наверх
 
Удмуртская Республика

Кубе А. Н. Французские расписные эмали XV—XVI веков. — Ленинград ; Москва, 1937

Французские расписные эмали XV—XVI веков : [Собрание Гос. Эрмитажа] / А. Н. Кубе; Государственный Эрмитаж. — Ленинград ; Москва : Искусство, 1937  Французские расписные эмали XV—XVI веков : [Собрание Гос. Эрмитажа] / А. Н. Кубе; Государственный Эрмитаж. — Ленинград ; Москва : Искусство, 1937
 
 
 

Французские расписные эмали XV—XVI веков / А. Н. Кубе; Государственный Эрмитаж. — Ленинград ; Москва : Искусство, 1937. — 69 с. : ил.

 
 
 

ВВЕДЕНИЕ

 
Расписные эмали¹ являются самой замечательной и характерной отраслью художественной промышленности Франции XVI века. Производство это, пользовавшееся европейской славой, возникло в городе Лиможе во второй половине XV века, достигло блестящего расцвета в середине следующего столетия и продолжало затем существовать почти до конца XVIII века.
____________
¹ Первое, более краткое издание настоящего очерка, под названием «Лиможские эмали», вышло в свет в 1927 г. в издательстве Комитета Популяризации Художественных Изданий.
 
Город Лимож, расположенный в центральной части Франции, занимает в истории западноевропейской художественной промышленности совершенно исключительное место. В течение шести веков, почти без перерыва, Лимож стоял во главе эмальерного производства всей западной Европы.
 
В XII и XIII вв. Лимож являлся крупнейшим центром производства так называемых выемчатых эмалей. Хотя одновременно эмали той же техники изготовлялись в Германии и Лотарингии, но только в Лиможе производство это приняло массовый характер. В течение двух веков Лимож снабжал страны западной Европы бесчисленным количеством украшенных выемчатой эмалью ларцев, крестов, посохов и разными другими предметами, главным образом, церковного, но также, в ограниченном количество и светского обихода.
 
К концу XIII века, интенсивность этого богатого и мощного производства, являющегося, как бы, лейтмотивом романской художественной промышленности, начала падать. В XIV веке на Лимож обрушился ряд общественных и политических бедствий. В 1348 г. в Лиможе вспыхивает эпидемия чумы. В то же время все ближе и ближе надвигаются ужасы Столетней войны. В 1361 г. англичане завладевают Лиможем. Через семнадцать лет город сбрасывает иноземное иго и вновь соединяется с Францией. В 1379 г. англичане снова, временно, завладевают Лиможем, грабят и разоряют город до тла. Несмотря на столь неблагоприятные условия, изготовление выемчатых эмалей в Лиможе все же продолжалось, хотя и не столь интенсивно, в течение всего XIV века. С началом следующего века наступают для Лиможа более благоприятные времена. Лиможская коммуна получает почти полную автономию, мало-по-малу восстанавливается порядок, и со второй половины XV века Лимож является перед нами в новом блеске, как центр производства расписных эмалей.
 
Итак, вследствие экономических и политических потрясений, вызванных Столетней войной, производство эмалей в Лиможе к концу XIV века замерло, хотя быть может и не совсем прекратилось, а затем, в середине XV века, вновь возродилось, но уже на совсем новой технической базе. Быстрый и блестящий расцвет новых расписных эмалей, пришедших на смену старым выемчатым, лишний раз доказывает решающее значение техники. Лиможские мастера смогли удовлетворить новым потребностям, новым художественным запросам только благодаря применению новых технических приемов.
 
Между техникой, и не только техникой, по и самым художественным замыслом выемчатых и расписных эмалей нет ничего общего, хотя материалы, медь и эмаль, остаются те же. Выемчатые эмали XII, XIII и XIV вв. изготовлялись из толстых медных пластинок, на которых мастера, при помощи инструмента вроде долота, выдалбливали небольшие выемки (откуда и название «выемчатые» эмали), заполнявшиеся затем эмалью. Расписные, напротив, изготовлялись из тонких пластинок или листов меди и сплошь расписывались эмалью (откуда и термин «расписные» эмали). Не останавливаясь на первых, т. е. выемчатых, постараемся дать общее представление о технике расписных эмалей, которым посвящен настоящий очерк.
 
Лицевая поверхность пластинки покрывалась белой эмалью, а обратная сторона — густым слоем так называемой контр-эмали зеленовато-серого или бурого цвета, назначением которой было предохранить пластинку во время обжига от деформации и помутнения. На белой поверхности лицевой стороны мастер черной краской чертил рисунок и подвергал затем пластинку первому обжигу. Получившуюся таким образом картинку, имевшую вид как бы гравюры на дереве, мастер осторожно раскрашивал разноцветными прозрачными эмалями, через которые просвечивали черные линии рисунка. Лица, руки, вообще обнаженные части тела, а также в некоторых случаях и другие детали, писались непрозрачной эмалью. В виду того, что различные краски требовали различной силы обжига, каждую пластинку приходилось обжигать от десяти до пятнадцати раз. Следует отметить, что расписные эмали, по сравнению с выемчатыми, значительно более хрупки, ибо, во-первых, исполнены, как сказано, на тонких пластинках и, во-вторых, и это главное, покрывающий их тончайший слой эмали очень плохо прилипает к меди. Для увеличения эффекта в первый период производства пластинки украшались еще рельефно наложенными крупными каплями разноцветной эмали с подложенными кусочками золотой или серебряной фольги. Таким образом получались блестящие с некоторой игрой света точки или кружочки, напоминавшие отчасти драгоценные камни, так называемые кабошоны. Иногда, для большей иллюзии, вокруг этих блестящих точек выводились золотом маленькие пламенеющие лучи, представлявшие как бы сияние камня. Кабошоны помещались всюду, где только можно, и даже там, где им было совсем не место: на каймах одежды, башмаках, оружии воинов, сбруях лошадей, архитектурных частях и даже на деревьях и травах, где они должны были изображать плоды и цветы. Ранние лиможские мастера буквально осыпали свои работы этими наивными имитациями драгоценных камней, появление которых, как нам кажется, может быть объяснено влиянием золотых и серебряных дел мастеров, к цеху которых, как мы дальше увидим, принадлежали эмальеры. В дальнейшем, фольгой стали подкладывать и отдельные части одежды. В последнюю очередь мастер накладывал золото. Золотом покрывались волосы, оттенялись складки одежд, выводились надписи и узоры на тканях; тонкими золотыми линиями обводились профили архитектурных частей, а ярко-синий небесный свод покрывался золотыми звездочками или типичными для лиможских эмальеров, расположенными правильными рядами, курчавыми облачками.
 
В художественном замысле расписных эмалей сама медь не принимает, как мы видим, никакого участия и имеет для эмальера не большее значение, чем холст или дерево для живописца, в то время как в выемчатых эмалях XII—XIV вв. позолоченная поверхность меди является одним из главных моментов художественного восприятия. Неискушенный глаз случайного музейного посетителя при рассматривании расписных эмалей часто даже не догадывается, что перед ним медные изделия; настолько тщательно скрыта сама основа вещи.
 
Здесь, кстати, затронуть один очень интересный вопрос. Откуда лиможские мастера брали необходимую им медь, которая, принимая во внимание массовость производства, требовалась в огромном количестве? В виду того, что ближайшие к Лиможу рудники по добыванию меди находились за пределами Франции, в северной Испании, следует предположить, что все лиможские изделия, как с выемчатой, так и расписной эмалью, сделаны из импортной испанской меди.
 
Технические затруднения при работе с эмалевыми красками способствовали очевидно тому, что лиможские мастера мало придавали значения личному художественному творчеству. Только в конце XV и в самом начале XVI вв. — так называемая старая школа — эмальеры проявляли некоторую художественную самостоятельность, а затем очень быстро стали удовлетворяться копированием распространявшихся в то время по всей Западной Европе в огромном количестве гравированных листов. Многие выдающиеся мастера гравировального искусства Германии, Италии и Франции копировались в Лиможе. Эмальеры воспроизводили или целиком всю композицию или отдельные почему-либо особенно понравившиеся им куски, разумеется, как в первом, так и во втором случае, с некоторыми изменениями, применительно к форме изготовляемого предмета. Что касается цеховой организации лиможских эмальеров, то сведения наши на этот счет весьма ограничены. До середины XVI века эмальеры принадлежали к корпорации золотых и серебряных дел мастеров, что объясняется их зависимостью от последних. Пластинки, предназначавшиеся для украшения складней, эмальеры приготовляли сами, но предметы, требовавшие выбивной работы, как, например, кубки, чаши, кувшины и т. п. имели право изготовлять только золотых и серебряных дел мастера, и с этой точки зрения было очевидно выгоднее и практичнее принадлежать к одной и той же цеховой организации. Только в 1566 г., в момент высшего расцвета производства, эмальеры объединились в отдельную корпорацию. Отметим, кстати, что самый термин — эмальер (esmalheur, esmailheur) становится общеупотребительным только с середины XVI века. До тех пор, эмальерное искусство считалось отраслью золотых дел мастерства.
 
В течение всего XVI века Лимож осуществлял, в полном смысле этого слова, монополию производства расписных эмалей и снабжал своими изделиями не только Францию, но и соседние страны, восстановив, таким образом, старую традицию, прерванную Столетней войной. Нам известны крупные заказы, поступавшие в Лимож в XVI веке из Германии, а о распространении лиможских расписных эмалей в Испании свидетельствует тот факт, что в XIX веке, когда они стали предметом страстного коллекционирования, огромное количество эмалей было найдено в Испании. Что касается распространения лиможских эмалей в западной Европе, то следует иметь в виду следующее обстоятельство. Город Лимож, находящийся в центре Франции, лежал на пересечении двух важных торговых путей: из Сента в Лион и дальше по Роне к Средиземному морю, и из Бордо в Бурж и дальше на север. Безусловно это обстоятельство способствовало широкому распространению лиможских эмалей не только в самой Франции, но также и за ее пределами.
 

 

Примеры страниц

 
Французские расписные эмали XV—XVI веков : [Собрание Гос. Эрмитажа] / А. Н. Кубе; Государственный Эрмитаж. — Ленинград ; Москва : Искусство, 1937  Французские расписные эмали XV—XVI веков : [Собрание Гос. Эрмитажа] / А. Н. Кубе; Государственный Эрмитаж. — Ленинград ; Москва : Искусство, 1937
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 25,2 МБ).
 
 

19 мая 2021, 22:24 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий


Партнёры
Архитектурное бюро КУБИКА
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Джут