наверх
 
Удмуртская Республика


Виолле ле Дюк. Беседы об архитектуре : [В 2-х томах]. — М., 1937—1938

Беседы об архитектуре : [В 2-х томах] / Виолле ле Дюк ; Перевод с французского А. А. Сапожниковой; Под редакцией А. Г. Габричевского. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1937—1938.

  • Том первый. — 1937. — 472 с., ил.
  • Том второй. — 1938. — 338 с., ил.
 

Том первый

 
Беседы об архитектуре : [В 2-х томах] / Виолле ле Дюк ; Перевод с французского А. А. Сапожниковой; Под редакцией А. Г. Габричевского. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1937—1938 Беседы об архитектуре : [В 2-х томах] / Виолле ле Дюк ; Перевод с французского А. А. Сапожниковой; Под редакцией А. Г. Габричевского. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1937—1938
 
ENTRETIENS SUR L'ARCHITECTURE
PAR
M. VIOLLET LE DUC
ARCHITECTE DU GOUVERNEMENT
TOME PREMIER
 
ПРЕДИСЛОВИЕ
 
Редко кто из современных теоретиков и историков архитектуры, затрагивая ее наиболее глубокие и сложные проблемы, не упоминает имени Виолле ле Дюка. И не без основания : этот человек был одновременно талантливым архитектором, вдумчивым историком и глубоким мыслителем. Ему принадлежат замечательные реставрации готических памятников, из-под его пера вышли выдающиеся труды. Один из крупнейших историков архитектуры, Огюст Шуази, — ученик Виолле ле Дюка. У этого художника-мыслителя есть чему поучиться как нашим архитекторам, так и нашим теоретикам и историкам архитектуры.
 
Эжен Эмманюэль Виолле ле Дюк родился в 1814 г. в Париже. Получив архитектурное образование в мастерской известного парижского архитектора Ахилла Леклера, он в течение двух лет (1836—1838 гг.) изучал в Италии памятники греческой и римской архитектуры, а затем много путешествовал по югу Франции, производя обмеры и зарисовки романских и готических построек. Выставка всех этих обмеров и рисунков обратила на молодого архитектора внимание художественного мира. Им заинтересовался знаменитый писатель Проспер Мериме. Будучи главным инспектором исторических памятников Франции в период июльской монархии, Мериме поручил Виолле ле Дюку охрану и реставрацию памятников архитектуры. В сотрудничестве с архитектором Ж.-Б. Лассю Виолле ле Дюк реставрировал Сент Шапелль в Париже, а впоследствии Нотр Дам де Пари. Кроме того, лично им была проведена реставрация городских ратуш Сент Антонэна и Нарбонны, соборов в Везлэ, Пуасси, Каркассоне, Семюре, Амьене, Лане и Шалоне на Марне, замков Куси и Пьерфон и укреплений Каркассона.
 
Громадные материалы, собранные во время путешествий и реставрационных работ, он использовал в своих замечательных исследованиях по истории и теории архитектуры. Главнейшими трудами Виолле ле Дюка являются: десятитомный «Толковый словарь французской архитектуры XI—XVI веков» (1854—1868 гг.), «Материалы по военному зодчеству древних времен» (1854 г.), «Словарь французской утвари со времени Каролингов до эпохи Возрождения» в 6 томах (1864—1874 гг.), «Беседы об архитектуре» в 2 томах (1858—1868 гг.), «Американские города и руины Америки» (1862—1863 гг.), «Живопись Сент Шапелль» (1869 г.), «Жилища новейшего времени» (1874—1875 гг.), «История человеческого жилища» (1875 г.), «Об украшении зданий», «История рисовальщика» и, наконец, «Русское искусство, его истоки, его составные элементы, его высшее развитие и его будущность» (1877 г.).
 
Кроме того, он опубликовал громадное количество статей в различных журналах.
 
По своим художественным взглядам Виолле ле Дюк принадлежал к школе романтиков.
 
Виолле ле Дюк примыкал к прогрессивному направлению французского романтизма. Он высоко ставил готическую архитектуру, однако отдавал должное и архитектуре античного мира. Классика и готика были для него равноценными и равноправными. В отличие от романтиков реакционного направления, причины этого «Возрождения XII века», этой средневековой «революции 1789 г.» Виолле ле Дюк видел вовсе не в христианстве, а в условиях жизни купеческих и ремесленных городов. Больше того он не боялся признать, что христианская теократия задержала развитие искусства, точно так же как теократия древнего Египта. Корни этого он видел не только во власти духовенства, якобы искажавшего дух христианства, а в самой христианской идеологии, нанесшей искусству целый ряд роковых ударов.
 
Совершенно исключительное значение придавал Виолле ле Дюк народному творчеству. Он утверждал, что в основе действительного развития искусства лежит творчество народных масс. Чувства народа, его инстинкт, его мудрость — вот истинные источники обновления искусства. Без них и вне их искусство может ограничиваться лишь подделками, имитацией. Виолле ле Дюк признает равноправие различных национальных культур. Однако, объясняя состояние архитектуры народа и эпохи природными и общественными условиями и даже подчеркивая приоритет этих условий, он кое-что пытается объяснить расовыми особенностями. Так, ему кажется, что некоторые черты архитектуры Азии гораздо больше обусловлены племенными, чем природными и общественными условиями. Признавая равноправие национальных культур, он не признает их равноценности: он делит народы на более и на менее творческие. Таково, по его мнению, различие между греками, римлянами, арабами и французами. В этом отношении Виолле ле Дюк является сыном своего века и своего класса. Он знал о коммунизме, но не понимал и не принимал его. Виолле ле Дюк, как показывает одно его мимоходом брошенное высказывание, придерживался филистерского каррикатурного представления о коммунизме, как о царстве нивеллировки индивидуальности.
 
Считая основным условием развития архитектуры свободу творчества и соответствие его национальному духу данного народа, Виолле ле Дюк боролся и против ложно-классического направления, принятого консульством и первой империей, и против пошлой посредственности, насаждавшейся в царствование Луи Филиппа, и против, разнузданно-наглой и грубой роскоши второй империи. Критикуя эти направления, он отдавал себе отчет в том, что они являются выражением политики монархии, стремившейся использовать искусство как средство укрепления своего престижа. Но, борясь за независимость архитектуры от политики монархии, Виолле ле Дюк пришел к совершенно неправильному выводу, что она была и может быть независимой от политики вообще. Между тем, сам же он прекрасно показал, что архитектура была средством политики и в Греции, и в Риме, и в Византии, и в средневековой Франции, и в эпоху Возрождения. Возражая против руководства архитектурой со стороны реакционных правительств, он дошел до отрицания какого бы то ни было руководства со стороны какого бы то ни было государства.
 
Борьба за народность архитектуры и против ее казенного направления создала Виолле ле Дюку много врагов среди правящей клики. Против него поднялась злобная травля, которая вынудила его отказаться от кафедры эстетики в Школе изящных искусств, полученной им в 1863 г.
 
Из проблем чисто архитектурного порядка Виолле ле Дюк в центр внимания ставил вопрос о соотношении между архитектурными формами и конструкцией. Признавая глубокую и многостороннюю связь между этими двумя сторожами архитектурного произведения, он упорно боролся против механического неорганического сочетания декоративных элементов с конструкцией и функциональными элементами сооружения. Но он вовсе не объявлял конструкцию архитектурой, как это сделали позднейшие конструктивисты. Наоборот, Виолле ле Дюк прекрасно показал, как великие мастера прошлого упорно работали над архитектурным оформлением конструкции.
 
Может быть, некоторым конструктивистам и хотелось бы вести свою родословную от Виолле ле Дюка, но для этого у них нет никаких оснований. Можно согласиться с тем, что Виолле ле Дюк преувеличивал роль конструкции, утверждая, будто «орнамент в его мельчайших деталях вытекает из самой конструкции, а хронология стилей объясняется логическим развитием методов». Однако еще более неправы те его современники-критики, которые, как Поль Абраам, утверждают, что «конструкция зданий может быть объяснена поисками декоративных эффектов», что будто бы «приходилось следовать моде, капризам вкуса, которые играли и всегда будут играть в архитектуре большую роль, чем техника, дающая средства к их осуществлению».
 
Виолле ле Дюк не ограничивался реставрациями и теоретическими работами. Он пытался найти и новые архитектурные формы. Однако, насколько продуманы его реставрационные работы, насколько глубоки его теоретические и исторические исследования, настолько же поверхностны и произвольны его архитектурные замыслы. Стараясь найти и показать новые архитектурные формы, вытекающие из применения нового материала — железа, Виолле ле Дюк был гораздо менее оригинален, чем, например, Лабруст или Эйфель. По всей вероятности, здесь ему связывала руки его архитектурная специальность — реставратора средневековых памятников, выполняющего в новых материалах и новыми приемами старые архитектурные формы. Он разработал проект выполнения в металле готических веерных сводов и композиции из чугуна и камня, где каменные консоли были в значительной степени механически заменены чугунными подкосами. Правда, здесь были и решения зданий в виде железного каркаса с кирпичным заполнением и облицовкой из глазурованной керамики, которые составили одну из линий развития модерна.
 
Но в основном Виолле ле Дюк оставался в своих проектах архитектором-реставратором.
 
Архитектурные проекты Виолле ле Дюка не оказали влияния на дальнейшее развитие зодчества. Но как историк и как теоретик архитектуры, он является одной из самых ярких фигур XIX века.
 
В дореволюционное время из его работ на русском языке были изданы четыре: «Об украшении зданий», «История жилища», «История рисовальщика» и «Русское искусство». Главные труды Виолле ле Дюка — «Толковый словарь французской архитектуры XI—XVI веков» и «Беседы об архитектуре» — до сих пор не были переведены на русский язык.
 
Самым ценным в «Беседах», несмотря на их недостатки и отдельные ошибочные положения, отмеченные выше, является, если можно так выразиться, творческий характер изложения истории архитектуры. Выразительной кистью крупного художника слова Виолле ле Дюк рисует, как создавались великие архитектурные произведения прошлых эпох. Вы видите мастеров и общество во всей сложности их взаимоотношений и взаимодействия. Перед вами раскрывается картина творческих исканий мастера, его сомнений, колебаний, разочарований и даже мук творчества. Его дерзания наталкиваются на целый ряд технических трудностей, но изобретательность дает средства их преодоления. Его замыслы нередко опережают его эпоху, но общественные отношения не дают ему размахнуться. Вы чувствуете, например, как и почему в средние века была невозможна базилика Максенция. Виолле ле Дюк как архитектор пережил и перечувствовал все то, о чем он говорит как искусствовед и историк архитектуры.
 
Требуя от историка архитектуры и искусствоведа глубокого знания архитектурного существа дела, Виолле ле Дюк полемизирует с теми теоретиками и педагогами, которые пытаются анализировать внешние эффекты архитектуры, обходя молчанием его многостороннее реальное содержание. Он не отрицает за неархитекторами права заниматься историей и теорией архитектуры, но категорически протестует против поверхностного, некомпетентного и тем более невежественного подхода. Виолле ле Дюк настаивает на сотрудничестве их с архитектором, на изучении ими архитектурной сущности трактуемых проблем.
 
В работах Виолле ле Дюка для нас особенно ценны его борьба за критическое овладение всем наследством прошлого, а не только какой-нибудь одной эпохи, за изучение и использование народного творчества, за равноправие национальных культур.
 
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие... 3
Беседа первая. Что такое варварство? Что такое искусство? Зависимо или независимо искусство от уровня цивилизации народа? Каковы социальные условия, наиболее благоприятные для развития искусства? . 7
Беседа вторая. О древнейших конструкциях. Обзор архитектурного искусства у греков... 30
Беседа третья. Сопоставление архитектурного искусства у греков и у римлян; различия и их причины... 63
Беседа четвертая. Об архитектуре римлян  .. 93
Беседа пятая. О методах, которыми следует руководствоваться при изучении архитектуры. О римских базиликах. О жилищной архитектуре древних. . 131
Беседа шестая. Об эпохе упадка античной архитектуры. О стиле и композиции. О происхождении византийской архитектуры. О западной архитектуре с начала христианства... 163
Беседа седьмая. О принципах западной архитектуры в средние века . 240
Беседа восьмая. О причинах упадка архитектуры... 310
Беседа девятая. О принципах и о познаниях, необходимых для архитектора . . 369
Беседа десятая. Об архитектуре в девятнадцатом веке, О методе... 432
 
Беседы об архитектуре : [В 2-х томах] / Виолле ле Дюк ; Перевод с французского А. А. Сапожниковой; Под редакцией А. Г. Габричевского. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1937—1938
 
 

Том второй

 
Беседы об архитектуре : [В 2-х томах] / Виолле ле Дюк ; Перевод с французского А. А. Сапожниковой; Под редакцией А. Г. Габричевского. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1937—1938 Беседы об архитектуре : [В 2-х томах] / Виолле ле Дюк ; Перевод с французского А. А. Сапожниковой; Под редакцией А. Г. Габричевского. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1937—1938
 
ENTRETIENS SUR L’ARCHITECTURE
par
M. VIOLLET LE DUC
ARCHITECTE DU GOUVERNEMENT
TOME DEUXIÈME
 
ПРЕДИСЛОВИЕ
 
Вторая книга «Бесед об архитектуре» существенно отличается от первой книги как по своей тематике, так и по характеру литературного изложения. Если первый том посвящен преимущественно проблемам истории архитектуры и содержит ряд этюдов об архитектуре прошлого, то вторая книга «Бесед» отдана вопросам архитектурной практики и носит скорее характер критико-публицистической. Виолле ле Дюк выступает здесь прежде всего как критик современной ему архитектуры, как полемист и как непосредственный участник борьбы определенных архитектурных направлений. Второй том «Бесед об архитектуре» приобретает в силу этого ценность и значение не столько как произведение историка архитектуры, сколько как материал для характеристики определенной исторической эпохи, к которой принадлежал сам автор. Книга Виолле ле Дюка является ярким и выразительным документом архитектурной жизни капиталистической Европы во второй половине XIX века.
 
Будучи сам архитектором-практиком, активным участником архитектурной жизни Франции в период второй империи и в годы, непосредственно следовавшие за Парижской Коммуной, Виолле ле Дюк сумел, пожалуй, как никто из его современников, запечатлеть в своей книге многие специфические черты, которыми отмечено архитектурное развитие эпохи капитализма. Эти черты показаны Виолле ле Дюком как бы изнутри, с точки зрения практика, не только наблюдающего архитектурную жизнь и с грустью и сарказмом отмечающего все более и более глубокий упадок творчества, но и испытывающего на самом себе этот тягостный процесс измельчания, оскудения и внутренней деградации творческих начал в европейской архитектуре.
 
Сочетание полемической заостренности с детальным рассмотрением целого ряда важнейших теоретических и практических вопросов архитектурной деятельности — вот что представляет наибольший интерес во второй книге «Бесед об архитектуре». В живой и свободной форме, быть может, несколько многословной (недостаток, присущий и первой книге), автор затрагивает чрезвычайно широкий круг вопросов. В каждой из «Бесед» чувствуется близость автора к повседневной архитектурно-строительной работе и в то же время его умение владеть громадным историческим материалом, привлекать самые разнообразные примеры из истории зодчества всех времен и народов. Образованнейший архитектор своего времени, Виолле ле Дюк сумел вложить в свои «Беседы» и различные выводы из собственного опыта, облекая их в форму своеобразных советов архитектору, и широкие исторические и теоретические обобщения, опирающиеся на богатую историко-художественную эрудицию.
 
Второй том «Бесед» развертывает перед читателем сложную картину архитектурной жизни Франции в 60-е и 70-е годы прошлого века. Говорит ли автор о тех или иных методах строительства и строительных материалах, разбирает ли он различные приемы конструктивного порядка, трактует ли специальные проблемы истории архитектуры, касается ли условий архитектурного труда, — через все эти темы проходит отчетливо сознание того глубокого внутреннего кризиса и тупика, который определяет всю архитектурную жизнь Западной Европы во второй половине XIX века. По книге Виолле ле Дюка, как по первоисточнику, мы можем изучать причины и симптомы этого кризиса и разбираться в его проявлениях, схваченных и зафиксированных одним из проницательных и высоко культурных представителей буржуазной архитектуры этого времени.
 
Виолле ле Дюк выступил в ту пору, когда перед европейской архитектурой с исключительной остротой встал ряд совершенно новых проблем, связанных с развитием капиталистического города, ростом крупной индустрии и новыми условиями строительной техники. На целый ряд сложнейших вопросов, поставленных перед архитектурой, эта последняя сумела ответить лишь свидетельством своей собственной беспомощности — в виде разнообразных вариантов архитектурной эклектики и академического упадочного псевдоклассицизма. Творческая немощь официальных архитектурных школ, техническая отсталость подавляющей массы архитекторов, не поспевавших за развитием техники и попросту не желавших считаться с ее новыми требованиями, безвкусный произвол заказчиков и распорядителей судеб архитектуры — все эти черты архитектурного безвременья выступают перед нами при чтении «Бесед».
 
На поверхности архитектурной жизни еще продолжается, как будто, борьба между «классиками» и «романтиками», и некоторые страницы «Бесед» еще полны отголосками тех идей, которые Виктор Гюго проповедывал во французской поэзии и литературе, а Эжен Делакруа — в живописи. Но и эта борьба, живая и полная смысла в 30-х и 40-х годах, в значительной степени выветривается и теряет свое былое внутреннее содержание в тот период, когда пишутся «Беседы» Виолле ле Дюка. Он продолжает, однако, энергичное наступление на «академические», псевдоклассические догмы архитектурной теории, школы и практики. Ему ясна безыдейность академического псевдоклассицизма, окостеневшего в своих канонах и лишенного всякой живой связи с современной жизнью. «Чего недостает в наши дни, — пишет Виолле ле Дюк, — это прежде всего идеи... хотя бы даже плохой». Подмена самостоятельной разработки определенной творческой идеи ремесленным копированием школьных образцов и стилевых форм — вот в чем видит он один из самых серьезных признаков глубокого упадка архитектуры. И он ополчается на эту безыдейную эклектику, на эти мнимоклассические стилизации. «Изучение прошлого полезно, необходимо, но при условии, чтобы из него выводились скорее принципы, чем формы», — таково мнение Виолле ле Дюка, которое он противопоставляет механическому заимствованию форм старой архитектуры.
 
Совершенно естественно, что одной из центральных тем, привлекающих внимание Виолле ле Дюка, является взаимоотношение архитектуры и техники, художественных и технико-строительных начал в процессе архитектурного творчества. Именно эта проблема приобрела исключительную остроту в те годы, когда писались «Беседы об архитектуре», и Виолле ле Дюк был одним из первых, кто сформулировал запросы новейшей техники в применении к архитектуре. В этом отношении ряд страниц настоящей книги представляет большой интерес. Автору совершенно ясно, что современная ему архитектура находится в жестоком разладе с ходом развития индустриальной техники. Он не может разобраться в подлинных первопричинах этого разлада, он не отдает себе отчета в том, что культура капиталистического общества вообще не в состоянии обеспечить органическое единство искусства и техники. Но Виолле ле Дюк пытается проследить самый процесс распада архитектуры на «собственно искусство» и «собственно технику». Он неоднократно возвращается к этой теме, особенно подробно разбирая вопрос о применении металлических — чугунных и железных — конструкций в строительстве.
 
Являясь горячим сторонником максимального внедрения металлических конструкций в архитектурно-строительную практику, Виолле ле Дюк зачастую, увлекаясь теми широкими возможностями, которые предоставляет архитектору применение металла, впадает в крайности. Некоторые из конструктивных систем, предлагаемых им, как, например, новый тип каркасного сводчатого пространственного перекрытия, выполненного исключительно в металле, спорны по своим статическим и конструктивным качествам. Так же спорны рекомендуемые Виолле ле Дюком типы стропильных конструкций. Здесь им даже не используются полностью некоторые конструкции, которые были известны ко времени написания книги. Далеко не оправдано и не обосновано то пренебрежение, с которым Виолле ле Дюк относится к применению деревянных стропильных конструкций в жилищном строительстве. Довольно наивно, даже для того времени, выглядят многие из высказываний автора о работе распорных конструкций или рекомендуемая им система наклонных чугунных колонн-подкосов. Тем не менее, все главы, посвященные конструкциям, представляют большой интерес не только для архитектора, но и для инженера-конструктора. Сложный, извилистый и поучительный путь, которым шло развитие металлических конструкций, нашел яркое отражение на страницах этой книги.
 
Некоторые строительно-технические соображения Виолле ле Дюка не потеряли актуальности и в наши дни, хотя он оперировал фактами и понятиями, свойственными начальному этапу освоения металлических конструкций в европейской архитектурной практике. В этом отношении он умел смотреть вперед и верно определять тенденции дальнейшего развития строительной техники. Достаточно отметить те места настоящей книги, где автор предсказывает развитие методов сборного строительства и монтажа зданий на строительной площадке: «Когда транспортные и подъемные механизмы усовершенствуются еще более (а это неизбежно) и применение их станет более легким и распространенным, строительные материалы будут доставляться на площадки в виде блоков больших размеров, если это камни, и в виде более тяжелых и крупных элементов, если это железные изделия. А между тем, уже та архитектура, которую мы осуществляем на практике, не соответствует новым средствам, она силится скрыть эти мощные способы вместо того, чтобы ими гордиться».
 
Эти последние строки очень характерны для принципиальной позиции автора «Бесед об архитектуре». Через всю книгу проходят его призыв к архитектору — изучать и осваивать новую технику и новые материалы, осваивать их архитектурно, т. е. извлекать из них новые архитектурные возможности, стремясь не к той или иной маскировке новой техники, а к выявлению ее специфических качеств и к практической формулировке архитектурных выводов из этих последних. Виолле ле Дюк в этом вопросе далек и от того эстетического сопротивления новой технике, какое будут несколько позднее проповедывать английские «антииндустриалисты» во главе с Джоном Рёскиным и Вильямом Моррисом, и от того эстетского поклонения машинной технике, которое характерно для определенных архитектурных течений XX века.
 
Виолле ле Дюк требует от архитектора прежде всего осмысленного отношения к тем техническим средствам, которыми он оперирует. Он требует устранения всех тех художественных догм и канонов, которые, будучи рассчитаны на иные материалы, иную технику, препятствуют техническому прогрессу строительства и архитектуры. Он резко восстает поэтому против неоправданной ни в художественном, ни в техническом, ни, наконец, в экономическом отношении маскировки материалов: «Употреблять чугун для опор ради его прочности и облицовывать его кирпичом, штукатуркой или мрамором — это значит платить деньги за две опоры вместо одной, тогда как одной было бы вполне достаточно. Скрывать железо под видом каменных сводов — это значит лгать по отношению к конструкции и снова применять двойной материал. Разве не более естественно постараться придать этим материалам подобающие им формы и соответственным образом расположить композицию архитектурных элементов?.. Это не только вопрос искусства, но и вопрос экономии...» Целым рядом убедительно подобранных примеров автор подкрепляет свою аргументацию против «двойных материалов», против нарочитой, не вызванной подлинно художественными соображениями маскировки тех или иных конструкций, против слепого следования устаревшим архитектурным канонам и против столь же механического, пассивного отношения к требованиям новой техники.
 
Будучи убежденным поборником технического прогресса архитектуры и строительства и врагом всякого технического консерватизма, Виолле ле Дюк в то же время отнюдь не склонен был возводить новую технику в ранг некоего самодовлеющего эстетического идеала, как то сделали позднейшие представители так называемой «новой архитектуры» XX века. Конструктивизм не имеет никаких серьезных оснований ссылаться на Виолле ле Дюка как на одного из своих идейных предшественников. Ни общеархитектурная концепция, ни специально эстетические воззрения, ни, наконец, практические выводы, которые мы находим в «Беседах об архитектуре», не могут быть привлечены для обоснования или оправдания конструктивистской доктрины. Формалистическая трактовка новых строительных материалов и конструкций, растворение архитектурного творчества в догматически понятой «эстетике машины», канонизация определенных формальных приемов, якобы отражающих требования новой техники, — все эти основные черты новейшего конструктивизма не находятся ни в какой идейной близости к взглядам Виолле ле Дюка. Эти взгляды, вместе с тем, не могут быть названы цельными и опирающимися на какое-то гармоническое и стройное мировоззрение. Напротив, советский читатель легко заметит изрядную дозу противоречий в высказываниях Виолле ле Дюка, облеченных подчас в столь красноречивую форму. Деятель эпохи глубокого безвременья буржуазной архитектуры, он не мог указать ясных путей преодоления эклектики в писаниях, направленных против господства эклектической архитектуры. Либеральный буржуа по всему складу своего мышления, буржуазный либерал до мозга костей, Виолле ле Дюк весьма характерно сочетает в себе смелого проницательного аналитика и филистерски-ограниченного мещанина. Поборник передовых идей в целом ряде специальных вопросов, он остается рядовым французским буржуа по узости своего общественного кругозора и по мещанской ограниченности своих социальных позиций.
 
Это обнаруживается с особенной ясностью в последних «Беседах», посвященных жилищной архитектуре. Многое в этой части книги Виолле ле Дюка вообще утратило сколько-нибудь актуальный интерес для современного читателя, ибо трактует специфические условия жилищно-строительной деятельности во французских городах в 60-х и 70-х годах прошлого века. Редакторы настоящего издания поступили поэтому вполне правильно, подвергнув эту часть «Бесед» довольно значительным купюрам в русском переводе. От опубликования двух «Бесед», не представляющих для советского архитектора никакого интереса и имеющих исключительно полемический характер, редакция вовсе воздержалась. Но и вошедший в настоящую книгу текст последних «Бесед» несет на себе явную печать той специфически идейной ограниченности автора, о которой мы говорили выше. Рассматривая и анализируя различные типы жилых зданий, Виолле ле Дюк не может даже представить себе, что архитектура призвана ставить и решать иные задачи, кроме тех, которые непосредственно диктуются обслуживанием буржуазного заказчика. Об интересах этого заказчика, собственно, и печется Виолле ле Дюк, когда он разбирает те или иные типы доходного дома, особняка, коттэджа. Его «общая» постановка жилищной проблемы не выходит за рамки сравнительного анализа экономичности и удобств «средней» буржуазной квартиры в городском доходном доме, в городском особняке, в загородной даче. Само собой разумеется, что, трактуя эту тему, автор попутно дает ряд ценных замечаний и наблюдений по отдельным частным вопросам проектирования и строительства жилых зданий, и эти практические замечания очень поучительны. Но не менее поучительна и вся картина архитектурной практики, нарисованная Виолле ле Дюком, и, независимо от воли автора, переходящая в суровое обличение судьбы архитектурного творчества в условиях капитализма.
 
Редакция перевода со стороны конструктивно-строительной выполнена инж. Г. И. Бердичевским. Указатель имен и памятников выполнен В. А. Виноградом.
 
Д. Аркин
 
 
СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие .. 3
Беседа одиннадцатая. О строительстве зданий. 9
Каменные работы. —
Фундамент... 23
Конструкция надземных частей каменных зданий. 30
Беседа двенадцатая. О строительстве зданий .. 56
Каменные работы (продолжение).. —
Беседа тринадцатая. О строительстве зданий.. 103
Об организации строительных площадок. О современном состоянии строительства; об использовании средств, предоставленных нашей эпохой ... —
Беседа четырнадцатая. Несколько общих соображений относительно наружной и внутренней декоративной отделки зданий  ... 139
Беседа пятнадцатая. О монументальной скульптуре .  175
Беседа шестнадцатая. О жилищной архитектуре. 207
Беседа семнадцатая. О жилищной архитектуре  ... 230
Беседа восемнадцатая. О жилищной архитектуре... 258
Загородные дома... —
Заключение... 282
Указатель имен и памятников к томам I и II (составил В. А. Виноград) ... 285
 
 
 
 
ЗАО «Прикампромпроект»

Библиотека портала Tehne.com работает при поддержке ЗАО «Прикампромпроект».

ЗАО «Прикампромпроект» выполняет комплекс проектных услуг — от обоснования инвестиций и инженерных изысканий до разработки проектно-сметной документации объектов гражданского и промышленного назначения.

 


12 октября 2014, 22:17 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Копировальный центр «Пушкинский»
Джут