наверх
 
Удмуртская Республика


Территория мечты : Сборник трудов Г. Ю. Мысливцевой. — Омск, 2010

Территория мечты : Сборник трудов Г. Ю. Мысливцевой / Составители: Е. Дорохов, А. Мысливцева, Е. Груздов, Г. Гурьянова. — Омск, 2010  Территория мечты : Сборник трудов Г. Ю. Мысливцевой / Составители: Е. Дорохов, А. Мысливцева, Е. Груздов, Г. Гурьянова. — Омск, 2010
 
 

Территория мечты : Сборник трудов Г. Ю. Мысливцевой / Составители: Е. Дорохов, А. Мысливцева, Е. Груздов, Г. Гурьянова. — Омск, 2010. — 383 с. — ISBN 5-87821-061-4

 
 
Сборник обобщает и систематизирует научный и творческий путь Галины Юрьевны Мысливцевой (1954—2008), активного участника художественной жизни Омска, Сибири, вдохновителя и организатора множества ярких выставочных проектов, профессионала, неутомимо ищущего новые возможности музейной работы, человека классической образованности, всегда готового к открытиям и нестандартным решениям.
 
Для искусствоведов, культурологов, музеологов и всех участников художественной жизни Омска и Сибири.
 

 

ГАЛИНА МЫСЛИВЦЕВА — ЧЕЛОВЕК ИСКУССТВА

 
 
О городах часто говорят, что это «камни» и «люди». И человек живет среди камней и людей. Архитекторы комбинируют камни и создают неповторимый внешний облик города. Люди сначала мечтают, потом свершениями идут к своим мечтам и тем самым создают неповторимый внутренний характер городов. Но есть те, кто своей любовью и трудом соединяет это в единое целое. Это издание посвящено такому человеку — Галине Юрьевне Мысливцевой.
 
 
В течение 20 лет Г. Ю. Мысливцева изучала и формировала художественный облик нашего города. Ее деятельность постепенно приобрела узнаваемый подчерк, стала брэндом омской художественной культуры, ее знаком качества. Проект, выставка, конференция, научный сборник рожденные под патронажем Г. Ю. Мысливцевой были всегда событием актуальным и запоминающимся. Галина Юрьевна умела делать культурное пространство города эмоционально насыщенным, информационно плотным, а также — особенным, уникальным. Ее уход из жизни стал невосполнимой потерей для многих — для огромного числа ее знавших, уважавших и любивших. Для тех, кто лично знаком не был, но кто читал ее статьи, видел ее выставки. Нам, ее коллегам, друзьям остро не хватает общения с ней, оценки, совета, сказанного вовремя нужного слова. Теорией, практикой, художественным образованием востребованы сегодня и будут необходимы завтра ее опубликованные работы, реализованные проекты.
 
Поэтому и родилась идея этого сборника. В него вошли научные статьи и кураторские тексты на различные темы, те, что сама Галина Юрьевна считала для себя важными: омская городская среда, история омского искусства, любимые персоналии, музейная педагогика, экспозиционная практика. Материалы сгруппированы по следующим темам: «Город», «История», «Жизнь», «Неоархаика», «Музей», «Выставки». Последовательность расположения текстов в каждой из групп выбрана своя — хронологическая, тематическая, алфавитная, теоретико-практическая. Группа «Жизнь» дополнительное делится на «Обзоры», «Монографии» и «Рецензии». Большинство текстов имеют точную привязку к событию — конференции, опубликованному сборнику, реализованному художественному проекту. Часть материалов не имеют ссылок, они либо являются подготовительными, либо место их публикации еще не определено.
 
Направления научных исследований и выставочной деятельности Г. Ю. Мысливцевой определились рано. Уже дипломная работа, выполненная в 1977 году на ХГФ ОГПИ под руководством Л.П. Елфимова «Архитектура Омска 1920—30-х гг.» не только определила постоянный интерес к городу как среде обитания, омским архитекторам, отдельным постройкам, но и сформировала подход к дальнейшим исследованиям, ставший для Г. Ю. Мысливцевой обязательным — идти непроторенными путями, искать неготовые решения. В последующих работах по теме «Город» Г. Ю. Мысливцева одна из первых в Омске вернула в научное обращение образ Омска — города-сада. Этой проблеме посвящены не только статьи исследователя, но и выставочные проекты, например межрегиональный научно-выставочный проект «Сибирский сад — территория мечты» (Омск-Новокузнецк), реализованный в 2002 году.
 
Профессиональная жизнь Г. Ю. Мысливцевой была связана с работой в музее. Начала она свой путь в 1979 году методистом отдела пропаганды Омского областного музея изобразительных искусств, в 1994 году стала заместителем директора по научной и выставочной работе Городского музея «Искусство Омска», в 2001 — зам. директора по научной работе ГОХМ «Либеров-центр». В музее реализовалась выставочная и научная деятельность Галины Юрьевны. С самых первых лет музей ощущался ею как территория громадных возможностей, пространство, где пересекаются времена. В своих исследованиях Мысливцева изучала роль музея в жизни человека и общества, взаимодействие музея, науки и образования, особенности экспонирования произведений искусства. В одной из своих ключевых работ по теме «Музей» она раскрывает роль этой культурной институции как «проекта вселенной». Именно музей подтолкнул исследователя к особой научной теме, которой Г. Ю. Мысливцева занималась постоянно, открывая в ней все новые грани. Эта тема может быть сформулирована более узко — «Дидактические экспозиции для детей» или более широко — «Музей и Детство».
 
Большое значение в наследии Мысливцевой занимает история омского и сибирского искусства, омского художественного образования. Одним из главных направлений темы «История» стала история худпрома им. М.А. Врубеля. Умение взглянуть на явление с новой точки зрения всегда сочеталось у Г. Ю. Мысливцевой со скрупулезным отношением к фактам. Благодаря ей, многие архивные материалы были введены в научную практику. Тщательно воссоздана исследователем история художественной жизни Омска 1930—1950-х гг., этапы рождения местного отделения Союза художников.
 
Как практикующий искусствовед, арт-критик, Г. Ю. Мысливцева поднимала важные вопросы теории и практики искусства, обращаясь к творчеству сибирских мастеров разных поколений и художественных направлений. Показательными по теме «Жизнь» являются ее работы по изучению художественного метода Г. А. Штабнова, А. А. Чермошенцева, Н. А. Бабина, Е. Д. Дорохова. Умела Галина Юрьевна открывать и новые имена. Попасть в сферу ее интересов для молодого художника было большой удачей.
 
Много времени и сил Г. Ю. Мысливцева отдала теме «Неоархаика». Открыла эту тему в практическом опыте — курируя выставку Е. Дорохова «Художник в знаковом поле архаики» (1997). Благодаря своему профессиональному принципу со вниманием относиться ко всему, что попало в поле научного притяжения, Г. Ю. Мысливцева создала ряд серьезных и вдумчивых работ, а также сумела первой среди исследователей подвести итог современному состоянию этой проблемы в обзоре выставки «След III» «Поверхности и бездны сибирской неоархаики» (2007).
 
На стыке всех направлений находится тема «Выставки». Именно в рамках городских, региональных и межрегиональных художественных проектов могла Г. Ю. Мысливцева применять на практике исторический опыт и собственные открытия в области экспозиционной деятельности, а также размышлять об историческом и современном, природном и урбанистическом образе Омска, поисках поколений творцов, индивидуальном языке мастера.
 
Член ВТОО СХ России, член ассоциации «Открытый музей», куратор более 20 выставок, куратор и со-куратор более 10 крупных межрегиональных художественно-выставочных проектов, участник более 30 научных конференций разного уровня, Галина Юрьевна находила время для многого. Она тщательно фиксировала хронику художественной жизни Омска, успевала посетить и открытие детской выставки, и вернисаж именитого художника. Все для нее было важно. Г. Ю. Мысливцева была мудрым и дальновидным садовником своего города-сада.
 
 
 
* * *
 
Впервые я услышала и увидела Галину Мысливцеву на региональной выставке «Человек в пространстве времени» в 1996 году. При огромном собрании ведущих художников, искусствоведов — от Иркутска до Москвы — она говорила о концепции экспозиции точно, пространно, но интересно, ни разу не запнувшись, без пауз, раскрывая конструкцию экспозиции и обнажая ее нервы. На другой день, оглянувшись, поискав кого-то взглядом, не найдя, она поставила меня вести раздел экспозиции скульптуры и ДПИ. С этого момента мы поняли друг друга и подружились.
 
Это потом я узнаю, что пауз она вообще не брала, не для речевых эффектов, да и никаких перерывов вообще не делала в огромной мыслительной, внутренней творческой работе, охватывающей искусство художников Омска, потом Сибири. Паузы ей были не нужны, так емко она излагала «мысливцевы» мысли. Только глоток воздуха, необходимый дыханию. Она была очень естественным человеком — подлинником высокого качества творческой личности. Без внешнего артистизма, свойственного нашей профессии, она виртуозно говорила и так же писала, на одном дыхании. Так же чистенько, выверено она строила экспозиции, хотя сил физических у нее было немного.
 
Галина была человеком публичным не по природе своей, а по профессии. Я это чувствовала, поэтому, где бы мы не встречались, на выставках, в мастерских, когда собиралось много наших, я искала ее глазами, уютно ли ей, не пора ли домой или в гостиничный номер, в другую мастерскую, в узкий круг, потому что любила она разговоры только предметные. А главным ее предметом было искусство.
 
Тогда, в девяносто шестом, она показалась очень хрупкой, очень умной и очень храброй. Не показалось. Так оно и было.
 
Кураторские проекты давались трудно, рвали сердце, забирали силы. «Дай слово, что больше не будешь, побережешь себя». Хлебнув с лихвой проблем в очередной раз, она послушно отвечала: «Больше не буду», — а потом звонок или СМС: начинает новый проект. Последний, 2008 года, стал особенно символичным в ее жизни — «Сибирь: собирательный образ». Она позвонила, пожаловалась: «Тань, я плохо себя вела, кричала, наверное, не следовало так?». Оказалось, в экспозицию, которую они накануне с Дороховым построили в праздничные дни, когда вся страна отдыхала, были внесены изменения по «политическим» мотивам. Ей было очень обидно, ее идеологией были мотивы только творческого порядка. Я ответила: «Следовало, если учесть, как ты их продумываешь, главное, чтобы на сердце ничего не осталось». Последние наши звонки и СМС касались отправки экспонатов назад. Она работала в ускоренном ритме над изданием сборника и каталога, спешила закончить. А ритм ее сердечка не успевал за пульсациями души. Издания она, кстати, тоже выверяла чисто-чисто, довершая работу других, въедливо, добросовестно. Пожаловалась, что стала хуже себя чувствовать, что доктора в больничку предлагают лечь, вот только допишет..., есть идея сделать «больничный» проект, — «Ты не представляешь, какие у нас замечательные доктора, какая это тема для искусства»! Проект (опять — прим. Т.В.) будет последним, что она больше не будет заниматься региональными выставками, а будет только писать: «Я так люблю писать о художниках». Я переспросила: это будет про артерии Сибири? — Рассмеялась, потом увидишь, приглашу... Дорохов написал картину про ритмы сердца с моей кардиограммой». «Ну, Галочка, ты же обещала поберечь себя, должна же ты осознать, наконец, что ни одна экспозиция не стоит стольких твоих сил, это только временная картинка, только слово твое будет вечно... Ты нужна искусству Сибири, ну, пожалуйста, отложи, полечись, потом доведешь сборник». Именно так я и выразилась. Положила трубку и подумала: «Как же банально я сказала, слов лучше не нашла»!
 
А через пять дней ее не стало.
 
Ей было мало времени отпущено судьбой в этом пространстве, а место в нем она устраивала текстами, выставками, музейной, обширной исследовательской деятельностью для других, стараясь вписывать художников в историю искусства.
 
Омские художники стремятся на Запад, Галина в своих проектах шла на Восток, осваивая территорию Сибири, втягивая в свою орбиту через проекты поочередно многих. Я как-то об этом ее спросила. Она ответила коротко: «Ну как же, Та-а-нь, мы ведь ЗапСиб»! Мне тогда подумалось: «Ну надо же, а для меня ЗапСиб — это наш орденоносный металлургический комбинат, прежде всего, а потом уже регион». Она чувствовала нашу территорию как-то особенно глубоко и тонко, связывала нас идеями выставок, личным расположением, желанием представить своих, омских, художников, открыть других для омичей, сблизить коллег, втянуть в общее дело. В Новокузнецке ее любили и ценили. Такая бескорыстная, искренняя, такая сочувственно-родственная и всепонимающая любовь к художникам — большая редкость!
 
Жизнь идет своим чередом. Боль, которую мы тогда пережили, передавая друг другу по городу, да и по всей Сибири печальную весть, утихла, но только Галя, Галина Мысливцева в ней никогда не будет заместима.
 
 
Татьяна Высоцкая,
искусствовед, член СХ России,
заслуженный работник культуры РФ
(Новокузнецк)
 

 

ОМСКИЕ КОНСТРУКТИВИСТЫ

(Из истории архитектуры Омска 1920-х годов)*
 
____________
* Мысливцева Г. Ю. Омские конструктивисты (из истории архитектуры Омска 1920-х годов) // Научная конференция памяти Н. М. Ядринцева. Секция: опыт, традиции, проблемы развития. Омск, 1992. С. 67—69.
 
 
Исследуя процессы, происходившие в архитектуре Омска в советский период, нельзя обойти вниманием влияния на омских зодчих идей конструктивизма, направления в искусстве, основными принципами которого были функциональность, конструктивность, экономичность.
 
Хотя памятников конструктивизма в Омске немного и они не столь масштабны, как в столичных городах, функциональный метод проектирования и эстетика обнаженной конструкции, декларируемые конструктивизмом, имели принципиальное значение для архитекторов, работавших в Омске, многие из которых являлись также преподавателями архитектурного отделения Художественно-промышленного техникума им. М. А. Врубеля и, следовательно, передавали свои взгляды на архитектуру новым поколениям зодчих.
 
Организационно распространение в Омске идей конструктивизма выразилось в создании в 1929 году местной группы Современных архитекторов (СА) наподобие московской Организации современных архитекторов (ОСА), существующей с 1925 года. В организационную тройку омской группы вошли Сергей Михайлович Игнатович, выпускник Петербургского института гражданских инженеров, до приезда в Омск в 1920 году работавшим в Самаре; Александр Савватьевич Огородников, выпускник Томского технологического института; Петр Иванович Русинов, окончивший в 1925 году Омский Художественно-промышленный техникум им. М. А. Врубеля.
 
Деятельность омских конструктивистов выразилась в пропаганде нового архитектурного направления с помощью публичных лекций и докладов, а также намерении «наладить связь со строящими организациями, отстаивая применение конструктивных форм в крупном строительстве»1.
____________
1 Объединение архитекторов // Рабочий путь. 1929. 31 авг. С. 4.
 
Первые в Омске конструктивистские постройки осуществлены по проектам С. М. Игнатовича и П. И. Русинова. Это — жилой комбинат Сибметаллтреста на углу ул. Маяковского и пр. Маркса и здание Клиник Ветеринарного института на ул. Орджоникидзе. Здания имеют сложные функционально обусловленные планы, определившие их объемно-пространственную композицию. Функциональные и конструктивные элементы (дверные и оконные проемы, балконы, тяги, попатки, перемычки) служат единственными выразительными средствами, создающими архитектурный образ, акцентируют функционально значимые части зданий, выявляют работу конструкций.
 
По мнению С. М. Игнатовича, архитектура — это, в первую очередь, «организация пространства для размещения производственно-бытового процесса». «Кроме изучения «уклада нового быта», требуется знание новейших достижений техники». С сожалением писал С. М. Игнатович о молодости своих учеников (студентов Худпрома) и слабом усвоении ими технических знаний, результатом чего является «нагромождение коробочек»2. В этих суждениях омского архитектора выразилась, как сущность метода конструктивизма, так и его противоречия.
____________
2 ГАОО. Ф. 300. Оп. I. Д. 225. Л. 17.
 
Знакомство с архивными материалами и студенческими работами 1920-х годов из коллекции С. А. Пахотина показывает, что метод преподавания в Художественно-промышленном техникуме не ограничивался рамками конструктивизма. Курс основной архитектуры, преподававшийся П. И. Русиновым, был разработан на основе программы профессора Н. В. Докучаева, составленной для студентов ВХУТЕМАСа и рекомендованной Государственным Ученым Советом Наркомпроса РСФСР для художественно-промышленных учебных заведений.
 
Николай Васильевич Докучаев — один из учредителей и идеологов Ассоциации новых архитекторов (АСНОВА), объединившей в 1923 году архитекторов-рационалистов. Несмотря на острую политическую борьбу между ОСА и АСНОВА в области теории, существенных различий в их творческих методах не было, но рационалисты больше внимания уделяли формальной стороне, изучая для этого психофизиологию человеческого восприятия. Программа Н. В. Докучаева предполагала изучение свойств архитектурной формы — геометрических, физических, механических — и средств их выявления. Конструкция разъяснялась как «система организации элементов формы, раскрывающая порядок их взаимодействия и характер работы (или усилия) ими производимой (зрительное явление работы системы). Средства для выявления: форма и деформация, членения, материал, фактура»3.
____________
3 ГАОО. Ф. 300. Оп. I. Д. 172. Л. 10.
 
Так, в задании на проект перекрытия-зонта над перроном вокзала необходимо было показать работу конструкции на сжатие, растяжение, изгиб4. Выявлению массы и веса было посвящено задание на проект берегового устоя моста5.
____________
4 ГАОО. Ф. 300. Оп. I. Д. 118. Л. 26.
5 ГАОО, там же, л. 19.
 
Отразившиеся в программе Докучаева требования рациональной организации архитектурных форм в пространстве и эстетического осмысления конструкций отвечали идеалам омских архитекторов, членов группы (СА). Преломляясь в их сознании, творческие методы конструктивистов и рационалистов утрачивали свою полемическую заостренность и ограниченность и дополняли друг друга.
 
Таким образом, в архитектуре Омска конца 20-х годов и начала 1930-х проявили себя общие для советской и европейской архитектуры тенденции.
 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 
Галина Мысливцева — человек искусства 5
 
Город: его образ и интерпретация 7
Омские конструктивисты (из истории архитектуры Омска 1920 годов) 10
Красный дом» на Красном пути 12
Художник и город. К проблеме социального заказа (Монументально-декоративное искусство в Омске. 1960—1970-е годы) 14
Монументально-декоративное искусство в Омске: судьба произведений (1960-70-е гг.) 20
Идея Города-сада в Омске 1920-х годов 23
Река и город. О формировании художественного образа Омска в изобразительном искусстве 27
«Себя-познающий-ландшафт» Омска. Опыт интерпретации визуальных и вербальных текстов 30
Омск. Растительная составляющая образа города 35
Феномен «высокого берега» в изобразительном искусстве Омска и сибирской литературе 40
Смысл «извлечения» мифов из потока современной жизни 45
 
История: художественная жизнь Омска / Сибири первой половины ХХ в. 48
Принцип единого искусства в Сибирском художественно-промышленном техникуме им. М. А. Врубеля 49
Архитектурное отделение омского художественно-промышленного техникума им. М. А. Врубеля 53
Отражение социокультурных воззрений раннего социализма в практике архитекторов — преподавателей Сибирского художественно-промышленного техникума им. М. А. Врубеля 59
«Сибирский стиль» в программах и учебной деятельности Художественно-промышленного техникума им. М. А. Врубеля (Омск, 1920-е годы) 65
Музей Сибирского Художественно-промышленного техникума им. М. А. Врубеля (Омск) в публикациях и материалах 69
Искусство на службе государства. К истории создания Союза советских художников в Омске (1930-е годы) 73
К истории создания Союза советских художников в Омске
Союз художников: начало 79
Художники Омска в годы Великой Отечественной войны 85
Омская организация Союза художников в конце 1940-х — 1950-е годы 87
 
Жизнь: художественная жизнь Омска/Сибири второй половины ХХ в. 92
Обзоры
Плакатисты Омска 93
Художники Омска в зеркале симпозиума 96
Остатки «культа красоты» в процессе «развеществления» искусства 98
Человек в пространстве и времени. О региональной выставке портрета 100
Себя, как в зеркале, я вижу..? Метаморфозы автопортрета в искусстве Омска 90-х гг. 104
Учителя и ученики — связь поколений 106
Омская пастель 109
Художественная среда Омска 112
Статья для журнала Артхроника 115
«Корабль творчества». О поездках омских художников по маршруту «Омск-Салехард» 118
Омск: Искусство без рынка
Оазис искусства 122
Рынок 123
Перспективы 123
Арт-бизнес в Омске 124
Омские художники на выставке миниатюрной и малоформатной графики 126
К IX региональной выставке «Сибирь». Иркутск. Омские художники. Внешние контакты 130
Участие омских художников в региональных выставочных проектах. 1998—2003 136
Представления художников Омска об идеальных географических пространствах.
1990-е — 2000-е годы 141
Омский Союз художников. 1980-2000-е годы 145
«ЭХО» восьмидесятых 156
Монографии
Изображения и текст в графике Геннадия Александрова 158
Пространство и время Николая Бабина 161
Не-статья о Валентине Долгове 163
Романтика Севера в творчестве Владимира Долгушина. Параллели с Рокуэллом Кентом 167
Звездное небо над головой Евгения Дорохова 171
Летящие букеты Евгения Дорохова 175
Два крыла на фоне храма (Евгений Дорохов и Александр Капралов) 177
Татьяна Колточихина. О доме, о мире и единстве противоположностей 179
Параллельные миры Александра Темерева (1948—1996) 184
Художник и ландшафт: горы в жизни и творчестве Николая Третьякова 186
Художник в стенах театра (эссе о творчестве Сергея Федоричева) 190
Образ Родины в творчестве А. А. Чермошенцева 195
Образы пространства в эстампах Анатолия Чермошенцева 198
Человек на земле. Образы пространства в эстампах Заслуженного художника России Анатолия Чермошенцева 204
Императив Г. А. Штабнова 209
Индустриальные пейзажи Г. А. Штабнова 213
Земля и небо в творчестве омского художника Геннадия Штабнова (1927—1989) 216
Образы территории в произведениях Геннадия Штабнова на Зональных выставках «Сибирь Социалистическая» 219
Услышать музыку Вселенной (Игорь и Надежда Щетинины) 225
Анатолий Щикалев 227
Рецензии, хроника
Рецензия. В. Чирков. Георгий Кичигин. Живопись. Омск, 1994. 207 с., илл. 230
«Нам надо на кого-нибудь молиться...» 232
 
Неоархаика 234
Культура коренных народов Сибири и Сибирская архаика в творчестве художников Омска. (1920—2000-е годы) 235
Архаические мотивы в творчестве современных омских художников: топос и космос. (по материалам выставки «Сибирский миф. Голоса территорий») 240
О природе знака в Архаическом цикле Евгения Дорохова
О Поздееве и его поколении 244
Знаковая живопись омских художников и омский архео-арт 245
Архаический цикл Евгения Дорохова 246
Наука о древности и современное искусство Сибири (на примере творчества Евгения Дорохова, Валентина Долгова и Сергея Баранова) 248
Архаизированный образ животного в творчестве омских художников 1990-х годов 251
Омск: Космос архаики 255
Поверхности и бездны Сибирской неоархаики (о выставке «След III» в Омске) 261
 
Музей: теория и практика музееведения 265
Храм, школа, музей как институты трансляции культуры 266
Сотрудничество Омского государственного университета с художественными музеями города. Проект музея-лаборатории 271
Музейная практика и университетская наука: омский опыт взаимодействия 274
Вопросы экспозиционно-выставочной работы на страницах журнала «Советский музей» (1931—1940) 279
Из истории «самоговорящих» экспозиций 286
Идеи начала века в современной музейно-выставочной работе с детьми 293
Педагогические проекты художественных музеев Омска: история и современность 298
Использование принципа единой линии внутреннего переживания в экспозиции проблемного типа 301
Музейная экспозиция. Поиски «смыслового целого» 303
Два подхода к проектированию экспозиций. Пространство или время? 305
Из опыта выставочной работы Омского музея изобразительных искусств 309
Детский рисунок в музее (к вопросу экспонирования) 314
Ностальгия по городу-саду 317
Городскому музею «Искусство Омска» — 15 лет 321
Музей как магнитная точка культуры (модели культурного взаимодействия на примере выставочной деятельности музея) 324
Особенности работы в малом музее 326
Культурологическая составляющая в концепции Городского музея «Искусство Омска» 328
Детские рисунки на военную тему в коллекции Городского музея «Искусство Омска» (1960-е — 1990-е годы) 330
Дидактическая выставка «ЦВЕТНЫЕ МЕЛКИ по имени ПАСТЕЛЬ» 332
О проекте музея «Либеров-центр» «Учителя и ученики. Связь поколений» 2000—2001 гг.» 335
Рисунок в коллекциях омских музеев и его пропаганда музейными средствами. Опыт организации дидактической выставки «Что умеет карандаш?» (ГОХМ «Либеров-центр», 2003 год) 336
 
Выставки: концепции, аннотации, тексты к буклетам 342
Детям и взрослым о бумаге и искусстве. Уроки одной выставки 343
Ботанический проект 344
Epistolae 344
Сладкая выставка. Фантики, детские рисунки, натюрморты омских художников 345
Бумажный век 346
Город воздушных фрегатов 347
Худграф. Портрет с натуры 349
Звездный дождь 351
Сто стогов 352
Владимир Семенов. Восхождение 353
Куклы под дождем. Георгий Пилипенко и Алла Анацко 354
С любовью говорю... (персональная выставка М.И. Разумова) 355
Глобус Омска 355
«Пива нет и не будет» (искусство 30-летней давности) 356
Береговая линия. Иртыш и Обь в художественных образах 357
Выставочный проект Евгения Дорохова и Галины Мысливцевой «Звезды за околицей» 360
Сибирский характер 361
Выставка «Enter-музей. Феноменология входа и выхода». Омск. 14—25 марта 2006 года. Городской музей «Искусство Омска» 363
Концепция выставки «Художник в поисках идеала» 364
Художники политеха 365
 
Биография, выставкография, библиография 367
Биография 368
Выставкография 369
Библиография 372
Список сокращений 379
 

 

Примеры страниц

 
Территория мечты : Сборник трудов Г. Ю. Мысливцевой / Составители: Е. Дорохов, А. Мысливцева, Е. Груздов, Г. Гурьянова. — Омск, 2010  Территория мечты : Сборник трудов Г. Ю. Мысливцевой / Составители: Е. Дорохов, А. Мысливцева, Е. Груздов, Г. Гурьянова. — Омск, 2010
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 6,0 МБ).
 
 
Источник: omskmark.moy.su
 
 
Все авторские права на данный материал сохраняются за правообладателем. Электронная версия публикуется исключительно для использования в информационных, научных, учебных или культурных целях. Любое коммерческое использование запрещено. В случае возникновения вопросов в сфере авторских прав пишите по адресу 42@tehne.com.
 

12 сентября 2020, 18:26 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут