наверх
 
Удмуртская Республика


Иконников А. В. Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве. — Москва, 2006

Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве / А. В. Иконников ; Российская академия архитектуры и строительных наук, Научно-исследовательский институт теории архитектуры и градостроительства. — Москва : КомКнига, 2006  Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве / А. В. Иконников ; Российская академия архитектуры и строительных наук, Научно-исследовательский институт теории архитектуры и градостроительства. — Москва : КомКнига, 2006
 
 

Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве / А. В. Иконников ; Российская академия архитектуры и строительных наук, Научно-исследовательский институт теории архитектуры и градостроительства. — Москва : КомКнига, 2006. — 352 с. — ISBN 5-484-00424-1

 
 
Монография посвящена многоплановому историко-теоретическому анализу проблем пространственной организации и формообразования архитектурных и градостроительных объектов. Большое внимание уделяется коммуникативным и аксиологическим аспектам языка архитектурно-пространственных форм. Исследуются закономерности и особенности формотворчества на отдельных этапах мировой и отечественной истории архитектуры, а также в новейшее время. Формулируется авторская теоретическая концепция перспективного развития профессиональной культуры и мастерства.
 
Книга адресована архитекторам — как исследователям, так и практикам, а также искусствоведам, культурологам, педагогам и учащимся.
 

 

Андрей Владимирович Иконников (1926—2001) — уникальная творческая личность. Почти полвека он был лидером российской архитектурной науки. Разносторонность интересов, энциклопедические знания, эрудиция, новизна и оригинальность концепций снискали его работам широчайшую известность как в родной стране, так и за рубежом. Он был всесторонне одарен и достигал блестящих результатов во всем, чем занимался, будь то студенческие обмеры памятников древнерусского зодчества, проектирование и преподавание, собственные диссертации и подготовка аспирантов, статьи в журналах и разделы в коллективных работах, составление и титульное редактирование трудов, переводы с английского и немецкого языков, участие в работе по созданию английского 36-томного словаря искусств, яркие выступления по радио, в кино и по телевидению, глубокие публичные лекции по проблемам архитектуры с показом авторского иллюстративного материала, его увлекательнейшие вечера «Диалоги» в Доме архитекторов, многолетняя общественная работа в Комиссии по Государственным премиям и в Комиссии по художественному воссозданию храма Христа Спасителя и, наконец, его книги, получившие поистине всеобщее признание.
 
Им опубликовано 570 научных работ; среди них более 50 книг, в которых рассматривается обширный круг проблем архитектуры и градостроительства. Имел ученую степень доктора архитектуры, ученое звание профессора. Был действительным членом Российской академии архитектуры и строительных наук, членом-корреспондентом Российской академии художеств, действительным членом Международной академии архитектуры в Москве (МААМ), заслуженным архитектором Российской Федерации, Почетным архитектором России, Почетным строителем России, Почетным строителем Москвы, лауреатом Государственной премии СССР и Государственной премии Российской Федерации, кавалером ордена Почета, кавалером ордена Святого Благоверного князя Даниила Московского. Был удостоен золотой медали Всемирной биеннале архитектуры «Интерарх-83» в Софии, золотой медали Российской академии художеств, серебряной медали Российской академии художеств, большой медали Российской академии архитектуры и строительных наук, медали Союза архитекторов РСФСР «За высокое зодческое мастерство», диплома I степени Второго российского фестиваля «Зодчество-94», диплома Международной академии архитектуры (МААМ), золотого диплома XI Международного фестиваля «Зодчество-2003».
 

 

Предисловие

 
Представляемая вашему вниманию монография — плод многолетней работы А. В. Иконникова над темой. Она писалась долго, по частям, которые по мере готовности обсуждались на заседаниях Ученого совета НИИТАГ. Но она так и осталась, к сожалению, не вполне завершенной. Андрей Владимирович приступил к исследованию, как только стали ощущаться признаки изживания средового подхода, затмившего на время такие классические архитектурные категории, как форма и пространство. Вновь эти категории оказались интересны и нужны для развития профессиональной культуры и мастерства: мы видим сегодня, что А. В. Иконников чрезвычайно чутко улавливал новейшие тенденции и векторы развития, он шел, словно обгоняя реальный архитектурный процесс.
 
Обосновывая избранную тему, он отмечал, что «отказываясь от классического кода и не вырабатывая новых устойчивых структур языка формы, архитектура теряет качество „говорящей“. Вместе с угасанием коммуникативной функции ослабевает ее социально-ориентирующая роль, сокращаются возможности интеграции среды. Профессия вместе с тем теряет ценностные ориентиры, направляющие ее внутреннее развитие». Предостережением и напутствием для нас служат слова А. В. Иконникова о том, что нужно заботиться о воспроизводстве профессии и, соответственно, критериях качества, контролирующих профессиональную деятельность. А эти критерии размываются в условиях все большей индивидуализации творческого процесса, заставляющей каждую конкретную задачу решать как беспрецедентную. А. В. Иконников счел возможным назвать это «подрывом профессионализма», который необходим потому, что «только он позволяет уверенно решать все время возникающие нестереотипные задачи, надежно сохраняя ровный высокий уровень качества, распространяющийся на все компоненты среды. Акцент должен делаться именно на внутрипрофессиональных проблемах формы, ее значения и эстетической ценности, словаря и синтаксиса формального языка». Ситуация развернулась так, что именно в эти «внутренние» проблемы упирается сейчас выполнение архитектурой ее социального назначения; от их решения зависит эффективность воздействия архитектуры на пространственную организацию жизнедеятельности общества.
 
При этом А. В. Иконников предостерегает от разработки жестких нормативных систем тотального характера, так как они устраняют эвристическое содержание творчества, основанного на «заведомо неоднозначных исходных данных». Архитектура должна заключать в себе определенную «степень непредсказуемости» как отражение «человеческого». Поэтому «для архитектуры плодотворна аналогия с каноническим искусством, например иконописью. Канон для последней служил канвой и опорой индивидуальности. Сама общедоступность его схем, упорядочивая восприятие, подчеркивала и обостряла индивидуальное. В архитектуре такую роль играют типологические и конструктивные структуры с их модульными закономерностями... Попытки выстроить тотальную, всеохватывающую нормативную базу, в отличие от органического единства в рамках канона, подчиняющую все стороны архитектурного творчества, предпринимались, но эффект их всегда был отрицательным. ...Архитектуре необходима теория особого типа — не связывающая эвристический поиск, но позволяющая уверенно выбрать его направление и сокращающаяся затраты времени и энергии на рутинные процедуры».
 
Вот основные исходные положения и задачи того фундаментального историко-теоретического труда, который предпринял в последние годы своей жизни А. В. Иконников. Близкие задачи выдвигались Андреем Владимировичем и в других работах, которые в своей совокупности позволяют глубже понять и по достоинству оценить его идеи.
 
Лейтмотивом многих книг, статей и выступлений А. В. Иконникова было разоблачение социальных утопий, наложивших значительный отпечаток на архитектуру и градостроительство XX века и породивших кризисные явления в их развитии. В данной книге тоже говорится об утопиях и пагубной утопичности профессионального мышления.
 
За что же ратует автор? — Очевидно, за восстановление естественных законов развития, практической целесообразности и уместности принимаемых решений, за реалистическое жизнестроительство без опасных идеологических заморочек и метаний. С этим нельзя не согласиться. Это то, чего нам недостает, что так нужно сегодня.
 
Андрей Владимирович не упрощает роль архитектуры и не сводит все к примитивному прагматизму, напротив, он верит в высокую культурную, гуманитарную миссию архитектуры как искусства со всей ее многозначностью, с наличием в ней сложных субъектно-объектных отношений. Он верит и в то, что все эти сложные отношения могут и должны направляться в разумное русло, будучи предметом теоретического осмысления. Важнейшая функция архитектуры — коммуникативная. Поэтому одной из главных целей теории является «органическое» образование специфического языка архитектуры. «Теория должна при этом, — пишет А. В. Иконников, — обеспечить последовательное, преемственное наращивание свода синтаксических правил и словаря архитектурного языка».
 
«В теории архитектуры, наконец, должны аккумулироваться осмысленные и оцененные результаты коллективного опыта профессии. Сверка с банком информации такого рода исключит заведомо тупиковые направления поиска и возврата к решениям, уже показавшим неэффективность».
 
Таково научное кредо Андрея Владимировича Иконникова, так конструктивно смотрел он на жизнь и закономерно встроенный в нее архитектурный процесс. Он верил в науку, в разум, в знание. Он горячо любил теорию и историю архитектуры и был безусловным лидером в этой области.
 
Пространство и форма — это вечные архитектурные категории, лежащие в самых первых началах профессии. Знаменательно и символично обращение к ним Андрея Владимировича в его последнем монографическом труде. Он искал корни современных явлений и находил их, восстанавливая историческую преемственность, раскрывая глубинную логику архитектурно-градостроительных процессов. И мы сегодня все более отчетливо осознаем, читая эту, как и другие книги А. В. Иконникова, что будущее, действительно, укоренено в прошлом, зарождается, зреет в нем, а значит успешное историческое развитие нуждается в устойчивом теоретическом фундаменте.
 
И. А. Бондаренко
 

 

Содержание

 
Предисловие.. 8
 
Раздел 1. Проблемная ситуация и задачи исследования.. 11
 
Раздел 2. Архитектурная форма, функция, архитектурное пространство: содержание и развитие понятий.. 19
Архитектурная форма и функция.. 19
Архитектурное пространство.. 41
 
Раздел 3. Пространство и время в бытовании архитектурной формы.. 63
Время в созерцательном восприятии архитектурной формы.. 64
Время и восприятие архитектурной формы в движении.. 75
Стабильное и изменчивое в архитектурной форме.. 82
Архитектурная форма и переживание исторического времени.. 88
 
Раздел 4. Архитектура и градостроительство как уровни систем формообразования.. 92
 
Раздел 5. Модели архитектурного пространства в истории культуры.. 104
Исследование архитектурного пространства как интегральной формы выражения сущности культуры времени.. 104
Организация пространства в древнейших культурах.. 110
Пространство в зодчестве древнейших высоких цивилизаций.. 126
Пространство в архитектуре греческой античности.. 131
 
Раздел 6. Пространство в архитектуре римской античности.. 146
Ландшафт и поселение.. 157
Пантеон.. 161
Термы.. 164
Базилики.. 169
Жилые постройки.. 172
Генезис и значения пространственной формы в римской архитектуре.. 177
 
Раздел 7. Пространство в архитектуре Средневековья.. 181
Пространственные формы городов западного Средневековья.. 184
Пространственные формы городов средневековой Руси.. 205
 
Раздел 8. Организация пространства в русском градостроительстве.. 211
 
Раздел 9. Организация пространства и художественный язык архитектуры.. 227
 
Раздел 10. Художественная культура и архитектурное формообразование.. 247
Объективные и субъективные факторы взаимодействия искусств в художественной культуре; образно-стилевые и формообразующие взаимные влияния искусств в культуре.. 251
 
Раздел 11. Преобразования пространственной структуры Москвы.. 274
 
Раздел 12. Архитектура и сценография. Средообразующая и образоформирующая роль сценографии в художественной культуре XX века.. 293
Сценография как лаборатория архитектуры.. 301
Художественный аспект. Моделирование пластической формы.. 301
Эстетический аспект. Моделирование эстетических установок и ценностей.. 306
Стилистический аспект. От формулирования мировосприятия к стилистике формы.. 313
 
Раздел 13. Архитектура и время. Историзм и квазиутопия (к истории архитектуры конца 1940-х — начала 1950-х годов).. 319
 
 
Раздел 10. Художественная культура и архитектурное формообразование написан И. А. Азизян.
Раздел 12. Архитектура и сценография. Средообразующая и образоформирующая роль сценографии в художественной культуре XX века написан Н. Л. Адаскиной в рамках выполнения плановой темы «Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве» под руководством А. В. Иконникова в 1992 г. во ВНИИТАГе.
 

 

Примеры страниц

 
Пространство и форма в архитектуре и градостроительстве / А. В. Иконников ; Российская академия архитектуры и строительных наук, Научно-исследовательский институт теории архитектуры и градостроительства. — Москва : КомКнига, 2006
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 157 МБ)
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

7 мая 2020, 21:12 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут