наверх
 
Удмуртская Республика


Советский Таджикистан = Toçikistoni Soveti. — Москва ; Ленинград, 1936

Советский Таджикистан = Toçikistoni Soveti / Под общей редакцией Бруно Ясенского. — Москва ; Ленинград : ОГИЗ—ИЗОГИЗ, 1936  Советский Таджикистан = Toçikistoni Soveti / Под общей редакцией Бруно Ясенского. — Москва ; Ленинград : ОГИЗ—ИЗОГИЗ, 1936  Советский Таджикистан = Toçikistoni Soveti / Под общей редакцией Бруно Ясенского. — Москва ; Ленинград : ОГИЗ—ИЗОГИЗ, 1936
 
 

Советский Таджикистан = Toçikistoni Soveti / Под общей редакцией Бруно Ясенского. — Москва ; Ленинград : ОГИЗ—ИЗОГИЗ, 1936. — 203, [91] с., [33] л. ил., портр. : ил., портр. + 1 отд. л. карт.

 
 
Издано Государственным издательством изобразительных искусств по постановлению ЦИК Таджикской ССР.
 
 

Академик А. Е. Ферсман

О ПРЕКРАСНОМ НАСТОЯЩЕМ И БУДУЩЕМ СТРАНЫ

 
Двенадцать лет — это момент в истории человечества, это ничтожный миг в истории земли и это целая вечность, целая непроходимая пропасть между прошлым и настоящим — ворота в мир новых идей, новой жизни и новых побед энергии, воли и мысли!
 
Старый царский Туркестан с военными поселками, со старым укладом многовековой жизни Востока стоит по ту сторону этой грани; по эту сторону расстилается — залитая солнцем новых идей, новой стройки, энтузиазма свободных народов — Средняя Азия Союза советских социалистических республик.
 
 
Советский Таджикистан = Toçikistoni Soveti
 
 
Если бы мы попытались охватить глазами всю территорию Средней Азии, мы увидели бы совершенно новую картину — новый Туркестан, столь отличный от Туркестана времен первых его исследователей — И. В. Мушкетова, Северцова и Федченко.
 
У самых берегов Каспийского моря, на границах с иранскими землями мы увидели бы многочисленные вышки нефтяных промыслов, среди них замечательное достижение советской науки — Нефтедаг, соляные промыслы Куули, зачатки мощного комбината, охватывающего весь Карабугаз, и далее, на юге, огромные поля ирригационных работ, новый субтропический плацдарм рек Атрека и Сумбара.
 
Мы увидели бы линию новых автомобильных путей, бегущую через пустыни Кара-Кума, в центре 2 серных завода и дальше, вокруг, от Ашхабада на юге до Хивы на севере, от Узбоя на западе до прибрежной Аму-Дарьи на востоке, многочисленные точки культурных поселений, школ, больниц, кооперативов. Перед нами развернулась бы панорама молодой Каракалпакской республики — новый центр промышленности Кзыл-Кумов в Тамдах, где первая радиостанция связала впервые центр песков и степей с культурными оазисами Зеравшана, Чирчика и Сыр-Дарьи. Дальше к востоку — строящийся Узбекистан: перехваченные бурные воды Чирчика с его новыми заводами. Дальше на юг — Алмалык с его запасами меди, цветущая Фергана с новыми фабриками и заводами, рудниками и копями соли, серы, урана, ванадия, сурьмы, мышьяка, ртути, плавика.
 
Но особенно замечательна картина южных частей Средней Азии, там, где смыкаются или сближаются границы Афганистана, Индии, Китая и СССР, где на территории около полутораста тысяч кв. метров выросла, растет и развивается молодая Таджикская советская республика.
 
Мы увидим здесь воочию, что можно сделать и узнать за несколько лет там, где не было ни дорог, ни даже вьючных троп, где пустынные низины смыкаются с высочайшими в мире снежными нагорьями Памира!
 
Географический облик Таджикистана представлял собой белое или, вернее, черное пятно. Пятно это постепенно и упорно сжималось планомерной и многолетней атакой отрядов альпинистов, геоморфологов, картографов, фотограмметристов, географов и туристов. В героической борьбе, трудности которой лишь оттенялись эпически-спокойными докладами Н. В. Крыленко и Н. П. Горбунова, сумевших общим планом объединить все эти силы, мы узнали новый Таджикистан, с новыми хребтами и новыми пиками, оставившими позади высочайшие вершины мира, с ледяными реками, длиною в 100 километров. Среди сплошных ледяных покровов, из-под сотен метров синего фирна и льда вырисовывались перед нами отдельные звенья огромной производительной силы Памиро-Дарвазского Золотого пояса.
 
И все же еще остались сотни тысяч квадратных километров, куда не ступала нога геолога или географа; еще не ясны облики пограничных хребтов, еще беспредельно широки и заманчивы перспективы географии и геологии Памира, как узла среднеазиатских и общеазиатских проблем. Еще нет единой карты Таджикистана, нет общего географического описания его разнообразной территории, нет охвата его единой географической мыслью, — не близорукой мыслью старого географа-фотографа, а нового географа-мыслителя, в синтезе природы и человеческого труда читающего пути социально-культурного и экономического развития страны.
 
За 6 лет экспедицией под руководством Н. П. Горбунова проделана огромная аналитическая и творческая работа, разбужена мысль, зажжено увлечение, созданы кадры, поставлены вехи, протянуты нити триангуляционных сетей: географический ландшафт схвачен в своих основных чертах, и на его карте уже сейчас могут закономерно решаться проблемы географии производительных сил, их размещения, их использования. Первым и основным производством Таджикистана является сельское хозяйство, всецело вытекающее из географических особенностей страны: солнца, воды, гор в их сочетании и взаимном сплетении.
 
Больше половины нашего Союза обращено к Ледовитому океану, направлено лицом на север. Сравнительно ничтожны по размерам, но богаты своими производительными силами те части СССР, где солнце светит постоянно, нагревая воздух до 47,5°, а солнечная инсоляция и обилие влаги позволяют сравнивать эти места с областями Средиземного моря. Такие углы нашего Союза мы должны особенно охранять, понимая, что перед нами редкая жемчужина страны.
 
Потому совершенно понятно, что наше основное внимание должно быть обращено на большие задачи сельского хозяйства Таджикской республики и на его достижения. Я говорю прежде всего о достижениях, потому что сдвиги здесь действительно громадны. Вовлечение 60% хозяйств в колхозную форму производства изменило самый уклад хозяйств; новые культуры, в частности египетский хлопчатник, изменили лицо сельскохозяйственного Таджикистана; изменилась коренным образом и вся основа сельского хозяйства, поставленного на новые пути индустриализации и химизации. С новыми достижениями пришли и новые заботы, ибо новизна задачи требовала новых методов исследования, и не только новых методов, но и новых научных идей и новых людей.
 
Новые задачи насаждения египетского хлопка и новых культур как на богарных, так и на поливных землях потребовали новой научной мысли, вызвали необходимость всестороннего изучения отдельных сортов этих культур, глубокого охвата всех условий их развития, выявления форм борьбы с сорняками. Громадная научно-исследовательская работа нахлынула на нас в связи с этими огромными проблемами, и мы должны сознаться, что наука с ними еще не справилась.
 
Новые заботы и новые задачи исследований росли по мере того, как становилось очевидным, что именно Таджикистан явится будущим центром египетского хлопка, этого основного богатства нашей текстильной промышленности. Вместе с тем именно хлопок показал, что на будущих путях своего развития сельское хозяйство должно коренным образом видоизмениться на основе механизации, индустриализации и химизации, что развитие культурного растения неразрывно связано с методами его обработки и технологией. Проблема нового подхода к сельскому хозяйству, превращения его из наполовину замкнутой хозяйственной формы в отрасль промышленную стоит на очереди перед Таджикистаном.
 
Построить на новых началах новое сельское хозяйство можно, только разрешив проблемы энергетики. До сих пор энергетика Таджикистана рисовалась прежде всего в громадном количестве запасов водных сил горных рек. Нам хорошо знакома картина условий и фазы зарождения энергии этих масс воды, ибо именно избыток воды характеризует собой Таджикистан. И если вообще мы знаем, что в Средней Азии не земля, а вода определяет богатство отдельных районов, то здесь, наоборот, отдельные клочки горных полей, отдельные площади орошаемых земель низин определяют собою, в сущности, тот лимит, на котором может строиться сельское хозяйство.
 
Естественно, что именно вода и ее избыток явились первым и основным богатством Таджикистана, на которое надо обратить серьезнейшее внимание, в целях ее комплексного использования, как источника энергии, как основы сельского хозяйства, как химического вещества и как базы для развития транспорта.
 
И здесь открылась за последние годы замечательная картина. Свыше 15 млн. киловатт, следовательно, добрый десяток наших Днепростроев, определяют собой реальные и возможные запасы энергии Таджикистана. Это участок самых крупных концентрированных запасов гидроэнергии всего Союза. Перед будущими исследователями встает громадная задача: овладеть этими запасами, изучить их капризное течение, наметить меры, при помощи которых эти богатые запасы гидроэнергии подчинить нашей воле. Гидролог и энергетик должны итти здесь рука об руку с геологом и экономистом.
 
Но воды как энергетической базы еще мало. Нужны и другие энергетические ресурсы. Такими в Таджикистане являются уголь и нефть. Нужно отметить, что в области изучения нефти и угля мы являемся свидетелями необычайного торжества теоретической мысли. Старая идея о постоянных неизменных горизонтах нефти не позволяла итти глубже определенного слоя, так называемого ферганского яруса. А между тем теоретическая мысль подсказывала, что образований нефти надо искать на больших глубинах и буровые скважины нужно доводить до 1000—1500 метров, а, может быть, и до 2 километров. Лишь в итоге длительной борьбы эта идея вытеснила старое представление о нефтяных запасах, связанных лишь с Ферганской котловиной. Наши геологи подсказывают уже три района, на которых будет базироваться будущая нефтяная промышленность Таджикистана: север, 3еравшан и юго-запад.
 
Зарождение нефти связывается сейчас определенно с глубинами юрских пород, подстилающих весь Южный Таджикистан. Новые возможности и неожиданности в этой области смогут совершенно видоизменить современное представление, особенно о нефтяных запасах юго-западных районов. С этими же юрскими породами связывают геологи-угольщики громадные запасы угля, не менее полмиллиарда тонн, того самого угля, о котором раньше говорилось, что его почти нет на территории Таджикистана. Геологическая мысль определенно подсказывает, что угольные скопления приурочены ко всему протяжению юрской толщи, а не связаны исключительно с районами Ферганы.
 
Тает и исчезает старая легенда о том, будто Средняя Азия бедна полезными ископаемыми. Все яснее становится, что те вещества, о которых мы сейчас знаем, являются в сущности лишь частью многочисленных ископаемых богатств Средней Азии, скрытых еще в ее недрах.
 
Мы видим прежде всего на севере Кара-Мазар. Он всплывает перед нами отдельными многочисленными островами полиметаллов и полезных ископаемых, составлявших до сих пор силу и мощь Уральского хребта. На юг от Кара-Мазара выявляются совершенно новые процессы, словно отголоски тех горных цепей, которые пришли с Кавказа через Копет-Даг. Они приносят с собой другие богатства, которые составят будущее горного Таджикистана. Уже сейчас наметились три больших района горной промышленности: это замечательный Ленинабадский район, среднее течение Зеравшана и, наконец, область Дарваза, прилегающая к тем хребтам, которые с востока замыкаются большими золотыми поясами, с запада прилегают к ним богатейшие угли, соли, фосфориты, нефть...
 
Все эти районы заставляют говорить о комбинированном хозяйстве, ибо хозяйство социалистическое есть прежде всего хозяйство комбинированное. В нем не может быть самостоятельных и независимых отдельных частей, все сливается в единый комбинат: хлопковое поле тесно связано с индустриализацией страны, горная промышленность переплетается с энергетикой, энергетика с ирригацией, а продукция промышленности снова возвращается на хлопковое поле в виде удобрения.
 
Этот новый комплексный подход к использованию производительных сил необычайно ярко выявился за последние годы. Три крупнейших центра будущей промышленности стали вырисовываться на территории Таджикистана. Первый — ворота Ферганы, это район, где богатейший Кара-Мазар со своим свинцом, цинком, висмутом, серебром и рядом редких металлов определяет основные линии будущего, когда к этим металлам присоединятся, с одной стороны, угольные богатства Шураба и соли Сангара, а с другой — богатейшие возможности сельского хозяйства. Здесь — центр плодоводства, шелководства, с новой большой шелкомотальной фабрикой, центр промышленного использования растительных богатств, начиная с эфирных масел и кончая консервами и фруктами. Второй промышленный центр намечается в среднем течении Зеравшана, там, где запасы угольных месторождений, вместе с нефтью и гидроэнергией, определяют возможности различных производств. Наконец, третий центр намечается там, где громадная территория подлежит еще исследованию, где к египетскому хлопчатнику присоединится крупная химическая промышленность, на основе соли, серы, фосфоритов, калия, угля, нефти и гидроэнергии.
 
 
Шураб — угольная база Таджикистана
Шураб — угольная база Таджикистана
 
 
В каменноугольных рудниках Шураба под руководством старых мастеров выковываются кадры таджиков-стахановцев, призванных освоить для растущей промышленности республики неисчерпаемые горные богатства Таджикистана.
В каменноугольных рудниках Шураба под руководством старых мастеров выковываются кадры таджиков-стахановцев, призванных освоить для растущей промышленности республики неисчерпаемые горные богатства Таджикистана.
 
 
Советский Таджикистан
 
 
Исфара — родина таджикской нефти. На старейшем нефтепромысле им. КИМ в 1935 г. заново оконтурено свыше 200 га нефтеносной площади, которая обогатит промысел 180 новыми скважинами.
Исфара — родина таджикской нефти. На старейшем нефтепромысле им. КИМ в 1935 г. заново оконтурено свыше 200 га нефтеносной площади, которая обогатит промысел 180 новыми скважинами.
 
 
В тесной связи с проблемой этих трех больших центров стоит проблема дорог; успех и темпы промышленного развития Таджикистана будут зависеть всецело от успеха и темпов дорожного строительства. Речь идет не только о памирской магистрали, героически проложенной через перевалы выше Монблана, и не только о той замечательной дороге, которая соединила юг Таджикистана — Сталинабад — с севером — с Ура-Тюбе и Самаркандом, врезываясь на целые километры в горные хребты, чтобы полутоннелями пройти по обрывистым берегам, где раньше вились лишь опасные овринги. Старые овринги, по которым можно перебраться с величайшим трудом, прижимаясь к стенке нависшей скалы, заменяются на наших глазах автомобильной дорогой. Проблема дороги в условиях Таджикистана необычайно сложна и трудна. Будущее Таджикистана не только в крупных автомобильных путях, но и в целой сети простых гужевых дорог, вплоть до вьючных и пешеходных троп, которые, подобно системе артерий, должны пронизать всю территорию Таджикистана.
 
Вместе с тем за последние годы мы были свидетелями широкого разворота нового городского строительства. Проезжая Ленинабад, вы видите, как старый кишлак с тесными глиняными домами и дувалами прорезает насквозь новая широкая улица, обрамленная новыми постройками, вы видите широкие площади с прекрасными двухэтажными общественными зданиями. Это не просто растет новый город, это новый быт врывается и взламывает старые формы.
 
Новый Сталинабад, город, который строится на месте кишлака Дюшамбе, представляет собой уже сейчас культурный центр с прекрасно продуманной планировкой. Идея социалистического города нашла в нем замечательное воплощение. Мне пришлось за последние годы видеть ряд новостроек, — я видел их на Урале и в далекой Сибири, в полярной Кольской области и в центральных областях Союза, но нигде я так явственно не ощущал определенную мысль, заложенную в строительстве нового города и последовательно реализованную с учетом определенных климатических условий — избытком солнца, избытком пыли — с учетом всех положительных и отрицательных черт южного климата.
 
Очень много сделано для обеспечения роста той главной производительной силы, которую, как это правильно отметил академик Ольденбург, в увлечении техницизмом мы часто недооцениваем. Я говорю о самом человеке, о самом таджикском трудящемся. В этой области перед нами стоят на очереди многочисленные и сложные проблемы: изучить народ, выработать новую терминологию не только научную, но и терминологию нового быта, нового уклада, создать словарь, общими силами помочь развитию новой литературы, подъему национального по форме искусства.
 
Проблема изучения человека в его борьбе с предрассудками старого быта имеет огромное не столько теоретическое, сколько практическое значение. Изучая человека, как производительную силу, наука раскрывает перед нами картину громадных сдвигов, происшедших здесь за последние годы, и совершенно видоизменивших лицо кишлака, видоизменивших психологию старого дехканина.
 
Работа, проделанная в этой стране научными силами, не сводилась, однако, только к оценке прошлого. Мы пытались заострить основные проблемы будущего, и мы не раз имели возможность заверить представителей Таджикской республики, что научный мир работает вместе с ними и на них. «Во многих вопросах, которые остались здесь неразрешенными, — говорили мы им, — виновата ваша же молодость и молодость самой науки, которая только за последние годы обратилась к анализу проблем общекомплексного значения. Наука в Таджикистане так же молода, как и сама Таджикская республика. Если она сейчас еще не разрешила целого ряда проблем, не могла полностью наметить задачи текущей пятилетки, то все же показательно уже одно наличие совершенно новых проблем, показательно, что наука работает над их скорейшим разрешением».
 
Мы обращались одновременно и к тем научным работникам, которые за последние годы работали в Таджикистане. «Мы уверены, — говорили мы им, — что в оставшиеся годы второй пятилетки вы еще больше развернете и углубите свои исследования, что Таджикистан заразил вас своей волей к творчеству, той замечательной энергией, которая строит там новую экономику». Наша наука сумеет отойти от старых, несколько узких «академических» форм и не разрозненно, а в едином построении подойти к разрешению больших очередных задач. Мы надеемся, что на примере Таджикской экспедиции широкие круги советской науки убедились, как велико значение такой комплексной работы. Опыт замечательного народа, строящего социализм в необычайно трудных условиях бездорожья, борьбы со старым бытом, борьбы с остатками кулачества, вполне оправдал этот новый метод широкого географического охвата, метод, который должен быть перенесен на всю работу по изучению нашей советской страны, ее производительных сил и их использования.
 
Нужно продолжать всемерное укрепление социалистических позиций Таджикистана, нужно покрыть маршрутами экспедиций всю Таджикскую республику и решительно ликвидировать ее белые и черные пятна. И мы не можем не приветствовать эту замечательную страну, которая, несмотря на все препятствия, строит свое будущее вместе с трудящимися всего Союза, поднимает целину, настоящую целину большой таджикской земли и зажигает яркий социалистический светоч для всей Азии и всего Востока, светоч новой свободной жизни!
 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
Глава первая. МИНУЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКУЮ СТАДИЮ РАЗВИТИЯ
Речь тов. Сталина на совещании передовых колхозников и колхозниц Таджикистана и Туркменистана с руководителями партии и правительства 4 декабря 1935 г.
АБДУЛЛА РАХИМБАЕВ — Советский Таджикистан.. 1
ШИРИН-ШО ШОТЕМОР — Советы Таджикистана.. 18
ГАСЕМ ЛАХУТИ — Корреспонденция.. 26
 
Глава вторая. НА ОСНОВЕ КОЛХОЗНОГО СТРОЯ
А. М. КАКТЫНЬ — Хлопок — основа сельского хозяйства.. 32
САЙФУЛЛА АБДУЛЛАЕВ — В борьбе за египетский хлопок.. 46
ГАНИ АБДУЛЛО — Вахш.. 54
БРУНО ЯСЕНСКИЙ — Долина египетского хлопка.. 58
АКАДЕМИК Н. И. ВАВИЛОВ — Земледелие Таджикистана.. 70
АВЕЗОВА — Шелководство.. 76
БОГОДУР МАКСУМОВ — Плодоводство Таджикистана.. 80
МЕРИДИН АМДИНОВ — Крыша мира.. 92
ПРОФЕССОР П. А. БАРАНОВ — Штурм высокогорий.. 100
 
Глава третья. НА ПУТЯХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ
В. Д. КАРАМОВ — Борьба с бездорожьем.. 112
АКАДЕМИК А. Е. ФЕРСМАН — О прекрасном настоящем и будущем страны.. 118
Промышленность Таджикистана.. 128
ГАСЕМ ЛАХУТИ — Город Сталина городу Ленина.. 144
 
Глава четвертая. НАЦИОНАЛЬНАЯ ПО ФОРМЕ, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПО СОДЕРЖАНИЮ
К. Д. АБДИНОВ — Культурное строительство Таджикистана.. 148
ГАСЕМ ЛАХУТИ — Литература Таджикистана.. 160
Д. МИРСКИЙ — Таджикистан в советской и зарубежной литературе.. 170
В. ЛУГОВСКОЙ — Съезд.. 180
 
Глава пятая. НА-СТРАЖЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РОДИНЫ
Т. Т. ШАПКИН — Конец Ибрагима-бека.. 184
А. Т. ФЕДИН — Таджикские национальные части.. 196
 

 

Примеры страниц

 
И. Сталин  Герб Таджикской ССР
 
Советский Таджикистан
 
С. К. Шадунц, секретарь ЦК КП(б) Таджикистана  Абдулла Рахимбаев, председатель ЦИК СССР и СНК Таджикской ССР
 
Сталинабад  Сталин в Таджикистане
 
Н. Б. Терпсихорова. Школьница-таджичка (Ленинабадский район)  Мельничный комбинат в Янги-Базаре
 
Таджик  Дороги Таджикистана
 
Дома рабочих консервного завода в Ленинабаде  Издания Таджикистана
 
Наркомпрос Таджикской ССР и Таджикское государственное издательство в Сталинабаде  Государственная библиотека им. Фердоуси в Сталинабаде
 
Издания Таджикистана  на страже социалистических полей
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 198 МБ).
 
 

16 июня 2019, 13:33 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут