наверх
 

Бунин А. В. История градостроительного искусства : Том первый. Рабовладельческий строй. Феодализм. Капитализм. — Москва, 1953

История градостроительного искусства : Том первый. Рабовладельческий строй. Феодализм. Капитализм / А. В. Бунин. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1953  История градостроительного искусства : Том первый. Рабовладельческий строй. Феодализм. Капитализм / А. В. Бунин. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1953
 
 
 

История градостроительного искусства : Том первый. Рабовладельческий строй. Феодализм. Капитализм / А. В. Бунин. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1953. — 532 с., 8 л. ил., карт. : ил., карт.

 
 
 

ОТ АВТОРА

 
Строительство городов всегда являлось крупнейшей проблемой архитектуры. По мере развития производительных сил общества градостроительная деятельность все более расширялась, а вместе с ней развивалась и самая наука о городе. Особенно быстрое развитие градостроительной науки началось с XIX столетия на почве беспримерных до этого времени инженерных и технических достижений. Действительно, если вплоть до XIX века вся сумма знаний, связанных с градостроительством, едва составляла один из разделов в универсальных трактатах об архитектуре (как это было, например, у классиков архитектурной теории — Витрувия, Альберти, Палладио или Скамоцци), то в советских условиях градостроительству посвящается целый комплекс специальных наук.
 
Экономика городского строительства, санитария и гигиена населенных мест, теплофикация и энергоснабжение городов, подземное хозяйство, городское движение и внешний транспорт — вот тот далеко еще не полный перечень взаимно связанных отраслевых наук, которые в совокупности составляют инженерно-техническую сторону современной нам советской градостроительной науки. Но, помимо экономики и техники, громадную роль играют в градостроительстве архитектурно-художественные задачи; и это вполне закономерно, ибо культурно выросшему советскому народу необходимы не только благоустроенные города, но обязательно и красивые города — города, отвечающие своими архитектурными формами общественному бытию самого совершенного в истории общества — коммунистического общества.
 
В результате творчества многих поколений архитекторов, работавших над планировкой и застройкой городов, накопился обширный художественный опыт в создании улиц, площадей, городских центров и генеральных планов целых городов. Теоретическое освещение итогов этого опыта составляет вторую, архитектурно-художественную сторону комплексной в своем существе советской градостроительной науки.
 
Характеризуя состояние буржуазной науки о городе, следует отметить, что ее развитие на протяжении последнего столетия не было ни равномерным, ни последовательным. Наука о городе (как и самая градостроительная практика) испытывала на себе противоречия, свойственные капиталистическому способу производства. И если периоды бурного развития производительных сил способствовали быстрому росту инженерно-технических наук, то архитектурная сторона градостроительной науки деградировала нараставшими темпами. Это объясняется тем обстоятельством, что капиталистические города развивались и продолжают развиваться стихийно, в условиях, лишающих архитектора возможности решительно влиять на планировку и застройку городов и тем более создавать города с начала и до конца по единому научно обоснованному плану. В таких условиях планировочное искусство все более превращалось в лишенную художественного содержания двухмерную «планиметрию»; понимание заколов построения ансамблей постепенно утрачивалось, и уделом архитекторов, некогда осуществлявших большие градостроительные замыслы, стало украшательство одних лицевых фасадов домов, не имеющих между собой никакой органической связи. Естественно, что в период капитализма архитектурная мысль либо обращалась к отдаленному прошлому, пытаясь воскресить (как это делал Зитте) давно отжившие градостроительные приемы, либо теряла всякую связь с практикой и неизбежно порождала беспочвенные фантазии. Чертами реакционных утопий различных оттенков и направлений отмечены работы последних теоретиков градостроительства капиталистических стран — Эбенизера Говарда, Аберкромби, Сааринена и Корбюзье.
 
Развитие полноценной науки о городе, сочетающей в себе широкий комплекс передовых инженерно-технических знаний со столь же широким комплексом архитектурно-художественных навыков, началось только в наше, советское время. Опираясь на беспримерно широкие градостроительные работы, советские архитекторы, вдохновляемые гуманистическими идеями партии Ленина—Сталина, создают ту большую науку о городе, которую были бессильны создать даже самые выдающиеся деятели градостроительного искусства прошлых эпох, работавшие в условиях классового общества, при наличии антагонистических классовых противоречий.
 
За сравнительно короткий период, прошедший со времени установления советской власти, советская градостроительная наука достигла значительных успехов. Драгоценным вкладом в понимание принципов планировки и застройки советских городов явились постановления ЦК ВКП(б) по вопросам городского строительства.
 
Исходя из этих первостепенно важных указаний и решений, советские архитекторы разработали обширную и стройную систему градостроительного мышления. Забота о человеке легла в основу советского градостроительного искусства. Советская архитектурная наука развенчала чуждые нам буржуазные теории «урбанизма» и «дезурбанизма». С нигилистическим отрицанием преемственной связи между старым и новым было покончено, и, наоборот, преемственность в сочетании со смелым развитием наиболее прогрессивных сторон градостроительного наследия стала почвой для творчества архитекторов. А на этом и основаны те ни с чем не сравнимые градостроительные достижения, которыми ознаменована наша эпоха.
 
В течение сравнительно короткого времени советские архитекторы разработали новые принципы планировочной композиции городов; вместе с этим они впервые решили проблему планировки и застройки жилого квартала, рассматривая его как единое социально-экономическое и архитектурное целое; и, наконец, советские архитекторы широко поставили проблему ансамбля.
 
Однако не следует думать, что все без исключения существенно важные вопросы советского градостроительного искусства уже получили должную научную разработку. Такое суждение было бы далеко от истины. За последние 10—15 лет было создано лишь несколько работ, посвященных отдельным вопросам теории архитектурной композиции городов, тогда как история градостроительства вплоть до настоящего времени остается почти незатронутой. А между тем без основательных знаний истории архитектурного развития городов, без ясного понимания законов построения ансамблей не может быть и полноценного архитектурного творчества.
 
Советские архитекторы проявляют живейший интерес к мировому и особенно русскому градостроительному наследию. Основы истории и теории градостроительного искусства преподаются в архитектурных вузах, и это вполне понятно, так как вся советская архитектура при совершенно новых социальных задачах и в условиях планового социалистического хозяйства приобрела градостроительный характер.
 
Настоящая работа, начатая по инициативе Института градостроительства Академии архитектуры СССР, посвящена истории градостроительного искусства. Приступая к ней, автор имел в виду составить учебник, необходимость в котором остро ощущается студенчеством архитектурных вузов, аспирантурой планировочного профиля, а также архитекторами, получившими специальное образование в то время, когда история градостроительства едва зарождалась, выделяясь в самостоятельный предмет из общих курсов истории архитектуры. Это вполне определенное назначение книги, рассматривающей городское строительство с творческих позиций архитектора как художника, заставило максимально усилить архитектурно-художественные анализы городов, не ограничиваясь простыми перечислениями авторов и дат постройки, но пытаясь раскрывать в памятниках градостроительного искусства идейно-политические и художественные замыслы зодчих. Именно поэтому происхождению и развитию композиционных приемов в планировке и застройке городов было отведено наибольшее место, тогда как экономика и техника освещались лишь в той степени, в какой это было необходимо для реалистического понимания художественных проблем.
 
При разработке данного труда автор поставил перед собой следующие цели:
1) руководствуясь учением исторического материализма, изложить в короткой и доходчивой форме основные этапы истории архитектуры городов и
2) вооружить советских архитекторов и учащуюся молодежь достоверными графическими материалами для изучения выдающихся памятников градостроительного искусства.
 
В отличие от работ буржуазных историков градостроительства (как, например, Лаведана и Бринкмана) книга делится на главы и части не по стилистическим признакам, в по социально-экономическим формациям. Такое деление (впервые с успехом примененное Академией архитектуры СССР при разработке «Всеобщей истории архитектуры») отвечает марксистско-ленинскому пониманию истории, ибо тем самым городское строительство ставится в зависимость от способов производства, порождающих в каждую присущую им эпоху своеобразные типы городов, равно как и свои особые архитектурные стили. Отсюда вытекло деление книги на четыре большие части, посвященные градостроительству рабовладельческого строя, феодального строя, периода капитализма и периода социализма. Первые три части вошли в I том «Истории градостроительного искусства», тогда как последняя часть ввиду ее особой актуальности для нашего советского градостроительства получила наиболее широкое освещение и должна составить II том настоящего труда.
 
Как видно из перечня глав, книга далеко не охватывает всей истории мирового градостроительного искусства. Такой всеобъемлющей задачи автор и не мог поставить перед собой, так как современная наука не располагает надежными данными по целому ряду стран и эпох, а, кроме того, преподавание истории градостроительства студентам и аспирантам ограничивается определенными рамками читаемых курсов. В книге не излагается история градостроительства Испании, Португалии, Швеции, Японии и ряда других стран, однако за их счет по возможности полное освещение получили те страны, в которых были созданы наиболее совершенные, классические образцы градостроительного искусства. В книгу были включены описания городов Китая и западнославянских стран, высокая культура которых сознательно принижалась буржуазными историками искусства. Но, разумеется, наибольшее место было отведено русскому и советскому градостроительному искусству , которые в совокупности заняли около 2/3 всего объема книги. Такой решительный перевес градостроительного достояния нашей страны естественен для книги, предназначенной советским читателям, а, кроме того, археологические изыскания и разработка архивов, произведенные в последние годы, обнаружили столь большое количество первоклассных по качеству материалов, что для русского градостроительства уже нельзя удовлетвориться тем местом, какое отводили ему еще совсем недавно.
 
Следуя указаниям партии, советские ученые огромным количеством собранных фактов доказали превосходство русской культуры во многих областях производственной и строительной деятельности. Естественно, что автор не мог пройти мимо лучших исследований подобного рода, не мог он оставить в стороне археологические раскопки, произведенные в послевоенный период экспедициями Академии наук СССР; включение же фактических данных из этих работ повлекло за собой расширение глав, посвященных истории русского градостроительного искусства.
 
Соблюдение исторической последовательности является непреложным законом для любых трудов исторического характера. Так строится и данная книга. Однако общего взгляда на порядок изложения истории русской архитектуры в трудах, посвященных всеобщей истории архитектуры, еще не установилось. Некоторые советские ученые считают целесообразным выделять историю русской архитектуры в один самостоятельный крупный раздел, в котором все явления русского архитектурного творчества излагаются непрерывно со времени образования Киевского государства и до нашей советской эпохи включительно. Не отрицая достоинств такого изложения (а они заключаются в непрерывности исторического повествования), автор тем не менее отдает предпочтение иному методу, а именно: изложению истории градостроительства всех стран и народов сравнительно короткими параллельными потоками, в пределах каждой исторической эпохи. Это дало возможность избежать повторений в характеристиках эпох и, что особенно важно, теснее сблизить события русской и зарубежной градостроительной жизни, отмечая попутно экономические и культурные связи между Россией и Западом, т. е. полностью устранить то буржуазное деление на «западную» и «восточную» культуру, которое осудил А. А. Жданов в своем выступлении на философской дискуссии.
 
Исходя из этой установки, автор разделил материал, посвященный истории русского градостроительства феодальной эпохи, на три главы, из которых первая (посвященная градостроительству Киевского государства и периода феодальной раздробленности Руси) стоит в непосредственном соседстве с главой, характеризующей города раннефеодальной Европы; вторая (излагающая историю градостроительства централизованного русского государства) идет после главы о городах Италии XV—XVII столетий; тогда как третья, освещающая историю строительства русских городов XVIII и первой половины XIX века, непосредственно следует за описанием приемов, созданных французским градостроительным искусством периода абсолютизма.
 
Аналогичным образом и при изложении истории градостроительства капиталистической эпохи градостроительство России выделено в особую главу. А поскольку развитие капитализма в России началось значительно позже, чем в Англии и даже во Франции, постольку глава, посвященная русскому градостроительству этого исторического периода, поставлена последней. И, наконец, советское градостроительство, созданное самым новым и самым прогрессивным способом производства, должно закончить собой всю историю градостроительного искусства.
 
Задачи коммунистического воспитания советских людей обязывают каждого советского ученого создавать труды, партийные в своем существе, обладающие боевым наступательным духом. Попытки создания такого труда были сделаны и в данном случае. В противовес взглядам буржуазных историков искусства, рассматривающих архитектуру в качестве саморазвивающегося, внеклассового явления, автор стремился выпукло показать органические связи между градостроительными событиями и политической историей стран и народов. Поэтому описания строительства городов были положены на канву исторических событий. Так, например: Киев, Новгород и Владимир раннефеодального периода рассматриваются на фоне исторических событий, связанных с образованием, возвышением и распадом великой Киевской державы; история строительства Пекина — в связи с освободительной борьбой китайского народа против завоевателей-монголов, в результате которой (после побед, одержанных Чжу Юань-чженом) и была блистательно отстроена ныне существующая столица народного Китая. Так во всех без исключения разделах и главах книги политическая история пропитывала собой историю архитектурного развития городов.
 
Переходя к характеристике содержания отдельных глав, следует отметить, что их структура, так же как и полнота освещения градостроительных событий, определялась степенью их значимости для нашего советского градостроительного искусства. Как правило, каждая глава излагается от общего к частному. Началом каждой главы служит краткая характеристика данной эпохи, отмечающая уровень развития производительных сил общества, особенности социально-бытового уклада и главнейшие исторические события, получившие отражение в строительстве городов. Далее излагаются сведения об естественных условиях, в которых возникали и развивались города, а также данные об их населении и размерах и лишь после этого следует подробный профессиональный разбор приемов планировки и застройки городов. Этим ограничивается содержание глав, освещающих менее ценное градостроительное наследие.
 
Периоды и страны, оставившие классическое градостроительное наследие, получают несравненно более полное освещение. Главы, посвященные древней Греция, древнему Риму, городам Италии эпохи Возрождения, Китаю, французскому градостроительному искусству XVII и XVIII веков, и, наконец, все главы, посвященные великому русскому градостроительному наследию, имеют, помимо отмеченных общих характеристик, специальные монографические описания наиболее выдающихся городов. Особенно подробный разбор получили Москва и Ленинград, и это вполне понятно, так как в их архитектуре и планировке оставили бессмертное наследие величайшие мастера градостроительного искусства прошлых эпох, а, кроме того, советская столица, создающаяся на основе генерального плана, разработанного под руководством партии и правительства, приобрела значение передовой лаборатории градостроительных приемов всемирного масштаба. Монографические описания городов автор рассматривает как завершающий этап в изложении истории градостроительства каждой эпохи, ибо общие характеристики приемов планировки и застройки городов при всей их целесообразности все же не дают исчерпывающего представления о ходе развития архитектуры города в целом. И только тогда, когда шаг за шагом перед читателем будет развернута картина архитектурного развития города, он поймет с достаточной полнотой преемственность в творчестве архитекторов, без которой немыслимо осуществление ансамблей, как невозможно и достижение целостного художественного образа города.
 
Работая над составлением этой книги, автор встретился с большими трудностями. Прежде всего необходимо отметить, что научная литература по история градостроительства крайне невелика, а полноценных учебников и учебных пособий по этому предмету вовсе нет ни в СССР, ни тем более за границей. Зарубежная научная литература по всеобщей истории градостроительства исчерпывается всего лишь двумя специальными грудами, составленными Лаведаном и Толвинским. Однако идеалистические воззрения этих авторов в сильнейшей степени снижают ценность их работ, не говоря уже о том, что в них отсутствуют описания русского и советского градостроительного искусства. Отсюда становится очевидным, что при разработке этого труда автор был вынужден обращаться к первоисточникам, проводя по ряду вопросов специальную исследовательскую работу.
 
Подробный перечень использованных материалов приведен в библиографии и перечне иллюстраций, где каждый вновь составленный чертеж снабжен аннотацией с указанием его первоисточников.
 
Особенно трудоемкой задачей были выявление черт самобытности и доказательство приоритета русского градостроительного искусства над градостроительством западных стран. Автору пришлось пересмотреть летописные своды, а также писцовые книги и другие источники документального характера. В результате этого в книге получил освещение ряд фактов, поднимающих достоинство национальной русской градостроительной культуры. Наибольшее количество подобных фактов относится к эпохе раннего феодализма на Руси, а также и петровскому периоду, в котором подовому освещаются деятельность иностранных архитекторов в России и градостроительная роль самого Петра.
 
Архитектурная книга, как и каждая работа по искусствоведению, имеет свою специфику: ее специфика заключается в особом и чрезвычайно большом значении иллюстраций, а в данном случае — генеральных планов городов, а также планов, фасадов и разрезов художественно ценных ансамблей улиц, набережных, площадей и других градостроительных комплексов. Чем больше будет в архитектурной книге точных, доходчивых и хорошо исполненных чертежей, тем большую ценность будет иметь она, ибо такое особенно требовательное отношение к иллюстрациям определяется самой природой архитектурной профессии.
 
В свете этих специфических требований книга получила большое количество чертежей, из которых многие были составлены заново на основании обмеров памятников градостроительного искусства по натуре или путем переработки имевшихся в архивах чертежей с дополнительной проверкой их по цифрам и документальным графическим материалам.
 
Историко-архитектурный характер книги заставил показывать в чертежах этапы развития ансамблей, располагая их в хронологически последовательном порядке на специально скомпонованных таблицах. Такова таблица, иллюстрирующая развитие силуэта Московского кремля XVI—XVII веков в пяти его главных стадиях; такова серия планов, посвященная основным этапам планировочного развития центра Петербурга; таковы генеральные планы Киева и Владимира, дающие представление о территориальном росте этих городов. Помимо таблиц, иллюстрирующих исторический ход развития ансамблей, в книге фигурируют таблицы, демонстрирующие основные приемы в решении планов города, их центров, улиц и площадей вплоть до таких художественных деталей, каковыми являются монументы и фонтаны. В целях достижения правильного представления о размерах и композиционных приемах ортогональные чертежи были приведены к общим масштабам на каждой таблице. Количество иллюстраций распределяется в книге пропорционально значению каждой главы.
 
Начиная с конкурса, проведенного Институтом градостроительства еще в 1944 году, текст и все иллюстрации книги многократно рассматривались в Академии архитектуры СССР и в Московском архитектурном институте. Эти просмотры, сочетавшиеся с широкими обсуждениями проделанной автором работы, не могли не принести существенной пользы. Критика вскрыла ряд недостатков в работе, теперь уже устраненных; критика привела к укреплению идеологического фундамента книги и, наконец, она обогатила книгу целым рядом фактических данных. В связи с этом автор считает себя обязанным выразить глубокую благодарность всем лицам, принимавшим участие в обсуждениях его работы, и в первую очередь покойному теперь профессору философии Б. Н. Сарабьянову. Автор выражает также признательность научно-вспомогательным и техническим работникам библиотек и архивов и особенно своим прямым сотрудникам по графическому оформлению оригинальных чертежей — архитекторам и художникам-графикам Н. А. Атабекову, Э. Я. Биксону, В. А. Голубеву, А. И. Екименко, Н. В. Жовнировскому и В. А. Петербуржцеву.
 
В заключение автор считает необходимым отметить, что данный труд, по собственной его оценке, далеко не исчерпывает проблемы истории градостроительного искусства. Более того, он представляет собой лишь попытку определить на основе марксистско-ленинского понимания истории особенности главнейших школ градостроительного искусства, установив между ними исторические и творческие связи. И, следовательно, исполненная работа является одним из начальных трудов той грядущей науки об архитектуре городов, развитие которой так необходимо советским зодчим и нашей талантливой учащейся молодежи.
 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
ОТ АВТОРА ... 7
 
ЧАСТЬ I. ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОГО СТРОЯ ... 13
 
Глава первая. Древний восток ... 15
Египет ... 16
Двуречье и прочие страны Передней Азии ... 32
Глава вторая. Античный мир ... 44
Греция ... 44
Древний Рим ... 89
 
ЧАСТЬ II. ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО ФЕОДАЛИЗМА ... 125
 
Глава первая. Градостроительство в странах Западной и Центральной Европы X—XIV веков ... 127
Глава вторая, Русское градостроительство раннефеодального периода ... 150
Глава третья. Градостроительство в феодальном Китае ... 188
Глава четвертая. Градостроительство в Италии периода разложения феодализма и становления буржуазного общества ... 206
Глава пятая. Градостроительство централизованного русского государства XV—XVII веков ... 256
Глава шестая. Градостроительство во Фракции при феодально-абсолютистском порядке ... 313
Глава седьмая. Русское градостроительство XVIII и начала XIX веков ... 345
 
ЧАСТЬ III. ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО КАПИТАЛИЗМА ... 451
 
Глава первая. Западноевропейское градостроительство доимпериалистического периода ... 453
Глава вторая. Градостроительство в Западной Европе и Америке империалистического периода ... 465
Глава третья. Градостроительство в России конца XIX и начала XX века ... 477
 
ПРИЛОЖЕНИЯ ... 487
Примечания ... 489
Библиография ... 506
Перечень иллюстраций ... 516
 

 

 

Примеры страниц

 
История градостроительного искусства : Том первый. Рабовладельческий строй. Феодализм. Капитализм / А. В. Бунин. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1953  История градостроительного искусства : Том первый. Рабовладельческий строй. Феодализм. Капитализм / А. В. Бунин. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1953
 

 

 
Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 54,9 МБ).
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу [email protected].
 

29 ноября 2022, 19:56 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «Алюмпарк»
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»