наверх
 
Удмуртская Республика

Здание института Гидропроект в Москве. 1973

Здание института Гидропроект в Москве Здание института Гидропроект в Москве
Здание института Гидропроект. Фото 2009 года. Источник: commons.wikimedia.org Здание института Гидропроект в Москве. Фото 2016 года. Источник: commons.wikimedia.org
 
 
Первоначальный вариант здания Гидропроекта был разработан в мастерской Каро Алабяна в 1951 году. Проект был выполнен в стиле сталинских высоток и завершал ансамбль дома № 3 по Ленинградскому шоссе и дома № 4 по Волоколамскому шоссе. После смерти Алабяна здание Гидропроекта было в 1965—1968 годах возведено по другому проекту (авторы — архитекторы Г. П. Яковлев и Н. А. Джеванширова, главный конструктор — В. В. Ханджи). Здание расположено по адресу: Волоколамское шоссе, дом 2, и представляет собой прямоугольную башню, поставленную на трёхэтажный стилобат. Облик фасадов определяется чередованием зеркального, прозрачного и чёрного закалённого стекла — стемалита. По остеклению проходят вертикальные серебристые полосы металлических профилей. Вход в институт, расположенный в южной части стилобата, подчёркивается парадной лестницей с сильно выступающим козырьком. 27-этажное здание института, достигающее почти 104-метровой высоты, завершает перспективу Ленинградского проспекта.
 
Публикуем статью о проекте здания института Гидропроект из сборника «Архитектурное творчество СССР. Проблемы и суждения : Выпуск 1» (Москва, 1973).
 
 
 

Здание института Гидропроект в Москве // Архитектурное творчество СССР. Проблемы и суждения : Выпуск 1 / Ответственный редактор д-р арх., проф. Ю. С. Яралов ; Центральный научно-исследовательский институт теории и истории архитектуры. — Москва : Стройиздат, 1973. — С. 74—77.

 
 

ЗДАНИЕ ИНСТИТУТА ГИДРОПРОЕКТ В МОСКВЕ

Архитекторы Г. Яковлев и Н. Джеванширова, инженеры В. Ханджи, А. Петров

 
 
По поводу этого сооружения высказывалось мнение, что оно, будучи видимым издалека, мало для своего места. При взгляде с дальних точек объем действительно недостаточно внушителен для замыкания перспективы, но вблизи он согласуется с окружающей застройкой. Согласно замыслу, который, возможно, когда-нибудь будет осуществлен, возведенное здание должно служить частью комплекса с вдвое более высокой, 60-этажной башней.
 
Для такого города, как Москва, 28—30 этажей — это не доминанта общегородского или даже районного значения. Таких зданий в столице могут быть десятки, возможны даже вертикали более сильные. Многоступенчатое соподчинение масштабов придало бы застройке выразительный силуэт и одновременно сохранило бы ее цельность.
 
 
Гидропроект. Фрагмент
 
 
Композиция основных масс здания Гидропроекта состоит из башни и стилобата. Зрительно стилобат представляется как бы подножием башни. Но конструктивно это не так: высотная часть самостоятельно опирается на грунт, а трехэтажный объем окружает ее. Это несоответствие зрительного впечатления с действительным характером конструкции воспринимается как решение не вполне органичное. В самом деле, ведь композиции пирамидального расположения масс с их архитектоническим выражением облегчения кверху генетически связаны с традиционной архитектурой камня. В каркасном же сооружении конструкция работает иначе. Современное высотное здание с его каркасной конструкцией несущего остова не требует ступенчатой ярусности или композиции «объем на стилобате». Вертикаль конструктивно автономна — она и выглядеть должна таковой. Малоэтажная часть функционально необходима, что ж, она может примыкать к башне, но не должна служить якобы ее подножием. Если бы горизонтальный объем был поставлен на столбы, он при этом не выглядел бы стилобатом, подножием башни, не говоря уже о том, что такой прием придал бы изящество композиции. Если бы на столбы была поднята часть объема, примыкающая к Волоколамскому шоссе, которое запружено потоками транспорта и пешеходов, то такое асимметричное композиционно острое решение было бы и функционально удобным, сделав более просторными ныне затесненные тротуары.
 
 
План типового этажа высотной части
 
 
Здание стоит центрично, по оси, замыкая перспективу «в лоб».
 
Боковые фасады проведены в плане по красным линиям, в створе с фасадами соседних зданий на Ленинградском и Волоколамском шоссе. Такое решение лет пятнадцать—двадцать назад считалось несомненным, но в наше время оно несколько архаично. Действительно, в данном случае оно обусловило трапециевидную форму очертаний плана, неорганичную для сборного железобетонного каркаса. Дело не столько в самом усложнении конструкций, сколько в искусственности приема: сначала установить контур плана, а потом подгонять под него внутреннюю планировку и конструкции.
 
 
«Гидропроект». Главный вход
 
 
Теперь, когда строительство сооружения закончено, его пластика воспринимается несколько не соответствующей сегодняшним тенденциям в архитектуре. Это не удивительно: ведь замысел возник в 1960 г., он определялся эстетическими принципами того времени и положением в строительном деле. Если бы те же авторы начали проектировать этот объект сейчас, наверное, его высотная часть не была бы столь геометрически жесткой.
 
Впечатление чрезмерной строгости, даже в некоторой мере аскетичности облика усугубляется и цветовым решением фасадов. Серый алюминий, серое остекление и черный стемалит на фоне серого московского неба — вот и вся палитра архитектора.
 
Правда, ныне почти плоский фасад оказался бы более оживленным при осуществлении предусмотренных в проектном задании солнцезащитных устройств. Сейчас их нет. Небольшие козырьки, прикрепленные поэтажно над остеклением, почти не видны. И только блестящие вертикали металлических профилей (они служат направляющими для люльки, необходимой при очистке остекления) оживляют фасад.
 
Вход в здание пластически выразителен и хорошо выполнен технически. Импозантный козырек, соответствующий масштабу сооружения, впечатляет своими сочными, уверенно прорисованными и характерно современными формами. Тамбур вынесен наружу, чтобы не загромождать вестибюль; он стеклянный, прозрачный и поэтому не нарушает цельности формы главных объемов.
 
 
Гидропроект. Этаж на уровне главного входа (фото с макета)
 
 
При входе слева расположен гардероб, прямо — столовая, справа — второй вестибюль, служащий лифтовым холлом и одновременно выполняющий роль фойе конференц-зала. Ясность ориентировки достигнута четкостью плана, а также вполне уместным в данном случае обилием остекления. Комплекс помещений первого этажа представляет собой как бы единое пространство, подразделенное прозрачными ограждениями. Утреннее солнце пронизывает интерьеры, создавая приподнятое настроение.
 
Интересны детали интерьера конференц-зала. Оригинально решена сцена с выступающей понизу платформой для цветов. Светильники находятся за светопрозрачным подвесным потолком. Он смонтирован из пластмассовых деталей плоскопирамидальной формы; будучи обращены выпуклостью вниз, они рассеивают падающие на них звуковые волны, чем способствуют хорошей акустике помещения.
 
Практическое назначение антресоли в зале не вполне ясно. Она расположена в стороне от функционального ядра зала и отдалена от него, так что не может нормально служить балконом для зрителей. Аналогичным образом и пространство под антресолью не имеет определенного назначения. Оказывается, пространство между лифтовым холлом и зрительскими местами в зале образовалось вследствие того, что объем зала развернут вдоль красной линии Ленинградского шоссе. В данном случае применение формального приема «мстит» последствиями функциональной нецелесообразности.
 
Хорошо устроена столовая — обширная, светлая, с удобным расположением и планировкой. Обеденный зал на 500 мест окружает островную раздаточную (заготовительные цехи находятся под ней, в цокольном этаже). Зал связан дверями с террасой. Кроме столовой в здании имеются шесть буфетов на этажах.
 
 
Гидропроект. Зал столовой
 
 
Отделка помещений трехэтажного объема радует хорошим вкусом и изобретательностью архитекторов, а также высоким уровнем технического выполнения. Часть столбов и стен оклеена груботканым ковром темно-серого цвета. Терразитовая штукатурка круглых столбов сделана отлично. Эффектно и в то же время тактично использован в отделке интерьеров металл — алюминий и нержавеющая сталь. Светильники встроены за подвесным потолком из акустических плит. Полы кое-где пестроваты: здесь и паркет, и плитки, и брекчия.
 
В интерьерах были предусмотрены декоративные панно: одно (в лифтовом холле) — мозаичное из смальты, другое (на тыльной стене в конференц-зале) — в виде решетчатой композиции полос из цветного анодированного алюминия, закрывающих вентиляционные решетки. Эти панно не выполнены.
 
В качестве одного из средств оформления интерьеров применено озеленение. По периметру антресолей зала и вестибюля, а также в других местах предусмотрены места для растений. Архитекторы сумели добиться того, что запроектированное озеленение интерьеров было осуществлено.
 
 
Гидропроект. Зимний сад
 
 
Плоская крыша трехэтажного объема эксплуатируемая — в теплое время года она может использоваться как терраса. Последнее немаловажно в условиях тесноты земельного участка, потому что в здании работают 4 тыс. человек, и многие из них могут проводить досуг в обеденный перерыв не на своем рабочем месте и не в накуренном коридоре, а на свежем воздухе. К пространству террас примыкают небольшие помещения зимнего сада.
 
Рабочие помещения обширны. Однако при «заселении» эти залы оказались разгороженными шкафами и стеллажами; поговаривают и о капитальных перегородках. Конечно, в больших помещениях иногда мешает работать шум вследствие того, что поверхности ограждений не облицованы звукопоглощающим материалом и отсутствуют специальные комнаты для бесед.
 
Но играет роль и другой фактор — боязнь пространства у людей, привыкших к старой архитектуре с ее замкнутостью. Двери рабочих помещений повсюду стеклянные. И почти все стекла закрывают — сказывается непривычность просматриваемости и пространственности.
 
Окна тоже завешаны занавесями. Из-за этого в глубине помещений освещенность становится недопустимо низкой, но и работать за стеклянным фасадом в солнечный день невыносимо. Занавеси ограждают от прямых лучей солнца, хотя и не спасают от жары и духоты (кстати, система вентиляции выполнена небрежно и фактически не действует).
 
Во многих зданиях с обильным остеклением пытаются оградиться от летней жары с помощью внутренних подъемных жалюзи. Но это — такое же эфемерное средство, как и занавеси. Единственный реальный способ защитить помещения и находящихся в них людей от нежелательной инсоляции — это наружные (расположенные перед остеклением) солнцезащитные устройства в виде козырьков, ребер, решеток.
 
Несущий остов здания Гидропроекта — каркас с сеткой колонн 9×9 м, выполненный из сборного железобетона. Применен также монолитный железобетон.
 
Процесс строительства убедил проектировщиков в том, что сочетание сборной железобетонной конструкции перекрытия с традиционной системой инженерных коммуникаций приводит к осложнениям, которые снижают эффективность сборного железобетона: огромное количество отверстий нужно было либо предусматривать в плитах, либо проделывать на месте. В многоэтажных зданиях вертикальные коммуникации целесообразно собирать в шахты (расположенные внутри здания или вынесенные из него).
 
Наружные стеновые панели состоят из теплопакета (плита из пеностекла толщиной 12 см, заключенная между двумя плоскими асбестоцементными плитами), облицованного с фасадной стороны стемалитом (закаленное стекло, отделанное керамической краской) или гофрированным алюминием.
 
В архитектуре здания Гидропроекта допущены некоторые промахи. Из них недостаточная этажность высотной части — не главный, потому что в будущем возможно возведение на этом участке более мощной вертикали, а пока сооружение в его нынешнем виде согласуется с окружающей застройкой. Более сомнительно композиционное решение пониженного объема, с фасада симметричного и грузного. Разворот его боковых крыльев по красным линиям — досадная ошибка. Видно, над нами еще тяготеют отжившие концепции, побуждающие к эклектическому смешению нового со старым.
 
Но в целом архитектура этого объекта вызывает положительное отношение: в застройку Москвы вошло высотное здание современного типа.
 
 

21 декабря 2021, 15:48 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»