наверх
 
Удмуртская Республика


Филимонов С. Д. Архитектура общественных зданий Белоруссии. — Минск, 1985

Архитектура общественных зданий Белоруссии / С. Д. Филимонов. — Минск : Вышэйшая школа, 1985 Архитектура общественных зданий Белоруссии / С. Д. Филимонов. — Минск : Вышэйшая школа, 1985
 
 

Архитектура общественных зданий Белоруссии / С. Д. Филимонов. — Минск : Вышэйшая школа, 1985. — 118 с., ил.

 
 
Обобщается опыт проектирования и строительства общественных зданий и комплексов в БССР (60—70-е годы). Рассматриваются пути оптимизации архитектурных и объемно-планировочных решений, перспективных направлений в развитии отдельных типов общественных зданий.
 
Монография предназначается для работников научно-исследовательских и проектных организаций, преподавателей и студентов архитектурных и строительных факультетов вузов.
 
 

ОТ АВТОРА

 
«Основными направлениями экономического и социального развития СССР на 1981—1985 годы и на период до 1990 года» предусматривается значительное улучшение проектно-сметного дела, осуществление строительства по наиболее прогрессивным и экономичным проектам, повышение качества планировочных, архитектурных и строительных решений, снижение стоимости строительства зданий и сооружений.
 
Чтобы выполнить поставленные партией и правительством в этом огромной важности программном документе задачи в области повышения качества архитектурно-планировочных решений и строительных работ, необходимо проанализировать наш творческий опыт за конкретный достаточно продолжительный отрезок времени. Им можно считать последние двадцать лет — 60—70-е годы.
 
За эти два десятилетия в стране и республике возведено огромное количество общественных сооружений различных типов и назначения. Это объясняется прежде всего тем, что с развитием социализма возрастает роль общественных зданий, в архитектуре которых наиболее ярко находят отражение многогранность нашего передового общественного устройства, его ярко выраженный гуманистический, коллективистский характер.
 
Период развития архитектуры Белоруссии, освещаемый в предлагаемой читателю работе, отмечен борьбой против украшательства, поисками новых эстетических критериев, отвечающих требованиям времени, упорными исканиями в области идейно-художественной образности зданий и сооружений.
 
Сложности периода перестройки архитектурно-строительного дела в конце 50-х — начале 60-х годов сказались и на творческих работах архитекторов. Но сегодня мы можем достаточно объективно оценить их, определить место и значение в развитии архитектуры республики. Вместе с тем без них было бы весьма трудно определить качество архитектурных построек последнего времени, тенденции развития современной архитектуры Белоруссии на ближайшую перспективу. Иногда достаточно простого сравнения, чтобы определить хорошее и плохое, прогрессивное и не отвечающее требованиям времени. Однако здесь все гораздо сложнее. И сегодня порой трудно объяснить появление зданий неудобных, невыразительных, эклектичных, бездушно запроектированных и небрежно построенных. А ведь кажется, что одно понимание задач нашего социалистического общества должно настраивать на самый высокий взлет творческой мысли зодчего и исполнителей этих замыслов — строителей.
 
Поэтому-то анализ архитектуры прошедшего двадцатилетия столь необходим сегодня. Он должен в определенной степени помочь разобраться в состоянии архитектуры общественных зданий и сооружений республики, критически оценить свершенное в этой области, наметить хотя бы схематично перспективы развития. Это особенно важно, поскольку на сегодняшний день отсутствуют работы, в которых комплексно рассматривались бы вопросы архитектурно-образного, объемно-планировочного и функционального развития многочисленных общественных сооружений и комплексов самого различного назначения, возведенных в Белорусской ССР за 60—70-е годы. Немногочисленные, что хорошо видно из приведенного в конце настоящей книги перечня литературы, отдельные работы, в основном журнальные статьи, носят, к сожалению, в своем большинстве описательный характер и посвящены чаще всего рассмотрению отдельного объекта или их групп. Такое состояние архитектурной теории конечно же затрудняет определение путей развития объектов общественного назначения, резко сужает возможности выбора наилучших решений при проектировании новых общественных сооружений.
 
В предлагаемой читателю монографии сделана попытка хотя бы частично восполнить этот пробел, показать развитие архитектуры общественных зданий и комплексов в Белоруссии за последние двадцать лет со всеми сложностями и противоречиями, критически оценить, отобрать лучшее и выявить неудачи, проследить тенденции развития на ближайший период. Автор счел возможным и необходимым рассмотреть ряд объектов, введенных в эксплуатацию в начале 80-х годов, поскольку их проектирование и строительство велось в 60—70-х годах.
 
Книга базируется не только на изучении имеющейся отечественной литературы по данному вопросу, натурном обследовании большинства из упомянутых в тексте существующих сооружений, анализе проектных материалов, но и на личном опыте участия автора в проектировании и строительстве ряда крупных общественных объектов на территории республики.
 
Естественно, в силу сложности и многогранности проблемы нельзя претендовать на полное и всеобъемлющее ее раскрытие. В настоящей работе делается попытка объективно оценить созданное в области архитектуры общественных зданий, с тем чтобы оказать посильную помощь специалистам в их творческом поиске и разработках по таким сооружениям.
 
Автор с глубокой благодарностью примет все критические замечания по данной работе.
 

 

Глава 1. Основные направления развития архитектуры общественных зданий Белоруссии (60—70-е годы)

 
Развитие архитектуры общественных зданий и сооружений, увеличение числа их типов показывают фактическое состояние самой архитектуры в гражданском строительстве в целом. Действительно, сегодня мы можем отметить значимость общественных зданий во всех сферах человеческой деятельности. Уже не вызывает сомнения то, что научно-техническая революция, сопровождающаяся постоянным и устойчивым увеличением доли интеллектуального и творческого труда в сфере производства, существенно повлияла на формирование общественных зданий различных типов.
 
Путь, пройденный архитекторами и строителями республики в рассматриваемый период, характеризуется качественными изменениями в подходе к проектированию и возведению общественных зданий, широким внедрением индустриальных методов строительства, улучшением функционально-типологических характеристик проектируемых объектов и, как следствие, самой архитектуры. Можно отметить очевидные успехи белорусских зодчих в области архитектуры общественных зданий и комплексов, однако не так уж трудно выделить их явные промахи и неудачи. Время быстротечно, однако двадцать лет — значительный срок не только в жизни человека, но и для архитектуры. Рассматриваемые здесь два десятилетия развития общественных зданий — не гладкая дорога, в них просматриваются определенные этапы жизни нашего общества, их влияние на архитектуру.
 
К началу 60-х годов уже не стоял вопрос «быть или не быть» архитектуре индустриальной. Он был однозначно решен партией и правительством. В осуществлении задач по строительству в стране развитого социализма, поставленных перед нашим народом, архитекторам выпала нелегкая роль. Ведь именно они, зодчие, были призваны своей работой содействовать большим социальным преобразованиям в городе и на селе. В решениях XXV и XXVI съездов КПСС и XXIX съезда КПБ, а также ряде постановлений партии и правительства по важнейшим вопросам капитального строительства перед советскими архитекторами и строителями были поставлены четкие задачи по всем направлениям их деятельности.
 
О значении, которое Центральный Комитет Коммунистической партии Белоруссии и Совет Министров БССР придают развитию архитектуры, свидетельствует ряд важных постановлений, которые являются ориентирами для архитекторов и строителей республики в их повседневной творческой и созидательной деятельности.
 
В дело развития архитектуры общественных зданий и сооружений Белоруссии огромный вклад внесли старейший проектный институт Белгоспроект, созданный 25 февраля 1933 года, а также ряд других ведущих проектных организаций, появившихся в послевоенное время в Минске и других городах БССР: Минскпроект, Минскгражданпроект, Белгипроторг, БелНИИГипросельстрой, Брестгражданпроект, Витебскгражданпроект, Гомельгражданпроект, Гродногражданпроект, Могилевгражданпроект. Работа некоторых из этих проектных институтов по проектированию и строительству общественных зданий тесно связана с именами видных советских зодчих, таких, как И. Лангбард, Г. Лавров, А. Оль, Р. Гегарт, М. Парусников, М. Бакланов, А. Брегман, Е. Бенедиктов, С. Ботковский, А. Воинов, В. Вараксин, В. Гусев, В. Ершов, В. Жуков, Г. Заборский, В. Король, О. Ладыгина, С. Мусинский, Л. Рыминский, Г. Сысоев и др.
 
Значительный вклад в развитие архитектуры общественных сооружений в Белоруссии за рассматриваемый период внесли также архитекторы В. Аладов, А. Бельский, А. Березовский, Ю. Григорьев, Э. Гольдштейн, Ю. Градов, А. Духан, И. Есьман, А. Желдаков, П. Кракалев, В. Крамаренко, Д. Кудрявцев, В. Кривошеев, Б. Ларченко, Л. Левин, Э. Левина, В. Малышев, Л. Москалевич, С. Неумывакин, С. Певный, Л. Погорелов, Л. Тамков, О. Ткачук, Р. Шилай, Ю. Шпит и многие другие.
 
Начавшийся с середины 50-х годов новый этап в развитии советской архитектуры открыл широкую дорогу не только индустриальному жилищному домостроению, но и массовому применению сборных железобетонных конструкций в проектировании и строительстве общественных зданий. Это вызвало коренную ломку устоявшихся методов решения задач архитектуры.
 
Однако лишь к концу 60-х годов белорусские архитекторы смогли преодолеть влияние традиций предыдущего периода и создать первые подлинно новаторские общественные сооружения и комплексы. Диапазон построек этих лет весьма широк и разнообразен: общественные здания и сооружения практически всех типов и видов появились в городах и поселках республики.
 
Здесь следует назвать здание Белгосфилармонии (1962), Дома культуры тракторного завода (1964) и камвольного комбината (1965) в Минске, здания Минского горисполкома (1963) и облисполкома в Гродно (1966), Дворец спорта (1966) и водно-спортивный комбинат (1967) в Минске, Дворцы культуры в Солигорске, Светлогорске и Новополоцке, кинотеатры «Пионер» (1966) и «Партизан» (1967) в Минске, здания ресторана «Беларусь» (1968) и цирка в Гомеле, павильон ВДНХ в Минске (1968), Дворцы культуры в ряде колхозов и совхозов республики и т. д. Это лишь наиболее заметные и значительные в архитектурном отношении, крупные объекты общественного назначения. Вместе с тем даже самое краткое знакомство с ними свидетельствует о том, насколько разнятся все они в стилевом отношении. Каждое здание не только отражает в той или иной степени уровень мастерства его создателей, но и дух времени со всеми его сложностями и противоречиями. Всего лишь 10 лет — конец 50-х — первая половина 60-х годов — с исторической точки зрения очень небольшой срок, однако и в нем перестройка архитектурно-строительного дела достаточно четко проявилась в многочисленных общественных сооружениях. От зданий, выполненных в неоклассических формах, через стилевое смешение к современным, новаторским объектам — вот путь развития архитектуры общественных зданий этого десятилетия, в полной мере показывающий становление индустриальных методов в строительстве и архитектуре республики.
 
Рассматривая созданные в этот период значительные общественные сооружения, мы по-разному оцениваем их не только с точки зрения непосредственного влияния на развитие архитектуры, но и пытаемся выявить их роль и значимость в области архитектуры вообще. Бесспорно, что одностороннее увлечение инженерно-техническими и экономическими вопросами на первом этапе отрицательно сказалось как непосредственно на облике зданий, так и на гармоничности сочетания с окружающей застройкой. В самом деле, скучные «сухие» фасады «современных» строений вырывались из общего фона уже существующей застройки, подчас пусть даже чрезмерно пышной и многосказательной. Будничность, подчеркнутая скромность и даже аскетизм новых зданий становились нормой. Одинаковые микрорайоны, казавшиеся в проектах такими демократичными и радостными, заполнили, казалось, все. Опасности вначале не заметили. За количественными показателями, качественными сдвигами не заметили, что упущено что-то важное. Четкие линии зданий-«тельняшек» казались некоторое время такими ясными... Однако уже в начале 60-х годов пришло понимание, что и в архитектуре «не хлебом единым жив человек». Вот здесь-то и начался поиск. Не всегда удачный, но отличавшийся возрождением художественных форм и деталей. Естественно, успеха достигли не сразу, поскольку на смену классическим формам, опиравшимся на прочную теоретическую основу архитектуры Древней Греции, Рима, а также работам виднейших советских зодчих середины 30-х — начала 50-х годов пришло нечто совершенно новое, чрезвычайно трудно воплощаемое если не в прекрасное, то хотя бы просто в выразительное. Требование времени, связанное с необходимостью резкого увеличения объемов строительства в условиях переосмысливания эстетических критериев и перехода строительства на индустриальные рельсы, сводило к минимуму индивидуальное в архитектуре. Ведущие зодчие республики, плодотворно созидавшие в предвоенный и послевоенный периоды на основе классических традиций, в большинстве своем некоторое время не могли найти выхода из создавшегося положения. Их сооружения отражали желание создавать современные, отвечающие времени объекты, порой растерянность, а в ряде случаев и неспособность сразу перестроиться или хотя бы приспособиться к требованиям всеобъемлющей индустриализации и массовой архитектуры. Объемно-пространственное решение объектов конца 50-х — начала 60-х годов основывалось на классических канонах с попыткой упрощения фасадов, введения разного рода деталей, иногда даже чуждых строю всего сооружения в целом. Примерами могут служить здание Белгосфилармонии, Дворцы культуры тракторного завода и камвольного комбината в Минске и ряд других. И все же в этих уникальных общественных сооружениях чувствовалось стремление уйти от старого, привычного к чему-то совершенно новому, что сразу трудно было найти, осознать, и, наконец, воплотить непосредственно в натуре. Эклектичные сооружения появлялись и позднее, и даже сейчас не столь уж редки, но они уже не могут оцениваться положительно, поскольку не несут прогрессивных идей обновления.
 
Однако этот период перестройки архитектуры в республике не оказался затяжным. Почти одновременно с сооружениями переходного периода в первой половине 60-х годов в ряде городов Белоруссии было возведено несколько крупных общественных объектов, в которых наглядно отразились новаторские устремления. К ним можно отнести здания Минского горисполкома и облисполкома в Гродно (арх. А. Михед, 1966), Дворец спорта, водно-спортивный комбинат, кинотеатр «Партизан» и павильон ВДНХ в Минске, здание ресторана «Беларусь» в Гомеле, Дворцы культуры в новых городах республики — Солигорске, Светлогорске, Новополоцке и др.
 
Здесь уже налицо в целом новый подход к решению объемно-пространственного построения объектов, часто основанный на более свободной компоновке планов и пространственных форм, отвечающих представлениям и требованиям времени. В своих сооружениях авторы применяют современные конструкции, новые строительные материалы. Именно эти объекты оказали наиболее значительное влияние на формирование оценочных критериев перспективного развития архитектуры большинства общественных зданий на значительный отрезок времени.
 
Достижения белорусских архитекторов в области проектирования и строительства общественных зданий к концу 60-х годов можно оценить как значительные. В этот период БССР посещают многочисленные делегации архитекторов и строителей из братских союзных республик с целью перенятия передового опыта. Ряд проектов крупных общественных сооружений был использован для повторного применения (здание Минского горисполкома для Кишинева и Гомеля, Дворец спорта для Челябинска и Волгограда, кинотеатр «Партизан» для Витебска). Высокую оценку многие из перечисленных выше общественных зданий получили в союзной и республиканской специальной печати, выступлениях руководителей партии и правительства БССР.
 
Последнее десятилетие (70-е годы) в развитии архитектуры общественных зданий Белоруссии обозначило качественно новый этап. Возросли наши возможности в области архитектуры, но одновременно повысились и требования к ее качеству. Это привело к тому, что творческий поиск стал еще более интенсивным и направленным. Ушли в прошлое растерянность и неуверенность, сопутствовавшие творческому поиску в период перестройки архитектуры. И это сказалось на результатах, нашло отражение в целом ряде отличных общественных сооружений. Одновременно интенсифицируются работы в области поднятия художественно-образного уровня объектов самого различного назначения.
 
С конца 60-х до начала 80-х годов в республике было построено значительное количество интересных общественных зданий. Среди них выставочные залы и павильоны, спортивные залы и комплексы, зрелищные и административные сооружения. Здесь следует назвать такие культурно-зрелищные объекты, как выставочный павильон — Дворец искусств, Дом литератора, кинотеатры «Октябрь», «Вильнюс», «Москва» в Минске, здания кинотеатров «Октябрь» в Барановичах и «Беларусь» в Бресте. Выделяются своей архитектурой здания Театра драмы и комедии в Бобруйске и театра музыкальной комедии в Минске, а также Дворца культуры профсоюзов в Бресте. Среди крупных спортивных сооружений, возведенных в течение последних десяти лет, можно отметить реконструированный к началу Олимпиады-80 минский стадион «Динамо» и стадион «Трактор», спортивный комплекс «Динамо», крытый каток и Дворец тенниса в Минске, спортивный комплекс для зимних видов спорта в Раубичах под Минском, легкоатлетические манежи в Гомеле и СК БВО.
 
Интересен также ряд административно-общественных объектов последних лет: здание проектных организаций Госстроя БССР в Минске, административные здания в Минске, Могилеве, Бресте, Бобруйске, Дом политпросвещения в Гомеле и многие другие.
 
Отрадно, что творческий поиск охватывает уже не только уникальные объекты республики, но и большинство общественных сооружений массового назначения, в том числе и такие, как школы (архитекторы Э. Гольдштейн, Ю. Бичан), детские сады-ясли (архитекторы А. Духан, И. Есьман, В. Васильев, С. Филимонов, В. Темнов), торговые учреждения (архитекторы В. Аладов, А. Желдаков) и др.
 
Значительная роль принадлежит общественным зданиям в формировании общегородских комплексов. Это всегда было отличительным качеством советской архитектуры на всех этапах ее развития.
 
Переход от проектирования отдельных общественных зданий к проектированию системы комплексов, формирующих структуру города и создающих функционально полноценную и архитектурно выразительную градостроительную основу общественных центров, сегодня неизбежен. И если и наблюдались определенные спады и подъемы в развитии общественных сооружений, обусловленные объективными и субъективными причинами, то это в целом почти не отражалось на комплексности проектных решений и ансамблевости застройки. Вместе с тем нельзя не отметить, что в середине 50-х годов переход к индустриальному строительству отрицательно сказался на качестве застройки, ее архитектуре. Причиной тому в известной степени явилось принижение в эти годы значения архитектуры как искусства, механическое упрощение облика зданий, неопределенность, свойственная периоду перестройки архитектуры и строительства в масштабе огромной страны. Причем быстрый рост объемов строительства, вызвавший появление к жизни большого количества типовых проектов далеко не лучшего качества, отрицательно сказался на архитектуре в целом. Тем отраднее, что вскоре в различных городах БССР появляются первые примеры по-новому осознанной и подлинной ансамблевой застройки. И если ранее мы, говоря об ансамблевости застройки в республике, в качестве примера могли назвать лишь застройку Ленинского проспекта в Минске, то сегодня с гордостью можно перечислить целый ряд крупных архитектурных комплексов, которые являются украшением городов, и среди них: жилищно-торгово-зрелищный центр по бульвару Толбухина, административно-торговый и зрелищный центр по проспекту Машерова (б. Парковая магистраль) в Минске, торгово-административный центр по ул. Московской в Бресте, застройка площади Победы в Витебске и др.
 
Комплексность принятых проектных решений, ансамблевый подход к застройке — отличительные черты общественных и торговых центров большинства жилых районов и микрорайонов, построенных в последние годы.
 
Значит ли все вышеизложенное, что в этом вопросе у нас сегодня нет никаких проблем? Есть конечно! Нередкие проявления индивидуализма принятых проектных решений, а то и просто низкая творческая культура и неуважительность к ранее созданному, проблемы синтеза искусств, низкое качество исполнения в натуре задуманных творческих решений — вот, пожалуй, наиболее значительные, достаточно четко обрисовавшиеся проблемы архитектуры настоящего времени.
 
Сегодня еще нередко в практике проектирования и строительства встречаются общественные сооружения, которые не вписываются в ткань городской застройки, вырываются из стилевого строя ансамбля того или иного комплекса, площади или района, разрушают их композиционное единство. Отдельные авторы проектов, стараясь проявить себя и самоутвердиться, часто полностью игнорируют существующую застройку, с удивительной легкостью разрушают ее целостность. В этих случаях не могут служить оправданием разговоры о мнимом разнообразии и архитектурной выразительности. Это в значительной степени относится к решениям площадей Ленина, Центральной, Юбилейной, части застройки Ленинского проспекта в Минске, площади Ленина в Гомеле, которые по сути дела являют собой не единые и целостные архитектурные ансамбли, а набор разрозненных, ничем не связанных между собой сооружений. И тут дело, конечно, не только во влиянии на творчество зодчих того или иного периода развития архитектуры в республике.
 
Настораживает также индивидуализм проектных решений значительного количества общественных зданий последних лет. Даже лучшие из них, например такие, как Дом литератора по ул. Фрунзе, здания НИИ ЭВМ по ул. Горького в Минске и ПКБ АСУ по ул. Замковой в Витебске, а также целый ряд других характеризует не всегда оправданное контрастное, не связанное ни с ритмом, ни с масштабом окружающей застройки архитектурное решение. В связи с этим не кажется столь уж странной «эпопея» с размещением здания Дворца республики, проект которого в течение многих лет «кочевал» без каких-либо значительных изменений принципиального объемно-пространственного решения с одного места в центре города Минска на другое.
 
Вышеизложенное в определенной степени может быть отнесено и к практике проектирования и строительства таких важных в градостроительном отношении объектов, как спортивные сооружения. В большинстве случаев они не концентрируются в крупные, приближенные к жилью и транспортным магистралям комплексы с заранее запланированным расширением, как это принято сегодня в мировой практике строительства, а размещаются разрозненно, «штучно», порой случайно на территории городов. Это относится в основном ко всему спортивному строительству в республике и связано с ухудшением и удорожанием эксплуатации спортивных объектов, излишними миграциями населения, вызывающими перегрузку транспорта, потери времени у населения, ослабление спортивной работы в целом и др. Но главное то, что города теряют важные градостроительные интересные в архитектурном отношении акценты.
 
Что же препятствует в данном случае проведению правильной архитектурной политики? Причин много: часто меняющиеся программы на проектирование; длительные, иногда достигающие 10—12 лет, сроки строительства отдельных объектов; ведомственность и связанная с ней измельченность проектных решений и, наконец, часто незнание заказчиком, а иногда и просто игнорирование на местах современных тенденций развития спортивных сооружений, комплекса специфических требований, связанного с их проектированием и возведением. В устранении этих недостатков автору видится не только улучшение дел в области проектирования и строительства спортивных сооружений, но и многих других общественных объектов массового назначения в городах и поселках республики.
 
К сожалению, до последнего времени почти не радует находками творческое содружество архитекторов и художников-монументалистов Белоруссии. Синтез искусств, о котором так много и горячо говорится на протяжении долгих лет, в большинстве случаев потрясает лишь сметно-финансовыми расходами и объемами принятых к исполнению решений, а не гармоничным сочетанием художественных работ с архитектурой возводимых сооружений. И мы уже привыкли к тому, что художественное оформление того или иного здания почти обязательно связано с чем-то объемистым, огромным, многофигурным. Примерами такого рода могут служить решение ряда площадей в городах республики (например, площади Я. Коласа и Юбилейная в Минске), «художественное» оформление значительного количества объектов общественного назначения (например, здания Дома моделей, Дворца тенниса по проспекту Машерова в Минске), жилых домов.
 
Это, конечно, не означает, что положительных примеров нет. Художественное оформление кинотеатра «Москва» и Театра музыкальной комедии в Минске, интерьеры Театра драмы и комедии в Бобруйске и ряда других общественных сооружений достойно представляют творческое содружество архитекторов и художников республики. Но как еще мало таких примеров в практике современной белорусской архитектуры!
 
Сравнивая различные современные общественные сооружения с объектами такого же назначения конца 50-х — начала 60-х годов, мы в ряде случаев с удивлением обнаруживаем в них определенную схожесть, которая в некотором смысле подтверждает диалектическую идею спиралевидности развития тех или иных процессов в обществе. Дело в том, что в архитектуре отдельных общественных сооружений последних лет отмечается смешение стилевых архитектурных приемов, деталей, неумеренное применение декора, а также дорогостоящих отделочных материалов. Эти явления, как уже указывалось выше, были характерны для творчества некоторых зодчих в период перестройки архитектуры в конце 50-х — начале 60-х годов. Создается впечатление, что и сегодня, спустя почти двадцать лет, некоторые специалисты недостаточно четко представляют себе тенденции развития современной архитектуры. Эклектизм со всеми вытекающими последствиями, затронувший в последнее время творчество некоторых зодчих, в значительной степени объясняется не только желанием последних оживить «индустриальную» архитектуру создаваемых ими объектов, уйти от стереотипных, много раз повторенных приемов и решений, обусловленных рамками строительной индустрии и усугубленных в ряде случаев невысоким качеством строительства, но и отсутствием собственных взглядов на развитие современной архитектуры в целом. Один из выходов из этого положения — в большем приобщении архитекторов к работе над зданиями из индустриальных конструкций, осмысливании их необходимости в современных условиях и, как следствие, освоении новых, прогрессивных методов возведения, дающих заметное улучшение объемно-планировочных и архитектурных решений общественных сооружений.
 
Настораживают также факты заимствования образных решений некоторых типов общественных зданий. Примером может служить ряд административных объектов последних лет, облик которых явно формируется по вполне определенным, заимствованным извне рецептам.
 
По-видимому, настала пора критически взглянуть на все то, что мы создали в области архитектуры вообще и архитектуры общественных сооружений в частности. И не только оценить полезность этих сооружений, их технологичность и размещение в черте города, но и их художественность как произведений искусства, т. е. непосредственно архитектуру.
 
При проектировании уникальных сооружений и комплексов с особой остротой встают проблемы новаторства и традиций, национального и интернационального в архитектуре. Необходимо оправданное, осознанное использование традиционных элементов в тектоническом единстве с индустриальными методами их изготовления, то, что, безусловно, воплощает в себе единство преемственности и новаторства.
 
Сегодня у нас практически нет профессиональной архитектурной критики, которая авторитетно раскрывала бы перспективу развития современной архитектуры. Статьи в журналах, посвященные наиболее значительным общественным сооружениям или комплексам, в большинстве случаев имеют описательный и в своей сути хвалебный, утверждающий характер. Естественно, такое положение не может обеспечить объективных критических оценок, правильной ориентации творческой практики. Часто трудно уловить и теоретическую платформу авторов, на которой базируется их творчество. Именно поэтому взаимную увязку проектных решений и научных исследований в современной архитектуре следует рассматривать как настоятельное веление времени.
 
Однако сегодня это лишь пожелание, вызванное пониманием необходимости такого синтеза. Ведь само состояние архитектурного дела, его зависимость от строительной индустрии, низкая стоимость проектных работ, жесткие сроки возведения остро необходимых обществу объектов самого различного назначения во многом являются причинами существующего разрыва между архитектурной теорией и практикой. К сожалению, в этих условиях архитектурная наука не смогла стать тем необходимым компасом, который мог бы задавать правильное направление. Иной раз не столь уж многочисленные теоретические изыскания попросту игнорируются.
 
Положение в определенной степени усугубляется и несовершенной практикой оценки проектируемых объектов утверждающими инстанциями, решения которых сегодня в ряде случае отличаются субъективизмом. При этом не всегда учитывается перспектива даже ближайших лет, а также передовой отечественный и зарубежный опыт. В некоторых случаях авторам проекта приходится рассчитывать просто на удачу. Может быть поэтому невозможно сегодня установить прямых виновников наиболее вопиющих случаев низкого архитектурного качества. Но, видимо, нельзя в ряде случаев винить в этом только архитекторов, поскольку проекты утверждались большим количеством весьма авторитетных инстанций. И это лишний раз подтверждает наличие пробелов в современной архитектурной теории, неудовлетворительное состояние профессиональной архитектурной критики, что в свою очередь обусловлено принижением роли архитектуры как вида искусства.
 
Тем не менее при всей сложности и противоречивости картины развития архитектуры в республике можно с удовлетворением утверждать, что творческая мысль, поиск находятся на подъеме. Хочется отдать должное тем зодчим, которые, оперируя ограниченными средствами при далеко не всегда качественном исполнении строительных работ, создают выразительные ансамбли и отдельные объекты.
 
Развитие типов общественных зданий во многом обусловлено всесторонним совершенствованием системы обслуживания населения и связано не только с новым строительством, но и с реконструкцией и переоборудованием существующих объектов. Общественные здания, предназначенные для обслуживания трудящихся, с одной стороны, должны располагаться вблизи от жилья, а с другой — концентрироваться в многопрофильные, полифункциональные, приближенные к транспортным магистралям комплексы с широким выбором и специализацией видов обслуживания.
 
В объемно-пространственных решениях общественных зданий последних лет получила распространение гибкая планировка, трансформативность отдельных элементов и помещений, увеличивающая функциональную гибкость объекта в целом. Вместе с тем одновременно с многофункциональными сооружениями развиваются и специализированные типы общественных зданий. И если универсальное назначение во многом продиктовано условиями рациональной эксплуатации и экономической эффективности, то специализация объекта повышает качество проведения в нем тех или иных мероприятий. Для сравнения можно привести два вида зрелищных сооружений: Дворец спорта и здание Белгосфилармонии в Минске. Первое из них имеет универсальный зрительный зал вместимостью до 6 тыс. зрителей, предназначенный для проведения в нем соревнований по 18 видам спорта, а также эстрадных концертов, фестивалей, цирковых представлений, митингов и собраний. Второе — зал на 1 тыс. зрителей, в котором могут проводиться концерты камерной и оркестровой музыки. Благодаря жестким требованиям, предъявляемым к многоцелевым зрелищно-спортивным сооружениям, к которым относится и минский Дворец спорта, стала возможной его эксплуатация в целом на хороших, хотя и компромиссных условиях в течение вот уже более полутора десятка лет. Гораздо более узкое целевое назначение зрительного зала филармонии потребовало больших мероприятий по организации помещения, его оборудованию с целью обеспечения прежде всего отличного звучания. Безусловно, в каждом из приведенных примеров целевое назначение сооружений повлияло на их архитектурно-образное решение.
 
Сегодня многофункциональность становится все более характерной чертой общественных сооружений, особенно таких, как клубные здания, кинотеатры, танцевальные залы, кафе, выставочные залы, спортивные сооружения. Причем для увеличения гибкости, мобильности эксплуатационных характеристик все шире начинает применяться кооперированное сочетание различных видов сооружений. Примером такого рода может служить кинотеатр «Дружба» в жилом районе Чижовка в Минске, где сблокированы в едином объеме кинотеатр, танцевальный зал и кафе.
 
Обеспечение как максимальной универсальности, так и специализации — две одинаково трудные, сложные и одновременно существующие тенденции в развитии современных общественных зданий. Вместе с тем у нас в республике универсальные сооружения и многофункциональные комплексы, созданные на условиях кооперации помещений, еще не получили достаточного развития. Это, естественно, мешает существенно повысить функциональные, градостроительные характеристики и, что особенно важно в современных условиях, экономичность эксплуатации общественных сооружений, а также и само качество обслуживания населения.
 
В недавно вышедшей книге «Архитектура общественных зданий» общественный центр города определяется как «организованная совокупность сооружений и пространств, создающая архитектурную среду мест сосредоточения социальных функций в городе»*. Очевидна широта и многогранность этого определения общественного центра, который, являясь неотъемлемой частью планировочной и социальной структур города, несет вполне определенную типологическую и функциональную нагрузку в каждом конкретном случае. Эта нагрузка во многом предопределяется взаимосвязью двух противоположных тенденций — концентрации и рассредоточения функций, что и является основополагающим в решении вопросов формирования тех или иных многофункциональных городских общественных центров. В этом их названии полностью, точно и лаконично изложены суть и назначение комплексов. Примерами таких центров в республике могут служить комплекс административных, зрелищных и торговых сооружений по проспекту Машерова, зрелищно-торговый центр по бульвару Толбухина в Минске, общественные центры жилых районов в ряде крупных городов БССР. Размещаемые вблизи транспортных магистралей, они способствуют перспективному строительству с постоянной тенденцией к расширению их функций.
____________
* Архитектура общественных зданий. — М.: Стройиздат, 1980, с. 14.
 
Одновременно с многофункциональными общественными центрами городов создаются крупные специализированные комплексы — культурно-зрелищные, торговые, административные, учебные и др. Как примеры такого рода можно назвать торговый центр по ул. Московской в Бресте, комплексы учебных зданий медицинского и архитектурно-строительного институтов в Минске и др.
 
Появление того или иного общественного центра в любом случае обусловлено планировочной структурой города и зависит от многочисленных параметров. Поскольку в настоящей работе не ставится целью проведение теоретических изысканий в этом направлении, следует только добавить, что общественные центры по назначению можно подразделить на центры повседневного обслуживания, расположенные в непосредственной близости от жилья, и центры общегородского значения (эпизодического пользования).
 
И если первые относятся к объектам массового строительства, то вторые, концентрируя в своем составе значительные, крупные культурно-зрелищные, торговые, административные сооружения, являются местами притяжения городского населения в целом. В малых и большинстве средних городов обычно существует один общегородской многофункциональный общественный центр. Общественные центры больших городов подразделяются на несколько уровней. Общественные здания в большинстве случаев концентрируются в местах, предназначенных для организации общественных центров городов или вблизи от них. Однако могут также строиться и отдельно стоящие здания или комплексы. В соответствии с этим и проводится в настоящей работе анализ архитектурно-планировочных решений наиболее значительных общественных сооружений, построенных в городах республики за последние два десятилетия, с целью выявления тенденций развития их архитектуры.
 
Сложная картина состояния архитектуры общественных зданий и сооружений в республике объясняется не только социально-экономическими условиями, многогранностью человеческих взаимоотношений в процессе производственной и творческой деятельности, индивидуальностью творческих поисков различных авторов, но и, безусловно, возрастающей из года в год архитектурной и функционально-технологической сложностью самих объектов, постоянно растущим количеством типов и видов зданий. Движение вперед в этих условиях возможно лишь при повышении требований к качеству проектирования со стороны государственных архитектурных органов. И тогда те трудности, которые испытывают многие зодчие при согласовании своих проектов, окупятся высоким качеством принципиальных решений. Можно с уверенностью утверждать, что разумное повышение требований к качеству архитектурного проектирования, даже при некоторых издержках, несет в себе положительное. Результаты строительства рассматриваемого периода в целом подтверждают это.
 
Задачи, поставленные в XI пятилетке XXVI съездом КПСС и XXIX съездом КПБ перед капитальным строительством, грандиозны. В свете их решений определены конкретные вопросы, которые с достаточной степенью точности дают на сегодня и ближайшее будущее направление для творческой деятельности архитекторов Белоруссии. Ансамблевое возведение жилых и общественных зданий с использованием высокотехнологичных индустриальных методов, обеспечивающих повышение качества строительства при высокой художественной выразительности отдельных сооружений, — вот комплексная и сложная проблема, которая стоит перед зодчими.
 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
От автора 3
 
Глава 1.
Основные направления развития архитектуры общественных зданий Белоруссии (60—70-е годы)  8
 
Глава 2.
От классической архитектуры к архитектуре индустриальной (общественные здания и комплексы 60-х годов)  26
 
Глава 3.
Углубленный творческий поиск в условиях совершенствования индустриальных методов строительства (архитектура общественных зданий 70-х — начала 80-х годов)  48
 
Заключение  114
Литература  116
 

 

Примеры страниц

Архитектура общественных зданий Белоруссии / С. Д. Филимонов. — Минск : Вышэйшая школа, 1985 Архитектура общественных зданий Белоруссии / С. Д. Филимонов. — Минск : Вышэйшая школа, 1985
 

 

Скачать издание в формате djvu (яндексдиск; 28,0 МБ).
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

9 июля 2018, 14:10 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ALFRESCO
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Архитектурное бюро «РК Проект»
АО «Прикампромпроект»
Джут