наверх
 
Удмуртская Республика

Голлербах Э. Ф. Фарфор Государственного завода. — Москва, 1922

Фарфор Государственного завода / Э. Ф. Голлербах ; Графика И. Ф. Рерберга и С. В. Чехонина ; Под редакцией Ив. Лазаревского. — Москва : Издательство „Среди коллекционеров“, 1922  Фарфор Государственного завода / Э. Ф. Голлербах ; Графика И. Ф. Рерберга и С. В. Чехонина ; Под редакцией Ив. Лазаревского. — Москва : Издательство „Среди коллекционеров“, 1922
 
 
 

Фарфор Государственного завода / Э. Ф. Голлербах ; Графика И. Ф. Рерберга и С. В. Чехонина ; Под редакцией Ив. Лазаревского. — Москва : Издательство „Среди коллекционеров“, 1922. — 53, [1] с., [8] л. цв. ил. : ил.

 
 
 

[Начальный фрагмент текста издания]

 
Значение Государственного Фарфорового Завода в художественно-промышленной жизни России особенно велико в настоящее время, когда не существует частного производства фарфора и Фарфоровый Завод не имеет соперников в изготовлении художественной керамики.
 
На своем почти двухсотлетием пути Фарфоровый Завод создал множество изделий высокого художественного совершенства, но мало влиял на развитие керамической промышленности в России потому, что стоял слишком далеко от запросов рынка и потребностей народных масс. Главной задачей его было обслуживание нужд б. императорского двора*). Изделия завода не поступали в продажу и попадали на рынок случайно. Завод не занимался подготовкой специалистов керамического искусства и не давал стране мастеров своей школы. Все предметы изготовлялись большею частью из твердого фарфора, производство которого обходится очень дорого; мягкий фарфор, более дешевый и более благодарный в художественном отношении, изготовлялся в очень ограниченном количестве.
____________
*) Исторический обзор прошлой деятельности Фарфорового Завода не входит в нашу задачу, ограниченную периодом Революции (1917—21 г.г.). Исчерпывающую историю Фарфорового Завода дает официальное издание управления б. императорскими заводами — „Императорский Фарфоровый Завод 1744—1904“, содержащее также богатый иллюстрационный материал.
 
Конец XVIII века и первая половина прошлого столетия были эпохою расцвета деятельности Фарфорового Завода. Изделия, выпущенные в эту эпоху, могли конкурировать с лучшими произведениями западноевропейской керамики. В конце Николаевского времени, а главным образом при Александре II, художественное достоинство изделий Фарфорового Завода резко изменилось к худшему, в связи с понижением общего эстетического уровня в кругах, причастных к искусству. Падение художественной ценности русского фарфора продолжалось и при Александре III. Эпоха реакционной косности и рутины естественно вызвала застой и в художественно-промышленной жизни. Количественно работа не понижалась, но качество ее упало. Каждому любителю и собирателю фарфора известно, как мало среди изделий времени Александра II и Александра III вещей, привлекающих пластическим изяществом или красотою живописи.
 
 
Блюдо, раб. С. Чехонина. Assiette avec inscription „Le règne des ouvriers et paysans ne prendra jamais fin“, par S. Tchékhonine.
Блюдо, раб. С. Чехонина.
Assiette avec inscription „Le règne des ouvriers et paysans ne prendra jamais fin“, par S. Tchékhonine.
 
 
Обособленность Фарфорового Завода, отчужденность его от художественной жизни страны привела к тому, что и в начале текущего века, когда начало расцветать в России декоративное мастерство, нашедшее талантливых адептов в лице художников общества „Мир Искусства“, изделия Фарфорового Завода продолжали следовать шаблонам. Условная „роскошь“, застывшая в банальных, давно изжитых формах, и ремесленная „красивость“ характерны для изделий завода в эпоху Николая II. Богатый опыт прошлого столетия был предан забвению, а за новыми исканиями в искусстве Завод не следил. На производство затрачивались огромные суммы, которые не оправдывались качеством изделий. То подражали датскому фарфору, то следовали французским образцам, не создавая ничего самобытного. Наконец, еще больше заглохло живописное отделение Фарфорового Завода, когда наступила война 1914 г., и деятельность завода была всецело направлена на утилитарные задачи.
 
 
Тарелка „Красная звезда“. Композиция Адамович. Писал Кудрявцев. Une assiette „L’étoile rouge“. Composition de Adamowitch. Enluminée par Koudriawzeff.
Тарелка „Красная звезда“. Композиция Адамович. Писал Кудрявцев.
Une assiette „L’étoile rouge“. Composition de Adamowitch. Enluminée par Koudriawzeff.
 
 
Блюдо, раб. Кобылецкой. Assiette avec inscription „Prolétaires des tous les pays—unissez vous“, par Kobyletzkaja.
Блюдо, раб. Кобылецкой.
Assiette avec inscription „Prolétaires des tous les pays—unissez vous“, par Kobyletzkaja.
 
 
Новая эра в жизни Фарфорового Завода открылась в 1917 г., когда революция в корне изменила весь экономический уклад России. Фарфоровый Завод, бывший исключительно и постоянно (если не считать военных заготовок) поставщиком императорского двора, сделался народным достоянием. В соответствии с этим должна была измениться его организация и направление его деятельности.
 
Перед Заводом стали новые задачи. Служивший прежде немногим избранным, он должен был сделаться поставщиком всего народа. Вскоре после Февральской Революции 1917 г. некоторыми деятелями искусства был поднят вопрос о судьбе б. императорского Фарфорового Завода. Представители новой власти — уполномоченный по делам искусства Головин и его помощник, архитектор Макаров, обратились в совет по делам искусства с предложением выяснить вопрос о дальнейшей судьбе Фарфорового Завода. На это совещание были приглашены Александр Н. Бенуа, Г. И. Нарбут, К. С. Петров-Водкин и др. Совещание решило настаивать на том, чтобы Фарфоровый Завод и Гранильная Фабрика не прекращали своей деятельности. Постановление было тотчас проведено в жизнь и, таким образом, перерыв в работе Фарфорового Завода был весьма непродолжителен.
 
 
Тарелка, раб. Вычегжанина. Assiette avec inscription „La Commune“, par Wytchégjanine.
Тарелка, раб. Вычегжанина.
Assiette avec inscription „La Commune“, par Wytchégjanine.
 
 
Но художественное производство Фарфорового Завода при временном правительстве продолжало идти по старой дороге: установившиеся традиции (если можно говорить о „традициях“ при Николае II) не изменялись и новые вещи создавались путем копирования старых образцов.
 
После Октябрьской Революции при Комиссариате Земледелия организовался художественный совет по делам художественной промышленности. В состав этого совета вошли худ. С. В. Чехонин, П. К. Ваулин и заведующий отделом сельской экономии Погрузов. Предполагалось, что Фарфоровый Завод будет находиться в ведении Комиссариата Земледелия. Решение это было принято на заседании художественного совета, в котором участвовали П. К. Ваулин, М. В. Добужинский, А. В. Луначарский, А. Т. Матвеев, Н. К. Рерих, С. В. Чехонин, Д. П. Штеренберг. Возникшая затем в Зимнем дворце коллегия Отдела Изобразительных Искусств нашла необходимым передать Фарфоровый Завод в ведение Комиссариата по Просвещению. В первую по времени административную группу Отдела Изобразительных Искусств (ИЗО) вошли Натан Альтман, П. К. Ваулин, А. В. Луначарский, H. Н. Пунин, Лариса Рейснер, Д. П. Штеренберг, Г. С. Ятманов.
 
 
Тарелка, раб. Вычегжанина. Assiette avec inscription „Vive la guerre civile universelle“, par Wytchégjanine.
Тарелка, раб. Вычегжанина.
Assiette avec inscription „Vive la guerre civile universelle“, par Wytchégjanine.
 
 
Коллегия ИЗО решила прежде всего обратить внимание на положение Академии Художеств. К участию в работах коллегии был привлечен Карев, комиссар Академии Художеств. Далее были приглашены С. В. Чехонин и А. Т. Матвеев. Главным ядром коллегии осталась прежняя „семерка“, пополненная новыми участниками. Эта коллегия и приняла в свое ведение бывший императорский Фарфоровый Завод и Петергофскую Гранильную Фабрику. Переход Фарфорового Завода в Комиссариат Просвещения прошел не безболезненно. Рабочий совет Фарфорового Завода противился переводу в Компрос и между представителями ИЗО и рабочим советом возникли трения. Вскоре, однако, удалось наладить отношения между ИЗО и Заводом. Заведывание художественной частью Фарфорового Завода должно было, по мнению коллегии ИЗО, перейти единолично к С. В. Чехонину или К. А. Сомову. При баллотировке большинство голосов получил Чехонин.
 
 
Тарелка, раб. Чехонина. Assiette avec inscription „La lutte engendre les héros“ par S. Tchékhonine.
Тарелка, раб. Чехонина.
Assiette avec inscription „La lutte engendre les héros“ par S. Tchékhonine.
 
 
„Жар-птица“. Скульптура Д. Иванова. Раскраска Е. Данько. „Oiseau merveilleux“. Sujet tiré d’un conte populaire russe. Sculpture de D. Ivanoff. Enluminée par. E. Danko.
„Жар-птица“. Скульптура Д. Иванова. Раскраска Е. Данько.
„Oiseau merveilleux“. Sujet tiré d’un conte populaire russe. Sculpture de D. Ivanoff. Enluminée par. E. Danko.
 
 
Общее руководство деятельностью Фарфорового Завода перешло к тройке, состоявшей из Ваулина, Чехонина и Штеренберга. Ваулин принял на себя административно-хозяйственные обязанности, Чехонин взял наблюдение за художественной стороной дела, Штеренберг явился представителем ИЗО. Руководство Заводом с самого начала и до сего времени ведется в непосредственной связи с фабрично-заводским комитетом. Кроме того, в управлении Заводом участвуют два директора — один по административно-хозяйственной части, другой — по технической. Состав рабочих остался почти тот же; в живописном отделении было 12 рабочих, всего же на заводе около 100. Скульпторами остались П. В. Кузнецов и Е. Данько, его помощница.
 
 
Тарелка, раб. Вычегжанина. Assiette avec inscription „Disparais, bourgeoisie, cesse d’exister capital“, par Wytchégjanine.
Тарелка, раб. Вычегжанина.
Assiette avec inscription „Disparais, bourgeoisie, cesse d’exister capital“, par Wytchégjanine.
 
 
С. В. Чехонин приступил к своим обязанностям в феврале 1918 г. Первое, с чем ему пришлось столкнуться при ознакомлении с деятельностью Завода, было отсутствие технического навыка у рабочих, даже у старых мастеров, работавших на Заводе 10—15 лет. Установившийся в прошлом обычай копировать картины, обезличил своеобразие фарфоровой техники и многие изделия отличались несоответствием между техникой и материалом. Очень малая продуктивность работы заставила заведующего художественной частью перейти на „простое“ исполнение фарфора. Было налажено производство массового характера, рабочим пришлось ознакомиться с работой кустарного типа, чтобы приобрести навык в свободном обращении с кистью и краской. Постепенно был произведен отбор мастеров, при чем в сортировке их пришлось руководиться не столько художественным, сколько техническим признаком. Оставшихся рабочих оказалось недостаточно, и пришлось подумать о пополнении. Завода новыми силами. Для этого к делу были привлечены профессиональные художники на правах рабочих. Чтобы приобрести новый художественный материал, Завод предложил виднейшим художникам исполнить эскизы к живописи по фарфору. Проекты росписи представили художники: Алексеев, Альтман, Белкин, Богуславская, Козлинский, Конашевич, Павел Кузнецов (и его ученики), Лебедев, Ульянов, Чехонин и др. Па этим эскизам и был выполнен мастерами Завода ряд изделий. Некоторые из названных художников продолжают и в настоящее время работать для Завода. В конце 1918 г. состав Завода пополнился новыми художниками.
 
 
Тарелка, раб. Белкина. Assiette avec inscription „Gloire au travail libre“, par Belkine.
Тарелка, раб. Белкина.
Assiette avec inscription „Gloire au travail libre“, par Belkine.
 
 
Худ. М. Адамович исполнил серию „Виды старого Петербурга“, состоящую из 12 тарелок, украшенных архитектурными пейзажами, исполненными в манере подцвеченной сепии; серию русских народных типов (жанровых сцен с оттенком классицизма конца XVIII в.), серию многокрасочного агитационного фарфора с лозунгами и пр. Изделия последнего типа выделываются непрерывно и до сих пор.
 
Художнику Щербакову принадлежит ряд русских пейзажей с налетом голландского влияния.
 
Художница Щекотихина исполнила серию многокрасочных сервизов с изображением фантастических, сказочных мотивов — блюда, тарелки, чашки и др., выработав своеобразный стиль и особую технику.
 
 
Блюдо, раб. Чехонина. Assiette avec les emblèmes de la République Socialiste Fédérative des Soviets de Russie, par Tchékhonine.
Блюдо, раб. Чехонина.
Assiette avec les emblèmes de la République Socialiste Fédérative des Soviets de Russie, par Tchékhonine.
 
 
Художница Розендорф написала несколько бытовых сцен с футуристическим уклоном.
 
Художница Кобылецкая исполнила множество агитационных мотивов, а также оригинальные орнаментации из трав, цветов и пр.
 
Художница Фрезе (недолго работавшая на Заводе) исполнила несколько цветочных орнаментаций, также Вычегжанин, Ивашинцева, Кириллова, Голенкина, Герцык и др.
 
<...>
 

 

Примеры страниц

 
Фарфор Государственного завода / Э. Ф. Голлербах ; Графика И. Ф. Рерберга и С. В. Чехонина ; Под редакцией Ив. Лазаревского. — Москва : Издательство „Среди коллекционеров“, 1922  Работница, вышивающая Красное знамя
 
Чайник Месяц-месяцович  Трубка Русская девушка
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 35,7 МБ)
 
 

28 апреля 2021, 12:46 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий


Партнёры
Архитектурное бюро КУБИКА
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»