наверх
 
Удмуртская Республика

Новые районы Москвы : [Сборник статей]. — Москва, 1960

Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960 Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960
 
 

Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960. — 286 с., ил. — (Опыт советской архитектуры).

 
 
Настоящая работа посвящена одной из наиболее актуальных тем современной архитектурно-строительной практики — проектированию и строительству крупных жилых массивов, создаваемых на свободных городских территориях. В качестве характерных примеров комплексного жилищного строительства анализируются пять новых районов города Москвы — Северное Измайлово, Новые Кузьминки, Волхонка—ЗИЛ, Фили—Мазилово, Хорошево—Мневники. Все данные приводятся по состоянию на 1958—1959 гг.
 
Входя в серию научных сообщений «Опыт советской архитектуры», настоящее издание существенно отличается от других выпусков, поскольку в нем исследуются не только осуществленные в натуре градостроительные комплексы, но в основном проектные материалы. Книга подготавливалась одновременно с разработкой самих проектов и началом строительства, когда проектные решения находились в процессе постоянных изменений. В связи с этим данная работа не может претендовать на исчерпывающую полноту и законченность освещения всех затронутых вопросов. Она рассматривает лишь определенную стадию творческих исканий проектировщиков столицы, представляющую большой интерес на современном этапе развития советской архитектуры.
 
Книга рассчитана на архитекторов, строителей, работников вузов и научных учреждений, а также на читателей, интересующихся строительством и архитектурой.
 
Редакционная коллегия:
П. А. Володин, Г. Б. Минервин, Н. А. Пекарева.
 
 
 

П. А. Володин

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ЗАСТРОЙКИ НОВЫХ РАЙОНОВ МОСКВЫ

 
За последние годы советская архитектура вступила в новый и более прогрессивный этап своего развития. Коммунистическая партия помогла зодчим преодолеть серьезные ошибки и недостатки, проявлявшиеся в работе прежних лет, правильно понять современные социальные задачи и выйти на дорогу плодотворного созидания.
 
Любая область творчества определяется ныне великой программой строительства коммунизма, начертанной XXI съездом КПСС. Огромное значение имеют решения июньского (1959 г.) Пленума ЦК КПСС о техническом прогрессе во всех отраслях народного хозяйства, о внедрении комплексной механизации и автоматизации производства. Небывалые по своим масштабам и новизне содержания творческие дела предстоят и в области строительства.
 
Наглядным примером быстрого умножения материальных и духовных благ, предназначаемых для народа, является успешно реализуемый семилетний план жилищного строительства в Москве. Вместе с тем указания партии обязывают нас не задерживаться на достигнутом, вскрывать и использовать резервы для улучшения и ускорения строительных работ. В этой связи представляет большой интерес и современная градостроительная деятельность зодчих столицы.
 
Приступая к рассмотрению важнейших вопросов проектирования и застройки новых районов Москвы, необходимо остановиться на том, что этим событиям исторически предшествовало, какие представления о развитии города лежали в основе архитектурных исканий до 1955 г. и как изменялись творческие взгляды градостроителей в процессе разработки проектов новых районов.
 
Творческий опыт строителей и архитекторов Москвы уже в течение ряда десятилетий играет исключительно большую роль в развитии всей советской архитектуры. Не будет преувеличением сказать, что на всех этапах истории нашего зодчества основное направление творческих интересов определялось исканиями архитекторов столицы. Они первыми пролагали курс движения, и если при этом происходили отклонения от общей линии советского градостроительства и допускались те или иные ошибки, все это сказывалось и на практике строительства других городов.
 
Понятно, что нам всегда следует познавать и распространять передовой опыт строительства, однако необходимо помнить и о допущенных промахах.
 
Перестройка Москвы за последние 30 лет, в целом положительная и содержащая в себе много поучительного, позволяет понять основные принципы и методы социалистического градостроительства. Бесспорно, современная практика планировки и застройки новых районов Москвы также окажет влияние на дела и помыслы широкого круга градостроителей, поэтому нужно глубоко вникнуть в нынешние искания москвичей, критически оценив недостатки и поддержав все ценное. В этих целях и был задуман настоящий сборник.
 
 
Схема развития Москвы
Схема развития Москвы
 
 
Взятые для подробного исследования пять новых районов столицы (Северное Измайлово, Новые Кузьминки, Волхонка—ЗИЛ, Фили—Мазилово и Хорошево—Мневники) являются крупными звеньями того огромного кольца вновь осваиваемых территорий, которое складывается сейчас за линией Окружной железной дороги. Расположенные в разных секторах города, эти районы аккумулируют в себе многие характерные приметы ныне создаваемых жилых районов столицы. Чтобы выявить в них все многообразие конкретных градостроительных условий, структурных свойств и приемов планировки, авторы сборника должны были рассмотреть каждый район в отдельности. Хотя любой из районов и является частью общей планировочной системы города как целого, в научном исследовании вполне правомерен анализ существенно важных индивидуальных особенностей застройки каждого из районов.
 
Составители данного сборника не ставили перед собой задачи рассмотреть все проблемы, связанные с новым этапом реконструкции столицы. Для осмысления большого производственно-технического и архитектурно-планировочного опыта строителей Москвы нужна планомерная исследовательская работа ряда научных коллективов. Цель данного сборника — дать первоначальное обобщение проектно-планировочной практики в создании новых районов, практики самых последних лет. Это связано, естественно, с большими трудностями, поскольку самое проектирование рассматриваемых районов находится в состоянии непрерывного развития.
 
Создание сборника проходило одновременно с внесением в проекты планировки районов существенных изменений. Застройка рассмотренных районов началась до окончания всего комплекса проектных работ, и это обязывало быстрее разобраться в новых явлениях застройки столицы. Понять эти явления в свете задач будущего — такую задачу ставили перед собой авторы сборника.
 
* * *
 
За последние годы в Москве развернулось большое строительство в ряде крупных городских районов — на Юго-Западе, в Новых Черемушках и многих других. Планировка и застройка этих районов были в основном предопределены методами и приемами проектирования, выработанными в предшествующий период развития советской архитектуры. В ходе строительства этих районов появляется и много нового.
 
С каждым годом у нас умножается число комплексно застроенных микрорайонов и кварталов. Планировка и застройка жилого района города являются в наше время одной из главных проблем градостроительной практики. Эта проблема уже давно привлекает внимание архитекторов, но отношение к ней в разные периоды истории советской архитектуры было различным.
 
Оценивая практику создания новых городских районов столицы, нельзя забывать о поучительных уроках истории советской архитектуры.
 
Творческая мысль советского архитектора обратилась к жилому району, как к важнейшему элементу города, еще в 20-х годах. Напомним об одном примере. Именно тогда, в 1926—1932 гг., возникли в Москве первые комплексы четырех-пятиэтажных домов по улицам Усачева, Кооперативной, Малые Кочки и др., образовавшие небольшой жилой район площадью около 25 га.
 
Жилая застройка этого района сложилась на частой канве улиц. Здесь сравнительно немного культурно-бытовых зданий; в некоторых случаях дворы получились недостаточно просторными.
 
Однако для того времени постройка секционных домов с удобными квартирами в две—три комнаты, с тремя—четырьмя квартирами на одну лестницу, возведение зданий с экономичными для своего времени схемами перекрытий и простыми архитектурными формами были серьезным творческим успехом, который потом, в следующий период развития архитектуры, к сожалению, был несправедливо забыт. Построенные тогда по ул. Усачева наряду с жилыми домами такие здания, как школа, универмаг и баня, своими особенностями (местоположением и величиной, объемным построением, этажностью, планировкой помещений, и т. п.) представляют интерес и для современных творческих поисков.
 
Обобщая опыт тех лет, мы видим, что жилые комплексы, созданные в Москве во второй половине 20-х годов в районе Люсиновской, Мытной, Хавских и Дубровских улиц, остаются примерами здоровой направленности архитектурной мысли, хотя с точки зрения современных требований в планировке этих кварталов, конструкциях и качестве отделки зданий есть и такие моменты, которые сегодня нас удовлетворить не могут.
 
Первые шаги в строительстве четырех-пятиэтажных домов (1925—1928 гг.) на свободных земельных участках за пределами Садового кольца характеризуются появлением небольших самостоятельных кварталов и жилых комплексов.
 
Авторы проектов вписывали каждый новый участок строительства в ту сеть улиц, которая исторически сложилась на соседних участках городской территории. Полезно напомнить и о том, что, начиная с 1925 г., строительство жилищ в Москве велось по типовым секциям. Их уточняли и совершенствовали ежегодно.
 
В годы первой пятилетки появился жилой район Дангауэровка, и в нем мы видим уже иные черты. Во-первых, площадь района возросла до 50 га; не менее важно и то, что авторы отодвинули жилую застройку от пыльного шоссе в глубь участка.
 
 
План жилого района. Застройка 1925—1931 гг.
План жилого района. Застройка 1925—1931 гг.
 
 
В комплекс сооружений этого района вошли не только жилые дома и культурно-бытовые здания, но и заново, причем одновременно с жилой застройкой, созданные сети инженерного благоустройства. Вот почему Дангауэровку можно считать более высокой ступенью комплексной жилой застройки конца 20-х — начала 30-х годов.
 
Как известно, в направленности архитектурных исканий в 1932—1933 гг. произошли большие перемены. Новая застройка Москвы впоследствии была сосредоточена главным образом по магистралям, а если говорить точнее — по их фронту. При этом «парадное оформление» улиц жилыми зданиями с подчеркнуто индивидуальным обликом приобрело значение своеобразного канона. В большинстве случаев многоэтажные дома-уникумы по необходимости размещались на наиболее доступных для освоения участках. При этом каждый из авторов, как правило, не считался с тем, что строит его собрат-архитектор на этой же улице. В связи с этим обесценивалось значение даже тех прогрессивных начинаний, которые проявились перед войной в поточно-скоростном строительстве домов по б. Большой Калужской, в применении крупноблочных конструкций и т. д.
 
 
Жилые дома по улицам Усачева и Савельевской. 1927 г.
Жилые дома по улицам Усачева и Савельевской. 1927 г.
 
 
Разработанный в 1933—1935 гг. генеральный план города, содержавший большую градостроительную программу, вместе с тем отражал ряд ошибочных тенденций. Мы уже упомянули об одной из них — о преимущественном внимании к ставшей как бы самоцелью представительности застройки. Запроектированные магистрали-диаметры предназначались для транзитного движения, но вместе с тем на них концентрировалось строительство жилищ. Не менее существенно и то, что намеченные для будущего освоения тогда еще свободные территории (Юго-Запад, Измайлово и др.) были расчленены жесткой системой магистралей, которые фактически, по мере расширения Москвы, становились проездами для грузового транспорта.
 
Вскоре после войны в районе Песчаных улиц появились возможности для целостной и комплексной жилой застройки. Здесь во многом возродился передовой опыт сборно-индустриального строительства, однако и в компоновке квартир, и в приемах планировки кварталов, как и в массовом изготовлении архаизированных деталей для «оформления фасадов», нашли отражение старые представления.
 
 
Жилой дом по ул. Усачева. Вид со стороны двора. 1927 г.
Жилой дом по ул. Усачева. Вид со стороны двора. 1927 г.
 
 
Но критическая оценка недостатков, допущенных при формировании района Песчаных улиц, не должна приводить к забвению того здорового, что здесь возникло. На первом этапе создания района были правильно намечены и его общая структура, и этажность застройки. Об этом свидетельствуют первоначальная группа экономичных домов, построенных по Ново-Песчаной ул., большой благоустроенный сквер и многое другое.
 
 
Дангауэровка. Вверху — улица Пруд-ключик. Внизу — жилой двор. Застройка 1930—1931 гг.
 
Дангауэровка. Вверху — улица Пруд-ключик. Внизу — жилой двор. Застройка 1930—1931 гг.
Дангауэровка. Вверху — улица Пруд-ключик. Внизу — жилой двор. Застройка 1930—1931 гг.
 
 
В принципе верен путь планировки кварталов № 6 и 7 по 1-й Хорошевской ул., между которыми удачно поставлены полнокомплектные школы. Объемная композиция многоэтажной жилой застройки хотя и отражает в себе пристрастия к излишней усложненности и нарочито осевым построениям в архитектуре тех лет (1952—1955 гг.), однако здесь, несомненно, есть и здоровые основы пространственной организации кварталов. Созданную в районе вдоль массива высокой зелени 1-ю Хорошевскую улицу мы вправе отнести в целом к удачным примерам в градостроительстве рассматриваемого периода¹.
____________
¹ Работы по проектированию застройки квартала № 7 выполнялись при участии и под руководством арх. М. Посохина и А. Мндоянца, инж. В. Лагутенко, по кварталу № 6 арх. 3. Розенфельда.
 
 
Район Песчаных улиц. План 1-й и 2-й Хорошевских улиц
Район Песчаных улиц. План 1-й и 2-й Хорошевских улиц
 
 
Мастерство и принципиальная последовательность творческих взглядов отдельного автора, разумеется, имеют огромное значение в создании полноценных произведений архитектуры. Но при этом в наших общественных условиях весьма важная роль принадлежит направляющим указаниям городских организаций и их решениям, в подготовке которых активно участвуют и руководители архитектурных учреждений. В документе об утверждении плана строительства Москвы на 1951—1960 гг. по творческим вопросам архитектуры и градостроительства развивалась в целом та же линия, которая была намечена еще в довоенное время. Правда, мысль об использовании для нового строительства свободных территорий на периферии города теперь была уже высказана более определенно, однако основная установка десятилетнего плана по-прежнему основывалась на необходимости вести концентрированное строительство на магистралях и площадях, на набережных и въездах. При этом в документе подчеркивалось, что в прошлые годы строительство в Москве велось разрозненно, отдельные здания возводились без органической связи с общим архитектурным решением улиц и площадей и что отныне строительство жилых домов должно осуществляться крупными законченными архитектурными ансамблями.
 
Эти положения, почти буквально воспроизведенные нами из высказываний тех лет, настойчиво повторялись в 1951—1954 гг. на творческих совещаниях, в книгах, журналах и во многих статьях периодической печати. Такое направление творческой работы было выработано и для воссозданных в 1952 г. мастерских Моспроекта, которым не случайно присвоили прежнее наименование магистральных мастерских. Заметим попутно, что вскоре в архитектурно-строительной печати появились сообщения о фактах несогласованности в работе магистральных мастерских, Института генплана Москвы, САКБ и других организаций АПУ. Но гораздо более существенным было то, что в это время в Москве развернулось строительство мощных предприятий строительной промышленности. Столица первой приступила к созданию новой отрасли строительной индустрии — промышленности сборного железобетона.
 
В развитии столицы за последние 30—35 лет наблюдалось противоречие между необходимостью освоения новых территорий города и экономическими выгодами перестройки старых городских районов. Споры и различные точки зрения по этим вопросам находили себе место на страницах московских газет и журналов еще во второй половине 20-х годов. С другой стороны, в сложной радиально-кольцевой структуре столицы, унаследованной от прошлого, за истекшие десятилетия непрерывно нарастали трудности разрешения задач городского движения (грузовые перевозки, городской пассажирский транспорт и т. д.). Различные мнения по этим проблемам высказывались на страницах специальной печати и в начале 50-х годов. Но сегодня нас интересует не история споров, а самый ход строительства города, что подсказал он для определения основного направления в предстоящем строительстве.
 
В 20-х годах строители Москвы решительно направили свои усилия на создание новых жилых образований в основном на тех свободных территориях, которые имелись между Садовым кольцом и Окружной железной дорогой. Такая позиция в принципе была совершенно правильной. Правда, тогда же начали застраивать отдельные свободные участки и в пределах Садового кольца. Если бы в то время наше экономическое положение позволило осуществить инженерную подготовку свободных территорий для нового жилищного строительства в необходимом объеме, улучшение структуры города не пошло бы по пути интенсификации застройки центральных городских районов. Во всяком случае не в той мере, как это было в 1935—1955 гг.
 
В начале 30-х годов, когда на территории Москвы уже были созданы десятки новых крупных предприятий, особенно в юго-восточной части города и в пойме Москвы-реки, когда резко возросла численность населения, трехмиллионному городу нужно было дать совершенно новое инженерное оснащение — разрешить проблему водоснабжения и обводнения, расширить проезды в центре города, по некоторым радиальным магистралям и Садовому кольцу, построить новые мосты, проложить метрополитен и т. д.
 
Выполнение этой грандиозной программы совпало с естественным желанием молодого общественного строя выразить свою созидательную мощь и величие целей в монументальных архитектурных образах. Под давлением экономических причин, а также в связи с наличием у проектировщиков отсталых взглядов на структуру и облик города застройка Москвы с 1933—1934 гг. проводилась главным образом в пределах ранее обжитых районов. Подготовка резервных территорий для большого строительства в будущем в сущности велась недостаточно. В результате теперь на многих участках центральных районов Москвы образовалась такая интенсивность заселения, что в плотно застроенных кварталах трудно найти свободный участок не только для новых школ, но и для насаждений и спортивных площадок.
 
В первое пятилетие после войны продолжалось заполнение последних свободных участков в капитально застроенных районах Москвы, вместе с тем началось и частичное освоение свободных периферийных территорий (Измайлово, Хорошевское шоссе и др.) под малоэтажную застройку. Ошибка состояла в том, отметим еще раз, что для будущего освоения земель за пределами Окружной дороги Архитектурно-планировочным управлением и другими отделами Мосгорисполкома не было организовано в должных масштабах перспективное проектирование инженерных сетей, дорог, путепроводов и других сооружений. У руководителей АПУ были данные статистики о жилом фонде столицы, об обеспеченности населения сетями коммунального и культурно-бытового обслуживания, однако они продолжали направлять внимание магистральных мастерских на разработку пышных ансамблей. Уже тогда было ясно, что для нужд пятимиллионного населения столицы предстоит построить не менее 35 млн. м² новых жилищ, что для этого городу потребуется освоить 15—18 тыс. га новых территории, а между тем круг творческих интересов архитекторов был искусственно сужен.
 
В этой связи необходимо подчеркнуть, что руководящие московские организации не раз напоминали о больших задачах предстоящего строительства. Так, например, на ряде совещаний, проведенных МК ВКП(б) в начале 50-х годов, внимание архитекторов нацеливалось на важнейшие проблемы типизации и индустриализации строительства.
 
Правильные положения о путях массового жилищного строительства были высказаны и во многих научных работах. Наряду с публикацией похвальных оценок зданий с башнями и претенциозными портиками московская периодическая печать в 1951—1953 гг. не раз подчеркивала необходимость перехода к новым методам проектирования. Указывалось на то, что без типизации зданий, конструктивных элементов и деталей, без широкого внедрения их в строительную практику невозможно будет осуществить огромный объем жилищного строительства. Объективности ради следует сказать и о том, что в отдельных случаях правильно ориентировали архитекторов и руководители АПУ Мосгорисполкома, а также и Архитектурно-строительный совет Москвы. Например, в решении совета от 14 мая 1953 г. предлагалось улучшить планировку и застройку жилых кварталов, прилегающих к магистрали (Ленинградскому шоссе), обеспечить населению необходимые удобства и «более жилой характер архитектуры».
 
* * *
 
Резкий поворот в направленности архитектурного творчества наметился летом 1954 г. после решения МГК КПСС о работе мастерской № 5 Моспроекта, которую возглавлял тогда арх. Г. Захаров. Решением горкома партии руководителям АПУ и Моспроекта было поручено ускорить разработку и применение типовых проектов домов в Москве. Это указание ознаменовало собой вступление в новый этап развития советской архитектуры, началом которого является второе Всесоюзное совещание строителей, состоявшееся в декабре 1954 г. Многие творческие и научные работники архитектуры в тот момент не оценили значения правильной критики в адрес руководителя мастерской № 5 Моспроекта, не поняли того, что решение о переходе в московском строительстве на типовые проекты подвело черту под периодом развития архитектуры столицы, который начался летом 1932 г. — именно тогда постановлением Моссовета был узаконен принцип индивидуального проектирования зданий и размещения их по фронту улиц.
 
Тем не менее перестройка архитектурного творчества в Москве и других городах проходила очень медленно, с большой потерей времени. И хотя в 1955—1956 гг. были пересмотрены все ранее разработанные проекты и из них устранены явные архитектурные излишества, новые творческие принципы были осознаны не сразу. В первое время многие архитекторы, работающие над проблемами застройки Москвы, еще не уяснили того, что теперь нужно критически проверить все прежние приемы архитектурной реконструкции города, отказаться от дальнейшего уплотнения центральных районов столицы, отказаться от размещения жилищ рядом с шумными городскими проездами и приступить к труднейшему делу — проектированию не отдельного жилого комплекса или здания, а целого жилого района. Одновременно приходилось пересматривать почти все типы зданий в свете новых планировочных и конструктивных решений и требований индустриального строительства.
 
Процесс перестройки в архитектуре осложнялся устаревшими представлениями о структуре города. Важнейшим предметом творческих интересов, можно сказать, центральной проблемой застройки столицы, многие архитекторы продолжали считать парадную городскую магистраль. Жилой район мыслился еще «приложением» к магистрали, ее фоном. Так, например, в проекте магистрали «Север — Юг», переработанном в 1955—1956 гг. под руководством арх. 3. Розенфельда, из 600 тыс. м² жилой площади, намеченных к строительству в этом районе по плану шестой пятилетки, 250—300 тыс. м² размещалось в виде отдельных «вставок» на самой магистрали. И лишь в конце 1956 и в начале 1957 гг. мастерские Моспроекта стали сосредоточивать свои силы на главном направлении — на разработке проектов планировки и застройки новых жилых районов столицы.
 
К середине 50-х годов в Москве созрели реальные предпосылки для широкого разворота строительства новых жилищ. Одновременно с расширением объемов градостроительных работ шло ускоренное развитие индустриальной базы строительного производства и укрупнение строительных организаций. Создание в 1954 г. Главмосстроя (который возглавлял в то время В. А. Кучеренко) в короткий срок подтвердило экономическую целесообразность сосредоточения материально-технических ресурсов в руках одного мощного объединения строительных трестов и управлений.
 
В 1958 г. Главмосстроем были сооружены и введены в эксплуатацию: 1321 тыс. м² жилой площади, 34 школы на 25 870 учащихся, 14 больниц на 2 443 койки, 88 детских садов и яслей на 7 211 мест, 6 театров и кинотеатров на 5 458 мест. Помимо этого, были введены в действие еще несколько крупных объектов. За период с 1954 по 1958 г. заметно улучшились основные технико-экономические показатели деятельности этой организации. При росте общей численности рабочих за пятилетие с 27,3 до 49,5 тыс. человек (на 81%) годовая выработка на одного рабочего почти удвоилась, резко возрос уровень механизации строительных работ и использование основных механизмов.
 
Хотя процесс укрупнения строительства и ликвидации маломощных строительных контор еще нельзя считать завершенным (даже и в Москве), приводимые ниже данные наглядно свидетельствуют о бурном росте жилищного строительства в столице.
 
Ввод в эксплуатацию жилой площади за 1954—1959 гг. характеризуют следующие показатели:
 
 
За этими скупыми рядами цифр скрывается напряженный труд многочисленного коллектива строителей и проектировщиков столицы. Именно в эти годы произошли коренные перемены и в строительстве, и в методах проектирования. Резкое сокращение номенклатуры ранее применявшихся проектов и решительный переход к типовому проектированию позволили с 1957 г. перейти к строительству с широким использованием индустриальных конструкций. Благодаря этому быстро повышался процент сборности зданий, сократились сроки строительства. В 1959 г. в Москве строилось полносборных домов общей жилой площадью 1 млн. м².
 
Однако поворот к новому этапу реконструкции столицы сопровождался большими затруднениями, порожденными и неправильным, стародавним подходом к проектированию городской застройки.
 
Еще в 1957 г. более 50% вновь вводимой жилой площади давало строительство, которое размещалось не в новых районах Москвы, а на городских магистралях. Строительству мешала излишне широкая номенклатура конструкций, доходившая только по изделиям сборного железобетона до 800 типов. Проектные коллективы, застройщики, да и АПУ отдавали предпочтение домам в 8—10 этажей. В этих вопросах руководители АПУ занимали «среднюю линию», стремясь к заполнению участков на магистралях и лишь постепенно развертывая работы в новых районах. В связи с таким отношением к делу затруднялся переход к концентрированному строительству, к индустриальным конструкциям, в силу этого очень медленно снижалась стоимость строительных работ.
 
 
Диаграмма роста полносборного жилищного строительства в Москве в 1954—1959 гг.
Диаграмма роста полносборного жилищного строительства в Москве в 1954—1959 гг.
 
 
Многие из указанных особенностей перехода от старого к новому проявились и в застройке свободных городских территорий.
 
* * *
 
Для того чтобы понять своеобразие московского строительства 1955—1958 гг., обратимся к рассмотрению практики освоения участков в Юго-Западном районе столицы. Этот район заслуживает того, чтобы к нему присмотреться более внимательно. Тем более, что к этому обязывает нас и основная тема данного сборника.
 
Юго-Запад столицы — один из наглядных примеров величественного размаха и новой социальной сущности советского градостроительства. На обширной территории, прилегающей к излучине Москвы-реки, в послевоенные годы выполнены огромные капитальные работы по всем разделам городского хозяйства¹.
____________
¹ Проектные работы по планировке и застройке района выполнялись главным образом магистральной мастерской № 3 Моспроекта (руководитель — арх. Б. Мезенцев). До 1955 г. проектирование велось под руководством арх. А. Власова.
 
За последние годы (1954—1959) здесь построено для трудящихся Москвы около 1,5 млн. м² жилой площади. Жители Юго-Запада уже теперь обслуживаются развитой сетью культурно-бытовых учреждений. В ближайшие год—полтора здесь будут открыты еще десятки школ, детских садов, магазинов и столовых. Только в полосе застройки между проспектом Вернадского и 1-м Академическим проездом проложено до 20 км широких озелененных улиц, созданы укрупненные жилые кварталы с полным инженерным благоустройством. Население района обеспечено всеми видами современного городского транспорта. Вновь созданные Ленинский и Комсомольский проспекты и линия метрополитена прочно связали район с исторически сложившимся центральным массивом столицы. Выполнение такого объема градостроительных работ стало возможным лишь благодаря решительному переходу к индустриальным методам строительства и внедрению типовых конструкций и деталей заводского изготовления.
 
Этот район во многом отличается от жилой застройки предвоенных и первых послевоенных лет. Здесь нет сомкнутого строя домов, прикрывающего тесные дворы, что приносила с собой ранее применявшаяся ленточная обстройка магистралей. Свободное размещение зданий в кварталах Юго-Запада благоприятствует хорошему проветриванию застроенной территории. Для людей, переехавших сюда из ветхих неблагоустроенных жилищ, создана совершенно новая обстановка жизни. Все, что дано здесь человеку, говорит о гуманизме общественного строя.
 
Новая пространственная организация социалистических поселений (уменьшение плотности застройки, свободная компоновка объемов и т. д.), появившаяся в нашем градостроительстве еще в 20-х годах, получила в этом районе свое дальнейшее развитие. Находясь на Юго-Западе, вы испытываете ощущение необычайного простора. Можно не соглашаться с масштабом и структурой планировки, но в больших размерах зданий и широте градостроительного размаха угадываешь желание авторов оттенить особую роль района в перестроенной Москве.
 
Разнообразие впечатлений и глубинное раскрытие застройки, особенно заметные около Ломоносовского и Университетского проспектов, имеющих широкие бульвары, достигнуто за счет сопоставления величины и формы различных зданий. В промежутках между большими жилыми корпусами размещены общественные здания, и каждое из них имеет свои отличительные объемно-композиционные черты.
 
С того времени, когда на б. Боровском шоссе в 1952—1954 гг. вырос 14-этажный дом для работников МГУ, здесь произошли заметные изменения и в типах зданий. В кварталах Юго-Запада были построены сотни домов, более экономичных и простых по форме, гораздо лучше отвечающих потребностям населения. С 1955—1956 гг. приступили к строительству зданий из крупных бетонных блоков, хотя основным материалом для кладки стен по-прежнему оставался кирпич. В 1958—1959 гг. наряду с кирпичными домами в ряде кварталов возводятся пятиэтажные дома из керамзитобетонных панелей, дома с квартирами, предназначенными для заселения одной семьей. В развитии жилищного строительства, таким образом, сделан новый шаг.
 
И все же серьезные недостатки, связанные с устарелым подходом к проектированию, оставили свой резкий отпечаток на всей застройке Юго-Запада. Они ощущались в строительстве до последнего времени. Дело не только в том, что в течение ряда лет здесь строились дома-великаны с большим числом комнат, лишенных прямого солнечного света, особенно в угловых секциях. Плохо то, что и в 1959 г. во многих кварталах (например, в № 16, 18 и др.) строились такие же в принципе дома высотой в 8—9 этажей. Многоэтажные громады менее выгодны экономически как по первоначальным затратам, так и в последующей эксплуатации. Их возведение требует громоздких подъемных средств. Они по-прежнему несут в себе отрицательные черты чрезмерной монументализации жилой застройки.
 
Первоначальный замысел планировки Юго-Запада, как известно, сложился еще в начале 50-х годов. К сожалению, в то время творчество архитекторов находилось под влиянием старых градостроительных представлений и композиционных приемов. Как это ни странно, многие из нас, архитекторов и научных работников, тогда не понимали того простого факта, что за минувшее столетие вся обстановка жизни в современном городе изменилась коренным образом. Это тем более относится к городу социалистическому.
 
Непрерывный рост промышленности, населения городов и городского движения, особенно в связи с развитием автомобилизма, все более затрудняют условия проживания людей в крупных городах и требуют принципиально нового формирования застройки. Отсутствие социальных противоречий в советском градостроительстве позволяет нам находить планировочные решения без ущерба для здоровья населения, последовательно устраняя пороки в структуре городов и системах путей сообщений, унаследованных от прошлого. Другое дело, как эти возможности реализуются.
 
Передовые взгляды на застройку городских районов, возникшие еще в первые годы индустриализации в нашей стране, имеют прямую связь с нынешним направлением градостроительства, вполне определившимся в 1955—1956 гг.
 
Планировка современного города предполагает равномерное и удобное размещение на территории района обслуживающих учреждений повседневного пользования, озеленения и физкультурных площадок. При этом жилая застройка должна быть защищена от вредного воздействия городского транспорта. На территории микрорайонов недопустимы проезды для транзитного движения. Всем этим и определяется возможность рациональной организации микрорайонов и системы магистральных улиц. Эти взгляды на город возникли у нас давно и подтверждены всем историческим опытом советской архитектуры.
 
Ошибочное понимание «неизменных» качеств прежней регулярной городской застройки с подчеркнутыми осями симметрии и т. п. оказалось помехой и при разработке планировочной структуры Юго-Запада. Крупный масштаб нового комплекса университетских зданий был механически перенесен на весь генеральный план района с его обширной территорией величиной около 3 тыс. га. Жесткая прямолинейная сетка проездов и кварталов также с чрезмерно укрупненной и во многих случаях полузамкнутой блокировкой домов навязана холмистому рельефу района. Недооценка характерных особенностей топографии местности и нетворческое их использование — один из самых досадных изъянов объемно-планировочного построения района. И хотя на втором этапе застройки Юго-Запада, начавшемся с 1955 г., работники мастерских Моспроекта внесли ряд полезных поправок в структуру отдельных кварталов, общий костяк планировки все же был оставлен без изменения.
 
В чем же выражаются конкретно недостатки планировки и застройки Юго-Запада?
 
Необычайно крупные кварталы (до 40—50 га и более) не обладают структурными качествами микрорайонов. Периметральная обстройка лишила возможности разместить дома небольшими архитектурно-организованными группами с тупиковыми заездами, в должной мере обособленными от школ и других культурно-бытовых зданий. Магазины, как правило, размещенные в первых этажах, загружаются товарами со стороны жилых дворов. Территории кварталов излишне насыщены сквозными проездами, каждый корпус стоит в кольце широких автомобильных дорог.
 
Большое значение Юго-Запада в планировочной структуре будущей Москвы авторы явно стремились выразить укрупненным масштабом застройки. Но для выявления этого были вовсе не обязательны жесткая геометричность планировочной канвы, периметральная застройка и замкнутые пространства при блокировке корпусов.
 
 
Схема планировки Юго-Западного района (с показом осей симметрии планировки кварталов № 1—2, 13 и 14)
Схема планировки Юго-Западного района (с показом осей симметрии планировки кварталов № 1—2, 13 и 14)
 
 
Размещение зданий строго по осям симметрии казалось авторам наиболее привлекательным. Строго симметричную планировку имеет, например, огромный квартал № 1—2 площадью в 50 га. Не менее искусственной является и «продольная ось», идущая по целой группе кварталов (№ 1—2, 13, 14), задуманная вопреки тому, что эти кварталы разделены между собой широкими улицами и различаются но характеру рельефа. Перепад отметок в ряде кварталов составляет 20 м и более, и чтобы «приспособить» природу к архитектурному замыслу, пришлось производить подсыпки и срезки грунта в пределах от 1,5 до 3 м. Такое игнорирование особенностей рельефа обошлось государству очень дорого и превратилось в помеху при выращивании насаждений.
 
С этим связан и характер озеленения жилых территорий ряда кварталов. Площадь озеленения в расчете на одного жителя достаточно большая, но ею распорядились в большинстве случаев крайне неумело. Ни в одном квартале из числа построенных за последние годы нет своего отдельного развитого сада с необходимым набором площадок для отдыха и спорта. Некоторое исключение представляет собой квартал № 13.
 
Пространство между зданиями расчленено на прямоугольные расчерченные под линейку газоны, а для игр детей и молодежи остались главным образом участки, покрытые бетоном и асфальтом. При этом не следует забывать того, что плотность жилого фонда (нетто) составляет в кварталах Юго-Запада, как правило, 6 тыс. м²/га. Отвлеченно-геометрический рисунок планировки многих участков территории не отвечает их конкретно-жизненному назначению. Не чувствуются, что здесь учтены запросы различных возрастных групп населения.
 
 
9-й квартал Новых Черемушек. Общий вид жилой застройки
9-й квартал Новых Черемушек. Общий вид жилой застройки
 
 
Новые Черемушки. План кварталов № 9, 11 и 12
Новые Черемушки. План кварталов № 9, 11 и 12
 
 
Войдя в любой из кварталов Юго-Запада, созданных за последние годы, замечаешь, что все это уже встречалось не один раз, ты не видишь того неповторимо особенного, что отличает, например, жилую застройку 9-го квартала в Новых Черемушках. Нет запоминающихся примеров компоновки зданий, заботливо благоустроенных дворов с приятными очертаниями плескательных бассейнов, с живописным рисунком удобно расположенных дорожек и массивов зелени. Трудно понять, почему опыт создания 9-го квартала Новых Черемушек долго остается неиспользованным; казалось бы, хороший почин надо было поддержать.
 
 
9-й квартал Новых Черемушек. Жилой двор
9-й квартал Новых Черемушек. Жилой двор
 
 
Не осознав вовремя новых требований к типам зданий и приемам застройки и допустив неэкономные планировочные решения (удельный вес жилых территорий составляет в общем балансе ныне застроенной восточной части района около 50%), руководители проектирования, да и многие авторы, весьма неуверенно использовали и выразительные возможности цвета. Проходя по 13, 14, 18-му и другим кварталам широко раскинувшегося района, видишь, что в распоряжении зодчих были многообразные средства для полноценных цветовых композиций. Но различные цветовые решения все же не создали цельной картины. Так, в квартале № 13 еще на первой стадии освоения района был построен крупный жилой комплекс (блоки «А» и «Б») с просторными и образцово озелененными дворами. Примененная в кладке наружных стен этих корпусов приятная по тону и прочная керамика была бы очень уместной в цветовых сочетаниях всей последующей застройки. Но этот великолепный материал не был использован. Основная магистраль района оказалась однообразной и по объемно-планировочной структуре, и по расцветке зданий.
 
 
9-й квартал Новых Черемушек. Дома со стороны 1-й Черемушкинской улицы
9-й квартал Новых Черемушек. Дома со стороны 1-й Черемушкинской улицы
 
 
Само собой разумеется, что забвение многообразных запросов человека, прежде всего связанных с удобствами для его жизни, уводит и от плодотворных поисков социалистического архитектурного стиля. Задача современного градостроителя заключается не в том, чтобы обстроить улицу зданиями одной и той же объемной формы, пусть даже очищенной от излишних деталей. Подлинно творческий путь должен вести к тому, чтобы создавалось пластическое и пространственное многообразие за счет самого расположения типовых зданий в соединении с необходимым благоустройством. Было бы неверным считать, что это несовместимо с типизацией строительства. Разумеется, в некоторых случаях в зависимости от конкретной градостроительной ситуации возможна расстановка многосекционных домов и по фронту жилой улицы при условии защиты жилищ плотной полосой высоких насаждений.
 
Резко выраженный, волнистый продольный профиль основной магистрали Юго-Запада подсказывал целесообразность возведения зданий различной длины и этажности, а не одинаковых корпусов каждый протяженностью до двухсот метров. Не мудрено, что разность «красных» отметок по концам многих домов составляет здесь три—четыре метра.
 
 
Юго-Западный район. Профили Ленинского и Университетского проспектов
Юго-Западный район. Профили Ленинского и Университетского проспектов
 
 
Ленинский проспект имеет огромную стометровую ширину, но его поперечный профиль, расчлененный на 15 полос проездов, тротуаров, пешеходных дорог и озеленения, убедительно показывает, как дорого обошлось здесь благоустройство и как эта многополосность, в конце концов, невыгодна во всех отношениях. Зеленым насаждениям отведено свыше трети всей поверхности проспекта, но они представляют собой семь узких газонных полосок с продольными, разобщенными рядами древесных посадок. Понятно, что из-за такой дробности озеленения снижается эффективность защиты жилищ от шума, пыли и газов.
 
 
Юго-Западный район. Общий вид Ленинского проспекта в сторону центра города
Юго-Западный район. Общий вид Ленинского проспекта в сторону центра города
 
 
Нет логики в общем построении проспекта в свете современных требований организации и безопасности городского движения. На первый взгляд, два средних полотна проезжей части с разделительной полосой шириной 8 м, кажутся вполне уместными. Они предназначены для скоростного движения. Но эта привлекающая новизной «автострадность» находится в разладе с основной функцией проспекта — оживленной артерией густонаселенного жилого района (уже сейчас в зоне этой магистрали проживает около 200 тыс. человек). Кроме того, эта артерия пересекается в одном уровне рядом поперечных проездов, в том числе Ломоносовским проспектом — составной частью будущей кольцевой магистрали общегородского значения.
 
* * *
 
Бо́льшая часть сказанного выше относится не только к Юго-Западу. За последние три года мастерскими Моспроекта с участием Института генплана разработаны проекты ряда новых районов столицы. В той или иной мере в них и теперь присутствуют приметы догматизма и шаблона в планировке. В чем они особенно проявились? Широкая сквозная магистраль прорезает массив района, и на эту «беспокойную» ось нанизываются жилые кварталы. Многие километры узких лент зелени, толкуемые в проектах как средство защиты жилья от шумных и пыльных проездов, не меняют существа дела. Поэтому надо решительнее переводить транзитное движение на обходные линии, минуя жилые районы, и создавать между микрорайонами и грузонапряженными магистралями широкие зеленые полосы. Удобство и красота в градостроительстве не должны входить в противоречие. Нельзя приносить здоровье людей в жертву «красоте» застройки. Именно об этих моментах нужно неустанно помнить, когда возникает речь о жизни людей в крупных городах и когда мы видим перед собой проект нового городского района.
 
Переключение сил на освоение свободных территорий с целью развертывания здесь строительства жилищ в больших масштабах было давно назревшим делом. С этим связан и переход к более прогрессивному этапу развития столицы. Но, как показывает пример Юго-Запада и опыт проектирования новых районов в 1957—1958 гг., творческое мышление архитектора до последнего времени обременялось некоторыми старыми представлениями. С другой стороны, стало очевидно, что теперь от архитектора требуются еще более высокие творческие и деловые качества — требуется мастерство градостроителя.
 
Хотя в прошлом мы часто декларировали первостепенное значение комплексной застройки магистралей и прилегающих к ним кварталов, однако большинство работников системы АПУ Мосгорисполкома до 1954—1955 гг. фактически занималось проектированием отдельных зданий (пусть даже крупных) или в лучшем случае ряда зданий, размещенных на разрозненных участках по фронту улицы. Теперь в каждом из новых районов, отстоящих от центра города на 10—15 км, нужно создать для десятков тысяч людей наиболее благоприятные условия жизни при наименьших затратах государственных средств. При этом возникла необходимость обстоятельно изучать все местные особенности застраиваемых территорий, которые лишь относительно являются свободными.
 
 
Юго-Западный район. Общий вид Ленинского проспекта со стороны пл. Калужской заставы
Юго-Западный район. Общий вид Ленинского проспекта со стороны пл. Калужской заставы
 
 
За последние два—три десятилетия на этих землях постепенно расширялись старые поселения (пригородные поселки), кроме того, здесь возникло немало производственных, складских и всяких иных сооружений и выработок, оставшихся от карьеров. В большинстве случаев свободные участки входят в состав земельного фонда колхозов, совхозов и других хозяйств, имеющих существенное значение для жизни столицы. Это осложняет градостроительные условия. Если учесть также, что проектирование новых районов велось в условиях меняющейся номенклатуры типовых проектов, которая в эти годы несколько раз радикально пересматривалась, то можно легко представить себе общую обстановку.
 
В отдельных статьях настоящего сборника с возможной степенью полноты выявлены специфические особенности планировки в каждом районе, сложившиеся под влиянием местной ситуации и индивидуальных приемов проектирования, выбранных тем или иным авторским коллективом. В задачу данной статьи входит рассмотрение некоторых вопросов, имеющих значение при оценке опыта проектирования большинства новых районов столицы, к строительству которых приступили в 1957—1958 гг.
 
При всех недоработках, которые выявились в ходе составления проектов планировки и застройки, следует отметить, что новые районы Москвы являются наглядным выражением перехода советского общества к новому периоду социалистического строительства. Возросшая мощь государства позволила приступить к осуществлению нового этапа застройки столицы СССР, к улучшению ее структуры в соответствии с укладом жизни социалистического общества. Наряду с продолжающейся застройкой таких «старых» районов, как Юго-Западный, Новые Черемушки, Текстильщики, Октябрьское поле и др., где освоены уже обширные территории, за последние два года начато строительство в ряде новых районов, с перспективой развития каждого до 400—600 га.
 
Отличительная особенность всех намеченных под застройку территорий — весьма благоприятные природные условия для селитьбы: здоровая сухая местность, в большинство случаев находящаяся вблизи водоемов, больших парков и лесопарков. Вместе с тем будущие поселения москвичей расположены в достаточном удалении от крупных предприятий — источников загрязнения воздушной среды. Некоторые районы уже теперь имеют линии метрополитена (Юго-Запад, Измайлово, Мазилово и др.), в ряде других метрополитен будет сооружен в течение ближайших лет (Новые Черемушки, Хорошево—Мневники и др.).
 
Принципиальной особенностью почти всех без исключения новых районов Москвы является застройка их благоустроенными жилыми комплексами каждый на 200—300 квартир, свободно сгруппированными вокруг садов. Наряду с этим между группами жилых домов равномерно размещены здания школ, детских учреждений и магазинов. Во многих кварталах есть спортивные сооружения, хозблоки и т. п. Радует и то, что в большинстве проектов внимательно продуманы основные моменты планировки — удобный подход к каждому зданию при ограниченном количестве сквозных проездов, благоприятные условия для проветривания застроенных участков. Важно также, что планировочные решения весьма разнообразны по форме и проникнуты стремлением создать наибольшие удобства для жизни различных возрастных групп населения. Всюду есть просторные полуоткрытые дворы, как правило, обращенные в южную сторону. Школы, детские сады и другие общественные здания достаточно обособлены от жилищ, еще заметнее выделены участки магазинов, поставленных по фронту городских проездов с небольшим отступом от «красной линии».
 
 
Схематический план существующих и проектируемых линий Московского метрополитена
Схематический план существующих и проектируемых линий Московского метрополитена
 
 
Помимо парков районного значения, во многих микрорайонах и крупных кварталах намечено создать общественные сады. Много труда вложено авторами в поиски наиболее удобной и простой связи между различными зонами жилого района и микрорайона. В течение полутора—двух лет творческие коллективы настойчиво совершенствовали планировку, отыскивая наилучшее воплощение в ней социальных запросов народа.
 
Эти общие черты, в той или иной мере присущие всем рассматриваемым районам, нашли конкретное индивидуальное выражение в каждом из них. Обратимся к тому, как в каждом районе реализованы градостроительные возможности и о чем говорят основные показатели планировки.
 
Показатели планировки некоторых новых районов Москвы (по проектам 1957—1959 гг.)
 
 
Надо иметь в виду, что реальная обстановка формирования этих районов различна, но сопоставление приводимых ниже показателей позволяет судить не только о величине районов, но и о некоторых общих условиях (плотность жилого фонда, норма озеленения и др.), которые предусмотрены для жизни людей в том или ином проекте. Сравнение показателей помогает уяснить и экономическую сторону решения этой задачи.
 
Сравнение приведенных выше данных, скажем, по плотности жилого фонда, взятой в данном случае по отношению ко всей селитебной территории, показывает, что средняя плотность населения в этих районах (при норме 9 м² на человека) запроектирована в пределах 180—250 человек на 1 га. Исключением является показатель плотности по Фили—Мазилово, где в баланс территории входит площадь большого оврага, которую авторы наметили использовать под озеленение.
 
Если учесть, что суммарная площадь проездов и зеленых насаждений общественного пользования занимает в балансе селитебной территории около 40%, то плотность населения в жилых кварталах составит 300—400 человек на гектар. При этом следует иметь в виду, что в ближайшие годы интенсивность заселения районов фактически будет выше проектной на 20—25%. Такой подход авторов к использованию территорий под жилую застройку можно признать приемлемым — нельзя отрываться от реальной экономической обстановки.
 
Показатели удельного веса площадей и улиц в общем балансе селитебной территории достаточно экономичны. В соответствующей строке таблицы выделяются показатели районов Хорошево—Мневники, Новые Кузьминки и Фили—Мазилово. Они являются результатом изрезанности этих районов проездами общегородского значения, неблагоприятно отразившейся на их структуре. В таких случаях, когда задание на проектирование осложняется исходными данными, тем более важно, чтобы авторы планировки изыскивали наиболее экономичные решения планировки и застройки. Сравнительно невелика фактическая норма зеленых насаждений. Высокий показатель по Фили—Мазилово объясняется тем обстоятельством, о котором мы уже говорили. Правда, при оценке озеленения следует помнить о том, что почти каждый из рассматриваемых районов примыкает к большому лесопарку.
 
Весьма важно установить, в какой мере структура этих новых жилых образований соответствует современным представлениям о городском районе. Иначе говоря, удалось ли создать в них слаженную систему жилых районов и микрорайонов. При этом нельзя забывать о том, что градостроитель сейчас стремится к тому, чтобы застройка всего района была органически цельна, удобна для жизни, выгодна в процессе строительства и эксплуатации, основывалась на использовании прогрессивных технических решений и в то же время была бы художественно выразительной. Нельзя забывать и о зонировании застройки по ее функциональным особенностям.
 
Стремление к выражению всех этих требований чувствуется в каждом проекте планировки, хотя достигнутые результаты различны по своему качественному уровню. При многих отмеченных выше достоинствах в планировке районов все же имеются недостатки и недоработки.
 
В ходе проектирования новых районов, как уже отмечалось выше, архитектурные мастерские столкнулись с рядом сложных вопросов. Направленность, которую имел генплан 1935 г., во многом и теперь ограничивает творческую инициативу проектировщиков. Более четверти века назад, когда велась разработка генерального плана столицы, планировщик мало позаботился о том, чтобы оградить будущие жилые территории от транзитных проездов. Линии транспортных магистралей были закреплены реальными сооружениями, а если та или иная транзитная магистраль еще не начата строительством, то она уже прочно связана в проектах с другими инженерными коммуникациями. Поэтому авторы новых планировочных проектов вынуждены теперь принимать как нечто обязательное сквозные транзитные проезды, идущие по радиальным направлениям из Москвы. Каждый из районов рассечен одной — двумя транспортными магистралями общегородского значения. Трассы этих магистралей, линий электропередач, мощных водоводов, газовых магистралей и т. п. образовали собой жесткий каркас, связанный с сеткой «красных линий», разработанной Институтом генплана. Некоторые мастерские Моспроекта пытались как-то смягчить жесткий остов планировки, там, где это возможно, оживить рисунок направления улиц, отойти от резко выраженной ортогональности начертания проездов и кварталов, но добиться этого удалось лишь в отдельных случаях.
 
* * *
 
Анализ индивидуальных структурных особенностей каждого из пяти районов позволяет сказать, что здесь представлено несколько видов городских районов. Рассмотрим вкратце их типологическое содержание, начав с наименьшего по величине планировочного образования и перейдя затем к более современным и развитым структурам.
 
Район Фили—Мазилово — наименьший по площади — состоит из семи отдельных кварталов, причем ни один из них не имеет всей совокупности признаков микрорайона, несмотря на то, что здесь есть и крупные кварталы. Величина их колеблется в пределах 8,2—23,2 га.
 
Не образуют микрорайона и любые два—три квартала, расположенные по соседству, поскольку они отделены друг от друга оживленными транспортными проездами. К тому же территория всего района расчленена на две части оврагом — поймой речки Фильки и проходящей вдоль нее наземной линией метрополитена в сторону Кунцево.
 
Все эти обстоятельства — резко выраженные особенности рельефа, существующая городская застройка, а также и самый подход авторов к решению планировочных задач — не привели здесь к созданию целостного района. Однако нельзя отрицать того, что авторский коллектив довольно удачно объединил разрозненные части территории парковой зоной, разместив в ней общественные здания и предусмотрев создание пруда. Если эти трудоемкие работы будут выполнены быстро и на хорошем уровне, жилой район Фили—Мазилово будет иметь необходимые качества.
 
Северное Измайлово и Новые Кузьминки представляют собой по величине и особенностям построения более крупные городские районы. Общим для них, как и для района Фили—Мазилово, является близкое расположение лесопарков. Первый из них имеет 14 кварталов, второй — 13. Организация планировки здесь гораздо более соответствует понятию микрорайона, что является характерным для этих районов. Кварталы здесь имеют компактную форму, близкую к квадрату, и отличаются значительной величиной (12—30 га и более). В них проведено отчетливое зонирование по видам застройки и созданы укрупненные массивы зеленых насаждений — внутриквартальные сады. Обычно в этих укрупненных кварталах — микрорайонах — предусмотрена развитая сеть обслуживающих учреждений. В отдельных случаях встречаются микрорайоны, состоящие из двух кварталов; например, такой микрорайон площадью почти в 40 га запроектирован в Северном Измайлове. Однако в этих двух городских районах имеются кварталы, небольшие по площади (5—13 га) и не обеспеченные необходимыми видами культурно-бытового и коммунального обслуживания.
 
Таким образом, Северное Измайлово и Новые Кузьминки, наряду с имеющимися чертами современности, в известной мере представляют собой механическое соединение разнородных планировочных элементов.
 
Хорошево—Мневники представляет собой еще более крупный городской район, состоящий из пяти групп кварталов — жилых районов. Огромная территория этого района (675 га) разделена существующими магистралями общегородского значения на пять обособленных частей. Этим и близостью к Москве-реке определяется специфика структуры района. Разумеется, изрезанность территории проездами для грузового движения порождает некоторую дробность композиции планировки и создает неблагоприятные условия для культурно-бытового обслуживания населения. Дальнейшая работа по совершенствованию общей структуры этого района, думается, должна быть направлена прежде всего на улучшение каждого жилого района как отдельного самостоятельного организма. В ряде случаев есть возможность продолжить поиски более естественного начертания жилых улиц, прогулочных дорог и т. д., сообразуясь при этом с природными особенностями территории. В данных условиях централизация всего городского района представляется нам искусственной, а такая тенденция в проекте планировки заметна.
 
Положительным в планировке этого района следует признать организацию укрупненных кварталов — микрорайонов. Из общего числа 22 кварталов в Хорошево — Мневниках запроектировано около 15 жилых микрорайонов величиной в 20—40 га и более. Почти в каждом из них предусмотрены группы необходимых зданий и микрорайонный сад с площадками для спорта.
 
Существенной особенностью территории района, как уже отмечалось, является наличие в нем прибрежной полосы, имеющей большое значение для организации отдыха и водного спорта. Большие возможности таит в себе прибрежная возвышенность для создания пространственно-выразительной застройки. Эта особенность топографии местности авторами проекта не оставлена без внимания, но окончательных архитектурных решений еще не найдено.
 
 
Новые Кузьминки. Рисунок к проекту застройки. 1958 г.
Новые Кузьминки. Рисунок к проекту застройки. 1958 г.
 
 
Хорошево—Мневники. Рисунок к проекту застройки. 1958 г.
Хорошево—Мневники. Рисунок к проекту застройки. 1958 г.
 
 
Весьма своеобразно задумано построение также очень крупного городского района — Волхонка—ЗИЛ. К его характерным признакам следует отнести прежде всего обособленное расположение района по отношению к транзитной магистрали — Варшавскому шоссе, удаленность от главного массива застройки Москвы и четко выраженное членение нового селитебного образования на самостоятельные жилые районы. Благодаря такой организации появилась возможность для создания пяти жилых районов по типу развитых микрорайонов.
 
Основных жилых районов здесь четыре, размером 60—90 га. Каждый из них состоит из нескольких кварталов, причем кварталы здесь трактованы как части целого — они отделены друг от друга жилыми улицами. Авторы проекта позаботились о том, чтобы каждый жилой район имел все необходимые удобства и сеть учреждений повседневного культурно-бытового обслуживания, свой парк, комплексы спортивных сооружений и т. д.
 
Несомненным достоинством структуры этого городского района является отход от нарочитой регулярности застройки, соответствие трассировки проездов характеру рельефа (правда, не во всех случаях). Правильно, что авторы стремились к разнообразию приемов группировки сооружений; при типовом строительстве это имеет особо важное значение.
 
Однако привлекающая на первый взгляд новизной структура района Волхонка — ЗИЛ не свободна от существенных недостатков. Система жилых улиц каждой группы кварталов предусматривает возможность сквозного проезда автомобильного транспорта по территории жилых районов. А это как раз и плохо, особенно, если принять во внимание, что здесь имеется 50% сравнительно небольших кварталов (площадью до 12 га), в которых, как известно, нельзя создать законченного комплекса обслуживания. Таким образом, принцип микрорайонирования застройки в данном случае нельзя признать проведенным в полной мере и последовательно. В статье «Волхонка — ЗИЛ» данного сборника отмечаются и другие погрешности, например нарочитая фронтальность застройки многих улиц района и их преувеличенная ширина.
 
Детальное рассмотрение планировки каждого из районов показывает, что авторские коллективы мастерских Моспроекта совместно с работниками Института генплана добились больших творческих успехов. В целом проекты районов гораздо полнее учитывают жизненные запросы городского населения, требования экономичности и комплексности застройки, особенности конкретной градостроительной ситуации. Все это, несомненно, есть в проектах застройки новых районов.
 
Планировочные решения районов отличаются неукоснительным применением типовых проектов жилых и общественных зданий. Авторы исходили из использования минимального набора типов зданий. Современный типовой дом — простой четкий прямоугольник — размещается на участке таким образом, чтобы жилые помещения были облучены прямым солнечным светом. Это, разумеется, одно из первых условий планировочной композиции, но этим не ограничивается творческая задача современного градостроителя.
 
Ныне, проектируя жилые районы, градостроители стремятся к созданию удобных, светлых, красиво сгруппированных зданий, окруженных зеленью, к организации просторных дворов и внутриквартальных садов, где человек может иметь постоянно чистый воздух и покой, занимаясь в часы отдыха спортом и другими культурными развлечениями. Преодолеть подъем к вершинам социалистического архитектурного стиля — это значит быстрее приблизиться к тем дням, когда в жилых районах должны занять подобающее место не только школа, детский сад-ясли, магазин и гараж, но и экономичное клубное здание, плавательный бассейн и многое другое. Каждый застроенный жилой район мы хотим видеть неповторимо особенным по структуре и облику. Выполнение этой задачи возможно при условии типизации строительства, его индустриализации и экономичности.
 
Понятно, что в свете более высоких требований в рассмотренных проектах планировки имеются и недоработки.
 
Следует особенно остановиться на том, в какой мере удалось авторам сформировать районы как систему микрорайонов и есть ли в планировке всех крупных кварталов качества микрорайона.
 
Анализ планировочных замыслов по новым районам Москвы в том виде, как они обрисовались к началу 1959 г., показывает, что эта задача еще не решена градостроителями.
 
Многие укрупненные кварталы как в новых районах Москвы, так и в ранее освоенных несут в себе некоторую двойственность. С одной стороны, они состоят из крупных жилых комплексов и обеспечены сетью культурно-бытовых зданий, внутриквартальными садами и т. п., благодаря чему их можно считать микрорайонами. Эти крупные кварталы бесспорно имеют существенные отличия от прежних кварталов средней величины. В то же время еще широко применяются осевые построения планировки и создание «лицевой композиции». Не получили естественного выражения и зонирование застройки, и свободное размещение зданий, различных по этажности и назначению. Главным образом поэтому некоторые крупные кварталы и в новых районах столицы имеют со стороны городских улиц преимущественно периметральную застройку, хотя в этом зачастую и не было никакой необходимости.
 
В большинстве районов, особенно на первой стадии их проектирования в 1956—1957 гг., архитекторы намечали обычно общерайонные общественные центры около «главной» улицы, забывая о том, что эта улица в большинстве случаев является оживленной транзитной магистралью.
 
Зарезервированные территории для районных центров во всех районах, как правило, завышены. Так, в Новых Кузьминках для центральной площади с Домом культуры отведено около 10 га. В проекте района Хорошево — Мневники авторы приложили много усилий, чтобы обеспечить безопасность передвижения пешеходов в месте пересечения одной из улиц с напряженной транспортной артерией, около которой задумано создать районный центр. А между тем напрашивается совсем иное решение: спроектировать в этом городском районе два-три небольших самостоятельных центра, поскольку селитебная территория расчленена на несколько обособленных частей.
 
С прежними подходами к пониманию структуры города связана и трактовка сквозных магистралей, проходящих по территории новых районов. Прежде всего возникает сомнение в обоснованности ширины таких магистралей. Обычно она доходит до 100 м. Особые возражения вызывает организация транспортной магистрали как представительной улицы городского района. В первых вариантах планировки Северного Измайлова, Фили—Мазилова и других районов, разработанных в 1957 г., по фронту главных улиц было размещено большое количество восьмиэтажных домов. В последующих вариантах проектов, разработанных после третьего Всесоюзного совещания по строительству (апрель 1958 г.) стали применять преимущественно пятиэтажные дома, а самые жилища отдалять от шумных городских проездов. Однако некоторые авторы и после этого не освободились от гипноза «импозантной» улицы. В этом как раз и выражается недопонимание главного в характере новых жилых районов столицы. Мы все еще забываем, подчеркнем еще раз, что жилища людей должны быть всемерно ограждены от пыли и шума оживленных городских проездов.
 
Было бы неправильным переносить в новые поселения те же градостроительные формы, которые под давлением многих экономических и исторических причин сложились в застройке старых городских районов Москвы. Надо отойти от прежних взглядов на структуру города.
 
* * *
 
Обратимся теперь к тому, как решались в рассматриваемых проектах вопросы этажности застройки, плотности жилого фонда и использования типовых зданий. Частично эти важные моменты были затронуты нами при оценке технико-экономических показателей планировки районов в целом. Приводимые ниже данные по ряду укрупненных кварталов позволяют уяснить подход проектировщиков к застройке жилых территорий.
 
Известно, что до 1959 г. (до опубликования «Правил и норм планировки и застройки городов») при разработке проектов планировки применялись более высокие нормативы плотности жилого фонда. В силу этого, например, в эскизном проекте планировки района Фили — Мазилово, разработанном в начале 1957 г., средняя плотность жилого фонда составляла 5 244 м²/га жилой территории.
 
 
 
 
В связи с тем, что кварталы района стали застраиваться по новому проекту домами в пять этажей, плотность жилого фонда снизилась до 4 400 м²/га.
 
Такие же изменения произошли после переработки проектов и по другим новым районам. Эти изменения в целом имеют положительное значение — и в смысле улучшения условий жизни на вновь застраиваемых территориях, а также и потому, что пятиэтажные дома более выгодны и в строительстве и в эксплуатации.
 
Средняя величина плотности жилого фонда на 1 га территории кварталов (так называемая плотность брутто), как видно из таблицы, составляет несколько более 3000 м², что в основном соответствует действующим нормам. Вместе с тем фактические показатели плотности жилого фонда свидетельствуют о том, что при смешанной этажности застройки (пять и восемь этажей) некоторые авторы допускали плотности значительно ниже минимума, установленного «Правилами и нормами планировки и застройки городов». Большая трудоемкость освоения новых московских районов, капитальный характер вновь создаваемого инженерного благоустройства и другие причины вынуждают нас сейчас строго придерживаться утвержденных Госстроем СССР нормативов плотности жилого фонда.
 
Опыт проектирования новых московских районов напоминает нам о желательности применения в ряде случаев смешанной жилой застройки.
 
В ближайшие годы основным типом дома будет многосекционный пятиэтажный дом, но его следует считать в нашем жилищном строительстве переходным типом здания. В условиях заводского производства конструкций и деталей дома в пять этажей наиболее выгодны. В будущем мы, очевидно, станем отдавать предпочтение четырхэтажному безлифтовому дому. Весьма возможно, что в недалеком времени одним из желательных типов жилищ (и не только в малых городах и поселках) будут двухэтажные дома. Думается, что уже теперь при проектировании следующей группы новых жилых районов, гораздо более удаленных от центрального массива города, следовало бы вводить в застройку малоэтажные дома блокированного типа. Мы видим в этом один из путей снижения стоимости строительства и улучшения условий жизни населения.
 
Вызывает большое сомнение и то, что планировка многих кварталов в новых районах Москвы основана на использовании одного типа дома, повторяемого в квартале десятки раз. Не исключая возможности создания целостных композиций путем использования одного типа дома вместе с типовыми зданиями общественного назначения, было бы, однако, неправильным при планировке укрупненного микрорайона исходить из одного типа жилого дома с одним и тем же числом секций. Между тем именно такой недостаток присущ, например, кварталу № 75 в районе Хорошево — Мневники, хотя примененный здесь тип крупнопанельного дома обещает стать весьма распространенным в нашем строительстве.
 
В проектах некоторых кварталов районов Волхонка — ЗИЛ, Новые Кузьминки, Фили—Мазилово и др. встречаются приемы нарочито свободного размещения домов якобы в целях использования особенностей рельефа местности. Однако изучение местной ситуации показывает, что в отдельных случаях, скажем, веерообразное размещение зданий или постановка их под случайным углом к направлению улицы не вызывались необходимостью. Известно, что такое размещение создает ряд неудобств и в строительстве. Наряду с этим в некоторых кварталах целые группы совершенно одинаковых зданий поставлены в метрическом порядке, свидетельствуя о механическом подходе к решению сложных творческих задач.
 
Поняв последствия догматизации периметральной планировки, мы не должны вместе с тем возвращаться к тем временам, когда дома-близнецы выстраивались по фронту улицы ровными рядами. Схематизм строчной застройки и глубоко продуманная расстановка типовых домов и общественных зданий в виде разнообразных групп — это разные вещи.
 
В некоторых проектах неудачно решена композиция застройки на перекрестках улиц. Вряд ли надо доказывать, что четыре одинаковые торцовые стены, обращенные к перекрестку, не образуют собой выразительной пространственной композиции. Подробная характеристика каждого района дана в соответствующих статьях сборника.
 
* * *
 
Остановимся более детально на вопросах экономичности застройки. В проектах новых районов имеются несомненные достижения и в удешевлении строительства, однако эта существенная сторона дела все еще недооценивается при проектировании. Сметно-финансовые расчеты, выполненные по каждому району в целом на первой стадии проектно-планировочных работ, слишком приблизительны. Не были подкреплены обстоятельными расчетами условия будущей эксплуатации застройки. В расчетах также отсутствуют ожидаемые расходы общественного труда и других ресурсов, приходящихся на одну квартиру и на одного жителя, на стадии строительства и в ходе использования построенных объектов.
 
У нас принято думать, что экономическое сравнение вариантов проектных решений необходимо только по разделам инженерных сетей и вертикальной планировки. Авторы еще мало считаются с технико-экономическими данными архитектурно-планировочных решений. А между тем без этого архитектор не может стать градостроителем. Нельзя ограничиваться соображениями, основанными только на интуиции.
 
Выработанные многолетним опытом технико-экономические показатели (процент застройки, плотность жилого фонда, показатели сетевого обслуживания и т. д.) необходимы при проверке экономичности планировки. Но, как показало изучение проектных материалов, здесь тоже не все благополучно. Мастерские Моспроекта не применяют единой методики технико-экономических подсчетов. Не практикуется и анализ фактических затрат на строительство в целом и по видам застройки (скажем, по району Песчаных улиц, Новым Черемушкам и др.), хотя сопоставление сметных расчетов с реальными затратами и дало бы возможность вникать в конкретную экономику застройки.
 
Более углубленная и всесторонняя оценка экономичности застройки заключается в проверке всей работы по ряду новых критериев. Возьмем, например, вопрос о сетях культурно-бытовых учреждений. Исходя из самых лучших побуждений — улучшить бытовое обслуживание жителей района или квартала, авторы стремились достичь нормированного количества мест детских учреждений, желательной мощности торговых предприятий и полного охвата населения всеми видами обслуживания. Это, безусловно, хорошо, но при этом сети некоторых учреждений чрезмерно дробятся, слагаются из мелких единиц.
 
В квартале № 117 Новых Кузьминок, который в целом заслуженно считается одним из лучших примеров проектирования, предстоит построить около 20 отдельных небольших зданий, главным образом для детских учреждений, торговых предприятий и ремонтных мастерских. Помимо этого, предусмотрено строительство других, более крупных объектов — школ, гаражей, здания АТС и т. д.
 
Укрупненный квартал с населением более шести тысяч человек действительно должен иметь широкую сеть обслуживания. Но не лучше ли в данном случае было бы несколько укрупнить, например, детские ясли-сады и магазины? Думается, что здесь еще остались резервы для поисков более выгодного соотношения между уровнем обслуживания жителей квартала и численностью персонала обслуживающих учреждений. Укрупнение (комбинирование) однородных учреждений позволило бы уменьшить количество зданий и, следовательно, снизить расходы на их строительство и эксплуатацию.
 
Наше государство, несомненно, заинтересовано в быстрейшем умножении общественных фондов для удовлетворения материальных и духовных потребностей, но при этом мы не должны забывать о том, чтобы удельный расход сил и средств на каждый вид обслуживания не возрастал, а сокращался, был экономически оправданным. Иными словами, количество работников в сфере производства и в сфере обслуживания должно иметь наивыгоднейшее соотношение. Вот почему авторам застройки новых кварталов надо интересоваться такими величинами, как стоимость содержания одного ребенка при том или ином типе детского учреждения, численность обслуживающего персонала, стоимость энергоснабжения, уборки территории, мусороудаления и т. п.
 
При разработке проектов застройки представляется возможным добиться сокращения затрат и на строительство жилищ. Можно, например, дать несколько иное соотношение разных видов жилой застройки, повысив в балансе нового жилья долю квартир с более экономичной планировкой. Сейчас в типе жилищ господствует квартира с отдельной кухней и, помимо этого, проектируется развитая сеть общественного питания. По-видимому, рационализаторские поиски дадут здесь хорошие результаты.
 
Есть резервы экономии и в благоустройстве территорий. Его элементы во многих проектах чересчур измельчены, дробны, мозаичны. Если от этого отказаться, возможно дальнейшее сокращение площадей асфальтированных покрытий и протяженности ограждений и окаймлений газонов.
 
Опыт проектирования новых районов Москвы убедительно подтверждает, что всякая архитектурная идея, какой бы она ни казалась заманчивой, может стать реально оправданной, если она не вызывает преувеличенных затрат. Известно, что многие планировочные замыслы архитекторов грешили в прошлом потерей чувства меры, гигантоманией и пристрастием к старине. Поэтому огромное количество проектов, в том числе и выполненных с большим графическим совершенством, безвозвратно погребено в архивах. Мастерство и конечный результат творческих исканий всегда проверялись тем, какой из вариантов проекта, несущих в себе исторически возможный уровень удобств для жизни, является вместе с тем наиболее экономичным. Теперь это стало еще более очевидным. Только при этом обязательном условии может быть найдено и высокое эстетическое качество застройки.
 
Практика проектирования последних лет показывает, что между первоначальным и окончательным проектами планировки еще существует большой разрыв. Вспомним, например, как проходило проектирование района Фили—Мазилово. Сравнение вариантов проектов по этому району позволяет проследить, в каком направлении изменялись проектные решения, что, естественно, характеризует и изменения в представлениях авторов.
 
Особенность градостроительной ситуации Фили—Мазилова состоит в том, что из 200 га территории района под жилую застройку проектом отводится лишь 90 га. Этот сравнительно небольшой район рассчитан (при норме 9 м² жилой площади на человека) всего на 30 тыс. жителей. Его территория, как говорилось выше, невыгодно расчленена в продольном направлении оврагом, линией метрополитена и сквозными проездами, поэтому большая часть земельного участка может быть использована только под озеленение и обводнение. В первоначальном проекте 1957 г. была задумана излишне большая программа градостроительных работ — по всей длине вытянутого участка, на месте оврага, разделяющего площадку на две части, была запроектирована широкая полоса городского благоустройства — большой парк с несколькими прудами. Через линию метро, идущую по парку, предусматривалось соорудить ряд мостовых переходов, чтобы имелась «идеальная» возможность переходить из одной части района в другую.
 
По прошествии года после разработки эскизного проекта, который в московской печати получил ряд похвальных отзывов, авторы разработали новый проект. Жизнь заставила внести в первоначальные замыслы существенные поправки. Прежде всего, заметно изменился в сторону сокращения и удешевления весь перечень мероприятий по благоустройству района. Уменьшилось и количество мостовых переходов над линией метрополитена.
 
К сожалению, авторы за этот год не добились существенных улучшений структуры района. Правда, они пересмотрели планировку некоторых кварталов и ввели в нее ряд новых приемов; во многом изменилось и построение общественного центра района. Однако один из самых значительных участков жилой застройки (кварталы № 58 и 59) остался по-прежнему разрезанным сквозным городским проездом. По 5-му парковому кольцу, как и прежде, фронтально и близко к проезжей полосе размещены восьмиэтажные дома. Очертания большинства кварталов остались прямоугольными и лишь на западной стороне района появилась свободная планировка, которая пожалуй, даже противоречит регулярности плана восточной части района.
 
Мы привели сопоставление двух вариантов проекта района Фили—Мазилово, потому что общее направление поправок было примерно таким же и по другим районам. Анализ и сравнение проектов планировки подтверждают уже высказанную выше мысль, что перестройка архитектурного творчества проходила и в 1957—1958 гг. с большими затруднениями. Добившись за последние годы заметных успехов, авторские коллективы все же мало проявляют творческой активности при встрече с наиболее сложными вопросами градостроительства. Между тем грандиозные работы по семилетнему плану требуют от архитектора новаторского подхода к решению творческих задач и настойчивого преодоления противоречий и трудностей, постоянно возникающих при перестройке большого города.
 
* * *
 
Обобщение опыта проектирования новых городских районов Москвы, а также анализ практики застройки Юго-Запада, Новых Черемушек и других крупных районов города позволяют сделать некоторые общие выводы и предложения, направленные к улучшению дальнейшей реконструкции города.
 
Переход к освоению новых территорий вокруг Москвы и быстро возрастающая программа городского строительства поставили в порядок дня ряд таких сложных вопросов, которые творческими работниками не были глубоко осознаны в начальный момент перестройки архитектуры. Сказывался груз привычных представлений, накопившийся в течение двух десятилетий. Многие архитекторы не понимали того, что речь идет о коренной ломке прежних приемов застройки города, о техническом перевороте в строительстве и видели главную задачу только в снятии излишеств с фасадов зданий. Не случайно в речи Н. С. Хрущева на третьем Всесоюзном совещании по строительству (апрель 1958 г.) говорилось об ошибках в работе московских архитекторов, допущенных уже после 1954—1955 гг., а также о том, что перестройку направленности архитектуры надо довести до конца. И теперь нельзя забывать о необходимости борьбы с отсталыми взглядами.
 
Правильность нового курса в работе архитекторов проверяется жизнью, практикой буквально по каждому разделу строительства. Своеобразие архитектурно-строительной деятельности в условиях нашего общественного строя состоит в том, что круг ее интересов должен быть необычайно широк и многообразен. Нет такой области развития социалистического производства, культуры и быта, где бы в том или ином объеме не требовалось участие строителя и архитектора.
 
Но особенно важно внести ясность в те вопросы градостроительства, решение которых непосредственно зависит от проектировщиков. Общее направление развития застройки Москвы и программа строительства определены Коммунистической партией и конкретизированы в цифрах народнохозяйственного плана.
 
Остановимся на некоторых актуальных вопросах, входящих в комплекс градостроительных задач московских зодчих. Понятно, что в краткой вводной статье трудно охватить все стороны развития города.
 
В связи с созданием новых жилых районов в местах, сравнительно удаленных от крупнейших промышленных предприятий города, перед градостроителями Москвы возникла проблема использования рабочей силы в зоне вновь формируемых жилых поселений. По-видимому, в целях нормального трудоустройства населения необходимо изыскивать вблизи новых районов площадки для строительства небольших предприятий легкой, пищевой и местной промышленности. Было бы неразумным откладывать решение вопросов о занятости населения на неопределенно долгое время, поскольку создание больших жилых массивов в Новых Черемушках и Юго-Западном районе привело к росту центростремительных сил городского движения в Юго-Западном секторе города и в других его частях. Москва с радиально-кольцевой структурой плана по мере развития городского движения и автомобильного транспорта будет испытывать все большие трудности, если не принимать активных мер к упорядочению потоков грузового движения и городского пассажирского транспорта.
 
Примером целесообразного подхода к размещению нового жилого района (в смысле уравновешивания пассажиропотоков в городском транспорте) служит район Фили—Мазилово, расположенный на линии метро между Москвой и Кунцево. Благодаря этому за пределами г. Кунцево можно создать новые небольшие предприятия с набором рабочей силы в западной части Москвы.
 
Создание вокруг столицы огромного ожерелья новых районов требует ускорения строительства 5-го паркового кольца и сети других дорог на периферии города, которые обеспечат взаимные связи районов по дуговым направлениям и сократят количество поездок через центр столицы.
 
Необходимо разработать реальные мероприятия по выводу из центральных районов города мелких предприятий, складов и железнодорожных устройств, порождающих сильное загрязнение густонаселенных территорий города. Понятно, что такую расчистку нужно вести планомерно, в зависимости от экономических возможностей.
 
Вместе с тем надо избежать освоения новых территорий отдельными кусками, поскольку эта опасность появляется уже сейчас. Планомерно-поточная застройка ряда новых районов Москвы уже тормозится на многих земельных участках наличием ветхих и случайно размещенных производственных, жилых и складских сооружений. В этих вопросах Архитектурно-планировочному управлению Мосгорисполкома, Горплану и другим городским организациям, равно как и проектировщикам, надо занять наступательную позицию. Возможности переустройства периферийных территорий будут увеличиваться с каждым годом.
 
В этой связи по-новому, в более широком плане и быстрее, должны решаться вопросы развития инженерных сетей городского хозяйства. Темпы освоения почти каждого из новых районов в значительной мере лимитируются замедленным ходом строительства и расширения станций и магистральных линий водопровода, канализации, теплоснабжения, электропитания, дорог и средств связи. Известно, например, что дальнейший разворот строительства жилищ в Юго-Западном районе будет сдерживаться в 1960—1961 гг. отставанием строительства сооружений водопровода.
 
Не приходится доказывать, что застройка новых районов должна проводиться передовыми индустриальными методами. Предпосылки для выгодной организации монтажа зданий из укрупненных элементов, для строительного потока, с эффективным использованием строительных механизмов и транспортных средств во многом определяются приемами планировки и подходом к выбору типов зданий. Здесь имеет решающее значение минимальная, но пригодная для всех массовых зданий номенклатура стандартных конструкций и деталей.
 
За последние три—четыре года в этом направлении достигнуты огромные результаты и проектировщиками, и строителями. Так, в компоновке жилых комплексов, при зонировании застройки укрупненных кварталов и в подборе типовых зданий учитываются интересы строительного производства. Выискивается наиболее разумное соответствие между конечной целью застройки (создание наилучших условий проживания при наименьших затратах) и средствами ее осуществления.
 
Первичным элементом дома стала благоустроенная экономичная квартира для одной семьи. В понятие современного жилища входит теперь и уютный озелененный двор, удаленный от уличных проездов, с обособленными площадками для хозяйственных нужд, и вообще весь комплекс застройки микрорайона.
 
Прекрасным примером новой застройки является квартал № 117 в Новых Кузьминках. Черты нового можно увидеть в планировочных замыслах большинства кварталов и в наборе типовых проектов жилых и культурно-бытовых зданий, приведенных в приложении к статьям сборника.
 
В конструктивных решениях зданий заложены прогрессивные технические идеи, которые при нынешнем состоянии промышленного производства сборных изделий могут быть реализованы. В кварталах первой очереди строительства возводятся дома из крупных блоков, а в скором времени преобладающими станут различные виды более легких крупнопанельных конструкций. Успешно проходят опыты по использованию в строительстве домов из объемно-пространственных элементов. Во всяком случае теперь нет никакого сомнения в необходимости расширения заводского производства санитарно-технических кабин.
 
 
Объемно-панельный дом. Рисунок к проекту 6-й магистральной мастерской Моспроекта
Объемно-панельный дом. Рисунок к проекту 6-й магистральной мастерской Моспроекта
 
 
Сборные плиты с круглыми пустотами (пастил для перекрытий) и крупные блоки из тяжелого бетона отходят в прошлое. Инженеры и архитекторы стремятся создать полносборное здание из легких наименее трудоемких конструкций с максимально возможной отделкой изделий в заводских условиях.
 
Технически совершенные проекты, домостроительный комбинат и строительная площадка, где должен производиться монтаж зданий из готовых элементов, представляют собой три неразрывных звена индустриального экономичного строительства. Причем индустриальными методами должны выполняться также все работы по нулевому циклу и благоустройству территории. Наметился переход к унификации конструкций массовых культурно-бытовых зданий, хотя практические достижения здесь еще невелики.
 
Однако в свете более высоких, но вполне реальных требований застройка первых кварталов в новых районах столицы еще во многом несовершенна, неэкономична, некомплексна. О недоработках в планировке кварталов уже говорилось выше. Быстро устаревают и некоторые типы зданий, спроектированных в 1956—1957 гг. и до сих пор применяемых в строительстве. Нужна дальнейшая отработка проектов жилых зданий и планомерное внедрение их в производство. Еще неуверенно, неполно раскрывается многообразие возрастающих потребностей населения.
 
Главная задача при застройке районов — быстрее разрешить проблему жилища, не забывая вместе с тем, что застраиваемые районы должны отвечать непрерывно возрастающим требованиям жизни.
 
Однако планировочная структура многих новых кварталов еще страдает схематичностью, шаблоном. Проектировщики не учитывают назревающие изменения в формах жизни и социалистического быта. Наше движение вперед в планировке и застройке жилых территорий уже сейчас сдерживается отсутствием проектов жилых комплексов, сочетающих в себе различные квартиры с близрасположенными помещениями для общественного питания и организации коллективного воспитания детей дошкольного возраста. Чувствуется отставание и в том, что у нас нет экономичного, хорошо проработанного проектного решения школы-интерната с новой организацией участка, экономичного «точечного» односекционного, многоэтажного дома, молодежного культцентра с минимальным набором помещений, выгодного по строительным затратам плавательного бассейна и т. д. Места для таких зданий и сооружений в большинстве жилых районов не предусмотрены. Сейчас надо хотя бы зарезервировать для них необходимые земельные участки.
 
При проектировании зеленых насаждений общественного пользования у нас по привычке отдается предпочтение большим скверам, окаймленным автомобильными дорогами, с регулярной планировкой парка. При этом безжалостно перекапывается весь почвенный покров территории. Вдоль главных улиц тянутся километровые полоски газончиков с рядовой посадкой деревьев. Это дорого и плохо. Показной стиль озеленения проник и в новые проекты.
 
Нужно группировать древесные насаждения в укрупненные массивы, свести к минимуму партерные посадки и планировать их в свободной манере, руководствуясь удобством движения пешеходов, вводить озелененные участки в толщу жилых территорий. Здания, по необходимости обращенные фасадом к проезжим улицам, следует защищать от шума и пыли не газончиками, а плотной полосой высокой зелени. Нельзя забывать о том, что выращивание зелени, уход за ней — весьма трудоемкое дело, и надо, чтобы при минимальных затратах человеческого труда достигался наилучший результат по очистке воздуха. Главное в озеленении — его оздоровительная функция, красота и здесь является вторичным, хотя и обязательным в творческих поисках архитектора.
 
Остановимся на некоторых моментах самого строительства. Воплощение замысла в конечном счете зависит от мастерства строителя. Эта истина не нова, а вместе с тем подлинная культура выполнения градостроительных работ встречается у руководителей строек не часто. С таким положением дальше мириться нельзя. Не только некоторые архитекторы, во и инженеры зачастую считают архитектуру средством украшения зданий. В этом сказывается оформительский подход к решению архитектурных задач, которым в свое время переболели архитекторы, и одностороннее образование инженерных кадров.
 
Современная направленность архитектуры предполагает не только содружество архитектора и строителя, но и равную их ответственность за конечный результат застройки. Простая, строгая форма современных сооружений, как неотъемлемое свойство истинной красоты застройки, требует более высокого качества строительства и комплексного выполнения всех градостроительных работ.
 
За последнее пятилетие строители Юго-Запада и других районов при участии архитекторов и конструкторов заметно сократили сроки строительства, снизили его стоимость и добились повышения производительности труда. Тем не менее многие недостатки в производстве работ не преодолены до сих пор. Вместо заблаговременно подготовленных постоянных проездов строители и в 1959 г. пользовались так называемыми временными дорогами. Здесь редко встретишь монтаж конструкций непосредственно «с колес». При установке блоков и панелей допускаются перекосы, отступления от установленных размеров шва и другие грубые нарушения. Низкое качество работ особенно заметно в постоянно обозреваемых частях здания и в благоустройстве — отделке цоколей и крылец, при установке оград и укладке поребрика, в обработке участков под газоны и т. п.
 
В ряде случаев перебои в строительстве порождаются ошибками в планировании работы строительных трестов и несогласованностью сроков окончания всего комплекса зданий и сооружений, причем в характере этих промахов видна своеобразная повторяемость. Запаздывание с прокладкой дорог и сетей, а также отставание ввода в действие культурно-бытовых зданий все время сопутствовали застройке Юго-Запада, Новых Черемушек, и эта «закономерность» перекинулась и в новые кварталы Фили—Мазилова, Хорошево—Мневников, Северного Измайлова и других районов.
 
В ходе изложения основных особенностей проектирования и застройки новых районов Москвы мы неоднократно встречались с тем, что мастерским Моспроекта не удалось найти полноценных решений по ряду важных показателей. Переход на новые пути архитектурных исканий сдерживался не только отголосками устарелых представлений в умах авторов, но и погрешностями организации проектирования в системе АПУ Мосгорисполкома.
 
Проектирование новых районов велось таким образом, что авторским группам Моспроекта, получившим от Института генплана АПУ планировочные схемы районов с обязательным начертанием трасс проездов и сети кварталов, отводилась роль исполнителей извне преподанного замысла. Практика показала, что впоследствии по некоторым районам (например, по району Волхонка—ЗИЛ) первоначальные схемы в ходе выполнения проектов планировки мастерскими Моспроекта претерпели принципиальные изменения. По-видимому, новый этап реконструкции Москвы требует внесения поправок и в организацию проектных работ.
 
Возникает мысль о том, что перестройка проектного дела в соответствии с современными требованиями жизни должна привести к упрочению контакта проектировщиков с предприятиями строительной индустрии и территориальными строительно-монтажными организациями.
 
Особенно назрела необходимость пересмотра общего проекта планировки и застройки Москвы. С того времени, когда был утвержден генеральный план города, прошло около 25 лет. Однако суть дела не только в том, что уже истек расчетный период этого важного планировочного документа. Существенно также и то, что современным запросам не отвечают многие нормативные положения и структурные черты генерального плана 1935 г.
 
Как известно, по семилетнему плану в Москве предстоит выполнить такие объемы градостроительных работ, в том числе и по жилищно-коммунальному хозяйству, которые равны всему тому, чем располагал город в 1956—1957 гг. Создание вокруг существующего массива застройки столицы системы новых районов и городов-спутников, упорядочение городского хозяйства в пределах «Большой Москвы», благоустройство пригородов и лесопаркового пояса, а также последующая реконструкция центральных городских районов требуют разработки нового проекта города с научным прогнозом его развития на ближайшие полтора—два десятилетия. Становится все более очевидным, что такой проект и принципиальные направляющие документы о путях предстоящего строительства города следовало бы разработать в самый короткий срок.
 
Новый период общественно-экономического развития нашей страны, обусловивший коренной поворот в развитии архитектурно-строительного дела, и грандиозные планы предстоящего строительства требуют соответствующих запросам нашего времени новых градостроительных идей и форм.
 
Никогда еще историческая обстановка для развития Москвы, как градостроительного целого, не была столь благоприятной, как в настоящее время. Перестройка советской архитектуры помогла зодчим заново осмыслить самое существенное в содержании и структуре населенных мест и перед ними в новом свете предстала творческая проблематика современного градостроительства. Первое место заняли помыслы о росте промышленного и сельскохозяйственного производства и создании для миллионов людей удобных, благоустроенных и экономичных жилищ.
 
В новый проект планировки столицы, а следовательно, и в ее застройку не найдет доступа схематизм, который зачастую несла в себе регулярная планировка.
 
Город мыслится теперь непрерывно совершенствуемым организмом, состоящим из промышленных и жилых районов и других комплексов застройки с различными видами обслуживания. При этом жилой микрорайон становится первичным элементом в построении города. Изменилось и понимание общественных центров — их значение в структуре города не умаляется, но и не преувеличивается. При таком подходе поиски стилевой слаженности застройки будут действительно отвечать социальным запросам человека и современному техническому уровню эпохи. Только на этом пути мы найдем архитектурно-планировочные решения, соответствующие коммунистическим принципам жизни общества.
 
 
 

СОДЕРЖАНИЕ

Об особенностях застройки новых районов Москвы. П. А. Володин .. 5
Северное Измайлово. Б. М. Иофан, Н. А. Пекарева ...57
Новые Кузьминки. А. М. Журавлев .. 95
Волхонка—ЗИЛ. А. А. Стригалев .. 133
Фили—Мазилово. Н. А. Пекарева .. 171
Хорошево—Мневники. И. Г. Кадина .. 207
Приложение. Типовые проекты жилых домов и зданий культурно-бытового назначения, получившие наиболее широкое применение в проектах планировки и застройки новых районов Москвы в 1958—1959 гг.   255
Литература..284
 
 

Примеры страниц

Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960  Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960
 
Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960
 
Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960
 
Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960
 
Новые районы Москвы : [Сборник статей] / П. А. Володин, А. М. Журавлев, Б. М. Иофан, И. Г. Кадина, Н. А. Пекарева, А. А. Стригалев ; Академия строительства и архитектуры СССР, Институт теории и истории архитектуры и строительной техники. — Москва : Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1960
 
 
 
 
Скачать издание в формате djvu (яндексдиск; 11,9 МБ).
 
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

22 декабря 2016, 21:52 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
АО «Прикампромпроект»
Pine House Corporation
Копировальный центр «Пушкинский»
Стоматологический салон «Центральный»
Компания «Вентана»
Компания Алюм Дизайн
Джут