице и одновременно с этим уделял большое внимание комплексу жилищного строительства на Песчаной улице и другим стройкам.
 
Архитектор Е. В. Рыбицкий, получивший в 1950 году Сталинскую премию за архитектуру жилого дома по улице Чкалова, питомец Московского архитектурного института, является представителем молодого поколения советских зодчих. В своей первой крупной работе он проявил типичное для наших архитекторов вдохновенное стремление выразить в облике жилого дома красоту и радость нашей жизни, чувство советского патриотизма.
 
 
Москва. Жилой дом на Садово-Кудринской улице. Архитекторы В. О. Мунц и В. Е. Асс под руководством Л. В. Руднева
Москва. Жилой дом на Садово-Кудринской улице. Архитекторы В. О. Мунц и В. Е. Асс под руководством Л. В. Руднева
 
 
Присуждение Сталинской премии архитектору А. Я. Миминошвили за его выдающуюся творческую работу по созданию жилого дома на улице Марти в Тбилиси свидетельствует о расцвете архитектурного искусства в национальных республиках. В художественном облике этого произведения, в его архитектурных формах дано особенно явственное выражение сталинской идеи о создании в нашей стране культуры национальной по форме и социалистической по содержанию.
 
Многоэтажный жилой дом стал сейчас основным типом здания в жилой застройке большого города.
 
Этот вид жилищного строительства, будучи наиболее экономичным и по первоначальным затратам (при условии его индустриализации) и при эксплоатации зданий, дает возможность быстро удовлетворить возросшие потребности в жилище городского населения нашей страны. В то же время многоэтажная жилая застройка, вызывая коренную переделку городского благоустройства, создает новые условия жизни для людей и позволяет поднять архитектуру города на более высокую ступень.
 
И не случайно, что советских зодчих так горячо волнуют ныне все творческие вопросы многоэтажного жилищного строительства. Борьба за создание подлинно современных архитектурных ансамблей, за развитие и формирование стиля советской архитектуры, за повышение мастерства, за внедрение прогрессивных конструкций и материалов в строительство — вот те большие художественные и технические проблемы, которые возникли перед нашим зодчеством с небывалой доселе остротой.
 
Произведения жилищной архитектуры, удостоенные Сталинских премий, отражают наиболее яркие достижения творческой мысли. Именно поэтому так желательно пристальное изучение тех художественных приемов, которые обусловили высокое качество архитектуры новых жилых домов. В этих произведениях еще нет бесспорных ответов на все важнейшие вопросы архитектурного творчества, в них еще присутствуют противоречивые черты периода становления советского зодчества, но в то же время эти произведения с наибольшей силой волнуют чувства и мысли советского человека.
 
Выявление наиболее ценного и прогрессивного в идейно-художественном и композиционном отношении, присущего архитектуре каждого из этих зданий, и является основной целью дальнейшего изложения.
 
 
 

МОСКВА. ДОМ НА БОЛЬШОЙ КАЛУЖСКОЙ УЛИЦЕ

 
В здании, созданном по проекту академика архитектуры И. В. Жолтовского, в Москве на Калужской улице наиболее ярко проявились типичные черты советской жилищной архитектуры.
 
И. В. Жолтовский поставил и разрешил в этом здании так много творческих вопросов, связанных с созданием полноценного жилища, что это произведение и в будущем не утратит своего значения.
 
Каждая улица города играет свою особую роль в истории его развития. Есть такие улицы в наших древних городах, которые существуют столетиями. Они постепенно меняли свой вид, расширялись и выпрямлялись. Уже давно исчезли здесь старинные избяные срубы и отжили свой век низкорослые дома дворян и купцов. Советское поколение людей создало на их месте новые благоустроенные и светлые жилища, но попрежнему эти улицы сохранили свое основное назначение жилых районов.
 
И есть такие улицы, которые образуют главные линии городского плана. Подобно тому, как река питается своим бассейном, своими притоками, так и городская магистраль принимает в себя все примыкающие к ней жилые улицы.
 
Иногда в судьбе тихой жилой улицы происходят разительные перемены. Такое изумительное перерождение пережила за годы Советской власти Большая Калужская улица в Москве.
 
Возникнув в XIV веке, она до Великой Октябрьской социалистической революции оставалась окраинной улицей города с разнохарактерной застройкой.
 
По природным данным она необыкновенно удобна для строительства. По всей длине, составляющей 2,5 км, Большая Калужская пролегает вдоль Москвы-реки. На живописном берегу реки издавна существовал мощный зеленый массив, состоявший из Нескучного сада и других парков. Вполне понятно, что дворянская знать давно оценила достоинства этого района и застраивала правую сторону улицы домами загородного дачного типа.
 
По левой стороне улицы шла вереница разношерстных невысоких домов, принадлежавших преимущественно московскому купечеству. В конце XVIII и в начале XIX века прославленные русские зодчие Казаков и Бове построили здесь два крупных больничных комплекса.
 
 
Москва. Большая Калужская улица
Москва. Большая Калужская улица
 
 
После Великой Октябрьской революции, в эпоху сталинских пятилеток, по большевистскому плану на Большой Калужской улице организованной чередой стали подниматься многоэтажные жилые дома. Именно в застройке этой улицы впервые в больших масштабах было практически доказано, что в строительстве домов может применяться та же последовательность производственных процессов, которая имеется на конвейере социалистического предприятия. В жилищном строительстве появились новые профессии мастеров — специалистов по монтажу домов из готовых деталей.
 
С помощью строительных машин и механизмов специализированные рабочие бригады быстро выполняли свой вид работы, переходя с одной стройки на другую. Сборные конструкции и детали, применявшиеся при возведении жилых зданий, изготавливались не на строительных площадках, а на отдельных предприятиях.
 
На поточно-скоростном строительстве росли новые кадры градостроителей.
 
В короткий срок Большая Калужская улица преобразилась. Война помешала в те годы завершить строительство магистрали, еще не удалось перестроить площади, которые к ней примыкали, но эта работа теперь возобновилась и будет в ближайшие годы выполнена. Сейчас уже определились контуры новой застройки площади у Калужской заставы.
 
 
Москва. Большая Калужская улица
Москва. Большая Калужская улица
 
 
В создание новой магистрали вложили свой вдохновенный труд многие видные мастера советской архитектуры. Помимо архитектора А. Г. Мордвинова — инициатора новых методов градостроительства — здесь работали А. В. Щусев, Г. П. Гольц, Д. Н. Чечулин и другие.
 
Значение Большой Калужской улицы, как архитектурной магистрали, в новой планировке Москвы будет возрастать теперь с каждым годом. Строительство нового грандиозного здания Московского университета на Ленинских горах приведет к полному преобразованию юго-западного района города. Большая Калужская улица явится в новом плане столицы тем звеном, которое свяжет этот район с центральным массивом города.
 
Архитектурно-художественные достоинства новой магистрали необычайно высоки. Строгая прямолинейность улицы, внушительная ширина ее проезжей части и новые многоэтажные здания обусловили появление величественной архитектурной перспективы. Разреженная застройка правой стороны улицы и высокая зелень в разрывах между домами придают ей особую привлекательность. В композиционно-пространственном построении Большой Калужской найдено истинно гармоническое сочетание парадности и величия городского проспекта с мягкостью и лиризмом жилой улицы.
 
В 1949 году в шеренгу многоэтажных зданий Большой Калужской улицы встал восьмиэтажный дом, созданный по замыслу маститого зодчего И. В. Жолтовского.
 
Как и любое сооружение Жолтовского, новый дом вызвал в архитектурной среде живейшие отклики и горячие споры.
 
Прежде чем приступить к рассмотрению отдельных особенностей этого произведения, хочется оценить его главные свойства. Разумеется, при этом нельзя забывать о том, что архитектор имел задание создать хотя и очень крупный по величине, но отдельный, самостоятельный дом. Понятно, что это условие его ограничивало и лишало тех возможностей, которые появляются при проектировании комплекса сооружений.
 
Строить так, чтобы жилой дом в наибольшей степени был удобен для живущих, имел красивый внешний облик и интерьер и, наряду с этим, был предельно экономичным — все это характерно для творчества И. В. Жолтовского.
 
Дом на Большой Калужской улице может служить для советских архитекторов поучительным примером правильного подхода к строительству советского жилища. При создании этого сооружения художник прежде всего стремился облечь внутреннее разумно организованное пространство дома в наиболее красивую и компактную форму.
 
Архитектору удалось достичь в этом сооружении предельной художественной цельности. При взгляде на компактный объем здания трудно поверить, что в нем имеется 196 полноценных разнообразных квартир, да вдобавок к этому еще несколько магазинов и других вспомогательных помещений.
 
Но одной экономичностью планировки, как известно, не исчерпываются главные свойства реалистического произведения архитектуры.
 
В практике нашего строительства создано немало таких домов, которые имеют вполне приемлемую планировку квартир и вместе с тем тусклый художественный облик. Только подлинная глубина и современность идейного замысла могут сделать произведение зодчества по-настоящему совершенным и волнующим.
 
Мастерство художника-градостроителя проявляется прежде всего в умении ввести свое сооружение в пространство улицы, в ансамбль архитектуры, наделив его наиболее выразительными художественными формами. И. В. Жолтовскому и на этом наиболее сложном этапе творческого процесса не изменило его мастерство.
 
И силуэт дома, и все изобразительные средства архитектуры изумительно согласованы с Большой Калужской и ее ансамблем.
 
Лаконичный объем здания, обращенный к улице могучей плоскостью своего главного фасада, расчлененного подчеркнуто горизонтальными линиями, как нельзя более соответствует пространству широкой и прямой магистрали с ее стремительным городским движением.
 
На другой стороне улицы, почти напротив дома, расположено сооружение М. Казакова — бывшая Голицынская больница. Свободно развернутые вдоль фронта улицы крылатые корпуса этого здания, его линии и формы перекликаются с горизонталями фасада нового жилого дома, а в умело выраженном контрасте архитектуры достигнуто художественное единство.
 
 
Жилой дом на Большой Калужской улице. Общий вид. Академик архитектуры И. В. Жолтовский. 1949
Жилой дом на Большой Калужской улице. Общий вид. Академик архитектуры И. В. Жолтовский. 1949
 
 
План типового этажа
План типового этажа
 
 
Существует мнение, основанное на опыте строительства советского жилья, что облику дома больше всего присущи такие архитектурно-пространственные элементы, как эркеры, балконы, лоджии. И. В. Жолтовский не применил в архитектуре своего произведения ни одного из этих средств архитектурной пластики (балконы имеются лишь со стороны двора), но никто не может отрицать того, что он создал подлинно художественный образ жилого дома. В самом деле, в этом произведении ясно выражены главные черты современного жилища. И. В. Жолтовский расширил представления о приемах построения жилого здания, он обогатил образ советского жилого дома новыми чертами.
 
Известно, что архитектура большинства новых домов по Большой Калужской, выстроенных в предвоенные годы, характеризуется ясно выраженным стремлением к пластичности и живописности силуэта и фасадов. Здесь сказалось влияние творчества замечательного советского мастера А. В. Щусева.
 
За исключением дома, выстроенного по проекту Г. П. Гольца, архитектура довоенных домов по Большой Калужской улице основывается на использовании и переработке русского наследия. В архитектуре этих домов в особенности подчеркиваются живописно-лирические качества.
 
И. В. Жолтовский шел к достижению цели своим особенным путем. Обогатив своим произведением художественный ансамбль улицы, он применил иные средства выражения архитектуры жилого дома. Зодчий стремился прежде всего поддержать большой архитектурный масштаб новой городской магистрали.
 
Увенчав четкий объем здания необычайно крупным развитым карнизом, он стремился возвеличить образ советского жилого дома, придать ему монументальность.
 
Этой мысли были подчинены и другие важнейшие элементы архитектуры дома. Нижний этаж здания обработан глубоко прорезанными рустами, которые резко очерчивают мощные глыбы «камней». Благодаря этому, дом всей своей массой устойчиво опирается на землю. На крупной рельефной рустовке первого этажа покоится сильный архитрав, завершенный полувалом, имеющим значительный вынос.
 
Могучая полуциркульная арка с развитым архивольтом, прорезающая тело дома и поднимающаяся на высоту трех этажей, еще более подчеркивает мощь архитектурных форм. В то же время арка, рассекая архитрав, своим криволинейным очертанием как бы борется с господствующими горизонтальными членениями фасада.
 
Следующие три этажа дома обработаны неглубокими рустами, поэтому стена кажется более легкой. Рустика пятого этажа сделана еще тоньше, и, наконец, стена трех верхних этажей имеет простую строгую гладь. Автор в этом случае еще раз продемонстрировал свое виртуозное мастерство в прорисовке деталей и рустов.
 
В противовес постепенному облегчению стены горизонтальные тяги фасада по мере продвижения вверх, наоборот, становятся все крупнее и сочнее.
 
Всеми этими средствами было достигнуто то выражение силы и напряженности архитектурных форм, без которого в архитектуре не бывает подлинного совершенства.
 
Венцом композиции является карниз здания, мощный и в то же время воздушно легкий, созданный с большим вкусом и глубоким пониманием законов архитектуры.
 
Стремясь подчеркнуть монументальный характер сооружения, И. В. Жолтовский вместе с тем умело выразил в его образе основные специфические черты, присущие архитектуре жилища. Структура жилого дома наглядно выявлена в ясном и цельном художественном облике здания, в тонкой изящной пластике всех деталей.
 
Вот почему архитектура этого дома, исполненная строгости, силы и жизнерадостности, созвучна идеям нашего времени и понятна советским людям.
 
 
Вид на центральный проезд
Вид на центральный проезд
 
 
Анализируя архитектуру дома на Большой Калужской, некоторые критики упрекали И. В. Жолтовского в подчинении композиции этого произведения гармоничному ряду так называемого «золотого сечения».
 
Как опытный мастер архитектуры, И. В. Жолтовский, стремясь к наибольшей гармоничности композиции, разумеется, не отказывается применять в числе других пропорциональных отношений и пропорции «золотого сечения». Но он не канонизирует их и не стремится к этому, как к самоцели. В композиции фасадов дома есть различные отношения, в том числе ярко выраженные простые (или очень близкие к ним) отношения, как, например, 1 : 2 и 2 : 3.
 
Да иначе и не может поступить большой художник, если он действительно творит новую вещь. В поисках наиболее ясной и красивой композиционной системы он в конечном результате находит новые пропорциональные отношения.
 
Академик архитектуры И. В. Жолтовский выделяется в семье видных советских архитекторов тем, что он в совершенстве владеет искусством построения архитектурной формы. В этом ему помогает не только более чем полувековой опыт работы, не только огромный, поистине энциклопедический запас знаний о зодчестве, но и большое художественное чутье.
 
Жолтовский справедливо слывет блестящим знатоком классического архитектурного наследия, в частности, ренессансной художественной культуры. На некоторых его прежних работах (особняк на улице Алексея Толстого, здание Госбанка на Неглинной) действительно лежит печать многолетнего увлечения традициями и формами зодчества эпохи Возрождения. Может быть, поэтому в каждом его новом произведении, даже и теперь, некоторые исследователи стремятся обнаружить исторические реминисценции.
 
С этой меркой пытаются подойти и к дому по Большой Калужской улице.
 
Например, высказывалось мнение, что красота карниза дома порождена не самостоятельным творчеством советского мастера, а лишь удачной интерпретацией некоторых работ Микелоццо, Росселино или Палладио.
 
Вряд ли можно признать правильным такой подход к оценке произведений Жолтовского, крупнейшего советского зодчего, мастера новой социалистической архитектуры. Если мы признаем, что архитектура дома на Большой Калужской в целом соответствует новым идейно-художественным понятиям, если правилен общий композиционный метод зодчего, то частное сходство некоторых деталей с архитектурными формами прошлого не имеет решающего значения.
 
Следует отметить, что И. В. Жолтовский никогда не призывал архитекторов ограничиваться в своем творчестве одним источником художественного наследия. Наоборот, он всегда подчеркивает, что, учась мастерству, надо творчески воспринимать, все лучшие достижения архитектурного прошлого: нужно хорошо знать античное зодчество, искусство раннего Возрождения и великое русское искусство. Говоря о непреходящем значении таких произведений архитектуры, как Парфенон или капелла Пацци, И. В. Жолтовский ставит в один ряд с ними гениальные творения русского зодчества, например Спасскую башню Московского Кремля, собор Василия Блаженного и другие.
 
 
Вид с угла
Вид с угла
 
 
Вид арки шестого—седьмого этажей
Вид арки шестого—седьмого этажей
 
 
Второй вариант арки шестого—седьмого этажей
Второй вариант арки шестого—седьмого этажей
 
 
«Изучая и используя классику, — говорит он в одной из своих статей, — не следует слепо копировать ее внешние формы. В своей творческой работе нужно стремиться постигать систему, которая ведет к классическому решению данной проблемы. Работать же с античными деталями и механически повторять их — это еще далеко не значит следовать заветам классики... Наоборот, подобный путь неизбежно приводит к эклектике и формализму»¹.
____________
¹ «Советское искусство», 29 июля 1950 г., О мастерстве советского зодчего.
 
 
Карниз
Карниз
 
 
«Произведение архитектуры должно носить на себе глубокие следы народности, общедоступности, так как советское зодчество основано на неуклонном проведении в жизнь сталинской заботы о человеке, победоносно борющемся за торжество коммунизма.
 
Сооружение должно также своим архитектурно-композиционным построением гармонически сливаться с окружающей его застройкой и природой. При этом архитектор должен использовать наиболее прогрессивные черты национальной архитектуры и особенности природы. Это предопределяет правильную ансамблевую застройку советских городов и придает ей высокую идейно-художественную выразительность».
 
Эти высказывания Жолтовского дают ясное представление о творческом методе мастера. Они разоблачают тех немногих архитектурных эстетов, которые еще пытаются иногда прикрыться именем Жолтовского, говоря о том, что его творческое «кредо» основывается на каких-то особых идейно-художественных устремлениях.
 
Следуя творческому методу советской архитектуры, И. В. Жолтовский в доме по Большой Калужской улице правильно и по-новому раскрыл основную тему произведения, самостоятельно и оригинально применил художественно-изобразительные средства. Вспомним, например, карниз дома. Он настолько самобытен по своим очертаниям, так прочно связан со всей системой художественных средств архитектуры здания, что сходство отдельных его деталей с формами других памятников не может нарушить впечатления органического единства и оригинальности его элементов.
 
 
Конструкция и профиль карниза главного фасада
Конструкция и профиль карниза главного фасада
 
 
Пожалуй, именно карниз в этом доме по своей архитектонике является особенно слаженной и монолитной формой. Его прямолинейные и скульптурно-пластические элементы даны в строго оправданном ритмическом чередовании.
 
Помещенный выше чертеж дает наглядное представление о размерах карниза, его архитектурном профиле и конструктивном выполнении.
 
Огромная, 30-ти метровая высота здания обусловила значительный вынос карниза, равный 1,7 м, и его высоту, составляющую 1,8 м.
 
Да это и понятно: только при таких размерах карниза можно было правильно передать архитектурный масштаб этого здания, его величавость.
 
Назначение несущей части карниза четко выражено в ее структуре и пластике. Сначала из тела стены слегка выступает нижний элемент несущей части карниза в форме гуська с характерным утяжелением внизу. Следующий элемент — стройный ряд зубцов — является хорошей опорой для тяги, состоящей из двух полочек. Верхняя полочка тяги, более крупная и сильная по форме, уверенно поддерживает ионики. Нельзя не обратить внимание на один любопытный штрих: полочки, поддерживающие ионики, имеют на лицевой плоскости чуть заметный скос. Этим частным приемом достигается определенный зрительный эффект: тяга кажется крупнее и весомее.
 
На иониках покоится еще одна полочка, имеющая более заметный вынос и завершающая несущую часть карниза.
 
Если окинуть общим взглядом всю несущую часть карниза, то можно заметить, что она имеет более крутой наклон по отношению к плоскости стены, чем венчающая часть. В этом умело выражена тектоническая природа каждой из двух основных частей карниза.
 
Венчающая часть, состоящая из мощной плиты с крупным гуськом, подобным крылу парящей птицы, поддерживается красивыми и сильными консолями. И. В. Жолтовский умеет находить для карнизов зданий наиболее впечатляющую и логически оправданную форму консолей и модульонов. Это можно видеть и в доме на Большой Калужской улице.
 
В консолях карниза, поставленных под углом 45°, выражено в замечательном единстве их структурное и художественное назначение. В величине консолей, в их скульптурности и напряженности и, наконец, в расстановке консолей по длине карниза — во всем этом соблюдены строгая гармония и изящество. В то же время в карнизе нет ни одной праздной детали, привлеченной только для украшения. Эта особенность, пожалуй, лучше всего говорит о реалистическом характере этого произведения.
 
Нельзя не сказать и об особенностях конструкции карниза. Как известно, значительный вынос карниза при сравнительно небольшой толщине стен здания требует сложного каркаса с надежной анкеровкой. Все это при современном уровне строительной техники может быть так или иначе выполнено. Однако есть один вопрос, о котором нельзя забывать при возведении карниза, — тщательное предохранение его от воздействия осадков и удаление влаги с кровли. Забвение этого важного обстоятельства порождает при эксплуатации здания в наших климатических условиях большие осложнения. Конструкция карниза в доме на Большой Калужской отличается и в этом отношении большой продуманностью.
 
Верхние три этажа здания отделены на фасаде от нижних пяти этажей крупной и рельефной тягой — карнизом. Эта горизонталь, расчленившая плоскость фасада по высоте на две основные части в соотношении 1 : 2, играет большую роль в архитектурной композиции дома. Вместе с венчающим здание карнизом и могучим архитравом над первым этажом этот карниз определяет основной характер композиции фасада, его подчеркнутую горизонтальность. Четким вертикальным полосам, образованным на фасаде оконными проемами, автор противопоставляет эти горизонтальные линии.
 
Масштаб и пропорции карниза над пятым этажом здания определены, во-первых, в зависимости от величины и формы главного карниза и, во-вторых, сообразуясь с тем расстоянием, которое отделяет зрителя от этой детали.
 
Профиль тяги над пятым этажом дома отличается большим чувством формы. В нем ясно выделяется несущая часть, имеющая высоту 34 см, и венчающая часть высотой 29 см. Поддерживающая часть состоит, как обычно, из трех элементов: гуська, сухариков, относительно крупных по величине, и полочки. Венчающая часть имеет плиту, украшенную сухариками, сильный полувал, обернутый лепным листом, и завершающую полочку. Этот необычайно пластичный пояс-карниз с мягкими переходами светотени проходит по всей длине главного фасада и охватывает боковые пятиэтажные крылья здания. Одновременно он служит надежной опорой для четырех декоративных арок, расположенных на высоте шестого и седьмого этажей.
 
 
Профиль карниза над пятым этажом | Профиль валика над первым этажом | Наличник проема для ворот | Деталь цоколя
Профиль карниза над пятым этажом | Профиль валика над первым этажом | Наличник проема для ворот | Деталь цоколя
 
 
Разрезы по цоколю
Разрезы по цоколю
 
 
Тонко нарисованные арки, размещенные по фасаду в хорошо найденном ритме, отличаются изобразительным богатством и красотой формы. Все четыре арки различны по рисунку, и это напоминает нам о хорошей русской традиции выполнения узорчатых наличников, о художественном разнообразии в обрамлении оконных проемов.
 
Однако все вариации рисунка арок, в которых фантазия зодчего развернулась во всем своем блеске, имеют одну и ту же закономерность построения. Они единообразны в членениях по высоте и одинаково завершены. В скульптурном заполнении ниш импостов арок дается композиция на тему изобилия. Мы видим здесь вазы, наполненные плодами, причудливые сплетения растительности. Большое место занимают в скульптурных вставках эмблемы: щиты с пятиконечной звездой и другие украшения.
 
Арки оживляют и обогащают фасад и в то же время нейтрализуют некоторую монотонность простого метрического ряда окон и простенков. Надо сказать, что здесь проступает и теневой момент композиции фасада, о котором нельзя не упомянуть. Сама по себе живописная изящно построенная форма арки на фоне стандартной решетки простенков здания все же кажется не вполне органичной. Она представляется как бы искусственно наложенной на стену многоэтажного дома с его рациональной внутренней структурой.
 
Над четвертым этажом дома сделан богато орнаментованный пояс, играющий в общей композиции фасада хотя и существенную, но все же частную роль. Благодаря этому членению тонко рустованная стена пятого этажа отделена от сильно рустованной нижней части фасада.
 
Уже не в первый раз И. В. Жолтовский демонстрирует в своих работах изумительное мастерство в трактовке изобразительных средств архитектуры. Как один из немногих зодчих нашего времени, И. В. Жолтовский владеет умением в совершенную по форме архитектурную деталь вдохнуть подлинную жизнеспособность.
 
 
Проект благоустройства участка
Проект благоустройства участка
 
 
Рустовка стен в доме на Большой Калужской улице поражает отточенным мастерством выполнения. Четкая глубокая прорезь рустов второго—четвертого этажей дома изображает греческую неоднородную каменную кладку. Каждый рустованный «камень» выполняет свою тектоническую функцию.
 
Особенно большое напряжение формы ощущается в рустованной стене первого этажа. Подобно тому, как глубокие рытвины коры нижней части дерева говорят о несгибаемой силе ствола, так и первый этаж дома, сложенный как бы из каменных глыб, является надежным основанием для огромного массива здания.
 
Нужно отметить, что монументальные формы здания не производят впечатления чего-то непомерно большого, грандиозного. Вас не подавляют циклопические размеры «камней» рустованной стены первого этажа, ибо их округленная форма, своеобразная фактура, состоящая из мелких параллельных бороздок, и приятный желтый цвет ласкают человеческий глаз. Этому впечатлению способствует и невысокий цоколь из темнокрасного полированного гранита, завершенный пластической формой — полувалом.
 
Гигантская арка с ее глубокими откосами имеет такую же выразительную профилировку: большие ровные грани чередуются с мягкими криволинейными обломами.
 
Металлические ворота в проеме арки мастерски выполнены в духе традиций русского народного искусства. Они легки и ажурны. Особенно покоряет художественным исполнением верхняя часть ворот. Кажется, что перед вами не металл, а действительно причудливое сплетение гибких ветвей и листьев. Невольно вспоминаются столь же чудесные по рисунку кованые решетки в домах старых уральских городов.
 
Пройдя по центральному проезду здания, вы попадаете на территорию благоустроенного двора. Дворовый фасад здания, обработанный ноздреватым штукатурным наметом желтовато-серого тона, очень прост и естественен. Этот фасад обращен на восток и отчасти на юг, и на него выходят балконы квартир дворовой половины дома.
 
 
Ворота
Ворота
 
 
План средней секции | План торцовой секции
План средней секции | План торцовой секции
 
 
Парадный вход | Профиль наличника и сандрика парадного входа | Ступень лестницы
Парадный вход | Профиль наличника и сандрика парадного входа | Ступень лестницы
 
 
План вестибюля жилой секции
План вестибюля жилой секции
 
 
Стремясь к наибольшей представительности главного фасада и строго придерживаясь намеченной архитектурной темы, автор не предусмотрел балконов для квартир, расположенных со стороны улицы. Как известно, это обстоятельство встретило в нашей архитектурной печати довольно убедительные критические замечания¹.
____________
¹ Журнал «Архитектура и строительство» № 4, 1950 г.
 
Карниз здания со стороны двора, в сравнении с карнизом со стороны улицы, имеет меньший вынос и весьма скромен по форме.
 
И обработка дворового фасада, и все элементы благоустройства территории подчинены характеру архитектуры советского жилища. Основная ось планировки участка совпадает с осью центрального проезда. Для удобства эксплуатации участок дома выделен из территории квартала и обнесен капитальной стеной. Асфальтированная проезжая часть двора отделена от зелени газонов невысокой металлической оградой.
 
 
Интерьер. Вход на кухню (дверь со стенными шкафами)
Интерьер. Вход на кухню (дверь со стенными шкафами)
 
 
Планировка участка и размещение зеленых насаждений согласованы с проездом и входами в здание. В то же время их композиция имеет живописный характер.
 
Проявив во всем разумную экономию, архитектор вместе с тем создал на территории участка спокойную и приятную обстановку для отдыха.
 
Как и в большинстве своих построек, Жолтовский придал плану дома симметричную архитектурную композицию.
 
Высокая экономичность сооружения таится прежде всего в его планировке. Большой по длине дом имеет всего четыре жилых секции. Каждая из двух средних секций имеет 42,5 м длины и более 18 м ширины. В семи жилых этажах каждая из средних секций содержит 56 квартир. Такое укрупнение секций было, повидимому, достигнуто впервые в практике нашего жилищного строительства.
 
 
Интерьер. Вид передней
Интерьер. Вид передней
 
 
Большое количество жилой площади, приходящееся на одну секцию, позволило дать минимальный, а следовательно, и наиболее экономичный в эксплуатации периметр наружных стен здания. Мало того, укрупнение секции позволило создать просторный красивый вестибюль, по-настоящему удобную лестницу с пологими маршами, с широкими площадками и с двумя лифтами на каждую секцию.
 
Сравнение жилой секции дома на Большой Калужской улице с проектами подобных же секций, представленными вниманию последней сессии Академии архитектуры СССР, говорит о том, что И. В. Жолтовский в своей планировке достиг высоких экономических показателей. Если в рядовых секциях, разработанных Академией и Мосгорпроектом, отношение жилой площади к погонному метру фасада (к3) колеблется, в пределах 6—7, то в секции Жолтовского этот коэффициент составляет больше 9.
 
Не менее экономична и величина нагрузки на лифтовое хозяйство секции, она достигает 2750 м² жилой площади на одно лифтовое устройство, тогда как в практике жилищного строительства последних лет она редко превосходит 1000 м².
 
Приведенные цифры показывают, что И. В. Жолтовский в планировке рассматриваемого дома проявил себя истинным новатором, сказавшим смелое слово по вопросу о наиболее целесообразных типах секций для многоэтажного жилищного строительства.
 
Однако обратимся к конкретному показу тех архитектурных приемов, которыми автор добился экономичной планировки помещений и подлинно художественной организации пространства.
 
Каждая секция дома имеет два взаимно связанных входа — с улицы и со двора.
 
Внушительные полотна дверей, выходящих на улицу, имеющие почти трехметровую высоту, красиво расчленены и рельефны.
 
Вестибюль имеет значительные для жилого дома размеры: 9,6 м ширины и 6,7 м глубины. Он освещен двумя большими окнами. Красиво расчлененные стены вестибюля поддерживают потолок балочного перекрытия с глубокими кессонами.
 
Центральный кессон имеет круглую форму. По сравнению с архитектурой главного фасада детали вестибюля имеют более тонкую профилировку.
 
По оси вестибюля расположена широкая лестница и просторный переход к площадке перед лифтами. По соседству с предлифтовой площадкой размещено небольшое помещение с отличным соотношением сторон (5×3). Из него имеется выход во двор дома.
 
Парадность всей группы входных помещений достигнута их ритмическим соподчинением друг другу и целесообразным взаимным расположением. Пространство вестибюля и предлифтовой площадки органически сливается с пространством лестницы. Лестница очень красивая и удобная. Подъем по ней на верхние этажи легок благодаря пологому уклону маршей (1 : 2,5).
 
Металлическая решетка ограждения лестниц имеет зубцевидный оригинальный рисунок, несколько излишне укрупненный.
 
Планировка жилых секций дома на Большой Калужской улице содержит в себе много нового и поучительного. Прежде всего хочется отметить наличие нескольких вариантов планировки квартир от однокомнатной до четырехкомнатной, при сохранении во всех случаях одной и той же архитектурной идеи и хороших бытовых удобств. Основным типом является двухкомнатная квартира, рассчитанная на одну семью.
 
Рассмотрим планировку квартир средних жилых секций дома. Квартиры этой секции представляют для нас наибольший интерес: в массовом жилищном строительстве ближайших лет, как известно, будут применяться преимущественно двух- трехкомнатные квартиры. Планировка средних (рядовых) жилых секций проста и предельно ясна по своему замыслу. Четкость планировки основана на равномерности распределения внутренних столбов и простенков здания. По обе стороны от лестницы сделаны просторные, но довольно длинные коридоры, являющиеся как бы основным планировочным стержнем секции. В каждый коридор выходят четыре квартиры.
 
Почти меридиональное расположение дома позволило архитектору ориентировать квартиры рядовой секции только на восток или на запад. Благодаря этому автору удалось развить ширину корпуса почти до 19 м.
 
Все комнаты квартир имеют нормальную глубину и хорошо освещены.
 
Подсобные помещения — передние, санитарные узлы, кухни, кладовые и мусоропровод — распланированы в средней полосе секции и как бы нанизаны на коридор.
 
 
Интерьер. Встроенный шкаф в спальню
Интерьер. Встроенный шкаф в спальню
 
 
Критические замечания о том, что такая коридорная система является существенным недостатком планировки секции, вряд ли имеют под собой серьезные основания, так как коридор не нарушает изолированности квартир и является по существу продолжением лестничной площадки. Важно отметить, что из коридора предусмотрен очень удобный доступ к коммуникациям санитарных узлов на случай их осмотра или ремонта.
 
Двухкомнатная квартира не только удобна для повседневной жизни, но и отличается большими архитектурно-художественными достоинствами. Здесь применен очень выразительный прием последовательного раскрытия пространства и вместе с тем достигнуто наилучшее расположение комнат и подсобных помещений квартиры.
 
Небольшая прихожая, площадью в 5 м², имеет хорошие пропорции. Из прихожей человек попадает в так называемую переднюю, которая отделена от основной жилой комнаты легкой остекленной раздвижной перегородкой. В сущности, это не передняя в обычном понимании этого слова, а предгостиная.
 
 
Встроенный шкаф в спальне
Встроенный шкаф в спальне
 
 
Ажурная изящная перегородка обогащает интерьер квартиры и в то же время позволяет расширить площадь основной жилой комнаты с 17,7 до 24,5 м².
 
Естественный свет свободно проникает через большое окно вглубь помещения и хорошо освещает переднюю.
 
Впечатление значительного пространства еще больше усиливается благодаря тому, что к комнате непосредственно примыкает «карманом» открытая полукомната, являющаяся для семьи обеденным местом.
 
Таким образом, квартира имеет не две, а две с половиной комнаты.
 
Кухня размещена там же, где и полукомната, и примыкает к окну. Площадь кухни небольшая (5 м²), но ее компактная планировка очень удобна. В другом варианте планировки той же двухкомнатной квартиры обеденное место расположено непосредственно у окна, а кухня получает освещение через остекленную дверь-перегородку. Трудно сказать, какой из этих вариантов размещения кухни и обеденного места является лучшим, есть достоинства и недостатки у того и другого. Не подлежит сомнению, что наибольшие удобства создаются в тех жилых секциях, где кухня и санитарный узел располагаются в глубине квартиры и кухня освещается дневным светом.
 
 
Карнизы жилых комнат
Карнизы жилых комнат
 
 
По другую сторону от основной жилой комнаты (назовем ее гостиной) размещены спальня и санитарный узел.
 
Здесь также все отличается продуманностью и заботой об удобствах. Спальня представляет собой комнату площадью около 16 м² с хорошим соотношением длины и ширины. Она снабжена вместительными встроенными шкафами для платья и белья.
 
И спальня, и гостиная имеют через небольшой шлюз хорошее сообщение с санитарным узлом. Размещение уборной и ванной в одном помещении для малосемейной квартиры, разумеется, вполне оправдано.
 
Интерьер квартиры заслуживает очень высокой оценки. И. В. Жолтовский проявил в нем себя большим и взыскательным художником. Глубокий архитектурный замысел получил блестящее воплощение не только в красивой пространственной композиции, но и в блестящем исполнении всех отделочных работ. Во всем чувствуется тонкий вкус и изящество. Резной орнаментальный узор на дверных полотнах и встроенных шкафах, тонкая нюансировка в построении общего их рисунка и деталей — все это произведения художественного творчества. Не лишне заметить, что изготовление значительного количества столярных изделий по шаблонам позволило ограничиться в строительстве обычными затратами средств и материалов.
 
В потолочных карнизах, богато насыщенных порезками, видна опытная уверенная рука зодчего. Тонкий кружевной рисунок, в котором, однако, выражена четкость архитектурной формы, говорит об умении мастера придать детали подобающий ей архитектурный масштаб. Соотношение линий и глубина рельефа лепных украшений карнизов строго соответствуют высоте и значению помещений. В основной жилой комнате применен более развитый профиль карниза, однако и здесь выдержан общий характер тонкой прорисовки деталей.
 
Окрашены комнаты квартир в теплые тона, гармонирующие с белизной потолков, дверей, шкафов и перегородок. Общий колорит интерьера — светлый и радостный — как нельзя больше отвечает счастливой жизни советского человека.
 
Заканчивая обзор архитектуры дома на Большой Калужской улице, следует остановиться на вопросе о ее значении для дальнейших исканий художественного образа советского жилища. Ответ на этот вопрос желателен еще и потому, что мастерство автора оказывает значительное влияние на творчество многих архитекторов.
 
Создавая свое произведение, И. В. Жолтовский избрал в качестве его основной темы целостный строгий объем здания с подчеркнутым преобладанием горизонтальных членений. Но это еще мало характеризует архитектуру здания. Наиболее существенная особенность художественного замысла зодчего состоит в том, что он создал облик дома, вполне созвучный советскому времени, и вместе с тем включил в него с большим умением излюбленные архитектурные мотивы итальянского Возрождения. Разумеется, это явление не случайно: мастер остался во многом верен своим давним творческим устремлениям.
 
Как это было и в предыдущие годы, новая работа И. В. Жолтовского вызвала к жизни творческие подражания. Так, например, в 1950 году на Садово-Черногрязской улице в Москве по проекту арх. И. 3. Вайнштейна был выстроен жилой дом, незаурядная архитектура которого создана на основе своеобразной интерпретации художественного приема, ранее реализованного в доме на Большой Калужской. И в этом нет ничего порочного. В борьбе за советскую архитектурную классику нельзя рассчитывать на успех без преемственности творческих усилий, без многократных вариантов в строительстве на одну и ту же художественную тему.
 
Однако за последнее время в некоторых архитектурных проектах жилых домов проявились такие тенденции, которые говорят о забвении проверенного пути развития нашего зодчества, предполагающего прежде всего использование и развитие достижений советской реалистической школы и творческую переработку художественного наследия нашей страны. В самом деле, ведь как бы ни были заманчивы композиционные схемы таких памятников зодчества, как, например, палаццо Питти во Флоренции, но разве они могут служить композиционно-художественной основой для построения образа жилого дома в советской столице? Конечно, нет.
 
В своей творческой работе, в том числе в работе по созданию жилищ, советские зодчие должны руководствоваться указаниями партии по вопросам советского искусства и градостроительства, мудрыми сталинскими указаниями об архитектуре высотных зданий в Москве. Облик наших зданий, их пропорции и силуэты должны быть увязаны с исторически сложившейся архитектурой города, чтобы художественный образ зданий и сооружений отражал стремления, помыслы и надежды, которыми живет наш народ.
 
 
 

МОСКВА. ДОМ НА САДОВО-ТРИУМФАЛЬНОЙ УЛИЦЕ

 
Садовое кольцо Москвы — одна из важнейших архитектурных магистралей столицы. В ее планировке заложена глубокая мудрость русского градостроительства. При составлении генерального плана города трасса кольцевой магистрали была бережно включена в план социалистической Москвы. Только в советскую эпоху по-настоящему могли быть раскрыты и использованы все поистине замечательные особенности этого гигантского пятнадцатикилометрового кольца, дважды пересекающего реку Москву.
 
Расширенная, заасфальтированная проезжая часть Садовых улиц обеспечила небывалый размах городского движения. Особенно сильно реконструировано северное полукольцо магистрали. Новая многоэтажная застройка изменила его прежний облик. Сложились и продолжают формироваться невиданные ранее архитектурные перспективы. Холмистый рельеф Москвы, еще не всегда удачно используемый архитекторами при застройке магистрали, таит в себе большие художественные возможности.
 
После завершения сталинских высотных строек Садовое кольцо совершенно преобразится. На трех площадях магистрали — у Красных ворот, на Смоленской площади и на площади Восстания будет заложена основа для создания новых больших архитектурных ансамблей. Строительство высотных зданий повлечет за собой уже в ближайшие годы полное видоизменение Садовых улиц, примыкающих к этим площадям.
 
Дом на Садово-Триумфальной улице (№ 4-10), построенный в 1949 году по проекту архитекторов 3. М. Розенфельда и А. Д. Суриса, является прочным звеном в архитектуре кольцевой магистрали Москвы¹.
____________
¹ Проект разрабатывался при участии инж. А. И. Гохбаум.
 
Это здание расположено всего в 100 метрах от площади Маяковского — одной из оживленных столичных площадей.
 
Благодаря значительному изгибу, который имеет в этом месте Садовое кольцо, дом на пути от площади возникает неожиданно и сразу покоряет своим видом.
 
Авторы умело вписали здание в улицу, в ее архитектурную панораму. Центральному объему, состоящему из четырех совершенно одинаковых жилых секций, они придали с обоих концов здания своеобразные крылья, понизив их высоту на один этаж. Благодаря этому художественная форма сооружения приобрела динамичность и упругость. Обращенное к столичной магистрали здание радует своим бодрым и нарядным видом. Любой человек, глядя на открытый и приветливый облик здания, скажет: «Да, это — советский жилой дом!».
 
С западной стороны новый дом примыкает к большому семиэтажному жилому дому.
 
В практике переустройства городских улиц нередко приходится наблюдать факты неудачного сочетания вновь возводимых зданий с существующими капитальными домами. При проектировании и строительстве новых зданий порой не уделяется внимания тому, чтобы в основных членениях фасадов, в их цвете и фактуре достичь общности архитектурного языка с соседними домами. Особенно бросается в глаза композиционный разнобой при сплошной застройке по фронту улицы. Такие недостатки, как перепады в уровне окон, карнизов и междуэтажных тяг в местах смыкания домов являются, как правило, следствием невысокого профессионального мастерства архитектора.
 
Игнорирование существующей городской застройки было характерно для конструктивистов, и этим они нанесли немалый ущерб архитектуре наших городов.
 
Опытный архитектор, обладающий хорошим вкусом и чутьем градостроителя, поступает иначе. Строя новое здание, он отражает в его облике все лучшие художественные черты окружающей застройки и в конечном счете достигает более высокого уровня архитектуры.
 
Работа 3. М. Розенфельда и А. Д. Суриса является примером такого именно подхода к застройке столичной магистрали. Переход от соседнего здания к новому более высокому дому они осуществили очень просто и с большим чувством художественного такта.
 
Ту часть здания (одну жилую секцию), которая непосредственно примыкает к старой застройке, они разместили с глубоким отступом от красной линии улицы и запроектировали ее той же высоты, какую имеет существующий дом. Один и тот же уровень карнизов и тяг, одинаковый желтовато-серый цвет штукатурки фасадов еще больше упрочили композиционную согласованность архитектуры обоих зданий.
 
Для проезда внутрь квартала через массив нового дома проложен большой проем, обрамленный аркой. В огромном арочном просвете видны добротные металлические ворота с четким рисунком решетки. Впечатление от курдонера снижается при виде беспокойной группы балконов, размещенных на фасаде над архивольтом арки. Здесь авторам почему-то не удалось найти композиционного единства: нависшие над аркой балконы кажутся громоздкими и лишними.
 
При подходе со стороны Садово-Каретной улицы объемно-пространственная композиция дома выглядит особенно выразительной. Пониженная часть здания, размещенная здесь тоже с большим отступом от линии застройки и получившая развитие в глубь квартала, подчеркивает значительность и силу основного объема.
 
Пространство в промежутке между старым и новым зданием, образованное благодаря своеобразной планировке квартала, позволило авторам построить с восточной, стороны дома высокую соединительную стенку-ограду с двумя огромными арками для проезда внутрь двора.
 
 
Жилой дом на Садово-Триумфальной улице в Москве. Общий вид. Архитекторы 3. М. Розенфельд и А. Д. Сурис. 1949
Жилой дом на Садово-Триумфальной улице в Москве. Общий вид. Архитекторы 3. М. Розенфельд и А. Д. Сурис. 1949
 
 
План
План
 
 
Этот архитектурный прием вполне понятен и оправдан, особенно при реконструкции городской магистрали, когда нужно объединить два здания с разнохарактерной архитектурой. Но в данном случае он вызывает невольное сомнение. При виде больших двойных ворот, стоящих рядом, хочется думать, что за оградой имеется широкий внутриквартальный проезд, или, по крайней мере, просторный двор. Но ни того ни другого пока здесь нет. За парадной каменной оградой, за ажурной металлической решеткой ворот видны контуры неорганизованной, но весьма плотной застройки, состоящей из добротных зданий. Приходится лишь ждать, что наступит то время, когда через могучие проемы арок будет видна листва деревьев, цветники и фонтаны. Уже теперь вокруг дома проводится основательная расчистка территории от ветхих строений и ведутся работы по благоустройству участка.
 
Новые жилые дома, будучи крупным явлением советского градостроительства, представляют особенно большой интерес как произведения архитектурного искусства.
 
Как добились этого их авторы? Какие объемно-пространственные построения и изобразительные средства они применяли для того, чтобы получить высокохудожественный образ дома? Есть ли в этих произведениях помимо положительных и слабые стороны и в чем они состоят?
 
Все эти вопросы невольно возникают при виде новых столичных домов, о которых идет речь в данной книге.
 
Внешний облик жилого дома на Садово-Триумфальной улице особенно естественно и органично связан с внутренним содержанием жилища. Архитекторам 3. М. Розенфельду и А. Д. Сурису известны законы построения архитектуры многоэтажного жилого дома. Возведению дома на Садово-Триумфальной улице предшествовала их долголетняя работа в области жилищного строительства. По проектам 3. М. Розенфельда построен ряд крупных домов и жилых комплексов на Можайском шоссе, Песчаной улице и в других районах города. В творческой биографии этого мастера обращает на себя внимание исключительная целеустремленность: вот уже около двух десятилетий зодчий отдает свои силы и способности строительству для москвичей удобных и красивых жилых домов. Он настойчиво ищет и создает наилучшие типы жилых секций, добивается выразительности фасадов, хорошо понимая значение каждого из этих элементов архитектуры жилища и их взаимную обусловленность.
 
У архитектора Розенфельда, как у мастера, есть свое индивидуальное творческое лицо. Его дарование проявилось с особой силой при застройке одной из значительных магистралей Москвы—Можайского шоссе. Но в архитектуре созданных здесь зданий ярко раскрылась и одаренность автора и спорные моменты его творческого метода. Стремление к пластическому богатству, к художественному разнообразию архитектуры, к выразительности силуэта застройки иной раз приводило зодчего к нарочитой живописности, к чрезмерной декоративности и к забвению интересов ансамбля.
 
Строительный опыт для архитектора имеет особенно большое значение. Оглядываясь на свои прежние работы, он лучше чем кто-либо видит в них недостатки и композиционные ошибки. Мастерство зодчего крепнет и оттачивается только в практике строительства. В архитектуре дома по Садово-Триумфальной улице 3. М. Розенфельд, обогащенный большим строительным опытом, сумел подняться на новую ступень своего творческого роста. При создании этого произведения и он и архитектор А. Д. Сурис предъявили к себе высокие требования. Они отчетливо выразили здесь специфику архитектуры жилого дома и нашли разумную меру в применении изобразительных средств. В то же время авторы не отвлекались от градостроительных требований. Учитывая близкое соседство одной из важных площадей города они вместе с тем не забыли о скромном положении дома в системе рядовой застройки улицы.
 
 
Фрагмент главного фасада
Фрагмент главного фасада
 
 
Наличие повторяющихся акцентов на фасаде и отсутствие в нем осевого построения свидетельствуют о подчиненном значении композиции. И вместе с тем внушительный развитой объем здания, его красивый силуэт и трактовка архитектурной формы говорят об индивидуальном художественном лице этого сооружения.
 
При большой длине здания (около 150 м), при наличии ряда одинаковых секций архитекторы легко преодолели опасность однообразия и монотонности. В композиционном замысле, в сюжетном построении архитектуры дома авторы исходили из ясной художественной идеи. Основным элементом композиции, темой произведения они взяли эркеры, как архитектурную форму, свойственную содержанию жилого дома.
 
Но архитекторы хорошо помнили, что дом обращен своим лицом к большой городской магистрали и поэтому в его облике должны присутствовать черты монументальности. Умелое сочетание лиризма и теплоты, присущих советскому жилищу, с торжественностью и силой, выраженных в его формах, является наиболее значительным достоинством этого произведения архитектуры. Именно в этом сказалось незаурядное художественное мастерство архитекторов Розенфельда и Суриса.
 
Прежде всего они позаботились об основном объеме здания, яркими архитектурными средствами выразив величие его масштаба. Первый этаж дома, имеющий крупные арочные проемы с могучей рельефной рустовкой стены, представляет собой надежное основание для всего сооружения. Богатый убор, венчающий весь объем, состоит из красиво нарисованного карниза, высокой полосы лепного фриза и ажурной баллюстрады, проходящей по контуру здания. Этот нарядный убор, может быть, еще излишне пышный, подкреплен скульптурными фризами, опоясавшими эркеры.
 
Попарное размещение эркеров дало на главном фасаде четыре крупных архитектурных фрагмента, являющихся органической частью и основой композиции сооружения. Каждая пара эркеров, идущих от первого до седьмого этажа здания, завершена превосходным по силуэту аттиковым объемом.
 
Углы пониженной части здания укреплены сильными выступами, наподобие башен, перекликающимися с выступами эркеров. Все это вместе взятое и определило пластическое построение массива здания и живописный характер его архитектуры. Вертикальной устремленности эркеров умело противопоставлены горизонтальные пояса над первым и четвертым этажами здания. Благодаря этим тягам членение фасадов по вертикали отличается ясной пропорциональностью.
 
Общей выразительности фасада особенно способствуют эркеры, их на редкость удачное очертание в плане и умелое расчленение по вертикали. Прорисовка эркеров характеризуется тонкими переходами, композиционными нюансами. Ритмическое изменение контуров арочных оконных проемов и характера рустовки по мере движения вверх встречается с обратным ритмическим рядом декоративных поясов, украшающих эркеры.
 
 
Фрагмент главного фасада
Фрагмент главного фасада
 
 
Главный фасад дома по Садово-Триумфальной улице, обращенный к северу, всегда освещен рассеянным светом. При этом условии, когда на фасаде не бывает ярких переходов светотени, вполне уместны и сильный рельеф архитектурной формы и сочность деталей.
 
Попытаемся подробнее рассмотреть то композиционное построение главного фасада, которое обусловило гармоническую слаженность всей архитектуры этого здания.
 
Как известно, одинаковая высота этажей в многоэтажном жилом доме, единообразная решетка оконных проемов и простенков порождает при прорисовке фасадов большие творческие трудности и препятствует свободному выбору архитектурных мотивов. И поэтому понятно, что архитектору всегда хочется как-то устранить и скрыть однообразный поэтажный шаг высоты жилого здания.
 
В горизонтальной плоскости ему приходится иметь дело с внутренней структурой современного жилища, состоящей из типовых элементов (секция, квартира), что опять-таки ограничивает творческую фантазию.
 
Не каждому архитектору удается найти гармоническое сочетание облика дома с его внутренним конструктивно-планировочным содержанием. Приходится нередко видеть в фасадах жилых домов художественно необработанный и не преодоленный стандартный костяк здания. Но, пожалуй, еще хуже когда архитектор надевает на этот костяк пышные одежды, сшитые в духе мещанской претенциозности.
 
Дом на Садово-Триумфальной улице именно тем и хорош, что он не принадлежит к такого рода «творениям» архитектурных ремесленников.
 
Выбор высоты этажей дома был сделан авторами очень своеобразно и с учетом расположения жилых и общественных помещений. Первый этаж, предназначенный для торговых учреждений и вестибюлей жилых секций, имеет высоту около 6 метров. Столь значительная высота первого этажа позволила архитекторам правдиво и убедительно выразить на фасаде сильный стилобат здания, уверенно несущий тяжесть вышележащих шести этажей.
 
Проемы входов перекрыты сверху простым гладким архитравом, который делит высоту рустованной стены цокольного этажа в пропорции «золотого сечения».
 
Собственно цоколь здания, выполненный из красного полированного гранита, имеет небольшую высоту (около 60 см), что придает основанию дома правильную масштабность.
 
Рисунок и обработка рустованных элементов выполнены в приятной свободной манере. Каждый из рустованных «камней» имеет чуть заметную особенность в обработке поверхности и в светотени, и вместе с тем вся кладка выполнена в одном характере.
 
Между прочим, в прорисовке входов и рустов стилобата явственно ощущается композиционный прием, типичный для памятников русского архитектурного классицизма. Разумеется, это ни в какой мере не является отрицательным моментом, ибо вся компоновка фасада стилобата отличается слаженностью и новизной.
 
Первый этаж завершается еще одним архитравом, проходящим по всему главному фасаду. Эта характерная горизонталь крепко связала воедино объемы эркеров со всем массивом здания.
 
Прежде чем говорить о композиции фасада жилых этажей, хочется отметить, что их высота в этом доме принята не одинаковой.
 
В трех нижних этажах (втором—четвертом) высота каждого этажа равна 3,9 метров. В верхних этажах (пятом—седьмом) высота равна 3,6 метров. Такая градация высоты этажей явилась весьма благоприятным условием для нормального развития композиции фасада. Причем авторы применили два размера высоты жилых этажей не случайно: в нижних этажах они разместили многокомнатные, а в верхних этажах 2—3 комнатные квартиры.
 
Приглядываясь к фасаду здания, к его горизонтальным членениям, нельзя не заметить решительно прочерченной тяги под окнами пятого этажа, проходящей по всем фасадам дома. Уже сам профиль этой тяги, массивный и сочный, говорит о том, что ей отведено значительное место в системе главных линий фасада. И действительно, отделив 3 верхних этажа, тяга удачно расчленила всю высоту дома на 2 отрезка, соотношение которых укладывается в знаменитую формулу архитектурных пропорций — a : b = b : (a + b). Композиционное значение этой горизонтали является особенно ценным еще и потому, что она расчленила пополам высоту жилых этажей фасада.
 
В архитектуре дома обращает на себя внимание глубоко продуманное размещение оконных проемов и их обработка. Арочные формы проемов при умелой их прорисовке, как известно, всегда обогащают рисунок фасадов. Так получилось и в данном случае. В первом этаже над дверными проемами дана полномерная полуциркульная арка, усиленная превосходным рисунком рустов.
 
В подкрепление этой формы окна по третьему и отчасти по четвертому этажу тоже имеют арочное завершение.
 
Однако в трактовке арок здесь соблюден последовательный переход: чем выше окно, тем легче форма. Лучковые арки над окнами четвертого этажа позволили естественно перейти к прямоугольному очертанию оконных проемов пятого этажа.
 
Пробегая взглядом снизу вверх по фасадной плоскости здания, мы чувствуем, что художник стремился выразить мысль о постепенном облегчении формы. И это вполне понятно и логично. Но при приближении к горизонтальному ряду окон пятого этажа появляется уже новый момент: влияние венчающего карниза. Архитектору хотелось чем-то подкрепить на фасаде богатое убранство карниза. И он сделал обрамление оконных проемов пятого этажа — наличники и сандрики — в виде фронтонов. На гранях эркера был сделан лепной фриз, завершенный удачным архитектурным обломом.
 
Венцом композиции фасада является карниз здания. В данном случае венчающий убор состоит из трех элементов: фриза, карниза и балюстрады. Стремясь к наибольшей выразительности и жизнерадостности архитектуры, авторы не ограничивали себя в выборе изобразительных средств.
 
Лепной фриз, состоящий из крупных гирлянд, отличается предельной сочностью формы.
 
Традиционный карниз с модульонами проходит по всему контуру главного фасада, прерываясь лишь в тех местах, где имеются эркеры. Карниз на эркерах имеет совсем другой профиль, кстати говоря, довольно усложненный, и не очень четкий по рисунку.
 
Известно, что этот мотив архитектурного убранства здания не раз был использован в архитектуре жилых зданий предреволюционного периода. Он встречается в разных вариациях и в зданиях советского времени. Зная это, авторы все же рискнули еще раз пойти по проторенному пути с надеждой внести в старые архитектурные формы свое толкование.
 
И действительно, им удалось в значительной мере достичь своей цели: весь убор здания несомненно обладает признаками новизны и современности. Но, к сожалению, он имеет и налет претенциозной пышности.
 
Что не вызывает никакого сомнения в архитектуре дома — это выразительность архитектурного силуэта. Мансардные надстройки, возвышающиеся над эркерами, функционально оправданы, ибо в них размещены дополнительные жилые помещения. В то же время эти аттиковые части здания образуют ряд изящных по силуэту объемно-пространственных элементов.
 
Слабое внимание архитекторов к созданию красивого силуэта здания является одним из самых серьезных недостатков современного жилищного строительства и в Москве и в других городах. Большие новые дома имеют часто в объемном построении вид удлиненных параллелепипедов и увенчаны единым прямолинейным карнизом того или иного профиля.
 
Попытки некоторых архитекторов применять для обогащения силуэта домов небольшие ажурно-декоративные башенки или обелиски не дают должного эффекта.
 
В силуэте дома на Садово-Триумфальной улице есть те именно качества, которых нет у многих новых домов. Мансардные надстройки, придающие зданию своеобразный характер, являются, прежде всего, полезными, а не декоративными его частями. На фоне неба виден в меру укрупненный и очень красивый по своему очертанию силуэт.
 
Заканчивая рассмотрение внешнего облика дома на Садово-Триумфальной улице, нужно отметить правильный подход и к решению архитектуры дворового фасада. Более скромный по отделке южный фасад дома, в отличие от дворовых фасадов многих новых домов, выстроенных за последние годы, характеризуется тщательностью выполнения и выразительностью рисунка. Помимо эркеров, здесь при каждой из квартир южной стороны дома сделаны балконы. Стена первого этажа здания отделана цветной штукатуркой такого же приятного темномалинового тона, как и первый этаж главного фасада. Игра теней подчеркивает теплоту и пластичность архитектурных форм.
 
Плита карниза, имеющая значительный вынос, покоится на сильных консолях и хорошо защищает стену от влияний атмосферной влаги.
 
Советской архитектуре чужды дворы-колодцы старых доходных домов с их тесными проездами и грубыми необработанными плоскостями фасадов. Пространство внутри квартала в советском городе должно быть насыщено воздухом, светом и зеленью. При самых скромных затратах материальных средств архитектура фасадов, обращенных к участку, должна иметь жизнерадостный и светлый колорит. Дом на Садово-Триумфальной улице отличается этими подлинно новыми чертами.
 
 
Фрагмент дворового фасада
Фрагмент дворового фасада
 
 
Высокий уровень архитектурного мастерства авторов проявился не только в создании внешнего облика здания, но и в планировке его помещений. Расположение жилых секций и квартир выполнено ими с большим искусством.
 
Как уже было сказано, основной объем здания высотой в семь этажей состоит из четырех однотипных жилых секций. Через парадный вход с улицы посетитель попадает в просторный высокий вестибюль. Значительная высота первого этажа здания позволила облечь пространство вестибюля в красивую форму сводчатого помещения. Солнечный свет слабо проникает через окно над дверью, поэтому днем здесь всегда царит легкий, успокаивающий полумрак.
 
В интерьере вестибюля явно чувствуется использование архитектурных приемов русского классицизма. Гладкие стены, облицованные мраморными полированными плитами серого цвета (некоторые вестибюли отделаны искусственным мрамором), увенчаны красивым строгим карнизом.
 
 
Вестибюль. Общий вид
Вестибюль. Общий вид
 
 
Оштукатуренная поверхность свода оставлена гладкой и окрашена в белый цвет.
 
Пространство вестибюля объединяется с помещением лестницы и лифта череа большую арку, обработанную характерными кессонами. Изящная балюстрада, ограждающая лестничную площадку, обогащает и украшает интерьер. Мозаичный пол вестибюля и предлифтовой площадки выполнен по удачному шахматному рисунку.
 
Внимание авторов и строителей к каждой детали здания, тщательность исполнения работ чувствуется в любом помещении дома. Металлические ограждения лифтовых клетей и перила лестниц хорошо прорисованы и украшены литыми деталями. Широкие ступени трехмаршевой лестницы, интенсивная окраска стен, просторные поэтажные площадки перед входами в квартиры, солидные дубовые двери — все-это создает впечатление капитальности и парадности здания.
 
 
Вестибюль
Вестибюль
 
 
Благодаря большой ширине корпуса (16,5 метров) он очень экономичен в эксплоатации. Однако этот дом, построенный по индивидуальному заданию застройщика, имеет такие особенности планировки, которые отличают его от жилых зданий, наиболее распространенных в строительстве.
 
В массовом жилищном строительстве основным типом квартиры является квартира в 2—3 комнаты. При этом размер жилой площади двухкомнатной квартиры обычно не превышает 30—35 м², а трехкомнатной квартиры — 45—50 м²*.
____________
* В докладе действительного члена Академии архитектуры СССР П. Н. Блохина, прочитанном на сессии Академии на тему: «Типы квартир и типовые секции многоэтажных жилых домов» рекомендовано принимать для массового жилищного строительства в Москве размер жилой площади двухкомнатной квартиры в пределах 30—36 м² и для трехкомнатной квартиры — 43—52 м².
 
 
План жилой секции
План жилой секции
 
 
В доме на Садово-Триумфальной улице имеется два основных типа квартир различных по размерам жилой площади. Многокомнатные квартиры расположены в нижних этажах дома, а верхние жилые этажи заняты квартирами в 2—3 комнаты.
 
Планировка многокомнатных, так называемых полнометражных квартир основана на двухстороннем расположении комнат. В середине квартиры имеется просторный холл с камином, позволивший создать парадную анфиладу. Интимная часть жилья благодаря удачному планировочному замыслу отнесена в глубину квартиры.
 
В отличие от массового жилищного строительства в доме по Садово-Триумфальной улице двухкомнатная квартира имеет значительную жилую площадь — 45 м².
 
Рассчитанная на одну небольшую семью планировка этой квартиры очень проста и удобна. Просторная передняя площадью около 11 м² расположена рядом с основной жилой комнатой. В размещении комнат и подсобных помещений проявилось стремление создать удобное, уютное жилище и ясный выразительный интерьер квартиры.
 
Внушительный объем основной жилой комнаты (ее площадь 27 м²), наполненной светом из трех окон эркера, сливается с пространством большой передней.
 
Авторы достигли этого впечатления тем, что совместили нарядный вход из одного помещения в другое с остекленной перегородкой. Другой вход из передней в глубину квартиры, к ее подсобным помещениям, наоборот, несколько затушеван и не обращает на себя внимания. Потолки комнат и передней украшены скромными, но тонко прорисованными лепными карнизами. С таким же вкусом выполнены рисунок и профили наличников и дверных полотен.
 
 
Анфилада помещений
Анфилада помещений
 
 
Авторы показали себя в этой значительной работе большими знатоками интерьера жилища. Они подошли к его созданию с учетом всех художественных и технических требований. Положив в основу планировки квартиры ясную архитектурно-пространственную идею, авторы тщательно продумали и все детали композиции. Правильное взаимное размещение комнат и удачный выбор их пропорций, красивая форма оконных и дверных проемов предопределили выразительность интерьера. Хорошая освещенность помещений в сочетании с приятной для глаза светлой окраской стен придали жилищу радостный и уютный вид.
 
Кроме больших художественных достоинств все квартиры в доме отличаются высоким бытовым комфортом. Авторы проекта и строители дома создали все необходимые удобства для жизни семьи. Показательным примером заботы о жильцах может служить устройство тамбура (двойных дверей) при входе в квартиру с лестничной площадки, надежно изолирующего квартиру от шума лестничной клетки.
 
Просторные светлые кухни (площадью 8,6—10,4 м²), расположенные в глубине квартир, по своей отделке и оборудованию полностью отвечают всем современным требованиям. Стены в кухне на высоту около 2 м² облицованы поливной плиткой приятного светлого тона, полы покрыты линолеумом, а кухонный шкаф и встроенные полки-шкафики отличаются тщательным исполнением. Как это и должно быть при заселении нового дома, семья, въехавшая в квартиру, может пользоваться кухней без всякого дооборудования.
 
Каждая квартира, помимо удобно распланированного санитарного узла с раздельным расположением ванной и уборной, имеет свой мусоропровод. Все подсобные помещения квартиры размещены вблизи от выхода на запасную лестницу.
 
Говоря о высоком качестве наружных и внутренних отделочных работ, хочется отметить большие заслуги в этом строительной организации¹. Особенно обращает на себя внимание высококачественное выполнение штукатурных и альфрейных работ, а также столярных изделий, которые имеют решающее значение в отделке жилых помещений.
____________
¹ Строительство дома осуществлялось под руководством инженеров А. Н. Юрлова и И. С. Утевского. Среди мастеров отделочных работ видное место принадлежит В. Половникову, А. Скробневу и Т. Попкову.
 
Дом на Садово-Триумфальной улице является убедительным примером сталинской заботы о человеке. Архитектура социалистического реализма нашла здесь свое яркое воплощение и в благородном внешнем облике дома и в красивых благоустроенных квартирах.
 
 
 

МОСКВА. ДОМ НА УЛИЦЕ ЧКАЛОВА

 
Улица Чкалова является одним из таких звеньев Садового кольца столицы, которое с каждым годом приобретает в планировке и архитектуре магистрали все большее значение. Ее природно-топографические данные весьма выгодны для создания красивой застройки. Крутой спуск к реке Яузе дает возможность сформировать здесь живописную архитектурную панораму. Улица Чкалова неотделима от площади Курского вокзала. Эта площадь несмотря на то, что реконструкция ее еще не завершена, представляет собой ясно выраженный композиционный центр кольцевой магистрали Москвы.
 
Новая застройка улицы Чкалова сложилась в течение последних двух десятилетий, а в облике ее новых зданий отразился весь сложный путь развития советского зодчества. Общий характер архитектуры улицы ныне определяют уже не те маловыразительные здания, которые появились здесь в начале 30-х годов. Среди больших многоэтажных домов, построенных после 1935 года, конструктивистские коробки утратили свое значение.
 
Девятиэтажный жилой дом № 46—48, возведенный на улице Чкалова в 1949 году по проекту архитектора Е. В. Рыбицкого, принадлежит к новой группе зданий, определяющих жизнерадостный колорит магистрали¹. Архитектурная перспектива улицы от площади Курского вокзала до реки Яузы в связи с постройкой дома приобрела новый характер. Всем своим обликом новый дом соответствует нашей эпохе расцвета советской культуры. Создавая это произведение, архитектор не забывал, что оно должно органически войти в застройку Москвы — столицы великого государства. И он действительно добился крупного успеха.
____________
¹ Дом запроектирован при участии арх. Г. П. Беляевой.
 
Е. В Рыбицкий принадлежит к числу молодых зодчих, получивших от советского общества широкие возможности проявить свои творческие способности. Только в условиях советской действительности молодой архитектор мог получить задание на возведение столь значительного сооружения.
 
Как это часто бывает при реконструкции города, автор располагал для проектирования здания неблагоприятным по очертанию узким участком вдоль магистрали. Конфигурация плана жилого дома зависела также от соседних капитальных зданий, находящихся в глубине участка.
 
 
Москва. Улица Чкалова
Москва. Улица Чкалова
 
 
Тем не менее, и при этих условиях автор нашел правильную композицию генерального плана участка, придав корпусу достаточную ширину (16 м) и добившись наиболее выразительного объемно-пространственного построения.
 
Благодаря уширению здания по обоим концам, его объем выглядит в перспективе весьма массивным и полновесным, и композиция имеет завершенный вид. Хочется отметить, что примерно такой же прием компоновки плана здания был применен архитекторами и при проектировании рассмотренных выше домов на Большой Калужской и на Садово-Триумфальной улицах.
 
 
Жилой дом на улице Чкалова в Москве. Общий вид. Арх. Е. В. Рыбицкий. 1949
Жилой дом на улице Чкалова в Москве. Общий вид. Арх. Е. В. Рыбицкий. 1949
 
 
Парадный двор перед школой, расположенной по соседству с домом, оживляет застройку улицы, свидетельствуя о хорошем градостроительном чутье архитектора. Четырехэтажное школьное здание, построенное по типовому проекту, находясь на более высоком месте по сравнению с уровнем отметок тротуара, удачно включается в организованный здесь ансамбль.
 
 
Генеральный план участка
Генеральный план участка
 
 
Однако хороший композиционный замысел не получил своего полноценного художественного разрешения: высокая каменная ограда, построенная между домами перед школой, не согласуется с окружающей застройкой ни по стилю, ни по масштабу архитектурных форм.
 
Меридиональное расположение дома является весьма благоприятным моментом не только для планировки квартир, но и для восприятия его архитектурного облика. Особенно сильное впечатление создается при подходе к дому по улице Чкалова со стороны реки Яузы. Фасады здания, обращенные на восток и на юг, всегда хорошо освещенные солнцем, привлекают внимание какой-то особенной теплотой, нарядностью и пластичностью своих форм. Строители здания вместе с автором проекта сумели найти в отделке фасадов подлинно гармоническое цветовое соответствие.
 
Стремясь придать архитектуре здания черты торжественности и силы, соответствующие образу столичного дома, возводимого на магистрали, автор пошел по пути создания симметричной композиции.
 
По оси симметрии главного фасада, в центре здания, он создал многоярусное построение, которое, к сожалению, не отличается большой ясностью и художественным единством. Над огромной аркой, подчеркнутой сильным архитектурным профилем, размещен трехъярусный ордер. Завершением центрального фрагмента является аттик в виде крупного фронтона. Для того чтобы еще больше усилить центральную часть фасада, архитектор включил в нее два ближайших эркера, увенчав их высокими своеобразными бельведерами.
 
Анализируя подчеркнуто осевое построение объемно-пространственной композиции дома и его главного фасада, на первый взгляд можно усомниться в уместности того архитектурного приема, который автор здесь применил.
 
Могут сказать, что здание представляет собой лишь одно из звеньев фронтальной застройки улицы Чкалова и поэтому фасаду нельзя было придавать подчеркнутую симметричность. Тем более, что и рельеф местности, заметно спадающий здесь к реке Яузе, тоже препятствует выявлению в архитектуре здания осевого построения.
 
Но такое суждение было бы поверхностным и односторонним.
 
Автор, как и подобает истинному художнику-градостроителю, глубоко понял особенности конкретной ситуации. Он правильно оценил природные условия местности и настойчиво стремился к наиболее сильной силуэтной композиции своего произведения. И мы видим теперь, что дом, выстроенный на одном из холмов столицы, действительно господствует над пространством реки Яузы, доминируя над застройкой значительного района города.
 
Создавая свое произведение, архитектор Е. В. Рыбицкий с подлинным чувством нового отразил в нем идейную целеустремленность нашей архитектуры и ее оптимистический жизнеутверждающий характер.
 
Стремясь выразить в облике здания большие современные идеи, автор не случайно обратился к крупным архитектурным формам. Только так и можно было построить архитектурную композицию большого многоэтажного дома. Вместе с тем талантливый мастер не забыл о специфике архитектуры жилого дома, прочно связанной с его планировочным и конструктивным содержанием.
 
 
План дома
План дома
 
 
Говоря об основном характере архитектуры дома на улице Чкалова, невольно хочется сравнить его с домом на Садово-Триумфальной улице. При всем различии планировки и внешнего вида этих домов в их художественном облике имеется много общего. Не подлежит сомнению, что оба эти произведения созданы в русле одного и того же творческого направления. Архитектуре того и другого здания одинаково присущи ярко выраженное стремление к живописности и пластичности архитектурной формы, к силуэтности сооружения и в особенности к использованию эркеров в качестве лейтмотива композиции. Нужно отметить, что архитектурный облик этих домов типичен для большого числа многоэтажных жилых зданий, выстроенных за последние годы в Москве.
 
Дом на улице Чкалова имеет девять этажей. Несмотря на столь значительную высоту, автор смело пошел по пути применения традиционного трехчастного членения фасада. Эту трудную задачу он решил с большим мастерством.
 
В основе членений фасада по высоте в данном случае заложены простые и четкие отношения, хорошо воспринимаемые человеческим глазом. Нижняя часть здания с первого до четвертого этажа представлена в виде высокого внушительного стилобата, уверенно несущего верхние этажи. Различие верха и низа подчеркнуто контрастом в цвете и характере обработки стены цоколя и верхней части здания.
 
Архитектор с таким искусством выполнил рустовку стилобата, что даже искушенный зритель забывает о декоративном характере этого приема. Ряды рустовки превосходно согласованы с расположением и размером «камней». Особенно удачен рисунок рустов над окнами и дверьми, варьируемый в зависимости от величины и формы проема. Красно-коричневый цвет штукатурки стилобата с теплым фиолетовым оттенком хорошо гармонирует с цоколем и наличником арки, выполненной из красного полированного гранита.
 
Оформлению проезда во двор, перекрытого кессонированным сводом, автор уделил большое внимание. Арка въезда обрамлена массивным наличником. В проеме установлены большие металлические ворота.
 
Стилобат здания завершен горизонтальной тягой с необычным для данного места профилем. Казалось бы высокий рельефный стилобат, трактованный в нарочито мощных формах, должен был завершиться сильным архитектурным обломом. Между тем, в натуре дан какой-то незавершенный профиль, состоящий из четвертного вала, под которым помещен ряд приплюснутых слабых сухарей.
 
 
Фрагмент главного фасада
Фрагмент главного фасада
 
 
Верхняя часть здания, радующая глаз серебристым оттенком светлой штукатурки, расчленена по высоте карнизом между седьмым и восьмым этажами в таком же отношении (1 : 2), как вся высота здания расчленена горизонтальной тягой стилобата. Здесь найдена очень удачная обратно пропорциональная зависимость.
 
Два верхних этажа (восьмой и девятый), отделенные от нижележащих этажей сильной тягой, украшены пилястрами с модернизированными коринфскими капителями. Арочные оконные проемы девятого этажа завершают развитие композиции фасада и как бы останавливают рост здания.
 
На фоне этой архитектурной канвы автор распределил все те пространственные и рельефные элементы, которые и являются художественными акцентами.
 
 
Фрагмент главного фасада
Фрагмент главного фасада
 
 
Как уже было сказано, эркеры являются в этом здании основной архитектурной формой, Четырем секциям дома соответствует на главном фасаде такое же число эркеров, находящихся почти на одинаковом расстоянии один от другого. Нужно отметить, что все эркеры на главном фасаде имеют один и тот же вид.
 
В связи с этим автору было трудно создать развитой центр фасада в среднем интервале между эркерами. Но он настойчиво стремился к выявлению на главном фасаде оси симметрии и применил здесь самые сильные средства, какие только имеются в руках зодчего.
 
В стилобате здания мы видим большой арочный проем высотой почти в три этажа. Над проемом имеется сильный пространственный элемент — открытый эркер по типу двухъярусной этажерки. Для упрочения этого ордерного построения архитектор изменил в средней части здания и пропорции и расстановку окон, раздвинув их в обе стороны от главной оси. Весь центральный фрагмент главного фасада получил энергичное силуэтное завершение: над зданием раскинулся большой фронтон, за которым чувствуются полезные помещения десятого этажа, а над двумя средними эркерами высоко поднялись двухэтажные надстройки. Опасаясь, что главная ось центра все же не будет ощутимой, автор при создании своей многоярусной композиции несколько раз повторил такую сильную форму как полуциркульная арка.
 
Несмотря на все эти настойчивые попытки, центральный фрагмент главного фасада здания не приобрел достаточного художественного единства.
 
Автору не удалось избежать композиционных погрешностей, в том числе и в прорисовке архитектурных деталей. Стремление к наибольшей насыщенности и пластичности фасадов невольно привело его к перегрузке здания изобразительными средствами и к утрировке отдельных архитектурных форм.
 
В самом деле, эркеры, энергично выдвинутые из массива здания на высоту всех девяти этажей, по замыслу автора призваны к тому, чтобы своей крупной формой усилить и возвеличить образ здания. И они действительно выполняют эту роль, когда мы рассматриваем здание издали. Но стоит зрителю подойти поближе и приглядеться к деталировке эркеров, перед ним возникает дробность в членениях и сухость линий. Кроме того, зачем понадобилось придавать эркерам, которые являются уже сами по себе выступающими частями здания, еще и балконы?
 
На высоте восьмого и девятого этажей архитектор поместил над эркером лоджию. Это несомненно положительный момент в создании пространственной характеристики фасада. При этом стена в глубине лоджии благодаря применению сграффито приобрела нарядность и красочность.
 
Стремление архитектора придать нижней части здания массивность и весомость вполне понятно и обоснованно. Три нижних этажа дома, обработанные сильной выразительной рустовкой и выделенные более интенсивным цветом, красноречиво говорят о том, что здание имеет прочный стилобат. Но этот большой рустованный «цоколь», напоминающий крепостную стену, пожалуй, чересчур высок по отношению к человеку. Когда же архитектор, не удовлетворяясь мощью уже примененных здесь изобразительных средств, придает балконам третьего этажа утрированно тяжелые формы, то он впадает в преувеличение и уходит от правдивости образа жилого дома. В этом случае автор забыл о том, что архитектура нашего жилища должна располагать к себе человечностью и открытым жизнерадостным характером.
 
 
План жилой секции
План жилой секции
 
 
Как известно, венчающий карниз играет особенно большую роль в композиции здания. Творческая удача или промах мастера заметны прежде всего на этом важнейшем элементе сооружения. Правильно найденный масштаб карниза по отношению ко всему зданию, умело выраженная в его профиле и обработке стилевая характеристика произведения — наглядный показатель архитектурного мастерства автора.
 
Дом на улице Чкалова увенчан крупным развитым карнизом. Архитектор Е. В. Рыбицкий пытался найти масштабное соответствие карниза объему девятиэтажного дома и придать ему красивое очертание. Высокая балюстрада над карнизом здания представлялась автору также крайне необходимой для выражения еще большей нарядности венчающего убора.
 
И все же при более внимательном рассмотрении карниз и пышный верхний убор здания не создают яркого художественного впечатления. Допустив перегрузку архитектурной формы, автор не нашел для профиля карниза ясных четких линий. Большие часто расставленные кронштейны поддерживают крупную по размерам карнизную плиту, лицевая сторона которой почему-то получила каннелюрную обработку. В данном случае такая трактовка плиты является особенно неудачной в художественно-тектоническом отношении.
 
 
Вестибюль
Вестибюль
 
 
Понятно, что эти несовершенства композиции в значительной степени снижают архитектурное качество сооружения. Однако при всем этом, художественный облик дома заслуженно получил высокую оценку, ибо он близок и понятен советским людям. В этом архитектурном произведении ярко выражены новые представления о столичном жилом доме, о жилище советского человека.
 
Показателем правильного подхода к созданию архитектурного облика жилого здания является отделка его дворового фасада. Разумеется, он более прост и лаконичен, чем другие фасады здания.
 
Однако и здесь мы видим те же основные членения, которые присутствуют на главном фасаде, а стилобат здания имеет свойственные ему цветовые и фактурные особенности. Как и на главном фасаде, штукатурные работы выполнены с примерной тщательностью и аккуратностью.
 
 
Интерьер
Интерьер
 
 
В четырех секциях дома на улице Чкалова имеется 73 полноценных и удобных благоустроенных квартиры. Особенностью планировки этого дома является то, что здесь широко представлены полнометражные четырехкомнатные квартиры. Уже при виде внушительных добротно выполненных парадных дверей становится понятным, что перед вами вход в жилой дом необычного типа.
 
Просторный, нарядный вестибюль и удобная красивая лестница еще более усиливают это впечатление.
 
При оценке планировки дома следует отметить (так же, как и в жилом доме на Садово-Триумфальной улице) ее индивидуальное назначение и особые условия задания на проектирование квартир.
 
Одна из средних секций, типичная для планировочной структуры этого дома, имеет 2 четырехкомнатные квартиры. В основе композиции плана квартиры лежит простой и вместе с тем интересный замысел. Организующим ядром планировки квартиры служит холл, площадью 18 м². По обе стороны холла размещены две жилые комнаты: столовая и спальня. Гостиная расположена в квартире на первом плане, вход в нее — непосредственно из прихожей, что вряд ли можно признать достоинством планировки.
 
Кухня, санитарно-технический узел и мусоропровод отнесены в глубину квартиры. Из кухни предусмотрен выход на запасную лестницу.
 
При рассмотрении интерьера квартиры обращают на себя внимание хорошие пропорции комнат и их анфиладное расположение. Окраска помещений подчеркивает основную архитектурную идею планировки квартиры — она более яркая и контрастная в холле и более светлая и мягкая в жилых комнатах.
 
Лепные карнизы потолков и наличники арочных проемов придают холлу и другим помещениям квартиры нарядность и изящество. В каждой детали отделки и оборудования квартиры видна заботливая рука архитектора и строителей, стремившихся к созданию удобного и красивого жилища.
 
Помещения кухни и ванной так же, как и в доме на Садово-Триумфальной улице облицованы плиткой. В каждой квартире кухня оборудована газовой плитой, холодильником и встроенными шкафами.
 
Планировка жилых секций дома, к сожалению, не свободна от недостатков. Особенно обращает на себя внимание преувеличенная площадь подсобных помещений. Этот крупный недостаток планировки резко снизил ее экономичность.
 
Есть здесь и другие планировочные неудачи, например, в соотношении площадей комнат квартиры. Столовая, в которой, как известно, семья чаще всего собирается в полном составе, сделана по площади меньшей, чем кабинет. Очертание эркера в плане нельзя признать красивым и удобным. Именно по этой причине гостиная получила усложненную и несколько вычурную форму плана.
 
Заканчивая краткий обзор архитектуры жилого дома на улице Чкалова, нельзя не отметить высокого качества строительных и отделочных работ, выполненных под руководством инженеров Н. Е. Либкинда, В. Т. Кизенко и А. Л. Портнова.
 
Строительство этого дома еще раз подтверждает, что решающего успеха в архитектуре можно добиться только при дружной работе строителей и автора проекта.
 
 
 

ТБИЛИСИ. ДОМ НА УЛИЦЕ МАРТИ

 
Когда архитектору отводится для строительства большой, свободный незастроенный участок, как это бывает в наших новых городах, он не стеснен в претворении своих замыслов. Его творческая фантазия, вдохновляемая величием наших идей и запросами жизни, смело устремляется в поиски наиболее выразительного и экономного приема композиции. Труднее приходится архитектору при реконструкции старой городской застройки.
 
Но мастерство и изобретательность зодчего лучше всего проверяются в наиболее сложных условиях строительства.
 
Архитектор А. Я. Миминошвили, приступив к составлению проекта жилого дома на улице Марти в Тбилиси, должен был расположить свое сооружение на земельном участке шириной всего в 22 метра. Скромные размеры территории не смутили талантливого автора, и он сумел создать здесь первоклассное произведение архитектуры.
 
Каждый прожитый нами день приносит нам все новые и новые подтверждения глубочайшей правоты ленинско-сталинской национальной политики. На ее благодатной основе развиваются в национальных республиках советское искусство и архитектура.
 
Тбилиси, Баку, Ереван и другие города закавказских республик за последние два десятилетия приобрели новый художественный облик. Замечательные архитектурные ансамбли на площадях и проспектах, созданные в этих городах, восхищают советских людей своим жизнерадостным видом. За эти годы в республиках выросли кадры талантливых архитекторов, пользующихся заслуженной известностью.
 
Жилой дом на улице Марти в Тбилиси является одним из наиболее ярких произведений архитектурного искусства наших национальных республик. При виде этого здания возникает чувство искренней радости за нашу страну, за ее растущую культуру.
 
В этом сравнительно небольшом по объему сооружении отражены все основные прогрессивные признаки советского архитектурного произведения.
 
В облике дома с предельной ясностью выражен его архитектурный жанр. Любой человек с первого взгляда без колебаний скажет, что перед ним — советский жилой дом.
 
Весь художественный организм этого сооружения, все его формы насыщены дыханием советской эпохи. Автор глубоко прочувствовал требования нашего времени к архитектуре жилого дома.
 
 
Генеральный план участка
Генеральный план участка
 
 
Не впадая ни в какие крайности и излишества, он создал подлинно современный облик здания на основе глубокой творческой переработки художественного наследия. Вместе с тем архитектор очень умно и тонко выразил в композиции сооружения и в его архитектурных деталях своеобразие национальной архитектуры.
 
Здесь нет и в помине того налета архаики и нарочитости в понимании и трактовке национальной художественной формы, которыми еще грешат некоторые архитекторы наших братских республик.
 
Национальные черты архитектурной формы присутствуют здесь не в качестве декора, наоборот, они органически вплавлены в идейно целеустремленный художественный образ произведения.
 
Композиционная система фасада здания очень ясна и выразительна. В ней нет подчеркнутого осевого построения и в то же время весь строй членений уравновешен и гармоничен. Симметрия фасада чувствуется, но она выражена в полутонах — и в расположении входа и балконов, в ризалитах по обоим концам здания и в пятикратном повторении арок в верхнем этаже.
 
Членение фасада по высоте на три части, весьма распространенное в наших многоэтажных домах, трактовано очень умело и художественно.
 
Первый этаж, облицованный рваным естественным камнем, олицетворяющий собой прочный стилобат, кажется более высоким и значительным, чем другие этажи, благодаря подвальному помещению, имеющемуся под зданием.
 
Парадный вход размещен в глубокой арочной нише, а полуциркульная арка обрамлена красивым декоративным архивольтом. Широкая сильная полоса архитрава, пройдя по всей длине фасада, объединяет простенки первого этажа и передает на них нагрузку от верхних этажей здания. Архитрав подчеркивает статичность и вместе с тем напряженность стилобата. Благодаря этому приему весь фасад приобрел тектоническую силу, ясность и определенность.
 
 
Жилой дом на улице Марти в Тбилиси. Общий вид. Арх. А. Я. Миминошвили. 1949
Жилой дом на улице Марти в Тбилиси. Общий вид. Арх. А. Я. Миминошвили. 1949
 
 
План
План
 
 
Следующий ярус главного фасада образован тремя этажами, выражающими собой основной фон фасада. Небольшие балконы, придающие фасаду пластичность и живость, имеют изящный вид. Проемы обрамлены превосходной резьбой по камню. Красивый грузинский орнамент этой резьбы, исполненный с большим искусством, художественно сочетается с гладью светлых стен. Все профили тяг, наличников и балконов прорисованы очень тонко в одном архитектурном масштабе.
 
Верхняя часть здания — его пятый этаж — трактован в форме большой лоджии. Легкая изящная аркада, очень красивая по рисунку, опирается на стройный ряд колонн, гармонирующих со всеми деталями ограждения лоджии.
 
Венчающий карниз здания, имеющий большой вынос, представляет собой тонкую плиту, поддерживаемую консолями характерного очертания.
 
Дом на улице Марти, расположенный на высоком месте, хорошо виден издалека. При ярком дневном освещении, которое так присуще солнечной Грузии, он кажется особенно белым и нарядным. Игра теней на главном фасаде здания, обращенном к югу, подчеркивает благородство его пропорций и пластичность архитектуры. Все эти качества художественного облика здания, еще более обогатившего живописный архитектурный пейзаж Тбилиси, свидетельствуют о глубоком понимании автором законов градостроительного искусства.
 
Единственный серьезный упрек, который можно высказать автору, состоит в том, что боковые фасады здания почему-то были оставлены строителями дома без архитектурной отделки и надлежащей прорисовки. Эти фасады здания при наличии односкатной кровли представляют собой глухие кирпичные стены, имеющие вверху грубый силуэт. При виде грубых торцовых стен здания вспоминаются дореволюционные доходные дома. Учитывая, что дом расположен на высоком месте и хорошо виден из многих районов города, пренебрежение архитектора к отделке боковых фасадов является крупным творческим промахом.
 
 
Фрагмент фасада
Фрагмент фасада
 
 
Для полного уяснения вопроса об архитектуре дома на улице Марти следует рассмотреть планировку его квартир. Единственная жилая секция, являющаяся вместе с тем и планом здания, состоит из двух квартир, имеющих по три-четыре комнаты.
 
Благодаря небольшому числу квартир, выходящих на одну лестницу, автору удалось обеспечить здание сквозным проветриванием, что в условиях жаркого климата имеет существенное значение. Во всей планировке помещений квартиры правильно учтены условия климата и бытовые особенности. Помещения дневного пребывания семьи — столовая, остекленная веранда и кухня — расположены с северной стороны здания, спальни же, наоборот, вынесены на южную сторону. В условиях Тбилиси, с его жаркими летними днями и прохладными ночами, такая планировка квартиры, представляется наиболее разумной.
 
 
Деталь лоджии
Деталь лоджии
 
 
Значительная ширина секции (около 15 м) позволила архитектору придать комнатам удлиненные пропорции, что препятствует солнечному перегреву жилища.
 
Обособленное размещение ванной и санитарного узла, разумеется, не может быть признано положительной чертой планировки, ибо оно вызывает излишние расходы на строительство коммуникаций.
 
К недостаткам интерьера квартиры следует также отнести неудачную планировку передней, имеющей соотношение сторон 4,5 : 1,7. Планировка вспомогательных помещений (санитарного узла и кладовой), примыкающих к передней, также не отличается хорошим архитектурным замыслом.
 
 
Фрагмент фасада. Резьба по камню
Фрагмент фасада. Резьба по камню
 
 
Основная жилая комната квартиры, связанная непосредственно с передней, сделана очень просторной и имеет приятное очертание. В целом дом построен с учетом климатических условий края: в нем хорошо и удобно жить. Жилой дом на улице Марти в Тбилиси является крупной творческой удачей талантливого автора и ценным вкладом в фонд советской архитектуры.
 
Этот большой успех был достигнут благодаря тому, что зодчий создавал свое произведение в здоровой идейно-творческой атмосфере, в обстановке всеобщего подъема советского градостроительства. В течение многих лет партия Ленина—Сталина уделяет большое внимание воспитанию архитекторов в духе служения великому советскому народу. Она неустанно призывает архитекторов к повышению идейно-теоретического уровня, к овладению мастерством для того, чтобы успешно создавать новую социалистическую культуру.
 
В дружной семье советских архитекторов в условиях взаимной творческой помощи выросли и в Москве и в столицах союзных республик молодые талантливые силы. Когда в 1938 году виднейший советский зодчий А. В. Щусев, опираясь на прогрессивное наследие грузинского искусства, построил в г. Тбилиси здание филиала института Маркса-Энгельса-Ленина, он реально помог архитекторам советской Грузии подняться в своем творчестве на более высокий художественный уровень. Как бы в ответ на это, год спустя посетители Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве увидели среди сооружений выставки павильон Грузии, в котором архитектор А. Курдиани ярко и зрело показал красоту нового грузинского зодчества.
 
Преображенный облик городов наших национальных республик говорит о том, что теперь нет того разрыва, который когда-то существовал между архитектурой столицы и архитектурой других крупных городов. Прежние понятия о провинциальном городе, о провинциальной архитектуре чужды советскому градостроительству. Вместе с зодчими Москвы, Ленинграда и других крупных центров градостроители наших братских республик успешно борются за создание советской классической архитектуры.
 
 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 
Новые жилые дома, выстроенные по проектам архитекторов И. В. Жолтовского, 3. М. Розенфельда, А. Д. Суриса, Е. В. Рыбицкого и А. Я. Миминошвили, различны по своей планировке и художественному облику, но во всех них есть нечто общее, свойственное советскому жилищу. Всем своим видом и внутренним содержанием эти дома говорят о том, что они порождены советским временем и предназначены для людей, строящих новые общественные отношения. При всем многообразии приемов планировки их роднит и объединяет ярко выраженное стремление архитекторов — создать для советской семьи удобное, светлое и красивое жилище. Большой творческий труд, вложенный в создание этих домов, был вдохновлен заботой великого Сталина о советском человеке.
 
Индивидуальная благоустроенная квартира для одной семьи представлена в этих домах в самых различных вариантах. И это хорошо. Многообразию культурных запросов, нуждам повседневной жизни и быта советских людей должен соответствовать большой диапазон планировочных решений жилых секций и квартир. При этом, разумеется, должна быть соблюдена надлежащая экономичность жилищного строительства.
 
Архитектурный интерьер жилища во всех этих домах радует своей выразительностью и изяществом, хорошей организацией внутреннего пространства квартиры и тщательной отделкой всех деталей.
 
Типичная черта этих выдающихся произведений: советской архитектуры выражается в правильном градостроительном подходе к построению объемно-пространственной композиции зданий. Все четыре дома находятся в условиях рядовой периметральной застройки городских магистралей. И, что особенно ценно, в каждом случае архитектор выискивал то особенное, что присуще характеру улицы, ее значению в архитектуре города, мастерски используя рельеф и природные условия магистрали. Благодаря этому каждый из домов органически влился в архитектурный ансамбль улицы, не претендуя на исключительную роль в рядовой застройке и, вместе с тем, сохраняя свой индивидуальный образ.
 
И, наконец, о художественном облике этих зданий. Как в планировке квартир, так и в поисках внешней выразительности сооружения каждый из авторов шел своим творческим путем, используя свои приемы и изобразительные средства. Однако общей наиболее характерной особенностью этих реалистических произведений является идейная целеустремленность архитектуры, насыщенная бодростью и оптимизмом.
 
Эту важнейшую особенность, основанную на советском мироощущении, можно видеть и в стройном, логически ясном облике дома на Большой Калужской, и в пластических, силуэтных композициях домов на Садово-Триумфальной и Чкаловской улицах.
 
Всем этим произведениям присуще высокое мастерство в трактовке архитектурных форм и деталей. Эркеры и балконы, красивые карнизы и тяги, рустованные стены фасадов, отделанных цветной штукатуркой светлого тона, — все эти элементы и фактурные средства архитектуры, столь свойственные облику советского жилища, получили в этих домах надлежащее применение. В каждой детали, начиная с цоколя из полированного гранита и кончая карнизом, венчающим здание, чувствуется уверенная и взыскательная рука художника и умелая, тщательная работа строителя.
 
Так советская архитектура сталинской эпохи одержала еще одну творческую победу на путях претворения метода социалистического реализма.
 
* * *
 
В кратком очерке об архитектуре четырех жилых домов трудно осветить весь круг проблем, связанных с созданием высококачественного и экономичного жилища. В частности, здесь не нашли отражения вопросы о типе несущих конструкций домов, а также о методах осуществления строительных работ.
 
Кирпичная стена является в этих домах основным конструктивным элементом. Опорой для перекрытий служат внутренние поперечные стены (в доме на Садово-Триумфальной улице) или система внутренних продольных и поперечных стен (в доме на улице Чкалова). Исключение составляет лишь дом на Большой Калужской улице, в котором применен несколько иной тип конструкций: наружные кирпичные стоны даны в сочетании с внутренним металлическим каркасом.
 
Не менее характерной особенностью строительства домов является широкое применение сборных деталей, изготовленных на подсобных предприятиях строительных организаций. Все столярные изделия, лепные украшения, детали из металла и т. п. изготовлялись вне строительных площадок. Однако при выполнении штукатурных работ применялся обычный так называемый «мокрый» способ. Таким образом, методы строительства этих домов являются типичными для большинства крупных строек последних лет как по конструкциям, так и по методам выполнения работ.
 
Но жизнь никогда не стоит на месте, теперь она выдвинула перед советским зодчеством новые и еще более сложные вопросы. Предстоящее жилищное строительство в городах, а особенно в Москве, требует от архитекторов и строителей более высокого мастерства. На совещаниях строителей, архитекторов, работников по производству строительных материалов и строительных деталей, проведенных в Москве по инициативе Н. С. Хрущева в конце 1950 и в начале 1951 года, были намечены новые прогрессивные пути жилищно-гражданского строительства. Устарелые кустарные методы в проектировании и строительстве жилищ подверглись суровой большевистской критике. При современных масштабах работ и уровне техники строительство требует коллективного труда ученых, архитекторов, конструкторов, строителей и работников промышленности строительных материалов.
 
В выступлении перед избирателями Калининского района Москвы Н. С. Хрущев наметил широкую и, вместе с тем, конкретную программу действий в области жилищного строительства.
 
«Для того, чтобы успешно выполнить план реконструкции Москвы, — говорил товарищ Н. С. Хрущев, — необходимо коренным образом улучшить организацию строительства. Прежде всего нужно взяться за улучшение проектирования жилых домов. Следует в ближайшее время разработать и утвердить стандарты на типовые секции жилых домов с набором типовых квартир. Это создаст большие возможности для индустриализации строительства.
 
Важнейшим делом является создание мощной строительной индустрии. Надо развить строительство заводов строительных материалов, деталей и конструкций, необходимых для индустриализации строительства. Нужно также значительно расширить производство изделий и материалов для отделки и облицовки зданий. Мы должны еще больше механизировать трудоемкие процессы»¹.
____________
¹ Из речи Н. С. Хрущева на собрании избирателей Калининского избирательного округа города Москвы 7 марта 1950 г. Госполитиздат. 1951.
 
На смену старой строительной технике, основанной на тяжелом ручном труде, жизнь создает новые формы труда. На первом месте в жилищном строительстве выступают индустриальные методы работы. Изобретательская мысль конструкторов и архитекторов поглощена поисками более совершенных конструкций жилых зданий.
 
Весьма знаменательно, что в 1951 году правительством были присуждены Сталинские премии за выдающиеся достижения в области жилищного строительства творческим коллективам, состоящим из инженеров, архитекторов и работников промышленности стройматериалов. Высокую награду получила группа строителей за разработку конструкций и внедрение в практику каркасно-панельных жилых домов со сборным железобетонным каркасом.
 
Сталинской премией была отмечена и новаторская работа по проектированию и строительству домов на Песчаной улице.
 
Как и в довоенные годы, строители столицы идут в авангарде советского градостроительства. За последние 2—3 года в Москве созданы новые типы многоэтажных домов. Особенно значительны успехи в деле разработки подлинно индустриальных конструкций для жилищного строительства.
 
На основе опыта возведения домов на Песчаной улице и крупнопанельных домов на Хорошевском шоссе на ближайший период в Москве будут применяться в строительстве следующие типы жилых зданий:
1) многоэтажные жилые дома с кирпичными несущими стенами, с широким применением новых строительных материалов и укрупненных сборных железобетонных конструкций;
2) дома с «самонесущими» стенами из керамических блоков и сборным железобетонным внутренним каркасом;
3) каркасно-панельные дома.
 
Хотя кирпич пока остается на ближайшие годы основным стеновым материалом, однако в Москве уже создана мощная база по производству более прогрессивных конструкций и строительных материалов. По инициативе Н. С. Хрущева организовано производство стеновой и облицовочной керамики. Для широкого внедрения в строительство индустриальных методов налажено изготовление сборных железобетонных конструкций — укрупненных панелей перекрытий, лестничных маршей, прогонов и других элементов каркаса. Выпуск сухой штукатурки и гипсовых плит также приводится в соответствие с потребностями жилищного строительства.
 
Вопросы экономики в жилищном строительстве в настоящее время приобрели решающее значение. В планировке помещений, в конструкциях зданий и в отделочных работах должны быть решительно устранены все излишества и найдены наиболее экономные приемы проектирования. С этой точки зрения рассмотренные выше новые дома, в частности дома на улице Чкалова и на Садово-Триумфальной, не удовлетворяют современным требованиям. Они имеют существенные недостатки, особенно в планировке секций — преувеличенное число лестниц, перерасход кирпича на наружные и внутренние стены, излишества в площадях подсобных помещений и т. д. Этажность этих домов также не может служить примером для современной застройки московских магистралей.
 
Все это однако не умаляет поучительного значения новых произведений для дальнейших творческих исканий архитекторов.
 
Грандиозные планы комплексной застройки важнейших магистралей столицы, особенно набережных Москвы-реки, выдвинули проблему ансамбля на первый план. Достаточно сказать, например, что в ближайшие годы Дорогомиловская, Фрунзенская, Краснохолмская, Крутицкая и Симоновская набережные будут застроены новыми жилыми комплексами высотой в 10—14 этажей, чтобы понять поистине историческую ответственность работы архитекторов и строителей столицы. При проектировании новых кварталов столицы должны быть учтены все многообразные требования жизни и развития советского общества, в том числе и эстетические требования.
 
Опыт развития советской архитектуры за последние два десятилетия говорит о том, что архитекторам во многих случаях удавалось достичь художественного полнозвучия образа отдельно взятого здания. Значительно меньше удач было на пути создания больших ансамблей. Социалистическая эпоха поставила эту проблему с новой силой и во всем ее значении.
 
Коллективный творческий труд советских архитекторов, строителей и ученых вдохновлен стремлением создать произведения подлинно современные и в идейно-художественном и в техническом отношении.
 
Комплексная ансамблевая застройка городов нашей прекрасной Родины, выполненная в исключительно короткий исторический срок, — разве это не свидетельство неодолимой созидательной мощи нашего общества?
 
С каждым днем укрепляется материальная основа жизни советской страны. В новых сталинских стройках, начатых в 1950 году на Волге и в Туркмении, на Днепре и в Крыму, проступают зримые черты коммунизма.
 
Советский народ — народ-миротворец — не случайно считает архитектуру своим родным делом.
 
«В нашей стране, — стране невиданного размаха градостроительства, крупнейшее значение имеет архитектура. Перед советским зодчеством раскрываются большие творческие перспективы. Впервые в истории архитектура на деле поставлена на службу народу. Никогда еще архитектура не имела таких прочных связей с жизнью народа, никогда еще роль архитектора не была столь ответственной и столь почетной.
 
...Советские люди заинтересованы в расцвете архитектуры. Мы хотим, чтобы все трудящиеся имели красивые, благоустроенные и светлые жилища. Мы хотим, чтобы наша Родина была украшена архитектурными сооружениями, прославляющими величие и красоту сталинской эпохи»¹.
____________
¹ «Правда» от 28 сентября 1950 г.
 
Величию передовых идей советского общества, благородству его борьбы должны соответствовать и художественные формы градостроительства. Архитектор — творец этих форм — призван отобразить в них многообразные запросы советского народа.
 
 
 

ПЕРЕЧЕНЬ ИЛЛЮСТРАЦИЙ

 
Москва. Улица Горького после реконструкции (стр. 6).
Москва. Советская площадь. Жилой дом (корпус «Е»), Арх. А. Г. Мордвинов. 1940 (стр. 7).
Москва. Жилой дом на бульваре Суворова. Арх. Е. А. Иохелес. 1937 (стр. 11).
Москва. Улица Горького. Жилые дома. Арх. А. Г. Мордвинов (стр. 13).
Москва. Жилой дом на Садово-Кудринской улице. Архитекторы В. О. Мунц и В. Е. Асс под руководством Л. В. Руднева (стр. 15).
Москва. Большая Калужская улица (стр. 18).
Москва. Большая Калужская улица (стр. 19).
Жилой дом на Большой Калужской улице. Общий вид. Академик архитектуры И. В. Жолтовский. 1949 (стр. 21).
План типового этажа (стр. 21).
Вид на центральный проезд (стр. 23).
Вид с угла (стр. 25).
Вид арки шестого-седьмого этажей (стр. 26).
Второй вариант арки шестого-седьмого этажей (стр. 27)
Карниз (стр. 28).
Конструкция и профиль карниза главного фасада (стр. 29).
Профиль карниза над пятым этажом (стр. 31).
Профиль валика над первым этажом (стр. 31).
Наличник проема для ворот (стр. 31).
Деталь цоколя (стр. 31).
Разрезы по цоколю (стр. 32).
Проект благоустройства участка (чертеж) (стр. 33).
Ворота (стр. 34).
План средней секции (стр. 35).
План торцовой секция (стр. 35).
Парадный вход (стр. 36).
Профиль наличника и сандрика парадного входа (стр. 36).
Ступень лестницы (стр. 36).
План вестибюля жилой секции (стр. 37).
Интерьер. Вход на кухню (дверь со стенными шкафами) (стр. 38).
Интерьер. Вид передней (стр. 39).
Интерьер. Встроенный шкаф в спальне (стр. 41).
Встроенный шкаф в спальне (стр. 42).
Карнизы жилых комнат (стр. 43).
Жилой дом на Садово-Триумфальной улице в Москве. Общий вид. Архитекторы 3. М. Розенфельд и А. Д. Сурне. 1949 (стр. 47).
План (стр. 47).
Фрагмент главного фасада (стр. 49).
Фрагмент главного фасада (стр. 51).
Фрагмент дворового фасада (стр. 55).
Вестибюль. Общий вид (стр. 56).
Вестибюль (стр. 57).
План жилой секции (стр. 58).
Анфилада помещений (стр. 59).
Москва. Улица Чкалова (стр. 62).
Жилой дом на улице Чкалова в Москве. Общий вид. Арх. Е. В. Рыбицкий. 1949 (стр. 63).
Генеральный план участка (стр. 63).
План дома (стр. 65).
Фрагмент главного фасада (стр. 66).
Фрагмент главного фасада (стр. 67).
План жилой секции (стр. 69).
Вестибюль (стр. 70).
Интерьер (стр. 71).
Генеральный план участка (стр. 74).
Жилой дом на улице Марти в Тбилиси. Общий вид. Арх. А. Я. Миминошвили. 1949 (стр. 75).
План (стр. 76).
Фрагмент фасада (стр. 77)
Деталь лоджии (стр. 78).
Фрагмент фасада. Резьба по камню (стр. 79).
 
 

2 июля 2016, 22:05 1 комментарий

Комментарии

это чтиво с двойным дном. читать надо между строк :) образец двуличной сталинской партпропаганды. все описанные домики - элитные жилкомплексы для сталинской номенклатурной знати, но подаются как жилье для "советской семьи".

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут