наверх
 
Удмуртская Республика


Торопов С. Подмосковные усадьбы. — Москва, 1947

Подмосковные усадьбы / С. Торопов. — Москва : Издательство Академии архитектуры СССР, 1947  Подмосковные усадьбы / С. Торопов. — Москва : Издательство Академии архитектуры СССР, 1947
 
 

Подмосковные усадьбы / С. Торопов. — Москва : Издательство Академии архитектуры СССР, 1947. — 39 с., 30 л. ил. — (Сокровища русского зодчества / Академия архитектуры СССР, Институт истории и теории архитектуры. Под общей редакцией академика В. А. Веснина).

 
 

[Начальный фрагмент текста издания]

 
Подмосковье богато памятниками усадебной архитектуры XVIII—XIX веков, — старыми усадебными постройками с обширными парками. Особенно широкого развития строительство подмосковных усадеб достигло во второй половине XVIII века, когда в руках отдельных сановников и дворян-помещиков сосредоточились обширные земельные владения близ Москвы. В этот период, а также в первые десятилетия XIX века, было построено заново или перестроено большое число усадебных помещичьих дворов, служебных построек, парковых зданий, образующих вместе с парками и садами целостные архитектурные ансамбли. Усадьбы обслуживали быт, покоившийся на крепостном праве. Будучи памятниками помещичье-дворянского стиля, они в каждом своем уголке напоминают о рабском труде крепостных крестьян. Однако лучшие усадебные постройки представляют интерес не только в качестве историко-бытовых памятников: для строительства богатых усадеб приглашались нередко выдающиеся зодчие, вкладывавшие в архитектуру усадебных построек и в планировку парков высокое искусство, яркое и своеобразное мастерство. Наряду с прославленными зодчими, на строительстве подмосковных усадеб работали одаренные архитекторы-самоучки из крепостных крестьян, и многие из этих, иногда безвестных мастеров из народа, соперничали блеском своего таланта с самыми знаменитыми столичными и иностранными архитекторами своего времени.
 
Замечательной особенностью лучших русских усадеб является связь с природным пейзажем, которая донесла до наших дней красоту усадебных ансамблей Подмосковья.
 
Архитектура русской усадьбы, как комплекс жилых и служебных зданий, тесно объединенных между собой, зародилась в давние времена, в начальную пору русского феодализма. Старые русские усадьбы, строившиеся исключительно из дерева, до нас не дошли. Почти не осталось о них и свидетельств литературного характера. Имеется лишь очень немного документов, оставленных нам некоторыми путешественниками, наблюдавшими быт и тесно связанную с ним архитектуру древней Руси. Сделанные ими зарисовки дают некоторую возможность представить архитектурный образ древней русской усадьбы.
 
Таково, например, изображение русской усадьбы, нарисованное Мейербергом в 60-х годах XVII века. На рисунке, по объяснению автора, представлено боярское село под Москвой, где посольству были предложены угощение и отдых. Все постройки усадьбы, в том числе и церковь, — деревянные. Двухэтажный помещичий дом с наружной лестницей в жилые хоромы покрыт тесаными крышами. Незатейливая изгородь из жердей окружает двор, на краю которого стоят служебные постройки.
 
Таковы в общих чертах были подмосковные боярские усадьбы в XVII веке. От них мало отличались и древние усадьбы. Только у очень богатых бояр и князей, вроде Одоевских, Черкасских, Шереметевых, в поместьях имелись каменные хоромы и церкви, часто великолепные и затейливо украшенные. Но все же каменных хором не любили: при несовершенном отоплении того времени в них было холодно и сыро, да и кирпич стоил дорого. Стены же из отличных толстых сосновых бревен хорошо берегли тепло. Зато страшные пожары часто уничтожали дотла всю деревянную стройку усадеб.
 
Планировка русской усадьбы еще в XVII веке была почти полностью утилитарной. Дом вотчинника, окруженный огородами и садом, и расположенные поблизости очень простые службы составляли весь ансамбль. Мельницы и кузницы размещались дальше: мельницы — у плотины, кузницы — у реки.
 
Большие пруды, как запас водной силы, исстари появляются во всех усадьбах в результате запруживания даже небольших речек или ручьев. Эти водные пространства постепенно входят в композицию усадеб как один из ее основных архитектурных элементов. К пруду обычно примыкает, а иногда и окружает его, парк, постепенно возникавший из ягодного и плодового сада. Огороды в дальнейшем превращаются в цветочный партер перед домом. Постройки для разборки овощей и ягод переделываются в конце концов в эффектные беседки.
 
Церкви, которые вначале строились ближе к деревне или неподалеку от хором вотчинника, в XVIII веке используют как декоративные здания, сооружая их около парка, а иногда и в самом парке.
 
С течением времени в русскую усадьбу проникают всевозможные затеи. О них упоминается, например, в интересном описании вотчины князя Д. М. Голицына — села Архангельского¹. Деревянные хоромы здесь состояли из трех небольших светлиц, соединенных сенями; при светлицах была баня. Во дворе, огороженном решетчатым забором, размещались службы; поварня, погреб, ледник, амбар, житницы и пр. Но в саду были уже две оранжереи с «заморскими» деревьями и травами и даже со стенными железными часами.
____________
¹ Забелин И., Опыты изучения русских древностей и история. Ч. І. 1873, стр. 330—337.
 
Приведенное описание относится к старым постройкам. В новых хоромах вотчины, построенных из сосновых брусьев, среди других покоев был уже зал с камином, имелись две печи, облицованные китайскими изразцами, две печи из живописных изразцов и четыре печи — из простых, желтых. Резные дубовые панели и писанные красками по холсту шпалеры должны были украшать интерьеры этих новых хором. Помимо скотного и конюшенного дворов, ткацких изб и пивоварни, была и пильная мельница, стоявшая на Москва-реке.
 
В другом имении, Богородском, на Пахре, в 32 км от Москвы, князь Д. М. Голицын выстроил каменные палаты в два этажа, каменную ограду длиной около 1 км с каменными воротами и четырьмя каменными статуями.
 
«Против хором вновь заведен был сад... с прешпективными дорогами, по которым было высажено кленом и липою и штамбовым деревьем. Кроме того, по партирам посажено было в одной половине по местам молодых яблоневых дерев 150, грушь 20; около двух партир обсажено барбарисом»¹. В большом саду выстроили квадратную каменную палату с погребом внизу и с гульбищем наверху — зачаток садовых павильонов и беседок будущего. Там были построены и оранжереи и цветники, а на реке Пахре — бумажная мельница.
____________
² См. цитируемое выше сочинение.
 
Таков примерный тип усадьбы богатого вотчинника первой трети XVIII века. Это усадьба уже не только чисто хозяйственная, но одновременно и увеселительная, с оранжереями, перспективными дорожками и партерами, цветниками и павильонами.
 
Вполне понятно, что наиболее густо усадьбы всегда располагались вблизи больших городов — столичных и губернских. Под Москвой, которая к концу XVIII века стала средоточием отживавшего свой век знатного дворянства, имевшего здесь древние родовые вотчины, усадеб было особенно много. По мере удаления от столицы число усадеб уменьшалось (что объясняется трудностями сообщения по тогдашним плохим дорогам), и самые поместья приобретали все более «экономический» характер. Их архитектура была скромной и простой, интересной лишь с историко-бытовой точки зрения.
 
Усадебные архитектурные ансамбли под Москвой начинают возникать с конца первой трети XVIII века. Постепенно число усадеб, построенных заново или перестроенных по-новому, в стиле классицизма, к последней четверти XVIII века сильно увеличивается. Окруженные старыми парками, всюду появляются дома-дворцы с белоколонными портиками, нарядными фронтонами, сквозными галереями, боковыми флигелями и красивыми воротами в ограде. Их архитектура часто миниатюрна и небогата, но она претендует на представительность и монументальность. Исчезают дедовские хоромы, и на смену им приходят строго симметричные здания и ансамбли, введенные архитекторами эпохи классицизма и разработанные крепостными зодчими.
 
Усадьбы обычно располагались в стороне от большаков. От последних к ним вели подъездные проселочные дороги, иногда превращенные в красивые аллеи. Много таких аллей, уже старых, сильно разросшихся, сохранилось до сих пор. Обсадка деревьями не только украшала, но и защищала аллею от снежных заносов, делала ее заметной с большой дороги и отмечала место расположения усадьбы. Эти аллеи были превосходной прелюдией к архитектурному ансамблю усадьбы.
 
Главный дом усадьбы виднелся вдали и архитектурно замыкал зеленую перспективу подъездной аллеи. Проехав по аллее километр и более, гость въезжал через ворота на парадный двор, к подъезду дома.
 
Композиция парадных въездных ворот и ограды была чрезвычайно интересна. От довольно простых пилонов, несущих створки ворот, и простой деревянной, с каменными тумбами ограды она доходит в некоторых усадьбах до красивых монументальных сооружений триумфального или замкового типа, как, например, в Гребневе (Бибиковых) или в Архангельском, в Марьинке или в Воронцове.
 
Если усадьба стояла у шоссе или на проселке, ограда с воротами тянулась вдоль дороги, при этом ворота иногда находились немного поодаль дороги, как, например, в Черемушках, Ивановском, Яропольцах и др.
 
Архитектура монументальных ворот обычно выдержана в духе классицизма, но особенно занятны сооружения, выполненные в форме «псевдоготики»: въезду в усадьбу придавалась какая-то сказочность.
 
<...>
 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 
Подмосковные усадьбы.. 5
Приложение.. 27
Библиография.. 36
Иллюстрации.. 38
 

 

Примеры страниц

 
Подмосковные усадьбы / С. Торопов. — Москва : Издательство Академии архитектуры СССР, 1947  Подмосковные усадьбы / С. Торопов. — Москва : Издательство Академии архитектуры СССР, 1947
 
Подмосковные усадьбы / С. Торопов. — Москва : Издательство Академии архитектуры СССР, 1947
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 9,3 МБ)
 
 

13 июля 2020, 17:24 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
УралДомСтрой
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут