наверх
 
Удмуртская Республика


Гермонт Г. Решетки Ленинграда и его окрестностей. — Москва, 1938

Решетки Ленинграда и его окрестностей / Г. Гермонт ; Вступительный очерк В. Курбатова. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1938  Решетки Ленинграда и его окрестностей / Г. Гермонт ; Вступительный очерк В. Курбатова. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1938
 
 

Решетки Ленинграда и его окрестностей / Г. Гермонт ; Вступительный очерк В. Курбатова. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1938. — 30 с. текста, 80 с. ил.

 
 

[Начальный фрагмент вступительного очерка]

 
«Люблю тебя, Петра творенье, люблю твой строгий, стройный вид... твоих оград узор чугунный»... Эти строки Пушкин писал в то время, когда десятки километров гранитных набережных украшались литыми кружевами из чугуна, лучшие из которых созданы крупнейшими мастерами.
 
Красота Петербурга того времени заключалась не в отдельных зданиях, не в дворцах и т. п., но в ансамбле всего города, который вырос «из тьмы лесов, из топи блат» и за сто с лишним лет стал «полнощных стран красой и дивом».
 
Петр I, провозгласивший переустроение жизни страны, создал этот прекрасный город — северную столицу. Против Петра I боролось все крупное боярство и духовенство, все реакционные силы были пущены в ход, но за реформами Петра стояла их историческая необходимость. Пушкин видел результаты властного ума и творческих рук Петра I. На его глазах «град Петров», действительно, вырастал из болот и пустырей, которые оставались еще вблизи нынешней площади Лассаля; на площади Восстания была роща; в Коломне, где одно время жил Пушкин, — «Козье болото»; сплошные «посады» из изб — вблизи «Прудков» и на Песках. Многие места нужно было до застройки осушить. Для этой цели еще в XVIII веке было частью выправлено течение природных протоков Невской дельты, частью заново созданы «канал Екатерининский» (ныне канал Грибоедова), Введенский канал, Крюков канал и т. д. Каналы эти нужно было оградить. Изготовление кованых перил для многокилометровых набережных было бы трудной задачей, но в это время начинает широко развиваться производство чугуна. «Узор чугунный» дополняет гранитные стены протоков, и там, где последние изгибаются или пересекаются, получается, удивительное сочетание узоров перил, каким не может похвалиться ни один город в мире, равно как ни один город не имеет таких широких каналов, текущих в гранитном русле.
 
Задача, стоявшая перед строителями Петербурга при создании чугунных узоров, вовсе не была проста. Искусство изготовления металлических оград пользовалось славой еще по крайней мере за семь веков до Воронихина и Росси. Превосходные образцы были опубликованы в энциклопедии Даламбера и в «Art de serrurerie» Дюамеля де Монсо как раз в эпоху создания чудесных решеток Мраморного дворца, Летнего сада и Государственного банка. Великолепные образцы кованых решеток имелись к тому времени в Петербурге и его окрестностях. В несколько лет (1803—1822 гг.) Воронихин и Росси должны были превзойти своих великих предшественников и создать совершенно новые типы оград, соответствующих свойствам чугуна.
 
Различие между кованым железом и чугуном заключается в том, что первый материал прекрасно приспособлен для выделки тончайших листов и допускает самый затейливый изгиб их по любому узору, чугун же можно только отливать, и притом отливка в тонкие формы требует высокого мастерства. Широкое применение чугуна относится к сравнительно позднему времени, тогда как искусство ковки достигло высокого совершенства в весьма отдаленную эпоху и имеет некоторую общность с более тонкой, почти ювелирной, обработкой драгоценного металла; однако только после того как добыча железа выросла до крупных размеров, можно было применить его для оград и решеток. Самая техника ковки, естественно, приводила к мысли изготовлять тонкие прутья и затем изгибать их, что особенно легко, если конец прута делается все тоньше и тоньше. К таким древнейшим изделиям относятся кованые узоры на дверях собора Парижской богоматери (XII в.). Они состоят из основной, связанной с дверными петлями, полосы, которая по мере удаления от края створки разрезается на все более и более узкие стержни и причудливо, хотя и симметрично, изгибается, образуя как бы отдаленные отзвуки акантового орнамента. Весьма вероятно, что работа над этими затейливыми узорами приводила ко все большему и большему усложнению узоров и к выработке «чудовищного стиля», т. е. сложнейших переплетений и изгибов полос и прутьев1. Этот прием украшения плоскости и одновременно укрепления ее наложенными извивами железных полос сохранялся очень долго; в частности, окованные ларцы такого типа изготовлялись еще в XVIII и в первой половине XIX века в Туле. Сложные узоры из переплетения относительно простых геометрических форм применялись в Германии еще в XVII и XVIII веках2.
____________
1 Совершеннейшим образцом является ножка от громадного канделябра в Реймсе (XII в.); прекрасные образцы дают также и многочисленные виньетки рукописей, в том числе и русских, XII—XIV веков. Очень сложный орнамент этого типа был на многих новгородских паникадилах XIV—XV веков.
2 Церковь Лоренца в Нюрнберге (1649 г.); гробница Максимилиана в Инсбруке (1570 г.), фонтан Флориана в Зальцбурге; решетка в монастырской церкви Эйнзидельн.
 
В Московской Руси, в силу высокой стоимости металла, железные решетки имели очень ограниченное применение. Для Кремлевских палат была изготовлена в 1670 г. «золотая решетка», точнее — позолоченная. Ее геометрический узор не очень сложен и состоит из повторяющихся в каждом квадрате извивов прутьев, почти по кругу, а на извивы наложены кованые, хотя и сравнительно простые, узоры3.
____________
3 Такой же прием встречается в решетках церкви Георгия в Праге, в церкви Ульриха в Аугсбурге, на балконе Нарвской ратуши.
 
Иначе обстояло дело во Франции, где с развитием различных производств широко и блестяще развилось и искусство ковки. Оно получило такое широкое распространение, изготовлялось так много изделий, что уже в XVII веке появляется целый ряд гравюр, изображающих преимущественно кованые замки4. Но в этих изделиях чувствуется итальянизирующее влияние эпохи. В изделиях Брисвилля5 отражаются приемы Берэна, в других заметно влияние Лепотра и Маро. Вводятся кованые прямые стержни для рам и, главное, для столбов, поддерживающих дверки (например в решетке главного дворца Версаля или в Триумфальной арке Версальского парка). Поставленные рядом, вертикальные стержни создавали иллюзию столбов с каннелюрами.
____________
4 Например: «Differents portraitz pour les serruriers nouvellement inventez par moy Albert Loriot», 1658; «Livre nouveau pour l’Art de serrurier inventé par Jean de Rember et Nicolas Seigneurie», Paris 1668; Jac Kard, «Differents portraitz pour les serruriers».
5 «Divers pieces do serruriers inventées par Hugues Brisuille... et gravées par Berain».
 
Однако этот прием, как не соответствующий сущности ковки, постепенно отвергается даже орнаментистами6.
____________
6 «Nouveau livre de serrurerie inventé et gravé par D. Marot».
 
Прием сочетания мощной основы сравнительно простого рисунка с наложенными на нее более легкими выпуклыми узорами достиг наибольшего блеска у Л. Фордрена7 при изготовлении перил наружной лестницы Большого Трианона (1687—1688 гг.). Одновременно начинается протест против слишком сложных форм, не свойственных ковке. Изделия становится прозрачнее, узоры проще, металла расходуется гораздо меньше; эта тенденции отражена в сборниках Гюкье8 и Бабеля9.
____________
7 «Nouveau livre do serrurerie par Louis Fordrin», Paris 1723.
8 Huquier, Nouveau livre de serrurerie.
9 Babel, Nouveaux desseins do balcons.
 
В России применение кованых решеток нового типа10 начинается как раз одновременно с расцветом во Франции творчества Ардуэн-Мансара, Роберта де Котта и Боффрана, сумевших от подражающего Италии искусства Лебрена, Лепотра и Берэна перейти к совершенно самостоятельному сочетанию легких, как бы живых форм.
____________
10 Несомненно, в XVII веке было исполнено немало решеток из более или менее сложно изогнутых прутьев, но не было уменья, так сказать, «играть металлом». В XVIII веке в Ярославле были изготовлены весьма затейливые накладки вокруг замков на дверях церкви Ильи Пророка, но их орнамент вырезан, а не выкован («Русские древности», изд. Строгановского училища, № 78).
 
В предельной простоте «Трианона су Буа» Ардуэн-Мансар достиг совершенства красоты. Петр едва ли не единственный из властителей Европы XVIII века оценил это течение и пригласил в Россию Леблона11 (1679—1719 гг.) и вместе с ним ряд специалистов, среди которых были, конечно, и знакомые с приемами художественной ковки. Однако им пришлось не столько работать, сколько подготовлять русских мастеров.
____________
11 В России — с 1716 по 1719 гг. До отъезда в Россию строил в Париже немного, составил чертежи и добавления к курсу архитектуры Давиле. Составил план Петербурга, строил в Петергофе.
 
<...>
 

 

Примеры страниц

Решетки Ленинграда и его окрестностей / Г. Гермонт ; Вступительный очерк В. Курбатова. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1938  Решетки Ленинграда и его окрестностей / Г. Гермонт ; Вступительный очерк В. Курбатова. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1938
 
Решетки Ленинграда и его окрестностей / Г. Гермонт ; Вступительный очерк В. Курбатова. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1938  Решетки Ленинграда и его окрестностей / Г. Гермонт ; Вступительный очерк В. Курбатова. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1938
 
Решетки Ленинграда и его окрестностей / Г. Гермонт ; Вступительный очерк В. Курбатова. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1938
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 29,6 МБ).
 
 

14 августа 2019, 19:04 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут