наверх
 
Удмуртская Республика


Книга Марко Поло. — Москва, 1955

Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955 Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955
 
 

Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955. — 376 с., ил.

 
 

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

 
Связи Европы с Китаем до XIII в.
 
Торговые связи между Европой и Китаем установились не позднее I в. до н. э., а если оперировать косвенными доказательствами (пока недостаточно убедительными), то на несколько веков раньше. Именно в I в. до н. э. появляются первые достоверные указания в римской литературе на потребление шелковых тканей несомненно китайского происхождения.
 
Раз возникнув, эти торговые связи, если и прерывались, то на сравнительно короткие сроки. Однако они не были непосредственными: в первое тысячелетие нашей эры посредниками в европейско-китайской торговле были различные народы Средней и Передней Азии, и при этом китайские товары (главным образом шелк) проходили через несколько рук.
 
Сквозные путешествия из Европы в Китай или в обратном направлении — с торговыми, дипломатическими, военно-разведывательными или религиозными целями, если и совершались, то очень редко. По крайней мере, до VII в. история не сохранила ни одного вполне достоверного известия о таких путешествиях. Ряд сомнений вызывает и китайское известие о так называемом посольстве в Китай в 166 г. н. э. от «дациньского владетеля Аньтуня», в котором историки угадывают римского императора Марка Аврелия Антонина (161 —180 гг. н. э.).
 
«В 166 году дациньский владетель Антунь отправил посланника, который вступил в Китай через Жинань (Аннам). Он поднес двору слоновые зубы, носороговы рога и черепашины. Это в первый раз открыли сообщение. Что в числе даров, поднесенных двору, нет дорогих редкостей, это, вероятно, сочинителем описания пропущено»*.
____________
* См. Н. Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, Изд-во АН СССР, т. II, 1950, стр. 227. Н. Бичурин полагал, что посланник прибыл в Аннам морским путем.
 
Ко второй четверти VII в. (635 г.) относится первое дошедшее до нас известие о прибытии в Северный Китай восточнохристианских (несторианских) миссионеров, но неизвестно, были ли они выходцами из Европы или из Передней и даже Средней Азии.
 
Из-за отсутствия прямых сношений между Европой и Китаем (несмотря на оживленную торговлю по так называемому Великому шелковому пути*) сведения о Китае в европейских странах — как и в Китае о Европе — были очень скудны.
____________
* Великим шелковым путем назывался караванный путь из Северного Китая через Центральную Азию: в бассейн верхней Сыр-Дарьи (южное направление) и в прибалхашские степи (северное направление).
 
Некоторое расширение знаний западноазиатских и североафриканских народов о Китае было связано с арабской мусульманской экспансией, которая началась во второй четверти VII в. Особого размаха она достигла к VIII в.
 
Арабы к востоку от Аравийского полуострова завоевали все Иранское нагорье и Туркестан, к северу от полуострова — Месопотамию, Сирию и Палестину, Армянское нагорье и часть Кавказа, к западу от полуострова — Египет, Ливию и Атласские страны, а затем (в 711 г.) — почти весь Пиренейский полуостров.
 
Таким образом, в VIII в. в руках арабов-завоевателей оказались западные, южные и восточные берега Средиземного моря, Суэцкий перешеек, все побережье Красного моря и Персидского залива, северное побережье Аравийского моря. Они засели также на важнейших сухопутных дорогах, связывавших Восточную Европу — через Переднюю и Среднюю Азию — с Индией, и на западном участке Великого шелкового пути. Благодаря этому арабы стали важнейшими посредниками в торговле Европы не только со всей Южной и Юго-восточной Азией, но и с Китаем. Не позднее IX в. арабы распространились также вдоль восточного побережья Африки до Мозамбика и достигли Мадагаскара.
 
В западной части Индийского океана, куда китайцы не заходили, арабы стали полными монополистами в морской торговле. В водах же центральной и восточной частей Индийского океана плавали и легкие плоскодонные арабские суда, изредка проникавшие в тихоокеанские моря, омывающие берега Восточной Азии, и более тяжелые китайские корабли, доходившие в обратном, западном направлении до Ормузского пролива**. В основном, повидимому, на китайских судах арабские купцы в X—XIII вв. направлялись в моря Юго-восточной Азии и достигали портов Южного Китая («Манзи» Марко Поло), до Ганьпу включительно, т. е. до аванпорта «величественного города Кинсая» (Ханчжоу), такими яркими красками описанного в «Книге» Марко Поло (гл. CLII — CLIII).
____________
** Арабские и китайские суда превосходно описаны Марко Поло в главах XXXVII и CLVIІІ его «Книги».
 
Именно арабские путешественники первые — не позднее X в. — принесли в западные мусульманские страны, в том числе в завоеванную ими Испанию, довольно подробные и точные сведения о Центральной Азии и Китае, главным образом о его юго-восточной части («Мачин»), прилегающей к Восточно-Китайскому и Южно-Китайскому морям. Нет, однако, исторических доказательств того, что эти арабские известия проникали в западноевропейскую христианскую литературу до крестовых походов или, по крайней мере, сколько-нибудь заметно отразились на западноевропейских географических знаниях.
 
 
Легенда о царе-священнике Иоанне
 
Начиная с Первого крестового похода, значительные массы западноевропейских христиан вступили в непосредственное соприкосновение с мусульманско-христианским Левантом (Ближним Востоком). Правда, не только рядовые крестоносцы, но и вожди крестоносных ополчений были так невежественны, что даже общение с ближневосточными мусульманскими учеными или путешественниками вряд ли могло повлиять на их географический кругозор. К тому же они были так фанатичны, что вообще старались избегать общения с мусульманами. Но в Леванте они сталкивались со значительными группами христиан, принадлежавших к различным восточным церквам. Конечно, в глазах крестоносцев они были «еретиками», которых в Западной Европе беспощадно преследовали и массами уничтожали. Однако здесь, на Ближнем Востоке, они казались, а часто и действительно были союзниками католиков против мусульман. И во всяком случае, благодаря знанию местных обычаев и языков, восточные христиане выступали в роли посредников между крестоносцами и местным нехристианским населением.
 
Этим объясняется тот непонятный на первый взгляд исторический факт, что те же римские папы, которые призывали к организации крестовых походов против еретиков в Италии, Франции, Центральной Европе и благословляли массовые убийства европейских еретиков, советовали и даже предписывали вождям крестоносцев в Сирии и Палестине щадить тамошних христиан — последователей вероучений, осужденных христианскими церковными соборами.
 
Этим объясняется и тот повышенный интерес, который западноевропейские путешественники-католики проявляли к азиатским и восточноафриканским христианам, хотя бы они были заведомыми «проклятыми еретиками». Монахи ли Плано Карпини и Рубрук, посланцы римского папы и католического короля-крестоносца Людовика IX «Святого», торговцы ли типа венецианцев Поло — те и другие постоянно отмечали наличие христиан (даже малочисленные их группы) во всех посещенных ими странах и городах и в тех местностях, о которых они знали лишь понаслышке (обычно по расспросным сведениям, собранным среди тех же восточных христиан).
 
Через этих восточных христиан в средневековую Западную Европу проникали — пока очень редкие — достоверные сведения о Центральной, Восточной и Южной Азии и Восточной Африке (например о христианской Эфиопии).
 
Кроме верующих, принадлежавших к греческой православной церкви, которая господствовала в Юго-восточной Европе в XII—XIII вв. и тогда еще имела многочисленных последователей в Западной Азии, крестоносцы встречались на Ближнем Востоке чаще всего с последователями трех других христианских вероучений — несторианами, якобитами и маронитами. Их руководители постоянно враждовали друг с другом и с господствующими в Европе официальными вероучениями — православным в Восточной Европе, католическим — в Центральной и Западной Европе. Они разжигали и поддерживали вражду между массами различно верующих. Но эта взаимная вражда восточных христиан, начиная с VIII в., смягчилась при победоносном наступлении новой, нехристианской религии — ислама и прекратилась — по крайней мере, между несторианами и якобитами — в XII в.*
 
Главными распространителями христианства в странах Центральной и Восточной Азии и, следовательно, информаторами западноевропейцев об этих странах были несториане. О них гораздо чаще, чем о последователях других христианских вероучений, говорит и Марко Поло в своей «Книге».
 
Несторианами назывались последователи особого восточнохристианского вероучения, основателем которого был константинопольский патриарх Несторий**. Указания Марко Поло о широком распространении в Азии этого вероучения вполне соответствуют истине.
____________
* См. В. Бартольд. История изучения Востока в Европе и России, изд. 2-е, 1925, стр. 62 и сл.
** О несторианах см. примечание 3 к гл. XXIV.
 
Несторианам принадлежал, между прочим, дошедший до нашего времени замечательный христианский памятник — надпись 781 г. на двух языках (китайском и сирийском), которая найдена была в XVII в. в городе Сиань. В ней рассказывается о христианской пропаганде в Китае с первой половины VII в. (636 г.). По мнению В. Бартольда, к сожалению не подтвержденному доказательствами, первые несторианские проповедники христианства прибыли в Китай, «повидимому», морским путем. Могильные камни с сирийскими и тюркскими христианскими надписями времен Марко Поло (XIII—XIV вв.) были найдены в последней четверти XIX в. также в долинах Центрального Тянь-Шаня (по обе стороны современной советско-китайской границы).
 
Можно считать твердо установленным, что не позднее середины XIII в. христианство несторианского толка очень распространилось, по крайней мере, среди двух монгольских народностей Центральной Азии: на западе — среди найманов и на востоке — среди кереитов.
 
Известную роль в информации средневековых западноевропейцев о Северо-восточной Африке, Эфиопии, островах западной части Индийского океана и, особенно, об Индии сыграли якобиты*.
____________
* О якобитах см. примечание 3 к гл. XXIV.
 
Так в средние века назывались последователи ветви особого восточнохристианского вероучения монофизитов. Монофизиты различных толков во времена Марко Поло были очень распространены в Северо-восточной Африке (Египте, Эфиопии и на острове Сокотра), в Западной Азии и в приморских областях Южной Индии. В Индии, как и на Сокотре, они назывались фомистами, по имени «святого апостола» Фомы, который якобы проповедовал христианство в Южной Азии и, по одной из легенд, умер на восточном, Коромандельском берегу Индостана.
 
Наконец, в Западной Азии посредниками между местными мусульманами и крестоносцами-католиками и информаторами последних об азиатских делах нередко бывали и марониты**. Во время Марко Поло марониты были распространены в нескольких странах Ближнего Востока. С XVI в. они признали духовную власть над собой римского папы, но сохранили до настоящего времени некоторые особенности культа.
____________
** О маронитах см. примечание 6 к гл. XXIV.
 
Страны Ближнего Востока вели торговлю, с одной стороны, с Западной Европой и, с другой стороны, с «Индиями», Центральной и Восточной Азией. Ближневосточные христианские купцы знали о том, что в различных азиатских местностях существуют более или менее значительные христианские общины; с представителями этих общин, как с единоверцами, они вели деловые сношения охотнее, чем с мусульманами или «идолопоклонниками».
 
* * *
 
Некоторые восточные христиане, несомненно, знали о том, что христианство укрепилось среди таких крупных монгольских народностей, как найманы и кереиты (среди последних еще в XI в.). Возможно, что знали об этом, но не придавали этому значения и некоторые европейцы уже в XI в. Но наличие в Центральной, а может быть и в Восточной Азии сильных христианских общин стало расцениваться в Европе как важный политический фактор лишь в XII в., когда мусульмане — теперь уже не арабы, а турки-сельджуки и египтяне — перешли в наступление на христианские государства, основанные крестоносцами в восточном Средиземноморье.
 
Именно к этому времени, в середине XII в., возникла в Западной Европе легенда о могущественном христианском царе-священнике Иоанне («пресвитер Иоанн» средневековых христианских писателей, «поп Иван» у Марко Поло). В XIII—XIV вв. эта легенда сильно повлияла на организацию католических посольств и миссий в страны Центральной и Восточной Азии, в XV в. — сыграла видную роль в истории португальских географических открытий и путешествий.
 
Поводом к возникновению этой странной легенды послужило исторически доказанное крупное событие в Средней Азии. В 1141 г. войска среднеазиатского мусульманского правителя, турка-сельджука, султана Санджара (так называемый «последний великий сельджук») были разбиты к северу от города Самарканда каракитаями (киданями).
 
Каракитаи, выходцы из Южной Маньчжурии (народ невыясненного происхождения, возможно близкий по языку тунгусам), в VII—X вв. создали обширное государство в Восточной Азии. Во второй половине X в. этому государству, которое китайские летописцы называли Ляо, были подчинены: вся Маньчжурия, Северный и Центральный Китай до реки Янцзы и монгольские степи Центральной Азии. В начале XII в. государство Ляо было разгромлено китайцами, вступившими в союз с чжурчжэнями, народностью тунгусского происхождения. Вытесненные союзниками из Восточной Азии и Монголии, каракитаи захватили между Монгольским Алтаем и хребтом Алтын-Таг территорию, осью которой был Восточный Тянь-Шань, проникли через горные проходы в Центральный и Западный Тянь-Шань, в прибалхашские степи, в бассейны рек Чу и Сыр-Дарьи и, разгромив, как выше указывалось, в 1141 г. мусульманские войска «последнего великого сельджука», раздвинули свои владения до Аму-Дарьи. Таким образом, к середине XII в. в Средней Азии и в западной части Центральной Азии возникло новое, владевшее огромной территорией государство каракитаев (иначе Каракидань), слухи о котором проникли в Западную Азию.
 
Каракитаи, несомненно, не были мусульманами. Не доказано, однако, что они были христианами или что среди них были многочисленные или влиятельные группы христиан, или что хотя бы один из их правителей («гурханов») в середине XII в. принял христианство. Но западноазиатские христиане смешали каракитаев с кереитами, правители которых, как выше указывалось, за несколько десятков лет до этого события приняли христианство несторианского толка. В середине XII в. христианский правитель кереитов назывался (точнее величался) китайским титулом Ван-хан*. И известие о том, что после разгрома мусульман в Средней Азии возникло новое обширное немусульманское государство, было воспринято в христианской западноазиатской среде как победа над мусульманами какого-то могущественного христианского «царя Ивана» (Жеан, или Жан, у «франков»-крестоносцев, Иоанн, или Иоганн, у крестоносцев германского происхождения).
____________
* По китайским летописным источникам при первых трех китайских династиях «глава империи титуловался «Ван», а с 221 г. до н. э. «титул Ван предоставлен князьям царствующего дома» (см. Н. Я. Бичурин. Указ. соч., т. 1, стр. 14).
 
До настоящего времени не выяснено, как это путаное известие приукрашено было дополнительной легендой о том, что среднеазиатский царь-победитель был в то же время и священником**. Тем не менее в первой дошедшей до нас записи (1145 г.) «о царе Иване» западноевропейского летописца — баварского епископа Оттона Фрейзингенского — победитель был назван «царем-священником Иоанном». Летописец при этом добавил, что Иоанн после победы над мусульманами двинулся (из Средней Азии) на запад, чтобы оказать помощь христианскому Иерусалимскому королевству, основанному крестоносцами, дошел до реки Тигр, но там остановился, так как не имел судов для переправы через реку. Это добавление полностью вымышлено, но не известно кем — самим ли баварским епископом-летописцем или тем источником, на который он ссылается. А ссылается он на письмо (до настоящего времени не разысканное в архивах), которое какой-то сирийский католический епископ послал в Рим вскоре после события.
____________
** В русской литературе XIX—XX вв. «царя Ивана» нередко называют «пресвитером Иоанном» (от греческого пресбитерос — старейшина, священник, иерей, поп), а иногда протопресвитером (т. е. протоиереем, протопопом). Однако последнее духовное звание (особенно толкуемое как «первосвященник», т. е. глава церкви) не встречается в исторических источниках.
 
Проникнув в Западную Европу, слух о царе-священнике Иоанне, повидимому, замер в монастырских стенах на несколько десятилетий. По крайней мере нет исторических доказательств, что легенда о «царе-попе Иване» была известна народным массам Западной Европы уже во второй половине XII или в самом начале XIII в. Но ряд исторических документов свидетельствует в пользу того, что эта легенда начала широко распространяться в западноевропейских странах со второй четверти XIII в. Именно тогда в результате монгольских походов в первую очередь были разгромлены в Средней и Западной Азии сильные мусульманские государства и в Западную Европу проникли вполне достоверные сведения, что среди монгольских ханов есть христиане и что монгольские ханы охотно принимают на свою службу христиан. А они действительно отличались необычайной для тех времен веротерпимостью, делая исключение только для мусульман, да и то далеко не всегда.
 
Уже в первой четверти XIII в. монголы-найманы, теснимые другими монгольскими племенами, объединенными под властью Чингис-хана, двинулись на запад и захватили большую часть Туркестана, принадлежавшую в то время каракитаям. Правил найманами в это время Кушлук-хан, бывший ранее христианином несторианского толка, но затем под влиянием жены «принявший идолопоклонство». На присырдарьинские степи, захваченные Кушлуком, претендовал мусульманский шах, правитель Хорезма. Кушлук-хан заставил хорезмшаха признать этот захват. Он жестоко преследовал мусульман захваченных им областей.
 
«Ежегодно, — говорит персидский историк XIII в., современник Марко Поло, Рашид-ад-дин, — он посылал в мусульманские области той стороны (Кашгарии) травить и сжигать зерновой хлеб... В жилище каждого кадхуда («владыки дома») был поставлен на постой один из воинов (Кушлука). Среди (самих) мусульман началась вражда и разлад. Многобожники делали все, что хотели... Оттуда (Кушлук) отправился во владения Хотана и захватил (их). Он принудил население тех округов отступить от веры Мухаммеда и насильно предоставил (ему) выбор между двумя деяниями: либо принять христианскую веру (с учением) о троице, либо язычество...»*
 
Об этих среднеазиатских событиях в 1221 г. писал в Западную Европу живший в то время на Ближнем Востоке француз Жак де Витри (позднее — кардинал, автор написанной по-латыни «Иерусалимской истории»**). Между прочим, в одном из писем Витри назвал Кушлук-хана «царем Давидом». Дело в том, что — по Рашид-ад-дину — Кушлук, вероятно, не собственное имя, а титул: «У большинства государей найманов титулом было кушлук-хан либо буюрук-хан. Смысл (слова) кушлук — «весьма сильный» и владыка»***. Возможно — как предполагает В. Бартольд, что Давид было христианское имя Кушлук-хана. Так или иначе, но в Западную Европу, кроме слухов о «царе Иване», проникли слухи также о «царе Давиде», и родился новый вариант прежней легенды — о двух христианских царях в сердце Азии, Иване и сыне его Давиде.
____________
* «Сборник летописей», Изд-во Академии наук СССР, т. 1, 1952, кн. 2, стр. 182—183.
** Его латинизированное имя и фамилия — Якобус Витриакус.
*** «Сборник летописей», кн. 2, стр. 112.
 
В Западной Европе еще не знали, что недолговечное царство «Кушлука-Давида» было вскоре разгромлено монголами Чингис-хана, когда туда (в Европу) пришли известия, что монголы завоевали мусульманский Хорезм. И это завоевание было приписано христианскому царю-священнику Ивану, или сыну его Давиду, или даже «Ивану-Давиду».
 
Впрочем, н среди Монголии, объединившихся под властью Чингис-хана, было много христиан; были они и в семье самого Чингис-хана и его наследников — чингисидов. Так, христианкой несторианского толка была, например, сноха Чингис-хана Соркуктани-беги (в монгольском «Сокровенном сказании» — летописи XIII в. — она носит имя Сорхахтани-беги). Эта старшая и самая влиятельная жена Толуя, любимого четвертого сына Чингис-хана, стала матерью будущих монгольских великих ханов — Мункэ и Хубилая, играющего такую роль в «Книге» Марко Поло. Соркуктани-беги была кереиткой, племянницей самого «царя Ивана», т. е. Ван-хана кереитского.
 
Ее третьим сыном от Толуя был Хулагу («Алау» у Марко Поло), завоеватель Ирана, Ирака и сопредельных стран, организовавший крупнейшее государство в Передней Азии. Хулагу сам не был христианином, но его старшая и самая влиятельная жена, внучка Ван-хана кереитского, Докуз-хатун (Дугуз-хатун) была христианкой-несторианкой.
 
«Она пользовалась полным уважением и была очень властной», — говорит Рашид-ад-дин. — Так как народ кереит в основном исповедует христианство, то она постоянно поддерживала христиан, и эти люди в ее пору стали могущественными. Хулагу-хан уважал ее волю и оказывал тем людям покровительство и благоволение до того, что во всех владениях построил церкви, а при ставке Докуз-хатун постоянно разбивал [походную] церковь...»*
____________
* «Сборник летописей», т. III, 1946, стр. 18. См. также у этого автора на стр. 24 наказ великого хана Мункэ своему брату Хулагу перед походом того в Переднюю Азию: «...во всех случаях совещайся и советуйся с Докуз-хатун».
 
 
Предшественники Марко Поло
 
При Чингис-хане и его преемниках, великих ханах Угедее (правил с 1229 по 1241 год) и Мункэ (1251—1252) ранняя военно-феодальная Монгольская империя достигла размеров, неслыханных в истории человечества. В результате грабительских походов сначала в соседние, а затем и в отдаленные (западные) страны, монгольская знать, возглавлявшая дружины своих военных слуг — нукеров, завоевала Северный Китай**, Восточный и Западный Туркестан (Среднюю Азию), Иранское нагорье, Месопотамию, Закавказье и Восточную Европу. Монгольские походы сопровождались чудовищным разорением завоеванных стран и разрушением их производительных сил. Были разграблены захваченные города; многие из них сожжены или сравнены с землей; сотни тысяч людей истреблены или уведены в рабство; часть земледельческих районов пущена под пастбища, а в засушливых областях из-за разрушения оросительных систем многие оазисы превращены в пустыни.
____________
** Южный Китай был завоеван позднее (1275— 1280), при преемнике Мункэ — хане Хубилае.
 
Во всех завоеванных странах монгольская феодальная знать организовала систему невыносимого гнета. Трудящиеся жили в страшной нищете; часть их была обречена на голодную смерть. На крестьян и ремесленников были наложены тяжкие подати. Монгольские феодалы захватили обширные владения и закрепостили сидевших на этих землях крестьян. Многие сотни тысяч крестьян были переданы на «кормление» ханам.
 
При завоевании в руки монгольской феодальной верхушки попадала огромная военная добыча. Ставки ханов, окруженных феодальной знатью, стали обширными рынками, где можно было с очень большой выгодой сбывать драгоценности, ткани, меха, различные диковинки и другие предметы роскоши. Этим обстоятельством воспользовались в первую очередь азиатские торговцы. Европейцы узнали об этом и оценили выгоды торговли с богатыми монголами отчасти со слов западноазиатских купцов, отчасти от первых послов, отправленных в Центральную Азию папой и французским королем, — после их возвращения на родину.
 
Теснимые в Восточном Средиземноморье победоносными мусульманскими войсками, эфемерные феодальные христианские государства, основанные крестоносцами на Ближнем Востоке, сами возлагали надежды на помощь монголов против мусульман, и всячески старались разжечь такие надежды в своих западноевропейских покровителях, духовных и светских — в римских папах и католических королях. Вряд ли европейские правители, особенно папы, вполне верили своим ближневосточным информаторам. Но проверить их сообщения они все же считали необходимым. Поэтому, начиная с 40-х годов XIII в., из Западной Европы в Центральную Азию, в ставки монгольских великих ханов отправлялись миссии, причем на послов возлагались, кроме дипломатических и религиозных поручений, еще и специальные задания по разведке.
 
Большую активность по линии установления связей с монгольскими великими ханами проявили римский папа Иннокентий IV и французский король-крестоносец Людовик IX «Святой». Иннокентий IV воспользовался для этой цели наиболее образованными нищенствующими монахами незадолго до того организованных орденов: доминиканского (возник в 1216 г.) и францисканского (с 1223 г.). Францисканцы обнаружили гораздо большую дипломатическую гибкость и большую выносливость, чем нищенствующие монахи-«проповедники» (доминиканцы)*.
____________
* Любопытный пример — грубый и фанатичный доминиканский монах, итальянец Ашелин (Ascelino): он отказался выполнить монгольский символический обряд «очищения огнем» (на что согласились францисканцы) и не был допущен поэтому в ханскую ставку.
 
Доминиканцы были отправлены в 1245 г. южным путем в столицу монголов Каракорум — через Сирию, Ирак и Иранское нагорье, но дошли только до Хорезма. Их посольство было безрезультатно и почти не дало сколько-нибудь ценных географических сведений.
 
 
Посланные папой францисканцы во главе с Плано Карпини шли в Каракорум северным путем. Они вышли из французского города Лиона в том же 1245 г., перевалили через Альпы, пересекли Центральную Европу и русские земли, в то время уже захваченные монголами Кыпчакской (Золотой) Орды и достигли низовьев Волги, где тогда находился Сарай, ставка золотоордынского хана Бату. По дороге монахи собирали сведения о татарах (монголах) и о завоеванных ими странах и народах.
 
Из записок Карпини западноевропейцы, между прочим, впервые узнали реки Восточной Европы под их настоящими названиями: Непер (Днепр), Дон, Волга, Яик (Урал).
 
Бату-хан предоставил францисканцам надежный конвой до Каракорума. К востоку от Яика папские послы познакомились с народностями Центральной Азии, игравшими большую роль в ее истории — с канглами и каракитаями (киданями). Ставка каракитайских ханов в то время находилась на одной из степных рек, впадающих в озеро Алаколь. Отсюда послы направились в область, занятую в то время найманами, в район озера Улюнгур, а оттуда — в Каракорум. На все их путешествие от Сарай-Бату до Каракорума потребовалось три с половиной месяца.
 
Францисканцы попали туда в то время, когда великим ханом, после пятилетнего междуцарствия, был провозглашен Гуюк (царствовал с 1246 по 1248 год). Из всех частей Азии, завоеванных монголами, в ставку нового великого хана прибывали посольства от покоренных оседлых народов и кочевых племен. Около четырех тысяч собравшихся послов принесли своему новому властелину присягу на верность и уплатили дань. Плано Карпини и его спутники использовали это исключительно благоприятное обстоятельство для собирания сведений о Монгольской империи и народах, населяющих ее. Но эти послы-францисканцы, к сожалению, очень плохо разбирались в географии: сам Плано, например, спутал Черное море с Каспийским.
 
Папские послы здесь впервые познакомились с китайцами, и Карпини восхваляет их добрые нравы и искусство китайских ремесленников.
 
Католические монахи вовсе не были первыми исторически известными европейцами, проникшими в Центральную Азию. В ставке великого хана Гуюка Плано Карпини встретил группу русских, в том числе русского князя Ярослава Всеволодовича.
 
Весной следующего, 1247 г. францисканцы пошли обратно той же северной дорогой и благополучно вернулись в Лион. Все путешествие длилось свыше двух лет.
 
Плано Карпини представил папе Иннокентию IV подробный отчет о нравах монголов, их образе жизни, их религии и государственном устройстве*. Его сообщения дополняются и уточняются данными, записанными со слов его спутника, поляка Бенедикта. Но гораздо более полные сведения о монголах XIII в. дают: первая дошедшая до нас монгольская летопись «Сокровенное сказание», составленная в 1240 г. неизвестным автором, персидский «Сборник летописей» Рашид-ад-дина (закончен в 1310 г.) и особенно китайские и русские летописи XIII—XIV вв.
____________
* Русский перевод А. И. Малеина: Плано Карпини. История монголов, СПб., 1911.
 
Вскоре после Карпини, в 1249 г., Каракорум посетил посол французского короля Людовика IX «Святого», францисканский монах Андре Лонжюмо. Отчет о его путешествии не сохранился, а есть только редкие упоминания о нем в рассказах его современников, в частности у Рубрука.
 
Важные географические сведения собрала другая францисканская миссия в Каракорум — фламандца Виллема Рейсбрука, более известного под офранцуженным именем и фамилией Гильом Рубрук (латинизированное Рубруквис).
 
Его путь лежал через области, до него пройденные европейскими путешественниками. Тем не менее его наблюдения и географические обобщения представляют большую ценность.
 
Отправлена была миссия Рубрука из города Акки (Северная Палестина) французским королем Людовиком «Святым» после неудачного крестового похода в Египет в 1253 г. Король надеялся найти в монгольском великом хане союзника против мусульман. Рубрук сопровождал короля в Шестом крестовом походе (1248 г.) и с того времени жил на Ближнем Востоке.
 
Рубрук отплыл от берегов Палестины в Константинополь зимой 1252/53 г., переплыл Черное море, высадился в порту Солдайя (теперь Судак) на Южном берегу Крыма. Это был обычный отправной пункт для западных купцов, торговавших со странами, завоеванными монголами. Из Солдайи он двинулся на восток в мае 1253 г.
 
Монахи путешествовали верхом на лошадях, но по совету купцов Рубрук купил в Солдайе запряженную четырьмя волами крытую повозку для багажа. Он освобождался таким способом от ежедневной нагрузки и разгрузки вьючных животных, но передвигался гораздо медленнее: ему потребовалось вдвое больше времени (два месяца вместо одного), чтобы добраться от Южного берега Крыма до низовьев Волги, где была ставка хана Бату.
 
Временная ставка Бату-хана, расположенная в трех днях пути к западу от Волги, поразила монахов своей величиной, так как татарские юрты растянулись на несколько миль. Рубрук впервые услышал там о христианском царе-священнике Иоанне.
 
От ставки Бату монахи пошли дальше к Волге.
 
Рубрук подтверждает, что Волга впадает в замкнутое (Каспийское) море, которое он называет Сирсан (Джоршан), а не в залив Северного Ледовитого океана, как считали почти все древние географы, кроме Геродота и Птолемея.
 
«Брат Андрей [Лонжюмо], — говорит Рубрук, — обошел это море с двух сторон, на востоке и на юге, а я путешествовал вдоль остальных двух берегов». Он указывает, что горы поднимаются на западе (Кавказские), юге (Эльбурс) и на востоке от моря, вероятно подразумевая под восточными горами отчетливо выраженный обрыв — Западный Чинк Устюрта; только на севере гор нет.
 
Монахи, с разрешения Бату, сопровождали хана в течение пяти недель, когда он кочевал вдоль Волги. Только с середины сентября францисканцы выступили вновь на восток. Монашеские рясы они сменили на время зимнего путешествия меховой одеждой. Бросили они и повозки и дальнейший путь проделали верхом. В двенадцать дней они совершили переход от Волги к реке «Ягат» (Яик), в верховьях которой кочевал народ, «говоривший на том же языке, что и венгры» (вогулы): Рубрук узнал об этом от миссионеров, побывавших у этих кочевников.
 
Ханский проводник — татарин заботился о том, чтобы монахам давали хороших лошадей и меняли их два-три раза в день. Для Рубрука выбирали всегда самую сильную верховую лошадь, так как он был очень тяжел и толст. Путешественники страдали от непривычного холода, но вряд ли испытывали недостаток в пище. Тем не менее «нищенствующий монах» Рубрук писал:
 
«Как мы страдали от голода и жажды, холода и истощения, не поддается описанию. Только вечером бывал приличный ужин, а утром только пшено с молоком».
 
Из отчета Рубрука можно лишь в самых общих чертах определить его маршрут.
 
Путь шел от Яика через степи в общем на восток, мимо Аральского моря и Сыр-Дарьи; ни моря, ни реки монахи не видели, так как проходили несколько севернее их.
 
После долгого пути через бесконечные степи, где лишь изредка у рек попадались небольшие рощи, монахи достигли гор (Кара-Тау) и долины реки Таласа, а затем, перевалив через горы, попали в долину реки Чу. Они останавливались в городе (вероятно Баласагун, к северо-западу от озера Иссык-Куль, ниже Боомского ущелья), население которого состояло из мусульман, говоривших на персидском языке (следовательно таджиков). Затем путь шел через горы (Заилийский Алатау) в долину реки Или, которая, по указанию Рубрука, текла к большому озеру (Балхаш).
 
Здесь на плодородной равнине, изрезанной многочисленными реками, раньше было много селений: но они большей частью были разрушены монголами, превратившими поля в пастбища. У северного подножья Джунгарского Алатау путешественники отдыхали около двух недель, а в конце ноября двинулись дальше, к озеру Алаколь.
 
От Алаколя их путь шел, вероятно, через так называемые Джунгарские ворота (между хребтами Джунгарский Алатау и Тарбагатай) в долину Черного Иртыша. Дорога становилась пустыннее, утомительнее, местность бесплоднее. По дороге встречались только монголы, размещенные вдоль большого тракта; они должны были заботиться о дальнейшем продвижении послов и ханских курьеров. В конце декабря монахи увидели на безбрежной равнине ставку Мункэ, великого хана монголов. Через несколько дней они получили первую аудиенцию у великого хана.
 
В ставке Мункэ монахи встретили нескольких европейцев. Рубрук естественно больше всего интересовался французами и нашел здесь парижанина — искусного ювелира и уроженку Лотарингии, захваченную монголами в плен в Венгрии и вышедшую замуж за русского ремесленника.
 
Вместе с кочующей ордой монголов монахи прибыли в Каракорум. Монгольская столица, окруженная земляным валом, не произвела на них впечатления, за исключением дворца великого хана. Поразило монахов другое — наличие, кроме «языческих» (вероятно буддийских) храмов, двух мечетей и одной христианской (несторианской) церкви: доказательство непонятной для средневековых католиков веротерпимости монголов.
 
Мункэ-хан передал послам ответное письмо французскому королю. Он называл себя в этом письме владыкой мира и требовал от французов присяги на верность, если они хотят жить в мире с ним.
 
Спутник Рубрука, итальянец (брат Бартоломео), остался при местной христианской церкви.
 
Летом 1255 г. Рубрук отправился обратно. На этот раз он шел более северным путем, так что Балхаш остался к югу от него, нигде не останавливался и проделал путь от Каракорума до нижней Волги в девять-десять недель. Целый месяц затем бродил он с кочевой ордой, прежде чем получил проводника, и только в середине октября попал в столицу Золотой Орды — Сарай-Бату. Оттуда он двинулся на юг вдоль западного берега Каспийского моря через Дербентские ворота, дошел до низовьев Куры и направился вверх по долине Аракса через Армянское нагорье в Эрзерум. Затем он пересек Малую Азию, вышел к Средиземному морю и после более чем трехлетнего путешествия вернулся в свой монастырь (летом 1256 г.).
 
Отчет о его путешествии* до настоящего времени представляет большой интерес не только для историка, но и для географа.
____________
* Русский перевод А. И. Малеина: Вильгельм Рубрук. Путешествие в Восточные страны, СПб., 1911 (издан вместе с «Историей монголов» Плано Карпини).
 
Рубрук был далеко не первым европейцем и даже не первым западноевропейцем, переходившим через реки внутренних бессточных областей Азии и верховья Иртыша, пересекавшим ее бескрайные степи и пустыни, переваливавшим через горные хребты систем Тянь-Шаня и Алтая. С точки зрения географической науки заслуга его заключается прежде всего в другом, как правильно отметил немецкий историк открытий С. Руге: Рубрук первый указал на одну из основных черт рельефа Центральной Азии — на наличие Центрально-Азиатского нагорья. Он сделал этот вывод из своих наблюдений над направлением течения азиатских рек, встречавшихся ему на пути: Таласа, Чу, Или (и, вероятно, других рек, текущих в озеро Балхаш), Черного Иртыша и Дзабхана.
 
Рубрук описал также, конечно в самых общих чертах, по расспросным данным, некоторые страны не только Центральной, но и Восточной Азии. Он указал, что «Катай» (Китай) прилегает на востоке к океану. Он первый из европейцев совершенно верно предположил, что «серы» античной географии и «катайцы» — один и тот же народ. Рубрук собрал, правда скудные и неточные, сведения о маньчжурах и корейцах: у него, между прочим, сложилось мнение, будто Маньчжурия и Корея («Каоли») — острова. Он перечисляет также некоторые народности Восточной Сибири: «керкисов» (енисейские кыргызы, предки современных хакасов) и «оренгаев» (урянхайцев), которые «подвязывают себе под ноги отполированные кости и двигаются на них по замерзшему снегу и по льду с такой быстротой, что ловят птиц и зверей».
 
«И еще много бедных народов живет в северной стороне, поскольку им это позволяет холод... Предел северного угла неизвестен в силу больших холодов. Ибо там находятся вечные льды и снега».
 
И Рубрук кончает описание Севера следующей фразой: «Я осведомлялся о чудовищных людях, о которых рассказывали Исидор и Солин. Татары говорили мне, что никогда не видели подобного; потому мы сильно недоумеваем, правда ли это». Трудно было средневековому монаху усомниться в правдивости таких авторитетных писателей-энциклопедистов, как римлянин Гай Юлий Солин (III век н. э.) или епископ Исидор Севильский (VI—VII вв.).
 
В истории ознакомления Западной Европы с Азией дипломатические миссии XIII в. сыграли все же не очень большую роль, особенно в знакомстве с географией Азии. Дело не в том, что францисканские монахи, возглавлявшие папскую и королевскую миссии, были слабо подготовлены к выполнению географических заданий: и Плано Карпинн, и Рубрук были, конечно, образованнее, чем венецианские торговцы Поло. Нельзя отказать послам-францисканцам и в наблюдательности, и в умении отобрать более важные факты и отбросить несущественные детали. Их записи о быте жителей посещенных ими стран, о религии и военной организации монголов и т. д. до сих пор представляют большой интерес и являются важными историческими документами. Но наблюдательность этих дипломатов и шпионов в рясах была профессионально ограничена их схоластическим образованием и их специальными заданиями.
 
 
Путешествия семьи Поло
 
Западноевропейские торговцы, направлявшиеся в Центральную Азию и Китай, несомненно, также получали специальные дипломатические или шпионские задания со стороны своих правительств, например Венецианской Синьории. Они могли получать задания и со стороны князей римской церкви: так, специальные поручения дал старшим Поло тот многоопытный легат (Висконти), который вскоре был избран римским папой и принял имя Григория X*. Но у купцов на первом месте стояла купля-продажа: что можно было в посещаемых ими странах с большой для себя выгодой купить или продать. А с этим были связаны вопросы перевозки товаров — наблюдения над путями и средствами сообщения и т. д.
____________
* См. ниже. «Пролог», гл. X—XIII.
 
Одним словом, купцов в первую очередь интересовала та группа вопросов, которая с XIV в. называлась «Практика торговли» (по-итальянски «Pratica della mercatura»). Так действительно и назван был в XIV в. известный итальянский справочник-путеводитель по странам Азии, составленный флорентийцем Франческо Бальдуччи Пеголотти. И характерно, что это же практическое руководство для странствующего торговца носит и иное название: «Книга описания стран». Из таких руководств позднее развилась та отрасль географии, которая в XIX в. в западноевропейских странах получила название «коммерческой географии» или «географии торговли», или «экономической географии», как она до сих пор понимается многими буржуазными географами.
 
Средневековые арабские (точнее — арабоязычные) писатели начали составлять такие руководства задолго до XIII в. Но в Западной Европе первой книгой такого типа является по ее основному содержанию «Книга» Марко Поло, которая в первоначальной ее версии, «родившейся» в генуэзской тюрьме, называлась «Книгой, именуемой о разнообразии мира» (см. «Пролог», гл. I, заголовок).
 
Однако «Книга» Марко Поло резко отличается от позднейших сухих компиляций, подобных «Практике торговли» Бальдуччи Пеголотти, — не менее резко, чем от предшествующих отчетов францисканских дипломатических миссий. Это различие объясняется прежде всего тем, что «Книга» в большей своей части составлена по личным наблюдениям, в остальном же (за малыми исключениями) — по рассказам встречных людей, а не по литературным материалам. Это различие объясняется также тюремной обстановкой, в которой создана была «Книга» — тем, что она была записана другим узником, пизанцем Рустичано, как цепь живых рассказов, обращенных к непосредственным слушателям. Отсюда и характерный для Марко Поло стиль, и пестрота содержания «Книги».
 
Описанием путешествия (в прямом смысле этого выражения) является лишь короткий «Пролог» — первые девятнадцать глав «Книги», да немногие из остальных ее глав. В основном «Книга» — все три ее части — заполнена описаниями различных азиатских стран, областей, районов, городов, нравов и быта их жителей и двора великого хана монголов и китайского императора Хубилая. В этот географический (в широком смысле этого слова) материал, представляющий наибольший интерес и для первых слушателей, и для средневековых и современных читателей «Книги», вставлены исторические главы, из которых наименее интересны трафаретные описания битв и две-три новеллы-легенды (например рассказ «О великом чуде в Багдаде и о горе», гл. XXVII—XXX).
 
 
Кроме того, что мы знаем из самой «Книги» о Марко Поло, его отце и дяде, о них сохранились только очень скудные исторические сведения, заботливо собранные биографами и комментаторами «Книги», главным образом его соотечественниками-итальянцами. А эти сведения почти исключительно относятся к XIV в., т. е. к тому времени, когда венецианские путешественники вернулись к себе на родину, а не к самим путешествиям.
 
Несомненно, что Марко Поло пользовался не только теми материалами, которые он лично собрал, но и материалами «старших Поло». Они же (его отец и дядя) не один раз, как сам Марко, а трижды пересекли Азию, причем два раза с запада на восток и один раз в обратном направлении — во время своего первого путешествия (см. гл. IX—X «Пролога»),
 
Очень важно выяснить, какие географические сведения могли собрать Поло по личным наблюдениям, какие — только по расспросным данным. Поэтому в первую очередь нужно установить вероятные маршруты венецианских путешественников во время их первого и второго посещения «Катая» (Китая).
 
* * *
 
Комментаторы «Книги» Марко Поло с величайшим усилием пытались установить хотя бы приблизительный маршрут старших Поло от реки Волги до ставки великого хана. Очень мало опорных пунктов для составления этого маршрута давала скупая, конспективная манера изложения рассказчика «Пролога».
 
Комментаторы могли оперировать только косвенными показаниями, разбросанными в «Книге». Они использовали также сочинения арабских географов, описания католических миссионеров и послов, путешествовавших в XIII в. в ставки татарских ханов, и другие исторические материалы.
 
Здесь приводится один из вероятных вариантов пути старших Поло.
 
От Средней Волги, где были расположены посещенные ими приволжские пункты — временные ставки золотоордынского хана Берке и Увек (Укек), братья Поло двинулись на юго-восток через земли Золотой Орды, пересекли закаспийские степи, а затем через пустынное плато Устюрт прошли к Ургенчу, в то время величайшему городу Хорезмского оазиса. Дальнейший их путь проходил в том же юго-восточном направлении вверх по долине реки «Джон» (арабское Джейхун — Аму-Дарья) до низовьев Зеравшана. А оттуда они поднялись вверх по долине Зеравшана до «великолепной» Бухары, как ее называли арабы, где встретились с послом завоевателя Ирана, «ильхана» Хулагу, направлявшимся к великому хану.
 
Братья шли с послом «на север и северо-восток» целый год, избрали, следовательно, северный путь, хорошо известный кочевникам Средней и Центральной Азии. Чтобы обогнуть пустыню Кызылкум, которая простирается между Аму- и Сыр-Дарьей, они, повидимому, по долине Зеравшана поднялись до Самарканда, а затем перешли в долину Сыр-Дарьи и по ней спустились до Отрара, бывшего тогда важным монгольским центром. Оттуда их путь лежал вдоль предгорий Северного Тянь-Шаня в долину реки Или. Иначе говоря, старшие Поло пересекли весь Западный (теперь советский) Туркестан. А из Западного Туркестана в Восточный (теперь китайский) Туркестан (провинция Синьцзян) они могли проникнуть двумя проходами: вверх по долине Или — на Кульджу — или через Джунгарские ворота, мимо озера Алаколь (восточнее Балхаша).
 
В обоих случаях братья Поло продвигались дальше на восток по предгорьям Восточного Тянь-Шаня, затем вышли к оазису Хами, важному этапу на северной ветви Великого шелкового пути из Китая в Среднюю Азию.
 
От Хами братья Поло шли на юг, на оазис Шачжоу (теперь Дуньхуан), расположенный в долине реки Сулэхэ, теряющейся в песках к востоку от озера Лобнор. У Шачжоу северная ветвь шелкового пути скрещивалась с южной, Таримской, идущей от Кашгара. А дальше на восток, ко двору великого хана, они проделали тот же путь, что и позднее с Марко.
 
Обратный их маршрут не известен. Свое второе путешествие с запада на восток через всю Азию купцы Поло вместе с Марко начали в приморском городе Акка (северная Палестина), откуда переправились в Аяс, портовый город Малой Армении, расположенный у залива Искендерон. Затем они пересекли центральную часть Малой Азии и вступили в Великую Армению.
 
 
Вероятные маршруты Поло
Вероятные маршруты Поло
 
 
От Армянского нагорья Поло повернули на юг, в Курдистан, по долине Тигра через Мосул дошли до Багдада и по реке спустились вниз до Басры.
 
Дальше, в пределах Ирана, маршрут Поло неясен. Существуют, по меньшей мере, два варианта. По одному варианту, венецианцы повернули из долины нижнего Тигра обратно на север, побывали в Тебризе — на крайнем северо-западе Ирана, пересекли Иран в юго-восточном направлении через Керман до города Ормуза, а затем опять пересекли страну, теперь уже с юга на север. По другому варианту, Поло морем добрались от Басры до Ормуза, а оттуда снова начали странствование через азиатский материк. Однако этот последний вариант противоречит прямым указаниям Марко Поло на «великий спуск», которым он ехал по дороге из Кермана к Ормузу (гл. XXXVII).
 
Вероятно, Поло рассчитывали морем добраться до Индии, а оттуда — до Китая. Но суда, которые они видели в Ормузе, показались им очень ненадежными, и они вернулись в Керман, откуда начали долгий и тяжелый путь прямо на север, через самые бесплодные и безлюдные местности Ирана — через пустыню Деште-Лут. За этой пустыней лежала восточная область Ирана, сравнительно густо населенная, с городами Тун (теперь Фердоус) и Кайен.
 
Следующий участок пути Поло — от Кайена до Шибаргана, который расположен к западу or города Балх (теперь Вазир-абад в северном Афганистане) — не выяснен. Если Поло продолжали от города Кайен (или от Фердоус) путь на север, а затем повернули на восток, то как могло случиться, что Марко нигде не вспоминает ни о такой важной области Ирана, как Хорасан, ни о таком крупном в его время торговом центре, как Нишапур? Если же Поло от Кайена двинулись прямо на восток, по направлению к реке Герируд, то как могло случиться, что Марко «не заметил» такого города, как Герат?
 
От Балха, двигаясь на восток, вдоль южных предгорий Гиндукуша, путники вступили в Афганский Бадахшан, высокогорную страну, расположенную на левом берегу Пянджа (верхняя Аму-Дарья). Продвигаясь дальше на восток вверх по долине Пянджа, они дошли до небольшой области Вахан, т. е. достигли южной окраины Памира. В своей «Книге» (гл. L) Марко Поло дает краткое, но замечательно точное описание Памира и Алайской долины, подтвержденное исследованиями «Крыши мира» XIX—XX вв.
 
От Памира, повернув на северо-восток, венецианцы спустились в оазис Кашгар, расположенный на одной из рек бассейна верхнего Тарима, а затем обогнули с юга пустыню Такла-Макан. Они двигались при этом в восточном направлении вдоль предгорий северо-западной и северной окраин Тибетского нагорья, через песчаные пустыни, от оазиса к оазису — к Хотану, Керии и Черчену. А от последнего через пески (Кумтаг, на восточной окраине пустыни Такла-Макан), от колодца к колодцу они прошли в долину реки Сулэхэ — в оазис Шачжоу (Дуньхуан), где уже побывали раньше старшие Поло.
 
К северу от их пути находится впадина, по которой перемещается бессточное озеро Лобнор, куда изливают остатки своих вод «кочующие» реки системы Тарима. Однако Марко Поло, повидимому, не знал о существовании этого озера, а говорит только о большом городе и называет его «Лоб», так же как и пустыню, «в начале» которой он лежит. Такого названия для города историки не знают, но Н. М. Пржевальский, первый ученый европеец, посетивший и описавший впадину озера Лобнор в 1876 г., видел в районе нижнего Черчена (река бассейна Лобнора) развалины одного значительного старинного города и слышал от местных жителей о развалинах другого города несколько выше по течению Черчена.
 
«Наконец, — пишет Пржевальский в своем отчете, — близ Лобнора нашли остатки третьего города, весьма обширного. Это место зовется Коне-шари (Куня-шаар), т. е. старый город. От местных жителей мы не могли узнать никаких преданий о всех этих древностях»*.
____________
* «От Кульджи... на Лобнор», М., 1947, стр. 57.
 
Шачжоу находится на западной окраине страны тангутов (северо-восточных тибетцев). От Шачжоу через страну тангутов путники двигались сначала вверх по долине Сулэхэ, а затем вдоль северо-восточной окраины Тибетского нагорья — в город Ганьчжоу (Чжанъе), расположенный в верховьях реки Хэйхэ (Эдзин-Гол). Они шли, следовательно, вдоль западных участков Великой Китайской стены, иногда в непосредственной близости от нее. Затем они много лет жили в Ханбалыке (Пекине), недалеко от которого проходит восточный участок Великой Китайской стены. И до сих пор не выяснено, каким образом наблюдательный Марко Поло, часто отмечающий гораздо менее интересные вещи, ни звуком не обмолвился в своей «Книге» об этом грандиозном сооружении.
 
В Ганьчжоу венецианцы прожили целый год по невыясненной причине — «по делу, о котором не стоит говорить» (гл. XII). Возможно, что именно в это время Марко Поло посетил основанный еще Чингис-ханом в 1220 г. город Каракорум (Хара-Хорин), расположенный на верхнем Орхоне, притоке Селенги. Путь туда из Ганьчжоу шел вниз по долине реки Эдзин-Гол, затем через Гоби и восточные отроги Монгольского Алтая и Хангайского хребта. Повидимому, Каракорум был самым северным пунктом, посещенным Марко Поло. Все, что он знает о Северной Азии, основано не на личных наблюдениях, а на расспросных сведениях.
 
После годичного пребывания в Ганьчжоу венецианцы двинулись дальше на юго-восток, через «Тангутскую большую область, где много царств», в том числе через то «царство», которое Марко (гл. LXXII) называет «Ергигул» и другими сходными, но более искаженными именами.
 
Комментаторы «Книги» не могли объяснить происхождение этого названия. Между тем Н. Я. Бичурин (Иакинф) в своем «Топографическом указателе мест на карте к истории древних среднеазиатских народов», приложенном к «Собранию сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», ссылаясь на китайские исторические источники, несколько раз употребляет это название в формах, очень близких к начертаниям, встречающимся у Марко Поло, и так его поясняет:
 
«Эргюль, Эргюль-гол, название реки, составившейся из слияния рек, принимающих начало в южных, северных и западных горах восточного Тюркистана» [Туркестана].
 
Затем Бичурин прямо отожествляет эту реку с Таримом («Терам»), который, «достигнув страны Эргюль, принимает название Эргюль-гола; протекши еще около 600 ли на восток, с севера принимает реку Хайду [Хайдык-Гол] и изливается в Лоб-нор с северной стороны... Это есть Желтая река [Хуанхэ] под названием Эргюль-гола». И Бичурин поясняет в примечании: «Китайцы полагают, что Желтая река первое начало принимает в Луковых горах, т. е. из гор Памира»*.
____________
* «Собрание сведений». Изд-во АН СССР, т. III, 1953, стр. 76—77.
 
Таким образом, реки системы Тарима рассматривались древней китайской географией как верхняя часть системы Хуанхэ, где и помещалась страна Эргюль. Это, конечно, географическая путаница. Но Марко Поло указывает в «царстве Ергигул», кроме одноименного города, еще один, хорошо известный город Синин («Синги», «Фингуи»), а он расположен на северовосточной окраине Тибетского нагорья, к востоку от озера Кукунор, на одной из рек системы верхней Хуанхэ. Именно в этом районе Центральной Азии, между нижним Таримом и верхней Хуанхэ, и следует искать эту невыясненную тангутскую область — «царство Ергигул».
 
Дальнейший путь Поло — от Синина к тогдашней временной ставке великого хана Хубилая («Клеменфу», «Чианду»?) — не выяснен. Дело не только в том, что отожествление этой ставки с развалинами Чжун-наймансюме (см. примечания к гл. XIV и XXV) не совсем убедительно: несомненно все же, что она находилась сравнительно недалеко к северу от Ханбалыка (Пекина), в южной полосе нынешней Внутренней Монголии и что Поло шли туда через район Калгана, где расположен город Сюаньхуа. Дело в том, что пока нет возможности установить хотя бы с приблизительной точностью маршрут Поло к этому району от северо-восточной окраины Тибетского нагорья. Ничего не говорят ни историку, ни географу приведенные в «Книге» названия областей, пройденных путешественниками—«Егрегайа» и «Тендук» (или созвучные с ним имена), о которых сообщается в гл. LXXIII—LXXIV. Но во всяком случае они шли не через пустынные, а через густонаселенные местности, вероятно вниз по долине средней Хуанхэ, обогнули с севера плато Ордос и затем прошли прямо на восток, в Синь-хуа. И попрежнему остается загадкой, как могло случиться, что ни в районе Калгана, ни прямо к северу от Ханбалыка Марко Поло не заметил Великой Китайской стены.
 
Остается выяснить вероятные маршруты самого Марко Поло в китайских пределах в те годы, когда он находился на службе у великого хана.
 
Путешествие по Китаю во время Марко Поло не представляло никаких трудностей, особенно для гонцов великого хана, при котором была организована прекрасная служба связи — конная и пешая (скороходная) почта, удивлявшая европейцев не только XIII, но и XIX в.
 
Несомненно, Марко Поло в разное время посещал многие китайские области и города. Но по его описаниям можно составить только два основных маршрута, оба от города Ханбалык. Один путь — восточный — вел вдоль приморской полосы прямо на юг, в страну Манзи (Центральный и Южный Китай), в ее «величественный город Кинсай» (Ханчжоу) и «большой и знатный город Зайтон» (Цюаньчжоу); другой — на юго-запад, в восточный Тибет и пограничные с ним области.
 
Путь Ханбалык — Кинсай — Зайтон. Этот путь шел из Ханбалыка на юг, через реку Хуанхэ, которую Марко Поло называл слегка искаженным монгольским именем — Караморан.
 
Марко путешествовал вдоль Великого (Императорского) канала, который соединял Ханбалык (через системы нижней Хуанхэ) с южными хлебородными китайскими областями, расположенными по «величайшей в свете реке «Киан» (Цзян, т. е. Янцзыцзян).
 
Прославленный венецианцем под искаженным именем Кинсай город Ханчжоу, лежащий к югу от устья великой китайской реки, в средние века действительно был одним из величайших городов Китая и всего мира. Но чрезмерно преувеличенное описание Кинсая с его «двенадцатью тысячами каменных мостов», естественно, вызывало недоверие некоторых современников к увлекающемуся «Мильоне» («Миллиону»), как называли своего земляка венецианцы — вероятно за его страсть к преувеличениям (действительным и мнимым). Впрочем, большинство читателей «Книги» в XIV—XV вв. вполне верило и этому описанию и мечтало о Кинсае.
 
Из Ханчжоу Марко Поло вступает в горную страну Фуги (Фуцзянь) и пересекает ее с севера на юг.
 
На юге Фуцзяни, у моря, Поло помещает город Зайтон (арабское название Зейтун, китайское Цюаньчжоу), где была тогда большая гавань — «один из двух самых больших в мире портов» (гл. CLVII). Позднее гавань обмелела и потеряла значение.
 
Путь из Ханбалыка в Тибет. На службе у великого хана Марко Поло путешествовал также в юго-западном направлении и доходил до северного Индокитая. В южную Индию он попал позднее, на обратном пути, а в северо-восточной Индии не бывал. Посетил он, вероятно, только ее «преддверие» — Верхнюю Бирму.
 
Его путь шел сначала через густонаселенный «Катай» (Северный Китай). Марко пересекает Хуанхэ в том месте, где река круто меняет свое направление с южного на восточное и вступает в западные области страны «Манзи», не менее обильные, хлебородные и густонаселенные, чем оставленные им области «Катая».
 
Он описывает дальше на своем пути обширную равнину, в которой нетрудно признать Красный бассейн Сычуани, пересекаемый большой рекой (Миньцзян, северный приток Янцзы). Марко Поло (со слов китайцев) считал эту реку главным истоком Янцзы.
 
Посетил Марко и Тибет. Но нет основании предполагать, что он пересек все Тибетское нагорье с востока на запад или хотя бы значительную его часть. Повидимому, путь Марко лежал вдоль восточных окраин Тибета, по реке «Бриус», которую комментаторы отожествляют с верхним течением Янцзы. В этом случае два следующих к югу района, посещенные Марко Поло, — хлебородный «Караджан» и высокогорный, лесной «Зардандан» — соответствуют северо-восточной и юго-западной частям китайской провинции Юньнань.
 
Пробыв много лет на службе у великого хана, семья Поло решила, наконец, вернуться на родину. Китайские морские торговые суда, плававшие в Индию, казались венецианцам гораздо крепче и удобнее арабских, которые они видели у Ормуза. Вероятно, поэтому путешественники решили отправиться морем из Китая к берегам Персидского залива вместе с монгольской царевной Кокечин-хатун, которую они сопровождали по поручению великого хана в столицу ильханов — Тебриз.
 
Китайская флотилия двинулась от «великой гавани Зайтон» на юго-запад, через Южно-Китайское море, которое Марко называет «Минским», ссылаясь на то, что островитяне называют «Чин» страну Манзи, т. е. Южный Китай.
 
Марко Поло, вероятно, во время этого перехода услышал об Индонезии — о гигантском лабиринте островов («7 448»), разбросанных в «Минском» море или окаймляющих его; но побывал он только в самой западной части этого архипелага. Он узнал по собственному опыту о сезонных ветрах, зимних и летних, дующих в этом море.
 
Китайские корабли с царевной и венецианцами шли мимо лесной страны «Чамба», которая соответствует восточной части полуострова Индокитая. Далеко к югу от них оставалась Ява; Марко со слов «сведущих мореходов» ошибочно величает ее «самым большим на свете островом» и определяет длину его береговой линии более чем в три тысячи миль.
 
Путь кораблей в Индийский океан шел мимо острова Кондор (упоминаемого Марко), через Сингапурский и Малаккский проливы, следовательно между Малайским полуостровом и Суматрой. Этот остров, протянувшийся «так далеко на юг, что Полярная звезда совсем невидима», Марко называет «Малой Явой»; он оговаривается, впрочем, что «остров этот, однакоже, не так-то мал, в окружности более двух тысяч миль».
 
Венецианцы встретили много арабских купцов, осевших в здешних городах и обративших горожан в свою мусульманскую веру; но сельские жители-горцы тогда еще оставались язычниками.
 
Путешественники прожили на севере Суматры пять месяцев. Они высадились на берег и выстроили себе деревянные укрепления, потому что боялись островитян, которые будто бы «жрут людей, как звери».
 
Покинув, наконец, Суматру, флотилия двинулась дальше и прошла мимо островов «Некуверан» (Никобары), где «народ, словно звери; и мужчины и женщины ходят голыми и совсем ничем не прикрываются...», и «Ангаман» (Андаманы).
 
Следующим этапом был остров Цейлон, который Поло (как и Яву) неправильно причисляет к «самым большим на свете». Но он правдиво описывает быт цейлонских жителей и прославленную ловлю жемчуга в Полкском проливе.
 
От Цейлона дальнейший путь китайских кораблей шел мимо мыса «Комари» (Коморин — южная оконечность Индостана), вдоль западного, Малабарского, и северо-западного, Гуджаратского, берегов полуострова; а затем они прошли вдоль Мекрана (южного берега Ирана), через Ормузский пролив и Персидский залив в устье Шатт-эль-Араба — к Басре.
 
Марко Поло рассказывает также об африканских странах, прилегающих к Индийскому океану, которых он, по всей видимости, не посещал: о великой стране «Абасии» (Абиссинии, т. е. Эфиопии), о расположенных близ экватора и в южном полушарии островах «Зангибаре» и «Мадейгаскаре». Но он смешивает Занзибар с Мадагаскаром, а тот и другой с прилегающими областями Восточной Африки и потому дает об этих островах много неверных сведений. Все же Марко Поло был первым европейцем, сообщившим о Мадагаскаре (арабам он был хорошо известен).
 
 
«Книга» Марко Поло
 
В «Книге» Марко Поло, как выше указывалось, описываются или упоминаются не только местности, посещенные им лично или старшими Поло, но и другие страны, иногда очень отдаленные. Марко старался дать своим слушателям представление обо всей Азии, о Северной Европе и об африканских странах, прилегающих к Индийскому океану. Если собрать весь географический материал, разбросанный по разным частям «Книги», то складывается представление, конечно очень условное, о географическом кругозоре венецианца, о «мире по Марко Поло». Такую карту и составил английский комментатор «Книги» Г. Юл; здесь она дается в упрощенном виде (стр. 29).
 
О Восточной Африке и о прилегающих к ней островах Индийского океана, кроме «Скотры» (Сокотры), Марко Поло, как уже указывалось, имеет очень смутное представление. Он насчитывает «в Индийском море... 12 700 обитаемых и необитаемых островов», ссылаясь при этом на «карты и писания опытных мореходов, что плавают тут» (гл. CXCII). А к югу от Мадагаскара он помещает фантастические острова гигантской «птицы Рук», способной унести в когтях слона.
 
Если Юг Земли для венецианца — темная область в переносном смысле этого слова, то Крайний Север Земли для него — «страна Тьмы» в прямом смысле этого слова. Самое название ее отражает древнюю легенду о стране постоянной тьмы. Некоторые места в гл. LXXI и CCXVII, где дается описание этой страны, свидетельствуют о том, что Марко Поло не имел никакого представления о шарообразности Земли. Кой-какие более или менее достоверные данные о Севере Марко мог получить либо от мусульманских торговцев Передней и Средней Азии, либо от сведущих лиц при дворе великого хана, принимавших представителей народов Сибири и Восточной Европы, подвластных монголам.
 
Марко Поло описывает в гл. CCXVIII «Ро́сию», т. е. удельную Русь («здесь много царей»), как большую холодную, простирающуюся «до самого моря-океана», страну на севере, где живет «народ простодушный и очень красивый; мужчины и женщины белы и белокуры». Кончает он описание «Ро́сии» указанием, что от нее «до Норвегии путь недолог, и если бы не холод, так можно было бы туда скоро дойти»...
 
Волгу Марко Поло в «Прологе» называет «Тигри» (гл. ІІІ), смешивая ее, повидимому, с верхним Тигром (путаное представление, иногда встречающееся и у других средневековых авторов). Однако в одном из вариантов текста, правда относящемся к XVI в., и в другом месте «Книги» (гл. XXIII, версия Рамузио) употребляется и другое название — «Эрдиль», сходное с Итиль тюркоязычных приволжских народов.
 
К востоку от «Ро́сии», за Волгой, Марко помещает владения «северного царя Кончи» (хан Кончи — потомок Чингисхана), т. е. страну, соответствующую Западной Сибири.
 
Еще дальше к востоку, «на север от Каракорона [Каракорума] и Алтая» — следовательно, между Алтаем и «страной Тьмы» — Марко помещает равнину «Баргу», которая, по его словам, тянется на север на сорок дней пути. Населена она народом, живущим оленеводством и охотой, подчиненным великому хану. А еще севернее — «море-океан», а на том море — «острова, где водятся кречеты» (гл. LXXI).
 
За страной «Баргу», по Марко Поло, находится «Чорча» (земля чжурчжэней, т. е. Маньчжурия) — слабо заселенная скотоводческая страна, прорезанная большими реками, со «славными пастбищами» (гл. LXIV).
 
А за «Чорчой» — «Каоли» (Гаоли, китайское название Кореи). Об этой стране венецианец только упоминает. Но другой восточной земле, Японии, о которой знал тоже понаслышке, он приписывал огромные богатства. И рассказ об этом острове производил на его современников и людей XIV—XV вв. не меньшее впечатление, чем, например, рассказ о «величественном городе Кинсай».
 
 
Мир по Марко Поло (по Г. Юлу)
Мир по Марко Поло (по Г. Юлу)
 
 
В XIV—XV вв. «Книга» Марко Поло служила одним из руководств для составления географических карт Азии. Географическая номенклатура, заимствованная у Поло, в значительной части повторяется на знаменитой Каталонской карте мира 1375 г. (стр. 34) и других картах, в том числе на известной круговой карте Фра-Мауро 1459 г. Но, конечно, позднейшие средневековые картографы пользовались и другими источниками, часто гораздо менее достоверными, чем «Книга» в общем правдивого венецианца; пользовались даже той увлекательно написанной, но полной самой нелепой фантастики и прямой лжи книгой, которую неизвестный льежский автор XIV в. приписал вымышленному им лицу, «английскому рыцарю сэру Джону Мандевилю»*.
____________
* «Путешествия сэра Джона Мандевиля» — несомненно самая популярная географическая книга позднего средневековья конца XIV и XV вв.; она переводилась с французского на другие европейские языки, а с первых же лет после изобретения книгопечатания — многократно перепечатывалась.
 
Очень большую роль «Книга» Марко Поло сыграла в истории великих открытий. Мало того, что организаторы и руководители португальских экспедиций XV в. и первых испанских экспедиций конца XV — начала XVI в. пользовались картами, составленными в части, касающейся Азии, под сильным влиянием Поло. Но и само его сочинение было настольной книгой для выдающихся «космографов» и мореплавателей, в том числе для Христофора Колумба.
 
В первой половине XIX в. многие историки открытий еще сомневались в том, что Колумб непосредственно пользовался «Книгой»: эти скептики полагали, что Колумб знал о ней только по пересказам или извлечениям, сделанным некоторыми писателями XV в. Такое сомнение отпало после того, как найден был латинский печатный экземпляр «Книги» Марко Поло (издание около 1485 г.) с пометками Колумба на полях.
 
В основной своей части «Книга» Марко Поло представляет огромный интерес для истории монголов и некоторых других народов Центральной и отчасти Передней Азии: она дает очень важный материал для характеристики их быта, экономики, военного искусства и т. д. Однако высоко ценя основную часть «Книги», историки-востоковеды — за редкими исключениями — были не очень высокого мнения о ряде так называемых исторических глав, «написанных по однообразному, искусственному шаблону и не дающих почти никакого понятия о действительном ходе событий» (В. Бартольд). Эти исторические главы по стилю настолько резко отличаются от остальных глав «Книги», что большинство комментаторов справедливо считает их результатом «свободной переработки» Рустичано. А некоторые биографы Поло отожествляют генуэзского узника Рустичано (повидимому основательно) с одним из авторов распространенных в средние века воинских повестей, где все битвы самых различных народов и в разные исторические эпохи описывались так, что их нельзя было отличить одну от другой.
 
Это замечание относится, однако, только к описаниям битв. Некоторые другие исторические главы «Книги» заслуживают гораздо более высокой оценки. Они дают — иногда несколько искаженные (как, например, в рассказе о «горном старце»), иногда точные сведения, свидетельствующие об осведомленности Марко Поло в важных исторических событиях. Ряд приводимых им сведений подтверждается китайскими и персидскими источниками его времени, в частности «Сборником летописей» выдающегося персидского историка Рашид-ад-дина (1247—1318)*.
____________
* Этот труд представляет собою доведенную до начала XIV в. капитальную сводку исторических сведений о тюркских и монгольских племенах, о Чингис-хане и его преемниках и о монгольских завоевателях и властителях Ирана — ильханах-хулагидах.
 
* * *
 
Когда же была составлена самая ранняя из известных нам версий «Книги»? Как видно из заключительной фразы «Пролога», — в 1298 г. Именно тогда, по заявлению пизанца Рустичано (или Рустичелло), Марко Поло, «сидя в темнице, в Генуе, заставил заключенного вместе с ним Рустикана Пизанского записать все это», т. е. «Книгу, именуемую о разнообразии мира».
 
Из этой фразы — при отсутствии каких-либо других данных о жизни Поло в первые годы после возвращения па родину — многие комментаторы XIX в. заключали, что Марко попал в генуэзскую тюрьму как участник известного морского боя (7 сентября 1298 г.) близ далматинского берега Адриатического моря, у острова Корчулы (итальянское название — Курцола): там венецианский флот был наголову разбит генуэзцами и около 7 тысяч венецианцев попало в плен.
 
Однако в таком случае Марко — вместе с другими пленными — мог быть доставлен в Геную не ранее второй половины сентября и для того, чтобы продиктовать в 1298 г. Рустичано объемистую рукопись «Книги», у него оставалось в лучшем случае около трех месяцев — срок маловероятный. Нужно при этом учесть, что Марко Поло говорил на венецианском диалекте итальянского языка, а пизанец Рустичано — на тосканском; записывались же рассказы Марко на французском языке, которым Рустичано владел не очень хорошо, как свидетельствуют все специалисты-филологи, занимавшиеся этим вопросом. Кроме того, все комментаторы сходятся на том, что Марко при диктовке имел под рукой какие-то материалы, которые он мог получить только из Венеции; а для доставки их в Геную при враждебных отношениях между обеими республиками требовалось также немало времени. Таким образом, срок написания «Книги» сокращался до невероятных размеров.
 
По всем этим соображениям наиболее осторожные комментаторы «Книги» уже в XIX в. отвергали возможность участия Марко в морской битве при Корчуле и считали, что он попал в генуэзскую тюрьму во всяком случае за несколько месяцев раньше этой битвы, а всего вероятнее — вскоре после возвращения из путешествия, т. е. в 1296 или 1297 г. А так как в эти годы не было известных нам значительных сражений между генуэзцами и венецианцами, то предполагали (и это мнение утвердилось к настоящему времени), что либо Марко принимал участие в какой-то второстепенной морской операции, сведения о которой до нас не дошли, либо он попал в генуэзскую тюрьму по невыясненным причинам.
 
Оригинальная версия Рустичано на старофранцузском языке дошла до нас только в одном списке — в рукописи, хранящейся в Парижской Национальной библиотеке. Издана она была впервые в 1824 г. Парижским географическим обществом. Именно это издание положено в основу первого полного русского перевода «Книги», сделанного Иваном Павловичем Минаевым, под редакцией Василия Владимировича Бартольда.
 
По мнению В. Бартольда, переводчик правильно остановился именно на версии Рустичано. Сам же редактор дополнительно ссылается на высказывания наиболее выдающегося комментатора «Книги» Марко Поло — англичанина Генри Юла.
 
«Юл доказывает, — пишет В. Бартольд в редакционном предисловии, — что мы в этом списке XIV в. имеем возможно точное воспроизведение устного рассказа Марко Поло, записанного в Генуе; на это указывает самый слог, сохранивший все черты непосредственного, безыскусственного рассказа (отсутствие соразмерности, повторения, внезапные переходы от одного предмета к другому, возвращение к уже рассказанному для дополнения рассказа какой-нибудь забытой подробностью и т. п.), записанного со слов рассказчика и не подвергавшегося никакому просмотру».
 
«Французский язык этого списка очень плохой, с примесью множества итальянских и некоторых восточных слов; одни и те же собственные имена, очевидно записанные по слуху, являются в самых разнообразных видах, иногда на пространстве нескольких строк...»*
____________
* «Записки Русского Географического общества по отделению этнографии», т. XXVI. И. П. Минаев. Путешествие Марко Поло, перевод старофранцузского текста, под редакцией действительного члена Русского Географического общества В. В. Бартольда, СПб., 1902, стр. IV.
 
Марко Поло был освобожден из генуэзской тюрьмы и вернулся на родину в следующем, 1299 г. Почти все данные, приводимые биографами о его последующей жизни в Венеции, основаны на ходячих рассказах, из которых иные относятся даже к XVI в. Документов же XIV в. о самом Марко Поло и его семье до нашего времени дошло очень мало. Известно только, по дошедшим до нас точным данным, что Марко Поло доживал свой век как состоятельный, но далеко не богатый венецианский гражданин. Во всяком случае прозвище Milione («Миллион») ему было дано вовсе не из-за богатства (как предполагали раньше некоторые его биографы). Умер он в 1324 г.
 
Несомненно, Марко не раз повторял свои рассказы и в последние 25 лет своей жизни и эти рассказы записывались и переводились на другие языки. До нашего времени дошло более 80 списков. Их тексты иногда значительно расходятся в частностях; некоторые главы встречаются лишь в немногих рукописях или только в одной какой-нибудь, но в основном дается один и тот же материал, проводится одинаковый порядок изложения и сохраняется своеобразный стиль рассказа. По мнению наиболее компетентных комментаторов, такое совпадение вряд ли можно объяснить тем, что все списки восходят к одному, первоначальному оригиналу, в первую очередь к записям Рустичано: скорее всего Марко Поло составил для себя определенный план изложения и для венецианских слушателей имел под руками те же материалы, что и в генуэзской тюрьме.
 
 
Русские переводы «Книги»
 
«Книга» Марко Поло принадлежит к числу редких средневековых сочинений — литературных произведений или научных трудов, которые читаются и перечитываются в настоящее время. Она вошла в «золотой фонд» мировой литературы. Она переведена почти на все европейские и на многие другие языки. Она издается и переиздается в большинстве стран мира. Чем больше времени проходит с года составления первой записи «Книги» (1298), тем больший интерес она возбуждает не только у специалистов — географов, историков, этнографов и филологов, но и в широкой читательской массе.
 
Наряду с новыми переводами, комментариями и переизданиями на разных языках самой «Книги» ежегодно продолжают появляться новые сочинения о Марко Поло, а некоторые из старых работ переиздаются.
 
Первый русский перевод «Книги» Марко Поло, сделанный А. Н. Шемякиным, печатался в 1861—1862 гг. в «Чтениях в Обществе истории и древностей российских при Московском университете» и вышел через год отдельным изданием под заглавием: А. Н. Шемякин. Путешествия венецианца Марко Поло в XIII столетии, напечатанные в первый раз вполне на немецком по лучшим изданиям и с объяснениями Августа Бюрка, с дополнениями и поправками К. Ф. Нейманна. Перевод с немецкого, М., 1863. Это издание — перевод с перевода — представляет интерес только как первая попытка дать русскому читателю представление о «Книге» Марко Поло полностью, а не в пересказе или извлечениях.
 
 
Восточная Азия на Каталонской карте (1375): 1 — армянский монастырь, где хранятся мощи св. Матвея; 2 — на этих островах много хороших кречетов, которых ловили только для великого хана; 3 — страна женщин; 4 — город, уничтоженный змеями
Восточная Азия на Каталонской карте (1375):
1 — армянский монастырь, где хранятся мощи св. Матвея; 2 — на этих островах много хороших кречетов, которых ловили только для великого хана; 3 — страна женщин; 4 — город, уничтоженный змеями
 
 
Второй русский, анонимный, перевод (даже без ссылки, с какого издания он сделан) печатался в № 1—4 петербургского журнала «Библиотека дешевая и общедоступная» за 1873 год и вышел через три года отдельным изданием под заглавием: «Путешествие по Татарии и другим странам Востока венецианского дворянина Марко Поло, прозванного «Миллионером», 3 части, СПб., 1877. По мнению В. В. Бартольда, это издание имеет еще меньшее научное значение, чем издание 1863 г.
 
Первый, действительно научный перевод «Книги» на русский язык был сделан в 80-х годах прошлого века профессором Иваном Павловичем Минаевым.
 
Нужно напомнить читателю, что переводчик «Книги» Марко Поло, Иван Павлович Минаев (1840—1890), был одним из наиболее выдающихся и разносторонних русских востоковедов XIX в. Он был крупнейшим лингвистом-индологом, историком буддизма и средневековой Средней Азии и Индии, давшим ряд специальных работ в этих областях; он был также выдающимся комментатором «Хожения за три моря» Афанасия Никитина*, географом и путешественником. В 1874—1875 гг. он посетил Индию и Цейлон и выпустил через три года в свет книгу «Очерки Цейлона и Индии», которая сохранила интерес до настоящего времени. Позднее он еще дважды посещал Индию.
____________
* И. П. Минаев. «Старая Индия. Заметки на «Хожение за три моря Афанасия Никитина», СПб., 1882 (отдельный оттиск из «Журнала Министерства народного просвещения»).
 
Над переводом «Книги», названной «Путешествием Марко Поло», И. П. Минаев работал в последние годы своей жизни; в основу перевода он положил исключительно текст записей Рустичано, сделанных в генуэзской тюрьме в 1298 г. Перевод был им вполне закончен. Почти закончена была и переписка черновой рукописи для печати: она доведена была до главы CXCII включительно; осталось, следовательно, переписать только последние сорок глав (CXCIII—CCXXXII версии Рустичано). Но преждевременная смерть (в 1890 г.) помешала И. П. Минаеву снабдить свой перевод необходимыми примечаниями. Эта работа им по существу была сделана лишь в небольшой части.
 
Около десяти лет рукопись И. П. Минаева пролежала без движения, пока Совет Русского географического общества не решил приступить к ее изданию. Редактирование перевода было поручено действительному члену Географического общества Василию Владимировичу Бартольду, который позднее (с 1912 г.) был избран в академики.
 
В. В. Бартольд (1869—1930), тогда еще молодой профессор Петербургского университета (с 1901 г.), уже выделялся как крупный востоковед — историк и историко-географ, специалист по Передней и Средней Азии. Прежде всего он подошел к переводу И. П. Минаева как читатель и — по всей справедливости — очень высоко оценил его работу:
 
«Простота и безыскусственность первоначальной, версии [Рустичано] переданы переводчиком, как увидят читатели, с неподражаемым мастерством»*.
 
Разбирая бумаги И. П. Минаева, В. В. Бартольд увидел, что тот «предполагал сосредоточить в подстрочных примечаниях все то, что относится к критике и дополнению текста; примечания географического и исторического характера должны были быть помещены отдельно, в конце книги»**.
____________
* См. предисловие В. В. Бартольда к «Путешествию Марко Поло», изд. 1902 г., стр. XI.
** Там же, стр. XII.
 
Однако В. В. Бартольд обнаружил, что даже подстрочными примечаниями текстологического характера покойный переводчик успел снабдить только первые 94 главы; что же касается географических и исторических примечаний, то найдено было лишь немного карточек, которые преимущественно относились к последним четырем главам «Пролога» и к гл. XX—XXXVI «Книги первой».
 
В. В. Бартольд дополнил в примечаниях текст Рустичано по двум другим версиям (Потье и Рамузио) до конца всей работы. Но относительно примечаний географического и исторического характера он говорит: «Я не располагал ни временем, ни специальными познаниями, необходимыми для доведения до конца в полном объеме работы, задуманной и только начатой покойным. Я ограничился только наиболее необходимыми объяснительными примечаниями, преимущественно извлеченными из трудов прежних комментаторов, особенно Юла»***.
____________
*** Там же, стр. XIII.
 
Надо отдать должное скромности молодого ученого, который так сдержанно оценивает свою работу. На самом деле В. В. Бартольд широко использовал для составления примечаний не только западноевропейских комментаторов «Книги», но и значительную русскую литературу о странах, посещенных Марко Поло или описанных им, и привлек ряд работ средневековых мусульманских авторов, которых он, зная несколько восточных языков, читал в подлинниках.
 
В результате работы двух выдающихся русских востоковедов — И. П. Минаева и В. В. Бартольда — издание «Путешествия Марко Поло» Русским географическим обществом в 1902 г. было крупным вкладом в мировую литературу по исторической географии Азии. Это обязывало редакцию настоящего издания к величайшей бережности в отношении как текста русского перевода, так и примечаний, составленных обоими учеными.
 
Первое советское издание «Книги» вышло в том же переводе (со старофранцузского) И. П. Минаева под редакцией К. И. Кунина под названием: Марко Поло. Путешествие, изд-во «Художественная литература», Л., 1940.
 
Во вступительной статье редактор К. И. Кунин, отмечая, что перевод И. П. Минаева «довольно точен», писал:
 
«Недостаток его [перевода] — склонность переводчика в угоду стилизации под старинный язык допускать старомодные выражения и вводить терминологию допетровской Руси, явно не свойственную подлиннику. Поэтому вместо королей, принцев, баронов и рыцарей, упоминаемых у Марко Поло, у переводчика появились цари, вельможи, князья и даже бояре. Все это нами выправлено. Тщательная сверка с подлинником дала возможность выправить переводчика там, где он допускал произвольные сокращения или опускал подробности, казавшиеся ему незначительными»*.
____________
* Марко Поло. Путешествие, Л., 1940, вступительная статья К. И. Кунина «Марко Поло и его книга», стр. XIX.
 
Однако сличение обоих изданий «Путешествия Марко Поло» — 1902 и 1940 гг. — показало, что К. И. Кунин не дал никаких существенных улучшений в тексте русского перевода, да и стиль перевода вряд ли нуждался в таких улучшениях. Дело в том, что И. П. Минаев исключительно редко пользовался «терминологией допетровской Руси», и такие (в единичных случаях встречающиеся в переводе) устаревшие слова, как «дщица», «льяло», «поть» можно было и следовало сохранить, объяснив их в тексте (в квадратных скобках) или в подстрочных примечаниях.
 
Редакция настоящего издания считает также, что И. П. Минаев был совершенно прав,, когда переводил: французское roi (латинское гех, итальянское ге) применительно к восточным государям словом царь, а не король; французское prince (итальянское principe) применительно к восточным владетельным особам словом князь, а не принц и т. д.
 
Что касается допущения И. П. Минаевым «произвольных сокращений», то опять-таки переводчик в этом не был повинен, если не считать систематического исключения слова messer (господин) перед именами трех Поло, нескольких случаев, когда переводчик опускал постоянно повторяющееся в тексте Рустичано обращение Марко к слушателям — «знайте» и т. п. Эти сокращения так несущественны, что редакция не сочла нужным восстанавливать пропущенные слова.
 
Таким образом, в настоящем издании полностью и без изменений воспроизводится текст русского перевода «Путешествия Марко Поло» издания 1902 г. Русского географического общества.
 
Достоинством позднейшего издания 1940 г. являются некоторые дополнения, сделанные К. И. Куниным. Важнейшее из них — заключительная (по счету 233) глава, которой не переводил ни И. П. Минаев, ни В. В. Бартольд, так как ее нет ни в одной из основных версий «Книги» Марко Поло: она встречается только в двух средневековых итальянских рукописях. Г. Юл справедливо сомневался в подлинности этой главы, считая ее возможной выдумкой переписчика или переводчика на итальянский язык со старофранцузского или латинского текста, но использовал ее для своего издания «Книги» Марко Поло как удачный — и притом «очень старый» — эпилог.
 
Кроме того, К. И. Кунин привел в издании 1940 г. ряд разночтений, которые он обнаружил в английском переводе (1931 г.) толедского варианта текста «Книги» Марко Поло, опубликованного в 1928 г. Л. Ф. Бенедетто*. Не все, однако, разночтения, приведенные К. И. Куниным, воспроизведены в настоящем издании: редакция дала только те разночтения, которые содержат сведения, не встречающиеся в других рукописях, и притом не являются позднейшими вставками.
____________
* «Книга» под наблюдением Луиджи Фосколо Бенедетто вышла в 1928 г. во Флоренции в издании Национального итальянского географического комитета под заглавием «Марко Поло — Миллион». Позднее Бенедетто опубликовал перевод текста на современный итальянский язык под заглавием: «Чудеса мира» (Милан, 1932).
 
Разночтения и другие подстрочные примечания, принадлежащие И. П. Минаеву и В. В. Бартольду, почти все сохранены; исключены только немногие ссылки на устаревшие — оригинальные или переводные — книги, и незначительно изменена самая техника ссылок; географические названия и собственные имена даны в русской транскрипции.
 
Основные издания «Книги» Марко Поло и важнейшие работы по средневековой истории и географии, использованные переводчиком (И. П. Минаевым) и редакторами, обозначены в примечаниях следующим образом:
 
Баккер. Луи де Баккер, «Дальний Восток в средние века», Париж, 1877.
 
Бальделли. Путешествия Марко Поло с разъяснениями и примечаниями Джованни Баттиста Бальделли Бони и со вступительной статьей об истории сношений Европы и Азии, 2 тома, Флоренция, 1827.
 
Бартоли. Путешествия Марко Поло по наиболее древней Мальябекьянской рукописи [Национальной библиотеки во Флоренции], дополненные по [старо-] французскому тексту, изданные под наблюдением Адольфо Бартоли, Флоренция, 1863.
 
Бенедетто. Путешествия Марко Поло. Текст Л. Ф. Бенедетто (издание 1928 г., см. примечание), переведенный на английский язык профессором Альдо Риччи. Вступительная статья Э. Дениссона Росса, Н.-Й., 1931. Переводы с английского на русский некоторых отрывков из этой книги для издания 1940 г. сделаны К. И. Куниным.
 
Бержерон. Путешествия, совершенные преимущественно в Азии в XII, XIII, XIV и XV веках, Гаага, 1735 (на французском языке).
 
Ладзари. Путешествия Марко Поло, венецианца, переведенные [на итальянский] в первую очередь с французского оригинала Рустичано Пизанского и снабженные пояснениями и документами Винченцо Ладзари. Издание под наблюдением Лодовико Пазини, Венеция, 1847.
 
Латинский перевод. Первый латинский, сокращенный перевод староитальянского текста, сделанный около 1320 года [доминиканским монахом] Франческо Пипино, родом из Болоньи, впервые напечатанный около 1485 года. Он был переиздан в 1824 г. Парижским географическим обществом в т. I «Собрания путешествий и записок», вместе со старофранцузским текстом Рустичано.
 
Марсден. Путешествия Марко Поло, перевод с итальянского с примечаниями Уильяма Марсдена, Лондон, 1818*. Это первый полный и точный английский перевод «Книги», сделанный с итальянского текста Рамузио (см. ниже). Подробные исторические и географические примечания Марсдена частично представляют интерес и до настоящего времени.
 
Оссон. Д’Оссон, «История монголов от Чингис-хана до Тимур-бега или Тамерлана», изд. 2-е в 4 томах, Гаага и Амстердам, 1834—1835 (на французском языке**).
 
Потье. Книга Марко Поло, венецианского гражданина, личного советника и императорского уполномоченного Кубилай-каана, составленная по-французски под его диктовку в 1298 г. Рустичаном Пизанским; впервые опубликована по трем неизданным рукописям Парижской императорской библиотеки, представляя первоначальную версию книги, просмотренную им и переданную в 1307 г. французскому рыцарю Тьебо де Сепой, с вариантами, объяснением устаревших слов, географическими и историческими комментариями, извлеченными из восточных, главным образом китайских, источников... М. Г. Потье, Париж, 1865, 2 части***.
____________
* Последнее по времени переиздание — Лондон, 1927.
** 3-е издание вышло в свет в 1852 г. Этот исторический труд не утратил своего значения до настоящего времени (см. Б. Д. Греков и А. Ю. Якубовский. Золотая Орда и ее падение, изд-во АН СССР, М., 1950, стр. 103, примеч.).
*** Текст Потье, переведенный на современный французский язык и снабженный примечаниями по китайским источникам А. Ж. Шариньоном (A. G. Н. Charignon), переиздан в Пекине в трех томах в 1924—1928 гг. (издатель Альберт Нахбауэр). На титульном листе этого пекинского издания Марко Поло величается «сановником (haut fonctionnaire) при дворе Кубилай-каана, главнокомандующим монгольских армий, губернатором провинции, послом великого хана в Индокитай, Индию, Персию и христианские королевства Запада».
 
М. Потье утверждал, что только этот текст, якобы несомненно просмотренный самим Марко Поло, заслуживает полного доверия. Юл и другие компетентные специалисты оспаривали это утверждение.
 
Рамузио. Плавания и путешествия, собранные Джованни Баттиста Рамузио, в Венеции, т. II, 1559. И. П. Минаев, вероятно, пользовался не этим изданием, ставшим библиографической редкостью, и не трехтомным изданием «Собрания» 1563—1606 гг., а перепечаткой полного текста Рамузио в т. II работы Бальделли (см. выше). До парижского издания 1824 г. текста Рустичано версия Рамузио считалась наилучшей. Позднее некоторые комментаторы несправедливо отвергали эту версию, считая ее «только компиляцией XVI века». Однако многие разночтения у Рамузио, несомненно, восходят к XIV в. и, возможно, получены от лиц, близких к семье Поло.
 
Рашид-ад-дин. Сборник летописей (Рашид-ад-дин Фазлуллах Хамадани, «Джами ат-таварих»), изд-во АН СССР, М.—Л., т. I, кн. 1, перев. с персидского Л. А. Хетагурова, т. I, кн. 2, перев. О. И. Смирновой, М.—Л., 1952; т. III, перев. А. К. Арендса, М.—Л., 1946 (вышел раньше, чем т. I). Все цитаты из Рашид-ад-дина и ссылки на него даны редакцией настоящей книги по указанному академическому изданию. И. П. Минаев пользовался главным образом первым французским изданием 1836 г. труда Рашид-ад-дина, опубликованного Этьеном Марком Катрмером под названием «История персидских монголов»...
 
Рустичано. Старофранцузский текст записей Рустичано Пизанского рассказов Марко Поло в генуэзской тюрьме 1298 г. по единственной дошедшей до нас рукописи XIV в. Парижской национальной библиотеки, изданной в 1824 г. Парижским географическим обществом в т. I «Собрания путешествий и записок».
 
Xаныков. Николай Владимирович Ханыков. «Книга Марко Поло» во французском «Азиатском журнале», апрель—май 1866 г.
 
Шарден. Путешествия Жана Шардена в Персию и другие места Востока (впервые опубликовано в 1711 г.,несколько раз переиздавалось). Новое издание, дополненное примечаниями Л. Лангле, 10 томов, Париж, 1811. И. П. Минаев ссылается, «неизвестно почему», как указывает В. В. Бартольд, не на подлинные французские издания, а на сокращенный английский перевод этой работы, вышедший в Лондоне в 1720 г. Следует, однако, заметить, что Ж. Шарден как гугенот в возрасте около сорока лет вынужден был эмигрировать (в 1681 г.) из Франции в Англию, где прожил много лет и там же умер. Вероятно, И. П. Минаев считал, что английский перевод 1720 г. исходил от автора или, по крайней мере, был им просмотрен.
 
Шартон. Э. Шартон. «Древние и современные путешественники», т. II. «Средневековые путешественники», Париж, 1863.
 
Юл, «Катай»: Генри Юл. Катай и путь туда, с собранием средневековых известий о Китае, издание общества Хаклюйта, серия 1, № 36—37, Лондон, 1866. Новое издание в четырех томах, пересмотренное выдающимся французским востоковедом Анри Кордье, вышло в Лондоне в 1913—1915 гг., в серии 2, общества Хаклюйта, № 33, 37, 38, 41.
 
Юл. Книга господина Марко Поло, венецианца. Новый перевод и издание полковника Генри Юла, изд. 2-е, Лондон, 1875. Все цитаты из этой работы и ссылки на нее даны редакцией по 3-му двухтомному лондонскому изданию 1903 г., проверенному «в свете последних открытий» Анри Кордье. В 1921 г. работа Юла снова переиздана в Лондоне в трех томах (третий дополнительный том составлен А. Кордье).
 
Во второй половине XIX и в начале XX в. большинство комментаторов сходилось в том, что самостоятельное значение имеют лишь три версии «Книги» Марко Поло: старофранцузская конца XIII в. Рустичано, исправленная французская начала XIV в. Тьебо де Сепой (опубликованная Потье) и итальянская XVI в. Рамузио. При переводе «Книги» на английский язык Юл не остановился ни на одном из трех текстов: он составил, как иронически выразился Н. В. Ханыков, «эклектический текст» на основании всех трех версий. В этом недостаток работы Юла; но большим достоинством ее являются обширные комментарии, к которым до нашего времени обязательно должен прибегать тот, кто работает над историей средневековой географии и, особенно, над самой «Книгой» Марко Поло.
 
* * *
 
Подбирая иллюстрации к настоящему изданию, редакция в первую очередь старалась дать старинные рисунки XIV—XV вв. К ним относится и фронтиспис первопечатного (нюрнбергского) издания 1477 г., где изображен немецкий юноша, вряд ли имеющий какое-либо сходство с юным венецианским путешественником XIII в.
 
Примечания, принадлежащие переводчику И. П. Минаеву, отмечены инициалами И. М., примечания В. В. Бартольда — инициалами В. Б., разночтения из текста Бенедетто, переведенные К. И. Куниным, — инициалами К. К. Пояснения в тексте, в разночтениях и в примечаниях Минаева и Бартольда поставлены в квадратные скобки. Мои собственные примечания отмечены Прим. ред.
 
И. Магидович
 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
Вступительная статья.. 3
 
ПРОЛОГ
Глава I. Здесь начинается предисловие к книге, именуемой «О разнообразии мира».43
Глава II. Как Николай и Матвей отправились из Константинополя странствовать по свету ... 44
Глава III. Как Николай и Матвей отправились из Солдадии [Судака] . 45
Глава IV. Как братья прошли через пустыню и прибыли в Бухару . . 45
Глава V. Как братья повстречали посланника к великому хану ... 46
Глава VI. Как два брата пришли к великому хану..46
Глава VII. Как великий хан спрашивает братьев о делах христиан . . 46
Глава VIII. Как великий хан отправляет братьев послами к римскому апостолу [папе] .46
Глава IX. Как великий хан дал братьям золотую дщицу с приказаниями 47
Глава X. Как братья пришли в город Акру [Акка]..48
Глава XI. Как братья вместе с Марком, сыном Николая, отправились из Венеции к великому хану...48
Глава XII. Как братья пошли к римскому апостолу.49
Глава XIII. Как братья пришли в Клеменфу, где пребывал великий хан 49
Глава XIV. Как два брата и Марко странствуют.50
Глава XV. Как братья, выехав из Акры [Акки], нашли великого хана во дворце .50
Глава XVI. Как великий хан посылает Марка своим послом . 51
Глава XVII. Как Марко вернулся из посольства и докладывает великому хану .51
Глава XVIII. Как Николай с Матвеем и Марко просят у великого хана отпуска ...52
Глава XIX. Здесь описывается, как Николай, Матвей и Марко уехали от великого хана.52
 
КНИГА ПЕРВАЯ
Глава XX. Здесь описывается Малая Армения 55
Глава XXI. Здесь описывается Туркмения [Турция].56
Глава XXII. Здесь описывается Великая Армения...56
Глава XXIII. Здесь описываются грузинские цари и их дела . 57
Глава XXIV. Здесь описывается Мосул . 58
Глава XXV. Здесь описывается, как взяли большой город Бодак [Багдад] .59
Глава XXVI. Здесь описывается величественный город Торис [Тебриз] 60
Глава XXVII. О великом чуде в Бодаке [Багдаде] и о горе..60
Глава XXVIII. Как христиане испугались слов калифа.61
Глава XXIX. Как епископу было видение о том, чтобы башмачник молился ..62
Глава XXX. Как молитва христиан сдвинула гору..62
Глава XXXI. Здесь начинается о большой области Персии...63
Глава XXXII. Здесь рассказывается о трех волхвах, что ходили поклоняться господу ...64
Глава XXXIII. Здесь описываются восемь царств [областей] Персии . 65
Глава XXXIV. Здесь описывается город Язди [Йезд]...65
Глава XXXV. Здесь описывается царство Крерман [Керман] . 66
Глава XXXVI. Здесь описывается город Камади [Камадин] . 66
Глава XXXVII. Здесь описывается великий спуск...67
Глава XXXVIII. Как по дикой стране путешествуют.69
Глава XXXIX. Здесь описывается большой город Кабана [Кухбенан] . 69
Глава XL. Как странствуют по пустыне...70
Глава XLI. Здесь описывается горный старец и его асасины ... 70
Глава XLII. Как горный старец воспитывает и делает послушными своих асасинов...71
Глава XLІІІ. Как асасины научаются злодействовать..72
Глава XLIV. Здесь описывается Сапурган [Шибарган]..72
Глава XLV. Здесь описывается большой и знатный город Балк [Балх] 73
Глава XLVI. Здесь описывается соляная гора...73
Глава XLVII. Здесь описывается большая область Баласиан [Бадахшан] 74
Глава XLVIII. Здесь описывается область Басиан [Пашай]...75
Глава XLIX. Здесь описывается область Шесмюр [Кашмир] . 75
Глава L. Здесь описывается большая река Бадасиана [Бадахшана] . 76
Глава LI. Здесь описывается царство Каскар [Кашгар]...77
Глава LII. Здесь описывается большой город Санмаркан [Самарканд] 77
Глава LІІІ. Здесь описывается область Шаркан [Яркенд].78
Глава LIV. Здесь описывается большая область Хотан.78
Глава LV. Здесь описывается область Пеин [Пима] . . 78
Глава LVI. Здесь начинается об области Чиарчиан [Черчен] . 79
Глава LVII. Здесь описывается город Лоб...79
Глава LVIII. Здесь описывается Тангут..80
Глава LIX. Здесь описывается Камул [Хами].81
Глава LX. Здесь описывается область Гингинталас [?]...82
Глава LXI. Здесь описывается область Суктан [Сучжоу]..83
Глава LXII. Здесь описывается город Канпичион [Ганьчжоу] . 83
Глава LXIII. Здесь описывается город Езина [Эдзина]...84
Глава LXIV. Здесь описывается город Каракорон [Каракорум] ... 84
Глава LXV. Как Чингиз [Чингис-хан] стал первым ханом татар . . 85
Глава LXVI. Как Чингис-хан снаряжает свой народ к походу на попа Ивана...85
Глава LXVII. Как поп Иван со своим народом пошел навстречу Чингис-хану ..86
Глава LXVIII. Здесь описывается большая битва между попом Иваном и Чингис-ханом ..87
Глава LXIX. Здесь говорится о ханах, что царствовали после Чингисхана .87
Глава LXX. Здесь описываются татарский бог и татарская вера .90
Глава LXXI. Здесь описывается равнина Бангу [Баргу] и разные обычаи народа . 92
Глава LXXII. Здесь описывается великое царство Ергинул [Эргюль?] . 93
Глава LXXIII. Здесь описывается область Егрегайа [Иргай] . 94
Глава LXXІV. Здесь описывается большая область Сендук..94
Глава LXXV. Здесь описывается город Чианду [Шанду] и чудный дворец великого хана..95
 
КНИГА ВТОРАЯ
Глава LXXVI. Здесь описываются дела ныне царствующего великого хана Кублая [Хубилая], его двор, справедливое правление и говорится о других его делах ... 99
Глава LXXVII. Здесь описывается большая битва между великим ханом и его дядей Нояном [Ная]...99
Глава LXXVIII. Как великий хан пошел на Наяна [Ная]..100 .
Глава LXXІX. Здесь начинается о битве великого хана с Наяном [Ная], его дядей..101
Глава LXXX. Как великий хан велел убить Наяна [Ная].102
Глава LXXXІ. Как великий хан вернулся в город Канбалу [Ханбалык] 103
Глава LXXXIІ. Здесь описывается, каков великий хан с виду . 104
Глава LXXXIII. Здесь описываются сыновья великого хана . 104
Глава LXXXIV. Здесь описывается дворец великого хана...105
Глава LXXXV [А]. Здесь описывается дворец сына и наследника великого хана...107
[Глава LXXXV Б]. О предательском замысле возмутить город Камбалу [Ханбалык] и о том, как зачинщики были пойманы и казнены . . 108
Глава LXXXVI. Как великий хан приказывает двенадцати тысячам всадников сторожить себя...110
Глава LXXXVII. Здесь описывается большой пир, что великий хан задает в день своего рождения ..112
Глава LXXXVIII. Еще о том же.112
Глава LXXXIX. Здесь описывается большой праздник, что великий хан задает в начале года...113
Глава ХС. Здесь описывается двенадцать тысяч баронов, что приходят на пиры ...114
Глава XCI. Как великий хан установил, чтобы приносили ему дичь . .114
Глава XCII. Здесь описываются львы, леопарды, волки, выученные зверей ловить, да еще кречеты, соколы и другие птицы...115
Глава ХСІІІ. Здесь говорится о двух братьях, что за охотничьими собаками смотрят ...115
Глава XCIV. Здесь описывается, как великий хан отправляется на охоту ловить зверей и птиц ..116
Глава XCV. Как великий хан устраивает большие выходы и задает великие пиры .118
Глава XCVI. Как великий хан вместо монет тратит бумажки ..119
Глава XCVII. Здесь описываются двенадцать баронов, что все дела великого хана исполняют...120
Глава XCVIII. Как от Канбалу [Ханбалыка] в разные области идут многие дороги .121
Глава XCIX. Как великий хан помогает тем, у кого нет хлеба или скотины ...123
Глава С. Как великий хан сажает дерева по дорогам...123
Глава CI. Здесь описывается вино, что пьют подданные великого хана . 123
Глава CII. Здесь описывается, как камни, словно дрова, горят .. 123
Глава CIII. Как великий хан приказывает собирать многое множество хлеба и раздает его в помощь своему народу..124
Глава CIV [А]. Как великий хан раздает бедным милостыню . 124
[Глава CIV Б]. Об астрологах в городе Камбалу [Ханбалык] ... 124
[Глава CIV В]. О религии татар и их мнениях относительно души и их нравах..125
Глава CV. Здесь начинается о большой области Катай и о реке Пули-санчи [Хайхэ] .127
Глава CVI. Здесь описывается большой город Жиги [Чжосянь] ... 128
Глава CVII. Здесь описывается царство Танфу [Тайюань].129
Глава CVIII. Здесь описывается Каяу [Цзиньчэн]..129
Глава CIX. Как поп Иван приказал захватить Золотого царя ..130
Глава СХ. Здесь описывается великая река Каракорон [Хуанхэ] ... 131
Глава CXI. Здесь говорится о большом городе Кенжин-фу [Сиань] . .131
Глава CXII. Здесь говорится о границах Катая и Манги..132
Глава CXIIІ. Здесь описывается область Акбалак Манги [Акбалык-Манзи]..132
Глава CXIV. Здесь описывается большая область Синда-фу [Чэнду] . 133
Глава CXV. Здесь описывается Тебет [Тибет]...133
Глава CXVI. Еще об области Тебет [Тибет]..135
Глава CXVII. Здесь описывается область Гаинду [Цюнду?] ..136
Глава CXVIII. Здесь описывается область Каражан [Караджан] .. 137
Глава CXIX. Еще об области Караиан [Караджан].138
Глава СХХ. Здесь описывается большая область Зардандан [Зердендан] 139
Глава CXXI. Как великий хан покорил царства Минин [Мянь] и Бангала [Бенгал] ...141
Глава CXXII. Здесь описывается битва между войском великого хана и царем Мяна [Мянь] ...142
Глава CXXIII. Здесь говорится о той же битве..142
Глава CXXIV. Как идут большим спуском..143
Глава CXXV. Здесь описывается город Мян [Мянь]..144
Глава CXXVI. Здесь описывается город Бангала [Бенгал].145
Глава CXXVII. Здесь описывается область Каигу [Сев. Лаос] .. 145
Глава CXXVIII. Здесь описывается область Аму.145
Глава СХХІХ. Здесь описывается область Толоман [?].146
Глава СХХХ. Здесь описывается область Каигуи [Гуйчжоу] . 146
Глава CXXXI. Здесь описывается город Качиан-фу [Хэцзянь] . 148
Глава CXXXII. Здесь описывается город Чинанглу [Чанлу]...148
Глава CXXXIII. Здесь описывается город Чинангли [Цзинань] .. 148
Глава СХХХIV. Здесь описывается город Кундинфу [Цзыян] ..149
Глава CXXXV. Здесь описывается знатный город Сингуи [Цзинин] . . 149
Глава CXXXVI. Здесь описывается большой город Лингуи [Линьи?] . 150
Глава CXXXVII. Здесь описывается город Пингуи [Пэйсянь] . 150
Глава CXXXVIII. Здесь описывается город Чингуи [Суцянь] ... 151
Глава CXXXIX. Как великий хан покорил Манги [Манзи] .. 151
Глава CXL. Здесь описывается город Коигангуи [Хуайань] .. 153
Глава CXLI. Здесь говорится о городе Паншин [Баоин]...153
Глава CXLII. Здесь говорится о городе Каиу [Гаою].. 154
Глава CXLIII. Здесь описывается город Тигуи [Тайчжоу]...154
Глава CXLIV. Здесь описывается город Янгуи [Янчжоу]...154
Глава CXLV. Здесь описывается область Нангхин [Аньцин] . 155
Глава CXLVI. Здесь описывается город Саинфу [Сянфань].155
Глава CXLVII. Здесь описывается город Сингуи [Ичжэн]...156
Глава CXLVIII. Здесь описывается город Каиги [Гуачжоу]...157
Глава CXLIX. Здесь описывается город Чингианфу [Чжэньцзян] .. 157
Глава CL. Здесь описывается город Чингинги [Чанчжоу]..158
Глава CLI. Здесь описывается город Синги [Сучжоу]..158
Глава CLII. Здесь описывается величественный город Кинсаи [Ханчжоу] 159
Глава CLIII. Здесь описывается большой доход великого хана с города Кинсаи [Ханчжоу].163
Глава CLIV. Здесь описывается большой город Танпиги...163
Глава CLV. Здесь описывается царство Фуги [Фуцзянь]...164
Глава CLVI. Здесь описывается город Фуги [Фучжоу] ... 165
Глава CLVII. Здесь описывается город Зантан [Цюаньчжоу] . 166
 
КНИГА ТРЕТЬЯ
Глава CLVIII. Здесь начинается книга об Индии; описываются тамошние диковины и обычаи . 168
Глава CLIX. Здесь описывается остров Чипингу [Япония].170
Глава CLX. Как воины великого хана спаслись от морской бури и взяли город Лорк.171
Глава CLXI. Здесь описывается, каков вид у идолов..172
Глава CLXII. Здесь описывается страна Чинаба [Чамбо]..173
Глава CLXIIІ. Здесь описывается большой остров Ява.174
Глава CLXIV. Здесь описываются острова Сардан и Кандур [Пуло-Кондор] ...176
Глава CLXV. Здесь описывается остров Пентам [Бинтан]..176
Глава CLXVI. Здесь описывается остров Малая Ява [Суматра] .. 177
Глава CLXVII. Здесь описывается царство Самара [Самудра] .. 178
Глава CLXVIII. Здесь описывается царство Даграиан [Индрагири?] . 179
Глава CLXІX. Здесь описывается царство Лабрин [Лямури] . 179
Глава CLXX. Здесь описывается царство Фансур [Барус]..179
Глава CLXXI. Здесь описызается остров Некаран [Никобар] . 180
Глава CLXXIІ. Здесь описывается остров Агаман [Андаман] . 180
Глава CLXXIII. Здесь описывается остров Цейлон..180
Глава CLXXIV. Здесь описывается большая область Маабар [Коромандельский берег] ..182
Глава CLXXV. Здесь описывается царство Мосул [Телингана] .. 187
Глава CLXXVІ. Здесь описывается то место, где покоятся мощи св. Фомы, апостола ..188
Глава CLXXVІI. Здесь описывается область Лар [Конкан?), где абрайаманы [брахманы] родились.189
Глава CLXXVІІI. Остров Цейлон описывается еще раз..191
Глава CLXXIX. Здесь описывается знатный город Каил [Каял] . 194
Глава CLXXX. Здесь описывается царство Коиллон [Куилон] .. 195
Глава CLXXXI. Здесь описывается город Комари [Коморин] .. 196
Глава CLXXXII. Здесь описывается царство Ели [Эли] ...196
Глава CLXXXIII. Здесь описывается царство Мелибар [Малабар] . 197
Глава CLXXXIV. Здесь описывается царство Гозурат [Гуджарат] .. 197
Глава CLXXXV. Здесь описывается царство Тана [Конкан] ... 198
Глава CLXXXVI. Здесь описывается царство Канбаот [Камбей] ... 199
Глава CLXXXVIІ. Здесь описывается царство Семенат [Самнат] . . 199
Глава CLXXXVIII. Здесь описывается царство Макоран [Мекран] . . 199
Глава CLXXXIX. Здесь описываются острова Мужской и Женский . 200
Глава СХС. Здесь описывается остров Скатра [Сокотра]..201
Глава CXCI. Здесь описывается остров Мадейгаскар [Мадагаскар] . 202
Глава CXCII. Здесь описывается остров Зангибар [Занзибар] .. 203
Глава CXCIIІ Здесь начинается об Абасии [Абиссинии], что в Средней Индии. 205
Глава CXCІV. Здесь начинается об области Аден 207
Глава CXCV. Здесь описывается город Дуфар [Зафар] 209
Глава CXCVI. Здесь описывается город Калату [Кальхат] .. 210
Глава CXCVII. Здесь описывагтся город Курмоз [Ормуз] .. 211
Глава CXCVIІI. Здесь описывается Великая Турция [Туркестан] .. 211
Глава CXCIX. Что сказал великий хан о вреде, сделанном царем Кайду [Хайду]. 214
Глава СС. Здесь описывается сильная и храбрая дочь царя Кайду [Хайду] ...214
Глава ССІ. Как Абага послал на войну Аргона [Аргуна] своего сына 215
Глава ССІІ. Как Аргон [Аргун] пошел за царством .. 216
Глава CCIIІ. Как Акомат [Ахмед] со своим войском идет побеждать Аргона [Аргуна] ..217
Глава CCIV. Как Аргон [Аргун] совещается с своими князьями о битве с Акоматом [Ахмедом]..218
Глава CCV. Как князья отвечали Аргону [Аргуну]..218
Глава CCVI. Как Аргон [Аргун] посылал своих гонцов к Акомату [Ахмеду] ..219
Глава CCVII. Как Акомат [Ахмед] отвечает гонцам Аргона [Аргуна] 219
Глава CCVIII. Здесь описывается битва между Аргоном и Акоматом [Аргуном и Ахмедом].220
Глава CCIX. Как Аргон [Аргун] был полонен, а потом освобожден . 221
Глава ССХ. Как Аргон [Аргун] получил царство.221
Глава CCXI. Как Аргон [Аргун] приказал убить дядю Акомата [Ахмеда] 222
Глава ССХІІ. Как князья кланяются Аргону [Аргуну] . 223
Глава ССХІІІ. Как Кату [Гайхату] взял царство по смерти Аргона [Аргуна].223
Глава CCXIV. Как Киакату [Гайхату] взял царство по смерти Аргона [Аргуна]..223
Глава CCXV. Как Байду овладел царством по смерти Киакату [Гайхату] 224
Глава CCXVI. Здесь описывается северный царь Канчи [Кончи] .. 225
Глава CCXVII. Здесь описывается темная страна [страна Тьмы] ... . 226
Глава CCXVІII. Здесь описывается Росия [Русь] и ее жители . 226
Глава ССХІХ. Здесь описывается начало великого моря..227
Глава ССХХ. Здесь описываются цари западных татар...227
Глава CCXXI. Здесь описывается война между Алаем и Беркою [Хулагу и Берке] и битвы, что были между ними.228
Глава CCXXII. Как Барка [Берке] с войском шел навстречу Алау [Хулагу]...228
Глава CCXXIII. Как Алау [Хулагу] говорит своему войску...229
Глава CCXXIV. О великой битве между Алау и Баркою [Хулагу и Берке].230
Глава CCXXV. Еще о битве между Алау и Баркою [Хулагу и Берке] . 230
Глава CCXXVІ. Как Барка [Берке] действует храбро...232
Глава CCXXVII. Как Тотамагу [Туда-Менгу] сделался царем западных татар.232
Глава CCXXVIII. Как Тотай [Тохта] требует у Ногая отчета в смерти Тотамигу [Туда-Менгу]. 233
Глава ССХХІХ. Как Тотай [Тохта] посылает гонцов к Ногаю . 233
Глава ССХХХ. Как Тотай [Тохта] пошел на Ногая.234
Глава CCXXXI. Что Тотай [Тохта] говорит войску.235
Глава CCXXXII. Как царь Ногай отличался...236
 
Заключение...237
Разночтения и примечания...239
Литература...344
Указатель имен.347
Указатель географических названий...354
 

 

 

Примеры страниц

Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955 Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955
 
Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955 Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955
 
Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955
 
Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955 Книга Марко Поло / Перевод старофранцузского текста И. П. Минаева ; Редакция и вступительная статья И. П. Магидовича. — Москва : Государственное издательство географической литературы, 1955
 

 

 
Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 117 МБ).
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

19 февраля 2017, 12:50 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Jooble
АО «Прикампромпроект»
Pine House Corporation
Копировальный центр «Пушкинский»
Стоматологический салон «Центральный»
Компания «Вентана»
Алюмдизайн СПб
Джут