наверх
 
Удмуртская Республика


Бернгард М. Л., Дзевановский А. Коринф и Арголида. — Варшава, 1986

Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986  Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986
 
 

Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986. — 31, 82 с., ил. — (Искусство и культура Древнего мира / под редакцией Казимежа Михаловского).

 
 

ВСТУПЛЕНИЕ

 
Сухопутная дорога из Аттики и материковой Греции на Пелопоннес проходит в настоящее время, как это было и в древние времена, через Коринф. Город стоял как бы на страже полуострова. Отсюда название и содержание этого альбома, принципами составления отличающегося от предыдущих томов.
 
Арголида занимала восточную часть Пелопоннеса, отгороженную от остальной части полуострова горами. Доступ к морю осуществлялся через залив Арголикос и Эпидаврский залив. Лежащий на берегу этого последнего залива порт в Эпидавре позволил городу Аргосу расширить свое влияние на остров Эгину, что открывало морской путь на Афины, давая возможность избежать контроля со стороны Коринфа. Афины вели свою пелопоннесскую политику в союзе с Аргосом, который был в постоянной оппозиции по отношению к Спарте и Коринфу. В древний период Коринф и соседствующий с ним Аргос были сильными городами-государствами, играющими большую роль в политической жизни Греции. Экономика Коринфа развивалась в связи с экспортом ремесленных изделий. Торговля с иностранными государствами облегчалась благодаря флоту, безраздельно господствовавшему на водах Ионического и Тирренского морей до начала VI в. до н.э. Располагавший необходимым количеством кораблей Коринф сыграл важную роль также и в колонизации на Западе. В начале VI в. до н.э. торговый перевес Коринфа должен был уступить растущей экономической силе Афин. Как Аргос искал поддержки Афин, так Коринф имел политическую поддержку со стороны Спарты. Соседствующие государства Арголида и Коринф относились к враждующим лагерям до того самого момента, когда в последний период борьбы за независимость они оказались в общем Ахейском союзе. В римские же времена власти империи объединили их в одну провинцию Ахайу.
 
Весь Пелопоннес и особенно Арголида отразились во многих мифах, действие которых происходит на этой земле. В эти места, упоминающиеся в легендах или в истории Арголиды, с древних времен совершали паломничества люди, очарованные Древней Грецией. Римляне были первыми из тех, кто проник в Элладу и стал коллекционировать греческие памятники. Из древних писателей современная наука больше всего обязана греку Павсанию (II в. н.э.), который, видимо, с мыслью о римских „туристах“ написал свой путеводитель по Греции. Эта книга стала настольной у археологов. После довольно короткого периода скептического отношения к труду этого путешественника, имевшего место в XIX столетии, свидетельства Павсания вновь стали оцениваться весьма высоко, получив значение документов. В ряду путешественников по Греции в новое время первым стоит Кириакус из Анконы. На закате средневековья в 1435—1447 гг. он побывал в разных странах, имевших древнюю культуру, в том числе и Греции. Кириакус, путешествуя по Элладе, искал следов былого великолепия этой страны. Он вел что-то вроде дневника, где записывал свои впечатления, копировал надписи и подробно информировал о состоянии памятников древней архитектуры. Не меньшее значение имеют сведения, сообщенные другими путешественниками, пересекшими Пелопоннес в XVII и XVIII веках. Благодаря их заметкам, иногда восторженным, мы узнаем, что такие архитектурные комплексы, как, например, святилище Асклепия в Эпидавре, были до XIX века почти нетронутыми людьми руинами заброшенного места языческого культа, которым лишь время нанесло ущерб. Описание Микен убеждает нас в том, что мощные стены, львиные ворота и сокровищница Атрея (которую называют также гробницей Агамемнона) всегда стояли на своем месте. Это подтверждается также прекрасным стихотворением Юлиуша Словацкого „Гробница Агамемнона“, написанным под влиянием размышлений поэта у микенской крепости над судьбой Польши.
 
Если не принимать во внимание раскапывание коринфских могил римлянами, которые начиная со II в. н.э. занимались поисками великолепной посуды, производившейся в этом центре, то можно сказать, что систематические раскопки в этой части Пелопоннеса начались в период знаменитой Expedition scientifique de Morèe. Она была проявлением французской военной помощи грекам в их борьбе за независимость (1829 г.). Члены этой экспедиции начали раскопки, в том числе в руинах храма Зевса в Немее. Их внимание обратили на себя три колонны этого храма, стоящие до наших дней. Самым большим археологическим событием XIX века были результаты раскопок, начатых в 1876 году в Микенах, которые вел Шлиман. Работы в Акрополе полностью отслонили фортификации и некрополь, так называемый могильный круг А, в котором было несколько захоронений, содержащих скелеты и предметы богатой материальной культуры. Эти открытия познакомили мир с неизвестным до этого времени периодом греческой истории, названным микенским. Ими начались исследования Элладской культуры. Шлиман исследовал также Тиринф (1885). В конце XIX века начаты первые исследования других центров, известных по письменным источникам, но почти полностью уничтоженных со своими монументальными городскими постройками и святынями в процессе развития истории. В 1896 году американцы начали раскопки в Коринфе, одном из прекраснейших городов, на месте которого в это время были видны только руины храма Аполлона. Семь сохранившихся колонн свидетельствовали тогда, как свидетельствуют и по сегодняшний день, о масштабах этой постройки. Исследования территории продолжаются, а серия, публикующая результаты работ, достигла нескольких десятков томов. Конец XIX — начало XX веков — это период совершенствования техники археологических исследований и пересмотра взглядов на значение древних текстов и археологических работ. Его можно назвать периодом научного скептицизма. Именно это было причиной возвращения на уже исследованные места, как, например, Микены или Тиринф, где теперь Дёрпфельд, благодаря систематически проводимым территориальным исследованиям смог внести поправки в ошибочные выводы Шлимана относительно открытой им микенской цивилизации. Однако исследования этого выдающегося немецкого ученого в Микенах не были окончательными, поскольку раскопки, проводившиеся накануне второй мировой войны и продолженные, в основном, после ее окончания греками и англичанами, заставили внести поправки в предыду щие выводы. Подобная ситуация сложилась в Тиринфе, где после Дёрпфельда вели исследования немцы, проводившие систематические раскопки, главным образом в нижних частях крепости. Вернулись на места своих прежних исследований в Немее также французские археологи. В пятидесятых годах здесь работала франко-американская миссия, в настоящее же время исследования ведутся американцами. Греки вместе с французами начали раскопки в 1879 году в святилище Асклепия в Эпидавре и продолжали их с перерывами до 1951 года. В настоящее время исследуется территория, примыкающая к святилищу. Когда были начаты полевые работы о существовании святилища свидетельствовали только руины театра, остальные же постройки были разобраны, а из их плит в XIX веке построили Нафплион. Несмотря на многолетние исследования еще нельзя дать монографического описания этой территории. Подобная ситуация сложилась в Аргосе, который французы начали исследовать в двадцатых годах. Широкий размах раскопки получили здесь только после последней мировой войны. Древний Аргос целиком оказался закрытым современными городскими постройками. Археологическими исследованиями были обнаружены остатки одеона, театра и монументальных терм. Были открыты также дома с прекрасной мозаикой и агора. Требуется еще много лет интенсивных работ, чтобы создалось ясное представление об этом политическом центре древнего полиса. Одним из наиболее неожиданных открытий было открытие в Аргосе некрополя геометрического периода (VIII—VII в. до н.э.) с сохранившимся богатством усыпальниц. Некрополь относится к архаическому периоду, когда город занимал ведущее положение. Не менее важное значение для углубления знаний о развитии поздне-античного искусства имело открытие мозаики V в. н.э. Самые последние работы были начаты американцами в 60-тых годах в святилище Посейдона на Истме. Эти работы пролили свет на ряд важных проблем, связанных с проходившими тут играми, с переправой через Коринфский перешеек и т.п. Прекрасная экспозиция памятников старины в местном музее недалеко от археологических раскопок помогает представить вид святилища Посейдона. Красота открытых руин еще более подчеркивает великолепие пелопоннесской природы. Ландшафт был весьма разнородный: в Микенах суровый и грозный — крепость расположена среди голых скалистых склонов гор, далее места, которые в настоящее время покрыты садами и виноградниками, а во времена Атридов были лугами, на которых паслись стада овец. Совсем другая атмосфера характеризовала равнину Немеи: занятая в настоящее время виноградниками, в древние времена она была покрыта в основном возделываемыми полями и создавала радостное настроение вокруг святилища отца богов, который награждал победителей игр венками из листьев сельдерея. Богатая растительность окружает в настоящее время территорию археологических раскопок, покрывая некоторые из них прекрасными рощами. Так в Эпидавре благоухающие пинии распространяют запах смолы, превращая рощицу в лечебный ингаляторий, в котором и до сегодняшнего дня Асклепий стремится возвратить здоровье людям влюбленным в прошлое Эллады, совершившим паломничество к его святыне.
 
Афины — Варшава, октябрь 1979 г.
 

 

Примеры страниц

Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986  Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986
 
Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986  Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986
 
Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986
 
Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986  Коринф и Арголида / Текст: Мария Людвика Бернгард ; Фотографии: Анджей Дзевановский ; Перевод с польского: Яи Казем-Бек. — Варшава : Издательство «Аркады», 1986
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 110 МБ).
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

21 ноября 2019, 17:21 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут