наверх
 

Севастополь в 1855—1856 г. : 25 фототипических снимков с редкого фотографического альбома. — Москва, 1893

Севастополь в 1855—1856
 
 
 

Севастополь в 1855—1856 г. : 25 фототипических снимков с редкого фотографического альбома / издали П. Харитоненко и Н. Голубов. — Москва : Типо-литография Т-ва И. Н. Кушнерев и Кº, 1893. — [2] с., [26] л. ил.

 

Севастополь въ 1855—1856 г. : 25 фототипическихъ снимковъ съ рѣдкаго фотографическаго альбома / издали П. Харитоненко и Н. Голубовъ. — Москва : Типо-литографія Т-ва И. Н. Кушнеревъ и Кº, 1893. — [2] с., [26] л. ил.

 
 
 
Посвящается памяти славных защитников Севастополя.
 
 
„...Имя Севастополя, столь многими страданиями купившего себе бессмертную славу, и имена защитников его пребудут вечно в памяти и сердцах всех русских“.
Из Высочайшего Приказа Российским армиям 30-го августа 1855 года.
 
 
«Севастополь, севастопольская оборона» — эти слова и теперь так много говорят каждому русскому сердцу, что нет нужды объяснять побуждения, руководившие при издании предлежащего альбома.
 
Русское общество знакомо с Севастополем эпохи осады и с его бастионами исключительно по гравюрам, литографиям и журнальным иллюстрациям, исполненным по рисункам и наброскам художников. Настоящий же альбом есть фототипическое воспроизведение фотографий, снятых с Севастополя и его навеки знаменитых бастионов отчасти вскоре после занятия его союзниками, а отчасти, вероятно, тотчас по заключении мира.
 
Воспроизведенные фототипией фотографии составляют часть старого альбома, случайно приобретенного в России у букиниста. Кто делал фотографии, вообще происхождение альбома — издателям совершенно неизвестно; вероятно, этот альбом есть один из числа очень немногих экземпляров, а может быть и единственный: по крайней мере в богатейшем севастопольском музее, по наведенным справкам, подобного альбома и фотографий нет.
 
Альбом состоит из 56 фотографий такого же формата, как и предлежащие фототипические снимки; он в черном кожаном переплете, с золотым обрезом и надписью: «Vues de Sevastopol 1855—1856». Под каждой фотографией надпись чернилами по-французски, при чем названия взяты именно те, которые употреблялись французами (напр., «grand redant», «mamelon vert» и т. п.); в выборе сюжетов для фотографий почему-то в альбоме отдано предпочтение англичанам: снято их кладбище, дом их главной квартиры, несколько их лагерей и батарей, санатории. Многие фотографии исполнены довольно удовлетворительно в смысле передачи деталей, но все от времени более или менее попорчены, выцвели, некоторые настолько, что представляют из себя грязножелтые пятна с неясными очертаниями, так что из 56 видов можно было выбрать для фототипического воспроизведения только 25, большинство которых все-таки имеют различные изъяны, переданные, конечно, и на фототипиях.
 
Фототипии все вышли очень удачно, некоторые передают детали даже лучше, рельефнее, чем полувыцветшие оригиналы.
 
Для лиц мало знакомых с Севастополем приводим для ориентирования краткие пояснительные замечания к некоторым снимкам.
 
Севастопольская батарея. Амбразуры обеих пушек завешены щитами, сплетенными из каната, для зашиты от ружейных пуль.
 
Знаменитая каменная башня на Малаховом кургане, снятая со стороны бастиона. На ней виден установленный французами оптический телеграф, рядом домик для телеграфистов, а направо силуэт французского часового (очень выцвело на фотографии).
 
Неприятельская батарея перед Малаховым. Вдали виден оптический телеграф на башне Малахова. Место занятое неприятельскими пушками (называвшееся у французов „mamelon vert“) соответствует, приблизительно, знаменитому Камчатскому люнету.
 
Блиндаж 3-го бастиона, в котором жил адмирал Панфилов. У этого блиндажа, на скамье, 28 июня 1855 сидел Нахимов в свое последнее посещение 3-го бастиона (не прошло часа — он был смертельно ранен на Малаховом кургане).
 
Внутренность 3-го бастиона. Картина полного разрушения вероятно вследствие взрыва пороховых погребов, произведенного нашими при отступлении. На первом плане влево видна казенная часть большого орудия заваленного турами. Дульная часть другого, стоящего боком, орудия повреждена. Всякий, кто побывал на эспланаде дома инвалидов в Париже, вероятно, заметил, что находящиеся там австрийские и другие пушки, взятые во время оно французами, целехоньки и как будто только что сейчас вышли с пушечного завода, стоящие же рядом севастопольские орудия все избиты и изранены!
 
Вид от Малахова на южную и северную бухты. Вдали, влево, на выходе в море, на северной стороне, еле виднеется Константиновская батарея; ниже, на стрелке, у входа из северной (т. е. из большого рейда) в южную бухту видна огромная двухъярусная Николаевская батарея; напротив нее, правее, виден у входа же из северной бухты в южную Павловский мысок с развалинами взорванной нашими при отступлении Павловской батареи.
 
Вид на южную бухту со стороны 3-го бастиона. Виден мост служивший для сообщения Корабельной стороны с самим Севастополем.
 
Вид со стороны Малахова на южную сторону (на самый город). Вдали на море видны неясные силуэты неприятельских кораблей. Видны многочисленные здания Севастополя. Южной бухты, находящейся между Малаховым и городом, не видно, она закрыта ближайшими зданиями (Корабельной стороны).
 
Вид с Малахова на северную бухту и на корабельную сторону. Вдали неясно видна северная сторона с ее зданиями и укреплениями. Ниже, справа налево, тянется полосою северная бухта (т. е. большой севастопольский рейд). Справа по ее южному берегу виден акведук — часть водопровода снабжавшего севастопольские доки. Южнее, влево, видны ряды, перпендикулярно к бухте, более или менее разрушенных зданий Корабельной стороны.
 
Корабельная бухта и Павловский мысок. На первом плане возвышается подъемный кран, поставивший на своем веку не мало мачт на корабли доблестного черноморского флота. Вправо видна корабельная бухта. Вверху справа налево тянется Павловский мысок с его зданиями, оканчивающийся (слева) развалинами взорванной нашими Павловской батареи.
 
Вид из города (с южной) на корабельную сторону. На первом плане тянется ряд зданий Павловского мыска. Справа у последнего здания виден вход из южной бухты в корабельную бухту. Вдали виден склон Малахова кургана.
 
Доки и корабельная бухта. На первом плане доки; влево от них тянется южная бухта; над нею еле видна Графская пристань, над которой возвышается колоссальная Николаевская батарея. Направо, вдали, Павловский мысок, а между ним и доками маленькая корабельная бухта.
 
Вид с северной стороны на Севастополь. Видны разбитый затонувший пароход и другие суда. Вдали, справа, виден самый Севастополь, а левее — Павловский мысок. Правее Павловского мыска (где видна мачта затонувшего судна) — вход в южную бухту.
 

 

 

Все фотографии альбома

 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 
 
Севастополь в 1855—1856
 

 

 
Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 54,0 МБ).
 
 

26 ноября 2022, 15:06 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «Алюмпарк»
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»