наверх
 
Удмуртская Республика


Гозак А. П., Крылова В. С. Илья Чернявский. — Москва, 2008

Илья Чернявский / составители Андрей Гозак, Виктория Крылова ; вступительная статья, подготовка текстов, макет Андрей Гозак. — Москва : Союз московских архитекторов, 2008
 
 

Илья Чернявский / составители Андрей Гозак, Виктория Крылова ; вступительная статья, подготовка текстов, макет Андрей Гозак. — Москва : Союз московских архитекторов, 2008. — 167 с., ил.

 
 

СПРАВКА

о научной, творческой и производственной деятельности архитектора ЧЕРНЯВСКОГО Ильи Зиновьевича

 
И. З. Чернявской окончил Одесский институт инженеров гражданского и коммунального строительства 22 июня 1941 года по специальности «Архитектура» — (диплом № 534946 «с отличием»).
 
До окончания института с 1925 по 1933 года учился в начальной школе и автошколе ФЗО в городе Одессе. С 1933 по 1936 г.г. работал художником на центральном почтамте г.Одессы и в этот же период окончил рабфак индустриального института.
 
Будучи студентом в 1938 году участвовал в конкурсе на плакат-рекламу фирмы «Нестле», получил первую премию и тираж. По окончании института с июля по декабрь 1941 года работал десятником на строительстве военного завода в г. Нижний Ломов под Пензой.
 
С 1942 по 1944 год служил прорабом по маскировке и строительству оборонительных сооружений в 21-м управлении военно-полевого строительства Главного Управления Красной Армии, где был аттестован в звании старшего техника-лейтенанта. (Участник ВОВ).
 
В 1944 году выполнил по заданию руководства проект планировки кабинета маршала М.Воробьева в доме Министерства обороны на Фрунзенской набережной г.Москвы после чего был переведен на службу в Архитектурную мастерскую КЭ7 ГИУ КА под руководством Академика Архитектуры Льва Владимировича Руднева на должность архитектора, а в 1945 году был демобилизован из рядов С.А. В этой мастерской им был выполнен ряд проектов отделки строющегося Центрального дома М.О. на Фрунзенской набережной и жилом доме МО на Садово-Кудринской улице 34, а также эскизы и скульптурная проработка деталей на фасадах этих сооружений включая многофигурный фриз в завершении центрального корпуса дома М.О.
 
В 1952 году мастерская влилась в состав Центрального Военпроекта Министерства Обороны, где в качестве автора, главного архитектора проектов и начальника архитектурного сектора арх. Чернявский с коллективом сотрудников выполнил проекты крупных, общественных зданий, жилых комплексов и отдельных сооружений в г. Москве, из которых можно назвать: генеральский жилой дом на ул. Володарского, ансамбль зданий для курсантов Военных академий на Садово-Спасской ул., жилой дом управления Противовоздушной обороны по ул. Кирова, комплекс Военной Академии химзащиты на Бауманской ул., жилой дом Кремлевских врачей на ул. Рылеева, маршальский жилой дом на ул. Сивцев Вражек, водноспортивная база ЦВСК в бухте «Тихая» и ряд других осуществленных строительством в г.Москве. В этот же период участвовал в заказных конкурсах на проекты серии крупнопанельных домов и сооружений из объемных элементов (включая проекты заводов-изготовителей). Проекты отмечены премиями. Указанные проекты публиковались в различной периодической литературе г.Москвы. В августе 1966 годе перешел на работу в Центральный научно-исследовательский институт экспериментального проектирования курортно-туристских комплексов в г.Москве в должности руководителя мастерской, где и работает до настоящего времени.
 
Из наиболее крупных проектов и сооружений можно отметить: дом отдыха Госплана СССР в Вороново, дом отдыха для родителей с детьми в Отрадном, дом отдыха издательства «Правда» в Планерной, дом отдыха Минмонтажспецстроя в пос. Красная Пахра, 3 спальных корпуса, сооруженных методом подъема этажей в г. Геленджике, санаторный комплекс на 500 мест в едином корпусе (с подъемом перекрытий) в г. Арзни и ряд строящихся в различных регионах объектов рекреационного и ландшафтного профиля по разработанным мастерской индивидуальным и типовым проектам.
 
Из неосуществленных строительством проектов можно упомянуть самые крупные: санаторный комплекс на 4000 мест в Лазаревском (Б. Сочи) по заказу профсоюзов СССР, общественным центр «Кургородка» в Адлере на 3000 мест «Летающие тарелки», пионерский лагерь на 960 мест в Минусинске для Норильского горнорудного комбината, санаторий академии наук СССР в г. Хвалынске (Саратовское водохранилище) на 500 мест, и Олимпийский Ледовый Дворец «Сочи-2002» на 15000 мест.
 
Указанные проекты и постройки публиковались в течение многих лет в архитектурно-строительной печати нашей страны, а также в США, Англии, Чехословакии и Польше. На выставках-смотрах на лучший проект и постройку года представляемые проекты архитектора И. 3. Чернявского многократно отмечались дипломами и премиями Союза Архитекторов и Госгражданстроя.
 
В 1989 году И. 3. Чернявскому присвоено почетное звание «Заслуженный архитектор Российской Федерации».
 
В 1992 году избран членом-корреспондентом Международной Академии Архитектуры в г. Москве.
 
Директор ЦНИПИ курортно-туристических зданий и комплексов,
Заслуженный архитектор РСФСР, Лауреат Государственной премии РСФСР
О. М. Горячев
 

 

Архитектор Илья Чернявский

 
Илья Зиновьевич Чернявский родился в Одессе 27 марта 1917 г. Там прошли его детство и юность. Там же в 1936 г. он поступил на архитектурный факультет Одесского института гражданского и коммунального строительства. Диплом архитектора ему вручили 22 июня 1941 г.
 
Стоит обратить внимание на эти две даты — 1917 и 1941 гг., оставившие заметный след в истории нашей страны.
 
Мы познакомились в 1974 г. Не помню, кто свел нас. Помню, что поехали вместе посмотреть только что построенный по его проекту в 60 км от Москвы пансионат «Вороново».
 
Впечатления от увиденного в Вороново превзошли все ожидания. На берегу большого водоема стояло протяженное белое здание, напоминающее поезд, ведомый мощным локомотивом. Оно ворвалось в этот спокойный ландшафт, отражая свои пластичные формы в зеркале воды. «Поезд» остановился, но ощущение движения не исчезло. И затем, много раз посещая объект, я замечал, что это ощущение не пропадает. Большинство, кому я показывал его позже, говорили о том же.
 
Подвижность и динамика форм лежат в основе архитектуры здания. Она сродни музыке — мощной и одновременно филигранно инструментованной. Такая подвижность есть следствие разнонаправленности и контраста всех составляющих элементов композиции.
 
Эти качества ощущаются повсюду: в противопоставлении крупных объемов спального и общественного корпусов; во взаимодействии более мелких членений формы, их горизонтальных и вертикальных составляющих; в контрасте глухих и пропускающих свет поверхностей; в световой градации интерьеров и т.п.
 
Динамика развивающихся в различных направлениях форм во многом обусловлена разнообразием реакций внутренних пространств на естественное окружение, раскрытием их наружу, визуальным диалогом внутреннего и внешнего.
 
Здание экспонирует себя по-разному — при дальних панорамных точках зрения с противоположной стороны водоема, и при более близком, ракурсном восприятии во время обхода его по периметру. Здесь рельефнее всего ощущается пульсация ритмов.
 
 
«Архитектура всегда порождается человеческими желаниями и чувствами. Опираясь на известные истины, она находит новое в них. Используя прошлое, она все время пересматривает историю. Из прошлого ничего не исчезает, а только переосмысливается. Об этом говорили и Пушкин и Маркс».
 
«Наш преподаватель кафедры рисунка в институте, Цапик, три года подряд произносил только четыре слова: «В тенях — темнее, в светлях — светлее», а углем, языком своего искусства, владел виртуозно».
 
«Архитектура — это пластическое искусство, придающее форме наполненность. И хотя пластичность свойственна и другим видам искусства, именно это качество отличает архитектурное произведение от простого строительства».
 
«Архитектура — это не материалы и не само здание, а только высшее качество сооружаемого. Ее смысл в том, как сооружать, а не то что и из чего. Значит, любой композиционный прием с использованием любых конструкций и материалов может стать истинной архитектурой».
 
 
Прямой солнечный свет (его смена в течении дня) усиливает драматургию форм, их пластическую напряженность.
 
Свет не только моделирует наружную форму, но и, проникая внутрь, определяет различные состояния интерьерной среды, часто тоже достаточно динамичные. Пример тому — архитектура многоярусного «атриума» общественного корпуса.
 
Можно «обвинить» архитектуру пансионата в чрезмерной экспрессии, излишней эмоциональности. Но такова была натура ее главного творца — архитектора Ильи Чернявского.
 
Архитектура пансионата поражала своей раскованностью. Чернявскому было тогда уже 57. Он кое-что построил в Москве. Но «раскрыться» смог только здесь в «Вороново». Оковы пали.
 
В «Вороново» были заложены базисные принципы профессионального видения Чернявского, основанного на структурном построении архитектурной формы, ее пространственной подвижности.
 
Этот задел средств будет расширяться в дальнейшем и интерпретироваться в зависимости от типологии объектов, их размеров и расположения. Будет усложняться пространственная структура комплексов, геометрическая составляющая объемных элементов композиции и их соединения. Появятся новые, связанные с общей эволюцией современной архитектуры и с ее обращением к историческим прототипам мотивы и детали. Но, внедряя эти новые элементы, он останется верен своим основополагающим принципам построения архитектурной формы.
 
«Дуэт» общественного и спального корпусов, так блистательно разработанный в «Вороново», будет видоизменен в «Отрадном» с учетом реальной ландшафтной ситуации.
 
Здесь общественный корпус, расположенный на самых высоких отметках склона, занимает центральное место в композиции. Направление динамических сил иное — общественный корпус как бы подталкивает «цепочку» жилых номеров к воде, упираясь в склон естественного холма. Между ними высокий «атриум», открытый в сторону своеобразного каньона, образованного этими корпусами.
 
 
«Архитектура говорит своим языком, языком единства. Это функциональная скульптура или пластическая конструкция; это мир объемов — света, цвета и материалов; это иерархия пространств во времени и вне времени. Здесь действуют контрасты и нюансы, сочетаются движение и покой, мощь и легкость».
 
«Искусство — это эмоции. И не минутные потрясения, а устойчивое удовлетворение гармонией, радость познания или загадочность непознаваемого, ускользающего, зовущего — и эти качества делают архитектуру функциональной в ее конечном значении».
 
 
В «Планерном» их связь обусловлена наличием типового проекта, который видоизменяется и частично приспосабливается Чернявским к этому месту.
 
В интерьере стоит обратить внимание на цилиндрический камин, перед которым мне удалось как-то сфотографировать автора, смотрящего на огонь — символ бесконечного движения и разнообразия жизни и творчества, к которому он стремился всю жизнь.
 
С конца 1960-х г. Чернявский начинает проектировать большие рекреационные комплексы для Юга, создание которых, как показал международный и отечественный опыт, оказалось очень трудной задачей.
 
Проектировщики столкнутся здесь с целой серией проблем, в которых присутствуют часто несовместимые компоненты. Освоение обширных территорий, возведение необходимых инфраструктур, высокие плотности и т.п. приводят к откровенно урбанизационной среде, которая мало у кого ассоциируется с такими понятиями как тишина, уединение, покой. А необходимость строительства крупноразмерных, включая и высотные здания, деформирует окружающий ландшафт — основу индустрии отдыха.
 
В грандиозном проекте развития курортного городка «Адлер» вынужденно присутствуют вертикали жилых корпусов.
 
Но архитектор пытается облегчить их, расчленяя горизонтальными воздушными прорывами сплошную массу здания.
 
В следующих проектах он создает «кластеры», пучки разновысоких башен, напоминающих своим силуэтом окружающие холмы. Или превращает архитектурные объемы в ступенчатые, террасные формы с еще более пологими очертаниями. Он реализует этот прием при строительстве небольшого спального корпуса в «Красной Пахре».
 
Здесь стоит сказать, что ключ к проблеме расчленения крупных объемов и пространств, их приближения к масштабу человека был удачно апробирован еще при решении огромной по вместимости столовой в пансионате «Вороново». Там Чернявский, используя перепады уровней небольших участков пола, выделил отдельные пространства, зрительно изолированные одно от другого.
 
 
«Произведения искусства многозначны — дают различные, но правильные ответы. Наука же дает один точный ответ, да и тот быстро устаревает».
 
«Анализ и синтез следуют за интуицией. Но самовыражение не самоцель, а состояние, суть которого в непреодолимом стремлении вычленять музыку из шума, внутренний порядок архитектурного организма».
 
«Техника для достижения своих целей постоянно усложняет средства. Техника — прогрессивна. То, что вчера было самым совершенным, сегодня меркнет перед новыми открытиями. В искусстве хорошо известными средствами достигается ранее неведомое, и ценности искусства вечны и непреходящи».
 
 
Из большого объема проектных работ для Юга построено было очень мало. Эти отдельные фрагменты не дают повода для продуктивной критики. Жесткие требования стандартизации и, как следствие, унылая повторяемость метрических ритмов лишили эти постройки живого дыхания архитектуры «Воронова», «Отрадного», «Красной Пахры». Устремления архитектора ясны, но результат, судя хотя бы по Геленджику, вряд ли удовлетворял и самого автора.
 
Но работа продолжалась. Дом творчества журналистов в Елино — безусловная удача проектировщиков. Свободная блокировка корпусов вокруг искусственного водоема и близкий окружению масштаб привели бы к очевидному успеху, будь проект реализован.
 
Появление в следующих проектах новой арочной темы было, возможно, результатом воздействия постмодернистской эстетики, причем чисто внешнее, так как структурная основа построения архитектурной формы оставалась почти неизменной. В проектах спального корпуса все для того же «Планерного» и детского сада для «Красной Пахры» эта тема занимает лишь фасадные плоскости, хотя далее, она находит уже объемно-пространственное воплощение.
 
Самыми радикальными для мировоззрения Чернявского станут два проекта конца 1980-х гг. — горнолыжная база на Эльбрусе и молодежный центр «Верховина» в Закарпатье.
 
Оба предлагают необычный для предшествующего творчества ход объединения функциональных блоков в единый замкнутый объем, цельная форма которого становится носителем его архитектурного образа. Сильнее всего эта идея выражена в проекте горнолыжной базы на Эльбрусе, где здание напоминает либо какой-то странный кристалл, вонзившийся в заснеженный склон горы, либо некий космический объект, неожиданно приземлившийся в этом месте. Скатные кровли, резкие пересечения и выступы треугольных форм, создают впечатление мощи и агрессивности.
 
«Верховина» — один из самых таинственных проектов Чернявского, похожий (особенно на уровне планов кровли) на какое-то фантастическое летящее существо. Несмотря на большие размеры, здание очень точно положено на рельеф и вписано в живописный ландшафт Закарпатья.
 
 
«Архитектура курортных зданий — это особый психологический климат, многообразие форм организации жизни, подвижность и контакты, уединение и покой, надежный кров и открытая природа».
 
«Здесь архитектоника и пластика служат созданию свободно текущих пространств, которые являются дыханием сооружения, где рождаются ритмы, пропорции, расстояния, масштабы, целый лабиринт образов. Это полифоническая среда, взаимосцепление человек — архитектура — природа».
 
«Нам необходимо в каждом конкретном сооружении, формируя психологическую среду, создавать свою драматургию пространства: напряженного или экологически спокойного, иллюзорного или конкретно отрезвляющего».
 
 
Тема, которую сам архитектор назовет позже словом «деревня» — еще одна попытка создать живую архитектурную среду, основанную на традициях спонтанно развивающихся исторических поселений. Свидетельство тому такие работы Чернявского, как проект пионерского лагеря под Минусинском, гостиничный комплекс в Ялте и, конечно же, пансионат «Деревня» в Сочи.
 
В первом из них осевые смещения однотипных объемов в пространстве и разнообразие их завершений служат основой запрограммированной спонтанности и хаотичности среды. Во втором, отведенный под застройку участок города умышленно насыщается усложненной геометрией пространств и объемов с откровенно постмодернистской пластикой фасадов.
 
«Деревня» в Сочи, вероятно, самый точный ответ архитектора на вопрос: «Что такое среда для отдыха?» Здесь есть все — многообразие форм и их подвижность, возможность уединения и покоя, открытая природа и свободно текущие пространства, целый лабиринт образов, полифония среды. Графическое представление проекта безукоризненно.
 
Проект культурного центра для Сочи демонстрирует не только зрелость градостроительного мышления автора, но и активное освоение им нового словаря средств современной архитектуры. Очень качественный проект.
 
Заключительным аккордом этой большой симфонии, называемой «Архитектура Чернявского», стал проект Ледового Дворца в Сочи (1992 г.). Достоинством и спокойствием отличается эта работа, синтезирующая многолетние поиски мастера.
 
Начало 1990-х гг. принесли мало утешений — мастерская уменьшалась, заказы мельчали, возраст делал свое дело. Новые темы и новые заказчики не очень вдохновляли его, да и сил уже было немного.
 
Мы редко встречались в эти годы. И в августе 1994 г., когда он умер, меня не было в Москве, и я не смог проститься с ним.
 
* * *
 
Илья Зиновьевич Чернявский безмерно любил архитектуру. Он был одержим ей. Это особый вид творческого возбуждения, не имеющего ни начала, ни конца — где бы человек ни был, и как бы он себя ни чувствовал.
 
Чернявский обладал редким упорством и настойчивостью, хотя иногда жаловался, что устает, что все надоело. В работе был собран и тверд, никогда не отступал от своих идей. Его терзали заказчики и администраторы, но он стоял на своем.
 
Трудностей хватало, но он как бы не замечал их.
 
Его метод был традиционно простым для художника — метод озарения, при котором замысел воплощается в маленьких набросках, концентрирующих главную художественную идею автора. Затем эта идея разрабатывается и превращается в проектные чертежи и макеты.
 
Он верил в предназначение архитектуры и владел искусством ее создания. Он хотел, чтобы архитектура звучала мощно. Его активная позиция рассматривала окружение — городское или природное — и как источник вдохновения, и как среду, к которой он способен добавить что-то новое.
 
Архитектура Чернявского сложна, многогранна, динамична. По-моему, будь он в Италии, то выбрал бы Микеланджело и Борромини своими лучшими друзьями.
 
Илья Зиновьевич был многогранной личностью, как и его архитектура. Собранность и твердость в делах совмещалась в нем с какой-то детской трогательностью. К тому же он был одиноким человеком, и я часто ощущал это.
 
Любовь к архитектуре спасала его от многих бед, и он никогда не изменял ей.
 
Андрей Гозак
 

 

Оглавление

Биография .6
Вступительная статья ...10
Проекты и постройки..16
Из воспоминаний..148
 

 

Примеры страниц

Илья Чернявский / составители Андрей Гозак, Виктория Крылова ; вступительная статья, подготовка текстов, макет Андрей Гозак. — Москва : Союз московских архитекторов, 2008
 
Илья Чернявский / составители Андрей Гозак, Виктория Крылова ; вступительная статья, подготовка текстов, макет Андрей Гозак. — Москва : Союз московских архитекторов, 2008
 
Илья Чернявский / составители Андрей Гозак, Виктория Крылова ; вступительная статья, подготовка текстов, макет Андрей Гозак. — Москва : Союз московских архитекторов, 2008
 
Илья Чернявский / составители Андрей Гозак, Виктория Крылова ; вступительная статья, подготовка текстов, макет Андрей Гозак. — Москва : Союз московских архитекторов, 2008
 

 

 
Скачать издание в формате pdf (прямая ссылка; 156 МБ).
 
 
 
Издание предоставлено Союзом московских архитекторов. Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

7 февраля 2017, 23:36 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Jooble
АО «Прикампромпроект»
Pine House Corporation
Копировальный центр «Пушкинский»
Стоматологический салон «Центральный»
Компания «Вентана»
Алюмдизайн СПб
Джут