наверх
 
Удмуртская Республика

Ханин Д. М. Искусство как деятельность в эстетике Аристотеля. — Москва, 1986

Искусство как деятельность в эстетике Аристотеля / Д. М. Ханин ; Академия наук СССР, Институт философии. — Москва : Наука, 1986  Искусство как деятельность в эстетике Аристотеля / Д. М. Ханин ; Академия наук СССР, Институт философии. — Москва : Наука, 1986
 
 
 

Искусство как деятельность в эстетике Аристотеля / Д. М. Ханин ; Академия наук СССР, Институт философии. — Москва : Наука, 1986. — 175 с.

 
 
 
В монографии исследуются методологические аспекты философско-эстетической концепции Аристотеля. Анализируются важнейшие понятия аристотелевской теории драмы, а также категория прекрасного. Раскрывается специфика аристотелевской трактовки искусства как вида деятельности.
 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 
Эстетическая концепция Аристотеля представляет необходимую и неотъемлемую составную часть его общефилософской теории, несмотря на то что эстетика как таковая еще не выделилась в античности в отдельную философскую дисциплину. Созданная античным мыслителем эстетическая теория может быть правильно понята и оценена лишь в контексте его общей теории искусства как деятельности. В свою очередь, содержание последней раскрывается в процессе анализа принципиального в методологическом плане и исключительно существенного в мировоззренческом отношении для Аристотеля сопоставления искусства как деятельности с природной активностью. Общее исследование аристотелевской концепции искусства как деятельности и выяснение особенностей его трактовки художественной деятельности составляют основную задачу настоящей работы.
 
Систематичность и последовательность Аристотеля в использовании общих методологических принципов и приемов, определенная целостность и единство мировоззрения философа, его универсальный характер, с одной стороны, а с другой стороны, известная разбросанность эстетических суждений мыслителя, которые должны быть собраны из ряда его работ и рассмотрены в качестве аспектов его общефилософской, естественнонаучной, психологической, этической теории и т. д., в значительной мере обусловили специфику и определили структуру данной книги.
 
Рассмотрение эстетической концепции Аристотеля, и, в качестве первого шага в этом направлении, его теории искусства как деятельности, безусловно, должно сочетаться с выявлением философско-методологических и общемировоззренческих оснований его позиции. Соответственно первый раздел монографии посвящен изучению методологических подходов и мировоззренческих представлений Аристотеля, его теории становления, возникновения, качественного изменения, причинности, целесообразности, целостности, оптимальности — в их отношении к эстетике. Второй — более непосредственно обращен к эстетической проблематике, воплощенной в аристотелевской теории драмы. В третьем разделе мы переходим к анализу более общей эстетической теории Аристотеля, тесно связанной с онтологической, гносеологической, естественнонаучной, психологической, политической, экономической и этической теориями античного мыслителя на основе специального рассмотрения аристотелевской теории прекрасного и его теории удовольствия.
 
Своеобразие используемой Аристотелем методологии в значительной мере определяется тем, что теоретик последовательно применяет в своей работе деятельностный подход. Он стремится представить и проанализировать любое явление в качестве момента, стороны, результата или собственно особого вида целенаправленной активности. Эта натуралистическая, органическая, потребительская по своему происхождению теория деятельности лежит в основе любых — астрономических, механических, физических, социально-политических, равно как и эстетических — воззрений Аристотеля.
 
Деятельностный подход противопоставляется Аристотелем, с одной стороны, креационалистско-субстанциональной теории Платона, согласно которой общие понятия, или идеи, выступают в качестве порождающих моделей всех возникающих явлений, с другой стороны, воззрениям натурфилософов, не учитывавших, с точки зрения Аристотеля, целенаправленного характера процессов во всех (в том числе и небесной) сферах, и, наконец, механистическим представлениям таких античных философов, которые разрывали единство природы и деятельности, рассматривая материю лишь в качестве объекта человеческого преобразования и воздействия.
 
Преимущество применяемого им деятельностного подхода, согласно Аристотелю, заключается в том, что он позволяет исследовать природную активность как процесс, аналогичный деятельности.
 
Натуралистический характер аристотелевской теории деятельности в значительной мере определяет ее слабую связь с историей и античной теорией развития. Вместе с тем Аристотель в определенной мере учитывает особую логику движения истории и сложность процессов развития (в частности, общественного), хотя и в своеобразной форме, в соответствии с мировоззренческими и методологическими особенностями своей теории. В. И. Ленин не случайно замечает: «У Аристотеля везде объективная логика смешивается с субъективной и так притом, что везде видна объективная»¹.
____________
¹ Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 326.
 
В марксизме, как известно, на первый план выдвигается особый вид человеческой деятельности, а именно материально-производственная деятельность в качестве конкретно-исторической формы, позволяющей понять особенности различных сторон деятельности социального субъекта, например духовно-практической. Именно материально-производственная деятельность определяет характер отношения человека к природе и общественные отношения людей. Как подчеркивает К. Маркс, «человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой»². Аристотель же, как отмечалось, рассматривает любую активность прежде всего с натурфилософской точки зрения.
____________
² Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 23, с. 188.
 
Создавая свою теорию форм и видов деятельности, Аристотель постоянно анализирует различные значения слов в живом языке. Почти не вводя неологизмы, философ образует новые термины путем прояснения некоторых сложных нюансов, оттенков смысла, скрытых в обычной речи. Язык служит Аристотелю чем-то вроде модели действительности и одновременно используется в качестве эффективного средства в целях построения новой концептуальной системы.
 
Подобная философско-лингвистическая работа, позволяет Аристотелю определить необходимые ему терминологические различения и выработать оригинальный философский лексикон. При этом фактически достигается сразу несколько целей: во-первых, разъясняются философские значения слов, используемых также в обыденной речи; во-вторых, устанавливаются собственно аристотелевские способы понимания и использования известных терминов, имеющих несколько иной смысл в работах предшественников философа, и, в-третьих, впервые понятийно выражаются и закрепляются представления и идеи, до тех пор не находившие аналогов в языковой практике.
 
Сложность и многозначность формы категориального аппарата и содержания философии Аристотеля, а также недостаточная изученность ряда ее достаточно существенных аспектов привели к появлению совершенно несхожих истолкований его учения в целом, и в частности его эстетической концепции. Последняя сводилась в различные эпохи к нормативной иерархической теории жанров (классицизм XVII в.); к формально-технической теории отдельных видов искусства (романтизм начала XIX в.); к теории натуралистического копирования внешних форм (современный модернизм) и т. д.
 
Существование самых разных интерпретаций аристотелевской эстетики не только говорит о ее многогранности и многоаспектности, но также свидетельствует о непроясненности некоторых фундаментальных понятий, определяющих логику рассуждений античного мыслителя. Поэтому основная задача, встающая перед современным исследователем взглядов Аристотеля, заключается в более точном определении мировоззренческих и философско-методологических основ того синтеза идей, который мы находим в теории Аристотеля. В монографии предпринимается попытка приблизиться к ее решению прежде всего путем исследования его теории искусства как деятельности.
 
Автор выражает глубокую и искреннюю признательность всем, кто способствовал своими ценными замечаниями работе над рукописью — доктору филос. наук, профессору М. Ф. Овсянникову, доктору филос. наук Д. В. Джохадзе, доктору филос. наук В. В. Бычкову и научному сотруднику Института философии Л. Г. Комзиной.
 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 
Введение ... 3
 
Раздел первый. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ФИЛОСОФСКО-МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭСТЕТИКИ АРИСТОТЕЛЯ
 
Глава первая. Теория причинности и проблема генезиса поэзии и драмы ... 7
Глава вторая. Инструмент, организм, произведение искусства ... 30
 
Раздел второй. ТЕОРИЯ ДРАМЫ И ЭСТЕТИКА АРИСТОТЕЛЯ
 
Глава первая. Теория художественного и драматического подражания ... 45
Глава вторая. Специфика драматического искусства в «Поэтике» Аристотеля ... 60
 
Раздел третий. ПРИРОДА, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ИСКУССТВО В ЭСТЕТИКЕ АРИСТОТЕЛЯ
 
Глава первая. Общая теория прекрасного и теория блага ... 88
Глава вторая. Теория видов деятельности и видов удовольствия ... 118
 
Заключение ... 165
 

 

 

Примеры страниц

 
Искусство как деятельность в эстетике Аристотеля / Д. М. Ханин ; Академия наук СССР, Институт философии. — Москва : Наука, 1986  Искусство как деятельность в эстетике Аристотеля / Д. М. Ханин ; Академия наук СССР, Институт философии. — Москва : Наука, 1986
 

 

 
Скачать издание в формате djvu (яндексдиск; 1,1 МБ).
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

19 января 2022, 15:24 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»