наверх
 
Удмуртская Республика


Расстанов А. Москва-порт : Очерки. — Дмитров, 1937

Москва-порт : Очерки / Андрей Расстанов. — [Дмитров] : Издание культурно-воспитательного отдела Дмитлага НКВД СССР, 1937. — 50 с., ил. — (Библиотека «Перековки», № 70).  Москва-порт : Очерки / Андрей Расстанов. — [Дмитров] : Издание культурно-воспитательного отдела Дмитлага НКВД СССР, 1937. — 50 с., ил. — (Библиотека «Перековки», № 70).
 
 

Москва-порт : Очерки / Андрей Расстанов. — [Дмитров] : Издание культурно-воспитательного отдела Дмитлага НКВД СССР, 1937. — 50 с., ил. — (Библиотека «Перековки», № 70).

 
 

ЭТО БЫЛО ВЧЕРА

 
Когда москвич входит в блистающий огнями и мраморами вестибюль станции московского Метро, вспоминает ли он о коварном плывуне и неподатливых известняках, о предательской и опасной воде, рвущейся в шахты, о героизме, о подвигах целых бригад?
 
Если и вспоминает, то как о минувшем, сделавшемся достоянием истории.
 
Давно ли высокие стены Перервинского шлюза казались при снеге лунной ночи очертаниями какого-то фантастического замка, а быки Перервинской плотины, еще кое-где одетой лесами, походили на бастионы грандиозной крепости? Давно ли в лагерной газете „Перековка“ писали об отряде бетонщиков Гомана и других строителях Перервинского узла?
 
А ныне московские пароходы подплывают к шлюзу, поднимающемуся над уровнем воды только на три метра. Бесшумно открываются ворота, и судно входит в бетонную камеру. Все делается так плавно, так быстро, так, на первый взгляд, просто, что пассажиру и в голову не приходит мысль об огромном труде, технических исканиях, об авральных ночах и горячих месяцах поистине самоотверженной работы, овеществленной в этом красивом сооружении.
 
Сложнейший бетон, замечательные механизмы скрыты под водой, и только руководитель экскурсии, может быть, расскажет экскурсантам о том, что на месте плотины, на огромной глубине, в тесных кессонах работали люди, что буквально за каждую пядь земли, за каждый кубометр бетона боролись каналоармейцы.
 
Завтра волжская вода хлынет в готовый канал. Поднимаемая могучими насосами, она достигнет озер, образованных плотинами на водоразделе, потечет вниз к Москве, и вся гигантская цепь сооружений предстанет перед взором путешественника законченной, как бы отлитой в изящные, величественные, спокойные формы. И никто уже не увидит котлованов, в которых, гремя, грызли грунт экскаваторы, вереницей тянулись грабарки, тачечники ставили рекорды высокой производительности.
 
Минувшая зима 1936—1937 года была последней зимой, когда можно было увидеть дно Химкинского водохранилища: остатки бугров, выбоины, ямы. Но уже снесены хибарки, с незапамятных времен ютившиеся на пустырях под Москвой; уже очищены бывшие места свалок; уже разобрана небольшая суконная фабрика, и новое озеро, созданное самой высокой в стране Химкинской земляной плотиной, с каждым днем наполняется водой.
 
Неслыханно быстро летит у нас время — наше советское, большевистское время; неузнаваемо преобразуют руки строителей великую столицу. И недалек час, когда лишь в памяти инженеров, лагерных работников и каналоармейцев останутся смутные картины неприглядных мест, прилегавших к Ленинградскому шоссе.
 
 

ЭТО БУДЕТ ЗАВТРА

 
В 1937 году к многочисленным московским вокзалам прибавляется еще один вокзал. Не удивляйтесь, это именно пассажирский вокзал, к которому из Москвы можно будет доехать автобусом, троллейбусом, трамваем и, впоследствии, на метро. Но, кроме того, к этому вокзалу можно подплыть и на быстроходных катерах, так называемых водных трамваях, на теплоходах, на гребных лодках и яхтах.
 
С этого вокзала можно будет отправиться без пересадки в Архангельск и Мурманск, к Ледовитому и Белому морям, на Ладогу, Ленинград и в Балтийское море, в приволжские города и на Каспий. А после соединения Волги с Доном с Московского пассажирского вокзала откроется прямой путь в донские станицы и дальше в Ростов, в Азовское море, в Крым.
 
Если гигантское водохранилище, образованное на Волге Иваньковской плотиной, называют „Московским морем“, то Химкинское водохранилище с полным правом можно назвать „Подмосковным озером“. На этом озере располагается один из самых крупных в мире речных портов.
 
Маленькое словечко „порт“ охватывает много очень больших сооружений.
 
Здесь будут построены: грузовая гавань с большими кранами и другими погрузочными механизмами; пассажирская пристань с дебаркадером; лодочная, спортивная и катерная пристани; особая очистительная пристань; водный стадион „Динамо“, пакгаузы и склады.
 
Да, турист, который пожелает осмотреть наш порт, не увидит прежней портовой „экзотики“.
 
Наш канал, по выражению товарища Кагановича, это „родной брат метро“. Вход в канал должен был быть не менее красивым, чем любая из станций Московского метрополитена.
 
Но у канала есть огромные преимущества перед метро. Строители порта имели для осуществления своих творческих замыслов такие возможности, как водный простор, вкрапленный в изумрудные берега; как рощи, спускающиеся в районе Покровско-Глебова к реке Химке; как широкая долина, где можно было распланировать бетонно-гранитно-мраморные сооружения. И если метро рассчитан только на световые эффекты, потому что под его сводами господствует вечная ночь, то наши архитекторы могли рассчитывать и на яркий летний день, когда солнце отражается в светлых водах, когда спортсмены — пловцы и гребцы — отдыхают на пляжах, когда пестрая толпа переливается в многоцветных гранитах и мраморах вокзала.
 
Строители стремились к тому, чтобы Московский порт представлял собою лицо всего великого сооружения Сталинской эпохи, чтобы человек, начинающий поездку по каналу, сразу был охвачен атмосферой культуры, величественной простоты, умной и удобной целесообразности.
 
Но, кроме того, Московский порт — это огромная грузовая гавань. Суда с нефтью Кавказа и хлебом Поволжья, с гранитом и лесами Карелии, с мурманской и астраханской сельдью, с закавказским хлопком и северной пушниной без перегрузки будут плыть к многомиллионному городу и разгружаться в его порту.
 
Всякий, кто побывал в Ярославле и Рыбинске, знает, какие огромные резервуары, склады, пакгаузы обслуживают перегрузку товаров с волжских судов на железнодорожные линии, ведущие к столице страны. Но мало кто представляет себе, как удорожают перевозки все перегрузочные операции и транспорт по железным дорогам. Везти лес из Карелии или нефть с Кавказа тысячи километров до Ярославля или Рыбинска было дешевле, чем перевезти эти же грузы железной дорогой от волжских портов до Москвы.
 
Перегрузки и железнодорожные перевозки с каждым годом становились все более „узким местом“, тормозившим развитие судоходства на Волге. Непрерывный водный путь со всех концов страны прямо к московским фабрикам, заводам и складам разрешает острые проблемы снабжения столицы строительными материалами, сырьем, горючим и продовольствием. Огромный размер грузооборота по нашему каналу, особенно после поднятия верхней Волги Угличской и Рыбинской плотинами, потребовал оборудования порта мощными и наиболее усовершенствованными механизмами.
 
Задача, поставленная перед строителями Партией и Правительством, заключалась в том, чтобы соединить это деловое хозяйственное назначение порта с красотой, приветливостью, удобствами и безупречной чистотой одного из лучших уголков пролетарской столицы.
 
<...>
 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
Это было вчера.. 3
Это будет завтра.. 5
Как это началось.. 8
Сметка и героика.. 12
Свайно-бетонный период.. 18
От миллионов к тысячам и сотням.. 22
Конец одной экскурсии.. 26
Архитектор А. М. Рухлядев рассказывает о проекте.. 32
Маленькое путешествие.. 41
Новый район Москвы.. 47
 

 

Примеры страниц

 
Москва-порт : Очерки / Андрей Расстанов. — [Дмитров] : Издание культурно-воспитательного отдела Дмитлага НКВД СССР, 1937. — 50 с., ил. — (Библиотека «Перековки», № 70).
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 4,5 МБ)
 
 

13 марта 2020, 20:02 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут