наверх
 
Удмуртская Республика


Русский графический дизайн. 1880—1917. — Москва, 1997

Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст  Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст
 
 

Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст. — Москва : ТОО «Внешсигма», 1997. — 160 с., ил. — ISBN 5-8629-19-73

 
 

ВВЕДЕНИЕ

 
За последние годы интерес ко всему «дореволюционному» стал общим местом нашей культурной жизни. И в появлении этой книги, казалось бы, нет ничего удивительного. Одно пояснение. Делалась она ровно 10 лет назад. Мы еще жили с прилагательным «советский», и до массовой ностальгии по дореволюционному прошлому было еще далеко. Книга делалась «на экспорт» — по заказу лондонского издательства. Впервые она вышла в свет в 1990 году — в Англии, а вслед за тем — в США, Италии и Японии. На русском языке книга публикуется в том самом виде, как она издавалась за рубежом.
 
Скажем сразу, эту книгу можно не читать, а только рассматривать. Главное в ней — это визуальный материал. Текст, в свою очередь, не дублирует иллюстрации и посвящен как раз тому, что за ними скрыто. В общих чертах мы коснемся своеобразия русской истории и культуры и расскажем о журналах, выставках и людях, которые сыграли заметную роль в становлении графического дизайна.
 
За тридцать лет, которые отражены в книге, — с середины 1880-х до середины 1910-х годов — Россия многое успела сделать. Только в 1861 году отменено крепостное право, и Россия вступила на путь капиталистического развития со значительным опозданием по сравнению с западноевропейскими странами. Поэтому она спешит.
 
Экономика и цивилизация получают более ускоренное развитие, чем в свое время в Европе. В стране устанавливается активный внешнеторговый баланс и вплоть до I мировой войны сохраняется превышение вывоза товаров над ввозом. Только за последнее десятилетие XIX века в 4,5 раза увеличивается сумма иностранного капитала, вложенного в промышленность и банковское дело России, главным образом, немецкого. В Петербурге открывается, в частности, филиал берлинской фирмы «Бертгольд», которая вместе с русской компанией «Словолитни О. И. Леман» поделит монополию в области разработки и производства наборных шрифтов.
 
В промышленности идет техническое перевооружение. Новейшим оборудованием оснащаются и типографии. И, например, уже в 1903 году художественный журнал «Мир искусства», сообщая о репродуцировании на обложке немецкого журнала «Kunst und Kunstler» цветной акварели Сомова, не без гордости отмечает, что в России она была напечатана лучше, чем в полиграфической державе.
 
Буквально за жизнь одного поколения меняется расстановка социальных сил в стране. Основные позиции занимает новый класс торгово-промышленной буржуазии. Многие из крупнейших русских фабрикантов прославились не только своими деловыми качествами и богатством, но и своим вкладом в отечественную культуру: Савва Тимофеевич Морозов субсидировал строительство Московского художественного театра и все свое свободное время посвящал его обустройству; его брат Сергей Тимофеевич Морозов поддерживал развитие кустарного искусства и создал в Москве, в Леонтьевском переулке Кустарный музей (сейчас — Музей народного искусства); Иван Дмитриевич Сытин, владелец издательства, ставшего к началу I мировой войны самым крупным в России, немало способствовал просвещению народа, обеспечив страну учебниками и так называемой «народной литературой»; окончившие Московский университет владельцы Трехгорной мануфактуры братья Сергей Иванович и Николай Иванович Прохоровы построили фабричный театр на 1300 мест, основали ремесленную школу и многое другое, и «за заботу о рабочих» им была присуждена Золотая медаль на Всемирной промышленной выставке в Париже в 1900 году.
 
Русская культура конца XIX века немыслима без меценатской деятельности, но теперь уже меценатствуют купцы и фабриканты, а не дворяне и аристократы, как прежде. В 1892 году фабрикант Павел Михайлович Третьяков передал в дар Москве свою коллекцию картин русских художников, на основе которой возник один из крупнейших национальных музеев — Третьяковская галерея. Открылся первый в России театральный музей, учрежденный на свои средства Алексеем Александровичем Бахрушиным. А вообще за несколько десятилетий до начала мировой войны в России было создано более 300 новых музеев самого разного профиля, основой для большинства которых послужили частные коллекции. Московские меценаты Сергей Иванович Щукин и Иван Абрамович Морозов собрали уникальные коллекции новой западной живописи. Щукинская «галерея», открытая по воскресеньям для всех желающих, оказала в начале века огромное влияние на молодых художников. На десятках щукинских «гогенов», «матиссов», «инкассо» и др. проходили «академию левого искусства», по выражению одного из современников, все будущие художники русского авангарда.
 
«А вот и еще превосходная фигура одного из строителей русской культурной жизни, совершенно исключительная по таланту, разносторонности, энергии и широте размаха. Я говорю об известном меценате Савве Ивановиче Мамонтове, который был одновременно и певцом, и оперным артистом, и режиссером, и создателем русской частной оперы, и меценатом в живописи, вроде Третьякова, и строителем многих русских железнодорожных линий»¹, — вспоминал К. С. Станиславский.
____________
¹ К. С. Станиславский. Моя жизнь в искусстве. М., «Искусство», 1980, с. 28.
 
Русская интеллигенция со свойственным ей чувством долга перед народом включилась в активную просветительскую деятельность. Создаются воскресные и бесплатные школы, народные читальни, общества грамотности. Образованная часть России учит необразованную.
 
Вместе с просветительством разворачивается издательская деятельность. Статистика свидетельствует: в I860 году в России было выпущено 2 тысячи названий книг, в 1887 году — 8,7 тысяч, в 1904 году — 15,8 тысяч. В первую очередь, рынок насыщается изданиями для мало-мальски грамотных людей. Издаются школьные учебники, молитвенники, календари, справочники, всевозможные популярные брошюры. Главная заслуга в распространении такого рода литературы принадлежала Сытину: «О том громадном количестве, в котором расходятся издания И. Д. Сытина, — сообщает журнал «Печатное искусство» в 1901 году, — дают понятие обороты на ярмарке текущего года, где им продано разных изданий весом около 20 000 пудов»².
____________
² «Печатное искусство», 1901, октябрь, с. 27.
 
Бурно развивается периодическая печать. И в столице, и в провинции выходят в свет новые журналы и газеты. Большим спросом пользуются «тонкие» иллюстрированные журналы «для семейного чтения». Самый популярный из них — «Нива». Его издатель, крупный коммерсант А. Маркс прославился нововведением в издательское дело: он придумал сопровождать годовую подписку на журнал бесплатным приложением — полным собранием сочинений одного из классиков русской литературы. В результате чего не только существенно возросли тиражи журнала, но и вся Россия в невиданных ранее масштабах стала читать русскую литературу.
 
Мы смотрим на графический дизайн столетней давности заинтересованным взглядом сегодняшнего человека, и, безусловно, отношение, которое он у нас вызывает, не всегда совпадает с отношением к нему его современников. Есть вещи, которые тогда как бы не замечались вовсе, поскольку они составляли естественное окружение. Нам же сейчас интересно узнать, например, о том, что процветал такой жанр графики, как меню — большого размера и шикарно оформленные, а заодно и прочитать, что подавалось на обед, допустим, 15 мая 1896 года. Интересно встретиться не только с прекрасными плакатами модерна, которые могут занять достойное место в европейской коллекции плакатов того времени, но и вглядеться в расхожий модерн, тиражировавший дамские профили на обертках для конфет и коробочках пудры. Или попросту удивиться высочайшей культуре рукописного шрифта и качеству цветной литографии, которые считались, очевидно, обязательными, а сейчас представляются едва ли достижимыми.
 
Употребление понятия «графический дизайн» по отношению к отдаленному прошлому говорит о проекции на него современной точки зрения. Иными словами, мы будем рассматривать те явления массовой художественной культуры, которые по сегодняшним представлениям относятся к области графического дизайна. Тогда в России говорили о графике, или графическом искусстве, и имели при этом в виду почти исключительно книжные и журнальные обложки и иллюстрации.
 
Как раз на рубеже нашего века книга привлекла к себе серьезное внимание художников, ее оформление стало восприниматься в одном ряду с занятиями другими видами искусства. Книжные иллюстрации экспонировались на тех же выставках, где были представлены живопись и рисунок. Как самостоятельные произведения они часто публиковались и в журналах. Целенаправленное развитие получила графика в творчестве художников объединения «Мир искусства». Мы посвящаем ему отдельную главу.
 
Что касается такой важной области графического дизайна, как плакат, то, например, в 1897 году он выглядел еще очень невыразительно на фоне уже знаменитых работ Ж. Шере, А. Тулуз-Лотрека, А. Мухи, Т. Стейнлена, Т. Т. Гейне и других, экспонировавшихся в Петербурге на первой Международной выставке художественных афиш. Говорит само за себя даже скромное место, которое занимал русский отдел на этой выставке: только 28 из более чем 700 работ принадлежали русским авторам. Однако очень скоро плакатом начинают заниматься многие крупные русские художники. Плакатная графика быстро набирает силу. Показательно, что к открытию Всероссийского съезда художников, в самом конце 1911 года, были приурочены две выставки — выставка икон и выставка «Искусство в книге и плакате». Состав последней был шире обозначенного в ее названии: книжная иллюстрация, карикатура, орнаментика книги, плакат, открытка, книжный знак, офорт — таков перечень экспонатов, судя по каталогу. Сопоставление тем двух выставок, организованных к съезду художников, выглядит интригующе: с одной стороны — древняя иконопись, с другой — современное искусство, представленное графическим дизайном.
 
Обращаясь к истокам русского графического дизайна, следует пояснить, что в конце прошлого века в России стала активно развиваться, теоретически и практически, новая область деятельности — художественная промышленность. Была осознана необходимость искать и находить связи между художником и художественным творчеством, с одной стороны, и промышленным производством — с другой. В художественной промышленности можно с полным основанием видеть прототип современного дизайна. Все интересующие нас вопросы русского графического дизайна в сознании их современников выступали как относящиеся к сфере художественной промышленности.
 
В 1898 году почти одновременно стали выходить два журнала, которые на несколько лет сосредоточили вокруг себя художественную жизнь страны, — «Мир искусства» и «Искусство и художественная промышленность». Это были журналы нового типа — с большим числом иллюстраций и серьезным подходом к вопросам оформления, большого формата и объема. Мы хотим обратить внимание на то, что тема художественной промышленности впервые была поставлена в один ряд с темой искусства. В самом этом факте — свидетельство общественного признания новой сферы деятельности, ее культурной значимости.
 
В этих журналах еще мало материала, специально посвященного графическому дизайну (за исключением регулярной публикации книжных иллюстраций), хотя сфера его бытования в реальной жизни была уже очень широка. Однако общий настрой журналов, озабоченных судьбой русского искусства, критические обзоры всех важнейших отечественных и зарубежных выставок, статьи, посвященные русскому народному искусству и истории архитектуры, наконец, присутствие самой темы художественной промышленности — все это не могло пройти мимо и не затронув ту профессиональную среду, где создавалась продукция графического дизайна.
 
Большой вклад в профессию — сам пример оформления журналов, а «Мир искусства» — это целая школа графического дизайна. Его редакторы с самого начала включили оформление в общую концепцию журнала. Не был упущен ни один элемент: тщательно выбирались и шрифт, и сорт бумаги, и способ печати, которым следует воспроизводить каждую конкретную иллюстрацию, не говоря уже о внимании к подбору и расположению иллюстраций и к оформлению обложек. Поиск принципов оформления и наилучших решений продолжался в этом журнале на протяжении всего периода его существования.
 
В пределах интересующего нас предмета нельзя не обратить внимания на то, сколько благородных начинаний осуществила тогда русская интеллигенция на ниве отечественной культуры, как много вложила в нее самого обыкновенного труда и денег. Один фрагмент из истории графического дизайна, имеющий отношение к одному из подопечных ему дел — открытке (в то время ее еще называли полностью — «открытое письмо»). В 1899 году журнал «Искусство и художественная промышленность» публикует статью «Новая отрасль художественной промышленности», направленную на популяризацию «артистических карточек». Автор статьи Н. Шабельская, представленная как «собирательница и воспроизводительница предметов отечественного художества», подробно описывает, чему может служить и учить открытка, по какому поводу издаваться, в какие тематические серии объединяться и т.п. Статья написана, что называется, «глядя из-за рубежа»: «два года путешествуя по Европе», как пишет автор, она знакомилась с «новой отраслью художественной промышленности и искусства» и теперь делится полученными знаниями с русским читателем. Но с начала и до конца статья проникнута думой о России, о народе, о русской культуре. И написана ради такого заключения: «Почтовая карточка, как одно из орудий распространения знания, развития чувства изящного, любви к природе, ко всему прекрасному — не забава, и труд, потраченный на украшение ее, в высшей степени важен и плодотворен. Она сослужит великую службу для просвещения народа в самом широком значении этого слова. Художники, работающие для почтовой карточки, будут деятелями на почве народной... Как же не желать всем сердцем, чтобы русские художники уделили частичку своих талантов для этого маленького по объему предмета искусства, но такого большого по приносимой пользе»³.
____________
³ «Искусство и художественная промышленность», 1899, № 8, с. 681.
 
Судя по объявлению, помещенному в журнале в том же году, ситуация с русской открыткой менялась буквально на глазах: «Открытые письма и карточки с рисунками художников: Беггрова, А. Бенуа, В. Васнецова, Нестерова, Самокиша и друг. — и конверты «Красного Креста» для поздравительных карточек и писем (вместо визитов) по рисункам проф. Султанова и акад. Суслова в пользу больницы и курсов при Общине св. Евгении продаются в конторе редакции журнала «Искусство и художественная промышленность» (Мойка, 83) и на выставках Императорского общества поощрения художеств» (Б. Морская, 38)4».
____________
4 Хроника журнала «Искусство и художественная промышленность», 1899—1900, № 6, с. 143.
 
За этим рядовым объявлением скрывается много интересных для истории графического дизайна фактов. В только что родившейся области графики участвуют: и Виктор Васнецов, всеми глубоко почитаемый в то время, и один из главных организаторов и вдохновителей нового и быстро становящегося известным художественного объединения «Мир искусства» Александр Бенуа, и представители академической живописи. Из рекламы также следует, что открытки выпущены с благотворительной целью — в пользу больницы и курсов при Общине св. Евгении (она объединяла сестер милосердия). С деятельностью созданного при этой Общине «Издательства Общины св. Евгении Красного Креста» будут связаны самые ценные страницы истории русской дореволюционной открытки. За 20 лет своего существования издательство выпустит более шести тысяч названий открыток. И нет в России ни одного семейного архива (из тех, что вообще сохранились), где бы не лежали открытки с маркой Красного Креста.
 
В 1926 году, когда исполнялось 30 лет со времени основания этого издательства, Александр Бенуа, живший уже во Франции, обращается в письме к организатору и заведующему издательства И. Степанову с выражением любви к нему и к «гигантской картотеке», созданной им. «В сравнительно скромной области Вы создали большое и прекрасное дело, Вы, как никто, послужили нашей русской образованности»5. Бенуа, художник, критик, знаток русской культуры, хлопочет в письме о необходимости составить к юбилею серию альбомов, где открытки были бы расположены в хронологическом порядке и где в конце имелся бы систематический указатель. «Это совершенно необходимо сделать!», — пишет и подчеркивает он.
____________
5 Александр Бенуа размышляет... М., «Советский художник», 1968, с. 613.
 
Таковы пролог и эпилог одного фрагмента из жизни скромной профессии. Мы увлеклись историей с открытками, а в нашей книге их всего несколько штук. Как мы и предупреждали, наш текст имеет касательное отношение к иллюстрациям. При отборе иллюстраций мы стремились прежде всего передать ощущение того стилистического и жанрового многообразия, которое нашло выражение в русской графике на рубеже веков. Мы стремились представить здесь все этапы, через которые проходил графический дизайн, и все те изобразительные языки, которые он по пути усваивал, а также показать возможно больший диапазон разных по назначению произведений печати. Поэтому в книге соседствуют работы художников, в свое время непримиримо относившихся к творчеству друг друга, работы, стилистически выдержанные и эклектичные, оформленные как сдержанно, так и броско.
 
Из всего, что собрано в книге, только произведения мирискусников и футуристов уже видели свет и давно состоят на учете в общей истории искусства. Все остальное до сих пор пребывало в неизвестности — и потому, что после 1917 года новая власть и новое искусство стремились предать забвению многое из того, что принадлежало дореволюционной России, и потому, что абсолютный интерес во всем мире к русскому художественному авангарду 1910—20-х годов автоматически заслонил собой все явления «доавангардного» искусства, и потому еще, что по-прежнему берет верх интерес к тому, что уже получило признание. Многие из вещей, здесь публикуемых, почти сто лет пролежали без движения в глуши архивов публичной библиотеки Румянцевского музея (в недавнем прошлом — знаменитой «Ленинки»), хотя и в самом центре Москвы, на самом виду у Кремля.
 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
6 ВВЕДЕНИЕ
15 ГЛАВА ПЕРВАЯ: РУССКИЙ СТИЛЬ
39 ГЛАВА ВТОРАЯ: СТИЛЬ МОДЕРН
65 ГЛАВА ТРЕТЬЯ: «МИР ИСКУССТВА»
87 ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ: КОММЕРЧЕСКАЯ ГРАФИКА
139 ГЛАВА ПЯТАЯ: СОЦИАЛЬНАЯ ГРАФИКА
158 ПРИМЕЧАНИЯ
159 УКАЗАТЕЛЬ
 

 

Примеры страниц

 
Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст  Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст
 
Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст  Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст
 
Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст  Русский графический дизайн. 1880—1917 / Автор текста: Елена Черневич; Составители: Михаил Аникст и Нина Бабурина; Дизайнер: Михаил Аникст
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 59,0 МБ).
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

23 октября 2020, 21:00 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут