наверх
 
Удмуртская Республика


Гаевская З. А. Градостроительные основы развития сельскохозяйственных ландшафтов и поселений Нечерноземья. — Санкт-Петербург, 2019

Градостроительные основы развития сельскохозяйственных ландшафтов и поселений Нечерноземья : Диссертация / З. А. Гаевская ; Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. — Санкт-Петербург, 2019  Градостроительные основы развития сельскохозяйственных ландшафтов и поселений Нечерноземья : Диссертация / З. А. Гаевская ; Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. — Санкт-Петербург, 2019
 
 

Градостроительные основы развития сельскохозяйственных ландшафтов и поселений Нечерноземья : Диссертация на соискание ученой степени доктора архитектуры : Специальность 05.23.22 Градостроительство, планировка сельских населенных пунктов / З. А. Гаевская ; Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. — На правах рукописи. — Санкт-Петербург, 2019. — 430 с., ил.

 
 

ВВЕДЕНИЕ

 
Актуальность исследования
 
Сельское хозяйство — одно из первооснов жизнеспособности государства. Для снижения угроз продовольственной безопасности нашей страны процесс развития агропромышленного комплекса должен быть управляемым на основе решения задачи комплексной и экологически целесообразной функционально-планировочной организации территории сельских поселений. Создание принципиально новой доктрины обеспечения продовольственной безопасности и возврат к многоукладности сельской экономики делает эту задачу фундаментальной для градостроительства.
 
Принципиальное отличие между городскими и сельскими населенными местами заключается в функциональной роли земли. В городах она связана с размещением на ее территории производства и социальной инфраструктуры. В сельском поселении земля является основным средством производства и предметом труда, так как участвует в процессе производства продукции сельского хозяйства.
 
Историческая система расселения (понимаемая как инфраструктура), приспосабливалась к условиям производства. Традиционное сельское хозяйство задавало пространственные параметры системы сельского расселения, перспективы ее развития. В историческом сельском расселении был жизненно необходим баланс между пашенными землями, пастбищами и сенокосами. Урожайность сельскохозяйственных культур зависела от количества вносимых органических удобрений (основной меры повышения плодородия почв). Если их не хватало — требовалась еще большая распашка земли под требовательные культуры. В результате такой деятельности возникал дефицит сенокосных и пастбищных угодий. Рациональность ведения сельского хозяйства требовала соблюдения должной пропорции между скотоводством и хлебопашеством.
 
Поэтому для исторического сельского расселения было характерно следующее: на «худых» землях меньшее количество дворов, а на «добрых» большее; концентрация населения на землях лучшего качества; пашня на подзолистых почвах Нечерноземья могла использоваться длительное время лишь при условии больших количеств органических удобрений — это привязывало населенные пункты к полям, улицы в них сообразовывались с полизональным расположением угодий; тропы, дороги «удерживали» пространственную структуру угодий.
 
Историческое сельское расселение было природосообразным, и регулировалось цепочками причинно-следственных связей — что означало наличие у него определенного свойства «самоорганизации» (скоординированной реакции на воздействия внешних и внутренних сил). При таком подходе, экосистемы не разрушались, так как дисперсное расселение было органично встроено в их процессы массоэнергообмена. Ресурсосберегающий адаптивный подход к пространственной организации территории землепользования помогал крестьянству не только выживать, но и выдвинул Россию в конце 19 — начале 20 века в главные экспортеры высококачественной сельскохозяйственной продукции (высокобелковой пшеницы, волокна и семян льна, растительных масел и пр.).
 
Массовая коллективизация 1929—1930-х годов привела к перевороту в сельскохозяйственном производстве, и означала полное уничтожение традиционных методов хозяйствования и крестьянского земельного владения. Был взят путь на ресурсоистощительное неадаптивное землеустройство. Такой принципиальный сдвиг в землепользовании привел к не гармоничности индустриального сельского хозяйства природным экосистемам. Демографические, градостроительные результаты и последствия этого государственного мероприятия чувствительны до настоящего времени, так как их финал — деградация агропромышленного комплекса1. Пространственное следствие упадка сельского хозяйства — распад системы расселения. Так, плотность населения менее 5 человек на кв. км на 41% территории характерна для Нечерноземной зоны (в 1959 году — 17%) [271].
____________
1 «Для решения проблемы обеспечения говядиной и освоения имеющихся кормовых ресурсов в течение 15-20 лет необходимо обеспечить ежегодный прирост мясного поголовья на 2 млн голов в год. Для достижения таких приростов необходимо ежегодно создавать и реконструировать 20 тыс. фермерских хозяйств с поголовьем не менее 100 голов» (Шагайда Н. И., Узун В. Я [304, с. 80].
 
Новая организация сельского хозяйства базировалась на отказе от народного опыта, идее укрупнения, предусматривающей централизацию системы расселения. Ликвидация «неперспективных» деревень приводила к ликвидации угодий, сокращению посевов, уменьшению кормов для скота. Такой подход усиливал пресс на природу в ядерных элементах системы расселения. Чрезмерная эксплуатация оставшихся в обороте сельскохозяйственных земель без соответствующего инвестирования в плодородие почв приводила к дальнейшему их забрасыванию. Применяемые минеральные азотные удобрения являлись источником загрязнения воздуха, вод и почв. Гордеев А. В. и другие подчеркивают: «Районы расположения индустриальных животноводческих и птицеводческих объектов, как правило, являются экологически неблагополучными, в ряде случаев определяются как зоны экологического бедствия» [161, с. 25]. Укрупнение полей привело не только к недоборам урожая (из-за разности в экотопах) но к невиданной водной и ветровой эрозии.
 
Кулешова М. Е. отмечает: «В основе планировки сельскохозяйственного индустриального ландшафта лежат представления о геометрии прямых линий, ровных плоскостей, большие площади и объемы, монотонность поверхности, упрощенная структура ландшафта» [98, с. 247]. Проводимая в 20 веке аграрная политика, способствовала нарушениям естественных массоэнергообменных процессов в ландшафтных комплексах. Нарушенный природный экологический баланс в индустриальном сельскохозяйственном ландшафте требует воссоздания гармоничного единства естественной и искусственной среды жизнедеятельности (социоприродного развития, подразумевающего снижение антропогенных эффектов в биосфере до уровня не превышающего ее регулятивно-компенсационных возможностей, качественное новое природопользование и жизнеобеспечение человеческого общества 21 века).
 
Но для повышения устойчивости экосистем проектируемая структура территории должна быть более развитой, разнообразной и сложнее организованной, чем исходная. В градостроительстве необходимо ввести понятие подразумевающее переход от индустриального сельскохозяйственного ландшафта (несоразмерного природной структуре местности и человеку) к биосферосовместимому (полизональному, мозаичному и полиморфному). Этого требует и замена истощительной, преимущественно химико-техногенной интенсификации агропромышленного комплекса на инновационно-прорывную стратегию адаптивного развития. Она подразумевает необходимость сохранения равновесия биосферы, биологизацию и экологизацию интенсификационных процессов в сельском хозяйстве и поиск «дифференцированного (высокоточного) использования природных, биологических, техногенных, социально-экономических, трудовых ресурсов» [304, с. 6-11].
 
Проблема локальной адаптивной интенсификации АПК тесна связана с развитием конкретных населенных мест на основе увязки антропогенной нагрузки со свойствами территории. «Наибольшая дробность плановой структуры территории определяется минимальной величиной ее элементов, при которой они сохраняют необходимое функциональное качество и компенсаторную способность» [119, 268]. Улучшение структуры баланса вещественно-энергетических и антропогенных связей возможно только при рассмотрении конкретного места, как самоорганизующейся территориальной системы (СТС). Именно в населенных местах, в концентрированном виде проявляется взаимодействие человека, производства и природы, которое можно описать понятием — месторазвитие. Оно было введено еще в 1926 году географом, экономистом и социологом П. Н. Савицким. Суть введенного им понятия: «Взаимное приспособление живых существ к другу ... в тесной связи с внешними географическими условиями, создает ... свой порядок, свою гармонию, свою устойчивость» [177, с. 267].
 
Этот термин учитывает одновременную многоплановую «встроенность» человеческого общества и результатов его деятельности в социально-экономические и природно-ландшафтные системы. Месторазвитие представляет сельское расселение как самоорганизующейся территориальную систему, первичными определяющими элементами которой являются — природа, население, хозяйство, причем между ними существуют определенные соотношения, ограниченные правилами «игры» (цепочками причинно-следственных связей). Такое целостное рассмотрение позволяет применить типологию, показывающею характерные черты сельскохозяйственной территории и делает возможным моделирование сельского расселения на основе рейтинговой оценки. Это даст стратегию возрождения сельских территорий на основе связи между прогнозированием (что нужно достичь для их устойчивого развития), планированием и проектированием (как это сделать).
 
В целом, можно сказать, что с теоретической и практической точек зрения актуальна и возможна разработка градостроительных основ развития сельскохозяйственных ландшафтов2 и поселений Нечерноземья.
____________
2 Сельскохозяйственный ландшафт — это ландшафт, используемый для целей сельскохозяйственного производства, формирующийся и функционирующий под его влиянием (ГОСТ 17.87.1.02.88).
 
Степень научной разработанности проблемы.
 
В российской градостроительной науке большинство работ общетеоретической и региональной направленности затрагивают вопросы села лишь фрагментарно, в виде отдельных аспектов:
 
1) развития градостроительной типологии форм сельского расселения (М. А. Васильева [26, 27], В. В. Мусатов [124, 125]); В. П. Орфинский [143], Ю. С. Ушаков [209], В. Я. Хромов [217]);
 
2) изучения географических, экономических, социальных аспектов развития сельских поселений и их территориальных групп (В. Р. Беленький, В. Грюн [51], C. A. Дектерев [57], К. П. Иванов [72], В. Н. Калуцков[84], Г. А. Кузнецов[19], А. А. Романов [172], Н. Рожков [171], А. К. Славуцкий, В. М. Стерн[198, 199], С. А. Степанов[197], В. А. Тихонов [216], Л. К. Френк, А. П. Огарков[138], М. В. Посохин [153], Г. Д. Платонов [151], А. Ф. Хайретдинов [212], А. В. Чаянов[221], В. И. Чалов [218]);
 
3) взаимодействия архитектуры и планировки сельских населенных пунктов (В. А. Багиров [10], В. М. Богданов [149], Л. Е. Бирюков [18], И. А. Виншу [31], О. К. Гурулев [53], В. Н. Калмыкова [83], В. А. Кузьмин [163], С. Б. Моисеева [215], В. С. Рязанов [174], В. К. Степанов [197], Л. В. Хихлуха[215]);
 
4) архитектурной организации территорий сельских предприятий (Г. М. Изаксон [73], А. И. Кочин [96], М. Ф. Уткин [208], И. А. Херувимова [214]);
 
5) взаимодействия архитектурных форм и природного ландшафта (Ю. И. Курбатов[101], Г. Ю. Сомов [7])
 
Поэтому методологической базой настоящего исследования послужили работы в области: общих вопросов теории архитектуры и градостроительства (М. Х. Атабаев [8], Л. Н. Авдотьин [1], И. Д. Белогорцев [16], В. В. Владимиров [33, 34, 35, 36], А. Э. Гутнов [54], Г. Гурьянов [249], И. А. Добрицина [60], А. В. Иконников [74], В. А. Ильичев[75], К. К. Карташова [261], Г. И. Лаврик [104], И. Г. Лежава [107], Н. И. Наймарк [33], В. А. Нефедов, И. М. Смоляр [190], Ю. С. Сушков [203], М. В. Шубенков [223], З. Н. Яргина [227, 228, 229, 230]); искусствоведения (В. Воронов[40], И. А. Евин [65], Н. А. Пластов[150]); теоретических основ ландшафтоведения (В. И. Вернадский [28,29, 122, 123, 211], А. В. Воейков [38], В. В. Докучаев [61, 62], А. Г. Исаченко [77], Е. Ю. Колбовский [91], Н. Ф. Реймерс. [170], М. Е. Кулешова [98]); антропологии (В. П. Алексеев [5], Д. Скотт); планирования территории (А. Д. Урсул [295], А. И. Субетто [201], В. А. Шальнев [222, 303], В. П. Казначеев [81]).
 
В 1978 году, в учебном пособии «Архитектурное проектирование агроиндустриальных комплексов» (В. В. Мусатов, Н. Н. Гераскин, В. А. Новиков) [125] впервые было сформулировано понятие агроиндустриального комплекса как единого градостроительного формирования нового типа («производство + жилье + общественные пространства и объекты + природа»), который может изучаться и проектироваться как единое целое» [125, с. 3—27]. Основа АИК — крупные предприятия. Так в 1990 году уже в учебнике «Архитектурное проектирование агроиндустриальных комплексов» были рассмотрены предприятия, преимущественно крупные, работа которых эффективна лишь при централизованных поставках кормов и сырья, что в современных рыночных условиях трудно осуществимо [125]. Развитие предприятий агропромышленного комплекса (АПК) малой и средней мощности требует проектирования среды жизнедеятельности, то есть месторазвития.
 
В 2003 году в диссертации Г. И. Пустоветова был сформулирован тезис: «Целевая направленность на создание крупных архитектурно-планировочных комплексов постепенно замещается задачей формирования масштабной среды сельских поселений на основе учета социального и экологического баланса территории» [167, с. 261]. Но представленная в нем задача не была раскрыта конкретными показателями (на основе хозяйственной емкости3 экосистемы4) с учетом инструментов управления: прогнозирования, планирования и проектирования для ее целостного решения.
____________
3 Хозяйственная ёмкость (ассимилирующая, несущая емкость, carrying capacity) природных экосистем и биосферы в целом — своего рода интеграл того предельного антропогенного воздействия, превышение которого приводит ее в возмущенное состояние и угрожает необратимой деградацией (URL: http://lit.lib.ru/r/rejf_i_e/peredglawnymwyzowomciwilizacii.shtml)
4 Экосистема — единая, устойчивая, саморазвивающаяся, саморегулирующаяся в пределах определенного (локального) участка биосферы совокупность живых и неживых экологических компонентов, связанных между собой объемом веществ, энергии, информации (Бахирев Г. И. и др. Система показателей оценки экологической емкости агроландшафтов для формирования экологически устойчивых агроландшафтов. — Курск. ГНУВНИИЗиЗПЭ РАСХН, 2012. — С. 4).
 
Основой ее может быть типология, выявляющая разнообразие условий мест обитания и форм сельскохозяйственной деятельности. На сегодняшний день она рассматривается поэлементно и без учета хозяйственной емкости биосферы (в монографиях — коллектива авторов под редакцией В. С. Рязановой, Т. П. Клоковой «Планировка и застройка сельских населенных мест» [148] и С. А. Ковалева «Сельское расселение» [88]); учебнике под редакцией В. К. Степанова «Архитектура гражданских и промышленных зданий: основы планировки населенных мест» [197]).
 
Связь типологии с рейтинговой оценкой устойчивого развития сельских территорий не исследовалась ни в каких научных трудах. А они нужны для целенаправленных действий по формированию генеральных планов и правил землепользования и застройки.
 
Для зарубежных исследований сельских территорий характерно стремление к изучению междисциплинарных связей (В. Грюн [51]; A. L. Lundby [234]; D. Nilsson [237]). Среди российских новых научных работ (с 2000 года), посвященных проблеме территориальной целости системы расселения можно отметить труды и статьи: В. В. Владимирова и Н. И. Наймарка [33], В. Я. Любовного [270], В. А. Новикова [133], Г. В. Есаулова [251], М. В. Шубенкова [305], И. Г. Лежавы [107], Л. В. Хихлухи, Р. Д. Багирова, С.Б. Моисеевой, С. Д. Митягина [119, 120], Н. М. Согомонян [215], М. Я. Вильнера [215]), Г. В. Сдасюк [183], В. В. Пациорковского [146] и д.р.
 
Таким образом, сейчас актуально для градостроительства совершенствование интеграционной системы знаний, объединяющих экономические, экологические, социальные, градостроительные аспекты в рамках обеспечения общей стабильности биосреды. Принципиально такое объединение возможно, так как градостроительство традиционно направлено на комплексное формирование среды с заданными свойствами.
 
В этой связи — развитие, где могут быть сбалансированы формы жизнеустройства и формы ведения эффективного сельского хозяйства с экологическими регуляторами устойчивого функционирования природной среды, не только насущная задача социально-экономической политики России, но и фундаментальная градостроительная проблема.
 
Выявленная проблема обусловила гипотезу исследования: для устойчивого пространственного развития сельских территорий необходимо и возможно восстановление симбиоза между природной средой и антропогенными объектами (посевами сельскохозяйственных культур, жилыми поселениями, закрытыми сельскохозяйственными и агропромышленными объектами производства, коммуникациями и т.п.).
 
Это значит, что объектом исследования становится:
  • Сельское расселение различных типов, а также их социоприродная функционально-планировочная организация как самоорганизующихся территориальных систем.
 
Следовательно, предмет исследования:
  • Градостроительные основы развития сельскохозяйственных ландшафтов и поселений: результаты двух форм хозяйственного освоения ландшафта — традиционный крестьянский и индустриальный; закономерности, принципы, условия встраивания функционально-планировочных структур исторических поселений в естественные природные процессы данной территории; методика моделирования гармоничного единства естественной и искусственной среды жизнедеятельности сельских территорий; показ характерных черт сельского расселения на основе соотношений в триаде «природа-население-хозяйство»; выявление цепочек причинно-следственных связей на сельских территориях и построение рейтинга; социоприродное прогнозирование, планирование и проектирование сельского расселения, обеспечивающие устойчивость пространственного развития зон локализации АПК Нечерноземья.
 
Ретроспективными границами исследования является хронологический период с конца 14 века и по настоящее время.
 
Территориальные границы. Территория Нечерноземья охватывает четыре экономических района: Северный экономический район; Северо-западный экономический район; Центральный экономический район; Волго-Вятский экономический район. Помимо них в состав Нечерноземья входят также отдельные регионы России: Калининградская область; Пермский край; Свердловская область; Удмуртия. Географической спецификой региона является преобладание в почвенном покрове подзолистых почв. Мозаичность ландшафта исторически предопределяет очаговое или выборочное сельскохозяйственное освоение и мелкоконтурность угодий. Дробность и разбросанность сельхозугодий требует и соответствующей дисперсной системы расселения. Кроме этого, почвенно-климатические и погодные условия Нечерноземья создают крайне ограниченный срок полевых работ — около 130 дней, семь месяцев стойлового содержания скота (такой ситуации нет ни в Европе, ни в США). Их разнообразие и суровость требует предельно рационального землепользования и внутрихозяйственного землеустройства, оптимальных трудовых балансов в сельском расселении и ресурсосбережения.
 
Система сельского расселения изучается только на примере сельских поселений, связанных с производственной деятельностью, так как это предопределит поиск оптимальных инструментов развития всех форм хозяйствования на селе (сельскохозяйственные организации, крестьянские (фермерские) хозяйства, личные подсобные хозяйства, а также крупные интегрированные формирования (холдинги)). Это возможно, так как Федеральный закон о местном самоуправлении расширил границы сельских поселений до зон локализации хозяйственной деятельности. Такой подход предусматривает рассмотрение всего перечня земель различных категорий, в том числе и особо охраняемых территорий (ООТ). Установленные границы земель ООТ не изменяются, только их площади или показатели учитываются в проектных балансах устойчивой функционально-пространственной организации.
 
Теоретически обоснованная цель исследования, состоит в том, чтобы для Нечерноземья выявить оптимальный социальный, хозяйственный, экологический баланс сельских территорий, на базе рассмотрения их как самоорганизующихся (скоординировано реагирующих на воздействия внешних и внутренних сил) территориальных систем, определить градостроительные основы обеспечения адаптивного развития сельскохозяйственных ландшафтов и поселений на основе хозяйственной емкости биосферы, предложить механизмы его создания в рамках инструментов управления-прогнозирования, планирования и проектирования.
 
<...>
 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
ВВЕДЕНИЕ.. 6
 
Глава 1. ОЦЕНКА СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ СЕЛЬСКОЙ СРЕДЫ НА РАССЕЛЕНЧЕСКОМ УРОВНЕ И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ.. 21
1.1. Преобразование сельского расселения под влиянием исторических факторов (с конца 14 века и по настоящее время).. 21
1.2. Система сельского расселения в новых социально-экономических условиях.. 37
1.3. Природно-хозяйственное формирование сельского расселения.. 54
1.4. Учет в градостроительной документации проблем сельского расселения.. 63
ВЫВОДЫ по главе 1.. 74
 
Глава 2. ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ РАЦИОНАЛЬНАЯ ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СЕЛЬСКОГО РАССЕЛЕНИЯ И ХОЗЯЙСТВА.. 75
2.1. Природно-хозяйственные характеристики Нечерноземья.. 75
2.2. Ландшафт и региональные особенности расселения Нечерноземья.. 88
2.3. Модернизация планировочной структуры экспериментально реконструируемых сельских населенных пунктов советского периода.. 102
2.4. Правовые предпосылки реконструкции сельского расселения.. 112
2.5. Зарубежный опыт преобразования сельской местности.. 127
ВЫВОДЫ по главе 2.. 137
 
Глава 3. МЕТОДИКА РЕКОНСТРУКЦИИ СИСТЕМЫ СЕЛЬСКОГО РАССЕЛЕНИЯ НА БАЗЕ СОЦИО-ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОДХОДА.. 139
3.1. Влияние структурно-формирующих факторов на условия социоприродной реконструкции системы сельского расселения.. 139
3.2. Методические аспекты планировочной реконструкции сельских населенных пунктов и их территориальных групп.. 153
3.3. Организация планировочной структуры сельского расселения.. 163
3.4. Типологический подход к реконструкции системы сельского расселения.. 177
ВЫВОДЫ по главе 3.. 195
 
Глава 4. ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ РАЦИОНАЛЬНОЙ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ СЕЛЬСКОГО РАССЕЛЕНИЯ.. 196
4.1. Структурно-формирующие факторы в типологии сельских населенных пунктов.. 196
4.2. Типологические модели факторов формирования сельского расселения.. 210
4.3. Формирование новых модернизированных типологических рядов сельских населенных пунктов и их территориальных групп.. 220
4.4. Современная комплексная градостроительная пространственная типология сельских населенных пунктов и их территориальных групп.. 236
ВЫВОДЫ по главе 4.. 249
 
Глава 5. СИСТЕМА РЕЙТИНГОВОЙ ОЦЕНКИ КАК ОСНОВА СТРАТЕГИИ СОЦИОПРИРОДНОГО ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ, ПЛАНИРОВАНИЯ И ПРОЕКТИРОВАНИЯ СЕЛЬСКОГО РАССЕЛЕНИЯ.. 250
5.1. Природно-хозяйственные принципы регуляции сельских территорий Нечерноземья.. 250
5.2. Рейтинговая оценка месторазвития и различные типы планировочных структур.. 258
5.3. Методика рейтинговой оценки устойчивого пространственного развития сельского расселения.. 268
5.4. Методика рейтинговой оценки устойчивого пространственного развития сельского населенного пункта.. 282
5.5. Комплексная пространственная градостроительная типология сельского расселения и вопросы эко-экономики.. 293
ВЫВОДЫ по главе 5.. 298
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 302
Терминологический словарь.. 305
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ.. 310
 
Приложение А. Природно-хозяйственные характеристики Нечерноземья.. 340
Приложение Б. Ландшафт и региональные особенности расселения Нечерноземья.. 350
Приложение В. Природно-хозяйственные особенности формирования сельского расселения.. 362
Приложение Г. Особенности ландшафтогенеза.. 364
Приложение Д. Зарубежный опыт преобразования сельских поселений.. 366
Приложение Е. Влияние структурно-формирующих факторов.. 371
Приложение Ж. Методические аспекты архитектурно-планировочной реконструкции.. 374
Приложение И. Типологический подход к реконструкции планировочной структуры.. 375
Приложение К. Типологические модели рациональной функционально-пространственной организации системы сельского расселения.. 377
Приложение Л. Показ возможностей применения рейтинговой оценки и способов ее повышения. Рейтинговая градостроительная оценка Федоровского сельского поселения Тосненского муниципального района Ленинградской области.. 383
Приложение М. Показ возможностей применения рейтинговой оценки и способов ее повышения. Рейтинговая градостроительная оценка деревни Федоровская (Федоровское поселение, Тосненский муниципальный район, Ленинградская область).. 394
Приложение Н. Показ возможностей применения рейтинговой оценки и способов ее повышения. Устойчивое эко-экономическое развитие Федоровского поселения (Тосненский муниципальный район, Ленинградская область).. 406
Приложение П. Графическое представление расчетов устойчивости планировки Федоровского СП и деревни Федоровское.. 411
Приложение Р. Показ возможностей применения рейтинговой оценки и способов ее повышения для условий Крайнего Севера. Рейтинговая градостроительная оценка села Несь (Канинский сельсовет, Ненецкий автономный округ).. 415
Приложение С. Внедрение в практику. Использование расчетов в градостроительной проектной документации (фрагмент).. 430
 

 

Примеры страниц

 
Градостроительные основы развития сельскохозяйственных ландшафтов и поселений Нечерноземья : Диссертация / З. А. Гаевская ; Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. — Санкт-Петербург, 2019  Градостроительные основы развития сельскохозяйственных ландшафтов и поселений Нечерноземья : Диссертация / З. А. Гаевская ; Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. — Санкт-Петербург, 2019
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 35,6 МБ).
 
 

19 сентября 2020, 18:37 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут