наверх
 
Удмуртская Республика


Столпянский П. Н. Старый Петербург. Петропавловская крепость. — Москва ; Петроград, 1923

Старый Петербург. Петропавловская крепость : Историко-художественный очерк / П. Н. Столпянский. — Москва ; Петроград : Государственное издательство, 1923  Старый Петербург. Петропавловская крепость : Историко-художественный очерк / П. Н. Столпянский. — Москва ; Петроград : Государственное издательство, 1923
 
 

Старый Петербург. Петропавловская крепость : Историко-художественный очерк / П. Н. Столпянский. — Москва ; Петроград : Государственное издательство, 1923. — 134 с., ил.

 
 

[Введение]

 
Смело, дерзновенно, словно брошен вверх, к бесстрастным небесам, изящный, тонкий, ярко блестящий шпиц Петропавловского собора — он весь порыв, сплошное стремленье... и тем таинственнее, мрачнее кажутся выросшие из воды гранитные стены Петропавловской крепости... Зачем появилась среди города эта крепость, кого должны защищать ее твердые стены?.. В самом деле, какое стратегическое значение имеет Петропавловская крепость — этот вопрос невольно должен зарождаться в уме каждого петербуржца, когда он проходит по гранитным набережным Невы, напротив крепости, или, взойдя на средину Троицкого моста, на мгновение остановится, очарован дивной перспективой, раскрывшейся перед ним: стрелка Васильевского острова с ее Петровской кунсткамерою (ныне библиотека Академии Наук), с биржею Тома де Томона и двумя ростральными колоннами, в центре Петропавловская крепость, затем Петербургская сторона с прихотливым сочетанием — Тамерлановой мечети, маленького, утонувшего в зелени сада домика Петра Великого и с величественной, массивной постройкою со шпилем, во вкусе былых голландских домов, зданием нескольких городских школ, и наконец, как заключение этой картины, протянувшийся на громадное расстояние, примитивный фасад бесконечно-длинного здания бывшего сухопутного госпиталя постройки Трезини на Выборгской стороне... Стоишь и чувствуешь всю правдивость, всю глубокую верность незабываемых Пушкинских стихов:... «Люблю твой строгий, стройный вид»...
 
Но для того, чтобы ответить на выше заданный: вопрос: почему и для чего появилась Петропавловская крепость — нужно покинуть современный Петроград и унестись мыслью далеко, далеко в седую даль времен, — от нынешнего двадцатого века перейти к только что народившемуся XVIII...
 
19 ноября 1700 года молодой, едва вышедший из юношеского возраста шведский король Карл XII разбил под Нарвою одного из членов составившейся против него коалиции — России, Польши и Дании... Разбит был царь Московский Петр Алексеевич, его армия была чуть ли не поголовно уничтожена, значительная часть легла под стенами Нарвы, громадное количество было взято в плен, уничтожена артиллерия, воинские припасы. Поражение было, видимо, настолько громадно, что Карл XII пришел к выводу, — роль Руси кончена, этот член коалиции должен считаться выбывшим из строя, на него не стоит более обращать внимания и надо сокрушать других врагов и главным образом Саксонию и Польшу — король Польский Август II был в то же время и саксонским курфюрстом... И Карл XII, оставив для защиты прибалтийских провинций двух своих генералов Шлипенбаха и Крониорта с 15-тысячным войском, дал Петру передышку — и юный монарх нарождающейся юной России воспользовался этой передышкою: создано было новое войско; не было меди для пушек, но много было колоколов в старой Москве с ее сорока сороками церквей, в громадных монастырях христолюбивой России, и колокола были превращены в пушки, они должны были по-иному заговорить; и с ново-созданными силами, с новой армией Петр Великий решил на удар Карла XII ответить своим таковым же ударом и перенести борьбу в шведские пределы, в Ингерманландию, которая, положим, всего только 200 лет, в силу, Столбовского мира, перешла во владение шведов и переменила прошлое русское название — Ижорская Земля — название, данное ей еще великим Новгородом, на шведское Ингерманландия... И 26 сентября 1702 года войска Петра Великого обложили шведскую крепость Нотебург, древний новгородский Орешек, построенный в 1323 году на островке, лежащем при истечении реки Невы из Ладожского озера и густо заросшем орешником, отчего и крепость, основанная на нем, получила свое название — Орешек; когда же крепость перешла к шведам, они перевели русское название на свой язык, и появился Нотебург, т.-е. город ореха... «Правда, что зело жесток сей орех был, — писал сам Петр Великий об осаде Нотебурга, — однакожь, слава Богу, счастливо разгрызен»... С 1 по 11 октября крепость, тщательно блокированная русскими (особый отряд был переправлен на другой берег и прервал таким образом сношения крепости с Ниеншанцом, Выборгом и Кексгольмом, целая флотилия судов и лодок окружала Нотебург и по Неве и по Ладожскому озеру), подвергалась бомбардированию, 11 октября был «жестокий штурм», гарнизон понес громадные потери и сдался на капитуляцию. При сдаче комендант крепости, по обычаям того времени, поднес Петру ключ от ворот крепости, и Петр Великий велел прибить этот ключ над входом в западную башню, прозванную впоследствии Государева — это прибитие ключа и дало повод не возобновить старое, уже утратившее свое значение, название «Орешек», а дать крепости новое — Шлиссельбург — т.-е. город ключа... Взятием Нотебурга было только положено начало: истоки Невы опять оказались в русских руках; продолжение последовало весною следующего 1703 года. При завладении Ижорской землею шведы в 1632 году при впадении реки Охты в Неву выстроили крепость Ниеншанц, которая, таким образом, построенная почти в устье Невы, защищала конец этой реки. 2З апреля 1703 года генерал-фельдмаршал граф Шереметев с 20.000 войска выступил из Шлиссельбурга по дороге, правым берегом Невы; с Шереметевым были два полка гвардии — Преображенский и Семеновский в числе 7 батальонов, под командою генерал-майора Чамберса, десять полков 2-х батальонных генерала Репнина, 10 батальонов генерала Брюсса, два полка драгунские и новгородские дворяне с окольничим Петром Апраксиным. На другой день, не доходя 15-ти верст до Ниеншанца, Шереметев выслал водою на судах отряд в 2.000 человек пехоты, под начальством полковника Нейтгарда и Преображенского полка капитана Глебовского для производства рекогносцировки. В ночь на 25-ое число отряд, прибыв к городу, напал на шведский пост в 150 человек, бывший у самого входа в крепость, и обратил его в бегство, захватив двух пленных. Некоторые люди из отряда взобрались даже на вал, но, не имея ни лестниц, ни ручных гранат, принуждены были отступить. Рано утром 25 апреля к крепости прибыл и сам фельдмаршал и расположился лагерем вкруг Ниеншанца. 26 числа была доставлена на судах осадная артиллерия в числе 16 мортир и 48 пушек, вслед за артиллериею прибыл и сам Петр, с ним адмирал Ф. А. Головин, постельничий Головкин, кравчий Нарышкин, думный дворянин Зотов, известный лифляндский дворянин фон-Паткуль и генерал-адъютант польского короля полковник Арнштет. Сейчас же начались осадные работы — возводились окопы, устраивались батареи; они продолжались 27, 28 и 29 апреля — штурм Ниеншанца был назначен на 30 апреля.
 
В это же время Петр «яко капитан бомбардирский» взял с собою на 60-ти лодках 4 роты Преображенского и 3 роты Семеновского полка, спустился вниз по Неве, к ее устью, на рекогносцировку.
 
Около нынешнего Смольного монастыря, река Нева — как это ясно видно из прилагаемой карты дельты Невы — делает последнюю большую луку и затем, перед впадением в Финский залив, разделяется на три рукава: Невку, большую и малую Неву. Когда Петр Великий с своею флотилиею выплыл «на простор большой реки» — а самое широкое здесь место около 1 версты, то, весьма естественно, пред ним возник вопрос: где же идет фарватер реки? все ли эти три рукава судоходны, или фарватер идет по одному из них, а если так, то по которому? — Нужно было, следовательно, прежде всего разыскать этот фарватер, но делать это всей флотилией, в 60 довольно больших лодок, конечно, неудобно — нужно послать одну, две лодки, а остальным пристать куда-нибудь и подождать результатов, но куда пристать? И посреди Невы находился маленький островок (на котором сейчас построена Петропавловская крепость), оторванный каким-то неизвестным для нас геологическим переворотом от большого острова, в то время называемого Фомин остров, сейчас это — Петербургская сторона. Маленький островок носил у местных жителей название Енисари, что означало Заячий островок. И более чем вероятно, что Петр Великий со своею флотилией пристал к Енисари ожидать результатов промерки фарватера.
 
 
Рис. 1. Карта Дельты Невы 1703 года.
Рис. 1. Карта Дельты Невы 1703 года.
 
 
А фарватер в Неве, оказывается, шел довольно любопытно: судоходна была только большая Нева, причем фарватер шел вдоль берега Васильевского острова до нынешней стрелки и здесь круто переходил на противоположный берег к современной Адмиралтейской стороне. Таким образом, если на островке Енисари поставить батарею или, что еще лучше, устроить крепость, то ни один из кораблей находящегося в Финском заливе шведского флота не сможет проникнуть в Неву, он попадет под обстрел этой батареи или этой крепости на островке Енисари. И, следовательно, шведский флот не сможет попытаться вернуть Нотебург, уже взятый русскими, или оказать помощь Ниеншанцу, только что обложенному русскими, и, наконец, шведский флот тогда не сможет проникнуть в Ладожское озеро, где во многих местах строился зарождаемый русский флот. — Это обстоятельство, удобное расположение острова Енисари относительно Невского фарватера, и было учтено Петром Великим при его рекогносцировке вечером 28 апреля 1703 года.
 
Около полудня 30 апреля на русских батареях, воздвигнутых у Ниеншанца, все было приготовлено для открытия бомбардирования. Фельдмаршал граф Шереметев послал к коменданту трубача Готфрита с увещевательным письмом о сдаче города.
 
Не ранее 6-ти часов вечера, уже после того как за ним был послан барабанщик, вернулся трубач с письмом от коменданта, который объявил, что будет защищать город, врученный ему королем для обороны. Около 7-ми часов вечера наши батареи открыли пальбу залпами из 20-ти пушек 24-х фунтовых и из 12-ти мортир; бомбардирование продолжалось непрерывно до 5-ти часов утра 1-го мая, когда в крепости дали сигнал о сдаче «стали бить тамадь». После того стрельба прекратилась, для открытия переговоров из крепости высланы в наш лагерь «аманатами» капитан и поручик, а от нас отправлены заложниками от Семеновского полка капитан, а от Преображенского сержант. Переговоры затянулись. Из крепости выслан майор с просьбою отложить сдачу до 10 часов утра следующего дня, но Шереметев отвечал сурово, требуя дать ответ немедленно. Против предложенных пунктов капитуляции Петр сделал собственноручно свои замечания. В окончательном договоре решено было: сдать русским Ниеншанц в тот же день 1-го мая, гарнизону «с 4 железными пушками и всяких чинов шведским людям отступить к Нарве с распущенными знаменами, с драгунским знаком, с барабанным боем, с верхним и нижним ружьем и с пулями во рту». Вечером в 10 часу Преображенский полк введен в крепость. На другой день, в воскресенье 2 мая, в лагере был отслужен благодарственный молебен при троекратной пальбе из пушек и ружей¹).
____________
¹) П. Бобровский. Петр Великий в устье Невы, стр. 21 и 22.
 
Однако, несмотря на заключенный договор, гарнизон Ниеншанца не был отпущен 1 мая, его освободили только 9 мая и причем отпустили не в Нарву, а в Выборг, неделя замедлении объяснялась довольно просто — в устье Невы взошли шведские суда, Петр Великий решил ими завладеть, весьма понятно, что в этот политически важный момент нельзя было выпускать вражеский отряд. 10 мая 1703 года праздновали только что одержанную морскую викторию и после этого решили приступить к заложению Петербурга. Здесь мы встречаемся с легендами. Бороться с легендами — дело безнадежное, легенда в массе сильнее самых строгих, логических доказательств, и опровержение обыкновенно усиливает власть легенды. Вполне сознавая данное обстоятельство, мы все-таки считаем нужным доказать неправильность той легенды, которою окружен факт основания Петербурга.
 
Легенда эта воплотилась и в дивных стихах великого русского поэта, и в подделке под летопись, в описании заложения, наконец, и в произведениях кисти художников.
 
Поэт с такою поразительною силою нарисовал нам картину создания Петербурга. Помните.
 
На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И в даль глядел...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И думал он: отсель грозить мы будем шведу,
Здесь будет город заложен
На зло надменному соседу,
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно!
 
Таким образом, Петр Великий задумал Петербург — как окно в Европу, для этой цели он стремился на устье Невы, для этой цели он и начал войну со шведами. Этот поэтический образ гипнотически действовал и на других исследователей, повторивших то, что сказал поэт. А в рассказе о самом заложении Петербурга, сохранившемся в одном из старых описаний Петропавловского собора, повествовалось нижеследующее: «Осматривая остров Енисари, Петр I взял у солдата башнет, вырезал 2 дерна и, положив их крестообразно, сказал: «здесь быть городу», затем взял заступ, первый начал копать ров; в это время в воздухе появился орел и стал парить над царем. Когда ров был выкопан около двух аршин, в него — 16 мая 1703 года — в день святой Троицы — поставили ящик, высеченный из камня; духовенство окропило этот ящик святою водою, государь поставил в него золотой ковчег с частью мощей святого апостола Андрея Первозванного; после-того царь прикрыл ящик каменной доскою, на которой была вырезана следующая надпись: «от воплощения Иисуса Христа 1703 года мая 16, основан царствующий град Санкт-Петербург великим государем царем и великим князем Петром Алексеевичем, самодержцем всероссийским». Как видим, восстанавливаются самые мелкие подробности, тут и ящик с мощами Андрея Первозванного, тут и каменная плита с соответственною надписью, такие хотя мелкие, но настолько характерные подробности, что невольно верится рассказу, рассказ принимает характер безусловной правды. Этот рассказ в 1903 году, в год двухсотлетия дня основания Петербурга, послужил темою для художника, и в очень распространением в то время журнале «Нива» появился рисунок, который, таким образом, укреплял в массах вышеуказанную легенду об основании Петербурга. Правда, уже при первом взгляде на рисунок появляются некоторые недоумения, особенно относительно орла. С одной стороны, в Петербурге редко бывают орлы. Эта птица только случайно залетает сюда, предоставляя право господствования здесь воронам да галкам, а с другой стороны, при виде орла, парящего над полководцем, невольно вспоминаются слова Наполеона, что всякий умный полководец должен возить с собою в клетках двух-трех ручных орлов, которые и должны быть выпускаемы в надлежащие моменты.
 
Если от стихов поэта, от бытописания летописцев, от картин художников обратимся к архивным данным, то увидим, что 16 мая 1703 года, в день основания Петербурга, Петра Великого не было на островке Енисари. Будущая Петропавловская крепость была заложена Меншиковым без Петра Великого, следовательно, не было и орла, который так картинно вился над Петром в знак победы, не было и той церемонии закладки, которая с такими очевидными подробностями описана в первоначальной летописи Петропавловского собора. Петр Великий в это время ездил по Ладожскому озеру, осматривая новостроящиеся корабли — а крепость, значение которой описано выше, поручил заложить своему любимцу Меншикову. Закладывалась — еще и еще раз подчеркиваем — крепость, которая должна была защищать вход в Неву, в Ладожское озеро, но вовсе не будущая столица, вовсе не окно в Европу. Спустя много времени, после полтавской победы, Петр Великий пишет Апраксину: «ныне уже совершенно камень в основание Санкт-Питер-бурха положен с помощью Божией»; проходит немного времени, удачное сражение при Переволоцке позволяет Петру I обрадовать своего кесаря, своего заместителя в управлении государства вследствие частых отлучек, князя Ф. Ю. Ромодановского следующею весточкою: «Ныне уже без сумления желание вашего высочества еже резиденцию вам иметь в Питер-бурхе совершилось через сей упадок конечной неприятеля» — как видим, речь идет уже о резиденции страны, т.-е. о столице. Но только после взятия Выборга, подушки для Петербурга по образному выражению Петра — положение Петербурга стало вполне устойчивым, и он, с 1712 года, становится постоянною резиденцией не только царя, но и его семейства, которое с этого года переселяется сюда на постоянное пребывание, и если нам хочется отыскать юбилейную дату для Петербурга, как столицы былой Российской Империи, то таковою безусловно должен считаться 1712 год, а в 1703 году 16 мая появилась лишь крепость, ограда от шведского флота. Поздно осенью того же 1703 года, после того как шведский флот ушел на зимнюю стоянку, Петр Великий стал производить промер в Финском заливе около острова Котлина, иначе прозываемого Retti-saari, что значит Крысиный остров. Промер этот показал Петру Великому, что если на Котлине и прилегающих мелях заложить крепость, то вход из Финского залива в Неву будет окончательно закрыт — и зимою 1704 года воздвигается форт Кроншлот и первые укрепления острова Котлина, и шведскому флоту делается непреодолимая преграда. И та роль, которую, по первоначальному проекту, должна была играть Петропавловская крепость, перешла всецело к заложенному Кронштадту. Существование Петропавловской крепости, как крепости, стало совершенно ненужным, тем более, что и на суше шведы, будучи оттесняемы все дальше и дальше в глубь Финляндии, не могли беспокоить Петербург...
 
Но Петропавловская крепость, лишенная стратегического значения, понравилась Петру Великому, как декорация, как украшение ново-созидаемой столицы. И вместо того, чтобы срыть залы, уничтожить крепостные верки, Петр Великий стал их укреплять, стал заботиться об их прочности и красоте, а вскоре Петропавловская крепость понадобилась Петру, как государственная тюрьма, и эту последнюю роль она исполняла в течение двух веков с 1718 по 1917 год, по год великой русской революции.
 
Вот те соображения, которыми нужно руководиться петербуржцу, когда он проходит мимо Петропавловской твердыни, историю которой мы и думаем развернуть перед читателем на предлагаемых вниманию страницах...
 
<...>
 

 

Содержание.

 
Почему среди Петербурга возникла Петропавловская крепость? — Кого должна она защищать? — Историческая справка. — Поражение Петра под Нарвой. — Передышка. — Поход Петра в Ингерманландию. — Осада Нотебурга. — Переименование его в Шлиссельбург. — Ниеншанц, нынешняя Охта. — Осада его. — Рекогносцировка, произведенная Петром Великим. — Остров Енисари. — Фарватер Невы. — Осада Ниеншанца. — Легенда о заложении Петербурга. — Пулкин и его стихи о Петербурге в поэме «Медный Всадник». — Подделка под летописное сказание. — Иллюстрация этого сказания художником. — Архивные данные. — Стратегические соображения. — Кронштадт.
 
Как производились работы Петропавловской крепости. — Лустгольм, переименованный в Тейфельсгольм. — Страшная смертность среди рабочих. — Постройка земляных валов. — Описание крепости Берхгольцем. — Периоды постройки крепости. — Каменные бастионы. — План крепости, его описание. — Проект Ганнибала. — Обложение стен крепости гранитом. — Петровские ворота. — Другие входы в крепость. — Крепостной канал. — Петропавловский собор. — План его. — Идея постройки. — Колокольня Петропавловского собора. — Игра на курантах, находящихся на колокольне. — Пушка в адмиралтейский час. — Проект академика Делиля. — Шпиц и ангел Петропавловского собора. — Постепенные переделки шпица. — Подвиг кровельщика Телушкина. — Петропавловский собор — царская усыпальница. — Официальные торжества в Петропавловской соборе.
 
Домик для Петровского ботика. — Историческая справка о последнем.
 
Обер-комендантский дом. — История его постройки. — Следственная комиссия по поводу декабристов. — Зал в обер-комендантском домике, место суда над декабристами, петрашевцами, Каракозовым и некоторыми другими. — Воспоминания Якушкина.
 
Другие постройки крепости. — Мельницы на валах. — Склады для вина, соли и провианта в крепости. — Воровство в крепости. — Монетное дело. — Тайная канцелярия.
 
Кронверк. — Проекты его расширения. — Переход в ведение министерства финансов. — Училище торгового мореплавания. — Сенокос по валам кронверка. — Склад артиллерийского имущества. — Артиллерийский музей.
 
Гласис крепости. — Казнь декабристов. — Устройство Александровского парка. — Ресторан Кремера. — Заведение искусственных минеральных вод. — Зоологический сад. — Попечительство о народной трезвости. — Ива Александровского парка.
 
Петропавловская крепость, по словам Берхгольца. — Российская Бастилия. — Первые узники Петропавловской крепости: цесаревич Алексей Петрович, гетман Полуботок, русский писатель Посошков. — Примечание к очеркам Пругавина о Петропавловской крепости и справка о времени постройки Трубецкой тюрьмы. — Вельможные узники Петропавловской крепости Елизаветинской эпохи. — Княжна Тараканова. — Радищев. — Семеновские солдаты. — Декабристы. — Петрашевцы.
 
Строительные работы в крепости. — Высочайшая милость о стульях с цепями. — Петербургские студенты в крепости — Михайлов, Чернышевский, Писарев, Шелгунов. — «Что делать» Чернышевского и лучшие статьи Писарева.
 
Трубецкой бастион. — Его внешний вид. — Камеры Трубецкого бастиона. — Что такое представлял из себя Алексеевский равелин. — Как переводили в него политических преступников. — Камеры. — Обстановка. — Сырость. — Одежда и белье. — Пища. — Прогулки. — Ирод-Соколов.
 
Привоз в крепость. — Обращение на ты. — «Надо раздеться». — «Надо подстричься». — Волчок. — Правила для содержания в крепости. — «Ты не один». — Стук. — Психология. — Главный лейт-мотив. — Детали. — Желание нирваны. — Цынга. — Ужас болезни и смерти. — Сумасшествие. — Самоубийства. — Садик Алексеевского равелина.
 
Примечания.
 

 

Примеры страниц

 
Старый Петербург. Петропавловская крепость : Историко-художественный очерк / П. Н. Столпянский. — Москва ; Петроград : Государственное издательство, 1923  Старый Петербург. Петропавловская крепость : Историко-художественный очерк / П. Н. Столпянский. — Москва ; Петроград : Государственное издательство, 1923
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 108 МБ).
 
 

21 июля 2020, 11:47 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут